Культура Вологодского края

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Краеведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. Обзор культуры России 18 века

2. Обзор культуры Вологодского края в 18 веке

2.1 Общая характеристика

2.2 Архитектура

2.3 Фрески и стенопись

2.4 Декоративно-прикладное искусство

2.4.1 Великоустюгская (северная) чернь

2.4.2 Резьба по бересте (шемогодская резьба)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Что на славной реке Вологде,

Во Насоне было городе,

Где доселе было -- Грозный царь

Основать хотел престольный град,

Для свово ли для величества

И для царского могущества;

Укрепил стеной град каменной

Со высокими со башнями,

С неприступными бойницами;

Посреди града он церковь склал,

Церковь лепую соборную…

Народная песня

Культура — это национальная традиция, национальное своеобразие.

Стихия народной жизни необъятна и ни с чем не соизмерима. Постичь ее до конца никому не удавалось и, будем надеяться, никогда не удастся.

Русская культура — это не только мост между прошлым и будущим, это и канал от памяти к нравственности. Поэтому культура русского народа пронизана мыслью и благородством.

Культура как совокупность традиций, обрядов, образа жизни способствует сохранению национальной самобытности и воспроизводит творческий потенциал общества.

Вологда — это самобытный образ русской жизни, запечатленный на века каменотесами, плотниками, сказителями, резчиками, кружевницами, песенницами, самыми разными мастерами народных художеств.

18 век отличался большим своеобразием в культуре — как в масштабах России, так и на Вологодчине. Вологда -- один из древнейших городов России, благословленная святыми и основателями монастырей, украшенная разных стилей храмами, деревянной архитектуры застройками и зелеными древонасаждениями.

Цель нашей работы — раскрыть вопрос «Вклад Вологодского края в развитие культуры России 18 века».

В соответствие с целью задачи работы: 1. Дать обзор культуры России 18 века, 2. Дать общую характеристику культуры Вологодского края 18 века, 3. Рассказать о памятниках архитектуры (храмы, городское строительство), 4. Рассказать о фресках и стенописи, 5. Рассмотреть декоративно-прикладное искусство: великоустюгскую чернь и резьбу по бересте.

Структура работы

Наша работа включает в себя введение, два пункта основной части, заключение, библиографический список, приложение.

1. Обзор культуры России 18 века

Преобразования начала 18 века, сделавшие Россию великой европейской державой, обусловили характер культуры этого времени.

Её основными качествами являются практицизм, светская направленность.

Борьба общественных сил вокруг реформ Петра Первого отразилась прежде всего в литературе, где стали развиваться публицистические жанры История Отечества.: Справочник школьника / Под ред. В. Славкина. — М., 1996.

В изобразительном искусство главным жанром становится портрет. в это время работали Иван Никитин, Андрей Матвеев.

Для архитектуры первой четверти 18 века характерно сочетание барокко с элементами традиционной русской архитектуры. Наиболее ярко особенности архитектуры этого периода проявились в облике Петербурга.

Середина 18 века отмечена событием, повлиявшим на развитие всей последующей русской культуры: в 1755 году в Москве был открыт первый русский университет.

Главным содержанием русского процесса было развитие русского классицизма. Его идейной основой стало представление о сильной самодержавной власти, которая нуждалась в утверждении её основополагающих принципов. Прежде всего они отразились в архитектуре (например, Зимний дворец в Петербурге, автор В. Растрелли).

Пафосом утверждения самодержавия проникнута и скульптура, где главным жанром становится парадная группа.

Идее необходимости гражданского служения каждого человека проходит через всю литературу 18 века (Н.И. Новиков, А.Н. Радищев). Критика крепостничества звучала не только в публицистике, но и в сатире и в одах (Г.Р. Державин, Д.И. Фонвизин).

В области науки основное внимание уделялось изучению России, составлению карт её территорий, изучению природных богатств. Создаются первые сочинения по истории России (В.Н. Татищев).

Огромное значение имело учреждение в Петербурге Российской Академии Наук.

Развитие культуры способствовало сплочению русского народа в единую нацию, для которой характерна не только общность территории, но и осознание своей равноправности с другими народами.

2. Обзор культуры Вологодского края в 18 веке

2. 1 Общая характеристика

Значение Вологды с конца XVII в. заметно уменьшается Бочаров Г., Выголов В. Вологда, Кириллов, Ферапонтово, Белозерск. Художественные памятники 12−19 в.в. — М., 1966. С построением Петербурга она оказывается в стороне от торговых путей и превращается в заштатный провинциальный город, в котором самыми яркими событиями были пожары (1762, 1769, 1773, 1774 гг.). Частые пожары способствовали появлению здесь каменных зданий, могущих противостоять огню. Естественно, что в камне возводили наиболее важные постройки, и прежде всего церкви. Так, в период с 1691 по 1782 г. в Вологде было выстроено сорок каменных храмов. Наряду с ними все также много строилось деревянных домиков с изукрашенными резьбой крыльцами, наличниками окон и причелинами. Эти, как их тогда называли, обывательские дома возводили столь близко друг к другу, так беспорядочно, что в городе практически не было ни одной прямой улицы.

Архитектурную панораму Вологды определяли церкви, возвышавшиеся над массой деревянной застройки и придававшие ей своеобразный облик. В 1777 г. город еще сохранял значение крупного административного и торгового пункта на Севере. В нем насчитывалось до полутора тысяч домов (из них около тридцати каменных), сорок пять каменных и восемь деревянных церквей и два монастыря. Вологодские купцы торговали не только по всей России, но и поддерживали активные связи с Голландией, Англией, Данией и немецкими городами. В 1780 г. было образовано Вологодское наместничество (губерния), в состав которого входила и нынешняя Архангельская область. В это же время был разработан генеральный план застройки Вологды, возведены каменные дома для губернских учреждений, а город получил герб; основу его составлял картуш, увенчанный короной, на красном поле которого помещалось изображение руки, выходящей из облака, с державой и мечом.

2. 2 Архитектура

Наиболее заметны достижения архитектуры 18 века. Это в основном т.н. «храмовое строительство» — то есть строительство церквей.

Многие из них сохранились и доныне.

Таблица 1. Церкви Вологды 18 века Лукомский Г. К. Вологда в её старине. — Вологда, 1982.

Название церкви, часовни, монастыря

Дата постройки, перестройки

Год закрытия (разрушения)

Приходские церкви

Антипьевская церковь

1777

1930

Богородицы на Нижнем долу

Перестр. в 1779

1930

Богородицы на Верхнем долу

Нач. 18 в. 1925 (1928)

Воскресения Христова на Ленивой площадке

1762−1763

1930 (1936)

Варлаама Хутынского (теплая) (Засодимского, 14а)

1777−1780

Владимирская церковь (холодная) во имя иконы Богородицы Владимирской (ул. Благовещенская, 46а)

1759−1764

1928

Власия Севастийского

1714

1930

Гавриила Архангела (Бурмагиных, 30)

1778−1780

1930

Георгия Победоносца на Наволоке (теплая)

Нач. 18 в.

1930

Дмитрия Прилуцкого на Наволоке (холодная) (наб. VI Армии)

1710−1711

1930

Великомученицы Екатерины во Флоровке

1776

1930

Зосимы и Савватия святителей Соловецких

1759−1773

1928−1929

Знамения Пресвятой Богородицы (теплая) см. Иоанна Предтечи в Дюдиковой пустыни (наб. VI Армии)

1748

Иоанна Предтечи в Рощенье (Советский пр., 1)

1710−1717

Иоанна Богослова (Маяковского, 16а)

1744

1930

Леонтия Ростовского

1758

1930

Мечеть

Святителя Николая Чудотворца на Сенной площади (пл. Революции)

1713−1777

1924 (1928)

Николы Золотые кресты, или Николы на Горе (Парковая, 17)

Кон. 17 — нач. 18 в.

1930

Святых Апостолов Петра и Павла в Новинках (Советский пр., 69)

1772

1930

Покрова Пресвятой Богородицы на Козлене (ул. Первомайская, д. 12)

1704−1709

Покрова Пресвятой Богородицы на Торгу (ул. С. Орлова)

1778−1780

Спаса Преображения на Болоте

1768

1930 (1937)

Сретения Господня (наб. VI Армии, 85)

1731−1735

1930

Троице-Герасимовская на Кайсаровом ручье (Бурмагиных)

1717

(1930)

Успения Богородицы (теплая), см. Димитрия Прилуцкого (наб. VI Армии, 121)

1750−1759

Цареконстантиновская, см. Святых Равноапостольных царей Константина и Елены

Кон. XVII в.

Бесприходные и приписные церкви

Александра Невского (ул. С. Орлова)

Нач. 18 в.

Церковь во имя иконы Казанской Богоматери на Торгу (на Болоте) приписана к ц. Покрова (Старая торговая пл, 6)

Перестр. в 1760

1929

Михаила Архангела приписана к Иоанно-Богословской (Маяковского)

1780

1925 (1926)

Кладбищенские церкви

Лазаря Праведного (ул. Бурмагиных, д. 50)

1775−1790, 1887

Соборные храмы

Воскресенский собор (теплый)

1772−1776

1938

Монастырские храмы

Горне-Успенский женский монастырь:

Надвратная во имя Алексия человека Божьего (Парковая, 19а)

1709−1714

Ильинский мужской монастырь:

Варлаама Хутынского (теплая)

1780

Воздвиженский мужской монастырь

неизвестно

в XVIII в.

Опишем некоторые из сохранившихся храмов.

1. Церковь Лазаря Праведного (1775−1790)

Лазаревская Горбачевская церковь находится на окраине города, в той его части, которая прежде называлась Верхним посадом и которая в течение многих столетий была крупнейшим христианским центром края Башенькин А. Н., Кукушкин И. П. Древняя Вологда. В кн.: Вологда. Краеведческий альманах. Вып. 1. — Вологда, 1994..

Согласно летописи Лазаревской кладбищенской церкви, указ об отведении земли на Горбатом поле под новое кладбище и о постройке на нем церкви был издан в 1775 году. По названию этой местности, кладбище и церковь на нем впоследствии стали именоваться Горбачевскими.

В 1777 году был построен теплый храм, правый придел которого был освящен во имя Димитрия Солунского (в память церкви Дмитрия Солунского, что у Убогих домов, располагавшейся в той же части города, что и нововозведенный храм). В документах новая кладбищенская церковь первоначально именовалась Димитриевской. Левый придел храма был освящен во имя великомученика Феодора Стратилата.

В 1790 году новый староста церкви Матвей Федорович Колесов обращается к Вологодскому архиепископу Иринею с просьбой освятить церковь во имя Святого Лазаря Праведного 1 мая 1790 года. С момента освящения церковь официально стала называться Лазаревской.

Она была каменной, одноэтажной и находилась в связи с теплой церковью и колокольней. Холодная церковь была одноглавой, теплую украшали две небольшие главы. Деревянные главы были обиты листовым железом с коваными крестами. К церкви была пристроена каменная восьмигранная колокольня с восьмью пролетами, оканчивающаяся каменным шатром и главкой с кованным «осмиконечным» крестом. Позднее к основанию церковной колокольни с северной и южной сторон были пристроены палатки, в которых были погребаемы купцы первой гильдии Колесовы — одни из богатейших жителей Вологды XVIII столетия.

В середине XIX века Лазаревская церковь обветшала и пришла в упадок, возникла необходимость в постройке нового храма. Организацией перестройки с 1865 года занялся вновь назначенный священник о. Иоанн Николаевич Анурьев.

Во второй половине XIX столетия Лазаревский храм был перестроен и приобрел тот вид, в котором сохранился до настоящего времени. Этот храм стал последним христианским зданием, построенным в Вологде. Он был сооружен по проекту известного вологодского архитектора Владимира Николаевича Шилькнехта, которому, в частности, принадлежал проект перестройки колокольни главной соборной Софийской церкви.

В период становления Советской власти Лазаревская церковь на Горбачевском кладбище оказалась в числе немногих вологодских храмов, избежавших закрытия (до 1937 года). В связи с этим церковь посещало такое количество прихожан, что войти в нее нередко было почти невозможно.

Лазаревский Горбачевский храм был открыт весной 1946 года, освящение его произвел епископ Вологодский и Череповецкий Иустин. Тем не менее, в те годы Лазаревская церковь в числе прочих находилась под пристальным вниманием влатей.

Лазаревская Горбачевская церковь своими христианскими памятниками — святынями, особо почитаемыми верующими, — едва ли не превосходит любой другой храм города, включая Рождество-Богородицкий кафедральный собор. Кроме христианских, с Лазаревской церковью связана память о святынях, имеющих общегородскую значимость. Это прежде всего часовня Белоризцев, которая с XIX столетия была приписана к Лазаревской Горбачевской церкви.

2. Церковь святых равноапостольных царей Константина и Елены (Кон. XVII в.)

Церковь Константина и Елены — один из лучших архитектурных памятников Вологды Приложение. Иллюстрации. Она находится между улицами, которые прежде назывались Константиновской (ныне — Проспект Победы) и Кобылкиной (ныне — К. Цеткин), близ Владимирской и Спасоболотской церквей.

Согласно писцовой книге, до 1600 года церковь была деревянной и уже к этому времени имела древнюю историю: она была построена в 1503 году на месте сретения (встречи) вологжанами местной святыни — иконы Чудотворца Дмитрия Прилуцкого, помогшей Ивану III одержать победу в казанском походе. Этот образ, взятый из Прилуцкого монастыря, после дарованной чудотворным образом победы был возвращен обратно, и на месте его встречи вологжане построили деревянную церковь. Отголоском этого события служит первоначальное название храма — в честь преподобного Дмитрия Прилуцкого, а позднее — одноименный придел. Как долго существовала деревянная Дмитриевская церковь и когда была построена каменная точно неизвестно. Судя по характеру архитектуры последней ее можно отнести к концу XVII века (впервые храм упоминается в 1691 году).

Каменная церковь Константина и Елены — великолепный образец того исключительно декоративного, узорчатого стиля в древнерусском зодчестве, который получил широкое распространение во второй половине XVII века. Для показаний эпохи расцвета московского зодчества и его влияния, эта церковь является одним из лучших примеров в Вологде.

Каменная Цареконстантиновская церковь двухэтажная, пятиглавая, трехпрестольная. Живописен силуэт храма со ступенчатым, нарастающим к центру ритмом масс. На подклетном этаже, над пониженными пристройками алтаря и паперти, к которой с запада ведет крыльцо с лестницей-всходом, возвышается основной кубический объем храма. Завершает его широкий карниз с раскреповками, два яруса нарядных кокошников и прекрасное по рисунку пятиглавие. Подчеркнуто декоративно и остальное убранство фасадов. Особенно эффектен главный входной портал, расположенный внутри паперти, кирпичный декор которого ни в чем не уступает лучшим порталам московских храмов середины XVII века. Роскошно крыльцо, вход на которое снизу устроен на четырех толстых кувшинообразные столбах, на них — купол, увенчанный небольшой главой с крестом. Общую живописность церкви Константина и Елены еще более усиливает стройная, восьмигранная колокольня с шатровым верхом, примыкающая к северо-западному углу паперти храма. Она представляет собой блестящий образец подобного рода древнерусских сооружений Вологды.

В церкви Константина и Елены существовало три престола: в верхнем, холодном храме — во имя святых равноапостольных царей Константина и Елены, в нижнем — на южной стороне во имя преподобного Дмитрия Прилуцкого, на северной стороне —

Церковь Константина и Елены издавна славилась старинными иконами и иконостасом, несмотря на бедность храма и причта.

3. Церковь Варлаама Хутынского (1777 — 1780)

В XVI—XVII вв.еках на месте современного архитектурного ансамбля, состоящего из церквей Ильи Пророка и Варлаама Хутынского, был небольшой монастырь, упраздненный в 1738 году. До 1780 года на месте церкви Варлаама Хутынского существовала небольшая каменная церковь, которая была до основания разобрана и перестроена.

Современная Варлаамо-Хутынская церковь отражает влияние раннего петербургского классицизма, это новое архитектурное течение начинает распространяться в Вологде в конце XVIII века. Можно с большой уверенностью предположить, что эту церковь, если не строил, то проектировал незаурядный столичный мастер. Об этом говорят блестяще проработанные детали убранства здания и особенно стройная, легко вздымающаяся вверх колокольня. Одинокое в архитектурном отношении положение церкви, среди пятидесяти остальных церквей города (кроме церкви Николая Чудотворца на Сенной площади), подтверждает это предположение. Впрочем, присутствие в Вологде подобных по стилю гражданских построек позволяет предполагать, что архитектор мог быть и местным жителем.

Церковь Варлаама Хутынского двухэтажная, небольшая. Западный фасад здания с главным входом украшает полуротонда, поддерживаемая четырьмя стройными ионическими колоннами. Над ней в глухом рустованном кубе возвышается высокий сквозной четверик звона колокольни, грани которого вогнуты, а срезанные углы оформлены парными коринфскими колонными и пилястрами. Пилястры поддерживают скромный и легкий фриз. Венчает колокольню сложный пирамидальный купол с тонким грушевидным шпилем. Интересен купол надвосточной частью здания в виде необычного овального изящного фонаря с маленькой главкой. В роли двух других глав на основном объеме храма неожиданно выступают декоративные вазы на постаментах с лепными гирляндами, делающими вазы очень нарядными. Столь уникальное использование ваз великолепно соответствует общему, чисто светскому характеру нарядной архитектуры храма.

Несколько портил общий вид церкви широкий контрфорс, пристроенный в середине XIX века с левой стороны у ротонды. Левая часть храма несколько отошла от колокольни (колокольня как бы встроена в храм, до земли идут самостоятельные капитальные стены), появилась трещина и необходимость заставила укрепить боковую стену. Кроме этой пристройки и других мелких переделок, по всей вероятности, внешне храм сохранился в том же виде, каким он был в 1780 году, чего нельзя сказать о его внутреннем убранстве.

Как на особую, встречающуюся не во многих церквях, принадлежность храма можно указать на «исповедальное место», находящееся в южном отделении алтаря.

4. Церковь Святого Благоверного Князя Александра Невского (XVIII в.) Сохранен, действует; Вологда, Кремлевская пл.

Церковь Святого Благоверного Князя Александра Невского (ранее Николая Чудотворца) находится на правом берегу реки Вологды, близ теплого кафедрального Воскресенского собора, юго-восточнее Архиерейского дома. Храм удачно дополняется панораму соборов со стороны реки. Территория, на которой он располагается, в прежние времена именовалась «Известной Горой» (эта известковая насыпь оставалась здесь со времен Ивана Грозного, когда по его указу в Вологде осуществлялась постройка каменной крепости) Малков В. Л. Улицы Вологды. — Вологда, 1977.

Основание церкви, по свидетельству одного старинного сказания, относится ко времени царя Иоанна Грозного, а именно к 1554 году. В этом году, по преданию, в Вологду из Вятской области, с Великой Реки, была принесена икона Святого Николая Чудотворца Великорецкого. По этому случаю в Вологде во имя этого Угодника был построен новый деревянный храм, в котором святая чудотворная икона была установлена в 1555 году, по царскому повелению. Известно, что первоначальное храмовое место Николаевской церкви было иным: она находилась напротив бывшего Ильинского мужского монастыря (позднее — приходская Ильинская церковь), «на Старом Торгу». Деревянная церковь Николая Чудотворца во время сильного пожара в июне 1698 года, затронувшего всю набережную города от Вознесенской церкви до Софийского собора и повредившего сам собор и архиерейский дом, сгорела. Однако гораздо раньше, вероятно, еще до польско-литовского нападения, т. е. в начале XVII века церковь Николая Чудотворца, по благословению епископа, была перенесена на нынешнее место, к кафедральному собору и архиерейскому дому. Во время польско-литовского нашествия и «вологодского разорения» в сентябре 1612 году Чудотворный образ Николая Великорецкого был скрыт в известковой насыпи монахом Исаием, и таким образом сохранен.

Год построения каменного храма Николая Чудотворца на Извести точно неизвестен. В «Исторических и топографических известиях о г. Вологде…» А. А. Засецкого (1782 год) она значится каменной; «Вологодский иллюстрированный календарь» (1893 год) относит ее к концу XVIII столетия (после 1780 года). Действительно, судя по архитектуре церкви можно предположить, что она построена во второй половине XVIII века: она во многом схожа с храмами, возведенными в то время, и вероятно современна им. Не установлено и то, на чьи средства и пожертвования была построена каменная церковь Николая Чудотворца на Извести.

Эта церковь была одноэтажной, одноглавой и находилась в связи с колокольней, устроенной над папертью. Главный корпус церкви служил холодным храмом, в нем находился престол во имя Нерукотворного образа Господня (он был освящен в 1811 году Преосвященным Евгением, епископом вологодским). По названию этого древнейшего престола в старинных окладных книгах церковь писалась: «Храм Нерукотворного Образа Господня и Николая Чудотворца, на извести». С западной стороны к главной части храма примыкало второе отделение — теплая церковь с придельными престолами: справа — во имя Святого Николая Чудотворца, слева — во имя Преподобного Кирилла Новоезерского.

Церковь Николая Чудотворца оставалась приходской до 1826 года. К этому времени многие приходские дома вокруг нее были уничтожены, а оставшиеся прихожане были не в состоянии содержать церковь, и она пришла в упадок. Церковь Николая Чудотворца стала бесприходной и была приписана вместе со своим имуществом и угодьями к вологодскому кафедральному собору; прихожане же храма были определены в приход Покровской церкви на Торгу. После этого богослужение в храме Николая Чудотворца на Извести совершалось лишь в воскресные и праздничные дни. Известно, что прихожанами предпринимались некоторые попытки вновь вернуть раму самостоятельность.

В 60-х годах XIX века церковь Николая Чудотворца усилиями вологжан была возобновлена снаружи и полностью перестроена внутри в связи со сменой посвящения. В 1869 году она была переосвящена в церковь Святого Благоверного князя Александра Невского, в память события 4 апреля 1866 года.

5. Алексия человека Божьего надвратная церковь (1709−1714)
Частично сохранившаяся; Вологда, Парковая, 19-а; Горний Успенский женский монастырь.

Церковь Преподобного Алексия Человека Божия построена одновременно со Святыми воротами Успенского монастыря, между 1709 и 1714 годами (по Вологодскому Календарю — 1700 г.), освящена в 1720 году. Чтобы завершить ее постройку, игуменья с монахинями вынуждены были «на Москве и в городах ходить и собирать по верующим… кто что подаст».

Церковь Алексия каменная, холодная, одноэтажная, одноглавая, однопрестольная. Известно, что первоначально предполагалось освятить в церкви два престола: первый — во имя Святителя Николая Чудотворца, второй — во имя Алексия человека Божия.

Монастырская надвратная церковь имела под собой два прохода: боковую дверь и прежние Святые ворота. Нижний этаж, включенный прежде в ограду монастыря, служил своего рода подклетом храма. На простой, из гладких стен, первый этаж был поставлен второй ярус, богато украшенный полуколоннами, наличниками с барочными фронтонами. Верхний этаж занимал сам храм с четырьмя окнами на фасаде, которые придавали зданию типично жилой характер. Церковь венчал купол в классическом стиле.

В храме находился древний образ Нерукотворного Спаса с изображением многих святых. Двухъярусный иконостас, созданный одновременно с церковью, был украшен золотой резьбой по голубому фону.

В настоящее время Алексеевская надвратная церковь находится в полуразрушенном состоянии. После утраты главы церковь не имеет никаких внешних признаков культового здания и напоминает обычную жилую постройку.

6. Воскресенский собор (теплый) (1772−1776)

Воскресенский собор расположен возле современного входа на территорию Вологодского кремля (Областной краеведческий музей). Первоначально теплый каменный храм, предназначенный для зимнего богослужения, на территории кремля был возведен между 1757 и 1770 годами и освящен во имя Сретения Господня. Однако вскоре обнаружились многочисленные дефекты постройки, указывающие на его непрочность. Поэтому в 1771 году собор был полностью разобран и возведен вновь, уже именуемый Воскресенским.

Он был построен при вологодском епископе Иосифе Золотом, на месте юго-восточной кремлевской башни. Для пополнения средств к постройке собора преосвященный Иосиф получил разрешение использовать камень и кирпич из развалин крепостныхстен и башен первоначального Вологодского кремля, ограждавшего некогда внутреннюю часть города. Строительство собора началось в 1772 году, при Иосифе, и закончилось в 1776 году, уже после его смерти. Теплый кафедральный собор был достроен при Вологодском преосвященном епископе Иринее и 30 октября 1776 года освящен во имя Воскресения Христа Спасителя.

В Вологодском музее хранится деревянная модель собора, которая отличается от возведенной постройки гораздо более тонкой и изящной трактовкой деталей. По-видимому, она была выполнена столичным архитектором. Само же строительство осуществлялось под руководством местного архитектора Златицкого, который возвел собор согласно модели в формах барокко, остававшегося еще модным в Вологде в конце XVIII века.
По композиции Воскресенский собор довольно оригинален. Он представляет собой двухэтажное здание, в плане овальной формы, с четырьмя полукруглыми приделами по сторонам и длинным, сильно вытянутым алтарем. Двухъярусные башенки-главки приделов окружают венчающий собор большой купол с овальными окнами и люкарнами, завершенный фонарем с главой.

В 1824 году в честь приезда в Вологду императора Александра I со стороны соборной площади к зданию был пристроен ампирных форм парадный вход-портик, с четырьмяколоннами и фронтоном.
В середине XIX века интерьер собора расписан ярославским живописцем Колчиным, известным по реставрации фресок Софийского собора. Интерьер собора значительно перестроен в 1832 — 1833 годах.
Воскресенский собор сам по себе довольно интересен, однако на фоне мощных кремлевских стен и в особенности вблизи Вологодской Софии он несколько теряется.

В настоящее время в Воскресенском соборе располагается областная картинная галерея.

7. Церковь Дмитрия Прилуцкого на Наволоке (холодная) (1710−1711). Сохранен, действует; Вологда, Набережная VI Армии, 119-а

Церкви Дмитрия Прилуцкого на Наволоке — холодная и теплая, — расположенные на низком левом берегу реки Вологды, ранее обычно затопляемом в половодье и потому издревле называвшемся «наволоком», образуют необычайно живописный храмовый ансамбль. Сооружение рядом двух храмов — более крупного холодного, предназначенного для службы в летний период, и обычно небольшого теплого (зимнего), действующего круглый год, типично для русского Севера Вологда в её старине / Сост., автор текста Касьяненко Т. В. — Вологда, 1992.

Предание связывает возникновение холодного храма с пребыванием в конце XIV века в Вологде известного церковного деятеля Дмитрия Прилуцкого. Преподобный Дмитрий до переселения в Вологду жил в селе Выпрягово, где основал Спасо-Прилуцкий монастырь. Хозяин дома, в котором останавливался Дмитрий, в память о пребывании в своем доме святого, поставил неподалеку часовню. По причтении Дмитрия к лику святых, часовню сменила деревянная церковь. В окладных книгах архиерейского дома она упоминается уже существующей в 1618 году среди прочих приходских церквей Вологды.

Согласно документальным данным, строительство холодной Дмитриевской церкви было начато в 1651 году. Однако ряд источников относит храм к началу XVIII века, клировые ведомости — к 1711 году. Вероятно, в 1710 — 1711 годах с севера к зданию была пристроена теплая придельная церковь (разобрана в 1750-х гг.), а с северо-запада возведена колокольня.

Холодный храм Дмитрия Прилуцкого был одним из первых в каменном строительстве Вологды, возобновленном в середине XVII века после польско-литовского разорения и долгого, почти 80-летнего перерыва. Этот перерыв, очевидно, привел к оскуде-нию собственных строительных кадров, и заказчики храма были вынуждены обратиться к широко известным тогда ярославским зодчим, каменных дел подмастерьям Борису Назарову и Панкрату Тимофееву. Действительно, архитектура здания носит явные черты школы, которой принадлежали его строители. Это — характерный для ярославского зодчества двухэтажный, пятигла-вый и четырехстолпный храм соборного типа, поставленный на традиционный подклет и по обыкновению лишенный трапезной. Его приземистый кубический объем, увенчанный пятью небольшими низкими главами с обыкновенными луковицеобразными куполами, усыпанными звездами, подчеркнуто строг.

Фасадный декор, как это свойственно ярославским памятникам середины XVII века, довольно лаконичен: лопатки на углах, окна, лишенные наличников, три большие закомары с каждой стороны и простая аркатура на барабанах. Однако традиционные обходные галереи здесь отсутствуют; их место занимает пристроенная в 1781 году с запада закрытая паперть с приделом во имя Святого Максима, ризницей и лестницей — всходом в центре.

Налево от холодной церкви — колокольня, небольшая, но многоярусная с типичной для северного края вышкой.

Внутри холодная церковь Дмитрия Прилуцкого украшена настенной живописью, сюжеты которой, особенно на куполах и сводах, почти целиком повторяют фресковые композиции церкви Иоанна Предтечи в Рощенье. Роспись Дмитриевского храма, вероятно, выполнена в 1721 году (по другим источникам, — в 1710 г.). Во главе артели стенописцев, по-видимому, стоял один из знаменщиков, работавших в церкви Благовещения в Ярославле, — Федор Игнатьев или же Федор Федоров. Стенопись холодной Дмитриевской церкви целиком выдержана в духе барокко, что более характерно для манеры Ф. Федорова.

Наиболее почитаемыми в холодном храме были две иконы Божией Матери, так называемые — «Семигородная» и «Семистрельная».

В настоящее время церковь Дмитрия Прилуцкого на Наволоке полностью восстановлена. Освящение храма состоялось 13 июля 2001 года после бывшей накануне всенощной.

8. Иоанна Предтечи в Рощенье церковь (1710−1717). Сохранена; Советский проспект, 1

Церковь Иоанна Предтечи находится на юго-восточной стороне площади, называвшейся прежде Спасской, или Сенной, на которой располагались еще три храма: Спасообыденный всеградский собор, церкви Николая Чудотворца и Афанасия Александрийского.

Церковь называлась Иоаннопредтеченской по главному престолу холодного храма во имя Усекновения главы Иоанна Предтечи; а «Рощенской» — по местности, на которой находилась, называвшейся прежде Рощеньем, возможно, от бывшей здесь встарину рощи. Эта местность простиралась от Иоаннопредтеченской церкви к югу до церкви Преподобного Кирилла Белозерского, также именуемой «Рощенской».

Самое древнее указание на существование этой церкви, еще деревянной, относится к 1618 году. Время и повод ее первоначального основания неизвестны. Эта деревянная церковь называлась не Предтеченской, а Алексеевской, вероятно по первоначальному после ее основания, и позднее существующему в теплом отделении каменного храма, престолу во имя Алексия Митрополита Московского. С этим названием церковь писалась в окладных церковных книгах и других документах XVII и первой четверти XVIII столетия до 1728 года, с которого стала именоваться Иоаннопредтеченской.

Уже тогда церковь принадлежала к числу наиболее посещаемых и богатых храмов Вологды: при ней находилось значительное количество (77) приходских дворов, которым она превосходила большую часть приходских церквей города, и ежегодно платила крупную церковную дань.

До 1710 года церковь была деревянной и состояла в конце XVII века из трех отдельных зданий: двух храмов — холодного во имя Иоанна Предтечи и теплого во имя Митрополита Алексия, и колокольни. Церковь Алексия сгорела во время грозы 26 мая 1698 года, колокольня во время пожара, по ее близости к горящему храму, была срублена.

Закладка каменной церкви во имя Иоанна Предтечи, с приделом святого Алексия Митрополита Московского, состоялась 23 мая 1710 года, однако когда церковь была закончена и освящена, точно неизвестно. В 1851 году деревянная ограда вокруг церкви была заменена каменной, с железными решетками и двумя небольшими восьмиугольными башнями на западных углах.

Здание каменной Предтеченской церкви состояло из двух одноэтажных отделений: холодного и теплого, — и находилось в связи с колокольней. Колокольня была пристроена к теплому корпусу, который в свою очередь примыкал к западной стене холодного храма. До 1865 года колокольня церкви была невысокой и заканчивалась шатровым верхом, в том же году на средства прихожанина Леденцова она была разобрана до «звона» и значительно надстроена, а ее шатровый верх был заменен высоким остроконечным шпилем.

В холодной церкви располагался престол во имя Усекновения главы Иоанна Предтечи, древнейшее устроение которого восходит ко времени царствования Иоанна Грозного, в честь его тезоименитства, которое праздновалось 29 августа.

В теплой церкви располагались два престола: на северной стороне — во имя Святого Алексия, Митрополита Московского, на южной — во имя Святого Иннокентия Иркутского. Этот последний престол был устроен в 1832 году на средства купцов Свешниковых, прихожан церкви, в память о возвращении им в Иркутске потерянного сына после молитв, вознесенных Святителю Иннокентию Иркутскому.

Первоначально Иннокентиев придел помещался в тесном юго-восточном углу теплой церкви. В 1860 году теплая церковь с южной стороны была увеличена каменной пристройкой, и престол Иннокентия Иркутского был перенесен туда в 1863 году. Этот придельный храм был освя-щен 19 января 1864 года Преосвященным Христофором, епископом Вологодским и Устюжским.

В 1717 году холодный храм был украшен стенной росписью, но на клеймах не сохранились имена художников — иконописцев. Роспись покрывала стены, своды и алтарь холодной церкви. Фрески поновлялись (реставрировались) в 1856 — 1859 годах, вследствие чего появились тона, несвойственные росписи начала XVIII века. Однако графика сохранилась, и можно установить точный рисунок многообразных сюжетов, кроме того была сохранена древняя роспись в нишах окон.

9. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Козлене (1704−1710)
Сохранена, действует; Вологда, Первомайская, 12

В XVII веке на месте современной каменной Покровской церкви находилась деревянная церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Время и случай ее построения неизвестны ни по летописи, ни по преданиям. Первые исторические сведения о ней относятся к 1612 году. В этом году Вологда подверглась опустошительному польско-литовскому нашествию, во время которого многие церкви города были разрушены или разграблены. В числе пострадавших тогда храмов был и Покровский на Козлене. В окладной книге 1618 года, содержащей перечень церквей города, значится, что церковь Покрова Богородицы на Козлене была сожжена «литовскими и прочими воровскими людьми в вологодский разгром». После этого храмовое место Покровской церкви оставалось пустым в течение четырнадцати лет, до 1626 года, в котором, по данным окладной книги за этот год, храм был выстроен заново. Этот новый деревянный храм существовал только пятьдесят два года. В 1678 году он был упразднен за ветхостью, и на его месте, по благословенной грамоте преосвященного Симона, архиепископа вологодского и белозерского, была построена третья деревянная церковь во имя Покрова Богоматери с приделом священномученика Антипы, епископа Пергама Асийского. Эта новая церковь, строившаяся четыре года, была освящена в 1682 году.

Строительство каменного Покровского храма было начато в 1704 году. Вологда подвергалась тогда частым опустошительным пожарам, и в это бедственное время горожане решились всеградскими усилиями построить при Покровской Козленской церкви каменный храм во имя Пресвятой Богородицы Неопалимой Купины, покровительствующей и защищающей город от огня. В декабре 1704 года прихожанами Покровской церкви была подана челобитная преосвященному Гавриилу, архиепископу вологодскому и белозерскому, о дозволении построить этот каменный храм, на что была получена благословенная грамота. Каменная холодная церковь Неопалимой Купины была построена в 1704 — 1709 годах близ деревянной Покровской. Она была освящена 8 июня 1710 года архиепископом Гавриилом.
Архитектура Покровской церкви типична для начала XVIII столетия.

В церкви имелось три престола: в холодном храме — во имя Божией Матери Неопалимая Купина; в теплом — на правой стороне во имя Покрова Пресвятой Богородицы, на левой — во имя Священномученика Антипы, епископа Пергама Асийского.

10. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Торгу
(1778−1780)

Церковь Покрова на Торгу построена неподалеку от Софийского собора на месте деревянной церкви во имя Богоотцов Иоакима и Анны (1691 г.), которая при Иване Грозном была самостоятельным дворцовым храмом, а в более поздних документах именовалась «у государя на сенях», что свидетельствует о существовании здесь в 60−70-е годы XVI века деревянного царского дворца. Высокая трапезная о двух главах связывает храм с шатровой колокольней. Во второй половине XIX века с запада к церкви было пристроено массивное оригинальное крыльцо на столбах-кубышках, форма которых взята из деревянного зодчества.

Необходимо также рассказать и о некоторых памятниках городского строительства.

1. Каменный мост через речку Золотуху.

Построенный в 1789--1791 гг. губернским архитектором П. Т. Бортниковым, он связал новый, возникший здесь в конце XVIII в. центр с прежним центром -- Городом. Каменный мост представлял собой одноарочное сооружение с двумя башнями, фланкировавшими каждый из въездов. Расположенные вдоль моста лавки соединяли между собой обе пары башен, внутри которых также находились торговые помещения. В этот «торговый» комплекс входили и здания рыбных рядов и винных магазинов, возведенные тем же Бортниковым в начале 1790-х гг. на берегу Вологды, по обе стороны устья Золотухи. Позднее, в 1820-х гг., ко всем четырем башням моста вдоль речки были пристроены, кроме того, торговые ряды.

Об оригинальной архитектуре Каменного моста ныне напоминают лишь сохранившиеся в несколько измененном виде две мощные трехэтажные башни с высокими ступенчатыми завершениями, расположенные на левом берегу Золотухи. «Мостовые» лавки сильно переделаны и приспособлены под магазины; от торговых рядов остался лишь корпус возле левой башни.

2. Особняк Дворянского собрания

За Каменным мостом открывается широкая площадь Революции (бывш. Спасская или Сенная) -- современный центр Вологды. В конце XVIII -- начале XIX в. она составляла одну из главных частей созданного здесь нового пространственно-планировочного ансамбля. Три улицы -- ныне Ленина, Пушкинская и Ворошилова -- соединяют эту площадь с Советской площадью (бывш. Плац-парадной), веерообразно сходясь к ее западной стороне. Угол центрального из трех лучей -- улицы Пушкина -- со стороны площади Революции отмечает великолепный трехэтажный особняк Дворянского собрания (д. № 14/21), ныне занятый филармонией (18 век).

Судя по документам, в 1780 г. он уже существовал как дом купца Колычева, а в 1822 г. перешел в собственность городского дворянства. Угловая, закругленная часть здания с плоскими ионическими пилястрами и небольшим аттиком, а также оконные проемы хорошего рисунка и пропорций, заключенные в легкие обрамления, свидетельствуют о принадлежности его архитектуре классицизма последней трети XVIII в.

К этому же времени может быть отнесен и вестибюль дома с широкой главной лестницей, ведущей наверх, в парадную анфиладу. По сторонам вестибюля расположены подсобная галерея и лесенка на хоры, которые частично скрыты за боковыми стенами с прорезанными в них красивыми арками и с ионическими пилястрами в простенках. Особенно хорош большой двусветный зал с хорами, оформленный коринфскими пилястрами и сочным лепным карнизом с консолями и пальметками. Только более мелкие детали внутреннего убранства -- металлические печные дверцы, ограждения хор, ручки дверей и т. д. -- имеют явный позднеклассический характер. Видимо, переделки XIX в. не коснулись основных архитектурных форм особняка.

3. Мужская гимназия

Напротив дома губернатора, на другой стороне Советской площади, расположен Странноприимный дом, более известный в литературе под именем Мужской гимназии. Из стен этой гимназии вышли многие известные ученые, литераторы, в том числе писатели В. А. Гиляровский и В. П. Засодимский. Это одно из крупнейших в городе зданий создано в 1780-е и в первой половине 1790-х гг. Первоначально оно состояло из двух отдельных построек -- госпиталя и «большого дома для дворянства, несчастно рожденных и лазарета», возведенных, очевидно, по проекту Бортникова; в 1796 г. обе эти постройки были уже объединены, а в XIX в. дважды значительно переделаны.

2. 3 Фрески и стенопись

Живопись 18 века представлена главным образом фресочной живописью и стенописью в храмах.

Остановимся на описании фресок церкви Иоанна Предтечи в Рощенье Приложение. Иллюстрации.

Внутри церковь украшена фресками, выполненными в 1717 г. ярославскими мастерами Бочаров Г., Выголов В. Вологда, Кириллов, Ферапонтово, Белозерск. Художественные памятники 12−19 в.в. — М., 1979. Существует предположение, что возглавлял эту артель помощник и ученик Дмитрия Плеханова, знаменщик Федор Игнатьев, принимавший участие в росписи ярославских церквей Иоанна Предтечи в Толчкове (1694--1695), Благовещения (1709) и Федоровской богоматери (1715). В настоящее время большая часть росписи этой церкви расчищена. Она разделена на шесть поясов. В зените сомкнутого восьмилоткового свода помещено «Отечество», на его лотках -- «Символ веры», затем композиции христологического цикла и деяния апостолов. На стенах расположены сцены, посвященные житию Иоанна Предтечи, акафист Богородицы и «Песнь Песней»; на своде алтаря -- иллюстрации молитвы «Отче наш». Композиции на сюжеты «Песнь Песней», известные до этого лишь в ярославской живописи, впервые появляются в Вологде именно в этом храме. Они представляют собой своего рода переработанные гравюры из Библии Пискатора. В алтарной росписи «Отче наш» помещена любопытная сценка «Царство антихристово»: группу связанных людей тащит за веревку высокий мужчина в царском одеянии. В изображенном здесь царе многие исследователи видели Петра I. Действительно, в круглом безбородом лице этого человека с коротким носом и топорщащимися усами прослеживаются черты сходства с привычным образом великого преобразователя России.

Стенопись церкви Иоанна Предтечи представляет собой следующий этап в развитии ярославской живописи по сравнению с фресками Софийского собора. Это -- расцвет лубка и графики, когда цвет отошел на второй план. Мастеров, расписавших эту церковь, больше интересует контур, а не красочные соотношения, хотя колорит строится на сочетании коричневых, желтых и белых красок. Какое-то трогательное соединение в этих росписях примитивизма и виртуозности, профессионализма и лубочности, народности создает впечатление непосредственности, искренности, необычности художественного выражения. «Роспись ее,-- писал И. Э. Грабарь, -- один из чудеснейших лубков, созданных русским искусством. Художник, украшавший эту церковь, обладал той драгоценной и поистине завидной отвагой, которая позволяла ему не смущаться самыми головоломными положениями и заданиями, и он выходил из них победителем. Все действующие лица его фресок так же бесконечно отважны, как он сам: не стоят, а движутся, не идут, а бегут, скачут, кувыркаются».

Достаточно сравнить фрески с изображением «Пира Ирода» в Софийском соборе и в церкви Иоанна Предтечи, чтобы наглядно увидеть ту разницу, которая отделяет Дмитрия Плеханова от его ученика -- художника начала XVIII в. Федора Игнатьева. В Софийском соборе эта сцена трактована традиционно: движения персонажей плавны, иногда замедленны, в манере письма чувствуются отблески былой монументальности. Стенописец Предтеченской церкви вводит в композицию музыкантов, играющих на странно изогнутых рогах. Саломея пляшет русскую вприсядку, а не едва переступая ногами и чуть покачивая плечами, как на софийской фреске. Здесь слишком много движения, суетливости, торопливости, чувствуется перегруженность. Фигуры даны в изломанных, нарочито изогнутых позах, линии переплетены, как в кружевном вологодском подзоре.

Точно так же, шумно и беспокойно, пронизанные новым светским мироощущением, решаются и остальные сцены росписи церкви, в особенности связанные с событиями земной жизни Христа и Иоанна Предтечи. Традиционный «Страшный суд» исчез. Вместо него на западной стене представлены сюжеты из Ветхого завета и Апокалипсиса, словно мастеру не хватало тем, в которых он мог бы запечатлеть свои жизненные наблюдения.

Сочетание лубочности и артистизма, очевидно, вообще характерно для вологодской живописи конца XVII -- первой половины XVIII в., ибо в такой же манере расписан и ряд других вологодских церквей.

Так же как в церкви Иоанна Предтечи, интерьер храма Покрова на Козлене украшен стенописью (между 1713 и 1720 гг.). Наряду с традицией ярославских фресок XVII в. в ней заметно уже явное влияние новой, светской живописи. Роспись была исполнена известным ярославским знаменщиком Федором Федоровым с дружиной мастеров. В зените свода изображен Царь-царям, на его гранях -- праздники, на стенах восьмерика и четверика, разделенных на шесть регистров, -- сюжеты христологического цикла, апокрифические легенды об иконе Римской богоматери и деяния апостолов. (Два нижних пояса четверика забелены.) Многие сюжеты почти целиком повторяют иллюстрации Библии Пискатора. Значительная часть изображений имеет характер гротеска, настолько экспрессивно изломаны фигуры, данные в различных ракурсах. Передача движения становится для мастера почти самоцелью. Цвет, как и в росписях Предтеченской церкви, не играет существенной роли, хотя в целом фрески здесь имеют общий серо-коричневый и бледно-голубоватый блеклый тон. Роспись эта интересна тем, что она являет собой последний этап некогда великого и большого искусства стенописи.

2. 4 Декоративно-прикладное искусство

2. 4. 1 Великоустюгская (северная) чернь

Всемирную славу Великий Устюг приобрел знаменитой «северной чернью». Наивысший расцвет искусства черни в этом городе относится к XVIII веку, когда господствующее положение занимает стиль барокко История Вологодского края XVII — XVIII веков.: Хрестоматия / Под ред. М. А. Безнина. — Вологда: ВИРО, 2006.

Чернь — это сплав серебра с медью, свинцом и серой. Размельченный в порошок состав втирается в бороздки награвированного на серебряном предмете узора. При обжиге чернь прочно сплавляется с серебряной поверхностью, рождая черный графический рисунок. Его дополняют гравировкой, чеканкой, золочением, канфарением фона — прочеканиванием специальным острым инструментом, который создает зернистую фактуру поверхности металла. От способа приготовления черни и пропорций ее составных частей зависит прочность сцепления с серебром и оттенок черного цвета. Устюжане имели свой секрет состава. От других подобных центров северная чернь отличается особой прочностью и богатой гаммой — от пепельно-серого до густо-черного.

Северную чернь характеризует особо прочный черневой состав, пропорции составляющих частей которого сохранялись как профессиональная тайна поколениями великоустюжских мастеров. Стилистические особенности их творчества оказали влияние на работы мастеров Архангельска, Вятки, далекого Тобольска.

Изделия устюжских мастеров периода барокко подчеркнуто массивны, формы их пластичны, с плавными контурами, закругленными углами, что великолепно сочетается с мягкостью гравировки, создающей впечатление пластичности рисунка черни.

Крупнейшим художником северной черни в XVIII столетии был М. М. Климшин (1711−1764), который своим творчеством как бы заложил основы технических приемов и художественных решений, ставшие традиционными в устюжском черневом искусстве. О творчестве выдающегося мастера своего времени Михаила Климшина дают представление две уникальные работы. Одна из них — посох великоустюжского епископа Варлаама, исполненный в 1750 году. По всему стволу посоха размещены изображения евангельских сцен в обрамлении орнамента; на фигурной рукояти вырезана надпись, подтверждающая имя владельца и автора вещи. Еще большее мастерство композиции обнаруживает Климшин в небольшой табакерке 1764 года. Крышка и каждая из сторон украшены миниатюрными картинами — сценами парадного выезда, соколиной охоты. Темные фигуры людей выступают четкими силуэтами на фоне пейзажа или архитектуры. Изображения выполнены характерной для Климшина густой чернью. В этом замечательном произведении проявились все особенности почерка мастерства — изящество рисунка, богатство светотеневых и фактурных разработок в деталях, канфарение фона, сочетание серебра с мягкой матовой позолотой.

Тематика рисунка черневых изделий этого периода была характерной: пасторальные сцены, парковые пейзажи с архитектурой и др. В 70-х годах XVIII века появляется новая тематика, прославляющая известные победы русской армии и флота, панорамы Великого Устюга, Архангельска и Вологды.

На круглой табакерке из собрания Русского музея в обрамлении черневой сетки меридианов и широт на золотом фоне помещена карта Вологодского наместничества. Тщательно прорисованы чернью реки, написаны их названия, города обозначены миниатюрными контурами строений. На оборотной стороне табакерки приведены многочисленные статистические и географические сведения о местности. Простота и строгость формы предмета и своеобразный рационализм ее декора отвечали требованиям стиля классицизма. Эту работу выполнил в 1794 году еще один выдающийся устюжский мастер Иван Жилин.

Любовь к своему городу устюжане выражали в многочисленных панорамах, помещаемых на самых разнообразных предметах. Один из крупных потомственных мастеров XIX века Михаил Кошков украсил видами города комплект чайных ложек. Несмотря на миниатюрные размеры, тонко награвированные пейзажи достоверно передают основные архитектурные ансамбли знаменитой набережной Великого Устюга. Успехи устюжан побудили к аналогичным пробам и вологодских мастеров. В 1837 году Иван Зуев поместил на гладком фоне серебряного подноса вид на вологодский Софийский собор. Тонкой штриховой гравюрой исполнен не только архитектурный пейзаж, но своего рода жанровая зарисовка города того времени.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой