Использование творческих подходов в преподавании Священного Писания

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Религия и мифология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Религиозная организация Евроазиатская Богословская Семинария

Ассоциация Христиан веры евангельской «Церковь Божия»

Факультет Богословия

Дипломная работа

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТВОРЧЕСКИХ ПОДХОДОВ В

ПРЕПОДАВАНИИ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ

Предоставлена на соискание степени:

бакалавр богословия

Выполнила студентка 3-курса

Хубиева Виктория Вячеславовна

Научный руководитель:

Горбачева Татьяна Михайловна (КПН, M. Div.)

Рецензент:

Кулова Лилия Андреевна (B. Th.)

Москва — 2011

Лист оценки исследовательской работы (приложение к рецензии)

Вид работы: Богословское исследование

Область исследования:

Творчество в христианском образовании

Тема работы:

Использование творческих подходов в преподавание Священного Писания

Студент: Хубиева Виктория Вячеславовна

Курс/ семестр: Четвертый курс, шестой семестр

Научный руководитель:

Горбачева Татьяна Михайловна (M. Div., кандидат психологических наук)

Рецензент: Кулова Лилия Андреевна (B. Th.)

Оглавление

  • Лист оценки исследовательской работы (приложение к рецензии)
  • Введение
  • 1. Содержание работы
  • 2. Тема творчества в ветхом и новом завете, в учении отцов церкви и у философов серебрянного века
  • 3. Творчество в преподавании священного писания
  • 3.1 Христианское образование
  • 3.2 Творческий подход в христианском образовании
  • 4. Практическая часть
  • 4.1 Анализ практической ситуации
  • 4.1.1 Актуальность вопроса
  • 4.1.2 Вывод
  • 4.2.1 Мое служение
  • Заключение
  • Приложения
  • Приложение № 1
  • Приложение № 2
  • Список использованных источников и литературы

Введение

Взаимоотношение христианства и творчества на сегодняшний момент является самой центральной, самой мучительной и самой острой проблемой нашей эпохи. Человек по природе своей творец, созидатель, строитель жизни, и жажда творчества не может в нем угаснуть. И как понимать христианство: есть ли христианство исключительно религия спасения души для вечной жизни или также творчество высшей жизни оправдано христианским сознанием?

Этот вопрос мучает современную душу, хотя и не всегда сознается вся глубина. Желая оправдать свое жизненное призвание, свое творческое жизненное дело, христиане не всегда сознают, что речь идет о самом понимании христианства, об усвоении его полноты. Мучительность проблемы творчества отражают расколы между Церковью и миром, духовным и мирским, сакральным и светским. Церковь занята спасением, творчеством же занят светский мир. Творческие дела, которыми занят мир светский, не оправданы, не освящены Церковью. Есть глубокое пренебрежение, почти презрение церковного мира к тем творческим делам в жизни культуры, в жизни общества, которыми полно движение, происходящее в мире. В лучшем случае творчество допускается, попускается, на него смотрят сквозь пальцы, не давая ему глубокого оправдания. Спасение есть дело первого сорта, единое на потребу, творчество же есть дело второго и третьего сорта, приложение к жизни, а не самое существо ее. Мы живем под знаком глубочайшего религиозного дуализма.

В церкви во время преподавания Священного Писания наблюдается тенденция творческого и поэтического молчания, в актуальной культуре говорится ни больше, ни меньше о том, что утрачена это «изумительное творчество человечности». Новая Европа международное обозрение культуры и религии // Христианская Россия. — М: 2000. — № 13.С. 25. В результате все это приводит к тому, что молодое поколение христианства менее заинтересовано в изучение Священного Писания, а опросы общественного мнения продемонстрировали, что познания Библии у большинства людей носят весьма ограниченный характер.

Некоторые люди однажды берут в руки Библию с полной решимостью прочитать ее до конца, но отказываются от своих попыток, пробежав глазами лишь несколько начальных глав. Не находя в ней ничего захватывающего, интригующего, столкнувшись со скучной и незнакомой фразеологией, они откладывают книгу в сторону, сочтя ее, по малодушию своему, чем-то, что выше их понимания.

На протяжении столетий Библия на деле продемонстрировала, что она является книгой необычайно высокого духовного потенциала. Многие выдающиеся люди, оставившие свой след в истории, черпали жизненные силы из этой книги. Сестра женский христианский журнал //Центр библейского просвещения. — М: 2006. — № 2. — С. 29. Вновь и вновь демонстрировала она свою таинственную мощь, способную преобразовать жизнь человека, возвысить его дух, обогатить его разум, расширить его взгляд на окружающий мир, сделать его более сострадательным и облагородить его желания. Великие проповедники считали ее кладезем истины, а многие государственные деятели, ученые и писатели отмечали ее несравненные литературные достоинства.

И вот здесь мы сталкиваемся с удивительным парадоксом. Перед нами книга, которую все признают наилучшей, величайшей и самой удивительной из всех когда-либо существовавших. Книга, которая по своему долгожительству превосходит все остальные. Книга, которая вызвала к жизни значительно больше добра, чем все прочие. И все же она остается книгой, которую сегодня читают незаслуженно мало, меньше многих других выходящих в свет книг.

Что же нужно сделать для изменения сложившейся ситуации? Каким образом привлечь внимание владельцев этой книги, переубедить их, заставить открыть ее и прочитать, чтобы они сами обнаружили бесценные благословения, рассыпанные на ее страницах?

Чтобы получить ответ на этот вопрос в данной работе я постараюсь осветить те творческие аспекты в преподавании Священного Писания, которые открывают Библию как живую, интересную и запоминающуюся книгу.

Цель работы

Цель работы заключается в том, чтобы обосновать использование творческих подходов в преподавании Священного Писания.

Задачи работы

1. Рассмотреть позицию Ветхого Завета и Нового Завета и найти аргументы на качества Бога, как Творца и человека, как образа Божия.

2. Найти богословские аргументы учения о творчестве, как о сущности Бога.

3. Анализ практической деятельности творческого преподавания на практике служения в поместной церкви.

4. Предложить рекомендации по использованию творческих подходов в преподавании Священного Писания.

1. Содержание работы

Работа будет состоять из двух основных частей: богословской и практической. В богословской части будет показано, как Ветхий и Новый Завет рассматривает тему творчества, далее будет рассматриваться учение о творении в трудах Отцов Церкви, где также будет освещено их мнение. Теме творчества посвящено огромное количество книг в трудах русских философов серебряного века, что также будет рассматриваться в богословской части. В этой части будет описано сама тема творчества, а также дан экзегетический анализ основных мест Писания, на которые ссылается данная тема. Будут сделаны выводы относительно преподавания Священного Писания с использованием творческих подходов. В практической части будет описан опыт моего служения в контексте заявленной темы, а также будет проведен анализ практического служения.

2. Тема творчества в ветхом и новом завете, в учении отцов церкви и у философов серебрянного века

Творение

С первых строк Библия говорит о том, что все существующее произошло от свободного творчества всемогущего Бога и поэтому названо творением. Бог в каждый момент, единственный Творец бытия и единственная причина естественных природных явлений. Мир существует благодаря непрерывному творению, пребыванию и сохранению. Элвелл, У. // Теологический энциклопедический словарь. М.: Духовное возрождение, 2003.С. 1151 Миропорядок свидетельствует о том, что Творец разумен, жизнь во вселенной — о том, что Он — живой, природные силы свидетельствует о том, что Творец могуществен. Вся вселенная свидетельствует о существовании живого, разумного, творческого и могущественного Творца. Райри, Р. Основы Богословия. М.: Духовное возрождение, 1997.С. 34 — 35 Мы можем смело говорить о том, что реальность творения включает в себя, как появление мироздания, так и его нынешнее существование. Творец необходим не только для того, чтобы создать мир, но и для того, чтобы постоянно его поддерживать. Творить — это не значит отражаться в зеркале, даже если зеркало есть первичная материя, это не значит напрасно раздробляться, чтобы затем все снова в Себе сотворить. Творить — значит вызывать новое. Творение, если можно так выразиться, — это риск нового. Когда Бог вызывает не из Самого Себя новый «сюжет», сюжет свободный — это апогей его творческого действия. Божественная свобода свершается в сотворении этого высочайшего риска — в сотворении другой свободы.

Многие христианские авторы различных периодов истории Церкви говорят о творении как о «произведении Божьем», сравнивая его с произведением искусства, которое само по себе прекрасно и передает личность своего Творца. Образ Бога как художника побуждает о собственном выражение в творении чего — то прекрасного, поощряя нас искать самовыражение Божие в творении. Мак — Грат, А. Введение в христианское богословие. — Одесса.: Богомыслие, 1998.С. 247 Рассмотрим более подробно, как тема творчества развивается в Ветхом и Новом Завете, в учении Отцов Церкви и у философов серебряного века.

Бог творит свободно и промыслительно (всеобъемлющий характер творения)

В противовес всем теориям, по — разному объясняющим возникновение мира (либо в результате эманации, которую можно уподобить солнцу, испускающему из себя лучи, либо посредством зарождения, либо с помощью искусства и мастерства, когда мир возникает подобно тому, как возникает изделие, приобретающее определенную форму в руках художника), христианское учение о творении ex nixilo (из ничего) говорит о том, что мир начал свое существование, будучи сотворен богом из ничего. Эриксон, М. Христианское Богословие. — СПб.: Библия для всех, 2002.С. 309 — 310 Одно только христианство, или, точнее, иудео-христианская традиция, обладает абсолютным понятием тварного. Богословские размышления // ЕААА, 2005. — № 5.С. 51. Творение «из ничего» есть догмат веры. Эта вера нашла первое свое выражение в Библии, во Второй книге Маккавеев, где мать, увещевая сына идти на мученичество, говорит: «Посмотри на небо и землю, и, видя все, что на них познай, что все сотворил Бог из ничего» (2 Мак. 7: 28) — e’k ou’k untwn, «из не сущих» — по переводу Семидесяти. Если мы вспомним, что ou’k — отрицание радикальное, не оставляющее в отличие от другой отрицательной частицы mh ни малейшего места сомнению, и что здесь оно употребляется систематически, вопреки правилам грамматики, то оценим всю выразительность ou’k. Бог творил не из чего — то, а из того, чего нет, из «небытия». Лосский, В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. — М.: Красный пролетарий, 1991.С. 222

Творение было свободным актом свободной и художественной воли Бога. Актом Его воли была создана вся реальность целиком. В первых словах Бытия («В начале сотворил Бог небо и землю») выражение «небо и землю» относится не только к этим конкретным понятиям. Это идиома, обозначающая все сущее. Это утверждение, что по воле Божьей создана вся вселенная. Этот акт-выражение божественной природы, которая многообразно описана в Библии, однако ее главное средоточие — в любви, особенно в любви Бога к миру, как об этом свидетельствует Евангелие (Ин. 3: 16). Кроме того, всеобъемлющий характер творения явствует из перечислений и детализаций различных его частей: «небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем» (Отк. 10: 6); «небо и землю и море и все, что в них» (Деян. 4: 24; 14: 15); «мир и все, что в нем» (Деян. 17: 21). Во всех этих местах размах Божьей творческой работы просто утверждается. Эриксон, М. Христианское Богословие. — СПб.: Библия для всех, 2002.С. 309 — 310

В творении и в постоянном сохранении и поддержании сотворенного мира Бог являет свой нерушимый божественный промысел о судьбах мира и человека. Это означает, что человеческая жизнь может быть осмысленной, разумной, творческой и целесообразной. Элвелла, У. // Теологический энциклопедический словарь. — М.: Духовное возрождение, 2003.С. 1153 — 1154.

Бог — Творец в Ветхом Завете

Писатели Ветхого Завета обычно описывают создание Богом материальной Вселенной со словом «бара» — «Он сотворил». Глагол «бара», выражает лучше, нежели какой — либо другой глагол идею об абсолютном сотворении из экснихило. В богословском смысле этот глагол выражает уникальность Божьей работы в отличие от человеческих дел по переработке и использованию уже существующих материалов и изготовлению из них разных вещей. Божье творчество не было ограничено, так как изначальный акт божественного творения уникален. Создавая произведения искусства, художник зависит от свойств используемого материала, будь то ковкость металла, характеристики красок, используемый им язык или скорость и четкость кадров в фильме. Более того, выражаемые художником мысли зависят от его предшествующего опыта. Его работа может быть либо прямым отражением личного опыта, либо выражением ранее пережитого в какой — то иной форме. Даже если писатель для передачи своих идей пытается создать новый язык, его все равно связывают языковые ограничения как таковые. Бога же не связывают никакие внешние обстоятельства. Единственные Его ограничения относятся к Его собственной природе и сделанному Им выбору. Богу не нужны никакие материалы. Поэтому, в отличие от человеческих «творений», Его дела не могут расстраиваться из — за внутренних свойств используемого материала.

Корень глагола «бара» употребляется исключительно в Ветхом Завете для определения деятельности Божией. В первых строках Библии говорится о том, что: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1:

1). Данное место начинается с того, что подчеркивает факт истинного начала, отчего уклонялись большинство древних и современных религиозных философий. Слово «бара», означает начало существования именно в то время. До этого существования в том виде, как оно появилось после Божьего указа, не было. Другими словами, до того момента не существовало ничего, не было даже одного атома водорода. Согласно тому, что написано в Бытии (1:

1), творцом является Бог. Наиболее часто слово «бара» в еврейском языке используется при упоминании о Божьей деятельности, и никогда не употребляется в отношении «созидательной» деятельности человека. Творение отражает Божью силу (Ис. 40: 26), величие (Ам. 4: 13), порядок (Ис. 45: 18) и верховную власть (Пс. 88: 12 — 14). Как Творца, Бога надлежит признать Всемогущим и Всесильным.

Чтобы описать процесс Божьего творения, писатели Ветхого Завета также употребляют еврейское слово «яцар» — «сформировать», «придать форму». Например, это слово подходит для описания «гончара», то есть кого — то, кто придает форму или формирует предмет по своей воле (Ис. 29: 16). Однако когда речь идет о божественной работе, то это слово употребляют в качестве синонима слову «бара», чтобы описать неповторимость этого действия. Хортон, С. Систематическое богословие. — Спринфулд, Миссури, США.: 1999.С. 280 — 282

В Ветхом Завете говорится о том, что Бог является основанием и поддержкой Вселенной. Левиты, воздавая хвалу, признавали, что Бог дает жизнь всему (Неем. 9: 6). Пророк, говоря о многочисленных звездах, в Книге Пророка Исаии (40: 26) пишет: «По множеству могущества и великой силы у Него ничто не выбывает». В псалме (64: 10 — 14) говорится о Боге как о властвующем над земной погодой и урожаем. Там же, С. 283.

Описание творческого процесса поддерживается также небиблейскими текстами, например, древняя литература содержит немало примеров уподобления акта творения художественному процессу. В вавилонском эпосе «Энума элищ» Мардук лепит людей из глины, как скульптор, тот же мотив встречается в описании состязания между Нинту — Мами и Энки, когда они создают человека из глины в вавилонском эпосе об Атрахасисе. В египетских текстах бог — творец Птах изображен как художник, погруженный в процесс творчества. Библейский культурно — исторический комментарий в 2 ч. / Под ред. Дж.Х. Уолтона. — Ч. 1 Ветхий Завет. — СПб: Мирт, С. 2003. — 645 В Притчах 8: 29 — 30, говорится, «Когда Он уготовлял небеса, [я была] там. Когда Он проводил круговую черту по лицу бездны, когда утверждал вверху облака, когда укреплял источники бездны, когда давал морю устав, чтобы воды не переступали пределов его, когда полагал основания земли: тогда я была при Нем художницею». В данном отрывки явная персонификация (представление как Его помощницы в творческом процессе) свойства Самого Бога создавать лишь то, что мудро по идее и прекрасно по облику, об этом и сказано в ст. 30 на языке тонкой поэтической аллегории. Конечно же, не мудрость была «художницей», но художником был Сам Бог. Толкование Ветхозаветных книг, от первой книги Царств по книгу Песни Песней / Под ред.П. Харчлаа. — США: Библейская Миссия, С. 1992. — 535

Семь дней творения

В творении триединый Бог принимал участие совместно. Во многих местах Писания творение приписывается просто Богу. Однако некоторые выделяют Личности в Божестве. В Евангелии от Иоанна (1: 3); в Посланиях к Колоссянам (1: 16 — 17) и Евреям (1: 10) творение приписывается Сыну. Кроме того, в Бытии (1: 2); Книге Пророка Иова (26: 13; 33: 4); псалмах (104: 30) и Книге Пророка Исаии (40: 12 — 13) в творении принимает участие Святой Дух. Хортон, С. Систематическое богословие. — Спринфулд, Миссури, США.: С. 1999. — 284

Творческую деятельность Бога в течении шести дней творения выражает Его созидающее повеление «Да будет», которое исключает возникновение и развитие вселенной само по себе, а также исключает какую — либо созидательную деятельность или случай.

В общем, и целом деяние сотворения заключает в себе три шага. Первый шаг, это создание, в первый день, выражаясь образным языком, «сырья», которое, по сути дела, было источником для создания всей вселенной. Второй, создание и определение простых явлений и вещей в течении первых трех дней (в первый день-свет; во второй день-земная твердь; в третий день-отделение земли от воды). Третий шаг, это оформление и завершение мира, который был доведен до совершенства на протяжении следующих трех дней (создание небесных тел на четвертый день, сотворение рыб и птиц на пятый день, сотворение земных животных и человека на шестой день). Мюллер, Д. Т. Христианская догматика. — USA.: Лютеранское наследие, С. 1998. — 212

Сотворение человека

Согласно Святому Писанию, Бог сотворил вещи не разом, но постепенно, соблюдая при этом превосходный порядок. Как написано в первой главе Книге Бытие, Бог, при сотворении всего, следовал от низшего к высшему, пока, наконец, не сотворил человека, ставшего венцом его созидательной работы.

В Быт.1 первенство человека подчеркивается его появлением в повествовательной последовательности в качестве последнего творения Бога, ссылкой на создание его по образу и подобию Божию, троекратным использованием глагола «бара» в описании этого акта творения (Быт. 1: 27), а также властью, данной человеку над землей и всеми тварями в качестве представителя Бога. Эллуэл, У. // Евангельский Словарь Библейского Богословия. СПб.: Библия для всех, 2002.С. 1036 — 1037 Творя человека, Бог больше не обращается с творческим призывом к земле. Творение человека есть выражение особого Божественного решения (Быт. 1: 26). Причем это не произвольное решение монады, а совместное решение Божественных лиц.

Другим отличительным элементом сотворения человека является например «тесная связь Бога и человека» описанное выражением «дыхание жизни». Для евреев и вообще для семитских народов с незапамятных времен дуновение в лицо человека всегда имело глубокий символический смысл. Это означало передачу другому своего дыхания, то есть чего — то в высшей степени внутреннего, интимного — личного самосознания, духа. Поэтому, когда Писание говорит, что Бог «вдунул в лице человека дыхание жизни» (Быт. 2: 7), тем самым как бы демонстрируется передача человеку определенных признаков, свойственных Божественному бытию. Зайцев, Е. Учение В. Лосского о теозисе. — М.: Библейско — богословский институт св. апостола Андрея, 2007.С. 165 Это вовсе не означает, о «нетварном характере души» или позволяет видеть в человеке «некое смешение Бога и животного». «Божественное дыхание» указывает скорее на модус творения, в силу которого дух человека тесно взаимосвязан с благодатью, это «Божественная струя», животворящее присутствие Духа Святого. Только благодать дает жизнь человеческому существованию, и эта благодать и есть истинное начало нашего существования.

Человек — образ Божий в Ветхом Завете

По предопределению Святой Троицы человек имеет глубокую внутреннюю связь с Творцом, которая выражается в богоубразности и богоподобии: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, и по подобию Нашему» (Быт. 1: 26). Эти черты принципиально отличают человека от животных, поскольку животные хотя и выражают своим существованием премудрость и совершенство Творца, но не имеют образа и подобия. Юрьевич, Д. Некоторые аспекты Библейской антропологии [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http: //pedagog. eparhia. ru/for_pedagog/met_rek/met_sv/met_sv16/

Одна из фундаментальных идей Библии заключается в том, что человек, единственный из всего творения, несет в себе образ Божий. Когда Бог говорит «Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему» (Быт. 1: 26), это означает, что Бог собирается создать творение, которое будет похоже на Него. Еврейское слово «образ» обозначает предмет, похожий на что-то иное и часто олицетворяющий это иное. Это подразумевает отражение сущности Бога в человеческой натуре. Еврейское слово «подобие» также означает предмет, похожий на что-то иное, но чаще это слово употребляется в таких контекстах, где идея схожести подчеркивается в большей степени, чем идея олицетворения или замещения. Грудем, Г. // Систематическое богословие: Введение в библейское учение. — СПб.: Мирт, С. 2004. — 499 Другими словами, в самом творении Адама и Евы было совершенство, это скорее совершенство завязи, нежели цветка или плода.

Богословы приложили огромные усилия к тому, чтобы установить хотя бы один признак или небольшое количество признаков, в которых можно было бы ясно различить образ Божий. Тест Священного Писания просто утверждает, что человек подобен Богу, а все остальное Писание дает этому утверждению подробные пояснения. Читая Писание, можно понять, что нельзя составить себе полного представления о богоподобии человека, не осознав до конца, Кто есть Бог в Его существе и в Его деяниях, а также кто есть человек и что он делает. Грудем. Указ. соч.С. 501.

Особое творение Адам и Евы показывает, что, хотя мы, возможно, и подобны животным в определенных физических аспектах, тем не менее, очень сильно отличаемся от животных. Человек сотворен «по образу Божию», человек вершина Божьего творения — подобен Богу более, чем любое другое существо, человеку предопределено властвовать над всем творением. История о творении в Книге Бытие подчеркивает эту исключительную роль человека по сравнению с остальным миром. Данная история опровергает современные тенденции подчеркивать ничтожность человека перед огромной Вселенной. Писание показывает перспективу значимости человека, которую придал Бог.

Именно благодаря творческому слову своего Создателя человек сам стал носителем слова. И хотя сотворение человека было отмечено печатью совершенства, не вызывает сомнения то, что, помимо возделывания Эдемского сада, в каком-то смысле ему нужно было «возделывать» и свое слово с целью продолжения творческой созидательной деятельности Бога-Творца, Чье Слово было главным орудием сотворения и преобразования бесформенной материи в гармоничный мир «неба и земли». Друми, Ю. Н. Как власть имеющие. [Электрон. Ресурс]. Режим доступа: http: //www. e-aaa. info/lib1/Library/Books/25/251/2978. Kak_vlastj_imeyuschij.

Поэтому человек, созданный по образу Божьему, называя животных, подражает Творцу. В первой главе Бытия Бог называл разные части Своего творения, и это было свидетельством того, что Он господствует надо всем и правит всем. Теперь же человек показывает свое господство над животным царством посредством слова. Каррид, Д. Бытие том 1, главы 1 — 25. — Минск.: МФЦП, 2005.С. 111 Другими словами, как Бог подчиняет себе творение и управляет им посредством слова, называя разные его составные части, так и человек подчиняет себе царство животных и управляет им посредством слова, называя его жителей. Умение называть животных — это проявление творческого начала, человек, как и Бог, творческое и разумное существо, он может в своем разуме придумать имя животному и произнести его вслух.

Наше сходство с Богом проявляется также в том, что человек обладает способностью к творчеству в таких сферах, как живопись, музыка, литература, к научной и исследовательской изобретательности — в науке и технологии. Не следует думать, что творчество — это лишь произведение всемирно известных музыкантов или артистов, оно находит свое выражение во всех аспектах жизни человека: в сценах, которые разыгрывают дети, в мастерстве, с которым приготовлен обед, украшен дом, устроен сад, или в изобретательности, которую обнаруживает каждый человек, который чинит какой — нибудь сломавшийся прибор. Даже в выборе одежды проявляется творчество человека, в сочетании цветов и тканей, в выборе причесок и украшений. Даже мысли человека несут в себе искры творчества.

Бог — Творец в Новом Завете

Несомненно, авторы Нового Завета считали Писания Ветхого Завета достоверными, реальными фактами произошедших событий. В Новом Завете тридцать девять раз употребляется слово kti/zw Цитата из Библии 05 — «творить», «произвести», включая его производные. В Послании к Колоссянам (1: 16) говорится, что все было сотворено Христом, на небесах или на земле, видимое или невидимое. В книге Откровения (4: 11) двадцать четыре старца снимают с себя свои венцы в поклонении Богу, приписывая Ему творение. В Послании к Римлянам (1: 15) Павел с горечью отмечает, что идолопоклонники «служили твари вместо Творца, Который благословен вовек». Кроме того, в Новом Завете, как и в Ветхом, указывается на Божью силу Творца, который есть источник утешения во времена наших страданий (1 Пет. 4: 19), и тот же Бог властвует над Своим творением.

Авторы Нового Завета, чтобы охватить всю Вселенную, приводят термин ko/smov Цитата из Библии 05 — «мир» как синоним ветхозаветному «небеса и земля». Создается впечатление, что в Деяниях (17: 24) Павел ставит знак равенства между «мир» и выражением «небеса и земля». Во многих местах Нового Завета, где говорится о Божьем творении «мира», подразумевается Вселенная. Более того, чтобы описать границы Божьей созидательной деятельности, авторы Нового Завета применили термин pa_v Цитата из Библии 05 — «все» (иногда без определенного артикля). В Евангелии от Иоанна (1: 3) подчеркивается, что «все» было создано живым Словом. Наконец, авторы Нового Завета придерживаются учения о творении «экс нихило» — «из ничего» в качестве повествовательного утверждения. В посланиях к Римлянам (4: 17) Павел говорит о Боге, который «животворит мертвых и называет несуществующее, как существующее». Также в Послании к Евреям (11: 3) говорится: «Верою познаем, что веки (мир — в современном переводе) устроены словом Божиим, так что из невидимого произошло видимое». Хортон, С. Систематическое богословие. — Спринфулд, Миссури, США.: 1999.С. 283 — 285

Человек — образ Божий в Новом Завете

В Новом Завете учение Иисуса указывает на ценность человеческих существ как на подразумеваемое следствие их подобия Богу (Мф. 6: 26; 12: 12). Еще важнее, что Сам Иисус носит совершенный образ Бога в Своей жизни и служении, находясь в безгрешных отношениях с Богом, людьми и природой. Новозаветное учение об образе Божьем развивается в первую очередь Павлом. Павел считает, что Иисус предсуществовал в форме Бога и в Своем воплощении в совершенстве подобен Богу. Те, кто верит в Иисуса, должны обновляться по образу Божьему и жить как новые люди (2 Кор. 3: 18; Еф. 4: 22 — 24). Их конечное предназначение — быть преображенными сообразно Иисусу, в совершенстве уподобиться Ему, как Он в совершенстве подобен Богу (1Кор. 15: 49). Эллуэл, У. // Евангельский Словарь Библейского Богословия. СПб.: Библия для всех, 2002.С. 646

Итак, в Библии мы видим, что Бог есть Творец, созидающий Вселенную из ничего. Библия показывает нам, что Бог является художником, а творение — Его картина. И во всем этом человек является венцом творения, вершиной творческого процесса трех Лиц Божественной Троицы.

Бог — Творец в учении Отцов Церкви

Учение Писания о Боге — Творце и творческой природе человека находит отражение и во многих работах Отцов Церкви, в большей или в меньшей степени ее пытались раскрыть все древнецерковные писатели, такие как Августин, Григорий Богослов, Филон Александрийский.

По мнению блаженного Августина, красота почти совпадает с формой. Сущность ее состоит в правильном соотношении частей целого, следовательно, предполагает число и меру, которые в свою очередь сводятся к подобию, равенству и единству. Но все это элементы и образующие принципы формы. Поэтому если Бог есть верховная форма, то в этом уже содержится признание Его верховной Красотой, как Творца. Он первообраз красоты материальной и духовной. Ум художника созерцает в Премудрости Божией закон эстетического соотношения частей, определяющих собой прекрасное. С этим идеалом сообразуются движение его мускулов, посредством которых он обрабатывает тот или другой материал. В результате этой творческой работы получается произведение искусства, в котором отражается, хотя и в слабой степени, идеальная норма красоты, созерцаемая в Боге, вся эта работа именуется творческим процессом. Так Божественная Красота через душу художника сообщается бездушной вещи. Поэтому можно сказать, что Премудрость Божия, создавшая все, Сама творит и произведения искусства через руку художника. Таково же происхождение духовной красоты в разумных тварях. Как принцип справедливости, творчества и добра, Бог есть прекрасная форма. Созерцая ее своим умом и подражая ей, мудрец сам формируется ею и становится прекрасным во всех своих делах. Творчество и красота внутреннего человека в его справедливости. Но Бог есть источник творчества и красоты, потому что Он — высшая Справедливость. Как верховный Творец, Он Сам формирует душу справедливого в Свой образ. Если в художественном творчестве и в нравственном преобразовании личности Премудрость Божия сообщает красоту вещам через человеческую душу, то в образовании мира Она отпечатлевает красоту в своих созданиях непосредственно более совершенным образом. Попов, И. В. Труды по Патрологии Личность и учение блаженного Августина. — Сергиев Пасад.: Московская Духовная Академия, 2005.С. 760 — 761

Святитель Григорий Богослов, говорит о сотворении мира, как о творческом процессе: «Рассмотри стада птиц непевчих и певчих, разнообразие в их виде и цвете. Какая причина сладкопения у птиц певчих, и от кого это? Кто дал кузнечику цевницу на перси? Посмотри, как прекрасны птичьи песни и щебетанье на древесных ветвях, когда возбужденные солнцем музицировать в полдень, наполняют они звуками леса и сопровождают пением путника. Послушай песню лебедя, когда распростирает он крылья по воздуху и, как бы играя на свирели, выводит некий мерный стих. Не буду говорить о вынужденных звуках и о том, в чем ухищряется искусство, подражая действительности. И после всего это, разве Бог не является самым искусным художником?». Святитель Григорий Богослов. Избранные слова / М.: Православное братство святого апостола Иоанна Богослова, 2002.С. 119 — 120

Образ и подобие

Тема образа и подобия Божьего — одна из центральных в христианской антропологии: в большей или меньшей степени ее пытались раскрыть все древнецерковные писатели. Филон Александрийский [69, С. 105] называл человека «созданным по образу идеального Первообраза». Черты образа Божьего Св. Отцы видели в разумно — духовной природе человека как «существа разумного». Ориген [PG 11, 128] говорил: «Наш ум… родствен Богу, он служит умственным образом Его». «Мы сотворены по образу Создателя, имеем разум и слово, которые составляют совершенство нашей природы», — пишет св. Василий Великий [PG 102, 180 A — B]. Иеромонах Иларион (Алфеев). Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие/ Братство Святителя Тихона. — М.: 1996.С. 68

Наконец способность к творчеству является отображением творческой способности самого Творца. Бог является «делателем»: «Отец Мой доныне делает, и Я делаю», — говорит Христос (Ин. 5: 7). Человеку тоже заповедано «возделывать» рай (Быт. 2: 15), то есть трудиться в нем, обрабатывать его. Человек не может творить ex nixilo («из ничего»), но он может творить из материала, созданного Творцом, а материалом для него служит вся земля, где он господин и хозяин. Не столько мир нуждается в том, чтобы человек улучшил его, сколько сам человек нуждается в приложении своих творческих способностей для уподобления Богу.

Некоторые Св. Отцы отличают «образ от «подобия», отмечая, что образ — это то, что изначально вложено Творцом в человека, а подобие — то, чего предстояло достичь в результате добродетельной жизни: «выражение «по образу» означает разумное и одаренное свободной волей, а выражение «по подобию» означает уподобление через добродетель, настолько это возможно», говорил Иоанн Дамаскин [2, 12. 150]. Все свои способности человек должен реализовывать в «возделывании» мира, в творчестве, в добродетели, в любви, чтобы через это уподобиться Богу. Иеромонах Иларион (Алфеев). Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие/ Братство Святителя Тихона. — М.: 1996.С. 69 Блаженный Августин стремится составить понятие о Боге, исходя из нашей сообразности Богу, и пытается открыть в нем то, что мы сами находим в своей душе, сотворенной по Его образу. Святой же Григорий Нисский, наоборот, отправляется от того, что Откровение говорит нам о Боге, чтобы затем найти в человеке то, что соответствует в нем образу Божию. Лосский, В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. — М.: Красный пролетарий, 1991.С. 87

Григорий Богослов говорил, что «Много еще можно любомудрствовать о членах и частях тела, о взаимной их стройности, тогда как они, по закону и соразмерности природы, сообразно нуждам и для красоты, одни сближены, другие отдалены между собой, одни выдались, другие вдались, одни соединены, другие разделены, одни объемлют других, другие сами объемлются». Святитель Григорий Богослов. Избранные слова / М.: Православное братство святого апостола Иоанна Богослова, 2002.С. 129 — 30

Делая вывод можно сказать, что все Отцы Церкви, как восточные, так и западные, видят в самом факте сотворения человека по образу и подобию Бога превечную соустроенность, первоначальную согласованность между существом человеческим и существом Божественным. Однако богословское освещение этой откровенной истины в восточном и западном предании часто различно, хотя нисколько не противоречиво.

Бог, как Творец у русских религиозных философов

Библейский взгляд, развившийся, в творчестве Святых Отцов Церкви, нашел продолжение в трудах русских философов серебряного века: В. Соловьева, Н. Бердяева, Н. Лосского, Булгакова.

Теме творчества у Николая Бердяева посвящена целая книга под названием «Смысл творчества» в ней он пишет о том, что «Бытие мира — тварное, сотворенное и творимое бытие. На всяком тварном бытии лежит печать творческого акта. Тварность говорит о Творце. Тварность есть творчество, творение мира есть творческое развитие в Боге. Творение предполагает движение, динамику внутри божественной жизни. От вечности совершается творческий процесс в Боге». Бердяев, Н. Смысл творчества, Опыт оправдания человека. — М.: Г. А. Лемана и С. И. Сахарова, 1916.С. 88 Из выше сказанного можно сделать вывод, что лишь признание тварного бытия допускает оригинальный творческий акт в бытии, созидающий новое и небывалое. Если бы в бытии все было несотворенным, предвечно данным, то сама идея творчества не могла бы зародиться в мире. Если допустить божественность бытия, в котором совершается лишь перераспределение извечно данного, лишь истечение, то о творчестве никогда в мире не могло бы возникнуть и вопроса. Тем самым если бы не было божественного творческого акта, в котором сотворилось небывалое, то творческий акт в мире вообще невозможен. Если божественная природа неспособна к творчеству, та, какая же природа может быть способна к творчеству? Сама идея творчества возможна лишь потому, что есть Творец, и что был совершен им оригинальный творческий акт, в котором стало существовать небывалое, не вытекающее ни из чего предшествующего, не отнимающее и не убавляющее абсолютной мощи Творца.

В продолжение данной темы, Бердяев говорит о том, что «Творческий акт творить не из природы творящего, через убывание сил творящего, переходящих в иное состояние, а из ничего. Творчество не есть переход мощи творящего в иное состояние и тем ослабление прежнего состояния — творчество есть создание новой мощи из небывший, до того не сущей». Там же. — С. 88 — 89 Из данного высказывания вывод напрашивается сам за себя, что всякий творческий акт по существу своему есть творчество из ничего, то есть создание новой силы, а не изменение и перераспределение старой. Мир сотворен не только тварным, но и творческим. В творении отпечатывается образ и подобие Творца, а, следовательно, в самом творении есть творцы.

По мнению В. Соловьева, человек наделен самосознанием, он высшее звено эволюции самой природы и «способен знать цель» космологического процесса, и, следовательно, продолжить дело творения, осуществляя в своей жизни высшую творческую целесообразность бытия. В этом творческом совершенствовании человечеству отводиться важнейшая роль. Россия и Вселенская Церковь: В. С. Соловьев и проблема религиозного и культурного единения человечества / Под ред.В. Порус. — М.: Библейско — богословский институт св. апостола Андрея, — 2004.С. 83

Как мыслитель, работавший на стыке философии, богословия и искусства, Пауль Тиллих углубляет и делает плодотворным их взаимодействие. Этот философ считал, что объектом богословия является Бог и уже с грамматической точки зрения кажется невозможным к этому добавить еще один объект — искусство. Но это на самом деле, возможно при условии, если богословие будет означать не просто речь о Боге, как объекте наряду с другими, а речь о проявлении божественного во всем существующем вокруг, и тогда богословие искусства станет учением о проявлении божественного в творческом акте и его творениях. Богословские размышления // ЕААА, 2003. — № 1. — С. 206.

Таким образом, художественное творчество раскрывает сущность творческого акта, и Творец мира воспринимается в аспекте великого художника.

Человек — образ и подобие Божие в философии

И для Бердяева и для Булгакова одним из основных был вопрос о значении богоподобия человека. Они верили, что сотворение человека в качестве образа и подобия Бога Создателя, как свободной и творческой личности, делает человека достойным чего — то большего, чем позитивистское и материалистическое представление о человеке как производном эволюции, механического процесса, который обещает только материальное счастье будущим поколениям. Лишь в силу своей божественной сущности человек действительно может быть причиной глубоких внутренних, внешних, духовных качеств. И лишь в силу богоподобия он способен быть соработником Бога в творческом процессе развития богочеловечества. Оба философа считали, что человек призван к творчеству в мире. У Бердяева смысл истории относится к каждой отдельной личности и ее творческому совершенствованию. У Булгакова каждый человек есть необходимая часть богочеловеческого процесса. Он все силы должен вложить в то, чтобы достоинство каждой личности как образа и подобия Божия было обеспечено в любой политической и общественной системе.

Булгаков [1994, С. 242 — 268] богословским образом судит по Богу о человеке. «Образ Божий в человеке надо понимать реалистически, как некоторое повторение, которое ни в каком случае не есть тожество с Первообразом, напротив, непреходимо от него отличается, но в то же время существенно ему причастно… Человек создан по образу и подобию Божию. Образ Божий дан человеку. Он вложен в него как неустранимая основа его бытия, подобие же есть то, что осуществляется человеком на основе этого образа, как задача его жизни». Русское богословие в европейском контексте. С. Н. Булгаков и западная религиозно — философская мысль / Сост.В. Поруса. — М: Библейско — богословский институт св. апостола Андрея, 2006.С. 225 — 230

Сотворенная Богом Вселенная является книгой, открывающей, тем, кто умеет читать величие Творца. К авве Антонию, египетскому отшельнику IV века, пришел знаменитый философ и спросил: «Авва, как ты можешь жить здесь, лишенный утешения от чтения книг?» Антоний, указав рукой на небо, пустыню и горы, отвечал: «Моя книга, философ, есть природа сотворенных вещей, и когда я хочу, я могу читать в ней дела Божьи». Иеромонах Иларион (Алфеев). Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие/ Братство Святителя Тихона. — М.: 1996.С. 61

Итак, мы видим, что Ветхий и Новый Завет, Отцы Церкви и философы созвучны в христианском понимании: Бог — Творец, человек — образ Божий, где творчество воспринимается, как дар, который получен от Бога, но это также и тот дар, который человек может снова подарить Ему. Творец мира, воспринимается в аспекте великого художника, благодаря которому всяческий художественный акт есть преображение жизни.

3. Творчество в преподавании священного писания

3.1 Христианское образование

«Иисус меня любит, знаю я. Это Библия мне говорит». Незатейливая песенка, но в ней кроется глубочайший смысл. Вся христианская вера основана на Библии. Мы не поклоняемся самой Библии, но именно из нее знаем, Кому поклоняться.

В христианском образовании Библия — главный учебник. Она содержит не только наставление для христиан, но и руководство для учителей, модели образования, методы преподавания и доводы о необходимости образования. James, S. The creed in Christian teaching / America. — 1962. — 184 p. Библия — краеугольный камень богословия и историческое основание христианского образования. Потому для христианского преподавателя Писание должно быть линзой, сквозь которую он смотрит на образование в церкви и в целом.

Господь повелевает нам применять Библию к жизни верующего так, чтобы этот человек изменился, становясь, все более совершенным и подготовленным к решению поставленных жизнью задач. John, S. Blueprint for teaching/ Nachville. — 1964. — 1 p. Слово Божье — это эталон, с которым нам следует сверять всю свою жизнь и все знания, которые мы приобретаем. Именно Слово является тем предметом, который мы преподаем. Как сказано в Послании к римлянам (12: 1−2), жизненные преобразования происходят в результате того, что мы обновляем наш разум, подчиняя его истине Писания. Библия — это основа всех жизненных изменений.

Изучение и понимание Писания — необходимость для всякого христианина, который хочет пойти дальше знания азов спасения и христианской жизни. Знание Писания поощряет духовную зрелость, ведет к более осмысленному поклонению, способствует лучшему служению церкви и миру, и увеличивает способности к благовествованию. Однако за десять лет моей христианской жизни, я по опыту знаю, что хотя многие стремятся к «духовности», они не знают Писание так же хорошо, как предшествовавшие им поколения. Духовность без основанной на Библии теологии и вероучения в конечном итоге недостаточна, и наносит серьезный вред вере и труду церкви.

3.2 Творческий подход в христианском образовании

Все, что нам необходимо знать о жизни и вере, не обязательно забавно, ибо, в противовес тому, на что может намекать наша культура, жизнь не состоит из одних развлечений. Иногда мы должны получать вразумление и трудные уроки, потому, что уроки необходимы для того, чтобы привести к осмысленной жизни для Бога. Важно быть честными в этом вопросе, и говорить, что подчас нам нужно делать что-то, чтобы лучше служить Богу, даже если это «что-то» немного трудно и не увлекательно.

Это не значит, что изучение Писания не может быть увлекательным — конечно же, может, при правильном отношении и творческом подходе. На самом деле, когда мы осознаем истинное предназначение Священного Писания, изучение становится увлекательным потому, что оно наполнено смыслом. Marlene D. Lefever Creative teaching methods: Be an effective Christian Teacher, Colorado Springs: Cook Ministry Resources, 1996. — p. 305. Поэтому цель творческого подхода не столько в том, чтобы сделать изучение Писания увлекательным, сколько в том, чтобы сделать его осмысленным.

Творческие методы обучения имеют жизненно важное значение для эффективного запоминания материала. Необходимость использования творческих методов обучения заключается в том, что все студенты учатся в своей собственной уникальной манере. Из Библии я вижу, что в преподавании, существуют три важных компонента метода подачи материала, каждый из которых отражен в Писании: актуальность, творческий подход и страстность. Израильские пророки не просто доносили актуальные вести народу своего времени, но и пользовались множеством приемов обучения, стилей и действий для донесения своего послания. Иисус пользовался притчами, пророческими деяниями, и различными стилями разговора и взаимодействия с людьми. В своих письмах Павел использует разнообразные риторические приемы и стили. На самом деле, Павел утверждает в 1-м послании к Коринфянам 9, что он открыт для любого метода, который поможет ему завоевать свою аудиторию. В еврейской Библии и в Новом Завете лидеры Божьего народа несли актуальные вести, применяли потрясающее разнообразие средств и творческий подход, и с большой страстностью относились к своему труду.

Творческий подход может удержать внимание слушателей, представить знакомый материал в новом свете, и сохранить увлекательность уроков. Слишком хорошо знакомый отрывок из Писания подчас лишает его жизни, но применение творчества вселяет новую жизнь в иссохшие кости.

Современная культура полна действия, спонтанности и интерактивности. Предшествующие поколения росли только на радиопередачах, и могли сидеть в течение долгого времени, слушая оратора. Поколение телевидения неизбежно училось лучше, когда звуку сопутствовали наглядные пособия. Нынешнему поколению нужно действие и взаимодействие. Время, в течение которого они могут удерживать внимание, достаточно коротко.

Те, кто привержен более консервативным традициям, с подозрением относятся к словосочетанию «творческий подход». Однако библейские персонажи проявляли огромный творческий потенциал, и их стиль донесения Божьей вести подчас шокировал. Моисей, чтобы преподать израильтянам урок, бросал пепел в питьевую воду (Исх. 32: 15−20). Нафан рассказал историю о человеке и его овечке, чтобы обличить царя Давида (2 Цар. 12: 1−15). Иеремия надел на шею воловье ярмо и ходил с ним по городу, чтобы подчеркнуть свою весть о суде (Иер. 27: 2−11). Иисус рассказывал притчи, чтобы преподать уроки. Марк воспользовался историей о том, как Иисус проклинает невинную смоковницу, чтобы показать, что Храм больше не приносит плода и потому увянет (Мк. 11: 13−24). Лука представил проповедь Павла перед иудейской аудиторией в Деяниях 13. Но в языческой среде в Деяниях 17 он проповедовал совершенно в другом стиле, используя другие понятия. Все это не уловки; это методы, которыми пользовались страстные Божьи люди, чтобы сделать свою весть ясной, сильной и незабываемой. Учителя Священного Писания должны стремиться к тому же.

Важное предостережение и напоминание о том, что нельзя позволять посланию утонуть в нашем творчестве. Необходимо следить за тем, чтобы главное внимание уделялось тексту Писания или теме, по которой дается урок. Если мы остаемся верны смыслу текста благодаря усердной молитве и изучению, то можете применять различные методы и стили, чтобы преподать определенный урок наиболее эффективно.

4. Практическая часть

4.1 Анализ практической ситуации

На сегодняшний день творческие подходы в христианском образовании в Церкви являются сферой не достаточно разработанной и систематизированной. Творческому подходу в церкви при изучении Священного Писания не уделяется внимание, тем самым можно наблюдать следующую картину: уроки становятся скучными и безжизненными, а количество желающих готовых изучать Священное Писание с каждым разом уменьшается.

Большое значение имеет то, как подает материал учитель: умеет ли он увлекательно и доходчиво объяснить материал, активизировать интерес, усиливать мотивацию обучения. Богословские размышления // ЕААА, 2007. — № 8. — С. 161

Знания приобретают особую значимость для развития личности человека, но подход к ним меняется коренным образом.В. Мухина совершенно права, когда пишет, что: «Если человек не видит жизненного значения определенных знаний, то у него исчезает навсегда интерес…» Мухина, В. С. Психология детства и отрочества. — М.: Институт практической психологии, 1998.С. 377 — 398

Большое значение имеет не тот тип обучения, который основан на механическом запоминании, а преподавание, ориентированное на использование мышления при запоминании. Важно помнить, что человек учится, совершая открытия, познает, делая что-то практически. Общеизвестно, что когда человек захвачен предметом, он лучше запоминает. Кампен, И. В. Роль церкви, семьи и общества в религиозном опыте подростка.: Дипломная работа. — Заокский, 2000.С. 19 Иными словами, когда в процесс обучения вовлечен весь человек: его ум и комплекс чувств.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой