История развития и основные черты критического реализма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

История развития и основные черты критического реализма

1. Предпосылки возникновения критического реализма в Европе

В конечном итоге все эти заметные сдвиги в литературном процессе — смена романтизма критическим реализмом или, по меньшей мере, выдвижение критического реализма на роль направления, представляющего основную линию литературы, — определялись вступлением буржуазно-капиталистической Европы в новую фазу своего развития.

Важнейшим новым моментом, характеризующим теперь расстановку классовых сил, был выход рабочего класса на самостоятельную арену общественно-политической борьбы, освобождение пролетариата от организационной и идеологической опеки левого крыла буржуазии.

Июльская революция, свергнувшая с трона Карла X — последнего короля старшей ветви Бурбонов, — положила конец режиму Реставрации, сломила господство Священного союза в Европе и оказала существенное влияние на политический климат Европы (революция в Бельгии, восстание в Польше).

Европейские революции 1848−1849 гг., охватившие почти все страны континента, стали важнейшей вехой общественно-политического процесса XIX в. События конца 40-х годов знаменовали окончательное размежевание классовых интересов буржуазии и пролетариата. Помимо непосредственных откликов на революции середины века в творчестве ряда революционных поэтов, общая идеологическая атмосфера после поражения революции отразилась и на дальнейшем развитии критического реализма (Диккенс, Теккерей, Флобер, Гейне), и на ряде других явлений, в частности на формировании натурализма в европейских литературах.

Литературный процесс второй половины века при всех осложняющих обстоятельствах послереволюционного периода обогащается новыми достижениями. Закрепляются позиции критического реализма в славянских странах. Начинают свою творческую деятельность такие великие реалисты, как Толстой и Достоевский. Критический реализм формируется в литературах Бельгии, Голландии, Венгрии, Румынии.

2. Общая характеристика реализма 19 века

Реализм — понятие, характеризующее познавательную функцию искусства: правда жизни, воплощенная специфическими средствами искусства, мера его проникновения в реальность, глубина и полнота ее художественного познания.

Ведущие принципы реализма 19−20 вв. :

1. воспроизведение типичных характеров, конфликтов, ситуаций при полноте их художественной индивидуализации (т. е. конкретизации как национальных, исторических, социальных примет, так и физических, интеллектуальных и духовных особенностей);

2. Объективное отображение существенных сторон жизни в сочетании с высотой и истинностью авторского идеала;

3. предпочтение в способах изображения «форм самой жизни», но наряду с использованием, особенно в 20 в., условных форм (мифа, символа, притчи, гротеска);

4. преобладающий интерес к проблеме «личность и общество» (особенно -- к неизбывному противостоянию социальных закономерностей и нравственного идеала, личностного и массового, мифологизированного сознания).

Среди крупнейших представителей реализма в различных видах искусства 19−20 вв. -- Стендаль, О. Бальзак, Ч. Диккенс, Г. Флобер, Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский, М. Твен, А. П. Чехов, Т. Манн, У. Фолкнер, А. И. Солженицын, О. Домье, Г. Курбе, И. Е. Репин, В. И. Суриков, М. П. Мусоргский, М. С. Щепкин, К. С. Станиславский.

Итак, применительно к литературе XIX в. реалистическим следует считать только то произведение, которое отображает сущность данного социально-исторического явления, когда персонажи произведения несут в себе типичные, собирательные черты той или иной социальной прослойки или класса, а условия, в которых они действуют, являются не случайным плодом фантазии писателя, а отражением закономерностей социально-экономической и политической жизни эпохи.

Впервые характеристика критического реализма была сформулирована Энгельсом в апреле 1888 г. в письме к английской писательнице Маргарет Гаркнесс в связи с ее романом «Городская девушка». Высказывая ряд дружеских пожеланий относительно этого произведения, Энгельс призывает свою корреспондентку к правдивому, реалистичному изображе-нию жизни. Суждения Энгельса содержат в себе основополагающие поло-жения теории реализма и поныне сохраняют свою научную актуальность.

«На мой взгляд, — говорит Энгельс в письме писательнице, — реализм предполагает, помимо правдивости деталей, правдивость в воспроизведении типичных характеров в типичных обстоятельствах». [Маркс К., Энгельс Ф. Избранные письма. М., 1948. С. 405. ]

Типизация в искусстве не была открытием критического реализма. Искусству всякой эпохи на основе эстетических норм своего времени в соответствующих художественных формах дано было отразить характерные или, как иначе стали говорить, типичные черты современности, присущие персонажам художественных произведений, в тех условиях, в которых эти персонажи действовали.

Типизация же у критических реалистов представляет более высокую степень этого принципа художественного познания и отражения действительности, нежели у их предшественников. Она выражается в сочетании и органической взаимосвязи типичных характеров и типичных обстоятельств. В богатейшем арсенале средств реалистической типизации отнюдь не последнее место занимает психологизм, т. е. раскрытие сложного духовного мира — мира мыслей и чувств персонажа. Но духовный мир героев критических реалистов социально детерминирован. Такой принцип построения характеров и определил более глубокую степень историзма у критических реалистов по сравнению с романтиками. Однако характеры у критических реалистов менее всего походили на социологические схемы. Не столько внешняя деталь в описании персонажа — портрет, костюм, сколько его психологический облик (здесь непревзойденным мастером был Стендаль) воссоздает образ глубоко индивидуализированный.

Именно так строил Бальзак свое учение о художественной типизации, утверждая, что наряду с основными [28] чертами, присущими многим людям, представляющим тот или иной класс, ту или иную социальную прослойку, художник воплощает неповторимые индивидуальные черты отдельной конкретной личности как в его внешнем облике, в индивидуализированном речевом портрете, особенностях одежды, походки, в манерах, жестах, так и в облике внутреннем, духовном.

Реалисты XIX в. при создании художественных образов показывали героя в развитии, изображали эволюцию характера, которая определялась сложным взаимодействием личности и общества. Этим они резко отличались от просветителей и романтиков.

Искусство критического реализма ставило своей задачей объективное художественное воспроизведение действительности. Писатель-реалист основывал свои художественные открытия на глубоком научном изучении фактов и явлений жизни. Поэтому произведения критических реалистов являются богатейшим источником сведений об описываемой ими эпохе.

3. Формирование критического реализма в Англии

Формирование критического реализма в Англии хронологически почти точно совпадает с тем острым переломом в социально-политической жизни страны, который определился парламентской реформой 1832 г. И началом чартистского движения. В начале 30-х годов вступает в литературу Теккерей, в 1833 г. начинает работу над «Очерками Боза», своим первым произведением, Диккенс — крупнейшие представители критического реализма в Англии.

В 20−30-е годы XIX в. ушли из жизни Байрон и Шелли, Китс и Скотт. Романтизм растрачивал себя и не пополнялся новыми именами. Правда, он не прекратил своего существования и был еще значительным явлением в литературе, но в рядах его сторонников наметилась полемика, направленная против крайностей романтизма и исключительности романтического героя.

30-е годы XIX в. в истории развития английской литературы ознаменованы появлением новых черт в жанровой структуре романа, что было обусловлено историко-политическим и социально-экономическим развитием Англии в период формирования чартистского движения, обострения противоречий в стране, вступившей в викторианскую эпоху (1837--1901). 40−30-е годы- это годы крупнейших достижений в истории английского социального романа.

Понятие викторианства, связанное с викторианской эпохой, означает определенную идеологию, образ мыслей и жизни, духовную атмосферу, комплекс нравственных и этических установлений, свидетельствующих о благополучном поступательном развитии общества в целом. В XX в. термин «викторианство» получил самое широкое толкование. Одно время оно сводилось лишь к позитивным сторонам викторианской культуры, к якобы устойчивым эстетическим и этическим нормам, которых нет в современном обществе. Начиная с 1948 г. викторианская эпоха, викторианская литература активно анализируются критиками и историками литературы, что находит отражение в огромном количестве диссертаций и монографий, посвященных различным аспектам викторианства. Однако если учесть деятельность писателей «блестящей плеяды», то станет ясно, насколько призрачными были представления о золотом веке читателей XX столетия, по-настоящему не вникавших в диалектику сложного и противоречивого времени, когда мирно уживались серьезный и глубокий критицизм, осуждение эгоизма правящих классов с проповедью самоусовершенствования и альтруизма; когда наряду с буржуазным практицизмом и расчетом культивировалась личная порядочность и честность, высокая ответственность и трудолюбие; когда решался вопрос о всеобщем избирательном праве и рабочие впервые в истории выступили единой политической силой, способной отстаивать свои требования не стихийно, а организованно, сознательно и целеустремленно.

«Блестящая плеяда» английских писателей, выразительные и красноречивые страницы произведений которых открыли миру больше политических и социальных истин, чем это сделали все профессиональные политики, публицисты и моралисты вместе взятые, показала в своих творениях все слои буржуазии, начиная с высокочтимого рантье и держателя ценных бумаг, который смотрит на любое предпринимательство как на нечто вульгарное, и кончая мелким лавочником и клерком в конторе адвоката. Диккенс и Теккерей, мисс Бронте и миссис Гаскелл изобразили их полными самомнения, напыщенности, мелочного тиранства и невежества, и цивилизованный мир подтвердил их приговор.

В XIX столетии наивысшего расцвета в Англии достигает роман, связанный с активной политической и социальной жизнью страны, отражающий духовные потребности общества. «Домби и сын», «Холодный дом», «Тяжелые времена», «Рождественские повести» Ч. Диккенса, «Ярмарка тщеславия» У. М. Теккерея стали наиболее ярким художественным обобщением, символом эпохи. Вместе с тем в стране, где всегда чтились традиции и ощущалась связь времен, огромную роль играли в литературе идеи предшествующего века — эпохи Просвещения, этой своеобразной колыбели различных жанровых разновидностей романа. Роман XVIII столетия — это устойчивое типологическое понятие, которое несет в себе важные структурообразующие принципы. Они характеризу-ются вполне определенными свойствами, переданными в наследство веку XIX. Национальное своеобразие английского критического реализма определяется прежде всего сатирической обличительной направленностью творчества большинства крупных писателей, «живописностью», опирающейся на традиции нравоописательной сатирической живописи и графики Хогарта и Крукшенка и проявившейся не только в описаниях, пейзажных зарисовках, но и в самом принципе изображения личности и среды, и, наконец, в ярко выраженном дидактизме, заимствованном у просветителей, а в XIX в.- политически сокращенном и продиктованном развитием буржуазного либерализма, с одной стороны, и ростом и развитием пролетариата — с другой. Дидактизм и нравственные категории, формирующиеся в викторианскую эпоху в общем русле развития наук, особенно политэкономии, социологии, философии, накладывают определенный отпечаток на произведения Диккенса и Ш. Бронте, Теккерея и Д. Элиот, однако их место в романе в разные периоды эволюции этого жанра определяется общим развитием структуры художественного произведения, чему в немалой степени способствовало увеличение читательской аудитории и публикация романа отдельными выпусками в журналах, а также формирование массовой культуры.

Развивая традиции просветительского реалистического романа, литература XIX в. не только расширила и углубила их, но и обогатила новыми тенденциями, наметившимися в духовной жизни общества. Развитие английской литературы сопровождалось острой идейной борьбой — христианских и феодальных социалистов, чартистов и младоторийцев. В этом особенность английской литературы, обогащавшейся опытом общественных потрясений, связанных с развитием революционных событий на континенте.

Начинается ли викторианский век с вступления на трон королевы Виктории в 1837 г. или он подготовлен предшествующим развитием исторических событий? Современные историки литературы отвечают на этот вопрос неоднозначно, но прослеживается явная тенденция показать и доказать вероятность второго предположения. Именно в 20−30-е годы обозначились те политические и идеологические тенденции, которые подготовили почву для ускоренного формирования идей и оценочных критериев, обычно ассоциирующихся с викторианством.

В историко-литературном процессе Англии XIX в. можно выделить три основных периода. Первый период — 30-е годы; второй — 40-е," или «голодные сороковые»; третий — 50−60-е годы.

30-е годы характеризуются ускоренным развитием английского общества по пути буржуазного прогресса и сложного изменения его социальной структуры, развитием рабочего движения, приходом буржуа с помощью народных масс к политической власти в результате избиратель-ной реформы 1832 г. Огромные успехи национальной индустрии, отмена в 1834 г. «хлебных» законов сопровождались расширением деятельности Англии в других странах мира, развитием ее внешней торговли, осущест-влением колониальных захватов. В 30-е годы серьезные изменения происходят в развитии промышленного Севера. На первый план выдвига-ется крупнейший индустриальный город Манчестер, давший название школе политэкономии, интересующейся в равной степени и этикой, и социологией. Требование свободы торговли, благополучия и процветания для всех слоев населения оказались актуальными проблемами и для науки, и для литературы, и для искусства. Наиболее значительным идеологом буржуазного либерализма был Д. Бентам (1748−1832), положивший начало теории утилитаризма, нашедшей выражение в проповеди практицизма, личной инициативы и предпринимательства. Его лозунг «наибольшего счастья для наибольшего количества людей» должен был привлечь массы своим откровенным утопизмом и иллюзорностью, успокоив общественное мнение, напуганное размахом рабочего движения.

Обострение социальных противоречий привело буржуазную науку к постановке и необходимости разрешения ряда важнейших социальных задач, в частности проблем народного образования, борьбы с нищетой, состояния тюрем и работных домов. Гуманистические принципы, лежавшие в основе требований прогрессивно мыслящих писателей того времени, например Диккенса, резко расходились с бентамовским практицизмом и утилитаризмом. Но наибольшее осуждение вызвали взгляды другого теоретика викторианской поры — Т. Р. Мальтуса (1766−1834). Труд Мальтуса «Опыт о законе народонаселения» (1798) был прямым выпадом против революционных и радикальных идей его времени. Но особую популярность его система взглядов приобрела у буржуазии, боровшейся с чартистским движением в 30-е годы. Уже в это время в английской буржуазной идеологии, либеральной по своим устремлениям, и в самом чартизме, где наметилось размежевание между сторонниками физической и моральной силы, идея усовершенствования политической системы мирными парламентскими методами, законными средствами всячески пропаганди-ровалась и обретала своих сторонников. Немалую роль в этом сыграл и компромиссный характер развития Англии после «Славной революции» 1688 г. и постепенное, медленное, но поступательное движение в сторону развития «демократии для всех». Не случайно именно в 30-е годы возродились старые традиции выражения идей и суждений в эссеистике и очерке, стали обновляться уже известные концепции историзма в свете буржуазно-либерального умеренного плана обновления общества и его институтов. В романах Диккенса все эти идеи найдут отражение позднее, в 40−50-е годы, наряду с остронегативным отношением писателя к теории разумного эгоизма, себялюбия и практицизма. Наиболее значительными историками этого периода были Т. Б. Маколей (1800−1859), автор «Истории Англии» (1849−1855), а также рецензий и статей о Байроне, Аддисоне, Свифте.

В идеологической борьбе 30-х годов особую роль суждено было сыграть «Молодой Англии», обществу, собравшему представителей аристократии, выступившей против политики буржуазии с позиций феодального социализма. Главой «Молодой Англии» был Б. Дизраэли. Представители «Молодой Англии» ратовали за возрождение нации, «погрязшей в грехе и пороке», и рекомендовали обратиться к религии как к серьезному нравственному оружию, нацеленному на исправление общественных противоречий.

Однако подлинным выразителем сложностей и противоречий викторианского века суждено было стать Томасу Карлайлу (1795−1881), сочинения которого отразили духовную жизнь нации на протяжении целого столетия. Блестящий мыслитель и оратор, памфлетист и историк, он оказал влияние на творчество Диккенса и Герцена, Толстого и Уитмена. Он был связан с итальянскими карбонариями и с английским утопическим социалистом Р. Оуэном, вторым после Колриджа познакомил английского читателя с немецкой литературой и философией (он состоял в переписке с Гете, написал книгу о Шиллере). Карлайлу принадлежат памфлеты: «Чартизм», «Прошлое и настоящее», свидетельствующие о том, что их автор был далек от апологетического восхваления буржуазных порядков и осуждения подъема рабочего движения.

Основными вопросами, дискутируемыми в конце 20−30-х годов, были вопросы, связанные с романтизмом, с судьбой романтического героя. Писатели и философы — Э. Булвер-Литтон, Б. Дизраэли, Ф. Мэрриат выдвигали на первый план сильную энергичную личность, поэтизируя ее и рассматривая вне общественных связей, а также героизируя преступление («Вивиан Грей», «Молодой герцог», «Кантарини Флеминг» Дизраэли). Наибольшую известность, однако, принесли Дизраэли его программные романы 40-х годов («Сибилла, или Две нации», 1845; «Танкред», 1847; «Конингсби», 1844), в которых он дает реалистическую картину труда и быта английских рабочих в период нарастания чартистского движения («Сибилла»), а также рисует жизнь молодого поколения, энергичного и эгоистичного в осуществлении своих честолюбивых замыслов. Все три романа Дизраэли должны были помочь его политической карьере, которую он блистательно сделал, получив пост премьер-министра.

Булвер-Литтон начал, как и Дизраэли, с полемики с ньюгейтским романом, романтизирующим преступный мир. Его романы «Поль Клиффорд» и «Юджин Эрам» принадлежали к той же серии, что и романы Дизраэли. Но в дальнейшем Булвер-Литтон прославился как исторический романист («Последние дни Помпеи», «Девере», «Лишенные наследства»). Знаменательным для своего времени оказался роман Булвера «Пэлем, или Приключения джентльмена», отразивший сложную эпоху перемен в английском романе, прощавшемся с романтизмом, отдававшем ему последнюю дань уважения.

В 30-е годы вступают в литературу молодые Диккенс и Теккерей. Романы «Оливер Твист» и «Кэтрин» были ответами этих писателей на их отношение к ньюгейтскому роману.

40-е годы открывают второй этап в развитии английской литературы. Это период общественного подъема, размаха чартистского движения. Основные вехи данного исторического периода — съезд чартистов, состоявшийся в Манчестере в 1840 г., всеобщая забастовка и экономи-ческий кризис 1842 г., новый взлет чартистского движения в 1846 г. и, наконец, революция 1848 г. на континенте. В сравнительно небольшой период времени развития чартистского движения отчетливо обнаружились классы и группы, поддерживающие важнейшие экономические и поли-тические требования рабочих. Известный философ и экономист этого времени Д. С. Милль (1806−1873) в своем произведении «Основы полити-ческой экономии» наряду с экономическими вопросами решает и нравст-венные, что было свойственно английской классической политэкономии.

Изменения идеологического климата в условиях нараставшего общественного подъема отразились на литературном процессе, и прежде всего на романе как наиболее принципиальном жанре, имеющем огромное воспитательное значение. В социальных романах «голодных сороковых» — Дизраэли, Кингсли, Булвер-Литтона, Диккенса и Теккерея, сестер Бронте — получили отражение и идеи века, и состояние общественного движения, и нравственные принципы эпохи. Растерянность и страх правящих классов перед размахом чартистского движения все чаще сказывались в апелляции к религии, способствующей нравственному совершенствованию человека и рождающей в обществе терпимость, стремление к «гармоничному» сочетанию интересов предпринимателя и труженика. Крупнейшим представителем «христианского социализма» был Ч. Кингсли (1819−1875), английский священник, оратор, публицист, подписывавший свои воззвания к рабочим «пастор Лот», романист и моралист. Наиболее известные романы писателя — «Брожение» (1846) и «Олтон Локк» (1850). В них он нарисовал ужасающие по своей правдивости картины жизни сельскохозяйственных и промышленных рабочих. В «Олтоне Локке» он рассказал о судьбе талантливого чартистского поэта (прототипом его явился Томас Купер), задавленного нуждой и лишениями и умирающего от туберкулеза. В мировоззрении Кингсли причудливо переплелись христианские, буржуазно-либеральные и демократические устремления, отразившие суть борьбы трудящихся низов со своими угнетателями. Он совершенно справедливо утверждал, что «законодательные реформы не есть реформы социальные», он не был уверен в том, что хартии могут что-либо кардинально изменить. Вместе с тем в его творчестве отчетливо выступают и примирительные тенденции: стремление к умиротворению рабочих, усыплению их бдительности в отношении предпринимателей и ярко выраженные призывы ко всеобщему терпению, взаимопониманию и абстрактно понимаемому общественному благу.

Блестящая плеяда английских романистов с наибольшей полнотой и убедительностью не только показала в своих произведениях реальное положение вещей, вскрыв крупнейшие противоречия и открыв болезни современного общества (снобизм, чрезмерный эгоизм, тщеславие), но и выдвинула благородные гуманистические идеалы — идеалы людей, нравственно здоровых и чистых, способных на самопожертвование. Обрушив свою беспощадную критику на все стороны современной жизни, показав общественную борьбу как неизбежный результат несовершенства социальных порядков, английские реалисты опирались на богатые традиции бытописательного и нравоописательного просветительного романа, боевую по тону публицистику, материалы газет и журналов своего времени, будили общественное мнение, привлекая его внимание к самым темным, негативным сторонам жизни. Они обогатили роман, привнеся в него элемент публицистичности, плакатности, прямой полемики с существую-щими идеями и философскими концепциями (бентамизм, мальтузианство, утилитаризм в самом широком значении этого слова), и смогли отстоять в литературе и духовной жизни нации высокие нравственные идеалы и критерии правды и гуманизма. Диккенс и Теккерей, сестры Бронте и Э. Гаскелл смогли обогатить художественную палитру своего творчества тем, что внесли в реалистическую структуру повествования символику и метафору, элементы театра, пародии, сатиры, бурлеска и пантомимы. Они значительно расширили фунциональность художественного образа и значимость самостоятельности персонажа, чрезвычайно разнообразили повествовательную линию и обогатили диалог. Существенно изменилось отношение к человеку, занимающему особое место в общественном процессе, чему способствовало создание системы детерминант, обусловив-ших всесторонний показ личности в различных связях, общественных и личностных. Серьезный роман с определенным комплексом социальных и нравственных задач значительно укрепил свои позиции по сравнению с просветительским философским романом (У. Годвин, М. Уоллстонкрафт, Р. Бейдж, Т. Холкрофт).

Однако связи с предшествующей эпохой были еще очень ощутимы в этот период, о чем свидетельствует и проблематика исторического романа Теккерея, Булвера, опирающихся на события XVIII в. Они выражались в прямом следовании традиции просветительского эссе и памфлета, в развитии предромантических элементов (в частности, готического романа). Просветительские традиции сказались в постановке проблем воспитания, образования человека, формирования его идейных, нравственных и эстетических принципов. Усиление морализаторской миссии писателя, стимулированное общественным подъемом и боязнью правящих классов перед рабочими, требующими всеобщего избирательного права, не всегда правильно воспринимаются нашими современниками. Вместе с тем широкое участие писателей в формировании общественного мнения, апелляция к человеческому разуму и гуманизму сделали их произведения актуальными и нужными во всё времена. В этом значение подлинно высокого искусства, в центре которого — человек. Обогащая показ самых различных сторон действительности аналитическим и критическим ее осмыслением, близко подойдя к раскрытию сути социальных противоречий, писатели «блестящей плеяды» укрепляли жанр романа и указывали на его неограниченные возможности.

Третий этап в развитии литературы и культуры Великобритании приходится на 50−60-е годы. Это было время утраченных иллюзий, пришедших на смену «большим ожиданиям». Характер романа существенно менялся вместе с изменениями общественной и духовной атмосферы. Период конца 50−60-х годов связан с всеобщим подавлением рабочего движения, с экономическим подъемом, временной экономической стабилизацией, расширением колониальной экспансии. Анализируя недавние уроки прошлого, английская буржуазия пыталась использовать преимущества своей победы, обосновать закономерность «демократичес-кого развития» общества, прибегнув к созданию различных культурных объединений, филантропических обществ и институтов. Характер духовной жизни общества определяется идеями позитивизма.

Ведущим идеологом Позитивизма был Г. Спенсер (1820−1903), который построил свое учение на эклектичной системе концепций Конта, Юма, Милля, Шеллинга и шотландских философов XVIII в. Главные идеи Спенсера были связаны с определением автономии функций различных частей общественного организма. Он механически перенес законы живой природы на общество, считая, что между органами живого организма существует разделение функций, которое должно быть сохранено и в социальной сфере. Проповедуя утилитаризм, Спенсер выводил нравствен-ность из пользы, связывая последнее с наслаждением. Философия позитивизма была чрезвычайно полезной в условиях, когда нужно было напомнить трудящимся не только о их правах, но и об обязанностях. Позитивизм оказал огромное воздействие на английский роман, особенно на произведения Троллопа и Элиот.

Современный английский историк литературы У. Аллен в своем замечательном труде «Английский роман» (1954) прямо противопоставил творчество писателей «блестящей плеяды» творчеству писателей, которых он назвал поздними викторианцами (Д. Элиот, Д. Мередит, Т. Гарди). Если первых, по его мнению, отличали аналитическое критическое отношение к действительности, неспособность человека адаптироваться в чуждом ему мире, то в творчестве поздних викторианцев заметно игнорирование кричащих противоречий в общественной жизни и стремление сосредото-читься на человеке, способном абстрагироваться от окружающего и погруженном в мир, имеющий свои нравственные и этические ценности.

Меняются и литературные традиции, которым служат художники слова. Если раньше их привлекали Филдинг и Смоллетт, то теперь они чаще опираются на традиции сентиментального бытового романа с преимущественным акцентом на обыденном, прозаическом. Погружение в человеческую психологию означает изменение масштабов изображения жизни и соотнесенности человеческой судьбы с судьбой общества. Усиливается внимание к роману эпическому, но сама эпичность снижается, повествовательная линия обогащается за счет ее психологизации, создания атмосферы действия. Д. Элиот и Э. Троллоп знают о своих героях, их происхождении, болезнях, одежде, привычках, профессии, духовном мире больше, чем знали Диккенс и Теккерей, но степень типичности у поздних викторианцев уменьшается, поскольку в соответствии с позитивистской доктриной явления описывались, но не вскрывалась их суть. Аналогичный процесс происходит в поэзии (Браунинг, Теннисон, прерафаэлиты). Измене-ние характера романа диктовалось требованиями времени, условииями социального и духовного развития Англии. Викторианская культура вступа-ла в новую фазу развития, приближающую ее к культуре рубежа веков.

4. Произведение Ч. Диккенса «Дэвид Копперфильд»

диккенс критический реализм копперфильд

Из всех прочитанных мною книг я выбрала произведение третьего периода творчества Диккенса — роман «Дэвид Копперфилд» (1850). Произведение вошло в число шедевров мировой литературы. Диккенс любил этот роман больше других своих произведений. Роман написан в форме жизнеописания и во многом является автобиографическим. Он очень гармоничен и по композиции, и по манере письма. Страницы, посвященные детству и юности героя, остаются лучшими в мировой литературе, ибо они дают истинную картину внутреннего мира ребенка и юноши. Диккенс впервые обращается к миру детства. Но его образы детей, глубоко несчастных, лишенных заботы и тепла, нарисованы с разной степенью убедительности. Однако глубина психологических характеристик в «Домби и сыне» привела Диккенса к созданию духовного мира ребенка и юноши уже на другом, более сложном уровне в романе «Дэвид Копперфилд».

Итак, это произведение критического реализма, так как:

1. Как было сказано выше, типизация реализма использует психологизм, т. е. раскрытие сложного духовного мира — мира мыслей и чувств персонажа. Диккенс показал героя в развитии, изобразил эволюцию характера Дэвида, которая определялась сложным взаимодействием его личности и общества. Дэвид Копперфилд видит несправедливость и борется с ней, обретает друзей и союзников. Познавая Жизнь и других людей, Дэвид открывает себя, нисколько не скрывая от читателя противоречий своей натуры. Главное в характере Дэвида — его неиссякаемая вера в людей, в добро, справедливость. Эта черта была присуща и автору, испытав в жизни невзгоды, (в десятилетнем возрасте, оставив школу, Чарльзу пришлось зарабатывать себе на жизнь и помогать семье, оказавшейся в связи с неоплаченными счетами в лондонской тюрьме Маршалси), Диккенс неизменно верил в демократические идеалы, гуманизм. «Моя вера в народ беспредельна», — говорил он.

2. В связи произведения с событиями, реально имевшими место мы видим вторую черту реализма — данное произведение отображает сущность социально-исторических явлений, персонажи произведения несут в себе типичные, собирательные черты той или иной социальной прослойки или класса, а условия, в которых они действуют, являются не случайным плодом фантазии писателя, а отражением закономерностей социально-экономической и политической жизни эпохи. Диккенс объективно описал существующие стороны жизни, оставаясь верен высоким идеалам. Биограф Диккенса Хескот Пирсон пишет: «…здесь, в лондонских трущобах он, сам того не подозревая, получал свое подлинное образование… блуждая по городу и его хмурым окраинам, он незаметно для себя добывал сырье, из которого ему предстояло создавать своих героев. Бессознательно он накапливал богатый запас наблюдений. Все эти места были впоследствии описаны им, и многие их обитатели стали впоследствии героями его романов"1.

3. В романе преобладает интерес к проблеме «личность и общество», к проблеме воспитания. Здесь показано несколько методов воспитания: система отчима Дэвида мистера Мэрдстона, система Крикла — бывшего торговца хмелем, ставшего директором школы для мальчиков, и система Бетси Тротвуд. Проблемы воспитания и образования занимают в этом романе значительное место. Они связаны с процессом формирования личности, ее нравственных качеств. Рассказ Дэвида обращен к прошлому, к его детству, а картины детства нарисованы с помощью образного детского мышления. Вот почему здесь преобладают зрительные живописные портреты — красные щеки Пегготи настолько поражают Дэвида, что он удивляется, почему их не клевали птицы вместо яблок. Бело-черно-коричневое лицо и пустые глаза Мэрдстона — это краткая характеристика героя, ненавистного Дэвиду, поскольку тот жесток и бессердечен и считает ребенка обузой.

Система Крикла весьма своеобразна, хотя она мало отличается от системы Сквирса. Сам Крикл «ничего не знает, кроме искусства порки, и более невежествен, чем самый последний ученик в школе». И Мэрдстон и Крикл вызывают у Дэвида неприязнь и отвращение. Их методы воспитания античеловечны и антигуманны. Бетси Тротвуд хочет сделать Дэвида человеком добрым и полезным для общества. Дэвид видит в ней воплощение добра, справедливости, хотя это скрыто под маской внешней суровости.

В «Дэвиде Копперфилде» Диккенс анализирует причины нравственного несовершенства людей, их морального уродства. Два образа — Урия Хип и Стирфорт, принадлежащие к различным типам социальной структуры, оказываются живыми иллюстрациями суждения Диккенса о несовер-шенстве системы образования и общественных отношений. Оба терпят фиаско, судьбы обоих искалечены, хотя и по разным причинам. Стирфорт — аристократ, которому было все дозволено еще в школе Крикла, где он пользовался свободой и самостоятельностью; в жизни он — сноб, считающий свое происхождение оправданием самых неблаговидных поступков. Урия Хип, получивший образование в школе для бедных, — также жертва воспитания. Он угодничает, раболепствует и низкопоклонничает, по натуре отвратителен, мстителен, жесток, низок.

1. Пирсон Хескот. Диккенс. М: 1963, с. 10−11.

Диккенс в своих романах, в частности в романе «Девид Копперфилд» пишет о социальной несправедливости, классовых противоречиях. Писатель не был сторонником революционной борьбы, но он глубоко сочувствовал положению трудового народа Англии и его творчество отразило настроения широких народных масс в период обострения социальной и классовой борьбы в Англии XIX века. Диккенс был современником движения чартистов, подъем которого относится к 1830−1840 гг. Чартистское движение определило гуманистический пафос, отличительную силу произведений Диккенса и его современников — писателей — реалистов У. Теккерея, сестер Бронте, Э. Гаскелл.

5. Заключение. Чарльз Диккенс

Чарлз Диккенс (1812−1870) относится к числу тех писателей, слава которых никогда не меркла ни при их жизни, ни после смерти. Вопрос стоял лишь о том, что каждое новое поколение видело в Диккенсе. Диккенс был властителем умов своего времени, именами его героев назывались фирменные блюда и модные костюмы, а лавка древностей, где жила маленькая Нелл, до сих пор привлекает внимание многочисленных лондонских туристов, заинтересовавшихся надписью на скромном ветхом домике в центре британской столицы: «Лавка древностей, прославленная знаменитым Диккенсом».

Великим поэтом называли Диккенса его критики за легкость, с которой он владел словом, фразой, ритмом и образом, сравнивая его по мастерству лишь с Шекспиром. Хранитель великой традиции английского романа, Диккенс был не менее блистательным исполнителем и интерпретатором собственных произведений, чем их создателем. Он велик и как художник, и как личность, как гражданин, ратующий за справедливость, милосердие, гуманность и сострадание к ближним. Он был великим реформатором и новатором в жанре романа, ему удалось воплотить в своих творениях огромное количество замыслов и наблюдений.

Забота о ближних — черта характера Диккенса, которая полностью проявилась в его отношении к своим детям (их было 9: 7 сыновей и 2 дочери) и детям своего брата. Эти особенности натуры Диккенса не были простой данью викторианской морали, проповедующей сострадание к чужому горю и христианскую помощь ближним. Она была обусловлена жизненными обстоятельствами, в которых оказался будущий писатель еще в детстве и юности, исторической эпохой, в которой соседствовали блеск и великолепие с нищетой и бесправием, процветание и прогресс — с безграмотностью и порабощением, дворцами вельмож и работными домами для сирот. Не все противоречия эпохи воспринимались Диккенсом диалектически; он панически и суеверно боялся революции; при сочувственном отношении к чартизму опасался чрезмерной активности рабочего люда.

Произведения Диккенса имели успех у всех классов английского общества. И это не было случайностью. Он писал о том, что хорошо известно каждому: о семейной жизни, о сварливых женах, о картежниках и должниках, об угнетателях детей, о хитрых и ловких вдовушках, заманивающих в свои сети легковерных мужчин. Сила его воздействия на читателя была сродни влиянию актерской игры на публику (а Диккенс продолжал участвовать в любительских спектаклях всю жизнь). Публичные чтения Диккенса составляли часть его творческой лаборатории художника. Они служили ему средством общения со своим будущим читателем, проверки жизненности его идей, созданных им образов.

Более других своих современников Диккенс был выразителем совести нации, того, что он любил, чему поклонялся, во что верил и что ненавидел; творцом самых солнечных улыбок и самых искренних слез; писателем, произведения «которого невозможно было читать без горячей симпатии и заинтересованности». Таким вошел Диккенс в большую литературу.

Список использованной литературы

1. История зарубежной литературы XIX века. / Под ред. Н. А. Соловьевой. М.: Высшая школа, 1991.

2. Ч. Диккенс «Жизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим»: Роман / Пер. с англ. А. В. Кривцовой, Е. Ланна; Послесл. Н. П. Михальской. — Харьков: «Прапор», 1986 г.

3. Зарубежная литература XIX века. Реализм: Хрестоматия / Сост. Н. А. Соловьевой, Е. Г. Петраш, А. Ф. Головенченко. М., 1990.

4. Ивашева В. В. Английский реалистический роман XIX века в его современном звучании. М., 1974; М., 1991.

5. Уилсон Э. Мир Чарльза Диккенса. М., 1975.

6. Пирсон Хескот. Диккенс. М: 1963.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой