История психологии: Карен Хорни "Невротическая личность нашего времени"

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ

РЕФЕРАТ

История психологии: Карен Хорни «Невротическая личность нашего времени»

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

1. Влияние на взгляды Карен Хорни ортодоксального психоанализа Зигмунда Фрейда

2. Биографические факты из жизни Карен Хорни, наложившие отпечаток на её концепцию

3. Общая характеристика концепции Карен Хорни и её отражение в труде «Невротическая личность нашего времени»

4. Основные идеи «Невротической личности нашего времени»

5. Влияние взглядов Карен Хорни на дальнейшее развитие психологических теорий

Выводы об актуальности «Невротической личности нашего времени» для современной психологической науки

Список литературы

Введение

Неофрейдизм как направление в современной психологии и психоанализе, развившееся из фрейдизма, возник в психологии в 20−30-е гг. двадцатого столетия. Развитие психоанализа в значительной мере ушло от классических фрейдовских представлений по целому ряду положений. Лидеры неофрейдизма подвергли критике ряд фундаментальных подходов и утверждений Фрейда и акцентировали роль социальных и культурных детерминант в жизнедеятельности личности и общества.

Одним из таких лидеров была немецко-американский психолог Карен Хорни (1885−1952). Хорни акцентировала значение воздействия окружающей социальной среды на формирование личности. Как и Фрейд, она придавала огромное значение пережитому в детстве и детским переживаниям. На основании большого клинического опыта работы с пациентами — неврастениками в Германии и в США она создала свою концепцию, суть которой сводилась к выявлению значения культуры в жизни общества и человека, исследованию проблемы личности и культуры, влиянию культуры на психическое здоровье и зависимость типа неврозов от особенностей культуры. Свои выводы Карен Хорни оформила в нескольких трудах. Книга «Невротическая личность нашего времени», основные положения которой будут изложены в данном реферате, является одним из них.

Цель данного реферата заключается в том, чтоб показать, что повлияло на взгляды Карен Хорни, автором какой концепции она является и как она отражена в книге «Невротическая личность нашего времени», а также изложить основные тезисы данного произведения касаемо причин появления невротизма, объяснения противоречия культуры и последствий невротизма для определенной личности.

1. Влияние на взгляды Карен Хорни ортодоксального психоанализа Зигмунда Фрейда

ортодоксальный психоанализ хорни невротизм

Карен Хорни разделяла основные положения психоанализа о решающей роли бессознательного и противостоянии природного и социального. Как уже упоминалось, она также придавала большое значение детскому опыту и детским переживаниям, как и Фрейд. Тем не менее, Карен Хорни акцентировала значение именно воздействия окружающей социальной среды на формирование личности.

Такая социо-культурная ориентация Хорни вызывала разногласия с фрейдистами. Хорни выступала против анатомической обусловленности женской психологии, эдипова комплекса и неизбежной для всех последовательности развития стадий либидо. В противоположность фрейдовскому биологизму Хорни подчеркивала значимость культурной основы и социальных отношений. Хорни одна из первых оценила значимость общих социо-культурных условий в развитии личности и её неврозов.

В своей психоаналитической практике Хорни во многом сохраняла технику Фрейда, с её рационализмом и дистанцией между врачом и пациентом. Те различия, которые существуют между взглядами Фрейда и Хорни, носят больше мировоззренческий характер.

Так Фрейд подчеркивал негативные стороны человеческой природы, мало учитывая моральные и интеллектуальные аспекты. Человеком движет не стремление к самосовершенствованию, а стремление к удовольствию. Духовный и нравственный прогресс обусловлен действиями инстинктов, адаптацией к среде, давлением социальных норм, а сфера творчества и морали является лишь сублимацией природных позывов человека.

Природу человека Фрейд определял эгоистичной и агрессивной, а доброта выступает лишь как сдерживающее начало этой агрессивности. Хорни выступает против этой установки, признавая за искренней добротой и щедростью естественный характер, наряду с естественностью эгоизма и агрессивности.

Фрейд видел причины неврозов взрослого человека в установках, возникших в детстве. Он полагал, что ничего принципиально нового не может развиться в человеке после пяти лет. Все последующие тревоги лишь воспроизводят первую, возникшую однажды в детстве.

Хорни подвергла критике ориентацию Фрейда на детское и патологическое, отвергла универсальность эдипова комплекса, сексуальную теорию неврозов, идеи женской неполноценности и непреходящего конфликта между природой и культурой.

Фрейд подчеркивал природное начало в человеке. Хорни — социальное.

Фрейд не допускал, что человеческие общества могут существенно отличаться друг от друга: то, что считается в одном обществе неврозом, в другом выглядит как ценное качество характера.

Хорни приступила к обновлению психоанализа в контексте новых научных данных. Открытия в этнографии, социологии, истории приводили к выводу о множественности и разнообразии культур, притом, что человеческая природа в разных культурах оставалась единой.

Следовательно, особенности личности, черты коллективной психологии и типы неврозов зависят, главным образом, от культуры, её ценностей и противоречий. Учитывая последние изменения, Хорни небезосновательно полагала, что учение Фрейда является несколько устаревшим, механистическим, обездушенным.

Фрейд предостерегал от оценочных суждений в психоанализе, от моральных оценок. Хорни придерживалась иной точки зрения: психолог не машина, не физик, работающий с бездушной материей, поэтому моральные суждения неизбежны.

Хорни верила в способность человека развивать себя, владеть своими силами, верила в доброту и бескорыстие человека. Негативные качества вырабатываются у людей вследствие неблагоприятной социально-экономической обстановки, в определенном типе общества.

Таким образом, уход Хорни от ортодоксального фрейдизма был обусловлен назревшей потребностью обновления этого учения на данном временном этапе.

2. Биографические факты из жизни Карен Хорни, наложившие отпечаток на её концепцию

Карен Хорни родилась 16 декабря 1885 г. в деревушке Бланкенезе близ Гамбурга. Ее отец Берндт Даниэльсен служил капитаном на трансокеанском лайнере. Мать — Клотильда ван Розелен, по происхождению голландка, была на 18 лет моложе своего мужа. Родители Карен были разительно непохожи друг на друга. Коренные различия в характерах и мировоззрении привели впоследствии к распаду семьи и серьезно сказались на становлении личности дочери. Берндт Даниэльсен был человеком простым, грубоватым и глубоко религиозным. Его идеалом была патриархальная семья, в которой женщине отводилась роль покорной и безропотной хозяйки. Карен всегда испытывала к отцу противоречивые чувства: она восхищалась им, но и побаивалась, порой просто ненавидела его, но, тем не менее, остро нуждалась в его эмоциональной поддержке.

Клотильда Даниэльсен в вопросах религии отличалась свободомыслием. Она была более образованным и культурным человеком, чем ее муж, и неохотно мирилась с приниженным положением в семье. Вообще, она была сторонницей большей независимости женщин. Когда Карен вознамерилась поступить в колледж и получить медицинское образование, отец выступил категорически против, и лишь настойчивость матери помогла сломить его сопротивление. Среднее образование Карен получила в частной приходской школе, куда была отдана по настоянию отца. Царившие там порядки привели, однако, к совершенно неожиданному педагогическому результату. Строгое религиозное воспитание не нашло отклика в душе девушки, и уже к 17 годам Карен склонилась к атеизму и скептицизму.

Карен Даниэльсен обладала ярким умом, тягой к знаниям и сильным стремлением к самоутверждению. По ее мнению, симпатии родителей всегда принадлежали ее старшему брату Берндту; себя же она чувствовала нежеланным и нелюбимым ребенком. Эти переживания породили также ощущение собственного физического несовершенства, что абсолютно не соответствовало действительности: Карен была весьма привлекательна. Для себя она решила: если не получается быть красивой, надо быть умной и решительной. Желание заниматься медициной появилось у нее еще в двенадцатилетнем возрасте. Окончив гамбургскую женскую реальную гимназию, она посвятила себя медицине, получив высшее медицинское образование в университетах Фрейбурга, Геттингена и Берлина. В 1909 г., еще будучи студенткой, она вышла замуж за Оскара Хорни, изучавшего в ту пору политические и экономические науки. У них родились три дочери — Бригитта (р. 1911), Марианна (р. 1913) и Рената (р. 1915). К своим материнским обязанностям Карен относилась, мягко говоря, без энтузиазма, что впоследствии дало повод дочерям обвинить ее в бесчувственности. Поглощенная своей работой, она полностью доверила их воспитание гувернанткам.

Получив в 1911 г. степень доктора медицины, Хорни стала работать в различных медицинских учреждениях Берлина, в частности в психиатрической клинике Карла Бонхофера. Ее докторская диссертация называлась «Посттравматические психозы» и была посвящена вопросу о том, какую роль органические и психологические факторы играют в возникновении болезненных психических симптомов. Именно этот вопрос был, по сути, центральным в развернувшейся в те годы дискуссии о клиническом применении психоанализа.

Впервые Хорни обратилась к психоанализу в качестве пациентки в связи с обострением в 1911 г. депрессии и тревожности. Эти симптомы возникли как следствие глубоких переживаний, вызванных смертью матери. Свою роль сыграли и двойственное отношение к отцу, и внутреннее противоречие между карьерой и домом, и накапливавшиеся проблемы в супружеских отношениях. Аналитиком Хорни выступил Карл Абрахам, один из ближайших сотрудников 3. Фрейда. Курс, однако, не был завершен и прервался менее чем через год. В своем дневнике Хорни записала, что разочарована результатами лечения. Но это не повлияло на возникновение у нее искреннего и глубокого интереса к психоанализу. В 1921 г. она предприняла еще одну попытку, аналитиком был Ганс Сас, курс продлился шесть месяцев. Освоив психоаналитический метод, Хорни с 1919 г. вела собственную практику и активно сотрудничала в Берлинском психоаналитическом институте, сначала как лектор (преимущественно по теме женской психологии), затем как клинический аналитик, позднее как аналитик-куратор.

В начале 20-х гг. и ранее неблагополучные отношения с мужем еще более обострились. Оскар Хорни, весьма преуспевший в коммерции в годы Первой мировой войны и первые послевоенные годы, в результате инфляции в 1923 г. потерпел финансовый крах и был объявлен банкротом. Вызванные этим тяжелые переживания и последовавшее вскоре неврологическое заболевание грубо исказили его характер. Супруги Хорни фактически разошлись в 1926 г., а в 1937 г. был юридически оформлен развод. Ранние научные публикации Хорни были посвящены психологии женщин и женской сексуальности, причем уже в статьях 20-х гг. звучат мотивы критической переоценки теории Фрейда. Хорни отвергала «фаллоцентрическую» ориентацию психоанализа, настаивала на необходимости учета своеобразия женской психики в противовес ее выведению из мужской. Собственный опыт неблагополучных семейных отношений также нашел косвенное отражение в публикациях этого периода.

В 1932 г. Хорни приняла приглашение своего бывшего берлинского коллеги Франца Александера и переехала в США. Она поступила на работу во вновь созданный Чикагский институт психоанализа, директором которого был Александер. Неудовлетворенность догматичной атмосферой Берлинского института породила у нее стремление к большей самостоятельности и свободе выражения, которые она рассчитывала обрести в Америке. К тому же, поднимавший голову нацизм клеймил психоанализ как вредную еврейскую псевдонауку. Хорни не была еврейкой и не занималась политикой, но складывавшаяся атмосфера не могла не стимулировать ее отъезд.

В Чикаго Хорни провела всего два года. Порядки, заведенные Александером в институте, пришлись ей не по душе. С директором у Хорни не сложились нормальные отношения, не говоря уже о сугубо научных разногласиях. Оказавшись в Америке в новой для себя социальной атмосфере, Хорни все более настойчиво подчеркивала влияние социальных факторов на психологию женщин. Ее рассуждения все далее отходили от постулатов классического фрейдизма, что встретило крайнее неодобрение Александера.

В 1937 г. вышла ее первая книга -- «Невротическая личность нашего времени», посвященная анализу роли социальных факторов в возникновении неврозов. В своей второй книге — «Пути психоанализа» -- Хорни фактически провозгласила собственный подход к душевной жизни человека, связанный с критической переоценкой постулатов фрейдизма. На этой почве ею совместно с Э. Фроммом, Г. Салливеном и др. в 1941 г. была основана новая Ассоциация развития психоанализа. При Ассоциации был создан Американский институт психоанализа, Хорни стала его деканом. Ею также был основан печатный орган Ассоциации -- «Американский журнал психоанализа», главным редактором которого она была до конца жизни.

До самой смерти Карен Хорни демонстрировала исключительную активность как практикующий психотерапевт, преподаватель, лектор, автор множества публикаций. В ноябре 1952 г. произошло обострение поздно диагностированного ракового заболевания; 4 декабря 1952 г. Карен Хорни умерла. Люди, общавшиеся с ней, вспоминают не только ее неотразимое обаяние, но и бросавшуюся в глаза противоречивость ее натуры. Хорни легко заводила друзей, но столь же легко и ссорилась с ними. Мало кто мог похвастаться долгими доверительными отношениями с нею. Как профессионал, она обладала исключительной способностью вживаться в чувства других людей, однако в личном общении отличалась отчужденностью, даже холодностью. Она никогда не стремилась к вершинам карьеры и вообще к лидерству, дорожа, однако, влиянием, оказываемым на своих коллег, которым добровольно уступала формальные преимущества.

После смерти Хорни ее последователи распространили ее теорию на более широкий спектр психологических проблем, не ограничивающийся трактовкой неврозов. Ее идеи о необходимости реализации человеком своего внутреннего потенциала получили дальнейшее развитие во многих психологических концепциях.

3. Общая характеристика концепции Карен Хорни и её отражение в труде «Невротическая личность нашего времени»

Итак, Хорни говорила, что она лишь стремится исправить некоторые недостатки его теории. Но ее стремление раздвинуть рамки фундаментального психоанализа на самом деле привели ее к пересмотру отдельных положений теории Фрейда. Хорни приходит к выводу о доминирующем влиянии общества, социального окружения на развитие личности человека. Она доказывала, что развитие не предопределено только врожденными инстинктами, что человек может изменяться и развиваться в течение жизни. Эта возможность опровергает фатальную обреченность на невроз, о которой говорил Фрейд, и даёт надежду на полное выздоровление даже у невротизированных людей.

Хорни исходила из того, что доминирующим в структуре личности является бессознательное чувство беспокойства, которое Хорни называет чувством коренной тревоги. Хорни писала, что оно связано с «имеющимся у ребенка ощущением одиночества и беспомощности в потенциально враждебном ему мире». Таким образом, в ее теории сохраняется не только идея Фрейда о значении бессознательного, но и его мысль о противостоянии между внешним миром и человеком.

Хорни считала, что причинами развития тревоги могут быть и отчуждение родителей, и чрезмерная их опека, подавляющая личность, враждебная атмосфера и дискриминация или, наоборот, слишком большое восхищение ребенком. Хорни выделяет два вида тревоги: физиологическую и психологическую. Физиологическая тревога связана со стремлением ребенка удовлетворить свои насущные потребности — в еде, питье, комфорте. Ребенок испытывает такую тревогу постоянно в первые недели своего существования. Однако со временем, если мать и окружающие о нем заботятся и удовлетворяют его нужды, это беспокойство уходит. В том же случае, если его потребности не удовлетворяются, тревога нарастает, являясь фоном для общей невротизации человека. Преодоление психологической тревоги — более сложный процесс, так как оно связано с развитием адекватного «образа Я». Введение понятия «образа Я» — одно из важнейших открытий Хорни. По её мнению, этот образ состоит из двух частей — знания о себе и отношения к себе. При этом в норме адекватность «образа Я» связана с его когнитивной частью, т. е. со знанием человека о себе самом, которое должно отражать его реальные способности и стремления. В то же время отношение к себе должно быть позитивным. Хорни считала, что существует несколько «образов Я» — Я реальное, Я идеальное и Я в глазах других людей, В идеале эти три «образа Я» должны совпадать между собой: только в этом случае можно говорить о нормальном развитии личности и ее устойчивости к неврозам. В том случае, если идеальное Я отличается от реального, человек не может к себе хорошо относиться, и это мешает нормальному развитию личности, вызывает напряженность, тревогу, неуверенность в себе, т. е. является основой невротизации. К неврозу ведет и несовпадение реального Я в глазах других людей. Причем в данном случае не важно, думают ли окружающие о человеке лучше или хуже, чем он думает о себе сам. Таким образом, и пренебрежение, негативное отношение к ребенку, и чрезмерное восхищение им ведут к развитию тревоги, так как и в том и в другом случае мнение других не совпадает с его реальным «образом Я».

Для того чтобы избавиться от тревоги, человек прибегает к психологической защите, о которой писал еще Фрейд. Хорни пересматривает и это положение. Фрейд считал, что психологическая защита помогает разрешать внутренние конфликты, возникающие между двумя структурами личности — Ид и Супер-Эго. С точки зрения Хорни, психологическая защита направлена не на преодоление конфликта между обществом и человеком, так как ее задача — привести в соответствие мнение человека о себе и мнение о нем окружающих, т. е. два «образа Я». Хорни выделяет три основных вида защиты, в основе которых лежит удовлетворение определенных невротических потребностей. Если в норме все эти потребности и, соответственно, все эти виды защиты гармонически сочетаются между собой, то при отклонениях одна из них начинает доминировать, приводя к развитию у человека того или иного невротического комплекса.

Защиту человек находит либо в стремлении к людям (уступчивый тип), либо в стремлении против людей (агрессивный тип), либо в стремлении от людей (устраненный тип).

При повышенном развитии стремления к людям человек надеется преодолеть свою тревогу за счет соглашения с окружающими, в надежде на то, что они в ответ на его конформную позицию не заметят (или сделают вид, что не замечают) неадекватность его «образа. Я».

Развитие защиты в виде ухода, стремления от людей дает возможность игнорировать мнение окружающих, оставшись наедине со своим «образом Я». Не надеясь завязать теплые отношения с окружающими, такой человек старается быть независимым от других. Из боязни критики он старается казаться неприступным, хотя в глубине души остается неуверенным и напряженным. Все это приводит к полному одиночеству, изоляции, которая тяжело переживается и также может приводить к неврозу.

Попытка преодолеть тревогу, навязав другим людям свой «образ Я», также не приводит к успеху. Знаки внимания, уважения и покорности от окружающих кажутся таким людям все более недостаточными, в своей тревоге им надо все больше власти и доминирования.

Психотерапия, считала Хорни, помогает человеку понять самого себя и сформировать более адекватное представление о себе. Подход Хорни к понятию психологической защиты существенно повлиял на позиции современной психологии. Это признается большинством исследователей, как и ее роль в развитии социологической школы психоанализа.

Собственно первая книга «Невротическая личность нашего времени», которая вышла в 1937 г., и была в своё время посвящена анализу роли социальных факторов в возникновении неврозов.

4. Основные идеи «Невротической личности нашего времени»

Сама Карен Хорни о своей книге писала, что в ней она стремилась дать более полное и точное описание страдающего неврозом человека, описать конфликты, реально им движущие, переживания и те многочисленные затруднения, которые он испытывает во взаимоотношениях с людьми, а также и в отношении самого себя. Здесь не рассматривается какой-либо особый тип или типы неврозов, но акцентируется внимание на описании структуры характера, которая в той или иной форме повторяется почти у всех людей, страдающих неврозом. Особо выделяются не прошлые, а существующие в данное время конфликты невротика и попытки их решения, а также его насущные тревоги и созданные от них защиты. Нужно отметить, что Хорни пишет вполне доходчиво и понятно, что предоставляет возможность неподготовленному читателю проникнуться её идеями.

Книга состоит из введения и пятнадцати глав, где она подробно и доступно излагает свои мысли о природе неврозов и о влиянии культуры как одного из основных источников появления невроза.

Во введении Карен Хорни говорит о том, для чего она написала эту книгу, а также о том, какие различия существуют между взглядами ортодоксальных психоаналитиков и её собственными взглядами. Делает она это в сравнении с основными положениями Фрейда, подчёркивая своё мнение о социальной направленности психоанализа.

Итак, в первой главе «Культурный и психологический аспекты понимания неврозов» Хорни говорит о том, что в последнее время люди всё чаще используют слово «невротик», однако какого-либо ясного представления о том, что это такое никто не имеет, но каждый придерживается определённо каких-то критериев. Выбор критериев, по Хорни, зависит от множества факторов. Понимание невротичности различно и в разные исторические эпохи, и в разных культурах, у представителей разных социальных классов и даже у представителей мужского и женского пола. В этой главе Хорни также критикует Фрейда за излишний биологизм при рассуждениях о природе неврозов. Также она говорит о существовании двух признаков, которые можно найти у всех невротиков, не вникая в глубокий анализ личности: ригидность реагирования и разрыв между возможностями человека и их реализацией. Очевидно, что этих признаков недостаточно для определения невроза, но, тем не менее, можно подойти к его описанию: «невроз является психическим расстройством, вызываемым страхами и защитами от них, а также попытками найти компромиссные решения конфликта разнонаправленных тенденций» (Карен Хорни Невротическая личность нашего времени/ Издательство: Айрис-Пресс, 2004 г.).

Вторая глава «Что побуждает нас говорить о «невротической личности нашего времени» посвящена тому, какими двумя областями ограничивается исследование сферы воздействия невроза на личность. Во-первых, имеются неврозы, которые могут возникать у индивидов, чья личность в иных отношениях сохранена и не искажена. Во-вторых, интересны сами расстройства характера, а не симптомы, так как деформации личности, являются постоянно повторяющейся картиной при неврозах, в то время как симптомы в клиническом смысле могут проявляться в разной степени или вообще отсутствовать. Кроме того, Хорни говорит о том, что в большинстве случаев симптоматика невротиков скорее имеет больше различий, чем сходств. Она также выделяет проблемы соперничества, эмоциональной изоляции, недоверия со стороны других и страхами перед неудачами, которые могут иметь место при неврозе, и классифицирует наблюдаемые отношения (отношения любви, привязанности и расположения человека (как к другим людям, так и с их стороны); отношения, связанные с оценкой «Я»; отношения, связанные с самоутверждением; с агрессией; с сексуальностью).

Третья глава «Тревожность» написана для того, чтоб чётко объяснить свою позицию в отношении такого понятия как «тревожность» и того, что Хорни понимает под этим термином. Это необходимо, потому что, по её мнению, тревожность является динамическим центром неврозов. Изначально, сама Хорни ставила знак равно между понятиями страха и тревоги. По мере её идеогенеза она изменяет своё мнение и говорит о том, что как страх, так и тревога являются адекватными реакциями на опасность, но в случае страха опасность очевидна, объективна, а в случае тревоги она скрыта и субъективна. Хорни также делает вывод о том, что культура порождает огромную тревожность в людях, живущих в ней, и способствует возникновению тех или иных защит, которые приводят к неврозу.

Глава четвёртая «Тревожность и враждебность» о том, как соотносятся два понятия, заявленные в названии главы и о том, как взаимодействуют между собой тревожность и враждебность. Этот эффект взаимодействия между враждебностью и тревожностью, всегда взаимно порождающими и усиливающими друг друга, позволяет понять, почему в неврозах такое громадное количество неослабевающей враждебности. Такое взаимное влияние является также основной причиной того, почему тяжелые неврозы столь часто усиливаются без каких-либо явных осложняющих условий извне. Не имеет значения, была ли первичным фактором тревожность или враждебность: крайне важным моментом для движущих сил невроза является то, что тревожность и враждебность неразрывно переплетены.

Пятая глава «Глубинная структура неврозов» начинается с того, как факторы детского развития могут повлиять на возникновение невроза. Хорни придерживается позиции, что наиболее важным является то, чтоб ребёнок чувствовал, что он желанен и любим. Если он это чувствует, то остальные «недостачи» со стороны родителей он может и не заметить. А если же не чувствует, то может «развиться» невротик, который способен одновременно испытывать настоятельную потребность повелевать другими и хотеть, чтобы его любили, и в то же время стремиться к подчинению, при этом навязывая другим свою волю, а также избегать людей, не отказываясь от желания быть ими любимым. Именно такие абсолютно неразрешимые конфликты обычно являются динамическим центром неврозов. Наиболее часто сталкиваются стремление к любви и стремление к власти. Это в принципе не противоречит взглядам Фрейда, но Хорни всё-таки считает недостаточным условием для возникновения невроза конфликт между побуждением человека и социальным давлением составляет. Столкновение между желаниями человека и социальными требованиями не обязательно приводит к неврозам, но может также вести к фактическим ограничениям в жизни, то есть к простому подавлению или вытеснению желаний или, в самом общем виде, к действительному страданию. Невроз возникает лишь в том случае, если этот конфликт порождает тревожность, и, если попытки уменьшить тревожность приводят в свою очередь к защитным тенденциям, которые, хотя и являются в равной мере настоятельными, тем не менее, несовместимы друг с другом.

В шестой и седьмой главах («Невротическая потребность в любви и привязанности», «Дополнительные характеристики невротической потребности в любви») даётся характеристика невротической потребности в любви, которую автор определяет как «ненасытность, выражающаяся в ужасной ревнивости: «Ты обязан (а) любить только меня!». А под ревнивостью автор понимает «…ненасытность и требование быть единственным предметом любви». «Ты обязан (а) любить меня независимо от того, как я себя веду». Партнер обязан постоянно доказывать свою «настоящую» любовь, жертвуя своими нравственными идеалами, репутацией, деньгами, временем и т. п. Любое невыполнение этих всегда абсолютных требований интерпретируется невротиком как предательство. Также описываются и другие признаки невротической любви (чрезвычайной чувствительности к отвержению, неспособность быть одному и др.)

Восьмая глава «Пути достижения любви и чувствительность к отвержению» посвящена описанию основных средств, которыми невротик пытается достичь удовлетворения своей потребности в любви — привлечь внимание к своей любви, вызвать жалость к себе и угрожать.

В девятой главе «Роль сексуальности в невротической потребности в любви» речь идет о невротической потребности в любви и привязанности, которые часто принимают форму сексуальной страсти или ненасытной потребности в сексуальном удовлетворении. Но связи между чувствами любви, привязанности, проявлениями нежности и сексуальностью не являются столь тесными, как принято считать. «Отклонения» у невротиков в этой сфере связаны, как правило, с такими понятиями как «страх» и «тревога», а они, в свою очередь, с проблемами разрешения Эдипова комплекса, который, по Хорни, сам является невротическим образованием.

В десятой главе «Стремление к власти, престижу и обладанию» разворачиваются рассуждения о власти, престиже и обладании как об одном из путей, часто используемых в нашей культуре для получения успокоения от тревожности наряду с поиском любви и привязанности. Какая из этих целей преобладает в невротическом стремлении к успокоению, зависит как от внешних обстоятельств, так и от различий в индивидуальных способностях и психологической структуре. Хорни объединяет эти три понятия, так как считает, что у них есть нечто общее, что отличает их от потребности в любви. Завоевать любовь и расположение -- значит получить успокоение путем усиления контакта с другими, в то время как стремление к власти, престижу и обладанию означает получение успокоения через ослабление контакта с другими и через укрепление собственного положения.

Одиннадцатая глава «Невротическое соперничество» написана о том, какую роль играет соперничество в становлении невроза. Кому-то власть, престиж и состояние достаются по наследству. Но если власть, престиж и состояние приходится приобретать собственными усилиями, то человек вынужден вступать в соревнование и борьбу с другими. Родившись в сфере экономики, соперничество распространяется на все другие виды деятельности и пронизывает сферу любовных отношений, межличностные связи, игру. Поэтому соревнование является проблемой в человеческой культуре, и вовсе не удивительно обнаружить его в качестве неизменного центра невротических конфликтов. Невротическое соперничество отличается от нормального тремя особенностями: невротик постоянно сравнивает себя с другими, даже в ситуациях, которые не требуют этого; честолюбивое желание невротика не исчерпывается тем, чтобы достичь большего, чем другие, или иметь больший успех, но предполагает также желание быть уникальным и исключительным (цель — полное превосходство); скрытая враждебность, свойственная честолюбию невротика, его установке, что «никто, кроме меня, не должен быть красивым, способным, удачливым». Особо выделяет Хорни и то, что соперничество также ведёт к нарушению взаимоотношений между полами.

В двенадцатой главе «Отвращение к соперничеству» рассказывается о том, как из-за своего разрушительного характера соперничество людей, страдающих неврозом, порождает огромную тревожность и вследствие этого вызывает отвращение к соперничеству. Источник невроза — страх возмездия за безжалостное и неотступное преследование честолюбивых целей. Ещё больше усугубляет ситуацию боязнь потерять любовь. Поэтому невротик обычно считает более безопасным делать то, что ему не повредит, а не то, что ему хочется делать. Чем старше он становится, тем сильнее ощущает расхождение между своими потенциальными возможностями и реальными достижениями. Он чувствует себя обиженным, презираемым, оскорбляемым и реагирует соответствующим мстительным негодованием. Невротик, осознает он это или нет, в действительности является не только очень несчастным человеком, но и не видит какой либо возможности избежать своих невзгод. Тринадцатая глава «Невротическое чувство вины» о первостепенной роли чувства вины в картине проявлений неврозов. Невротика часто сопровождает страх осуждения, которые может проявляться в различных формах. Четырнадцатая глава «Смысл невротического страдания — проблема мазохизма» раскрывает смысл страдания для невротика. Для невротика страдание может иметь ценность прямой защиты и часто может быть единственным способом, которым он способен защитить себя от грозящей опасности. Посредством самобичевания он избегает обвинений и в свою очередь обвиняет других; представая больным или несведущим, он избегает упреков; принижая себя, он избегает опасности соперничества. Несмотря на ценность страдания в стратегическом плане, имеется один фактор, который говорит в пользу мнения о том, что невротик хочет страдать: часто он страдает больше, чем это обусловлено его стратегической целью, склонен преувеличивать свое несчастье, погружается в чувства беспомощности, горя и собственной никчемности. Хорни приводит свои доводы относительно мазохизма в сравнении с взглядами Фрейда. Все свои размышления она суммирует в следующем выводе: «мазохистские побуждения не являются, в сущности, ни сексуальным феноменом, ни результатом биологически заданных процессов, а берут свое начало в личностных конфликтах. Их цель не в страдании; невротик так же мало хочет страдать, как и любой другой человек. Невротическое страдание, в той мере, в какой оно выполняет данные функции, — это не то, чего индивид хочет, а то, чем он платит. Что же касается удовлетворения, к которому он стремится, то это не страдание в собственном смысле слова, а отказ от своего „Я“». В пятнадцатой главе «Культура и невроз» Карен Хорни критикует Фрейда за отсутствие социального в его теории. Фрейд сводит культуру к сублимации и вытеснению биологических инстинктов. Он делает акцент на количественной связи между долей вытеснения и объёмом культуры. Карен Хорни говорит о качественной связи между характером (качеством) индивидуальных конфликтов и характером (качеством) трудностей, порождаемых культурой. Нельзя игнорировать количественный фактор, но его можно оценить лишь в контексте всей структуры. Существуют определенные характерные трудности, неотъемлемо присущие культуре, которые отражаются в виде конфликтов в жизни каждого человека и которые, накапливаясь, могут приводить к образованию неврозов. Также в этой главе Хорни выделяет основные тенденции, на её взгляд, которые имеют отношение к проблеме невроза и культуры: соревновательность; противоречие между стимуляцией потребностей и фактическими препятствиями на пути их удовлетворения. В конце пятнадцатой главы Хорни подводит достаточно ёмкий вывод: «В то время как нормальный человек способен преодолевать трудности без ущерба для своей личности, у невротика все конфликты усиливаются до такой степени, что делают какое либо удовлетворительное решение невозможным. Представляется, что невротиком может стать такой человек, который пережил обусловленные культурой трудности в обостренной форме, преломив их главным образом через сферу детских переживаний, и вследствие этого оказался неспособен их разрешить или разрешил их ценой большого ущерба для своей личности. Мы могли бы назвать его пасынком нашей культуры».

5. Влияние взглядов Карен Хорни на дальнейшее развитие психологических теорий

Итак, в своих работах Карен Хорни особое значение придавала социальным и культурным факторам в развитии неврозов и подчеркивала, что аспекты приспособления играют более важную роль для невротического поведения, чем лежащие в его основе влечения. Она была одной из первых, кто попытался перевести психоанализ с сугубо биологических на социальные рельсы.

Кроме того, именно Карен Хорни начала требовать рассматривать человека в контексте его реальных жизненных обстоятельств, а не теоретических абстракций.

Она также считала, что психотерапия помогает человеку понять самого себя и сформировать более адекватное представление о себе. Подход Хорни к понятию психологической защиты и неврозу существенно повлиял на позиции современной психологии. Это признается большинством исследователей, как и ее роль в развитии социологической школы психоанализа.

Карен Хорни в некоторых источниках называется первым представителем того направления, которое теперь известно как гуманистический психоанализ. Её концепция значительно повлияла на теорию Абрахама Маслоу. Гуманистические аналитики считают, что эти две теории дополняют друг друга, они комплементарны и, взятые вместе, дают более полную картину человеческого поведения, чем каждая из них в отдельности.

Что ж, можно сказать, что Карен Хорни стояла не только у истоков неофрейдизма, но и у истоков гуманистического психоанализа.

Выводы об актуальности «Невротической личности нашего времени» для современной психологической науки

Согласно Хорни, неврозы развиваются из противоречий во взаимоотношениях людей, порождающих у индивида чувство «коренной тревоги» (тревожности, неуверенности, страха). Особенно большую роль в неврастеническом развитии личности играют взаимоотношения с родителями в детстве, поскольку ребенок изначально беспомощен, зависим от взрослых и его «коренная тревога» при неправильном воспитании (запугивание, недостаток любви) приводит к возникновению стойких черт невротического характера (неуверенности в себе, враждебно — боязливое отношение к миру). Взаимоотношения с родителями в детстве — тема, которая всегда была актуальной в психологии.

Кроме того, наша культура порождает огромную тревожность в людях, живущих в ней. Противоречия, заложенные в культуре, представляют собой те же конфликты, которые невротик отчаянно пытается примирить в себе. Поэтому книга до сих пор популярна не только среди профессионалов, но и среди людей, не имеющих никакого отношения к психологической или психотерапевтической профессиям.

Список литературы

1. Ждан А. Н. «История психологии», М., 2001;

2. Карен Хорни «Невротическая личность нашего времени», М., 2004;

3. Карен Хорни Женская психология, перевод с английского Е. И. Замфир, научная редакция: профессор М. М. Решетников и кандидат философских наук С. М. Черкасов Литературная редакция русского текста и примечания М. М. Решетникова, Восточно-Европейский институт психоанализа, 1993;

4. Ларри Хьелл, Дэниел Зиглер «Теория личности: основные поожения, исследования и применение», перевод С. Меленевской и Д. Викторовой, Спб., 1997;

5. М. Г. Ярошевский «История психологии: от античности до середины ХХ века», М., 1996.

6. П. С. Гуревич «Клиническая психология», М., 2001;

7. Психологический словарь, под ред. В. П. Зинченко, М., 1997;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой