Крымская война 1853-1856

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

на тему:

«КРЫМСКАЯ ВОЙНА 1853−1856г. «

Ученика 9 «Б» класса

школы № 5

Мангутова Ильи

Якутск

2001

В основе политики Николая I в начале его правления лежала заветная мечта Екатерины II -- изгнание турок из Европы и установление российского контроля над черноморскими проливами. Однако война 1828−1829 годов показала, как трудно воплотить эту задачу в жизнь. С другой стороны, император имел имидж правителя, непреклонно стоящего на страже принципа легитимизма и сохранения статус-кво в Европе.

Такая двойственность ограничивала для российской дипломатии возможность маневра. Сыграть на руку России могло массовое движение православного населения на Балканах, аналогичное восстанию греков. Поэтому в основе планов и записок Николая I и его сподвижников, относящихся к 1853 году, находится мысль о том, что в случае массовых волнений в Оттоманской Порте достаточно выделить относительно небольшие силы и осуществить дерзкий десант 13-й и 14-й дивизий на берега Босфора.

Правление Николая I характеризовалось официальной национальной идеей: «православие, самодержавие, народность». Впервые выдвинутая славянофилами эта доктрина подразумевала патриархальную и одновременно демократическую монархию, служащую социальной справедливости и базирующейся на свободном представлении о народной поддержке. Церковь по этой концепции должна быть свободной и независимой в силу своей внутренней духовной свободы. И эти две великие силы — православие и монархия должны были по отечески руководить спонтанным развитием русской нации. В понимании Николая I эта красивая формула изменилась до неузнаваемости. Нет слова, как и прежде, остались старыми: «православие, самодержавие, народность», вот только смысловая нагрузка оказалась иной.

Самодержавие представилось в виде жесткой гипертрофированной бюрократической машины, подавляющей общественное мнение и вербующей своих сторонников не из числа лучших представителей общества, а из числа наиболее преданных.

Народность оказалась навязанным стране национализмом и небывалой по масштабам русификацией.

Православие было поставлено под жесткий контроль государства, как и все остальные формы общественной жизни. Кроме того, сознавая себя великим православным монархом, Николай I стремился собрать под свое крыло все православные народы, в том числе и находящиеся под властью Османской Турции.

В начале 50-х годов, по мнению Николая, сложилась наиболее благоприятная обстановка для осуществления его грандиозного замысла. Монархи Австрии и Пруссии были его партнерами по Священному союзу; Франция, по его мнению, ещё не окрепла после революционных потрясений, Великобритания отказалась участвовать в войне, и, кроме того, царю казалось, что Великобритания и Франция, являясь соперницами на Ближнем Востоке, не заключат между собой союза.

Не добившись успеха в переговорах с Великобританией по поводу разграничения сфер влияния на Ближнем востоке, Николай I решает действовать в одиночку. Поводом для начала войны послужила распря между католическим и греко-православным (ортодоксальным духовенством), вспыхнувшая из-за обладания религиозными святынями христиан в Палестине. Российский император в феврале 1853 г. потребовал от Порты (турецкого правительства) поставить всех православных подданных Османской империи под его покровительство, одновременно приказав морскому министру князю А. С. Меншикову, отличавшемуся чрезмерным самомнением, недоверчивостью, равнодушием и нерешительностью, снарядить военный линейный корабль и плыть в Константинополь с требованиями к султану. В случае неполного удовлетворения российских требований Меншикову разрешалось предъявить ультиматум, т. е. официальное объявление войны.

Меншиков довольно бесцеремонно повел себя во время встречи с султаном Абдул-Меджидом, хотя тот соглашался на некоторые уступки. После нескольких дней переговоров Меншиков представил султану проект конвенции, которая делала российского царя фактически вторым турецким султаном. Разумеется, Абдул-Меджид не ожидал такого от российского посланника и отклонил конвенцию.

В ответ Русская армия начала оккупацию турецких владений в Румынии, надеясь тем самым склонить Порту к уступкам и не доводить дело до войны.

Первоначальные планы русского командования отличались особой смелостью и решительностью. Предполагалось провести в жизнь план Босфорской экспедиции, составленный на основе проекта адмирала Лазарева и поддержанный начальником штаба Черноморского флота адмиралом Корниловым. План Босфорской экспедиции предусматривал снаряжение сильной экспедиции «с помощью флота прямо в Босфор и Царьград». По плану войска, предназначенные для десанта, должны были произвести посадку на корабли в один день в Севастополе и Одессе и идти к Босфору на соединение с остальной частью войск. В случае выхода турецкого флота в море предполагалось разбить его и затем уже следовать к Босфору. Прорыв русской эскадры в Босфор ставил под удар столицу Турции, Константинополь. Чтобы помешать Франции в оказании помощи Турции, план предусматривал занятие Дарданелл.

Николай I, как всегда в подобных случаях, одобрил этот проект, но выслушав очередные анти-доводы князя А. С. Меншикова, отверг его. Впоследствии были отвергнуты и другие активно-наступательные планы и выбор императора пал на очередном безликом плане отличавшемся, как и большинство решений императора, отказом от каких-либо активных действий.

Войскам, под командованием генерал-адъютанта Горчакова, предписывалось, в июне 1853 г. переправиться через Прут, достигнуть Дуная, не переправляться через него и избегать военных действий. Черноморскому же флоту надлежало оставаться у своих берегов и уклоняться от боя, выделить лишь крейсера для наблюдения за турецким и другими иностранными флотами. Такой демонстрацией силы Николай I надеялся склонить Турцию к уступкам. О том, что эти действия приведут к войне в окружении русского императора и не думали.

Вооруженные силы России перед Крымской войной отставали в своем развитии от армий европейских стран. Желание императора Николая I руководить всеми государственными делами самостоятельно, его приверженность ставить к власти людей слепо преданных короне и зачастую некомпетентных пагубно сказалось на формирование высшего офицерского корпуса, который отличался, в большинстве своем, безынициативностью и крайней нерешительностью.

Оставленный без решения крестьянский вопрос и крепостнические отношения задерживали развитие промышленности, промышленной техники и, следовательно, техники военной. Теоретические наработки и опытные образцы военной техники у русской армии были (вплоть до подводных лодок, стреляющих ракетами из-под воды!!!), но серийное производство сталкивалось с большими трудностями. Николай I взвалил на казну непомерное бремя по развитию страны от постройки железных дорог, до содержания раздутого бюрократического аппарата. У казны просто не хватало денег для быстрого перевооружения.

В итоге, можно сказать по своему вооружению и по системе управления русская армия не отвечала новым условиям ведения войны.

Русская армия комплектовалась рядовым составом, как и прежде, по рекрутской системе. В 1831 году был принят рекрутский устав, который объявлял военную службу обязательной для лиц податных сословий: крестьян, мещан, детей солдатских. Дворяне, купцы, почетные граждане и духовенство освобождались от военной службы. Следовательно, по уставу 1831 года военная служба не была общеобязательной, до 20% населения освобождалось от нее.

В армию (с 1835 по 1854 г.) ежегодно призывалось до 80 тысяч человек. На службу брали мужчин от 20 до 35 лет. Срок службы определялся от 22 до 25 лет. Однако, чтобы иметь обученный резерв, практиковалось после 15-летней безупречной службы в действующих (линейных) войсках увольнять солдат в бессрочный отпуск. Последних ежегодно собирали на месячные сборы.

Офицерский корпус по-прежнему комплектовался из дворян. В офицеры производили лиц, окончивших военные учебные заведения, кадетские корпуса, школы и училища, и из числа вольноопределяющихся.

Для подготовки офицеров Генерального штаба в 1832 году создается военная академия-первое высшее военно-учебное заведение. В 1855 году во время Крымской войны учреждаются артиллерийская и инженерная академии.

Россия, по данным отчета военного министра на 1 января 1853 года, располагала обученной сухопутной регулярной и иррегулярной армией численностью почти 1 миллион 400 тысяч человек, среди них было до 31 тысячи 400 человек генералов и офицеров. Всего регулярных войск числилось 1 миллион 151 тысяча 408 человек, из них состояло на действительной службе 938 тысяч 731 человек и в бессрочном и годовом отпусках 212 тысяч 677 человек. В иррегулярных войсках значилось 245 тысяч 850 человек (на действительной службе 89 тысяч 168 человек). Всего же на действительной службе регулярных и иррегулярных войск было несколько более 1 миллиона человек. По этим же данным, пехота составляла 2/3 от общего количества всех войск, кавалерия-1/5 артиллерия-1/3

Пехота подразделялась на линейную, действующую в сомкнутых строях, и легкую. Легкую составляли егеря, карабинеры и стрелки, вооруженные штуцерами и объединенные в стрелковые батальоны. Стрелки, вооруженные штуцерами, представляли собой новую разновидность пехоты, отличавшуюся от существующей легкой егерской пехоты и по организации и по вооружению. Егерскую пехоту продолжали использовать преимущественно в стрелковой цепи. В ходе Крымской войны стрелковые штуцерные батальоны показали свое огромное преимущество перед егерями. В дальнейшем легкая, а еще через несколько лет вся пехота становится однородной по вооружению, получив нарезное ружье.

К 1853 году вся пехота насчитывала 110 полков (в том числе 10 гвардейских, 12 гренадерских, 4 карабинерных и 42 егерских), 9 стрелковых батальонов, доведенных в начале войны до тысячного состава (до войны они имели по 180 нижних чинов в роте) и 84 грузинских, черноморских, кавказских, оренбургских, сибирских и финляндских линейных батальона.

Конница перед Крымской войной подразделялась на тяжелую: кирасирскую и драгунскую и легкую: уланскую и гусарскую.

Кавалерийских полков было 59: 23 тяжелых (12 кирасирских и 11 драгунских) и 36 легких (20 уланских и 16 гусарских). Пехотный полк в большинстве состоял из 4 батальонов, батальон — из 4 рот, рота насчитывала 250 человек, кавалерийские полки состояли: кирасирские из 8 эскадронов, драгунские из 10 эскадронов, все уланские и гусарские кавалерийские полки имели по 8 эскадронов. Из двух эскадронов в строевом отношении составлялся дивизион. Эскадрон состоял из 133 кавалеристов (нижних чинов) и имел по 15 или 16 рядов во взводе. В эскадроне, в котором по штату полагалось иметь 15 рядов, во взводе насчитывали: утер-офицеров-13, трубачей-4, рядовых-120, в эскадроне в 16 рядов во взводе: унтер-офицеров-16, трубачей-4, рядовых-128.

В полевой артиллерии в мирное время числилось 1 тысяча 134 орудия (из них 232 конных) и 1 тысяча 446 в военное время (при том же количестве конных). Часть орудий была законсервирована, а их прислуга находилась в бессрочном отпуске. Батарей в полевой артиллерии насчитывалось 135, в том числе 29 конных. Пешие батареи в основном состояли в военное время из 12 орудий, в мирное время из 8. Батареи сводились в бригады четырехбатарейного состава, а бригады в дивизии; последние являлись административно-организационными, а не тактическими соединениями. При организации артиллерии придерживались принципа, чтобы одна пешая батарея приходилась на один пехотный полк, а одна конная батарея на два кавалерийских полка.

Принятие на вооружение дальнобойного ружья поставило артиллерию перед необходимостью изменить орудийные конструкции. При предельной дальности стрельбы из орудий картечью (главным снарядом) на 300 саженей (640 м) невозможно было эффективно подготовить атаку пехоты, так как артиллерийская прислуга уже во время приближения орудий к противнику на дистанцию прицельного выстрела теряла до половины людского состава и лошадей от дальнобойного стрелкового оружия. Перед артиллерией встала задача увеличить по сравнений со штуцером дальность огня. Предпринятые в 1838 году преобразования русской артиллерии (системы 1838 г.) во многом улучшили орудия образца 1805 года, но оставляли почти без изменений дальность стрельбы.

Гранатой артиллерия вела прицельный огонь на дистанцию 500−600 саженей (1070−1280м), превышающую в 2 раза дальность стрельбы картечью. Все орудия (пушки и единороги), состоявшие на вооружении полевой армии, были медными, гладкостенными, заряжающимися с дула.

В составе русской армии имелась ракетная батарея. В мирное время она состояла при петербургском ракетном заведении, в военное время поступала в распоряжение действующей армии. Состояла ракетная батарея из четырех огневых взводов, имевших по восемь треножных пусковых ракетных станков. Новые ракетные подразделения формировались непосредственно на фронте.

В Крымской войне ракетные подразделения действовали на дунайском и кавказском театрах, а также при обороне Севастополя.

Ракета состояла из гильзы, наполненной пороховым зарядом и боевой части (головного снаряда) и хвоста. Дальность стрельбы некоторых типов боевых ракет превосходила дальность стрельбы обычных артиллерийских орудий. Ракета (осадная 4-дюймовая) с ¼ — пудовой гранатой имела среднюю дальность стрельбы 4 тысячи 150 м, а горная пушка (с тем же весом снаряда)-1 тысячу 810 м. Скорострельность ракеты (4 выстрела в минуту) была выше скорострельности артиллерийских орудий. Боевые ракеты применялись в полевых сражениях (полевые), при осаде и обороне крепостей (осадные, крепостные).

Ракеты снабжались различными снарядами: прицельные ракеты — гранатами и картечью, осадные, или крепостные, — гранатами, зажигательными колпаками, осветительными ядрами и фугасами — снарядами с взрывчатым веществом. Станки для стрельбы ракетами были легкими, удобными при переноске, применялись они на любой местности и в любых условиях. Боевые ракеты составляли существенное вспомогательное звено в артиллерии. С появлением в 60-х годах XIX века в русской армии нарезной артиллерии работы над боевыми ракетами стали сходить на нет.

Инженерные войска были представлены 9 саперными батальонами, состоявшими из 4 рот (по 250 человек в роте) и 2 конно-пионерных дивизионов двухэскадронного состава. В мирное время саперные батальоны объединялись в три саперные бригады.

Военно-морской флот России по численности боевых кораблей прочно занимал третье место после Англии и Франции. Боевые корабли и их вооружение, в общем соответствовали требованиям военного дела. В первой половине XIX века вследствие технико-экономической отсталости страны и косности царского правительства, принижавшего значение военно-морских сил. Россия к началу Крымской войны имела очень мало паровых судов. Но по организации и боевой подготовке Черноморский флот благодаря деятельности адмиралов М. П. Лазарева и П. С. Нахимова, В. А. Корнилова и В. И. Истомина превосходил английский и французский флоты.

Паровые суда, колесные с открыто расположенными колесами и винтовые, имевшие гребной винт, приводились в движение паровой машиной, мощностью около 800−1000 л.с. Винтовой корабль в штиль ходил при помощи пара, при ветре — под парусами или же при помощи пара и парусов. В отличие от колесного парохода винтовой мог располагать более сильной артиллерией. Все суда были деревянными, и только их подводная часть обшивалась медными листами.

Перед Крымской войной в Балтийском и Черноморском флотах и в Архангельской, Каспийской и Камчатской флотилиях насчитывалось несколько более 90 тысяч человек. Балтийский флот имел 26 линейных кораблей, 9 фрегатов, 8 корветов и бригов, 9 пароходов-фрегатов, 10 транспортов, 143 мелких судна, а Черноморский флот-14 линейных кораблей, 6 фрегатов, 16 корветов и бригов, 6 пароходов-фрегатов, 32 транспорта и 82 мелких корабля.

Накануне Крымской войны Россия не имела ни одного винтового корабля, хотя в 1851—1852 годах началось строительство двух винтовых фрегатов и переделка в винтовые трех парусных кораблей.

На вооружение кораблей стали поступать бомбические пушки, стрелявшие разрывными сферическими бомбами. Дальность их полета достигала 2 км.

Уровень боевой подготовки на Черноморском флоте был выше, чем на Балтийском. На Балтийском флоте весь упор в обучении делался на внешнюю сторону, на подготовку флота к ежегодным царским смотрам. На Черноморском флоте, командование которого обладало благодаря удаленности от Петербурга, царя и его сановников большей самостоятельностью, военных моряков обучали искусству воевать; в боевой подготовке черноморцы придерживались суворовско-ушаковских принципов.

Для тактики парусного флота оставалось характерным маневрирование с целью занятия наиболее выгодного наветренного положения по отношению к противнику. Корабли для боя строились в две кильватерные колонны. Расстояние между строями противников определялось эффективностью артиллерийского огня, который являлся основным тактическим фактором. Паровые суда для боя ставились на флангах между колоннами, на них возлагалась также обязанность буксировки вышедших из строя (поврежденных) кораблей.

Большой вклад в строительство русского парусного флота, в разработку методов обучения моряков внесли после Спиридова и Ушакова русские адмиралы Сенявин, Лазарев, Корнилов и Нахимов.

Как же реагировали на действия России европейские державы. К моменту начала войны султан Абдул-Меджид проводил политику государственных реформ -танзимат. Для этих целей использовались заемные средства европейских держав в первую очередь французские и английские. Средства пускались не на усиление экономики страны, а на закупку промышленных изделий и вооружения. Получалось так, что Турция постепенно мирным путем попадала под влияние Европы. Великобритания, Франция и другие европейские державы взяли на вооружение принцип неприкосновенности владений Порты. Самодостаточную и независимую от европейского капитала Россию в этом регионе никто не хотел видеть.

К тому же после революций 1848 г. французский император Наполеон III, памятуя о лаврах Наполеона I, желал укрепить свой трон с помощью какого-нибудь победоносного военного конфликта. А перед Великобританией открылась перспектива образования антироссийской коалиции, и при этом добиться ослабления влияния России на Балканах. Турция волей-неволей вынуждена была использовать последний шанс, чтобы восстановить свои пошатнувшиеся позиции в разваливающейся Османской империи, тем более, что правительства Великобритании и Франции были не против участия в войне против России. Да и горцы Шамиля постоянно высказывали свою готовность поддержать наступление Турции на Кавказе.

Крымская война вспыхнула в 1853 г. как результат долго копившихся экономических и политических противоречий между Англией, Францией, Турцией и Россией. Каждая из этих стран стремилась укрепить свое влияние на Ближнем Востоке, завоевать рынки сбыта, подчинить себе новые территории. Англия и Франция, умело используя все более обострявшиеся русско-турецкие отношения, спровоцировали Турцию на объявление войны России. Однако некогда могущественная Оттоманская империя к этому времени значительно ослабла и была не в состоянии добиться успеха: турки терпели поражения на суше и на море. 18 ноября 1853 г. русская эскадра под командованием вице-адмирала П. С. Нахимова разгромила в Синопской бухте турецкую эскадру, а 19 ноября в районе селения Башкадыклар, севернее крепости Каре, 10-тысячной русской армией под командованием генерала В. О. Бебутова была разбита и обращена в бегство 36-тысячнаятурецкая армия. Все это заставило союзников Турции Англию и Францию поспешить ей на помощь: в декабре 1853 г. англо-французский флот вошел в Черное море. Началась Восточная, или Крымская, война, одна из самых кровопролитных войн прошлого столетия. К Англии, Франции и Турции, единым фронтом, выступившим против России, вскоре присоединилось королевство Сардиния. Враждебной по отношению к России была и позиция Австрии, Швеции, США. Война шла на Балтийском и Белом морях, на Дунае и Кавказе, даже на далекой Камчатке. Но главным театром военных действий стал Крым. В начале сентября 1854 г. мимо Севастополя проследовал англо-французский флот. Зная, что город хорошо защищен с моря, противник высадил большой десант к югу от Евпатории с тем, чтобы подойти к Севастополю с суши. 13 сентября 1854 г. в городе было объявлено осадное положение.

Началась оборона, продолжавшаяся 349 дней. Ее организаторами и руководителями стали начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал В. А. Корнилов и командующий эскадрой вице-адмирал П. С. Нахимов. Так как с суши город не был укреплен, его защитникам пришлось в очень короткий срок построить оборонительную линию, состоявшую из семи бастионов. Восьмой бастион, позднее названный Корниловским, находился на Малаховом кургане — господствующей высоте Корабельной стороны. Руководил строительством укреплений талантливый инженер-фортификатор Э. И. Тотлебен Севастопольские бухты в самом начале обороны оказались недоступными для врага: моряки решили затопить часть своих судов, чтобы затруднить прорыв неприятельского флота на внутренний рейд. Преграда из затопленных русских кораблей и меткий огонь береговых батарей вынудили англо-французское командование отказаться от попыток прорыва в Севастополь с моря. Более девяти тысяч моряков флотских экипажей влились в состав севастопольского сухопутного гарнизона и стали его главной силой. Корабельные пушки, снаряды, все имущество они перенесли на бастионы, где сразу воцарился безупречный флотский порядок. Даже время там отмерялось корабельными склянками. Высадившийся близ Евпатории — Сак противник нанес крупное поражение русским войскам на реке Альме и обошел Севастополь с востока. Англичане овладели Балаклавой и расположили там свой флот, французы разбили лагерь в Камышовой бухте. Организовав, таким образом, базы для снабжения своих войск, союзники стали готовиться к штурму Севастополя. 5 октября 1854 г. они предприняли первую бомбардировку города: 126 неприятельских орудий разом обрушили на оборонительную линию огненный шквал. Защитники бастионов выстояли, хотя и ценой больших потерь. Самой тяжелой утратой была гибель адмирала В. А. Корнилова, смертельно раненного в тот день на Малаховом кургане. После его гибели во главе обороны встал П. С. Нахимов. 13 октября защитники Севастополя в Балаклавском сражении на голову разгромили английскую кавалерию, но 24 октября русская армия потерпела поражение под Инкерманом. Однако и потери противника оказались столь значительными, что англо-французское командование вынуждено было перейти к затяжной осаде города. Обе стороны приступили к совершенствованию своих укреплений. Положение защитников Севастополя оставалось более тяжелым: они имели на вооружении в основном тяжелые гладкоствольные ружья, стрелявшие всего на 300 шагов, а солдаты противника были вооружены нарезными ружьями, стрелявшими на1200 шагов. Подкрепления и боеприпасы неприятельские войска в Крыму получали быстрее и в большем количестве, чем русские, постоянно испытывавшие недостаток во всем. Весной 1855 г. союзные войска активизировали свои действия. На рассвете 5 июня началась сильнейшая, четвертая по счету, бомбардировка города, а 6 июня противник пошел на штурм укреплений Корабельной стороны.

Однако русские воины, проявив исключительное мужество и героизм, отстояли черноморскую крепость. События 6 июня 1855 г. запечатлены на живописном полотне знаменитой панорамы Ф. А. Рубо «Оборона Севастополя 1854−1855 гг.» Еще около трех месяцев держались защитники города, но силы их таяли. Невосполнимой утратой стала гибель П. С. Нахимова: 28 июня этот талантливый военачальник, любимец матросов и солдат был смертельно ранен… Затянувшиеся военные действия под Севастополем истощали силы обеих сторон. Несмотря на тяжелое положение защитников, оборона носила активный характер: противнику так и не удалось запереть осажденных в крепости. Оборонительные сооружения, разбитые днем, за ночь они восстанавливали, по ночам совершали вылазки к вражеским позициям, нанося противнику ощутимые потери. Русские явно превосходили французов в навязанной ими подземно-минной войне. Отвагу и мужество проявляли не только солдаты, матросы и их командиры, но и население Севастополя, в том числе женщины и дети. 4 августа 1855 г. русские войска потерпели поражение в сражении на Черной речке, а 27 август" пал Малахов курган. Удерживать более руины Севастополя не представлялось возможным. В ночь на 28 августа защитники, взорвав свои укрепления, по приказу главнокомандующего М. Д. Горчакова оставили южную часть города и по плавучему мосту, наведенному через рейд, перешли на Северную сторону. Активные военные действия в Севастополе прекратились. 18 марта 1856 г. после длительной дипломатической борьбы был подписан Парижский мирный договор, по которому Россия лишилась права иметь на Черном море флот, строить крепости и военно-морские базы.

Крымская (Восточная) война 1853−1856 гг. первоначально велась между Российской и Османской империями за господство на Ближнем Востоке.

Первые удачи русских войск, а в особенности разгром турецкого флота в Синопе побудили вмешаться в войну Англию и Францию на стороне Османской Турции. В 1855 г. к воюющей коалиции присоединилось Сардинское королевство. К союзникам готовы были примкнуть Швеция и Австрия, до этого связанная узами «Священного союза» с Россией. Военные действия велись в Балтийском море, на Камчатке, на Кавказе, в Дунайских княжествах.

Основные действия развернулись в Крыму при обороне Севастополя от войск союзников (отсюда и название войны — Крымская).

В итоге, общими усилиями, объединенная коалиция смогла одержать победу в этой войне. Россия подписала Парижский мир и потеряла всех европейских «друзей».

Вывод из этой войны может быть таким: Не имей сто друзей за границей, а одного у себя дома — сильную армию.

Планы союзных держав: Союзные державы не хотели больше видеть Россию на мировой политической сцене. Новая война служила отличной возможностью осуществить эту заветную мечту. Первоначально Англия и Франция рассчитывали измотать русские войска в войне с Турцией, а затем под лозунгом о защите Турции, они рассчитывали напасть на Россию и вывести ее в разряд второстепенных держав, отторгнуть от нее Крым, Кавказ, Бессарабию, Прибалтику, Польшу и Финляндию (план Пальмерстона — лидера наиболее агрессивных английских кругов). В соответствии с этим замыслом разрабатывался стратегический план, по которому предполагалось развернуть военные действия с Россией на нескольких участках, направляя усилия флотов и десантов на побережье Черного и Балтийского морей. Армия должна была действовать на трех театрах военных действий, отделенных один от другого расстоянием в 1 тысячу миль: в Крыму, на польской границе и со стороны Балтийского моря.

После неудачных попыток овладеть отдельными русскими пунктами с моря союзникам пришлось отказаться от столь широких планов и направить все свои усилия на Крым.

Турецкое командование планировало задержать русские войска на Дунае оборонительными действиями, а на Кавказе, где турецкие силы превосходили русские, развернуть наступление. Турецкое и англо-французское командования возлагали большие надежды на горское население Кавказа и на духовного вождя мусульман Чечни и Дагестана — Шамиля. Противники России поддерживали связь с руководителями мюридистского движения и в своих стратегических планах отводили видное место действию горцев Шамиля в тылу русского кавказского войска.

За несколько дней до открытия военных действий из Севастополя в Анакрию, Черноморским флотом во главе с Павлом Степановичем Нахимовым была переброшена 13-я пехотная дивизия (16 тысяч 393 человека, 624 лошади, 2 батареи, обоз дивизии и 30-дневный продовольственный запас). Эта операция продолжалась всего 7 суток и в переброске были задействованы 14 парусных кораблей (из них два фрегата), 7 параходов и 11 транспортных судов. Операция прошла успешно, несмотря на значительное волнение, на море. Современники назвали этот переход «баснословно счастливым».

Переброска 13-й дивизии свидетельствует о том, что отвергнутые планы активных действий с помощью Черноморского флота были вполне выполнимы.

4 октября 1853 г. ТУРЦИЯ ОБЪЯВЛЯЕТ ВОЙНУ. Под командованием Омар-паши (Михаила Латтаса-хорвата по национальности и хорошего солдата) турецкая армия форсировала Дунай.

Турецкий султан, поддержанный Англией и Францией, закончив стратегическое сосредоточение своих войск, 27 сентября (4 октября) 1853 года ультимативно потребовал от России очистить дунайские княжества и, не выждав отведенных им 15 дней для ответа, начал военные действия. Так в октябре 1853 года началась Крымская война, продолжавшаяся почти два с половиной года.

Открывая военные действия, турки имели превосходство в силах и на дунайском и на кавказском театрах. На дунайском театре у них было 140 тысяч человек. Начавшиеся здесь военные действия свелись к боям небольших сил.

4 ноября 1853 г. СРАЖЕНИЕ ПРИ ОЛТЕНИЦЕ (в совр. Румынии). Здесь, в Южной Румынии, недалеко от Дуная, Омар-паша нанес поражение русской армии.

30 ноября 1853 г. РАЗГРОМ ТУРЕЦКОЙ ЭСКАДРЫ ПРИ СИНОПЕ (или Синопское сражение).

23 ноября Нахимов подошел к Синопу с небольшими силами и блокировал вход в порт. В Севастополь был отправлен бриг «Эней» с просьбой о подкреплении.

29 ноября прибыла первая часть ожидаемого подкрепления. В составе эскадры Нахимова в этот момент оказалось 6 линейных кораблей («Мария», «Париж», «Три святителя», «В.К. Константин», «Ростислав» и «Чесма») и два фрегата («Кагул» и «Кулевчи»). Общее количество орудий составляло 716, т. е. стрелять с одного борта могли 358.

У турок же в этот момент было 7 фрегатов, 3 корвета, 2 парохода, 2 транспорта и 1 шлюп. Количество корабельных орудий в общей сложности составляло 472 орудия (т.е. 236 с одного). Турецкая эскадра, прибывшая в Синоп из Стамбула, стояла на рейде и готовилась к высадке крупного десанта войск в районе Сухум-Кале (Сухуми) и Поти.

Командовал морскими силами в Синопе Осман-паша, не блиставший, как и большинство высших османских офицеров, какими-либо военными талантами. Зная о том, что русская эскадра крейсертсвует вблизи Синопа и что в любой момент можно ожидать нападения, Осман-паша не предпринял каких либо мер повышающих боеспособность турецкой эскадры. Суда были расположены веером около самой набережной, тем самым закрывая многие береговые батарей, к тому же такое расположение лишало турок маневра и корабли могли встретить неприятеля только залпом с одного борта.

Утром 30 ноября не дожидаясь прихода отряда Корнилова Нахимов на флагмане «Мария» повел свою эскадру к Синопу. К вечеру того же дня турецкая эскадра погибла практически полностью вместе со всей командой. Турки насчитали около 3000 убитыми и ранеными, англичане писали о 4000, русские потери-37 человек убитыми и 235 ранеными. Огромные потери турок были связаны с тем, что до начала боя Осман-паша, буду полностью уверенным в своей полной победе, приказал разместить десант на кораблях.

От всей эскадры уцелел только пароход «Таиф» под командой англичанина Адольфуса Слэда (тур. Мушавер-паша). Еще до начала боя Нахимов выделил два фрегата «Кагул» и «Кулевчи» наблюдать за действиями 2-х турецких пароходов, которые представляли особую опасность для русских парусных кораблей.

Однако капитан Слэд, буквально следуя инструкциям, полученным от Лорда Стрэтфорда занимался исключительно наблюдением за ходом боя. И когда исход сражение был предрешен «Таиф» на полных парах пустился в бегство. Угнаться за ним парусным фрегатам не удалось.

Разгром турецкой эскадры значительно ослабил морские силы Турции и сорвал ее планы по высадке войск на побережье Кавказа. Синопское морское сражение вошло в историю как последнее крупное сражение эпохи парусного флота. Характерными его особенностями были решительные действия при уничтожении неприятельского флота на его базе, искусное развертывание кораблей и применение ими бомбических пушек. Большая эффективность бомбических пушек ускорила переход к строительству броненосного флота.

После оглушительной победы Нахимова началось массированная обработка общественного мнения во Франции и Англии. Союзные державы нашли великолепный предлог для вступления в войну — «защита беззащитной Турции от грозного врага».

12 марта 1854 г. ФРАНКО-БРИТАНСКИЙ ФЛОТ В ЧЕРНОМ МОРЕ. Обе державы, на время забыв взаимные упреки и подозрения, объединились с Турцией для защиты берегов и судоходства последней.

20 марта 1854 г. РУССКИЕ ФОРСИРУЮТ ДУНАЙ. Мощная армия под командованием генерал-фельдмаршала и главнокомандующего русскими войсками на западных границах и Дунае Ивана Федоровича Паскевича вторглась в Болгарию.

Чтобы упредить противника на Балканах, Николай I приказал перейти здесь в наступление. Русские войска форсировали Дунай у Браилова, Галаца и Измаила. Наступление развивалось успешно. Были заняты Исакча, Тульча, Мачин. 5 мая началась осада Силистрии.

20 апреля 1854 г. УГРОЗА ВМЕШАТЕЛЬСТВА АВСТРИИ. Вступив в оборонительный союз с Пруссией против России, Австрия сосредоточила пятидесятитысячную армию в Галиции и Трансильвании. Затем, с разрешения Турции, она вступила во владения последней на берегах Дуная. Россия вынуждена была снять осаду Силистрии (9 июня), а затем вывела из этого района все войска (12 августа). Тем не менее, Россия отвергла условия мирного соглашения, выдвинутые Англией, Францией, Пруссией и Австрией (Вена, 8 августа), согласно которым она должна была впредь отказаться от какого бы то ни было вмешательства в дела Оттоманской империи.

В связи с этими событиями хотелось привести отрывок письма Франца-Иосифа его матери от 1854 г.:

«Вопреки всем политическим осложнениям, я не теряю мужества, и по моему мнению, если мы будем действовать смело и энергично, то эта восточная заваруха сулит нам определенные выгоды. Наше будущее — на востоке, и мы загоним мощь и влияние России в те пределы, за которые она вышла только по причине слабости [Меттерних!] и разброда в нашем лагере. Медленно, желательно незаметно для царя Николая, но верно мы доведем русскую политику до краха. Конечно, нехорошо выступать против старых друзей, но в политике нельзя иначе, а наш естественный противник на востоке — Россия. Мы боимся революции, но мы в случае чего справимся с нею и без России. Страна, которая может одновременно призвать 200 000 солдат и сделать только внутренний заем в объеме 500 миллионов гульденов, не столь уж опасно больна революционной заразой. Прежде всего, надо быть австрийцем, и, безотносительно личности царя Николая, я радуюсь нынешней слабости России».

Сентябрь 1854 г. ПЛАНЫ ВТОРЖЕНИЯ В КРЫМ. После того как русские покинули Балканы, в Лондоне и Париже решили еще более ослабить могущество России на Черном море и парализовать военно-морскую базу в Севастополе. Решение о проведении операции было принято без трезвой оценки ее масштабов и проведения надлежащей разведки. Общее командование осуществляли: с британской стороны генерал-майор Фицрой Джеймс Генри Сомерсет, и 66-летний лорд Реглан; с французской- 53- летний маршал Арман Жак Леруа де Сент-Арно, серьезно больной холерой.

7 сентября 1854 г. ВЫХОД ИЗ ВАРНЫ. После того как в Варне наконец закончилась эпидемия холеры и пробушевал сильный пожар войска союзников были переброшены на Крымский полуостров огромным конвоем, состоящим из 89 боевых кораблей и 300 транспортных судов. Для пущей секретности союзники определили точку высадки уже после того, как корабли вышли в море.

Командующий русской армией в Крыму адмирал князь Александр Сергеевич Меншиков не предпринял ни малейшей попытки помешать высадке. Слабым оправданием тому может быть дезинформация, пущенная английской прессой. Русское командование думало, что противник нападет на Севастополь; предполагалось, что целью его стремлений будет Одесса. Поэтому в Бессарабии было сосредоточено 180 тысяч человек, между Одессой и Николаевом-32 тысячи, в Крыму было 51 тысяча солдат. Высадка союзников была для Меншикова сюрпризом.

Точные данные о составе союзного десанта привести довольно трудно. Оценки разных источников колеблются в пределах от 51 до 67 тысяч человек. Так что силы, в принципе, сопоставимые.

13−18 сентября 1854 г. ВЫСАДКА У СТАРОЙ КРЕПОСТИ. Соединенный флот с сухопутными войсками подошел с начала к Евпатории, занял ее 3-тысячным отрядом и затем в избранном месте, в 50 км. к северу от Севастополя, приступил к высадке войск, которая длилась в течение 6 дней. Высадку затрудняли плохие погодные условия и ослабленное состояние солдат (перенести холеру этом Вам не шутки).

19 сентября 1854 г. Экспедиционные силы союзников, двинулись на юг (англичане-по ближнему к берегу флангу. Флот шел параллельным курсом).

20 сентября 1854 г. СРАЖЕНИЕ НА РЕКЕ АЛЬМА. Опомнившись адмирал А. С. Меншиков с армией численностью 36 тысяч 400 человек решил занять оборону на берегу реки Альмы. Его левый фланг расположился вне досягаемости артиллерии союзного флота, правый занял позиции на гряде холмов. Силы союзников без особых затруднений форсировали реку. Однако затем англичане оказались у подножия крутого склона, преодолеть который им удалось лишь после тяжелого боя. Избегая затяжного боя, А. С. Меншиков отступил. Потери союзников (в основном британцев) составили около 3 тысяч человек, русских-5 тысяч 709 человек.

Среди причин победы союзников при Альме можно назвать количественное превосходство французских войск маршала А. Ж. Сент-Арно и английского генерала Дж. Раглана, их лучшим техническим оснащение.
Однако не только эти причины привели к поражению русских войск. Командующий войсками Меншиков, Горчаков, командовавший правым флангом и центром, и Кирьяков, возглавлявший войска левого фланга, допустили ряд грубых ошибок и в итоге не справились с возложенными на них задачами.

Распоряжения Меншикова, Горчакова и Кирьякова отличались неопределенностью. Меншиков, подчинив войска Горчакову и Кирьякову, не разграничил между ними точно позицию, и они не знали, кому из них подчинялся Бородинский полк. Во время сражения Горчаков и Кирьяков действовали каждый на своем участке, не интересуясь, что делается на другом. Взаимодействие их войск не было организовано. Сражавшиеся русские части и подразделения там, где это от них зависело, по собственной инициативе поддерживали друг друга.

Русское командование, избрав сильную позицию, не усилило ее и ошибочно расположило войска. Оставление генералом Кирьяковым местности у устья реки без прикрытия позволило французам подняться на высоты левого берега и заставить русский левый фланг повернуть фронт к морю, что создало угрозу захвата пути отступления к Севастополю. Успешные действия французов на русском левом фланге решили участь сражения.

Русское командование не использовало свою конницу. А конница могла быть брошена на левый фланг, чтобы сбросить с утесов изолированную бригаду Воске в тот момент, когда она только начала выстраиваться.

Что касается Сент-Арно и Раглана, то их действия также не отличались решительностью. Старый маршал Сент-Арно вводил в сражение войска по частям, по дивизиям, а когда русские войска стали отступать, он даже не попытался организовать преследование. Сент-Арно рассчитывал выиграть сражение не путем разгрома русских войск, а путем выталкивания их с занятых позиций.

Русская армия проиграла сражение, но противник, одержавший победу, увидел исключительную стойкость и неустрашимость русских солдат. Его прежняя самонадеянность, его вера в свое превосходство над русским солдатом-мужиком решительно поколебалась.

Альминская победа союзников не оказала решающего влияния на стратегическую обстановку. Это было сражение, имевшее чисто тактический характер, на редкость лишенное всяких стратегических черт. Командующий русской армией, имея меньше сил, давал сражение исключительно с оборонительными целями. Меншиков намеревался не разгромить противника, а измотать его. Его планы предусматривали последовательными оборонительными действиями на сильнейших позициях-реках Альма, Кача и Бельбек-нанести противнику потери, задержать его движение к Севастополю, выиграв, таким образом, время для подхода подкреплений. Но и эти чисто оборонительные планы были нарушены плохо проведенным Альминским сражением. После поражения на реке Альма Меншиков не отказался от своего плана и продолжал оборонять «целый полуостров», вместо того чтобы идти к Севастополю.

25−26 сентября 1854 г. ПЕРЕДВИЖЕНИЯ ВОКРУГ СЕВАСТОПОЛЯ. Союзники подошли к Севастополю. Не имея сведений об оборонительных сооружениях крепости союзники, вместо того чтобы с ходу штурмовать совершенно беззащитную северную сторону города пустились в обходной 24-километровый марш к южной стороне. Решение об этом принимал смертельно больной Сент-Арно (умер через 8 дней). Может на это спасительное для крепости решение повлияло известиее о затопление русских кораблей в севастопольской гаване +1. Сент-Арно не решился без поддержка наступления с моря нападать на северную сторону. В это же время А. С. Меншиков оставил в крепости слабый 8- батальонный гарнизон, а сам с остатками армии выступил к Бельбеку, чтобы соединиться с прибывшими туда подкреплениями. В результате армии противников, сами того не зная, пересекли фронты друг друга. Союзники, закончив марш, соединились с флотом, британская часть которого базировалась в Балаклаве, французская-в Камышовой бухте. Командовать русским гарнизоном на северной стороне города был поставлен адмирал Корнилов, на Южной — герой Синопа — Нахимов.

8−16 октября 1854 г. ОСАДА СЕВАСТОПОЛЯ. Строительство оборонительных сооружений с юга еще не было завершено. Как уже отмечалось выше, немедленное наступление на крепость могло бы обернуться успехом. Вместо этого был поспешно сформирован осадный корпус, защита которого от русских вылазок осуществлялась британским контингентом и одним французским армейским корпусом. Затем началась блокада города. Маршал де Сент-Арно умер от холеры (29 сентября); на посту главнокомандующего французскими экспедиционными войсками его сменил генерал (впоследствии маршал Франции) Франсуа Канробер. К 17 сентября, то есть к дате начала обстрела, командир инженерных частей русских полковник (впоследствии инженер-генерал) Эдуард Иванович Тотлебен совершил, казалось, невозможное в деле укрепления фортификаций города. Артиллерийский обстрел и контрбатарейный огонь привели к серьезным потерям с обеих сторон, однако непоправимых разрушений фортификационным сооружениям нанесено не было. Блокаду порта с моря возглавил адмирал сэр Эдмунд Лайонс.

17 октября 1854 г. года началась первая бомбардировка Севастополя. С суши огонь по городу вели 120, с моря-1 тысяча 340 орудий кораблей. Им могли отвечать только 268 русских орудий. Противник рассчитывал мощной бомбардировкой с моря и суши разрушить сухопутные укрепления крепости и штурмом овладеть ею. Однако огонь русских береговых батарей нанес ощутимый урон осадной артиллерии и кораблям противника, что заставило генерала Ф. Дж. Раглана и генерала Ф. С. Канробера отложить штурм.

Защитники Севастополя терпели острую нужду в оружии, боеприпасах и продовольствии. Однако в самых трудных условиях русские солдаты и матросы сохраняли высокий моральный дух и волю к борьбе. Имена лейтенанта Н. А. Бирюлёва, боцмана Степана Буденко, матросов Петра Кошки и Федора Заики, солдат Афанасия Елисеева и Якова Махова, дочери матроса Даши Севастопольской и других севастопольских героев стали известны всей России.

25 октября 1854 г. СРАЖЕНИЕ ПРИ БАЛАКЛАВЕ. Армия А. С. Меншикова предприняла попытку наступления между линиями осаждающих и британской базой в Балаклаве. Русским удалось внедриться в тыл и захватить несколько турецких орудий. Атаки русской кавалерии, пытавшейся развить успех, были отражены британской бригадой тяжелой кавалерии и выстроившимся в «тонкую красную линию» 93-м шотландским полком.

По причинам, не выясненным до сих пор, бригада легкой кавалерии предприняла лобовую атаку на русские артиллерийские батареи через узкую долину длиной в 1,5 км, причем правый фланг бригады был открыт для огня из захваченных у турок орудий, а левый-для обстрела из других русских пушек. Всадники достигли батарей, прорвались сквозь них и сразились с русской кавалерией, а оставшиеся в живых вынуждены были возвращаться к своим под перекрестным огнем «Долины смерти».

Эта атака навсегда останется памятником доблести солдат, обреченных на смерть тупостью командира-бригадного генерала Джеймса Томаса Бруднелла, лорда Кардигана, и командира кавалерийской дивизии генерала-майора Дж. К. Бингэма, лорда Лукана. Выручила отступавших не менее доблестная атака 4-го французского полка «Африканских охотников», подавившая огонь русских батарей на одном из флангов. В атаку, длившуюся всего 20 минут, пошли 673 кавалериста, потери составили 247 человек и 497 лошадей. Подходящей эпитафией может служить высказывание французского генерала Пьера Ф. Ж. Боскета, наблюдавшего за атакой: «Это великолепно, но это - не война». В результате русские сохранили свои позиции на Воронцовской гряде, господствовавшей над дорогой Балаклава-Севастополь.

В сражении при Балаклаве русские войска захватили часть вражеских редутов, разгромили английскую кавалерию генерала Кардигана и заставили противника отказаться от намечавшегося им наступления на Севастополь. Это сражение подняло боевой дух русских войск. В то же время оно послужило хорошим уроком для союзников, которые выделили дополнительные силы для охраны своего тыла.

5 ноября 1854 г. ИНКЕРМАНСКОЕ СРАЖЕНИЕ. Адмирал А. С. Меншиков вновь предпринял попытку прорыва между линиями осаждавших и войсками поддержки. Главный удар пришелся на британцев. Сражение длилось весь день, причем обе стороны полностью утратили управление и контроль. Шаткое равновесие было нарушено, когда в бой вступила французская бригада генерала Боскета. Меншиков отступил, понеся большие потери. Потери союзников (в основном, англичан) были значительно меньше +2. Главными причинами неудачи русских войск называются плохая подготовка сражения, неполное использование в сражении имевшихся в распоряжении Меншикова сил (более 1/3 войск бездействовало) и плохое управление.

Ноябрь 1854-март 1855 г. ЖЕСТОКАЯ ЗИМА. Теоретически союзники, благодаря сохранившимся морским коммуникациям, не должны были испытывать серьезных трудностей при ведении осады, в то время как перед русскими, несмотря на то, что северная линия коммуникаций оставалась открытой, стояла серьезнейшая проблема тылового снабжения протяженным сухопутным путем. В действительности же союзники оказались совершенно неподготовленными к зимней кампании.

Кроме того, сильный шторм (14 ноября) потопил 30 транспортных судов, уничтожив большую часть провианта, фуража и обмундирования. Положение ухудшалось еще и тем, что русские контролировали единственную мощеную дорогу, ведущую из Балаклавы к осажденному городу. Буксировка повозок по топкой равнине была практически невозможна. Британские солдаты, лишенные укрытий и соответствующего зимнего обмундирования, пребывали в полуголодном состоянии. Буйствовала холера, и в непозволительно плохо оснащенных лазаретах люди умирали в основном от болезней. К февралю численность британских войск упала до 12 тысяч человек.

Генерал Франсуа Канробер, осуществлявший значительно более эффективное руководство войсками, сохранил 78 тысяч человек и взял на себя оборону части британского сектора. Военный корреспондент газеты «Таймс» Уильям Говард Рассел передавал по телеграфу в Лондон бесконечно мрачные репортажи. Оскорбленная британская общественность вынудила уйти в отставку правительство Джорджа Гордона, лорда Абердина. Улучшение положения последовало незамедлительно.

Самым важным было создание надлежащей системы медицинского обслуживания под руководством Флоренс Найтингейл. Тем временем, несмотря на серьезные потери в рабочих командах, полковник Э. И. Тотлебен, благодаря своей неиссякаемой энергии и инженерному гению, быстро восстанавливал разрушенные оборонительные сооружения и строил новые.

17февраля 1855 г. СРАЖЕНИЕ У ЕВПАТОРИИ. Армия под непосредственным командованием генерала от артиллерии князя Михаила Дмитриевича Горчакова, сменившего князя А. С. Меншикова на посту главнокомандующего войсками в Крыму, предприняла нерешительную попытку прорыва, отраженную турками. Линии осаждавших сомкнулись.

8−18 апреля 1855 г. ПАСХАЛЬНЫЙ ОБСТРЕЛ. В результате этого массированного артиллерийского обстрела большая часть оборонительных сооружений русских была разрушена, а выстроившаяся в ожидании наступления армия потеряла 6 тысяч человек. Однако штурма не последовало, поскольку командующие армиями союзников вели по телеграфу нескончаемые споры со своими правительствами по поводу того, как именно следует проводить операцию. Взбешенный вмешательством в свои дела генерал Франсуа Канробер подал в отставку; в командовании его сменил генерал Эмабль Жан-Жак Пелисье-как и его предшественник, ветеран алжирских войн. Действия союзников стали более решительными.

24 мая 1855 г. ЗАХВАТ КЕРЧИ. Эта успешно проведенная операция очистила коалиции вход в Азовское море и перерезала линии коммуникаций русских с внутренними районами страны.

7 июня 1855 г. НАСТУПЛЕНИЕ КОАЛИЦИИ. После продолжительной бомбардировки силы коалиции двинулись на штурм Селенгинского, Волынского редутов и Камчатского люнета -основных оборонительных сооружений на подступах к Малахову кургану. Среди защитников Камчатского люнета находился адмирал Нахимов, которого силой вынесли из практически занятого укрепления. В результате боя эти важные укрепления оказались в руках противника.

17−18 июня 1855 г. ШТУРМ МАЛАХОВА КУРГАНА. Генерал Майран, по ошибке, начал наступление раньше времени. Русские встретили штурмующих убийственным огнем. Из-за отсутствия координации в действиях операция закончилась полным провалом. Осажденные выдержали шесть атак. Нападавшие понесли тяжелые потери. Французские потери в этот день составили 5 тыс. человек (из них 2 тыс. убитых). Англичане 2 тыс. (400 убитых). Потери русских составили около 4720 человек (из них 800 убитых). Лорд Раглан умер десять дней спустя, не перенеся такого позора. Его пост занял генерал сэр Джеймс Симпсон.

Июль-август 1855 г. ИСТОЩЕНИЕ. Последние силы защитников Севастополя иссякали от потерь, вызванных непрекращающимся артиллерийским обстрелом союзников. Среднее число павших в июле составляло по 350 человек в день. Русская действующая армия решила предпринять последнюю попытку прорыва между Балаклавой и осажденным городом. 12 июля осажденые понесли самую значительную потерю — погиб адмирал Нахимов — душа севастопольской обороны.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой