Ксенофобия в молодежной среде Оренбургской области

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Раздел I. Теоретико-методологические основания анализа ксенофобии

Раздел II. Эмпирическое исследование ксенофобических установок в молодежной среде Оренбургской области

Заключение

Список использованных источников

Приложение 1

Введение

Актуальность темы исследования. Одной из основных проблем социальной политики России остается регуляция межэтнических и межрелигиозных отношений. Россия не является моноэтническим государством, а значит, всегда остается потенциал для этнорелигиозных конфликтов, детерминированных на уровне массового сознания ксенофобией. Ксенофобия может проявляться как в повседневном взаимодействии людей, не приводя к открытым конфликтам, так и в виде социально-психологической основы радикального национализма, ориентированного на практическое воплощение своих агрессивных установок.

Таким образом, ксенофобия является дестабилизирующим для системы социальных отношений фактором, ослабляющим, прежде всего, социальное доверие -- уровень предполагаемой предсказуемости поведения. Соответственно, распространение ксенофобических настроений среди населения препятствует конструктивному развитию страны в политической и экономической сферах. Нерешенность проблемы конфликтогенности межэтнических и межрелигиозных отношений требует пристального исследования её основы -- этнорелигиозной ксенофобии.

Молодежь характеризуется прежде всего активной включенностью в процессы социализации, поэтому является наиболее уязвимой для усвоения ксенофобических установок группой. Кроме того, молодежь традиционно проявляет наибольшую социальную активность, следовательно, способна реализовать усвоенные ксенофобические установки в виде прямого физического или косвенного психологической насилия в межэтнических, межнациональных, межрелигиозных отношениях. В условиях глобализации ксенофобия, особенно среди молодежи, является опасным дестабилизирующим социальным феноменом. Поэтому перед социологией сегодня стоит актуальная задача не только регулярного мониторинга молодежи как социальной группы на предмет наличия ксенофобии и связанной с этим социальной напряженности, но и поиска новых теоретических и практических инструментов решения этой проблемы.

Степень научной разработанности темы. Существенный вклад в понимание ксенофобии внесли Эрнест Геллнер Геллнер, Э. Нации и национализм: Пер. с англ. / Ред. и послесл. И. И. Крупника. -- М.: Прогресс, 1991. -- 320 с., Бенедикт Андерсон Андерсон, Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Пер. с англ. В. Николаева; Вступ. ст. С. Баньковской. -- М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. -- 288 с., Тишков Валерий Александрович Тишков, В. А. Реквием по этносу: исследования по социально-культурной антропологии. -- М.: Наука, 2003. -- 543 с. благодаря разработке конструктивисткой теории этноса и нации, существование которых является необходимым условием возникновения ксенофобии. Важной для понимания ксенофобии является концепция Мукомеля Владимира Изявича, рассматривающего обозначенный феномен как фактор солидарности, опирающийся на общее недоверие в обществе Мукомель, В. И. Ксенофобия как основа солидарности // Вестник общественного мнения. -- 2013. -- № 3−4 (116). -- С. 63−69. Истоки конструктивизма в понимании этнонациональных феноменов можно проследить в фундаментальной диалектической теории социального познания (так называемом социальном конструкционизме) Питера Бергера и Томаса Лукмана Бергер, П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. -- М.: «Медиум», 1995. -- 323 с. Однако в целом российский социологический дискурс характеризуется преобладанием эмпирических исследований ксенофобии без детальной теоретической интерпретации получаемых данных. Данная работа является попыткой восполнения пробела в региональных исследованиях ксенофобии в молодежной среде.

Объектом нашего исследования является ксенофобия в молодежной среде. Исходя из выбора объекта исследования, определен предмет -- распространенность и факторы, влияющие на появление и развитие ксенофобических установок среди молодежи.

Целью данной работы является исследование феномена ксенофобии среди молодежи.

Задачи:

дать конструктивистскую интерпретацию феномену ксенофобии;

выявить связи ксенофобии с иными социальными явлениями;

определить средства и способы формирования толерантности.

Теоретико-методологическая часть. Исследование выполнено в традиции социального конструкционизма, основы которого заложены Питером Бергером и Томасом Лукманом Бергер, П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. -- М.: «Медиум», 1995. -- 323 с., и социального конструктивизма, разработанного Эрнестом Геллнером Геллнер, Э. Нации и национализм: Пер. с англ. / Ред. и послесл. И. И. Крупника. -- М.: Прогресс, 1991. -- 320 с. и Бенедиктом Андерсоном Андерсон, Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Пер. с англ. В. Николаева; Вступ. ст. С. Баньковской. -- М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. -- 288 с. Частично конструктивизм опирается на постулаты символического интеракционизма, идеи которого также дополняют теоретико-методологическую основу данного исследования Мид, Дж. Г. Избранное: Сб. переводов / Сост. и переводчик В. Г. Николаев; Отв. ред. Д. В. Ефременко. -- М.: РАН. ИНИОН. Центр социал. науч. -информ. исследований. Отд. социологии и социал. психологии, 2009. -- 290 с. Выбор такой теоретической перспективы обусловлен тупиковостью иных теоретических подходов -- примордиализма и инструментализма.

Примордиализм рассматривает этнос как биологический феномен Тишков, В. А. Реквием по этносу: исследования по социально-культурной антропологии. -- М.: Наука, 2003. -- С. 100−103., исключая возможность собственно социологического анализа. Инструментализм неэвристичен, так как, с одной стороны, связан с идеологией этнонационализма (как и примордиализм), с другой, способен объяснить лишь отдельные проявления этнических феноменов (солидарность, мобилизация, порождаемые околоэтнической риторикой элит) Там же -- С. 104−105., и, следовательно, единственным решением проблемы распространения ксенофобии в его рамках была бы отсылка к непродуманной политике элит, что опять же блокирует возможность социологического анализа. Имея в виду принцип методологической самодостаточности, нам следует отказаться либо от претензий социологии на научность, либо, что мы и сделали, -- от теоретических подходов примордиализма и инструментализма.

Эмпирической базой данного исследования является результаты авторского социологического исследования, представляющие собой первичные социологические данные.

Структура работы. Данная курсовая работа состоит из двух разделов, списка использованных источников и одного приложения.

Раздел I. Теоретико-методологические основания анализа ксенофобии

Прежде чем говорить об этнической ксенофобии, следует проанализировать такие тесно связанные с ней феномены, как этнос, нация, этническая общность, их различия, сущность и возможные закономерности.

Существует семантическая проблема, несколько затрудняющая возможность представить непротиворечивые дефиниции, связанная с концептуальной путаницей относительно соотношения понятий нации и этноса. Говоря о национальности, респондент может отождествлять понятия национальности и этнической идентичности. Более того, нет определенности и в социологическом дискурсе. Поэтому, не претендуя на окончательное обозначение акцентов в академических дискуссиях, обозначим особенности конструктивистского понимания этих феноменов.

Согласно концепции Бенедикта Андерсона, нация -- «это воображенное политическое сообщество, и воображается оно как что-то неизбежно ограниченное, но в то же время суверенное» Андерсон, Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Пер. с англ. В. Николаева; Вступ. ст. С. Баньковской. -- М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. -- С. 30. А государство, согласно Карлу Шмитту, есть политический статус народа, тогда как понятие политического связано с фундаментальным различением друга и врага Шмитт, К. Понятие политического // Вопросы социологии. -- 1992. -- № 1. -- С. 37−67. Следовательно, национальность (субъективная идентификация с государством и обществом в его рамках) может включать в себя множество этносов, мысленно объединенных вместе по основанию принадлежности к государству. То есть россиянином может быть не только русский, но и татарин, хотя они представляют разные этносы в социокультурном плане; в то же время «русский» и «татарин» могут мыслиться как политические идентичности, в таком случае следует говорить о национальности (индентичности на основе принадлежности к нации). Ключевым моментом в определении национальности является субъективность определения «своих» и «чужих», а также неизбежная связь нации и государства, -- в этом концепции Шмитта и Андерсона взаимодополняют друг друга. Нация, как политическая общность в рамках государства, преодолевает этнокультурные различия (далее поясняется, как именно) и характеризуется осознанием единства на основе единого государства. Этнос же мы будем понимать здесь как социокультурную общность, возникающую на основе единства истории, территории, языка, культуры и самосознания. Ещё одним характерным признаком этноса могла бы стать религия, но такое понимание соответствует только традиционным (доиндустриальным) обществам.

Авторитетный российский этнолог, Тишков Валерий Александрович, определяет этническую группу, или этнос, в конструктивистском ключе как «общность на основе культурной самоидентификации по отношению к другим общностям, с которыми она находится в фундаментальных связях» Тишков, В. А. Реквием по этносу: исследования по социально-культурной антропологии. -- М.: Наука, 2003. -- С. 115. Придерживается взгляда на этническую группу как на результат социокультурной деятельности и Ю. И. Семёнов, отождествляя понятия этнической общности и этноса, а также определяя нации как государственно-политическую общности, возникающие из одного и более этносов Семенов, Ю. И. Производство и общество // Социальная философия. Курс лекций. Учебник. -- М.: Издатель Савин С. А., 2003. -- С. 236−266.

Нация, будучи «воображенным политическим сообществом», не является по существу тем референтом, о котором идет речь при обсуждении социокультурных и фенотипических различий общностей, весьма важных как для этнического национализма, так и для обыденного сознания. Неспециалисты обычно употребляют термин «национальность» в значении «этническая идентификация». Такая инверсия понятий национального и этнического в ненаучном повседневном дискурсе накладывает ограничения и предъявляет особые требования к исследовательскому инструментарию социолога: категориальный аппарат анкеты, предъявляемой респонденту, должен соответствовать обыденным представлениям.

Но нам стоит обратить внимание ещё на один важный аспект этого различения. Эрнест Геллнер дает довольно простое и изящное определение: «Национализм -- это прежде всего политический принцип, суть которого состоит в том, что политическая и национальная единицы должны совпадать» Геллнер, Э. Нации и национализм: Пер. с англ. / Ред. и послесл. И. И. Крупника. -- М.: Прогресс, 1991. -- С. 23. В этом определении указывается на ключевой аспект нации -- общность, основанная, в частности, на тождестве политических и культурных границ.

Однако на чем основывается такое определение? Геллнер обосновывает свой тезис с помощью анализа закономерностей зарождения и функционирования индустриального общества. Именно переход от аграрного общества к индустриальному стал причиной зарождения национализма. В аграрном обществе, определяемым не только способом производства (Геллнер отрицает жесткую детерминацию «надстройки» экономическим базисом), культурные отличия подчеркивали отличия высших и низших слоев населения (вертикальная дифференциация, или стратификация), а также служили основанием для разграничения локальных общин внутри непривилегированной части общества (горизонтальная дифференциация). Эти культурные разрывы были освящены традицией или религией, то есть были легитимны и не создавали социального напряжения Там же -- С. 37−48.

Ситуация кардинально меняется вместе с переходом к индустриальному обществу, основанному на постоянном совершенствовании науки и техники, высокой мобильности населения, большом числе социальных контактов (и коммуникаций). Перечисленные определяющие признаки индустриального общества создают уникальную социально-историческую ситуацию, когда возникает потребность в массовой грамотности населения, обязанного теперь интенсивно взаимодействовать и коммуницировать в едином культурном поле, чего ранее не позволяла значительная культурно-языковая дифференциация народных культур.

Для удовлетворения этой базовой потребности индустриального общества создается система массового образования, прививающая населению «высокую» культуру (согласно терминологии Геллнера), которую отличает от народной:

письменная традиция;

наличие оформленного в результате исторического процесса разделения труда класса специалистов, занимающихся инкультурацией масс населения;

высокая стандартизация, гомогенность культуры.

Такая «высокая» культура обеспечивает каждому члену общества возможность беспрепятственного общения с любым иным индивидом, усвоившим ту же культуру. Кроме того, такая стандартизированная культура обеспечивает каждого индивида необходимым минимумом знаний, навыков и средств для смены профессий -- такая возможность становится значительно доступней индивидам в индустриальном обществе, чем в культурно и лингвистически дифференцированном аграрном. Геллнер пишет: «Каждая высокая культура теперь хочет иметь государство, и предпочтительно свое собственное. Не все дикие культуры [не имеющие как минимум собственной письменности и специализированного персонала, сохраняющего, реформирующего, передающего культуру остальным социальным группам -- прим. И.В.] могут перерасти в высокие культуры, и те из них, которые не имеют серьезных оснований на это надеяться, обычно устраняются без всякой борьбы; они не порождают национализма. Те же, которые считают, что у них есть шансы на успех, или (если избегать антропоморфических оборотов) носители которых верят в их большие возможности, вступают друг с другом в борьбу за нужные им народы и необходимое жизненное пространство. Это один из видов националистического или этнического конфликта» Геллнер, Э. Нации и национализм: Пер. с англ. / Ред. и послесл. И. И. Крупника. -- М.: Прогресс, 1991. -- С 118−119. Единое культурное поле не устраняет всех культурных различий, не является синонимом тоталитаризма. Но в индустриальном обществе культурные различия не являются непреодолимыми преградами между социальными группами, как это происходит в обществах аграрных. Все культурные различия в индустриальном обществе подчинены логике единой культуры, согласованы с ней. Описание такой ситуации мы находим у Бергера и Лукмана: «Важно помнить о том, что большинство современных обществ являются плюралистическими. Это означает, что в них есть некий центральный универсум, считающийся само собой разумеющимся в качестве такового, и различные частные универсумы, сосуществующие друг с другом и находящиеся в состоянии взаимного приспособления. Вероятно, последние также имеют некие идеологические функции, но прямой конфликт между идеологиями тут был бы заменен различной степени терпимостью и даже кооперации» Бергер, П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. -- М.: «Медиум», 1995. -- С. 59.

Единая «высокая» (в противоположность народной) культура становится необходимым условием существования как индустриального общества, так и каждого отдельного индивида в нём. Потребность инкультурация широких масс населения обеспечивается институтом образования, который требует значительных финансовых ресурсов и централизованного управления. Большую и сложную систему образования может поддерживать только государство. Таким образом, возможность взаимодействия в едином культурном поле обеспечивается государством, соответственно, культурно-языковая однородность, служившая ранее вместе с этническим самосознанием основой этнической общности, требует наличия целенаправленной политики государства, направленной на поддержание и развитие общей культуры. Так возникает нация и её основной принцип -- совпадение политики и культуры, или государственных и национальных границ Геллнер, Э. Нации и национализм: Пер. с англ. / Ред. и послесл. И. И. Крупника. -- М.: Прогресс, 1991. -- С. 57−88.

Таким образом, ксенофобия может быть результатом межнациональной или межэтнической напряженности в результате «неблагоприятного» влияния на культуру представителей иных этносов и наций в результате, например, несбалансированной национально-культурной политики государства либо ощутимого для населения увеличения миграционного потока.

Ксенофобия также может быть следствием неуспешной социализации. Классики социального конструкционизма отмечают важность социального базиса (прежде всего это значимые другие, а также специфические социальные конфигурации общества) в процессе социализации: «Стоит возникнуть более сложному комплексу распределения знания в обществе, и неуспешная социализация может оказаться для индивида результатом опосредования различными значимыми другими разных объективных реальностей. Иначе говоря, неуспешная социализация может быть результатом гетерогенности социализирующего персонала» Бергер, П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. -- М.: «Медиум», 1995. -- С. 78. Если индивид в процессе своей социализации оказывается в ситуации опосредования интернализации объективной реальности значимыми другими, у которых существуют конкурирующие определения социальной реальности, то обнаруживается ассиметрия между субъективной реальностью социализирующегося индивида и реальностью «объективной», или господствующей в данном обществе.

Однако «общество располагает терапевтическими механизмами для заботы о таких „анормальных“ случаях» Там же -- С. 79. Под «терапией» понимается легитимация символического универсума с помощью включения неких альтернативных, представляющих угрозу определений реальности в принятый в данном сообществе символический универсум (или, иначе, переопределение элементов девиантного подуниверсума с целью включения в господствующий). Также «нужда в терапевтических механизмах увеличивается пропорционально структурно заданному потенциалу неуспешной социализации» Там же -- С. 79. Терапия и отрицание, или аннигиляция, (то есть уничтожение, устранение) -- основные способы поддержания символического универсума Бергер, П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. -- М.: «Медиум», 1995. -- С. 54−55.

Приводя в пример интеллектуала как носителя девиантного символического универсума, Бергер и Лукман описывают способы поддержания девиантных определений реальности в символическом универсуме: «В подобществе же он находит других, которые рассматривают его концепции в качестве реальности. Затем он разрабатывает различные процедуры защиты этой хрупкой реальности подобщества от угроз ее уничтожения извне. На теоретическом уровне эти процедуры включают терапевтические средства защиты, которые мы обсуждали ранее. Практически самой важной процедурой будет ограничение всех значимых взаимоотношений членов этого подобщества с аутсайдерами, которые всегда несут угрозу уничтожения. Религиозная секта может служить прототипом такого рода подобщества. Под покровом сектантской общины даже самые дикие девиантные концепции обретают характер объективной реальности. И наоборот, уход в секту типичен для ситуаций, когда прежние объективированные определения реальности распадаются, те есть утрачивают объективность в большом обществе» Там же -- С. 60. В этом примере заключен и способ для борьбы с ксенофобией: увеличение и регуляция социальных контактов (процессов установления социальных связей между индивидами) между носителями потенциально различных культур (культурных образцов, «символических универсумов»).

Однако на характер и интенсивность социальных контактов влияет уровень доверия в обществе. Доверие межличностное, социальное и институциональное в России находится на чрезвычайно низком уровне Доверие и взаимопомощь в нашем обществе / ФОМ // http: //fom. ru/TSennosti/10 964 (Дата обращения 18. 06. 2014). Такую ситуацию В. И. Мукомель назвал экспансией культуры недоверия Мукомель, В. И. Ксенофобия как основа солидарности // Вестник общественного мнения. -- 2013. -- № 3−4 (116). -- С. 66.

Такое состояние общества характеризуется перманентным страхом индивидов перед неопределенностью, непонятными и чуждыми явлениями. Этот страх проявляется в виде этнофобий, религиозных фобий, мигрантофобий. Вместо адаптации, приложения усилий для понимания незнакомых явлений, индивид в обществе, характеризуемом экспансией культуры недоверия, проявляет агрессию, и объектами такой агрессии становятся прежде всего этнические и религиозные меньшинства. В. И. Мукомель утверждает, что такие страхи, основанные на недоверии, могут активно эксплуатироваться политиками для создания «новой солидарности» (основанной на страхах) и мобилизации общества Там же -- С. 65−69. Такого рода политические манипуляции населением должны ограничивать на законодательном уровне, так как последствия такой политики могут сказаться и через десятки лет после пропагандистских кампаний -- в результате создания условий социализации детей и молодёжи в условиях насаждаемой ксенофобии.

Большое значение, придаваемое социализации социальными конструкционистами, было ещё в 1934 году обосновано основоположником символического интеракционизма Джорджем Гербертом Мидом Мид, Дж. Г. Избранное: Сб. переводов / Сост. и переводчик В. Г. Николаев; Отв. ред. Д. В. Ефременко. -- М.: РАН. ИНИОН. Центр социал. науч. -информ. исследований. Отд. социологии и социал. психологии, 2009. -- 290 с. Личность («самость»), согласно Миду, состоит из двух аспектов: «Me», представляющего собой организованную совокупность установок других по отношению к индивиду, благодаря которым он сознает себя (на этом основан феномен рефлексии), и «I», реагирующего на эти установки Там же -- С. 165−177. В этой концепции личности, разработанной Мидом, подчеркивается влияние значимых других на индивида. Поэтому особое внимание в изучении установок молодежи должно обращаться на установки референтных групп.

Уже упомянутая гетерогенность социализирующего персонала, способная создать ассиментрию субъективных представлений индивида и объективной (или принятой за объективную большинством) реальности, может быть вызвана самим устройством индустриального общества, в котором, как мы говорили, социализирующий персонал не связан с локальным сообществом. При недостаточной стандартизации транслируемых знаний, навыков и установок через систему образования широким массам возникает вероятность влияния отдельных представителей специализированного социализирующего персонала, картина реальности которых может резко отличаться от господствующей в данном обществе. Следовательно, индустриальное общество является не только причиной возникновения национализма, но также сама организация этого общества, выделившего отдельный персонал социализации (представители которого могут иметь самые разные установки и убеждения), является потенциальным фактором развития ксенофобии (и иных девиаций). В этом случае всякий индивид, неуспешно (как это понимали П. Бергер и Т. Лукман) прошедший социализацию, получает такую картину реальности, которая не совпадает картиной реальности большинства в данном обществе. В этом случае индивид, в соответствии со взглядами Альфреда Шютца, становится «чужим» (что в Шютцевской терминологии означает маргинальность), способным подвергнуть объективному сомнению культуру («культурный образец») большинства Шютц, А. Смысловая структура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии / Сост. А. Я. Алхасов; Пер. с англ. А. Я. Алхасова, Н. Я. Мазлумяновой; Науч. ред. перевода Г. С. Батыгин. -- М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2003. -- С. 205. «Пока конкурирующие определения реальности удается концептуально и социально подвергать сегрегации как принадлежащие чужакам, а потому к себе не относимые, отношения с этими чужаками могут быть вполне дружественными. Трудности начинаются там, где „чуждость“ прорывается и отклоняющийся универсум делается возможным в среде собственного народа» Бергер, П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. -- М.: «Медиум», 1995. -- С. 58. В результате неудачная социализация становится фактором, не только осложняющим адаптацию конкретного индивида в обществе, но провоцирует распространение ксенофобических установок среди основного населения, сталкивающегося с «чужими», воспитанными в той же культуре.

Стоит также отметить некоторые методологические сложности выявления ксенофобических установок с помощью опроса. Сам вопрос о причинах ксенофобии, будучи задан респонденту, деавтоматизирует мышление, а следовательно, искажает непосредственную установку индивида, которая может (и чаще всего такой и является) быть неосознанной. Типизации являются продуктом коллективного сознания, воспроизводясь в процессах социализации, то есть такие схемы типического восприятия не конструируются сознательно каждым индивидом, но преимущественно некритически интернализируются как непроблематичные, необходимые, самоочевидные. Но это лишь предположение, нуждающееся в экспериментальной проверке, задачи которой выходят за рамки данного исследования.

Резюмируем всё вышесказанное. Этническая идентичность не является аскриптивной, данной от природы (хотя в некоторых случаях может навязываться окружением индивида). Этнос имеет социальное происхождение и в значительной степени зависит от самосознания составляющих его индивидов. Нация, как и этнос, возникает из триады «язык, культура, самосознание», но является по существу политическим феноменом. Нет наций без государств, обеспечивающих «националистический принцип» -- совпадение культурных и политических границ, нации и государства. Нации возникают в индустриальных обществах и являются в ещё большей степени сознательно конструируемыми, чем этносы, так как требуют насаждения всему населению единой «высокой» культуры (иногда её перед этим приходится создавать, иногда -- «возрождать», реконструировать народные культурные образцы). Само устройство индустриальных обществ, выделяющих специализированный социализирующий персонал, несет в себе потенциальную угрозу девиантной социализации и возникновения этнонациональных и религиозных конфликтов. Общество должно проявлять особое внимание процессам социализации и разрабатывать концептуальные механизмы аннигиляции девиантных определений реальности -- последняя задача может решаться на государственном уровне в рамках централизованной культурной политики. Значительную роль в профилактике ксенофобии также играет повышение уровня доверия в обществе.

Раздел II. Эмпирическое исследование ксенофобических установок в молодежной среде Оренбургской области

ксенофобия молодежный толерантность

Поскольку именно молодежь является социальным базисом развития общества либо его регресса, распространенность ксенофобических установок в этой социальной категории представляет особый исследовательский интерес. Молодежь не только проявляет высокую социальную активность, реализуя свои базовые установки, в том числе и ксенофобические, но и способна выразить свои установки, убеждения и предубеждения в виде, лишенном (относительно старших возрастных групп, но не абсолютно) препятствующих непосредственному изучению методом опроса концептуальных механизмов защиты.

Объектом данного исследования является ксенофобия в молодежной среде Оренбургской области. Предмет -- распространенность и факторы, влияющие на появление и развитие ксенофобических установок среди молодежи Оренбургской области.

Целью данного исследования является изучение феномена ксенофобии среди молодежи Оренбургской области.

В связи с поставленной целью можно выделить следующий ряд исследовательских задач:

определить уровень ксенофобии молодежи к представителям иных этносов, национальностей, религий;

определить влияние «значимых других» молодежь в формировании ксенофобических установок;

установить степень влияния СМИ на молодежь в формировании ксенофобических установок;

определить факторы формирования толерантности.

Рабочие гипотезы исследования:

уровень ксенофобии в молодежной среде Оренбургской области высок (из-за происходящего в процессе вторичной социализации активного формирования идентичности, преодолевающего идентичность первичной социализации либо дополняющего неё, результатом чего становится обостренная потребность в идентичности, которая строится не только на отождествлении с ингруппой и подражании референтной группе, но и на противопоставлении себя представителям аутгрупп);

уровень ксенофобии зависит от влияния «значимых других»;

СМИ активно формируют ксенофобические установки;

формирование толерантности возможно с помощью преодоления негативных элементов в схемах типизации аутгруппы.

Определимся с основными используемыми в работе категориями.

Ксенофобия -- «враждебность ко всему чужому, не своему (образу жизни, мировоззрению, языку)» Кожемякина, В.А., Колесник, Н.Г., Крючкова, Т. Б. Словарь социолингвистических терминов -- М: ИЯРАН, 2006. -- 312 с. Именно в значении враждебности мы будем использовать данный термин, иное толкование (ксенофобия как страх), при необходимости, будет обговариваться специально. Инверсия понятия толерантности позволяет дать эмпирическое и операциональное определения ксенофобии. Эмпирическая интерпретация: ксенофобия -- это негативное отношение (опять же имеющее субъективную и объективную стороны) индивида к представителям иных национальностей и религий. Операционализация: показателем уровня ксенофобии может служить степень преобладания количества ответов респондента, отражающих негативное восприятие представителей иных национальностей и религий.

Толерантность, с точки зрения социологии, -- это «терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям» Российская социологическая энциклопедия / Под общей редакцией академика РАН Г. В. Осипова // http: //voluntary. ru/dictionary/619/word/tolerantnost (Дата обращения 10. 06. 2014). Следует подчеркнуть, что негативные коннотации понятия «терпимость» в обыденном словоупотреблении здесь не принимаются во внимание. Понятие терпимости не должно отсылать к неким фрустрационным моментам, оно лишь обозначает готовность индивида принимать как нормальные (не подлежащее осуждению, негативному санкционированию) резко отличные характеристики других людей.

В медицине термин «толерантность» обозначает явление отсутствия реакции организма на специфический раздражитель. Поэтому и здесь в рамках эмпирической интерпретации вполне уместно определение толерантности через отрицание -- как отсутствие негативного отношения (выражаемого в субъективном восприятии и социальном действии) либо позитивное отношение индивида к представителям иных национальностей и религий. Субъективный аспект можно операционализировать, основываясь на ответах респондентов на вопросы анкеты, выявляющие личное восприятие респондентом представителей иных национальностей и религий: степень преобладания количества ответов, отражающих позитивное восприятие, может служить показателем уровня толерантности.

Толерантность и ксенофобия являются двумя сторонами одного явления, не нашедшего наименования в русском языке. Тем не менее связь непосредственная: толерантность и ксенофобия, в наиболее общем смысле, означают соответственно отсутствие и наличие негативных реакций на чуждость, или, иначе, инаковость, непохожесть.

Также следует подчеркнуть, что в данном исследовании изучается этнорелигиозная ксенофобия, как следует из представленных интерпретаций. То есть мы изучаем ксенофобию по отношению к представителям иных -- относительно носителя ксенофобических установок и его ингруппы -- наций, религиозных общностей, этносов.

В связи с ранее указанными терминологическими противоречиями как внутри научного дискурса, так и между научным и обыденным дискурсами в анкете вопрос задается в понятной для респондента форме -- понятие национального замещает понятие этнического. Однако мы должны иметь в виду, что речь идет об этнической ксенофобии -- нетерпимости к языковым, культурно-историческим, а не к политическим отличиям. Нетерпимость к представителям иных религий условно назовем религиозной ксенофобией -- выделение такого понятия связано со спецификой современных обществ, для которых характерен религиозный плюрализм, а следовательно, этническая идентичность уже не имеет жесткой связи с исповедуемой религией (это скорее тенденция индустриальных и постиндустриальных обществ, чем абсолютное правило).

Под молодежью подразумевается возрастная социальная категория, включающая людей в возрасте от 17 до 21 года. Данная возрастная категория представляет собой совокупность людей, активно вовлеченных в процессы вторичной социализации, что определяется обучением в высших учебных заведениях либо началом трудовой деятельности.

Типизация -- «организация знаний по типическим признакам феномена, а не по их индивидуальным характеристикам» Социология. Словарь. / Сост. Зерчанинова Т. Е. -- Екб.: УрАГС, 2006. -- 64 с.

Установка -- «готовность, предрасположенность субъекта к определенной активности и действиям по отношению к к. -л. объекту. В экспериментальной психологии — обусловленный прошлым опытом фактор (напр., готовность действовать тем или иным образом), определяющий: скорость реагирования на воспринимаемую ситуацию, иллюзии восприятия, неосознаваемое состояние готовности, обусловливающего направленность различн. психич. процессов» Российская социологическая энциклопедия / Под общей редакцией академика РАН Г. В. Осипова // http: //voluntary. ru/dictionary/619/word/ustanovka (Дата обращения 10. 06. 2014).

Ингруппа -- та группа, с которой индивид себя идентифицирует и членом которой он является.

Аутгруппа -- любая группа, с которой индивид себя не идентифицирует, представители которой воспринимаются как чужие (представляющие потенциальную угрозу, носители иных культурных образцов).

Выборка составила 50 человек. В качестве метода сбора первичной информации использовалось анкетирование (онлайн-опрос). Респонденты отбирались из поисковой выдачи (по критериям выделенных квот) социальной сети «Вконтакте». В генеральную совокупность вошли представители социально-возрастной категории молодежи Оренбургской области, ограниченной возрастным интервалом от 17 до 21 года. Общая численность генеральной совокупности -- 18 001 тыс. человек.

Квоты выделены по следующим основаниям:

процентному соотношению возрастных подкатегорий, основанному на данных Федеральной службы государственной статистики о структуре населения России Распределение населения по возрастным группам // Федеральная служба государственной статистики // http: //www. gks. ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography (Дата обращения 19. 04. 2014). ;

процентному соотношению мужчин и женщин в Оренбургской области (по данным Всероссийской переписи населения 2010 года Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года / Федеральная служба государственной статистики // http: //www. gks. ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol1/pub-01−04. pdf (Дата обращения 10. 06. 2014).)

В Оренбургской области из общей численности населения (2 033 072 чел.) мужчин -- 945 194 чел., женщин -- 1 087 878 чел. Соответственно, в процентном соотношении мужчины составляют 46,5% от общей численности населения, женщины -- 53,5%.

Эти данные позволили выделить квоты, пропорциональные распределению характеристик генеральной совокупности.

Таблица 1

Возраст, лет

Генеральная совокупность

Выборочная совокупность

Количество, тыс. чел.

%

Количество, чел.

%

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

15−19

3326

3826

46,5

53,5

9

11

46,5

53,5

20−24

5045

5804

46,5

53,5

14

16

46,5

53,5

Всего

8371

9630

46,5

53,5

23

27

46,5

53,5

Федеральная служба государственной статистики, распределение населения по возрастным группам (данные по России)

Опрошенная молодежь в основном работает или учится (37% и 56% опрошенных респондентов соответственно), что говорит о включенности в процесс вторичной социализации, когда личность активно интернализирует социальную реальность.

Рисунок 1

В выборку попали в основном те респонденты, которые назвали себя русскими (78%), татарами назвали себя 8% респондентов, казахами, башкирами, азербайджанцами, украинцами -- по 2%; также 2% респондентов указало смешанную национальность -- «русский-татарин».

Особый интерес представляют 4% респондентов, которые в качестве национальности указали «РФ», что, очевидно, указывает на самоидентификацию с обществом Российской Федерации во всей совокупности его этносов. Это проявление гражданского национализма, представляющего собой концептуальную основу для позитивной интеграции социума, не связанной с насилием или агрессией, разделением на ингруппы и аутгруппы в рамках конкретного общества.

Рисунок 2

Респонденты в подавляющем большинстве толерантно относятся к представителям иных (отличных от респондента) национальностей. Очень хорошо относятся к представителям иных национальностей 12% респондентов, в целом хорошо -- 36%, нейтрально -- 42%, и только 8% -- в целом негативно и 2% -- крайне негативно.

Рисунок 3

Причем такие данные -- не результат присутствия в выборке каких-то особо толерантных этносов, так как толерантные установки преобладают среди всех этнонациональных групп.

Рисунок 4

Эти данные совпадают с выводами Центра исследований национальных конфликтов о крайне благоприятном климате межэтнических отношений в Оренбургской области Гроздья гнева. Рейтинг межэтнической напряженности в регионах России // Клуб регионов // http: //club-rf. ru/thegrapesofwrath/01/thegrapesofwrath01. pdf (Дата обращения 10. 06. 2014).

Большинство респондентов -- христиане (60%), не исповедуют никакой религии -- 22%, исповедуют ислам -- 12%, буддизм -- 6%.

Рисунок 5

Также респонденты показали достаточно толерантное отношение тем, кто исповедует иные религии. На вопрос: «А как Вы относитесь к людям, исповедующим иные религии или не исповедующим никаких?» (с уточнением конкретных религий) в ответах респондентов преобладают толерантные оценки («очень хорошо», «хорошо», «нейтрально»).

К исповедующим буддизм наиболее толерантное отношение, хотя респондентов, исповедующих эту религию, в выборке меньше всего (см. диаграмму № 4). Наиболее интолерантное отношение к людям, исповедующим ислам или вовсе не исповедующим никаких религий (атеистам и агностикам), и несмотря на то, что количественно по отношению к атеистам и агностикам интолератных респондентов больше (18%), по отношению к исповедующим ислам (12% интолетантных респондентов) намного больше среди респондентов тех, кто относится к представителям данной религии крайне негативно: для не исповедующих религии и исповедующих ислам эти цифры составляют 2% и 10% соответственно.

Однако в целом и по отношению к исламу, и по отношению людям, не исповедующим никаких религий, респонденты чаще проявляют толерантное отношение (См. Рисунок 4).

Учитывая представленные данные, можно заключить, что гипотеза о распространенности ксенофобических установок среди молодежи не подтвердилась в Оренбургской области. Эта гипотеза была основана на данных всероссийских исследований ксенофобии как в молодежной среде, так и без выделения конкретных социально-возрастных групп Скрипкина, Т. П. Установки толерантного сознания, доверия и ксенофобии у молодежи, проживающей в южно-российском регионе РФ // Социальная психология и общество. -- 2010. -- № 1. -- С. 136−151; Гроздья гнева. Рейтинг межэтнической напряженности в регионах России // Клуб регионов // http: //club-rf. ru/thegrapesofwrath/01/thegrapesofwrath01. pdf (Дата обращения 10. 06. 2014).

Рисунок 6

Значимые другие для респондентов также относятся толерантно и к лицам, исповедующим отличные от их собственных религии, и имеющим иную этнонациональную идентичность. Кроме того, большинство респондентов указывает на совпадение (полное или частичное) своих взглядов со взглядами значимых других (См. Рисунок 7, 8, 9, 10).

Таким образом, можно предположить верность гипотезы о том, что на установки молодежи влияют значимые другие, так как действительно и респонденты, и люди, которых они посчитали для себя значимыми, имеют схожие установки в отношении иных национальных и религиозных групп. Однако мы не можем установить, какая переменная является зависимой, а какая независимой, и есть ли вообще какая-то реальная, а не номинальная, связь между установками респондентов и установками их референтных групп.

Рисунок 7

Рисунок 8

Рисунок 9

Рисунок 10

Несмотря не декларируемую толерантность в ответах на прямые вопросы об отношении, настораживает число согласных на выселение некоторых национальных групп за пределы области. Так, на вопрос: «Если бы в Оренбургской области было принято решение о выселении за пределы региона представителей некоторых национальных групп, Вы бы одобрили или не одобрили такое решение?» -- 36% респондентов ответили согласием (64%, наоборот, не согласны).

Рисунок 11

Здесь необходимо учитывать некоторое методологическое обстоятельство, затрудняющее исследование сензитивных тем методом массового опроса. Например, вопрос о причинах ксенофобии, будучи задан респонденту, деавтоматизирует мышление, а следовательно, искажает непосредственную установку индивида, которая может (и чаще всего такой и является) быть неосознанной. Типизации (организация знаний о социальных феноменах по типическим признакам, иначе -- стереотипы) являются продуктом массового сознания, воспроизводясь в процессах социализации, то есть такие схемы типического восприятия не конструируются сознательно каждым индивидом, но преимущественно некритически интернализируются как непроблематичные, необходимые, самоочевидные (см. «культурный образец» у Альфреда Шютца Шютц, А. Смысловая структура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии / Сост. А. Я. Алхасов; Пер. с англ. А. Я. Алхасова, Н. Я. Мазлумяновой; Науч. ред. перевода Г. С. Батыгин. -- М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2003. -- С. 191−206.). Так же и наш проективный вопрос о согласии либо несогласии с выселением некоторых национальных (этнических) групп предлагает оценить гипотетическую ситуацию, причем значительно расходящуюся с повседневным опытом (вряд ли респондент сталкивался с такими прецедентами), что неизбежно влечет за собой некоторую рефлексию, несвойственную рутинным повседневным практикам. Мы полагаем, что первостепенное значение имеют именно установки, то есть обусловленные прошлым опытом неосознаваемые предрасположенности к определенным действиям, а не убеждения -- отрефлексированные когнитивные конструкты.

Ещё одно проблемное место выявил вопрос об испытываемой неприязни: несмотря на то, что 50% респондентов редко испытывают раздражение либо неприязнь к представителям той или иной национальности, никогда не испытывают негативных эмоций и чувств всего лишь 12% респондентов.

Рисунок 13

Значительное число респондентов указало на негативное влияние СМИ в межэтнических, межнациональных и межрелигиозных отношениях.

Рисунок 14

В то же время в ответе на вопрос, поставленный несколько иначе: «Как Вы считаете, достаточно ли сегодня в средствах массовой информации говорится о необходимости межнациональной и межрелигиозной дружбы, взаимопонимания?», -- мнения поляризовались. Ответы респондентов на оба вопроса показывают, что в обществе нет согласия относительно того, как влияет СМИ на межнациональные, межрелигиозные и межэтнические отношения.

Рисунок 15

36% респондентов считают нормальным оскорбления представителей тех или иных национальностей в СМИ.

Рисунок 16

Это говорит о том, что-либо СМИ не оказывают серьезного воздействия на респондентов, либо респонденты этого влияния не осознают. Учитывая общую толерантность, выявленную предыдущими вопросами, можно сделать вывод, что, несмотря на некорректную политику СМИ и отсутствие недовольства этим значительной доли респондентов, СМИ не оказывают заметного влияния на возникновение и распространение ксенофобических установок и убеждений.

Общий уровень толерантности среди молодежи Оренбургской области ниже, чем уровень этнической толерантности. Каждый третий не готов признавать за другими права на девиантное поведение, не переходящее законных границ. Это доказывает, что молодежь Оренбургской области не просто в целом очень толерантна, а именно этнически толерантна. Это можно объяснить только богатым опытом взаимодействия респондентов с «этническими другими», так как такой опыт позволяет не принимать необоснованных типизаций. Таким образом, гипотеза о преодолении типизаций как факторе формирования толерантности подтвердилась.

Рисунок 17

Выводы. Наше эмпирическое исследование показало, что ксенофобические установки крайне слабо распространены среди молодежи Оренбургской области. В подавляющем большинстве молодежь проявляет толерантность. Причем более толерантна молодежь Оренбургской области в этническом отношении, чем в целом: 90% относятся позитивно либо нейтрально к представителям иных национальностей, 10% -- интолерантно; в то же время общую толерантность к любым законным девиациям проявляет меньший процент от общего числа опрошенных -- 60%, общую интолерантность проявили 36%. Это означает, что на толерантность молодежи влияет в значительной степени сама специфика полиэтничности и поликонфессиональности региона. Опыт взаимодействия с людьми, отличающимися фенотипически, религиозно, культурно-лингвистически, позволяет молодежи не принимать необоснованных негативных стереотипов.

Есть основания полагать, что значимые другие (в т.ч. референтные группы) оказывают влияние на установки молодежи. Об этом говорит декларируемое респондентами единство мнений со значимыми другими. Однако связь между этими переменными в рамках исследования не доказана.

Средства массовой информации способны оказать негативное влияние на межэтнические и межрелигиозные отношения. Многие респонденты указывают на недостаточность в СМИ пропаганды толерантности (52%) и наличие оскорбительных высказываний о людях, принадлежащих к каким-либо нациям, этносам и исповедующим какие-либо религии (70%). Однако, как следует из исследования и как уже отмечалось, уровень этнической толерантности молодежи Оренбургской области очень высок. Следовательно, молодежь Оренбургской области невосприимчива к негативному влиянию СМИ.

Заключение

Ксенофобия в той же степени конструируемый социальный феномен, как и этнос или нация. Нации возникают в 18 веке благодаря индустриализации, но это не значит, что и ксенофобия -- относительно новое явление. Этническая и религиозная дифференция существовала и до возникновения наций, но теперь ксенофобия может принимать особенно масштабные и ожесточенные черты, используясь в политических целях, -- и Германия в середине XX века представила неопровержимые доказательства этого утверждения.

Это не означает, что проблема ксенофобии может решиться сама собой лишь благодаря отсутствию целенаправленных усилий по её культивации. Такой взгляд свойственен инструментализму, и он упускает важный аспект социальной реальности -- её объективную, не зависящую от индивидов совокупность факторов. Долгая и затяжная война с представителями иных наций, этносов, религий, этническая преступность, религиозный экстремизм с необходимостью создадут или обострят ксенофобические установки. Однако всё же в значительной степени понимание условности различений «свои-чужие» позволяет влиять на межэтнические, межнациональные и межрелигиозные отношения, а не принимать сложившиеся отношения как данность или «естественное» явление.

Молодежь является уязвимой для возникновения ксенофобии социальной группой. Отсутствие опыта или незначительный опыт взаимодействия с людьми, отличающимися фенотипически, религиозно, культурно-лингвистически, может стать условием некритического восприятия стереотипов. Источниками таких стереотипов становятся значимые другие -- все те люди, которые оказывают нормативное воздействие на индивида: формируют представления, убеждения, установки, ценности, являются образцами подражания. Значимые другие намеренно или ненамеренно социализируют индивида. Поэтому нужно учитывать их влияние, и пропаганда толерантности должна концентрироваться не только на молодежи, но должна быть ориентирована по возможности на все страты социума, с учетом специфических особенностей восприятия составляющих их индивидов -- их габитуса или массового сознания. Кроме того, процесс социализации молодежи должен контролироваться на предмет непротиворечивости транслируемой социализирующим персоналом картины мира (мировоззрения).

Ситуация в отношении ксенофобии в Оренбургской области оценивается как благоприятная. Молодежь Оренбургской области в подавляющем большинстве толерантна, особенно этнически (национально). Неблагоприятная политика средств массовой информации осознается молодежью и не оказывает на неё влияния.

В то же время мероприятия, направленные на профилактику ксенофобии, в том числе и с использованием ресурсов СМИ, не должны акцентироваться только на русском национализме как факторе ксенофобии. Причиной ксенофобии со стороны этнонационального большинства может быть ксенофобия этнонациональных меньшинств. Кроме того, не во всех регионах России русские составляют этническое большинство. Ригидные, односторонние и часто ангажированные мероприятия по профилактике ксенофобии могут стать причиной ксенофобии, сконструировав образ «русского-ксенофоба».

Важнейшим ресурсом, способствующим любым начинаниям в области профилактики ксенофобии, является доверие. Доверие межличностное, социальное, институциональное -- основа неконфликтной коммуникации. Ксенофобия порождается низким уровнем доверия, она же доверие и снижает. Законодательная и исполнительная ветви власти должны проявить особое внимание к этой проблеме.

Список использованных источников

1. Андерсон, Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Б. Андерсон // Пер. с англ. В. Николаева; Вступ. ст. С. Баньковской. -- М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. -- 288 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой