Куликовская битва

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1 Предпосылки Куликовской битвы

Глава 2 Куликовская битва. Её исход и значение

Заключение

Список литературы

Введение

Одним из наиболее замечательных событий русской истории времени монголо-татарского ига является Куликовская битва. Именно после этой битвы начался окончательный распад Золотой Орды. Ненавистное иго остановила культурное развитие Руси более чем на два века, что и послужило причиной отставания России по сравнению с европейскими странами. Благодаря Куликовской битве Русь совершила подвиг: она не пустила татар дальше, остановив их на пороге Европы Кирпичников А. Н. Куликовская битва. — Л.: Наука, 1980. — С. 113.

Куликовскую битву по ее размаху и последствиям можно отнести к величайшим международным сражениям средневековья. Для русского народа то была крупнейшая освободительная битва. Ее не сравнишь с обычными схватками феодальной поры с их зачастую сиюминутными целями и эфемерными результатами. На Куликовом поле в открытом противоборстве решалась судьба народа, столкнулись угнетенные и их поработители, силы складывающегося государства и ордынской знати Дюпюи Р. Э., Дюпюи Т. Н. Харперская энциклопедия военной истории. Всемирная история войн. Кн. 1. — СПб-М.: Полигон·АСТ, 2000. — С. 243.

Для историков период царствования Дмитрия Донского, период Куликовской битвы не самый лёгкий для изучения. В первую очередь это потому, что письменных свидетельств, описаний того времени осталось очень мало, так как татары очень часто жгли и разрушали русские города-крепости и монастыри, где обычно находились библиотеки. Одно из наибольших зверств учинил Тохтамыш при захвате Москвы в 1382 году. Ворвавшись в город, татары убивали всех подряд, и многие люди укрывались от них в церквях и монастырях, которые в то время были хранилищами всех рукописей и летописей. Татары, которые не щадили даже грудных младенцев и дряхлых стариков, тем более не щадили людей, укрывавшихся в домах, и беспощадно крушили и сжигали все церкви и монастыри, этим уничтожая бесценные летописи к глубочайшему сожалению потомства.

Изучение героического прошлого русского и других народов страны стало традицией. О великом подвиге героев Куликова поля русские люди постоянно помнили, говорили, писали и в XV, и в XVI, и в последующие столетия. Ни одно сочинение по истории средневековой Руси не обходится без упоминаний о Куликовской битве. Ей посвящены статьи, разделы, книги историков, литературоведов, лингвистов, краеведов, археологов, писателей начиная с 1680 г.

Куликовская битва была переломным моментом во всей истории татаро-монгольской Руси, она заслуживает более пристального внимания и рассмотрения.

Хронологические рамки работы: с XIV века, когда происходит возвышение Москвы, а именно с 1362 года — год с которого можно начать отсчет движения Руси к Куликовской битве. Также это год, когда на великом княжении утвердился Дмитрий Иванович и когда летописцы заметили в Орде темника Мамая — до 1380 года — окончания Куликовской битвы.

Что касается литературы и источников, то их количество достаточное, но с литературы следует охарактеризовать такие как: Бегунова А. И. описывает вооружение русских войск разных периодов -- от ІV до века, а также тактику наших полководцев. В этой книге о самой битве сказано мало, но отчётливо подчёркивается её значение Бегунова А. И. Путь через века. М.: Молодая гвардия, 1988 г. — 344 с.

Бородин С.П. описывает Русь периода 1377--1380 гг., а также более подробно биографию Великого князя Бородин С. П. Дмитрий Донской. Тюмень: Слово Тюмени, 1993. — 266 с.

Карамзин Н.М. один из величайших историков России написал огромную, девятитомную историю российского отечества Карамзин Н. М. История государства Российского,. Изд. 2-е. СПб., 1818. Карамзин Н. М. указывает на некоторые ошибки Дмитрия Донского. Например, на то, что Дмитрий не присоединил к Москве Тверь и Рязань, а также то, что при нашествии Тохтамыша Дмитрий Донской уехал в Кострому потому, что потерял бодрость духа. Вообще, его точка зрения отличается от мнений многих других авторов-историков Карамзин Н. М. Предания веков. М.: Правда, 1988 г. — 298 с.

В данной курсовой работе использованы работы таких авторов как: В. Н. Ашурков Ашурков В. Н. На поле Куликовом. 3-е издание. — Тула, 1976. — 224 с., И. Б. Бреков Бреков И. Б. Мир истории: Русские земли в 13−15 вв. Москва. Молодая гвардия 1988., В. Л. Карнацевич Карнацевич В. Л. 100 знаменитых сражений. -- Харьков., 2004. — 255 с., А. Н. Кирпичников Кирпичников А. Н. Куликовская битва. — Л.: Наука, 1980. — 124 с., Ю. Н. Лубченков Лубченков Ю. Н. Самые знаменитые полководцы России. — М.: Вече, 1999. — 640 с., В. Н. Шавырин Шавырин В. Н. Муравский шлях. Тула, 1987. — 235 с. и др. Работы эти авторов описывают и характеризируют этот период истории, только где-то в чем-то критикуя, а где-то прославляя.

Основным первоисточником по истории Куликовской битвы считается «Задонщина» http: //ppf. asf. ru/drl/zadon. html. Есть все основания: полагать, что «Задонщина» была написана в восьмидесятые годы XIV века, вскоре после Куликовской битвы и, во всяком случае, еще при жизни Дмитрия Донского. Более поздним источником является «Сказание о Мамаевом побоище» http: //hronos. km. ru/dokum/skaz. html, которое вероятнее всего было написано в первой четверти XV века. Считается, что «Сказание о Мамаевом побоище» опирается на «Задонщину». Существует также летописная «Повесть о Куликовской битве», однако историки полагают, что она была создана не ранее середины XV века как произведение публицистическое http: //www. bibliotekar. ru/rus/65. htm.

Одним их источников описания вооружения воинов того времени являются миниатюры, фрески и иконы. По некоторым из них историки определяют строение доспехов, и чешуйчатых, и пластинчатых; по другим -- строение мечей и т. д. Кирпичников А. Н. Военное дело на Руси 13−15 вв. — М.: Просвещение, 1987. — 122 с.

Но, к сожалению, сегодня получить полное и детальное представление об оружии и снаряжении участников Куликовской битвы невозможно. Образцы боевой техники этого периода почти не сохранились, а раскопки на Куликовом поле дали лишь случайные находки: наконечники копий, пик, стрел, кольчугу. Но это вполне закономерно, если учесть, что наши войска несколько дней после битвы считали потери, хоронили погибших, собирали оружие, чтобы увезти его с собой.

Восстановить картину вооружения можно лишь отчасти, привлекая рукописные источники куликовского цикла, миниатюры и сравнительный материал. Здесь, историки прежде всего отмечают, что оружие русских в XIV веке было традиционным, связанным с предыдущей эпохой. Не восточным, как считали многие дореволюционные ученые, а скорее всего включающим изделия мастеров Запада, Востока и собственно русских Кирпичников А. Н. Военное дело на Руси 13−15 вв. — М.: Просвещение, 1987. — 122 с.

Например, летописцы сообщают о светлых и золочёных доспехах воинов князя Дмитрия Ивановича. Но такими могли быть не кольчуги, а только пластинчатые или чешуйчатые панцири. Есть и более конкретное указание: московский князь перед боем надел доспех простого ратника, и этот доспех после сражения оказался весь избит и изувечен, что тоже характерно для «броней дощатых», так как на кольчуге подобные повреждения не были бы заметны Карнацевич В. Л. 100 знаменитых сражений. -- Харьков., 2004. — 255 с.

Подвиг русских людей на поле Куликовом, ставший поворотным моментом в истории, увековечен в литературе и искусстве, публицистике и исторической науке.

Таким образом, рассмотрев многие проблемы, стоящие перед историками при изучении этого периода, можно сделать вывод, что данная тема малоисследованная и многие вопросы в ней не нашли ответа из-за отсутствия письменных источников.

Цель работы — дать краткий обзор Куликовской битвы и установить её значение.

Что касается поставленных задач, то 1-й задачей является историографический обзор, знакомство с источниками и литературой, для понимания степени изученности данного вопроса; 2-я задача — это более подробно изучить причины, которые привели к Куликовской битве; 3-я задача — охарактеризовать военные силы на кануне сражения; 4-я задача — анализ самой битвы и её историческое значение.

Глава І Предпосылки Куликовской битвы

Ко времени Куликовской битвы русские земли почти полтора столетия стонали под игом Золотой Орды. Тяготы иноземного ига, конечно, не всегда были одинаковы — они давили то сильнее, то слабее. Иногда, как это было, например, в годы кровавых усобиц в Орде, зависимость от нее ослабевала очень заметно. Но карательные экспедиции ордынцев восстанавливали эту зависимость, и русские князья снова должны были являться на поклон в Сарай, вручать дары ханам и ханшам, князьям и мурзам.

Однако, несмотря на это, процесс объединения русских княжеств и земель продолжался. Центром объединения стало Московское княжество. Вначале оно было провинциальным захолустьем Суздальского княжества. Его столица — Москва из захудалого боярского села, затем центра второстепенного удельного княжества превратилась в блистательную столицу одного из крупнейших в тогдашнем мире государств. Именно Москва и Московское княжество, начиная с XIV в., стали тем центром объединения, к которому тянулись раздробленные русские земли как к защитнику от врагов, организатору борьбы с ними Ашурков В. Н. На поле Куликовом. 3-е издание. — Тула, 1976. — С — 224.

Казалось бы, Москва, как и другие русские города и земли, разоренная в середине XIII в. монголо-татарами, не могла претендовать на заметное место среди них, на значительную роль в событиях, разыгравшихся уже во времена иноземного ига Там же 1. — С. 231.

Нашествие монголо-татар в середине XIII в. и установление их господства в русских землях изменили многое. Погром, учиненный захватчиками, привел к экономическому упадку прежних центров, сохранению порядков феодальной раздробленности. На историческую арену выходили новые города, княжения, люди. Русь, медленно оправлялась от потрясений, начала собирать силы.

Возрождение Руси не могли остановить ни тяжелая татарская дань, ни опустошительные набеги и карательные экспедиции варваров-завоевателей, ни княжеские раздоры. Неутомимый труд землепашцев и ремесленников закладывал основы хозяйственного и политического укрепления Московского княжества. Большое значение имело его удобное местоположение. Москва и ее окрестности уже тогда стали районом довольно развитого земледелия и ремесла. Город стоял на перекрестке водных и сухопутных дорог, торговых путей, связывавших всю страну Шавырин В. Н. Муравский шлях. Тула, 1987. — С. 45. Москва находилась в центре междуречья Волги и Оки. Население этих земель составляло ядро великорусской народности. К тому же Москва и окрестные русские земли гораздо меньше подвергались нападениям монголо-татар, чем, например, соседние княжества — Владимирское, Рязанское, Нижегородское, Ростовское, Ярославское и др. Большая безопасность привлекала сюда людей из восточных, юго-восточных и южных русских земель Буганов В. И. Куликовская битва. 2-е издание. — М.: Педагогика, 1985. — С — 112.

В XIV в., когда началось возвышение Москвы и объединение земель вокруг нее, Русь делилась на несколько самостоятельных княжеств — Московское, Тверское, Рязанское, Суздальское, Нижегородское. Каждое из них включало несколько уделов. Во главе княжеств стояли великие князья, которым подчинялись удельные правители, являвшиеся обычно их родственниками. Особое место занимали Новгородская и Псковская феодальные республики. Верховная власть принадлежала в них народным собраниям (вече), но фактически делами вершили местные бояре История России: Учебное пособие для вузов. В 2-х т. Т.1. / Под ред. Леонова С. В. — М.: ВЛАДОС, 1995. — С — 256.

В середине XIV века в Золотой Орде начались смуты, борьба за власть, этим воспользовались русские князья. Враждебно к Московскому княжеству были настроенье Тверь и Рязань. Орда поддерживала соперников Москвы, чтобы ослабить ее, поскольку Москва могла стать и вскоре действительно стала центром борьбы против иноземного ига Платонов С. Ф. Учебник русской истории. — СПб.: Наука, 1994. — С-211.

Московское княжество решительно вступило в борьбу и вскоре получило от Орды ярлык для внука Ивана Калиты Дмитрия Ивановича. В 1359 году, когда скончался великий князь Московский Иван Иванович, власть унаследовал его сын Дмитрий Ианович. Он вёл довольно успешную политику, которая способствовала дальнейшему укреплению Москвы Бородин С. П. «Дмитрий Донской». Тюмень: «Слово Тюмени», 1993 г. — С. 67. Возвышению княжества способствовало удобное географическое местоположение. Город стоял на перекрёстке сухопутных и водных торговых путей, связывающих всю страну. Московское княжество уже тогда отличались довольно развитым земледелием и ремеслом. К тому же, Москва и её окрестные земли гораздо меньше подвергались нападению монголо-татар, чем, например, соседние княжества — Владимирское, Рязанское, Ростовское и другие Щербаков А., Дзысь И. Куликовская битва, -- М.: 000 «Издательский центр «Экспринт», 2001. --С. 5.

С 1362 года можно начать отсчет движения Руси к Куликовской битве, это год, когда на великом княжении утвердился Дмитрий Иванович и когда летописцы заметили в Орде темника Мамая. Никто тогда еще не мог предположить, что в будущем им предстоит столкновение — одно из крупнейших в истории средних веков, что один возглавит освободительную борьбу русского народа, другой выйдет на защиту царства, созданного Батыем. Дмитрий стремился к объединению Северо-Восточной Руси, Мамай к прекращению феодальной усобицы и к восстановлению единодержавия.

Следует заметить, что в 60-е годы XIV века усиление Московского княжества и темника Мамая в Золотой Орде шло практически одновременно. Известно также, что Мамая поддерживали литовский князь Ягайло Ольгердович и Олег Иванович, князь рязанский. Литва была старинным врагом Москвы. Олег же пристал к татарам потому, что Рязанская земля лежала на пути татар, и, чем бы ни кончилось дело, он одинаково опасался и Орды, и Москвы http: //lib. pushkinskijdom. ru/Default. aspx?tabid=4981

ЛЕТОПИСНАЯ ПОВЕСТЬ О КУЛИКОВСКОЙ БИТВЕ

Подготовка текста, перевод и комментарии М. А. Салминой.

К самой Куликовской битве, возможно, тоже привела не столько одна лишь политическая воля князя, сколько многочисленные нити исторического процесса. Скажем, «возвышение Москвы» на северо-востоке Руси с начала XIV века -- факт хрестоматийный. Остановилось бесконечное дробление русских земель, а между некоторыми из них возникла тяга к союзу, которой и в помине не было в недавнем прошлом, и которой изо всех сил мешала прозорливая ордынская дипломатия. Еще менее осознан факт материального и особенно духовного подъема русских земель, начавшегося преодоления подавленности и отчаяния, пропитавших страну за три поколения беспрерывного террора и безнаказанных ограблений Журнал «Вокруг света» № 9 (2792) | Сентябрь 2006, Рубрика «Загадки истории»,

Туман над полем Куликовым.

Возможно также, что одной из весомых причин битвы на Куликовом поле было не только независимое поведение Дмитрия Ивановича, а ещё и поражение карательного отряда под командованием Бегича на реке Воже в 1378 году. Это событие вызвало ярость правителя Орды Мамая. Окончательно утвердившийся в своих волжских владениях он стремился теперь восстановить в полном объеме власть Орды над русскими землями, ослабевшую за годы внутри ордынской смуты. Разгром на Воже показал возросшую силу московских полков и необходимость серьезной подготовки похода. Фактически, от исхода сражения зависело все будущее русско-ордынских отношений и обе стороны прекрасно понимали это. У Мамая появился весьма серьёзный соперник, который имел достаточно силы, чтобы прекратить постоянные нашествия на Русь и добиться, наконец, свободы.

В силу сложившихся событий, и Золотая Орда, и Русь готовились к грядущей битве. Сведений об армии, собранной Мамаем крайне мало, однако известно, что кроме собственников Золотой Орды в его войско входили камские булгары, крымские армяне, черкесы, ясы, буртасы. Властитель Орды нанял тяжелую «фряжскую» пехоту в генуэзских колониях Крыма, воинов с Северного Кавказа. Встречается информация о численности генуэзцев в 4 тыс. человек и о том, что за участие в походе Мамай расплатился с ними участком крымского побережья от Судака до Балаклавы. Согласно «Задонщине», под знамена Мамая встали девять орд и семьдесят князей. Значительную роль в мамаевом войске играли и отряды Арапши, полководца Тохтамыша, которые в 1376 году перешли на сторону Мамая. Точных данных о численности армии Мамая нет, однако можно предположить, что его силы были немногим больше, чем у Дмитрия Московского. То есть около 40 тысяч воинов Щербаков А., Дзысь И. Куликовская битва, -- М.: 000 «Издательский центр «Экспринт», 2001. --С. 21.

Войско союзника Мамая, литовского князя Ягайло Ольгердовича было значительно меньше, и скорее всего не превышало 6−7 тысяч человек.

Войско Олега Ивановича, князя Рязани, изъявившего Мамаю покорность, во всем было схожим с войсками других русских княжеств, а по численности вряд ли превышало 3−5 тысяч человек Там же 1. — С. 23.

Основная масса собранного Мамаем войска состояла из рядового кочевого населения, сформированного в отряды лёгкой, подвижной кавалерии, которая весьма ловко действовала в степных условиях. Что касается наёмных войск, несомненно, они не имели здесь решающего значения, так как численность их была невелика, хотя, конечно, нужно отметить их хорошую выучку и довольно богатый опыт Куликовская битва (сборник статей). / Отв. ред. Бескровный Л. Г. — М.: Наука, 1980. — С. 212.

Известно, что у монголов была довольно сильная конница, но пехота была значительно слабее русской, так как она не имела достаточной подготовки.

Что касается армии Руси, то здесь ситуация была несколько иного характера.

В 1371 году Дмитрию было всего 20 лет. Подготовить такое войско, чтобы Орда считала его опасным — дело не одного дня и не одного года Кирпичников А. Н. Куликовская битва. — Л.: Наука, 1980. — С. 112.

Несомненно, что в отрочестве и в юности Дмитрий был окружен мудрыми советниками, которых Сименон наказывал слушать. Одним из блестящих достоинств Дмитрия было умение слушать советников, выбирать нужное и полезное, не считаясь с амбициозными советниками. Одним из самых важных был Дмитрий Волынский-Боброк, герой Куликовской битвы, а пока военный советник князя. К Дмитрию Ивановичу Волынский явился на службу с двумя взрослыми сыновьями, стало быть, человеком в возрасте и с немалым военным опытом Бегунова А. И. «Путь через века». М.: «Молодая гвардия», 1988 г. — С. 145.

После женитьбы на сестре князя, воевода стал еще более дорог князю.

Надо сказать, что развитие военного дела на Руси было бы невозможно без развития торговли и промышленности. Если судить по этому, то Орда сама себе рыла яму, так как своими постоянными поборами она вынуждала Русь развивать ремесла и торговлю. Чтобы платить ханам ремесла и торговлю так же поощряли и русские князья. То есть монголо-татарское иго, на первых порах разгромив экономику Руси, косвенно стало поощрять возрождение экономической жизни и могущества Северо-Восточной Руси Бреков И. Б. «Мир истории: Русские земли в 13−15 вв. «

Москва", Молодая гвардия" 1988 г. — С. 92−94.

Предкуликовская эпоха в русском военном деле была во многом реформаторской. Чтобы выработать тактику схватки с Ордой нужно было прежде всего знать ее тактику и взвесить, что противопоставить военному искусству Орды.

Московский князь Дмитрий, готовясь к решительной борьбе, известил всех русских князей о нависшей опасности и призвал их объединить усилия для борьбы с врагом. В это время в Москву прибыли послы Мамая требовать обычной дани и покорности. Дмитрий, по совету бояр и духовенства, одарил послов и от себя послал в Орду с богатыми дарами Захария Тютчева для переговоров о мире. Тютчев был довольно опытным дипломатом и, по-видимому, получил задачу выяснить силы и намерения противника, а также следить за его действиями и своевременно сообщать в Москву об изменении обстановки. Ему удалось известить Дмитрия о том, что рязанский князь Олег и Ягайло присоединились к Мамаю для совместного похода на Москву. Вскоре эти данные были подтверждены войсковой разведкой русских Сказание о Мамаевом побоище / Предисл. Б. Рыбакова; Послесл. Л. Дмитриева. М., 1981 — С. 56.

Тем временем русские люди, конные и пешие, разными путями стекались в Москву. Снаряжение и вооружение ратников различалось в зависимости от достатка: более богатые и знатные ехали на добрых конях, были одеты в кольчуги, с нагрудниками и наручниками, имели шишаки, круглые щиты, мечи, колчаны со стрелами и луки; бедные ратники шли с топорами, копьями, кистенями или палицами.

Когда же народу стала ясна цель — защита не просто территории, а принципа, на котором надо было строить быт и этику, мировоззрение и эстетику, короче, все, что ныне называется оригинальным культурным типом, — то все, кому это было доступно, взяли оружие и пошли на защиту всего того, что было им так дорого. Только новгородцы уклонились от участия в общерусском деле. Люди жертвовали на общее дело деньги, запасы, посуду; всякий давал, что мог Гумилёв Л. Н. ЭХО КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ

Опубликовано // Огонек, 1980, No 36, С. 16−17.

Дмитрий Иванович не терял времени даром. Срочно были разосланы гонцы, в Коломне на 15 августа, на Успение Пресвятой Богородицы был объявлен сбор войск.

Получив сведения об этом и учитывая поражение на р. Вожа, Мамай послал к Дмитрию своего посла для мирных переговоров. Он потребовал дань, превосходившую ту, о которой договаривался раньше. Дмитрий предложил дань в размере прежней договоренности, но Мамай не согласился.

Церковный деятель Сергий Радонежский благословил Московского князя, предрёк ему победу и отправил с ним в поход двух богатырей-иноков Пересвета и Ослябю. С этого момента действия Дмитрия Донского приобретают мессианский характер, цель воинских деяний русских — защита православной веры.

Еще до сбора в Коломне в Москве собралось значительное войско. Помимо собственно московских сил, сюда прибыли войска Белозерских князей -- Федора Романовича и Семена Михайловича, князя Андрея Кемского из села Кемь к северу от Белого озера, князя Глеба Карголомского из села Карголома к юго-востоку от Белоозера, Андожских князей, Ярославских -- князя Андрея Ярославского, князя Романа Прозоровского, князя Льва Курбского. Никоновская летопись упоминает также князя Владимира Андреевича Серпуховско-Боровского, князя Дмитрия Ростовского, посланца Великого Тверского князя Ивана Всеволодовича Холмского, прибыли устюжские князья и другие, не названные по именам военачальники. Таким образом, в Московском княжестве образуются огромные силы, которые направлены на борьбу против монголо-татар Платонов С. Ф. Учебник русской истории. — СПб.: Наука, 1994. — С-113.

Известно также, что при Дмитрии Ивановиче значительно увеличилось постоянное войско великого князя — «двор». К XIV веку в Европе вполне оценили забытую в раннем средневековье силу пехоты. Однако дело здесь не только в забвении. Феодалы всячески отстраняли плебеев от участия в военном деле из опасения, что вооруженные простолюдины поднимутся против их власти Карнацевич В. Л. 100 знаменитых сражений. -- Харьков., 2004. — С. 87.

Пехота возродилась в городах по инициативе городских властей и против феодалов. Предкуликовская эпоха в русском военном деле была во многом реформаторской. Чтобы выработать тактику схватки с Ордой нужно было прежде всего знать ее тактику и взвесить, что противопоставить военному искусству Орды. Первая тактическая задача это конечно же отразить стрелковый удар борьбы, ее решили просто: против стрелков надо выставить стрелков же. К началу XIV века самострел на Руси получил массовое распространение, имеются также косвенные доказательства того, что на Руси в XIV веке арбалет стал главным стрелковым оружием. Здесь встает вопрос вооружения и обучения Московского войска арбалетами, этот вопрос вплотную увязывается с развитием ремесел Москвы. Однако, вслед за стрелковым ударом, в случае неослабевающего сопротивления, Орда переходила к фронтальной атаке в конном строю; значит, нужно предотвратить конный бой и навязать Орде пеший. Конные полки выступали здесь в роли охранения флангов, сторожевого и резервного полков Кирпичников А. И. «Военное дело на Руси в 13−15» 1976 г. — С. 144.

Для отрабатывания всех тактических приемов Дмитрию требовалось время.

Не сразу, но Дмитрию всё же удалось собрать под свои знамена войска из других русских княжеств. Привели ему на помощь свои полки и литовские князья, сводные братья Ягайло: Андрей Ольгердович Полоцкий и Дмитрий Ольгердович Брянский. Есть версии, что союзником Дмитрия был и хан Белой Орды Тохтамыш, ненавидевший Мамая. По разным оценкам войско Руси насчитывало от 50−60 до 300−400 тысяч русских воинов. Однако наиболее вероятным всё же является цифра в 50 тысяч воинов. Впрочем, даже пятидесятитысячное войско считалось в те годы колоссальным. Столь же сложно оценить и численность войск Мамая. Вероятнее всего силы были примерно равны или перевес был на стороне татар примерно 3:4 http: //wiki. 304. ru/index. php/Куликовская_битва.

Русское войско в количестве 20 -- 25 тысяч вышло из Москвы в Коломну по трем дорогам. Колонны выходили из Кремля через Никольские, Фроловские и Константино-Еленинские ворота. Из других княжеств прибыло 25−30 тысяч воинов. Несколько позже к ним присоединились псковские и брянские дружины под командованием двух литовских князей -- братьев Ягайло. По разным причинам не было полков смоленских, нижегородских, новгородских и рязанских. Ополчение состояло из князей, бояр, духовенства, купцов, ремесленников и вооруженных холопов, то есть из всех слоев населения. Русская конница по численности не уступала пехоте. В ее состав уже входили отдельные ударные соединения тяжелой кавалерии -- «кованая рать» http: //www. hrono. ru/sobyt/1300sob/kulik. php.

В Коломне, на Девичьем поле, согласно «Сказанию», Дмитрий Иванович на смотре войска назначил главнокомандующих в полки. 20 августа войско двинулось северным берегом Оки на запад к устью Лопасни. Русские воеводы во главе с Дмитрием, как и до этого, действовали быстро и энергично, по плану, заранее разработанному. Первым из Коломны вышел с частью войск главнокомандующий великий князь Дмитрий Иванович. В пути с ним соединились остаточные отряды, а также Тимофей Васильевич Вельяминов. Через несколько дней, 27−28 августа, всё войско переправилось на южный берег Оки, при впадении в неё реки Лопани. У места переправы Дмитрий Иванович оставил Тимофея Васильевича — он должен был встретить и привести ещё не подошедшие «пешие рати или конные».

Путь многочисленного войска на встречу с Мамаем свидетельствует о высоком стратегическом искусстве русских полководцев Буганов В. И. Куликовская битва. — М.: Педагогика, 1985. — 2-е изд. — 112с., ил. (Б-чка Детской энциклопедии «Ученые — школьнику») — С. 59−60.

Будучи уже к югу от Оки, Дмитрий Иванович послал «стражей». Это были Семён Мелик, Игнатий Крень, Фома Тынин, Пётр Горский, Карп Александров и другие воины.

Когда полки продвигались далее к Дону, воины из отряда Мелика доставили «языка». Пленник, один из приближенных к Мамаю, рассказал, что татары стоят на Кузьминой гати, но Мамай не спешит, ожидая присоединения литовских и рязанских сил. Однако известно, что Олег так и не выступил. Возможно, он решил придерживаться нейтралитета. Мамай ничего не знал о движении войск московского князя и не ожидал их встретить. Таким образом, у Дмитрия Ивановича был ещё один козырь Ашурков, В. Н. Куликовская битва / В. Н. Ашурков.- Тула, 1955.- С. 56.

Еще до сражения Дмитрию удалось взять в свои руки стратегическую инициативу, что позволило не дать соединиться силам противника и навязать Мамаю поле битвы, исходя из собственных тактических соображений. Пожалуй, все это во многом предрешило ход кампании.

Отметим некоторые особенности навязанного Мамаю поля битвы, то есть Куликова поля. Местность зажата между Доном и Непрядвой, то есть любой глубокий обход русских войск, в том числе и удар в тыл, оказывается невозможен. Более того, чтобы предупредить такое развитие событий или нейтрализовать возможный подход с тыла литовского войска, Дмитрий Иванович после переправы через Дон приказывает сжечь мосты. Не исключено, что в тылу русских войск были разосланы разведчики, задачей которых было вовремя заметить подобные намерения противника. В случае же попытки отрядов врага перейти реку, что, очевидно, было бы само по себе сложно (можно предположить, что местность по берегам была заболочена в ту эпоху), такую попытку можно было бы отбить не слишком значительными силами, и эту роль вполне мог бы сыграть один из резервов.

Фактически, Дмитрий Иванович навязал Мамаю игру по своим правилам. В сторону русских поле значительно сужается, а это значит, что ордынцы не имели возможности для манёвров, мешали друг другу и нарушали строй, в то время как русские полки могли свободно и обороняться и наступать Горелик М. Куликовская битва 1380 г.: русский и золотоордынский воины. // Цейхгауз. 1999 г. № 9; 2000 г. № 10.

Русское войско подошло к Дону 6-го сентября. Великий князь Дмитрий и его сподвижники долго совещались по поводу того, переходить им реку или же оставаться на её северном берегу и ждать подхода ордынского войска. Одни высказывались за то, чтобы переправиться на западный берег, другие возражали против этого, опасаясь, что русским буду противостоять огромные ордынско-литовско-рязанские силы. Но большинство русского воинства было за переправу через Дон и решительную борьбу с врагом. Великий князь присоединился к этому мнению. «Братья, — сказал он, — честная смерть лучше злой жизни! Лучше бы не выступать вовсе против язычников, нежели возвратиться, ничего не совершив. Перейдём же все в этот день за Дон…» П. Карышковский Куликовская битва, Государственное издательство ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва 1955. — С. 47.

В принятом князе решении проявились его глубокая вера в несокрушимую мощь русского народа и непреклонная воля к победе.

Князь приказал искать удобные броды для конницы и строить мосты для пехоты. После переправы мосты были уничтожены, дабы не допустить удара литовских и рязанских войск в спину В. Ашурков, Куликовская битва / Тульское книжное издательство 1955.- С. 33.

Накануне битвы, 6 или 7 сентября, воины под командованием Семёна Мелика столкнулись в районе Гусиного брода с передовыми отрядами Мамая. Мелик предупредил великого князя о приближении ордынских войск и посоветовал ему поскорее построить полки к бою. За день до битвы армия была построена в боевой порядок Щербаков А., Дзысь И. Куликовская битва, -- М.: 000 «Издательский центр «Экспринт», 2001. --С. 49.

Огромное русское войско переправилось через Дон на западный берег в ночь с 7 на 8 сентября. Ратники увидели перед собой низменную равнину, несколько поднимавшуюся к югу, в направлении Красного холма. Воины расположились в северной части Куликова поля; в тылу расположения шумели воды Дона, с правого фланга протекала неширокая, но довольно быстрая река Непрядва с её притоком, а с левого — речка Смолка. По обоим флангам протянулись глубокие овраги и густые леса, что было весьма выгодным, ведь в таких условиях мамаева конница с трудом могла выполнить какие-либо манёвры Буганов В. И. Куликовская битва. — М.: Педагогика, 1985. — 2-е изд. — 112с., ил. (Б-чка Детской энциклопедии «Ученые — школьнику») — С. 64.

Глубоко ночью князь Дмитрий и воевода Боброк выехали далеко в поле. Они ещё раз разведали местность, стремясь постичь намерения врага, предупредить его замыслы. Эта разведка показала, что необходимо заблаговременно занять верховья течений Нижнего Дубика и Смолки, чтобы лишить татар возможности напасть на фланги русских войск. В дальнейшем такое решение и было принято. Оно, как окажется, имело большое значение для успеха в битве Платонов С. Ф. Учебник русской истории. — СПб.: Наука, 1994. — С. 233.

Современники стали придавать этой ночной разведке некий особый таинственный смысл, наделяя Боброка вещей силой.

В народных сказаниях эта ночная разведка стала исследованием примет перед битвой. Князь и Боброк слушали ночные звуки, шедшие со стороны обоих станов, наблюдали зарю над русским войском, которая была знаком победы, слушали плач земли. В ту ночь Боброк предрекал Дмитрию, что много воинов русских падёт под острыми мечами монголо-татар, однако победа будет за ним П. Карышковский Куликовская битва, Государственное издательство ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва 1955. — С. 47−48.

В ту же ночь передовые отряды татар уже вступали на Куликово поле. Наутро предстояла битва.

Глава II Куликовская битва. Её исход и значение

Куликово поле лежало на Муравском шляхе. Местность представляла ровную поверхность, которая была изрезана небольшими речками. К югу поле постепенно возвышалось и переходило в господствующую высоту, так называемый Красный Холм. Куликово поле являлось довольно хорошей оборонительной позицией. С запада и северо-запада его прикрывала река Непрядва, в которую впадали Верхний, Средний и Нижний Дубяки. С севера позиция была ограничена Доном, а с востока — речкой Смолка, за которой располагался лес, носивший название Зеленая Дубрава. Ниже в Смолку впадала речка Курца. Таким образом, северная часть Куликова поля составляла четырехугольник, открытый с юга и защищенный с трех сторон естественными препятствиями, исключавшими возможность проведения обходных маневров Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. -- Минск., 2005. — С. 178.

Русские прибегли к пятичленному боевому порядку, в три линии. Главную линию заняли полки Правой руки, Большой полк и полк Левой руки, которые были основой боевого порядка. Эти полки имели в центре пехоту, а на флангах конницу. Засадный полк включал отборную конницу. В передней линии, друг за другом, расположились Сторожевой и Передовой полки. Частный резерв стал за полком Левой руки. В Зелёной Дубраве был расположен Засадный полк, который способствовал перелому в ходе битвы. Дмитрий правильно оценил её значение, как стратегического ключа всей позиции Куликовская битва (сборник статей). / Отв. ред. Бескровный Л. Г. — М.: Наука, 1980. — С. 234 — 235.

Учитывая возможность обходного маневра противника, который можно было осуществить путем массированных ударов по открытому левому флангу русского боевого порядка, князь Дмитрий уделил главное внимание этому направлению. Именно здесь были расположены частный и общий резервы. Плотное построение войск создавало глубину и таким образом обеспечивало упругость боевого порядка, а его расчленение на отдельные полки позволяло маневрировать силами в ходе сражения Платонов С. Ф. Учебник русской истории. — СПб.: Наука, 1994. — С. 235.

Характер оружия обусловливал плотное расположение пехоты и свободное положение конницы. Пехота была построена тесно, глубиной до 20 рядов. Центр боевого порядка составляли копейщики. Лучники располагались на флангах. Крепость строя пехоты заключалась в его монолитности и взаимодействии с конницей. Конница строи-лась в несколько рядов и старалась сохранять строй для нанесения удара по противнику. Управление войсками осуществлялось стягами и сигналами труб. Поскольку пехоты в рати Дмитрия Донского было больше, чем конницы, то именно ее действия решили исход сражения Дюпюи Р. Э. Дюпюи Т.Н. Харперская энциклопедия военной истории. Всемирная история войн. Кн. 1. — СПб-М.: Полигон·АСТ, 2000. -С-289.

Боевой порядок войска Мамая включал передовой отряд, состоящий из легкой конницы, центра, в который входила пехота, в том числе и отряд генуэзской пехоты, и крыльев, состоящих из кавалерии. Мамай выделил также сильный конный резерв для нанесения решающего удара.

Преобладание конницы в составе войск Мамая предопределило характер их боевых действий. Можно было ожидать усилий войск правого фланга Орды с целью оттеснения русского левого фланга.

Командование полком Правой руки было поручено князю Андрею Ростовскому, князю Андрею Стародубскому и воеводе Федору Грунку Лубченков Ю. Н. Самые знаменитые полководцы России. — М.: Вече, 1999. — С-143−147.

Управление всем войском и командование Большим полком князь Дмитрий оставил за собой и взял себе в помощники боярина и воеводу Михаила Бренка, боярина и воеводу Ивана Квашню и князя Ивана Смоленского. Полк Левой руки возглавили князья Федор и Иван Белозерские, князь Василий Ярославский и князь Федор Моложский. Частным резервом командовал князь Дмитрий Ольгердович. Общим резервом — Засадным полком командовал князь Владимир Андреевич Серпуховской и Дмитрий Боброк Волынский, им в помощь были назначены князь Роман Брянский и князь Василий Кашинский.

Утром на поле Куликовом стоял густой туман, с обеих сторон раздавался шум горнов, барабанов, земля дрожала от такого огромного количества воинов, реки выливались из своих берегов. Ни монголы, ни русские не видели друг друга из-за густого тумана, но земля грозно стонала Каргалов В. В. Куликовская битва. — М.: Воениздат, 1980. — (Героическое прошлое нашей Родины). С-96.

Дмитрий Иванович, желая служить примером для всех, хотел сражаться в передовом полку. Бояре старались отговорить его, но князь отвечал: «Где вы, там и я… Я вождь и начальник! Стану впереди и хочу положить свою голову в пример другим».

Навстречу русскому войску направились полки Мамая. «И бесстрашно видети две силы великиа, — говорит летописец, — сонимающеся на кровопролитие, на скорую смерть; но татарьскаа бяше сила видети мрачна потемнена, а русскаа сила видети в светлых доспехах, аки некаа велика река лиющеся» Буганов В. И. Куликовская битва. — М.: Педагогика, 1985. — 2-е изд. — 112с., ил. (Б-чка Детской энциклопедии «Ученые — школьнику») — С. 66−67.

До самой битвы Куликовской битвы в сражение вступили два смелых воина: Темир-бек и Александр Пересвет. Каждый из этих воинов вдохновлял свою сторону на отчаянную битву и вселял страх в противника. Подобные схватки двух сильных воинов перед главной битвой считалась традицией. Существует множество трагических вариантов битвы Пересвета и Темир-бека. Однако исход её везде один и тот же: оба воина погибают в этой схватке, а их имена прославляются Возовиков В. С. Поле Куликово. Эхо Непрядвы: Исторические романы. — М.: Воениздат, 1989. — 894с., с. 362−364.

Боевые действия Куликовской битвы включают три этапа борьбы и преследование.

Первый этап составил бой авангардов: русских Сторожевого и Передового полка с легкой конницей Золотой Орды. Летопись указывает, что столкновение уже на этом этапе носило ожесточенный характер «и бысть брань крепка и сеча зла зело». Почти вся пехота этих полков «аки древеса сломишася, и аки сено посечено лежаху…» Ашурков В. Н. На поле Куликовом. 3-е издание. — Тула, 1976. — С-51. Часть легкой конницы Сторожевого полка отошла к частному резерву, стоящему за полком Левой руки.

Следующим этапом было фронтальное столкновение основных сил противников. Несмотря на гибель Передового полка, князь Дмитрий оставил главные силы на Месте и не направил их на помощь своему авангарду. Он хорошо представлял, что если бы русские полки двинулись вперед, то пехота Большого полка открыла бы свои фланги. Главные силы по-прежнему ожидали монголо-татар на занятой позиции Буганов В. И. Куликовская битва. 2-е издание. — М.: Педагогика, 1985. — С. 96.

Фронт борьбы не превышал 5−6 км. Главный удар Мамай наносил по центру русского боевого порядка. И хотя оба фланга русских войск были прикрыты справа оврагами речки Нижний Дубяк, а слева речкой Смол-кой, все же более слабым являлся левый фланг. Это установил Мамай, наблюдавший за ходом сражения с Красного Холма, господствующего над всей местностью. Он решил нанести главный удар по Большому полку и полку Левой руки, чтобы оттеснить их от переправ и сбросить в Непрядву и Дон Там же 2. — С. 98.

Огромные силы сгрудились на тесном поле. Сначала пехота противника атаковала русский центр. Она действовала в плотном строю.

Пехота противника нанесла сильный удар по центру Большого полка, стремясь нарушить его строй и подрубить великокняжеский стяг, что было равносильно потере управления сражением, Она добилась некоторого успеха и даже подсекла великокняжеское знамя, но Глеб Брянский и Тимофей Вельяминов силами Владимирского и Суздальского полков «каждого под своим знаменем» контратаковали противника и восстановили положение.

Одновременно конница Мамая атаковала полки Правой и Левой руки. Атака русского правого фланга была отбита. Легкая конница Орды отошла и более не решалась действовать на пересеченной местности. Более успешной была атака монгольской конницы против левого фланга русского войска. Почти все воеводы полка Левой руки были убиты. Полк стал подаваться назад, освобождая место для атакующей татарской конницы. Сражающиеся отошли до берега Непрядвы. Путь отхода к переправам был отрезан История России: Учебное пособие для вузов. В 2-х т. Т.1. / Под ред. Леонова С. В. — М.: ВЛАДОС, 1995. — С. 233.

Натиск татарской конницы, стремившейся выйти в тыл Большому полку, некоторое время сдерживал частный резерв Дмитрия Ольгердовича, но вскоре и он был смят свежими силами, направленными Мамаем для закрепления успеха. Мамаю казалось, что достаточно совершить последнее усилие, чтобы считать победу полной. Но для этого усилия у него больше недоставало свежих войск. Все его силы уже были включены в сражение Лубченков Ю. Н. Самые знаменитые полководцы России. — М.: Вече, 1999. — С. 431.

Именно в это время воевода Дмитрий Боброк, наблюдавший из Зеленой Дубравы за ходом сражения, решил включить в него Засадный полк, состоящий из отборной, хорошо вооруженной конницы. Боброку немало труда стоило удержать князя Владимира Андреевича от преждевременной атаки. Своевременный ввод в сражение крупного резерва, изменивший соотношение сил на направлении главного удара Орды, послужил поворотным моментом всего сражения. Не ожидавшая появления свежих сил русских, ордынская конница пришла в смятение Там же 2. — С. 433.

Сначала легкая конница противника попыталась оказать сопротивление, но не смогла устоять перед натиском тяжелой конницы русских и стала подаваться назад. В это время перешли в наступление Большой полк и полк Левой руки.

Затем наступил перелом. Отступая под ударами русских, монголо-татарская конница опрокинула свою пехоту и увлекла ее за собой. Так завершился третий этап сражения.

Последний этап включает преследование разбитого войска Мамая. Враги «розно побегши неуготованными дорогами…». В ходе преследования множество бегущих было истреблено. У Красной Мечи русские остановились и возвратились назад к Куликову полю. Бежал с поля боя и Мамай http: //wiki. 304. ru/index. php/Куликовская_битва.

Потери обеих сторон были огромны. Войско Мамая как организованная сила распалось. Русское войско также понесло большие потери. На поле боя осталось более половины всех ратников, было убито 12 князей и 483 боярина. В живых осталось чуть более 40 тыс. человек Кирпичников А. Н. Куликовская битва. — Л.: Наука, 1980. -С-81. Летописи не приводят точных данных о потерях, но все указывают на то, что после Куликовской битвы опустела Русская земля. В. Н. Татищев предполагает, что убитыми русская сторона потерла до 20 тысяч, примерно ту же цифру дают нам Никоновская летопись и немецкая хроника Иоганна Пошильге. Следует учесть и то, что среди множества раненых, уцелевших в битве, должна была быть довольно высокая смертность, что достаточно обычно для того времени. Многие навсегда остались калеками. О санитарных потерях кампании 1380 года мы не знаем практически ничего Щербаков А., Дзысь И. Куликовская битва, -- М.: 000 «Издательский центр «Экспринт», 2001. --С. 68−69.

Война Руси против Орды была поистине всенародным делом. Здесь, на Куликовом поле, решился вопрос о свободе и независимости страны. Куликовская битва положила начало объединению русских княжеств и усилила значение Москвы как оплота русских земель. Она стала поворотным пунктом в истории русского народа. На Куликовом поле Золотой Орде был нанесен сильнейший удар, в результате которого она неуклонно пошла к упадку.

Победа русского народа под главенством Москвы на Куликовом поле имела огромное значение для всей Руси. Это отчетливо понимал князь Дмитрий. И не случайно он приказал именовать себя «великим князем всея Руси» Кирпичников А. Н. Куликовская битва. — Л.: Наука, 1980. — С. 125.

Заслуга московского князя состоит в том, что он сумел возглавить борьбу народных масс за освобождение Родины, проникнуться этой благородной задачей, посвятить ей все свои силы и способности.

Народ радовался победе и прозвал Дмитрия Донским, а Владимира Донским или Храбрым. По другой версии, великий московский князь Дмитрий Иванович получил почётное наименование Донской лишь при Иване Грозном Наумов А. Великое сражение Руси // Журнал «Родина», 2005 г. — С. 122.

Основной силой, главным героем грандиозного сражения, ставшего одним из важнейших рубежей в истории Отечества, был русский народ, своим трудом подготовивший Куликовскую победу, пославший на поле Куликово своих сыновей — ремесленников и пахарей, людей простых и подчас не очень опытных в ратном деле, но воодушевлённых великой целью, выполнявших и выполнивших насущнейшую национальную задачу — дать отпор нашествию, которое грозило Руси новым «Батыевым погромом» Буганов В. И. Куликовская битва. — М.: Педагогика, 1985. — 2-е изд. (Б-чка Детской энциклопедии «Ученые — школьнику») — С. 74.

Эта победа положила начало освобождению от иноземного ига не только русского народа, но и других народов Восточной Европы: славян, молдаван, румын, прибалтов и кавказских народов. Международное значение Куликовской битвы хорошо понимали ее современники.

Благодаря Куликовской битве, Русь не только сбросила с себя тяжелый груз обязательства перед монголо-татарами, но также не пустила их дальше, остановив на пороге в Европу.

Победа русского народа стала примером освободительной борьбы народов против иноземных угнетателей — персидских, турецких и немецких феодалов. В этом состоит историческое значение победы. Но не следует забывать и о ее военном значении. Великий князь Дмитрий Иванович правильно оценил политическую обстановку, сложившуюся накануне войны за освобождение.

Князь Дмитрий сумел объединить усилия всего русского народа и создать общерусское войско, добившееся решения важнейшей стратегической задачи — освобождения всей Русской земли Карышковский П. Куликовская битва, Государсвенное издательство ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва 1955. — С. 254.

Характерной чертой военного искусства великого князя Дмитрия и его воевод явилось понимание превосходства наступательных действий в поле над пассивной обороной городов, являвшейся отражением феодальной раздробленности. Разработанный Дмитрием стратегический план включал активные действия с целью разгрома главных сил Золотой Орды до вторжения ее в пределы Северо-Восточной Руси. В связи с этим Дмитрий Донской применял принцип сосредоточения. Пламенный патриотизм, сознание своего долга перед Родиной сплачивали русских воинов на боевой подвиг, и этим создавалось моральное превосходство русского войска над Золотой Ордой, которую двигало лишь стремление увековечить свое господство над Русью.

Прежде всего, победа русского народа свидетельствовала о значительных успехах Северо-Восточной Руси в преодолении феодальной раздробленности. В свое время, накануне монголо-татарского нашествия, там уже наметилась тенденция к объединению земель вокруг Владимиро-Суздальского княжества, при великом князе Всеволоде Юрьевиче Большое Гнездо. Но этому помешало Батыево нашествие Там же 1. — С. 261.

С годами все решительнее становилось противостояние Руси Орде. Одновременно с борьбой против чужеземных угнетателей Русь крепла политически, объединяя свои силы. Победа на Куликовом поле показала, что русский народ достиг очень многого: сумел, опираясь на успехи в возрождении хозяйства, развитии национального самосознания, политического объединения, нанести сильнейший удар врагу всей Руси, да и не только Руси. Но, несмотря на общерусский характер этого дела, которое завершилось битвой против мамаевых полчищ, в нем приняли участие не все русские земли. Далее, несмотря на блестящую победу, она не привела к быстрому освобождению от ига Орды. Через два года Русь испытала новое нашествие ордынцев и вынуждена была согласиться на восстановление вассальных отношений с Ордой Ашурков В. Н. На поле Куликовом. 3-е издание. — Тула, 1976. — С. 193.

Но от Куликовской битвы берут начало события, процессы, которые влекли за собой далеко идущие последствия. Во-первых, объединение русских земель продолжалось и примерно через столетие завершилось образованием единого централизованного государства — России. Во-вторых, русские люди окончательно сбросили иго Орды тоже спустя сто лет после подвига их дедов и прадедов в верховьях Дона. Все эти десятилетия образы Дмитрия Донского и его ратников вставали в памяти народа, воодушевляли его Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. -- Минск., 2005. — С. 155.

Влияние героических деяний ратоборцев Куликова поля прослеживается и в последующие столетия. Ведь, несмотря на освобождение от чужеземного ига, продолжали существовать ханства — преемники Золотой Орды, оставалась угроза нападения на русские земли. Из года в год, из десятилетия в десятилетие окраины России, а подчас и ее центр, сама Москва, подвергались опустошительным нашествиям то казанских ханов и мурз, то крымских правителей, то, хотя и в меньшей степени, ногайских князей. Годы нападений сменялись годами затишья. Но в целом на протяжении более двух с половиной столетий после Куликовской битвы правопреемники ордынцев беспокоили русские пределы. Русские правители еще долгое время откупались от крымцев — их послы и гонцы везли в Бахчисарай и денежную казну, и ценные меха, и другие подарки Там же 1. — С 195.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой