Индоевропейцы и их происхождение: современное состояние, проблемы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство внутренних дел РФ

Московский университет

Кафедра истории государства и права

Реферат

на тему «Индоевропейцы и их происхождение: современное состояние, проблемы»

Москва 2014 г.

Содержание

  • Введение
  • 1. Индоевропейцы
  • 2. Прародина индоевропейцев
  • 3. Расселение индоевропейцев
  • 4. Индоевропейская проблема
  • Заключение
  • Список литературы

Введение

Довольно долго бытовало убеждение, что родиной индоевропейцев была Центральная Азия. Позднее считали, что эта общность формировалась вокруг своего ядра в Восточной, а также в Средней и Северной Европе. Дело в том, что на обширной территории между Рейном и Волгой уже в позднем каменном веке появляются группы людей, которые, как можно считать, были основоположниками индоевропейской общности: они обрабатывают поля, занимаются животноводством, разводят крупный рогатый скот, овец, свиней, коз, а также лошадей.

Новейшие сведения о возникновении индоевропейцев, с учетом исторически подтвержденных связей, ограничивают ареал их возникновения либо Центральной Европой (Г. Крахе, П. Тьеме), либо Восточной Европой (Э. Вале, А.Е. Брюсов). Существует также мнение о «двойной прародине» индоевропейцев. Они могли из центра, расположенного на востоке как единое племя перебраться на запад, и уже оттуда расселиться в те местности, где ныне история обнаружила их следы.

С точки зрения археологии, период переселения индоевропейцев согласуется с периодом преобладания культуры боевых топоров (культура шнуровой керамики), т. е. в период неолита. Эти культуры принадлежат европеоидной расе 60 и ограничиваются Восточной, Северной и Центральной Европой (приблизительно 1800 лет до н.э.).

Цель работы — изучение происхождения и современного состояния индоевропейцев.

Задачи:

1. Рассмотреть данные о прародине индоевропейцев.

2. Изучить историю развития.

3. Рассмотреть современное состояние и проблемы.

1. Индоевропейцы

История народов нашей страны уходит корнями в глубокую древность. Родиной их далеких предков был, судя по всему, Евразия. Во время последнего великого оледенения (так называемого валдайского) здесь сформировалась единая природная зона. Она простиралась от Атлантического океана до Уральского хребта. На бескрайних равнинах Европы паслись огромные стада мамонтов и северных оленей — основных источников пропитания человека эпохи верхнего палеолита. По всей территории растительность была приблизительно одинаковой, поэтому регулярных сезонных миграций животных тогда не было. Он и свободно бродили в поисках пищи. За ними столь же бессистемно передвигались первобытные охотники, вступая друг с другом в постоянные контакты. Таким образом, поддерживалась своеобразная этническая однородность общества позднепалеолитических людей. Власов В. Г. Индоевропейцы1990. — № 2. — с 82

Однако 12−10 тыс. лет назад ситуация изменилась. Наступило последнее существенное похолодание, следствием которого стало «сползание» Скандинавского ледникового щита. Он разделил прежде единую в природном отношении Европу на две части. Вместе с тем изменились направления господствующих ветров, увеличилось количество атмосферных осадков. Изменился и характер растительности. Теперь в поисках пастбищ животные были вынуждены совершать регулярные сезонные миграции из приледниковых тундр (куда они уходили на лето, спасаясь от кровососущих насекомых) в южные леса (зимой), и обратно. Вслед за животными в наметившихся границах новых природных зон стали кочевать и охотившиеся на них племена. При этом прежде единая этническая общность оказалась разделенной на западную и восточную части Балтийским ледниковым «клином».

В результате некоторого похолодания климата, наступившего в середине V тыс. до н.э., широколиственные леса отступили на юг и в северных районах распространились деревья хвойных пород. В свою очередь это повлекло за собой, с одной стороны, сокращение численности и разнообразия травоядных животных, а с другой — передвижение их в южные регионы. Экологический кризис заставил человека перейти от потребляющих форм ведения хозяйства (охота, рыболовство, собирательство) к производящим (земледелие, скотоводство). В археологии такой период принято называть неолитической революцией.

В поисках благоприятных условий для зарождающегося скотоводства и земледелия племена осваивали все новые и новые территории, но при этом постепенно отдалялись друг от друга. Изменившиеся экологические условия — труднопроходимые леса и болота, разделившие теперь отдельные группы людей, — затрудняли общение между ними. Постоянное, хотя и несистематическое межплеменное общение (обмен хозяйственными навыками, культурными ценностями, вооруженные столкновения, лексические заимствования) оказалось нарушенным. На смену единому укладу жизни бродячих или полубродячих охотничьих племен приходили обособление и все большая дифференциация новых этнических общностей.

Наиболее полная информация о наших древнейших предках сохранилась в самом эфемерном порождении человека — языке. А. А. Реформатский писал:

«Языком можно владеть и о языке можно думать, но ни видеть, ни осязать язык нельзя. Его нельзя и слышать в прямом значении этого слова».

Еще в прошлом веке ученые-лингвисты обратили внимание на то, что лексика, фонетика и грамматика языков значительного числа народов, населяющих Евразию, имеют много общих черт. Вот лишь два примера такого рода.

Русское слово «мать» имеет параллели не только в славянских, но также в литовском (motina), латышском (mate), древнепрусском (muti), древнеиндийском (mata), авестийском (matar-), новоперсидском (madar), армянском (mair), греческом, албанском (motrё — сестра), латинском (mater), ирландском (mathir), древневерхненемецком (mouter) и других современных и мертвых языках.

Не меньше однокоренных «собратьев» и у слова «искать» — от серебохорватского искати и литовского ieskoti (искать) до древнеиндийского icchati (искать, спрашивать) и английского to ask (спрашивать).

На основе подобных совпадений было установлено, что все эти языки имели общую основу. Они восходили к языку, который условно (по месту обитания этносов, говоривших на языках — «потомках») назвали праиндоевропейским, а носителей этого языка — индоевропейцами.

К числу индоевропейцев относятся индийские, иранские, италийские, кельтские, германские, балтийские, славянские, а также армянский, греческий, албанский и некоторые мертвые (хетто-лувийские, тохарские, фригийский, фракийский, иллирийский и венетский) языки. Власов В. Г. Индоевропейцы1990. — № 2. — с 83

Время существования индоевропейской общности и территория, на которой жили индоевропейцы, восстанавливаются преимущественно на основании анализа индоевропейского языка и сопоставления результатов такого исследования и археологическими находками. В последнее время для решения этих вопросов все шире привлекаются палеогеографические, палеоклиматологические, палеоботанические и палеозоологические данные.

Так называемыми аргументами времени (т.е. показателями времени существования тех или иных явлений) служат слова — «культурные указатели», обозначающие такие изменения в технике или экономике, которые могут быть соотнесены с уже известными, датированными археологическими материалами. К числу подобных аргументов относятся совпадавшие у большинства народов, говоривших на индоевропейских языках, термины, которыми именовались пахота, плуг, боевые колесницы, утварь, а самое главное — два термина общеевропейского характера, восходящие, несомненно, к завершающей фазе эпохи неолита: название меди (от индоевропейского корня *ai — разжигать огонь) и наковальни, камня (от индоевропейского *ak — острый). Это позволило отнести время существования праиндоевропейской общности к V-IV тыс. до н.э. Около 3000 г. до н.э. начинается процесс распадения праиндоевропейского языка на языки-«потомки».

2. Прародина индоевропейцев

Более сложным оказалось решение вопроса о прародине индоевропейцев. В качестве аргументов места (т.е. указателей на какие-либо географические реалии) использовались слова, обозначавшие растения, животных, минералы, части ландшафта, формы хозяйственной деятельности и социальной организации. Самыми показательными в пространственном отношении следует признать наиболее устойчивые топонимы — гидронимы (наименование водных объектов: рек, озер и т. п.), а также названия такой древесной породы, как бук (так называемый аргумент бука), и такой рыбы, как лосось (так называемый аргумент лосося). Для установления места, где могли располагаться все подобные объекты, названия которых имели в индоевропейских языках единое происхождение, потребовалось привлечь данные палеоботаники и палеозоологии, а также палеоклиматологии и палеогеографии. Сопоставление всех пространственных аргументов оказалось исключительно сложной процедурой. Не удивительно, что единой, общепризнанной точки зрения по поводу того, где исконно обитали носители праиндоевропейского языка, пока не существует:

Были предложены следующие локализации:

— байкало-дунайская;

— южно-русская (междуречье Днепра и Дона, включая Крымский полуостров;

— волжско-енисейская (включая северный Прикаспий, Арал и северный Балхаш);

— восточно-анатолийская;

— центрально-европейская (бассейны рек Рейна, Вислы и Днепра, включая Прибалтику)

и некоторые другие.

Из них наиболее обоснованной считается восточно-анатолийская. Ее развитию была посвящена фундаментальная монография Т. В. Гамкрелидзе и В. Вс. Иванова. Тщательный анализ лингвистических материалов, мифологии праиндоевропейцев (точнее следов мифов, сохранившихся у их потомков) и сопоставление этих данных с результатами исследований палеобиологов позволили им определить в качестве наиболее вероятной прародины индоевропейцев район современной Восточной Анатолии вокруг озер Ван и Урмия. Власов В. Г. Индоевропейцы1990. — № 2. — с 86

Существуют также гипотезы, объединяющие сразу несколько прародин индоевропейцев, причем каждая из них рассматривается, как регион, с которым связан определенный этап в развитии индоевропейского сообщества. Примером может служить гипотеза В. А. Сафроновва. В соответствии с данными лингвистики о трех длительных этапах эволюции индоевропейского праязыка автор указывает три большие ареала обитания праиндоевропейцев, последовательно сменявшие друг друга в связи с миграционными процессами. Им соответствуют археологические культуры — эквиваленты этапов эволюции индоевропейской пракультуры, генетически связанные между собой. Первая, раннеиндоевропейская, прародина была расположена в Малой Азии с археологической культурой-эквивалентом Чатал-Хююк (VII-VI тыс. до н.э.); вторая, среднеиндоевропейская, прародина — на Северных Балканах с культурой эквивалентом Винча (V-IV тыс. до н.э.); и, наконец, третья, позднеиндоевропейская, прародина в Центральной Европе с культурой-эквивалентом в виде блока двух культур — Ледьел (4000−2800 гг. до н.э.) и культуры воронковидных кубков (3500−2200 гг. до н.э.)

Каждая из подобных гипотез — это еще один шаг в изучении древнейшей истории наших предков. В то же время, напомню, пока все они — лишь гипотетические построения, нуждающиеся в дальнейшем доказательстве либо опровержении. Власов В. Г. Индоевропейцы1990. — № 2. — с 86

3. Расселение индоевропейцев

Основным занятием индоевропейцев было пашенное земледелие. Земля обрабатывалась с помощью упряжных пахотных орудий (рала, сохи). В то же время им, видимо, было известно садоводство. Существенное место в хозяйстве индоевропейских племен занимало скотоводство. Скот использовали в качестве основной тягловой силы. Животноводство обеспечивало индоевропейцев продуктами — молоком, мясом, а также сырьем — кожами, шкурами, шерстью и т. д.

На рубеже IV-III тыс. до н.э. жизнь индоевропейских племен стала преображаться. Начались глобальные климатические изменения: понизилась температура, повысилась континентальность — более жаркие, чем прежде, летние месяцы чередовались со все более суровыми зимами. В результате снизились урожаи зерновых культур, земледелие перестало давать гарантированные средства для обеспечения жизни людей в зимние месяцы, а также дополнительные корма для животных. Постепенно усилилась роль скотоводства. Увеличение стад, связанное с этими процессами, потребовало расширения пастбищ и поиска новых территорий, где могли бы прокормиться и люди, и животные. Взоры индоевропейцев обратились к бескрайним степям Евразии. Наступил период освоения соседних земель.

С начала III тыс. до н.э. открытие и колонизация новых территорий (что нередко сопровождалось столкновениями с коренным населением) стали нормой жизни индоевропейских племен. Это, в частности, нашло отражение в мифах, сказках и легендах индоевропейских народов — иранцев, древних индийцев, древних греков. Особые масштабы миграция племен, прежде составляющих праиндоевропейскую общность, приобрела с изобретением колесного транспорта, а также приручением и использованием для верховой езды лошадей. Это позволило скотоводам перейти от оседлого образа жизни к кочевому или полукочевому. Следствием изменения хозяйственно-культурного уклада стал распад индоевропейской общности на самостоятельные этносы.

Итак, приспособление к изменившимся природно-климатическим условиям заставило протогреков, лувийцев, хеттов, индоиранцев, индоариев и другие племенные объединения, сформировавшиеся в рамках праиндоевропейских племен, отправиться на поиски новых, более подходящих в хозяйственном отношении территорий. А продолжавшееся дробление этнических объединений вело к колонизации новых земель. Эти процессы заняли все III тыс. до н. э Абаев В. И. Скифо-европейские изоглоссы. — М.: Наука, 1965. с 127.

4. Индоевропейская проблема

Термин «индоевропейские языки» был введен в научный оборот в начале XIX века основателем сравнительно-исторического языкознания Фр. Боппом. Позднее, немецкие ученые стали употреблять в том же значении термин «индогерманские языки», а также термины «арийские языки» (А.А. Потебни) и «ариоевропейские языки» (И.А. Бодуэн-де-Куртенэ, В.А. Богородницкий). Сегодня термин «арийские» употребляется применительно к индоиранским языкам, а термин «ариоевропейские» вышел из научного употребления. Термин «индогерманские языки» также продолжает использоваться. Несмотря на то, что ни время и пути расселения индоевропейских протоплемен ни место их первоначального проживания остаются неизвестными, исследователи, придерживающиеся индоевропейской теории, относят к этой языковой семье следующие группы языков:

· Индийская группа. Древнеиндийский язык, являющийся языком ведийских текстов. Хотя ведийские тексты не датированы, период их возникновения принято относить к II тыс. до н.э. Древнейшие же датированные тексты относятся к III веку до н.э. и принадлежат периоду и месту правления царя Ашоки, т. е. территориально это южная и восточная части Индии. При этом, согласно некоторым представлениям, первоначальное расселение древних ариев на территории Индии происходило в северной и западной ее частях. Такое расхождение датировок те, кто придерживается мнения о глубокой древности вед, склонны объяснять существовавшей длительное время брахманистской традицией их устной передачи. Устная передача вед производилась с целью охраны их содержания от глаз «низкорожденных» (представителей неарийских варн). Санскрит — литературная и нормализованная форма древнеиндийского. Между языком вед и санскритом имеются хронологические и диалектные различия, т. е. эти языки восходят к разным диалектам древнеиндийской речи. Современные языки, относимые к индийской группе — хинди, бенгали, урья, гуджарати, пенджаби, синдхи, маратхи, сингалезский и др. Абаев В. И. Скифо-европейские изоглоссы. — М.: Наука, 1965. с 150

· Иранская группа. В раннюю эпоху была представлена древнеперсидским (VI-V вв. до н.э., клинописные надписи ахеменидских царей) и опять же точно не датированным, но считающимся еще более древним, авестийским. К этой группе, на основе нескольких сохранившихся слов и имен собственных (надгробные надписи), относят язык скифов северного Причерноморья. Древнеперсидский сменился так называемыми языками среднеиранского периода (с III века до н.э. по VII—XIII вв.ека н.э.) — среднеперсидским, парфянским, согдийским, хорезмийским и сакским, в основном принадлежащими народам Средней Азии. К новоиранским относят таджикский, новоперсидский, курдский, белуджский, талышский, татский, пушту и некоторые памирские языки — ягнобский, шугнанский, рушанский и др. На Кавказе, к иранской группе относят осетинский.

· Тохарский язык. Общее обозначение двух загадочных языков — турфанского и куганского, тексты на которых были найдены в начале XX века в Синьцзяне. Несмотря на то, что эти языки не принадлежат ни к одной из известных групп, они были включены в число индоевропейских.

· Славянская группа. Древнеславянский лучше всего зафиксирован в памятниках старославянского или «церковнославянского». В основу перевода Евангелия и других богослужебных текстов, сделанного Кириллом и Мефодием в IX веке, был положен южнославянский диалект города Солунь (Македония). Предполагают, однако, что этот диалект был понятен всем славянским племенам того времени, поскольку древнеславянский не имел серьезных различий. По поводу древнеславянского А. Мейе, утверждая его архаичность и близость к древнейшим индоевропейским, указывает на отсутствие в нем большого числа таких форм, которые могут быть отождествлены с общеиндоевропейским. К современным славянским языкам причисляют русский, белорусский, украинский (восточная группа), болгарский, македонский, сербохорватский, словинский (южная группа), чешский, словацкий, польский, кашубский, лужицкий (западная группа). К западной группе относят также исчезнувший язык, германизированных в XVIII веке, полабских славян, живших по нижнему течению реки Эльбы (Лабы).

· Балтийская группа. Включает в себя современные литовский и латышский языки. Древнейшие найденные памятники относятся к XVI веку н.э.

· Германская группа. Древнейшие памятники зафиксированы с III века н.э. (древнескандинавские рунические надписи). Имеются памятники на англосаксонском (VII век н.э.), древнесаксонском (VIII век н.э.), древневерхненемецком (VIII век н. э) и готском (перевод Евангелия IV века) языках. Есть также более поздние рукописные памятники на древнеисландском, древнешведском и древнедатском языках, хотя предполагают, что ряд зафиксированных в этих текстах черт относится к более архаическому периоду. К числу современных германских языков относят немецкий, английский, голландский, шведский, норвежский, датский и исландский.

· Кельтская группа. Свидетельства древнего состояния этой группы крайне скудны и представлены, главным образом, в остатках галльского языка (краткие надписи на надгробных памятниках) и в ирландских огамических надписях IV—VI вв.еков н.э. Современные языки кельтской группы — ирландский, шотландский, валлийский, бретонский, мэнкский.

· Италийская группа. Древние — латинский, оскский, умбрский. Древнейший памятник латинского языка — Пренестинская фибула (датирована 600 годом до н.э.). Большая часть памятников на латыни относится к III—II вв.екам до н.э., незначительное число памятников на оскском и умбрском относят к пограничному периоду (I век до н.э.- I век н.э.). Современные италийские (романские) языки — французский, итальянский, румынский, молдавский, испанский, португальский, каталонский, ретороманский и др.

· Древнегреческий. Найдены памятники письменности начиная с VII века до н.э. Новогреческий является потомком общего греческого языка (койнэ) эллинистической эпохи, сложившегося в IV веке до н.э.

· Албанский язык. Самые ранние памятники письменности датированы XV веком н.э. Некоторые исследователи предполагают, что албанский — это единственный сохранившийся до наших дней представитель древней группы иллирийских языков. По другим мнениям — это потомок древнефракийской речи.

· Армянский язык. Древнейшие памятники датированы V веком н.э.

· Хеттский (несийский) язык. Язык доминировавшей народности Хеттского государства (II тыс. до н.э.). Каргер М. К. История древней Руси. АН СССР. М — с 94

Из классификации хорошо виден временной разрыв между сохранившимися письменными памятниками в различных группах, относимых к индоевропейской языковой семье. Фрагментарность имеющегося материала представляет собой серьезную проблему для лингвистов и, с нашей точки зрения, вносит значительную погрешность в результаты исследований. Постоянно возникает вопрос, где архаическое родство, а где поздние наслоения.

Современное состояние проблемы примерно таково. Сложились три точки зрения. Согласно первой, индоевропейский праязык — это реально существовавший исторический языковой «индивид», характеризовавшийся минимальной диалектной расщепленностью. Согласно второй — это существовавшее когда-то языковое единство, характеризовавшееся значительной диалектной дифференциацией. Согласно третьей — за построенными праязыковыми моделями стоит некоторая группа родственных языков, представляющая собой определенную конфигурацию языковой семьи в прошлом. Следует помнить, что во всех случаях речь идет лишь о гипотетических построениях, о моделях, а не об исторических фактах. Не следует забывать также и о том, что в каждом из языков, относимых к индоевропейской семье, присутствует огромный языковой материал, не сводящийся к какой бы то ни было общности, но имеющий веские основания претендовать на исконность. Напротив, большая часть языковых сопоставлений, приводящихся в доказательство языкового родства, хотя и кажутся родственными по корню, тем не менее, не сводятся к одному оригиналу Каргер М. К. История древней Руси. АН СССР. М — с 96

индоевропеец язык лужицкий культура

Заключение

В настоящее время мы можем делать выводы о том, что некогда индоевропейцы были единым племенем, исходя из родства языков в Европе. Археологические находки того времени свидетельствуют лишь о существовании культурных групп, о которых неизвестно, в какой степени родства они находились между собой. Быстрое распространение на просторах Европы и Азии им обеспечивало использование лошадей и боевых колесниц. О них до нас дошли письменные свидетельства, обнаруженные в Месопотамии и относимые к 18 столетию до н.э. В 18 в. до н.э. индоевропейское племя гефитово бразует в Анатолии свое царство, которое на рубеже 13 в. до н.э. было уничтожено другими индоевропейцами — фригийцами. Мощная волна переселения индоевропейцев арийского корня достигает в конце второго тысячелетия до нашей эры даже Индии.

Именно название арии (в современной версии — «арийцы»), вероятно, является первичным названием индоевропейцев. В древнеиндийском языке arya означает представителя знати, что могло соответствовать общественному положению древнеарийских завоевателей по отношению к коренному индийскому населению. Само же происхождение слова, вероятно, связано с земледелием: лат. arare, словен. orati- «пахать», что одновременно указывает на земледельческую культуру арийского племени.

В середине второго тысячелетия до н.э. на общирной территории расселения индоевропейцев, вероятно, уже сформировались две диалектные группы: западная, т.н. группа кентум (kentum), характерная произнесением «k» в определенных позициях (в настоящее время объединяет кельтские и германские языки), и группа сатем (satem), для которой в тех же самых позициях характерно появление звука «s» (в настоящее время она объединяет индийские, иранские, балтийские и славянские языки).

В период между 17 и 13 веками до н.э. применение бронзы в Центральной Европе приводит к настоящему, беспрецедентному расцвету предметной культуры. К тому же периоду относится и культура курганных погребений, датируемая 15−13 веками до н.э., охватившая различные ареалы расселения к северу от Альп, от течения Рейна до Карпат. Вполне вероятно, что эта культура уже несет в себе раскол первоначального ядра индоевропейцев в Центральной Европе на языковые сообщества и группы общения, как, например, иллиры, фракийцы и, вероятно, германцы

Бронзовые орудия и оружие того времени представлено разнообразно, оно прочно и потому высоко ценится и при натуральном обмене. Ему принадлежит решающая роль в развитии хозяйства. Пик достигается к середине бронзового века, это — т.н. Лужицкая культура, существовавшая в 13−11 вв. до н.э., центром которой была Лужица (Lausitz — в немецкой транслитерации), откуда она затем распространилась от среднего течения Одера на востоке до Украины, а на севере от горных массивов Чехии и Словакии до Балтики.

Лужицкую культуру на территории компактного проживания ее носителей на всем протяжении ее развития отличает своеобразная керамика, изделия из бронзы и затем из железа: ножи, копья, серпы, прекрасно сделанные топоры и т. п. Экономическую базу носителей данной культуры преимущественно составляет земледелие: культивируются злаки и бобовые — три вида пшенице, просо, рожь, бобы, горох, люцерна и т. п., кроме того, имеет распространение скотоводство, охота и рыболовство.

Многочисленные находки, относимые к Лужицкой культуре, дают нам основания утверждать, что у ее носителей была сильная общественная и военная организация. Для этого необходимо было развить собственный, соответстствующий данному образу жизни, язык. Через язык та или иная культурная общность проявляет также свою народность, представляет себя как самостоятельное племя. Поэтому в связи с этим возникает вопрос, к какому народу следует причислять носителей Лужицкой культуры, или, какова была их этническая принадлежность?

Об этом существуют различные мнения различных экспертов. Лужицкую культуру некогда приписывали германцам, а также фракийцам, дакам и иллирам. Были попытки толковать их и как праславян (Й. Костжевский). Теория иллирского происхождения этой культуры привела к спорам и разногласиям (напр., П. Крестшмер 1943, В. Милойчич 1952, К. Тыменецки 1963 и т. д.). Й. Покорны, один из первых защитников данной теории, после второй мировой войны сменил свою точку зрения и придерживался затем позиции, что язык носителей позднейшей культуры полей погребальных урн, которые, по его мнению, были родственны носителям Лужицкой культуры, находятся в тесной связи с балтийскими языками (1950−53).

Нет недостатка и в доводах, согласно которым, носители Лужицкой культуры были представителями индоевропейского племени, наименование которого нам неизвестно, и которому в истории Европы принадлежит особая роль (Й. Боем, 1941), либо же утверждается, что данное племя внесло свой исторический вклад в формирование славян, кельтов, иллиров и других племен. Точка зрения, согласно которой носители Лужицкой культуры явились той основой, на которой сформировались исторически известные нам славяне (Й. Филипп, 1946), весьма близка теории, утверждающей, что Лужицкая культура идентична культуре венетов (П. Бош-Гимпера, 1961). Погребальные урны как способ захоронения пепла умерших свидетельствуют о коренном переломе, который особенно нагляден в позднейшей Культуре полей погребальных урн, в поздний бронзовый век, у большинства европейцев в их представлениях о земном бытии и жизни в загробном мире.

Захоронения в урнах хотя и появляются уже к концу неолита, например, в центрально-германской Шонфельд-группе, в Анатолии позднего бронзового века, но в Европе они характерны именно для Лужицкой культуры, а в результате переселения племен, происходившем в период таких захоронений, они получают распространение фактически и во всей Европе. Поля погребальных урн особенно распространены именно в Центральной Европе, где их схематично можно разделить на три территории: лужицкую, южно-германскую и средне-дунайскую.

Список литературы

1. Абаев В. И. Скифо-европейские изоглоссы. — М.: Наука, 1965. — 286 с.

2. Власов В. Г. Индоевропейцы1990. — № 2. — С. 34−58.

3. Власова И. В. Этнографические группы русского народа // Русские. РАН. ИЭА. М., 1999. — 556 с.

4. Грантовский Э. А. Ранняя история индоевропейцев. М.: Наука, 2000. -378 с.

5. Гура А. В. Змея // Славянские древности. Этнолингвистический словарь. Общ. ред. Н. И. Толстого. РАН. Институт славяноведения. В 2 т. М, 1999. -С. 333−338.

6. Каргер М. К. История древней Руси. АН СССР. М — 1951 — Л. -487 с.

7. Классен Е. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов до рюриковского времени в особенности. Выпуски 1−3. Первое изд. 1854 г. М. 1999. — 385 с.

8. Ластовский Г. А. История и культура с древнейших времён до конца VIII века. Смоленск, 1997. — 412 с.

9. Русские. Историко этнографический атлас. М., 1967. — 288 с.

10. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М., 1988. — 782 с.

11. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М., 1981. — 606 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой