Кубинский кризис 1962 года

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное автономное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«Южный федеральный университет»

Исторический факультет

Кафедра отечественной истории

Кубинский кризис 1962 года

Выполнила:

студентка VI курса 2 группы

исторического факультета

Макарова Л.И.

Преподаватель:

Доктор исторических наук,

профессор Трут В. П.

Ростов-на-Дону — 2012

Содержание

Введение

1. Предыстория

2. Нарастание напряжения между СССР и США

3. Операция «Анадырь»

4. Мир на грани войны

5. На путях выхода из кризиса

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В сентябре 1959 года СССР выступил на пленарном заседании XIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, внеся Декларацию о всеобщем и полном разоружении. Это была программа, предусматривавшая сокращение за сравнительно короткий срок, уже на первом этапе, вооруженных сил трех стран — СССР, США и КНР — соответственно до 1700 тыс. человек, Англии и Франции — 650 тыс. для каждой из стран. На втором этапе предполагалось сократить вооружения и военную технику, на третьем — уничтожить все виды ядерного, ракетного, химического и биологического оружия. Вся эта программа должна была быть реализована, согласно советским предположениям, за 4 года.

Но единственный практический результат этого предложения состоял в том, что 15 января 1960 года Верховный Совет СССР снова в одностороннем порядке принял решение о значительном сокращении армии.

1960 — 1961 гг. стали временем неудач прежних внешнеполитических инициатив СССР. Провалилась деятельность комитета по разоружению Генеральной Ассамблеи ООН. 1 мая 1960 г. над Свердловском был сбит американский самолет-разведчик У-2.

На переговорах СССР с его союзниками по Второй мировой войне — США, Англией и Францией — в Женеве требование СССР, чтобы Германия не участвовала в будущем в военных блоках и не имела на своей территории военных баз, также не имело успеха.

Внешнеполитические неудачи шли на фоне укрепления военного потенциала США. На вооружение американской армии поступили стратегические твердотопливные ракеты «Минитмен», которые базировались в более защищенных шахтных подземных установках и могли быть приведены в боевую готовность в течение нескольких минут, в отличие от советских ракет, заправлявшихся жидких топливом. Быстро развивался подводный флот США, на вооружение которого поступили ракеты «Поларис». Увеличилось число американских атомных ракетных подводных лодок, находившихся на боевом дежурстве. В строй вводились новые жидкостные межконтинентальные ракеты «Атлас».

Американские военные базы были расположены практически вдоль всей границы СССР, позволяя приблизить носители ядерного оружия к советской территории. С 1959 г. началось интенсивное развертывание ракет средней дальности в Турции, Великобритании, Италии. Одновременно с этим возросла численность сухопутных войск, ВМС, авиации США, продолжалось их техническое совершенствование.

С 1961 г. усилилась конфронтация СССР с США и странами НАТО. 17 апреля 1961 г. состоялось вторжение противников режима Кастро на Кубу, закончившееся их полным разгромом; в августе 1961 г. в Берлине после консультаций с государствами-участниками Варшавского пакта была сооружена Берлинская стена. Мир начал балансировать на грани войны.

1. Предыстория

Кубинский (Карибский) ракетный кризис 1962 г. стал новым звеном конфронтации между СССР и США, а кубинское направление — новым во внешней политике СССР. Борьба за власть на Кубе между Ф. Батистой и его противником Ф. Кастро, развязавшим партизанскую войну, рассматривалась в Москве как сугубо внутреннее дело: Кастро конца 50-х гг. не был замечен в симпатиях к коммунистическим идеям. Куба занимала одно из первых мест в Латинской Америке по объему капиталовложений США. На заключительном этапе борьбы с диктатурой Батисты США заняли нейтральную позицию. Старые кубинские коммунисты с недоверием относились к Ф. Кастро, обвиняя его в проамериканских взглядах. Однако в Москву поступили сведения и о том, что отношения между Кастро и правительством США складывались сложнее противоречивее, чем это предполагалось ранее.

В феврале 1960 г. состоялся визит А. И. Микояна на Кубу. Поводом послужило открытие там советской выставки. Эта поездка — первая возможность для члена Президиума Ц К КПСС непосредственно познакомиться с лидерами кубинской революции — привела к резкому изменению политики Советского Союза по отношению к новым кубинским лидерам. Выяснилось, что степень их противоречий с США настолько велика, что американское правительство уже фактически начало экономическую блокаду Кубы, прекратив закупки сахара и поставку на остров нефтепродуктов. Это создало возможность для политического и экономического сотрудничества между Кубой и СССР. По соглашению, заключенному в ходе этого визита, СССР взял на себя обязательство закупить по 5 млн. т сахара ежегодно в течение 5 лет, обеспечивать Кубу бензином и нефтью и предоставить ей кредит на сумму 100 млн. долларов.

В свою очередь, 17 марта президент Эйзенхауэр подписал секретную директиву о подготовке отрядов кубинских эмигрантов для вторжения на Кубу. Месяцем позже, в апреле, в кубинском порту был взорван французский теплоход с грузом бельгийского оружия, закупленного кубинским правительством для своей армии. Этот террористический акт подтолкнул Ф. Кастро обратиться к Хрущеву с просьбой о поставке оружия. Советское правительство с готовностью откликнулось. В июне 1060 г., дважды — 9-го и 16-го, СССР предупреждал администрацию США о готовности оказать Кубе необходимую помощь, в том числе и военную.

Куба стремительно превращалась в яблоко раздора между советским и американским правительством. Для США Куба была традиционной сферой их влияния, объектом их экономических, политических и военных интересов; для советского руководства — это «остров Свободы», бросивший вызов американскому империализму, зримое свидетельство торжества коммунистических идей, распространяющихся по всему миру, а поддержка кубинской революции — это реализация на практике принципа социалистического интернационализма. Несомненно и то, что появление в Гаване режима, союзного СССР, становилось фактором оказания давления на администрацию США.

2. Нарастание напряжения между СССР и США

Во второй половине 1960 г. продолжились интенсивные контакты между советским и кубинским руководством. В сентябре 1960 г. состоялась первая личная встреча между Ф. Кастро и Н. С. Хрущевым. В ноябре 1960 г. Москву посетил Э. Че Гевара. В результате достигнутых договоренностей на Кубу была направлена группа советских военных специалистов во главе с генералом А. А. Дементьевым для организации освоения советского оружия. На Кубу поступили современное артиллерийское и минометное вооружение и бронетехника, началась подготовка военных специалистов для кубинской армии. кубинский кризис кастро военный вторжение

В свою очередь, и американское правительство не собиралось отказываться от утраты своего влияния на Кубе. А так как единственным способом восстановления этого влияния могло стать свержение правительства Ф. Кастро, то стали разрабатываться планы военного вторжения на остров. Особая роль здесь отводилась кубинским эмигрантам. В ноябре 1960 г. было начато формирование так называемой десантно-штурмовой бригады № 2506, предназначавшейся для десантирования в качестве ударной группировки на Кубу. Она комплектовалась из числа кубинцев-эмигрантов и должна была действовать в контакте с американскими войсками.

Курс на свержение правительства Ф. Кастро был унаследован новой американской администрацией. 4 апреля 1961 г. Совет национальной безопасности под председательством президента Дж. Кеннеди принял решение о подготовке операции «Плуто» по вторжению на Кубу не позднее весны 1961 года.

17 апреля 1961 г. кубинские эмигранты начали вторжение на Кубу в районе Плайя-Хирон. Однако выполнить поставленную задачу — создать плацдарм, закрепиться, вызвать антикастровское восстание — они не смогли. Уже 19 апреля 1961 г. группировка вторжения была в основном разгромлена и уничтожена.

Летом 1961 г. произошел новый виток роста напряженности, усиления военного противостояния между СССР и США. Вновь в центре конфликта оказалась берлинская проблема. 1 августа 1961 г. были приведены в состояние боевой готовности 65 частей и подразделений американских ВВС. 13 августа разразился новый берлинский кризис. Город был перегорожен стеной, резко усилилось военное противостояние. Советские и американские танки стояли в нескольких метрах друг от друга. Уровень военной конфронтации повышался.

В этой обстановке военное сотрудничество между Кубой и Советским Союзом приобретало новый оттенок. Противостояние американскому вторжению на Кубу становилось важной политической задачей для советского руководства.

4 августа между СССР и Кубой был заключен договор о поставке военного снаряжения. 30 сентября был подписан второй договор о поставках вооружений СССР на Кубу.

СССР обязывался поставлять стрелковое оружие, легкие пехотные орудия, артиллерийские системы, танки и бронетранспортеры, средства связи, радиолокационные станции, многоцелевые истребители МиГ — 15 и бомбардировщики Ил — 28, транспортные самолеты, вертолеты, аэродромное оборудование. Военно-морские силы Кубы получали торпедные катера и противолодочные суда. Договоры предусматривали обучение кубинских специалистов.

Правительство США, в свою очередь, не собиралось отказываться от свержения Кастро, в том числе и военными методами. В Вашингтоне начал разрабатываться план «Мангуста», который представлял собой правительственный проект, включавший экономическую блокаду, политическую изоляцию, организацию внутренней подрывной деятельности, террористические планы устранения политических лидеров, прежде всего Ф. Кастро, военное вторжение. При Национальном совете безопасности была создана Особая расширенная группа (SAG), которую возглавили генерал Тейлор и генеральный прокурор Р. Кеннеди.

В американской прессе была развернута антикубинская кампания. Под давлением США в январе 1962 г. Куба была исключена из Организации американских государств вопреки попыткам помешать этому со стороны Мексики, Чили, Уругвая и Боливии. В феврале 1962 г. президент Кеннеди подписал закон о торговой блокаде Кубы.

Все планы предполагали морскую и воздушную блокаду Кубы. Непрерывная кампания в прессе против Кастро, фактическое начало экономической блокады — все это ясно свидетельствовало о стремлении американской администрации устранить правительство Ф. Кастро. Но локальный конфликт в условиях продолжавшейся «холодной войны» развивался по своей логике, превращаясь в один из этапов конфронтации и военно-политического соперничества между СССР и США. На новом уровне военной техники, переоснащения армий ракетно-ядерным оружием появление на Кубе правительства, стремившегося к укреплению военных связей с Советским Союзом, открывало для советского политического руководства возможности уравновесить угрозу, которая исходила от бомбардировочной авиации НАТО, от ракет США, находившихся на базах в Турции и Италии.

18 мая 1962 г. на Совете обороны прошло предварительное обсуждение возможности размещения на Кубе советских войск, имевших на вооружении ракетно-ядерную технику. 24 мая 1962 г. Генштаб подготовил записку о создании на Кубе группы войск.

Выступая на этом заседании, Хрущев заявил, что для предотвращения американского вторжения на Кубу надо найти такое средство устрашения, которое бы удержало США от осуществления их планов и поставило Кубу в фокус мировой политики. Американцы должны поверить, что, нападая на Кубу, они будут иметь дело не только с одной непокорной страной, но и с мощью Советского Союза. Логически таким средством устрашения могло быть только ядерное оружие. По мнению Хрущева, это не создаст непосредственной угрозы военного конфликта, так как прагматичные американцы не отважатся на безрассудный риск, точно так же, как СССР ничего не может предпринять против американских ракет, расположенных в Турции, Италии и ФРГ. Установка ракет на Кубе восстановит паритет между США и СССР, и мы сможем разговаривать с американцами как равноправные партнеры. Успех этой операции будет зависеть от сохранения секрета по размещению ракет до приведения их в боевую готовность.

Для проведения консультаций с кубинским руководством и, в случае положительного ответа, подготовки условий для осуществления плана размещения советских войск на Кубу была послана делегация. В нее вошли: кандидат в члены Президиума Ц К КПСС Ш. Р. Рашидов, командующий ракетными войсками маршал С. С. Бирюзов и посол А. А. Алексеев. Поездка была «прикрыта» вопросами сотрудничества между Кубой и СССР в области сельского хозяйства. Согласие кубинского руководства было дано.

После получения согласия кубинской стороны события стали развиваться в ускоренном темпе. 10 июня 1962 г. на заседании Президиума Ц К состоялось обсуждение отчета Рашидова. Именно тогда были приняты конкретные решения о проведении операции по переброске советских войск на Кубу.

3. Операция «Анадырь»

Замысел операции «Анадырь» — под видом стратегического учения перебросить морским транспортом войска из портов Северного, Баренцева, Балтийского и Черного морей. Название операции было составной частью дезинформации. Анадырь — это река, впадающая в Баренцево море, и одноименный порт, центр Чукотского округа.

Для операции «Анадырь» была характерна строжайшая секретность. Военнослужащим выдали теплую зимнюю одежду и обувь, снабдили лыжами, что должно было свидетельствовать о том, что им предстоит служба на Севере. Капитаны судов получили карты всего Мирового океана. Только когда корабли выйдут в открытое море, командиры должны были вскрыть секретные пакеты, где была обозначена точка назначения — Куба.

Рекогносцировочные (передовые) группы отправили под видом специалистов по сельскому хозяйству самолетами. Их встречали представители Министерства сельского хозяйства Кубы.

Разгрузка судов с личным составом и техникой на Кубе проводилась только ночью.

Особые меры предосторожности были разработаны для перевозки ракет и ядерных боеголовок. Предполагалось, что при невозможности защитить морские транспорты корабли должны быть взорваны и затоплены.

Со 2 по 16 июля в Москве находился Рауль Кастро. Он встретился с Хрущевым и министром обороны СССР Р. Я. Малиновским. Во время переговоров была продолжена доработка договора о сотрудничестве между Кубой и СССР. Стороны парафировали проект этого договора. Новый договор отменял долги кубинской стороны и гарантировал бесплатную поставку на Кубу вооружений и боеприпасов в течение двух лет.

Этот проект договора учитывал возможность пребывания советских войск на кубинской территории. Воинские подразделения каждой из стран должны находиться в полном подчинении своих правительств, однако юридически советские военнослужащие подчинялись кубинским законам. Соглашение планировалось на 5 лет с правом его денонсации. В июле на Кубу прибыл генерал армии Плиев, назначенный командующим группировкой советских войск на Кубе.

Американская администрация, в свою очередь, продолжала подготовку планов вторжения на Кубу. 10 августа 1962 г. в Вашингтоне на заседании SAG принято решение об осуществлении расширенного «варианта В» — организации подпольной деятельности на Кубе с целью спровоцировать там восстание как повод для вторжения.

Своего рода дымовой завесой для операции «Анадырь» послужил групповой полет двух космических кораблей «Восток-3» и «Восток-4», пилотируемых Андрияном Николаевым и Павлом Поповичем 12−15 августа на расстоянии между ними в 6,5 км и установлении двухсторонней связи. Помимо всего прочего этот полет преследовал цель внушить американцам мысль о якобы имевшей место способности советских космических аппаратов маневрировать на орбите и таким образом об отсутствии особой надобности в размещении ракет с ядерными запасами на Кубе.

В течение августа — сентября советский флот перевозит на Кубу военную технику, личный состав. На Кубе создается мощная советская военная группировка, включающая сухопутные, авиационные и морские соединения. 16 сентября дизель-электроход «Индигирка» вышел из Североморска с ядерными боезапасами на борту. Следом за ним вышел сухогруз «Александровск» с аналогичным грузом.

На Кубу были доставлены: полк бомбардировщиков Ил-28, бригада ракетных катеров типа «Комар» из 3 дивизионов по 4 катера в каждом. В состав ВМФ на Кубе был включен также полк ракет «земля — море» типа «Сопка». Всего на остров было доставлено 34 крылатых ракеты. Переброска же эскадры надводных кораблей, предусмотренная планом операции «Анадырь», была отменена решением Совета обороны СССР в конце сентября. Эскадра подводных лодок тоже не была развернута. 7 дизельных ударных подводных лодок обеспечивали морские перевозки войск и грузов на Кубу. Имелись проблемы с использованием легких бомбардировщиков Ил-28. по штату в полку должно было быть 42 самолета. Эти машины были отправлены в контейнерах. К началу кризиса было собрано только 6 машин.

Однако особое значение в этой группировке приобретало наличие в ее составе ракетно-ядерного оружия. Ракетные войска стратегического назначения на Кубе состояли из 43-й ракетной дивизии в составе 5 ракетных полков, в том числе три полка ракет Р-12 и два — Р-14. Три ракетных полка Р-12 имели 42 ракеты (из них 6 учебно-боевых); 36 ракет — это 1,5 боезапаса. К каждому полку придано по одной ремонтно (ракетно)-технической базе с боевыми ядерными зарядами.

В конце сентября 1962 г. на Кубу через порты Баиа-Онда, Мариэль и Касильда прибыли ракеты Р-12. 4 октября «Индигирка» с грузом ядерных боеприпасов для этих ракет прибыла в порт Мариэль. К 20 октября ядерные боеприпасы, доставленные «Индигиркой», прошли проверку и были доставлены ремонтно (ракетно)-технические базы воинских частей.

Всего на Кубе находилось 164 ядерных боеголовки. Ракеты Р-14 не были доставлены из-за начала блокады, и транспорты с ними были развернуты в СССР.

К началу кризиса — 22 октября 1962 г. — на Кубе находилось около 43 тыс. советских военнослужащих. Группировка Вооруженных сил СССР на Кубе была ориентирована на противостояние вооруженным силам США. В ее состав вошли Ракетные войска стратегического назначения, Противовоздушные войска, Сухопутные войска, Военно-морской флот, Военно-воздушные силы, тыловые части обеспечения. Проводилась работа по подготовке основных и запасных стартовых площадок, казарм, хранилищ, дорог.

4. Мир на грани войны

Резкая активация перевозок на Кубу не могла не привлечь внимание. Поэтому 11 сентября было опубликовано заявление ТАСС, в котором сообщалось, что СССР оказывает поддержку Кубе в военной области.

Летом 1962 г. значительно активизировались средства американской электронной разведки. Но и советская, и кубинская сторона были убеждены, что скрыть факт размещения ракет на Кубе невозможно. Да и на американцев работал полковник О. В. Пеньковский, непосредственно связанный с ракетным оружием.

Советско-кубинское замалчивание вопроса о дислокации ракет на «островке Свободы» создавало исключительно благоприятные условия для американской администрации. Вовремя опубликованная информация о советском вероломстве должна была стать более эффективным средством воздействия на американцев и мировое общественное мнение, чем прямое военное вмешательство в кубинские дела.

В октябре 1962 г. обстановка в советско-американских отношениях вокруг Кубы стала быстро ухудшаться. Информация о советских ракетах, несмотря на примиряющие заявления советской и американской администраций, стала распространяться все шире.

22 октября началось дипломатическое наступление. Его открыло заявление, сделанное Кеннеди в 7 часов вечера по всем радио- и телевизионным станциям США. Президент заявил о вероломстве Советов, установивших ракеты на Кубе, об опасности, нависшей над США, и о необходимости дать отпор. В своем выступлении Кеннеди объявил об установлении строжайшего карантина с целью помешать доставке на Кубу всякого рода наступательного оружия. Досмотру подлежали все корабли, шедшие на Кубу. Также он сообщил, что дал указания привести вооруженные силы США в состояние повышенной боевой готовности, провести эвакуацию семей военнослужащих с американской военной базы Гуантанамо, расположенной на Кубе. Он заявил, что США требует созыва Совета Безопасности ООН. Тем же вечером пришло сообщение, что американские ракеты на базах в Турции подготовлены к запуску. Президент издал директиву № 196 о создании под его председательством Исполнительного комитета Совета национальной безопасности по оперативному руководству страной в кризисной ситуации.

В тот же день в Посольство СССР в США был передан текст Послания Дж. Кеннеди Председателю Совета Министров СССР Н. С. Хрущеву. Это было резкое заявление, указывавшее на готовность США использовать все средства для того, чтобы ликвидировать советское военное присутствие в западном полушарии.

К заявлению Кеннеди советское руководство отнеслось со всей серьезностью. Уже на следующий день — 23 октября — в четыре часа дня по радио зачитывалось Заявление Советского правительства, в котором сообщалось, что в ответ на действия правительства США, которые квалифицировались как провокационные и агрессивные, приказано:

1. Задержать увольнение в запас из Советской Армии военнослужащих старших возрастов в Ракетных войсках стратегического назначения, в войсках противовоздушной обороны и на подводном флоте.

2. Прекратить отпуска всему личному составу.

3. Повысить боеготовность и бдительность во всех войсках.

Было сообщено, что приняты меры повышения боеготовности войск Варшавского пакта.

После выступления Дж. Кеннеди на Кубу пришла телеграмма министра обороны СССР Малиновского, в которой советским войскам на Кубе приказывалось в связи с ожидающейся агрессией США принять меры к повышению боевой готовности и к отражению противника совместно с силами кубинской армии и всеми силами советских войск, за исключением ракет и ядерных боеголовок. Вместе с тем осуществить отражение возможной интервенции без применения ядерных средств было бы весьма проблематично.

Так же за час до заявления, сделанного по советскому радио, послу США в Москве было вручено Послание Совмина СССР Н. С. Хрущева президенту США Дж. Кеннеди.

Послание Хрущева содержало в себе полупризнание факта размещения ракет на Кубе, хотя сами ракеты в этом документе не упоминались. Общая тональность этого документа была конфронтационной. Данное послание содержало обвинение в адрес правительства США в том, что введение карантина противоречит международному праву. Практически обе страны обменялись ультиматумами.

23 октября прокламацией № 3504 президент США ввел режим карантина вокруг Кубы. Вооруженным силам США был отдан приказ не допускать поставок наступательного оружия и относящихся к нему материалов на Кубу. Суда, следовавшие на Кубу, должны были подвергаться досмотру, а в случае неподчинения — задерживаться и направляться в один из портов США до получения соответствующих указаний.

Усиление противостояния, нарастание конфликта между СССР и США парадоксальным образом потребовали укрепления связей между политическим руководством двух стран.

После обмена посланиями-ультиматумами оставалось только два выхода — либо переходить от слов к делам, то есть начинать боевые действия, которые немедленно превратились бы в третью мировую войну, либо идти на попятную.

25 октября сухогруз «Александровск», прорвав блокаду, доставил ядерные боеприпасы для ракет Р-14 в порт Ла-Изабелла. Ночью 25 октября в советское посольство в Вашингтоне нарочным было доставлено очередное послание в Москву. В этом послании президент США Дж. Кеннеди указывал, что верил заявлениям СССР об отсутствии на Кубе наступательного вооружения. Но Кеннеди показал готовность к диалогу с Советским Союзом.

Хрущев поддержал идею диалога, но потребовал от американского президента отказаться от планов вторжения на Кубу. При этом пообещав уничтожить не только наступательное оружие, но и любое другое оружие, доставленное на Кубу Советами.

В Москве ждали официального ответа президента на официально сформулированные предложения Хрущева о компромиссе как способе выхода из конфликта.

Но утром 26 октября Ф. Кастро приказал начиная с 27 октября сбивать американские самолеты. Вечером того же дня по гаванскому времени советское военное командование на Кубе проинформировало Москву о планируемой в ближайшее время атаке американцев. В ночь с 26 на 27 октября Ф. Кастро посетил советское посольство в Гаване и сообщил о своем приказе сбивать самолеты и о том, что готовится нападение американцев в ближайшие 24 — 72 часа.

Возникла реальная угроза, что конфликт приобретет плохо контролируемые формы. В него все активнее вмешивалась «третья сила» — Ф. Кастро. 27 октября кубинская зенитная артиллерия открыла огонь по американским самолетам. Самолетов не сбила. Успешнее действовали советские зенитчики: ракетой «земля — воздух» был сбит американский разведывательный самолет У-2.

5. На путях выхода из кризиса

В тех условиях, когда мир оказался на грани войны, советское руководство предприняло немыслимый для нормальной дипломатической практики шаг. Для того, чтобы немедленно донести советскую точку зрения до США, 27 октября по Московскому радио, по обычной радиовещательной сети, в 17 часов было передано Послание Председателя Совмина СССР Н. С. Хрущева Президенту США Дж. Кеннеди. Копия этого послания была направлена генеральному секретарю ООН У Тану.

Он внес предложение о том, что мы согласны вывести те средства с Кубы, которые американцы считают наступательными. Но при этом сами американцы должны будут вывезти свои аналогичные средства из Турции. Хрущев предлагает договориться о том, какой нужен срок, чтобы это осуществить.

Из послания Хрущева следовало, что каждая сторона — и СССР, и США — должна дать гарантии уважения неприкосновенности границ и суверенитета Турции и Кубы и удерживать от попыток интервенции третьи страны.

Американская сторона также пошла на нарушение обычной практики. Текст послания в тот же вечер был передан прессе. Причина была та же, что и в радиообращении Хрущева, — ускорить время передачи, сократив долгий процесс зашифровки и расшифровки дипломатических телеграмм. Кеннеди писал, что СССР должен устранить наступательные виды оружия с Кубы под наблюдением и надзором ООН и принять обязательство о прекращении доставок этих видов оружия на Кубу. При этом американская сторона готова отменить карантин и дать заявлении в отказе от вторжения на Кубу.

После этих двух посланий конфликт начал ослабевать. 28 октября Хрущев заявил о том, что отдал приказ о демонтаже вооружения, которое американцы считают наступательным, упаковке его и возвращении его в Советский Союз.

В течение последних дней октября весь ядерный боекомплект, находившийся на Кубе, был загружен в советский сухогруз и 1 декабря корабль ушел в Североморск.

Заключение

Конфликт развивался по логике «холодной войны», предполагавшей конфронтацию между СССР и США в любой точке мира. Кубинский кризис дополнял перманентно продолжавшийся Берлинский кризис. Особенность Кубинского кризиса состоит в значительной мере в том, что на вооружение американской и советской армий стали поступать новые виды вооружений, которые прежде существовали только в опытных образцах — ракеты с ядерными боеголовками. Новые виды вооружения сами стали создавать качественно новые политические ситуации, потребовали отказа от лобового противостояния двух сверхдержав.

США и СССР считали себя двумя сторонами конфликта. Выяснилось же, что Куба — это не только место конфликта, но и неожиданный — и для СССР, и для США — его участник. Кастро провоцировал обострение конфликта между СССР и США.

Сложен и неоднозначен вопрос о том, кто больше выиграл в этом противостоянии.

Военно-стратегически в это время скорее выигрыш СССР, так как были устранены уже существовавшие ракетные базы в Турции и Италии, гарантирована неприкосновенность территории Кубы. Советская цена — вывоз ракет оттуда, где их и не было раньше.

Политически-пропагандистски это скорее выигрыш США, которые стали выглядеть жертвой советского экспансионизма, эффективными защитниками западного полушария. Американская администрация смогла добиться согласия советского руководства на конфиденциальность договоренностей о вывозе американских ракет из Турции и Италии в обмен на невмешательство в дела Кубы.

Геополитически это был первый и последний ракетно-ядерный кризис, который доказал, что ракетно-ядерное оружие не может быть оружием в собственном смысле, то есть инструментом реализации политических целей военными методами. Ядерное оружие оказалось политическим фактором до его применения. Появилось понимание бессмысленности использования ядерного оружия. В дальнейшем СССР и США стремились избегать возможности непосредственного соприкосновения в многочисленных конфликтах, предпочитая пользоваться услугами своих союзников.

При этом армия СССР стала выступать как фактор внешней политики. Ее значение в жизни страны стало усиливаться.

Список использованной литературы

1. Аксютин Ю. Хрущевская «оттепель» и общественные настроения в СССР в 1953 — 1964 гг., — М., 2004.

2. Медведев Р.Н. С. Хрущев, — М., 1990.

3. Пихоя Р. Г. Советский Союз: история власти 1945 — 1991 гг., — Новосибирск, 2000.

4. Таубман У.Н. С. Хрущев, — М., 2005.

5. Черток Б. Е. Ракеты и люди. Горячие дни «холодной войны», — М., 2007.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой