Культура дореформенной России (60-90-е годы XIX в.)

Тип работы:
Доклад
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Доклад

Культура дореформенной России (60−90-е годы XIX в.)

Новая, наиболее последовательная попытка модернизации российского общества (1860−70-е гг.) коснулась основных сторон жизни — социально-экономической (освобождение крестьян), политической (реформы суда, армии, местного управления) и культурной (реформы системы образования, печати). Ускоренное развитие капитализма, становление системы земских учреждений вызвало повышенный спрос на высокообразованных специалистов. В связи с этим возрос удельный вес интеллигенции как созидателя культурных ценностей и как главного их потребителя, это привело к оживлению и известной демократизации культурной жизни. С укреплением экономических позиций буржуазии усиливалось ее влияние в области культуры, появился новый тип буржуа — «меценаты».

Школа, просвещение и печать

Падение крепостного права и либеральные реформы образования вызвали серьезные сдвиги в народном просвещении. В 1860−90-е годы заметно вырос уровень грамотности населения (в среднем в 3 раза), в городе больше, чем в деревне (2,5 раза). Согласно данным всероссийской переписи населения 1897 г., средний уровень грамотности в Российской империи составлял 21,1%, среди мужчин — 29,3%, среди женщин — 13,1%. При этом высшее и среднее образование имели чуть более 1% населения. Таким образом, общий уровень образованности в России до второй половине XIX в. определяла начальная школа.

В 60-е годы правительство провело реформы в сфере просвещения. «Положение о начальных народных училищах» 1864 г. допускало, в частности, открытие начальных школ общественными организациями (органами городского самоуправления и земствами на селе). Это позволило широкому общественному движению за создание народных школ (Московский и Петербургский комитеты грамотности и другие общественные просветительские организации) претворить в жизнь передовые педагогические идеи К. Д. Ушинского (1824−1870/71) и его учеников. Под влиянием общественности начальное образование получило значительный импульс к дальнейшему развитию. Наряду с церковно-приходскими школами (учителей, для которых готовили церковно-учительские школы, находившиеся в ведении Синода), начали действовать земские трехгодичные школы (в это время наиболее распространенный тип начальной школы), преподавали в которых представители земской интеллигенции, как правило, истинные подвижники, носители демократической культуры. Обучение в них было поставлено лучше: кроме обычных для церковно-приходской школы предметов — письма, чтения четырех правил арифметики и закона божьего здесь изучались география, природоведение, история.

Среднее образование одновременно с гуманитарными классическими гимназиями (число учащихся в которых выросло в 60−80-е годы почти в 3 раза) давали училища -- с 1864 г. реальные (учебный план включал большой объем знаний по точным и естественным наукам) и с 1873 г. коммерческие (где изучались бухгалтерия, товароведение и др.). В период реформ открылись женские гимназии, которых к 90-м годам насчитывалось около 200; для дочерей православного духовенства действовало около 60 епархиальных училищ. В период контрреформ знаменитый циркуляр «о кухаркиных детях» 1887 г. закрыл доступ к образованию неимущим слоям.

В предреформенную эпоху качественные изменения наметились в высшем образовании. В Одессе и Томске были открыты новые университеты. Либеральный университетский устав 1863 г., предоставивший этим учебным заведениям автономию, привел не только к росту числа студентов (в 60--90-е годы почти в 3 раза), но и к демократизации их состава, правда, неравномерно (в 1897 г, в Петербургском университете доля детей дворян и чиновников составила около, 2/3, а в Харьковском — менее 40%). В университетах страны стали сосредоточиваться лучшие научные кадры (А.М. Бутлеров, Д. И. Менделеев, К. А. Лимнрязев и др.), оживилась научная работа и повысился образовательный уровень выпускников. Появились первые ростки высшего женского образования -- высшие женские курсы, готовившие врачей и учителей (Аларчинские в Петербурге и Лубянские в Москве, 1869; курсы проф. В. И. Герье в Москве, 1872; Бестужевские в Петербурге, 1878 и др.).

Понимая недостатки существовавшей системы образования, представители передовой общественности способствовали становлению в России внешкольного образования: с 1859 г. начали работать бесплатные воскресные школы, программа которых была шире, чем в казенных школах, и включала знакомство с основами физики, химии, естественной истории и др. Правительство также в ряде случаев выступало инициатором внешкольного образования. Так, начиная с 1871 г., проводились вызывавшие широкий интерес народные чтения, в которых преобладала историческая, военная и религиозно-нравственная тематика.

В 70−90-е годы почти втрое возросло число периодических изданий на русском языке (до 1 тысячи наименований в 1900 г.). Окончательно оформился тип «толстого» журнала, публиковавшего литературно-художественные, публицистические, критические, научные материалы и имевшего значительное влияние на общественно-культурную жизнь («Современник», «Русское слово», «Вестник Европы»). Издание книг росло еще стремительнее (в 1860−90-е годы с 1800 до 11 500 названий в год). Все это было возможно, т.к. полиграфическая база в России за три пореформенных десятилетия выросла более чем в три раза) в 1864 г. насчитывалось около 300 типографий, в 1894 г. Их было уже более тысячи.) Среди издателей ведущее место занимали частные фирмы М. О. Волъфа, Ф. Ф. Павленкова, И. Д. Сытина, выпускавшие учебную, научно-популярную, художественную литературу, в том числе дешевые издания русской классики. Количество книжных лавок увеличилось в 6 раз (до 3 тыс. в конце 90-х годов). В городах и селах росло число библиотек и читален, открывавшихся общественными учреждениями и органами местного управления. В 1862 г. была открыта первая Публичная библиотека в Москве (ныне РГБ). Главная роль в развитии культурно-просветительных учреждений принадлежала интеллигенции, в том числе земской.

Наука и техника

60−90-е годы XIX в. отмечены замечательными успехами отечественной науки. Труды русских ученых по математике и механике, открытия в области физики, химии, астрономии прославили русскую науку. П. Л. Чебышев (1821−1894), сделавший выдающиеся открытия в теории чисел, теории вероятностей, теории механизмов и пр., создал научную математическую школу. К ней относится и М. А. Ляпунов (1857 — 1918), получивший мировую известность работами в области дифференциальных уравнений, гидродинамики, теории вероятностей и др. Важные работы по теории дифференциальных уравнений и по механике принадлежат выдающемуся математику, первой в мире женщине-профессору, члену-корреспонденту Петербургской академии наук С. В. Ковалевской (1850−1891).

Наиболее важные исследования выдающегося физика, профессора Московского университета А. Г. Столетова (1839−1896) относятся к области магнетизма и фотоэлектрических явлений.

Основы современной органической химии были заложены одним из замечательных русских ученых А. М. Бутлеровым (1828−1886). Направление ученых трудов Александра Михайловича не составляет продолжения или развития идей его предшественников, а принадлежит ему самому (Д.И. Менделеев). Открытый в 1869 г. Д. И. Менделеевым (1834−1904) периодический закон химических элементов, один из основных законов естествознания, составляющий фундамент современного учения о веществе. Кроме занятий теоретической химией, Менделеев решал прикладные научно-технические задачи, связанные с хозяйственными нуждами страны, разрабатывал проблемы освоения Северного морского пути, орошения почв в низовьях Волги и пр. Несмотря на огромные заслуги ученого, в 1880 г. он не был избран в Петербургскую академию наук, а в 1890 г. вынужден был уйти из Петербургского университета, профессором которого являлся с 1865 г. Между тем, труды Менделеева получили международное признание, он был избран почетным членом многих иностранных академий и научных обществ.

Прославленный физиолог И. М. Сеченов (1829−1905) отмечал, что русские натуралисты своей деятельностью служили духовному сближению Востока с Западом. Техническая мысль также достигла больших успехов (изобретение электротехников А. Н. Лодыгина (1847 — 1823) и П. Н. Яблочкова, создание первого в мире самолета А. Ф. Можайским (1825 — 1890) и т. д.). Значительные достижения географической науки связаны с именами выдающихся путешественников и ученых — географов и этнографов П. П. Семенова — Тян-Шанского (1827 — 1814), Н. М. Пржевальского (1839−1888), Н.Н. Миклухо-Маклая (1846 — 1888).

В области гуманитарных наук большими успехами отмечено развитие истории. Органичной частью русской культуры, средством национально — исторического самопознания стали труды выдающихся историков С. М. Соловьева (1820 — 1879) — «История России с древнейших времен» (1851 — 1879); «Публичные чтения о Петре Великом», (1872) и др., а также В. О. Ключевского (1841−1811) — «Боярская дума древней Руси» (1882); «Происхождение крепостного права в России» (1885) и др. Европейской известностью пользовались труды по всеобщей истории П. Г. Виноградова (1854 — 1925), Н. И. Кареева (1850 — 1831) и пр. Так, благодаря самому значительному труду Кареева «Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции последней четверти XVIII века» (1879) русской науке принадлежал приоритет в изучении крестьянского вопроса во Франции эпохи буржуазной революции. Как историк, ученый подошел и к проблемам философии, истории — в свете конкретных исторических событий («Основные вопросы философии и истории», «О роли личности в истории»). Возражая против прямолинейных исторических построений, подобных Гегелю, он писал: «История — не прямая линия, неправильный узор, построенный по математическому плану, оживает ткань линий, неправильных и извилистых, переплетающихся самым разнообразным и неожиданным образом… Всемирно — исторический процесс непланомерен …».

Общественно--политическая мысль

Расширение гласности и оживление периодической печати после цензурной реформы 1865 года стимулировала процесс национального самопознания посредством общественно-политической мысли и литературы.

Центральную роль в общественной жизни в пореформенной России играла интеллигенция, формировавшаяся еще со времени выступления Радищева и декабристов, в 60-е г. г. 19 века она обрела имя (термин «интеллигенция» ввел писатель П.Д. Боборыкин) и оформилась как слой просвещенных, образованных людей, занимавших активную общественную позицию. Специфика этого слоя заключалась в его оппозиционности к деспотическому режиму, правда, формы и методы оппозиции были различны (от либеральной умеренности и консерватизма до радикальной революционности).

В России по существу никогда не было влиятельной либеральной идеологии. Единственным философом либерализма можно считать В. Н. Чичерина (1828 — 1904), бывшего скорее либеральным консерватором. Умеренный либерал К. Д. Кавелин (1818−1885) исповедовал идею мирного обновления общества посредством широкого гражданского согласия. При всей умеренности в либеральной печати, именно, благодаря ей, происходило формирование нового политического сознания, особенно земского движения. Земская интеллигенция явилась питательной средой для различных направлений общественной мысли — либеральной, культурнической, революционной.

Наиболее мощное революционное направление в форме народнической идеологии в 60−70-е годы распадалось на несколько течений. «Апостолами» русского анархизма были, по иронии судьбы, три аристократа: родовитый дворянин М. А. Бакунин (1814−1876), князь П. А. Кропоткин (1842−1921) и граф Л. Н. Толстой (1828--1910). Бакунин и его сподвижник С. Г. Нечаев (1847−1882) считали главной задачей революционного движения беспощадное разрушение государственного и общественного строя.

Толстой ставил в центр своей философии отказ от любого насилия, включая «сопротивление злу насилием». Вступив на путь религиозной мистики (хотя сам он и не признавал мистического характера своих идей), Толстой абсолютно не принимал государство и, по существу, пришел к мистическому анархизму. Экономический строй, социальные отношения, судебные установления — все это в его представлении было лишено всякого смысла и оправдания. Толстой был страстным поклонником Руссо в критике культуры и в воспевании «естественных движений души», с беспощадностью относился он и к науке, если она не подчиняла себя этическому началу. Основную беду современности, всей культуры он видел в распаде ее на ряд независимых сфер. Отсюда своеобразный поворот к теократии и антиисторизм Толстого, его возврат к идее религиозной культуры, единственно способной дать синтез исторической стихии и вечной правды, раскрыть в земной жизни Царство Божие. Кропоткин, не отвергая революционной борьбы против угнетения, опровергал Марксову теорию классовой борьбы и доказывал, что решающей силой в развитии человеческого общества всегда были сотрудничество и взаимопомощь, а не классовая борьба. Своеобразный анархический элемент можно обнаружить во всех русских социальных течениях XIX в. и у великих русских писателей, и в самом складе русского характера.

Особой популярностью в кругах разночинной интеллигенции в 60-е годы пользовался журнал «Русское слово» благодаря сотрудничеству в нем Д. И. Писарева (1840−1868). Не призывая к революции, он выдвинул идею достижения социализма через индустриальное развитие страны («теория реализма»). Высмеивая все стороны современной русской жизни, глава русского нигилизма проповедовал освобождение личности от религиозных, бытовых и семейных пут. Герцен, встретившись с последователями Писарева в эмиграции был удручен внешней грубостью, невежеством и душевной пустотой этих, как он выразился, «Ноздревых и Собакевичей нигилизма». Цинизм в личных отношениях эгоизм и антисоциальность нигилистов заставили содрогнуться русских писателей разных направлений, от Тургенева до Лескова, от Гончарова до Достоевского. Отрицая, подобно Писареву, самостоятельное значение художественных ценностей, Н. Г. Чернышевский (1828−1889) и Н. А. Добролюбов (1836−1861) на страницах «Современника» занимались не только «разрушением эстетики», но и развивали идеи революционного народничества.

В 70-е годы крупнейшими идеологами революционного направления общественной мысли и деятельности революционного движения были «русский якобинец» П. Н. Ткачев (1844−1885/86), сторонник заговорщицкого метода борьбы, и П. Л. Лавров (1823−1900), идеолог пропагандистского метода («Исторические письма»). Неудача культурной деятельности народнической интеллигенции («хождение в народ») привела к террору. После восьми покушений, 1 марта 1881 г. был убит Александр II. Этот «успех» «Народной воли» дорого обошелся не только освободительному движению (казнь 5 народовольцев), но и всему народу. Власть в стране на 24 года практически перешла к главному советнику двух последних императоров К. П. Победоносцеву (1827−1907), ярому реакционеру, даже умеренные реформы Александра II считавшему «преступной ошибкой».

В условиях реакции, в 80-е годы, возник небывалый в русской общественной жизни феномен национализм, обличение которого было большой заслугой выдающегося религиозного философа В. С. Соловьева (1853--1900), и одновременно возрождался революционный идеал — в виде русского марксизма. В «замороженной» Победоносцевым, «гниющей под снегом» России (А.П. Чехов) к концу века возникли апокалипсические настроения, выраженные в пессимистическом ожидании пришествия царства антихриста (В.С. Соловьев). Некоторые связывали эти эсхатологические ожидания с предчувствием конца Российской империи, с неотвратимостью революции (К.Н. Леонтьев).

Литература

Русская литература 2-й пол. XIX в. самая философская, и социальная в Европе. В ней в художественных образах отразилась вся сила мысли великого народа, не нашедшая выражения в научных трактатах (из-за неразвитости философии и социологии). Сокровища мысли и духа заключены в художественном творчестве Достоевского и Толстого, Тургенева и Лескова, немыслимом без школы европейского гуманизма, но выросшем на русской почве. Религиозная тема «мучила» не только философскую и общественную мысль, но и великую русскую литературу, отсюда ее учительный характер.

Ф.М. Достоевский (1821−1881), гениальный художник и выдающийся философ, может быть, в наибольшей степени из писателей XIX в. осуществлял учительную миссию. Глубочайший аналитик человеческой души, он обладал и даром предвидения. В пророческой «Легенде о Великом Инквизиторе» («Братья Карамазовы») есть гениальное прозрение о тоталитарных режимах будущего. Творчество Достоевского отразило страстную напряженность русской проблематики («Записки из Мертвого дома», 1861- 62; «Униженные и оскорбленные», 1861; «Преступление и наказание», 1866; «Идиот», 1368; «Братья Карамазовы», 1879−80).

Одному из лучших романистов XIX в. И. А. Гончарову (1812−1891) присуща необычайная сила художественного обобщения, позволившая создать такой «всероссийский тип», как обломок («Обыкновенная история», 1847; «Обломов», 1869; «Обрыв», 1869).

И.О. Тургенев (1818−1883) в произведениях середины XIX в. выступил как яростный противник крепостного права («Записки охотника», 1847−52 и др.). В пореформенные десятилетия писатель показал столкновение главных социальных сил в России 60-х годов и создал противоречивые образы новых героев -- разночинцев («Отцы и дети», 1862; «Дым», 1867; «Новь», 1877). Чуткость к острым проблемам современности, глубокий реализм, стройность композиции, богатство языка, наконец, целая галерея прекрасных женских образов делают творчество Тургенева весомым вкладом в русскую и мировую литературу («Ася», 1858; «Дворянское гнездо», 1859; «Накануне», 1860; «Вешние воды» и др.). Произведения Л. Н. Толстого отличались не столько широтой типов, сколько мастерским изображением подробностей жизни человека и природы, тончайшим воспроизведением «диалектики души». Тема мучительных поисков нравственного идеала в приобщении к естественной жизни народа, к природе проходит через все творчество писателя. В необычайно правдивой литературе XIX в. Толстой был едва ли не самым правдивым писателем, и та правда, которую он выражал в своих произведениях, жгла и терзала его самого («Исповедь»; «Война и мир», 1863−69; «Анна Каренина», 1873−77; «Воскресение», 1889−99).

Обличительный пафос вообще присущ русской литературе XIX в., творчество М.Е. Салтыкова-Щедрина (1826−1889) -- одно из ярких тому доказательств («Сказки», «История одного города», 1869−70; «Господа Головлевы», 1875−80). Величайшие писатели-реалисты не только отображали жизнь, но и искали пути ее преображения.

Музыка и театр

Вторая половина XIX в. — плодотворнейшая эпоха в истории русской музыки, особое место в которой занимала деятельность содружества талантливых композиторов, названного критиком В. В. Стасовым «Могучей кучкой» (60−70-е гг.). Руководителем кружка был М. А. Балакирев (1836−1910). Деятельность «Могучей кучки» («Балакиревского кружка» или «Новой русской музыкальной школы») была связана с общим направлением передовой культуры России 60−70-х годов 19 века. Развивая традиции Глинки и Даргомыжского, музыканты находили источник вдохновения в народном искусстве и вместе с тем овладевали европейской системой музыкального мышления и выражения. Принципиальными основами искусства «кучкистов» были реализм и народность.

Велик вклад композиторов «Могучей кучки» в развитие камерной и симфонической музыки (увертюры на русские темы, восточная фантазия «Исламей» М. А. Балакирева; 2-я «Богатырская» симфония А. П. Бородина (1833−1887); фортепьянные миниатюры Ц. А. Кюи (1835−1918); фортепьянные пьесы «Картинки с выставки» М. П. Мусоргского (1839--1881); симфонические сюиты «Шехерезада», «Испанское каприччо» Н.А. Римского-Корсакова (1844−1908) и мн. др., национальной оперы (народные музыкальные драмы на сюжеты из отечественной истории, фольклора и русской литературы; - «Борис Годунов» и «Хованщина» Мусорского; «Псковитянка» Римского-Корсакова; эпическая опера Бородина «Князь Игорь» и др.).

Крупнейшим явлением музыки XIX в. было творчество П. И. Чайковского (1840−1893). Непревзойденный симфонист, 6 его симфоний («Манфред», «Ромео и Джульетта» и др.), скрипичные и фортепьянные концерты принадлежат к мировым шедеврам; реформатор балета, сделавший музыку ведущим компонентом балетной драматургии («Лебединое озеро», 1876; «Спящая красавица», 1889; «Щелкунчик», 1892), он создал и новый тип оперы («Евгений Онегин», 1878; «Мазепа», 1833; «Пиковая дама», 1890; «Иоланта», 1891 и др.). Воплощая в музыке темы и образы русской литературы и западной классики, Чайковский был по-настоящему национальным композитором.

Видным композитором и музыкальным критиком был А. Н. Серов (1820−1871), выступавший поборником близкого к народным истокам искусства (оперы «Рогнеда», 1865; «Вражья сила», 1871).

Братья А.Г. и Н. Г. Рубинштейны, выдающиеся пианисты, дирижеры, явились создателями первых российских консерваторий — в Петербурге (1862) и Москве (1866). До сих пор неизменным успехом пользуется опера А. Рубинштейна «Демон».

История театра с 50-х годов неразрывно связана с именем А. Н. Островского (1823--1886), оказавшего огромное влияние на утверждение реализма («Свои люди — сочтемся!», 1849; «Доходное место», 1856; «Бесприданница», 1878; всего около 50 пьес). В историю драматургии вписали лучшие страницы А.В. Сухово-Кабылин (1817−1903) — трилогия «Свадьба Кречинского», «Дело» и «Смерть Тарелкина»; А. К. Толстой (1817−1875) — трилогия «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович» и «Царь Борис»); Л. Н. Толстой — «Власть тьмы»; и др. Ведущее место в театральной жизни по-прежнему занимали театры, развивавшие лучшие традиции русской актерской школы — Малый в Москве (на сцене которого играли театральная династия Садовских, одна из лучших актрис мира М. Н. Ермолова и др.) и Александрийский в Петербурге (актёрская династия Самойловых, М. Г. Савина, П. А. Стрепетова и др.).

Живопись

Вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?», которыми извечно задавались демократически настроенные деятели русской культуры, во второй половине XIX в. определяли основную ее проблематику. В то время как общественная мысль сосредоточилась на задачах практического переустройства действительности, искусств, наполненное ощущением социального неблагополучия, было вовлечено в решение важнейших общественных задач. Это выразилось в непосредственном отображении актуальных жизненных конфликтов, в жесткой критике социальной несправедливости. Новая художественная стилистика нашла наиболее полное теоретическое обоснование в эстетике Н. Г. Чернышевского. «Поэт или художник, — писал он, — не будучи в состоянии перестать быть человеком вообще, не может, если б и захотел, отказаться от произнесения своего приговора над изображаемыми явлениями; приговор этот выражается в его произведении…». Таким образом, художник должен был взять на себя роль общественного Судьи и одновременно Учителя (исходя из просветительской идеи об искусстве как «учебнике жизни»). Выраженная нравственная и гражданская позиция искусства способствовали утверждению нового творческого метода -«критического реализма».

Ориентация искусства на отражение актуальных жизненных ситуаций и обличение социальных конфликтов привели к преобладанию жанровой живописи «Жанр не прихоть, не каприз, не выдумка одного или нескольких художников, а выражение современной потребности, всеобщей, неудержимой потребности в выражении искусством всех сторон жизни» (В. Стасов). Одним из основоположников критического реализма в живописи был В. Г. Перов (1834−1882). Работая по преимуществу в области жанровой картины, художник сформулировал свое кредо словами Сухово-Кобылина: «Содрогание о зле есть высшая форма нравственности». Главные этапы его творчества позволяют проследить эволюцию русского искусства 60--80-х годов: от многофигурных сатирических полотен («Сельский крестный ход на Пасхе», 1861; «Чаепитие в Мытищах», 1862, ГТГ) к эмоционально-лирическим композициям, в которых акцент перенесен на общее впечатление («Проводы покойника», 1865, ГТГ) и возросла роль пейзажа («Последний кабак у заставы», 1868, ГТГ) или значение одной человеческой фигуры («Приезд гувернантки в купеческий дом» ГТГ). Таким образом из жанра выделялись эмоционально окрашенный пейзаж и психологический портрет (Ф.М. Достоевский, А. Н. Островский, 1871, ГТГ), а жанровые произведения утеряли публицистическую остроту («Спящие дети», 1870; «Охотники на привале», 1871, ГТГ и др.).

В 70−80-е годы основные тенденции развития русского искусства определяли молодые художники, объединившиеся в 1870 г. под руководством В. Н. Крамского «Товарищество передвижных художественных выставок», в деятельности которого большую роль играли критик В. В. Стасов и меценат П. М. Третьяков.

Начало движения передвижников обычно связывают с более ранним периодом. В 1863 г. Четырнадцать наиболее талантливых выпускников Петербургской академии художеств, из числа претендентов на большие золотые медали, отказались писать конкурсные работы на заданную, как было принято в Академии, тему («бунт четырнадцати»). Их требование свободного выбора проблематики, в соответствии с интересами каждого, было отвергнуто и бунтовщики вышли из Академии с дипломами низшего образца. Чтобы оказать моральную и материальную поддержку друг другу, они объединились в «Петербургскую артель художников» (А. Григорьев, Ф. Журавлев, И. Крамской, К. Маковский и др.) под руководством И. Н. Крамского. «Артель» сделалась широко известной благодаря освоим «четвергам», на которых происходили не только обсуждения новых картин, но и литературных и философских сочинений, устраивались диспуты, на которые приглашали других художников, писателей, музыкантов, людей, интересующихся искусством.

В то же время в Училище живописи, ваяния и зодчества в Москве; где социальные тенденции проявились еще более активно возникла группа художников-жанристов, во главе которой стоял профессор Училища В. В. Перов. В 1869 г. шестеро москвичей (Л. Каменев, Г. Мясоедов, В. Перов, И. Прянишников, А. Саврасов и В. Шервуд) обратились к петербургским художникам с предложением создать единую организацию для учреждения передвижных выставок с распродажей картин. Причем часть выручки должна была поступать в выставочный фонд взаимопомощи. Но главной целью объединения должна была стать просветительская и пропагандистская деятельность в стране.

Крамской, покинувший «Петербургскую артель художников», в которой к тому времени возобладали чисто коммерческие интересы, вместе с художником Н. Ге и критиком В. Стасовым начал агитацию среди столичных художников в поддержку предложения москвичей. К обращению присоединились семнадцать петербургских художников, среди них были как уже известные мастера (Н. Ге, И. Шишкин), так и ученики Академии И. Репин, Ф. Васильев.

Воспитанные на идеях передовой русской литературы и демократической критики, передвижники имели четкие цели — отражать жизнь со всеми ее острыми социальными проблемами, приобщать к искусству провинцию и, наконец, помогать художникам в сбыте их произведений. Передвижники необычайно расширили аудиторию русского искусства, доставляя свои картины в города, связанные железной дорогой (кроме Петербурга и Москвы, это были Вильно, Рига, Киев, Харьков, Одесса). «Отныне, — писал М.Е. Салтыков-Щедрин, — произведения русского искусства, доселе замкнутые в одном Петербурге, в стенах Академии художеств, сделаются доступными для всех обывателей Российской империи. Искусство перестает быть секретом, перестает отличать званых от незваных, всех признает и за всеми признает право судить о совершенных им подвигах. «

Диапазон творчества членов «Товарищества» был чрезвычайно широк (социально-бытовая, историческая живопись, пейзаж, портрет). Критический реализм в их творчестве приобрел большую глубину социальных и психологических обобщений, широту охвата жизненных явлений и, наконец, живописное мастерство. Темы произведений теоретика передвижничества И. Н. Крамского (1837−1887) не были типичны для «товарищества». Он почти не работал в жанре, зато обращался к евангельским сюжетам («Христос в пустыне», 1872, ГТГ). Искусствоведы уже обращали внимание на глубокую внутреннюю духовную связь этого полотна и «Автопортрета» художника (1867, ГТГ). «Итак, это не Христос… Это есть выражение моих личных мыслей», — писал Крамской. Но если «Автопортрет» — символ активной жизненной позиции, то «Христос в пустыне» отражает иную ступень нравственного самосознания личности, способность к самопожертвованию во имя высшей справедливости. Не случайно картину Крамского воспринимали как благословение на подвиг народники 70-х годов. Новый идеал личности Крамском создал в портретах крупнейших деятелей русской культуры (Ф.М. Достоевского, 1872; Л. Н. Толстого, 1873; Н. А. Некрасова, 1877, ГТГ). Его картины 80-х годов приобрели налет салонности («Неизвестная», 1883; «Неутешное горе», 1884, ГТГ).

Архитектура и скульптура

Промышленный прогресс и совершенствование строительной техники в пореформенной период привели к появлению новых типов сооружений (вокзалы, промышленные и торговые здания, доходные дома). Одновременно анархия частного предпринимательства предопределила хаотичность городской застройки 2-я половина века — время господства эклектики, распространенной разновидностью, которой был псевдорусский стиль. Типичные образцы этого стиля в Петербурге — церковь Воскресения «на крови» (арх. А. А. Портланд, 1882), в Москве — Исторический музей (А.А. Семенов и В. О. Шервуд, 1875−81), Городская дума (Д.Н. Чиганов), Верхние торговые ряды на Красной площади (А.Н. Померанцев, 1889−93, ныне — ГУМ). Отделанные под русскую старину фасады построек (шатры, башенки, фигурные наличники и т. п.) контрастировали с современными интерьерами. Подобное несоответствие не могло быть долговременным, в конце века сформировался новый стиль.

Кризисное состояние архитектуры привело к утере былого синтеза искусств, чувства ансамбля. Черты эклектики (излишняя патетичность, натуралистическая детализация) особенно проступали в монументальной скульптуре — памятники «Тысячелетию России» в Новгороде (1862); Екатерине II, в Петербурге (1873); скульптура М. О. Микешина (1836−96). Наиболее удачным монументом этого времени был памятник Пушкину в Москве (1880), скульптура А. Ж. Опекушина (1841−1923). Прежнее место его расположения (в глубине бульвара) обеспечивало необходимую степень изолированности от открытых пространств, что гармонировало с камерным характером образа. Развитие станковой скульптуры связано в основном с жанрово-повествовательным направлением. Наиболее известный мастер этого времени М. М. Антокольский (1843−1902), масштабностью тематики близкий Крамскому и Ге, прославился историко-психологичной достоверностью изображения «монументальных личностей»: «Иван Грозный» (1870), «Петр I» (1872), «Христос» (1874) и др.

Рост капиталистического производства в пореформенной России поставил серьезные практические и теоретические задачи перед наукой и образованием. Несмотря на ограничения, значительно повысился уровень грамотности населения, наблюдался небывалый подъем научного творчества и рост интереса к науке в обществе, расширение книгоиздательства и журнального дела. Незавершенность аграрной реформы, сохранение пережитков крепостничества (в социально-экономической и политической области) привели к подъему освободительного движения, ведущая роль в котором принадлежала разночинцам. На этот период пришлось невиданное оживление общественной мысли, литературы и искусства, утверждение в них демократических и реалистических принципов. Реакция 80-х годов, особенно ударившая по образованию и печати, вызвала известную апатию в обществе, изменения в культуре.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой