Инновации как решение проблемы воспроизводства и использования человеческого капитала

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

1. Человеческий капитал и критерии эффективности его воспроизводства и использования

2. Инновационные методы в определении эффективного воспроизводства и использования человеческого капитала

Библиографический список

1. Человеческий капитал и критерии эффективности его воспроизводства и использования

Исследовав различные подходы к толкованию понятия «человеческий капитал», критически оценив и обобщив наиболее достоверные научные взгляды экономистов, мы пришли к выводу, что человеческий капитал — это мера здоровья, знаний, профессионального опыта, мотивов, навыков, способностей, экономически значимой информации, накопленных пожизненными инвестициями в человека, позволяющих не только удовлетворять текущие потребности, но и развиваться до достижения предельного индивидуального социально-экономического и общественного эффекта, проявляющегося в экономическом росте, социальной стабильности.

Приведённое определение подтверждает ведущую роль человеческого капитала в системе рыночных отношений. Он является важнейшим ресурсом постиндустриального общества. Техника, создающая богатство, приходит в жизнь через технологические знания и организационные усовершенствования. Опыт и компетентность технических экспертов, управляющего персонала должны быть дополнены квалифицированностью рабочей силы, иначе новая техника не даст практического эффекта.

В современном обществе индивид представляет собой не просто «экономического человека», под которым понимается комплекс экономических функций и ролей, определяющих рациональное поведение в индустриальной экономике рыночного типа, а многогранную личность как решающий творческий фактор и главный информационный ресурс общества. В силу этого в современных условиях неизмеримо возрастает роль высокообразованной личности, способной не только воспринимать ранее накопленное научное знание, но и обобщать, анализировать, создавать новое в виде передовых информационных технологий, услуг и продуктов.

В информационной экономике хозяйственная деятельность — это главным образом производство и применение информации с целью сделать все другие формы производства более эффективными и тем самым создать большее материальное богатство. Изменились условия воспроизводства человеческого капитала. Основу его воспроизводства составляют информационные ресурсы. В информационном обществе человек должен учиться практически всю свою жизнь. Следовательно, необходима система непрерывного пожизненного образования, адаптированная к стремительным изменениям информационной среды общества и ориентированная на использование самых разнообразных и гибких форм обучения и переподготовки.

Человеческие информационные ресурсы — форма выражения сущностных творческих сил — являются главным фактором в системе информационной экономики, обеспечивающим динамизм и высокое качество социального и экономического прогресса общества. «Наиболее важный экономический ресурс любого государства, включая страны третьего мира, — утверждал Т. Шульц, — не территория, энергетические ресурсы или сельхоз-угодья, но именно человеческий капитал». Человеческие ресурсы, взятые в исторической ретроспективе, замещают собой остальные. Отдача от них достигла 4/5 всего внутреннего продукта.

Человеческий капитал формируется за счёт инвестиций. Инвестиции в человеческий капитал — ресурсы, формирующие и накапливающие новые знания, информацию и опыт в процессе подготовки и функционирования рабочей силы, т. е. способности к труду. Другими словами, инвестиции — это издержки производства человеческого капитала, а сам человеческий капитал во всех его компонентах — результат процесса его формирования и накопления.

Человек является носителем человеческого капитала. В процессе жизнедеятельности у него возникают различные постоянно возрастающие потребности, что обусловливает рост производства товаров и услуг. Количественный и качественный рост производства товаров и услуг требует усовершенствования производственных способностей и развития человека, т. е. развития всех компонентов человеческого капитала. В свою очередь развитие человека приводит к появлению у него новых потребностей. В процессе воспроизводства всем компонентам человеческого капитала необходимы ресурсы или инвестиции. Увеличение потребностей ведёт к росту инвестиций в человеческий капитал. С другой стороны, уровень инвестиций зависит от их эффективности. Чем эффективнее используются инвестиции в человеческий капитал, тем меньше их требуется, и наоборот.

Классификация компонентов инвестиций представлена на рисунке 1.

Рис. 1. Классификация инвестиций во взаимосвязи с компонентами человеческого капитала

Из всех видов инвестиций в человеческий капитал наиболее важными являются вложения в здоровье и образование. Инвестиции в здоровье, его охрана, сокращая заболевания и смертность, продлевают трудоспособную жизнь человека, а следовательно, время функционирования человеческого капитала. Состояние здоровья человека — это его естественный капитал, часть которого является наследственной, а другая — приобретённой в результате затрат самого человека и общества. В течение жизни происходит постепенный износ человеческого капитала. Инвестиции, связанные с охраной здоровья, способны замедлить данный процесс. Расходы, связанные с ведением здорового образа жизни, также необходимо относить к инвестициям в человека.

Образование повышает уровень и запас знаний человека, увеличивая объём и качество человеческого капитала. Инвестиции же в высшее образование позволяют готовить высококвалифицированных специалистов, труд которых оказывает наибольшее влияние на темпы экономического роста.

Особо следует выделить группу расходов на обучение на производстве. Сегодня это один из важнейших компонентов вложений в человеческий капитал во всех странах мира, но только не в России.

К инвестициям в человеческий капитал относятся и расходы на фундаментальные научные разработки. Ведь в процессе развития науки не только создаётся интеллектуальный продукт, на основании которого формируются новые технологии производства и способы потребления, но и происходит преобразование самих людей.

Расходы на миграцию и поиск экономически значимой информации способствуют перемещению рабочей силы в районы и отрасли, где человеческий капитал используется более производительно и цена за его услуги выше.

Вложения в воспитание детей и уход за ними представляют собой инвестиции в воспроизводство человеческого капитала в следующем поколении.

В современных условиях необходимо выделять и такую составляющую человеческого капитала, как духовная стабильность и интеллектуальная мобильность индивида, представляющую собой осознанную, нравственно-ориентированную способность анализировать и использовать все возрастающие потоки информации.

Инвестиции в человеческий капитал имеют ряд особенностей, отличающих их от других видов инвестиций:

1. Отдача от инвестиций в человеческий капитал непосредственно зависит от продолжительности жизни его носителя, особенно в активной его части.

2. Человеческий капитал не только подвержен физическому и моральному износу, но также способен накапливаться и умножаться. Износ человеческого капитала определяется, во-первых, степенью естественного износа (старения) человеческого организма и присущих ему психофизиологических функций, а во-вторых, степенью морального (экономического) износа вследствие устаревания знаний или изменения ценности полученного образования. Увеличение человеческого капитала осуществляется в процессе периодического переобучения работника и накопления им производственного опыта, постоянной охраны здоровья. Если данные процессы осуществляются непрерывно, то по мере использования человеческого капитала его качественные и количественные (объём, ценность) характеристики улучшаются и увеличиваются.

3. По мере накопления человеческого капитала его доходность повышается до определённого предела, ограниченного верхней границей активной трудовой деятельности (активного трудоспособного возраста), а потом резко снижается.

4. Не всякие инвестиции в человека могут быть признаны вложениями в человеческий капитал, а лишь те, которые общественно целесообразны и экономически необходимы. Например, затраты, связанные с криминальной деятельностью, не являются инвестициями в человеческий капитал, поскольку вредны для общества.

5. Характер и виды вложений в человека обусловлены историческими, национальными, культурными особенностями и традициями. Так, уровень образования и выбор профессии детьми в значительной степени зависят от семейных традиций и уровня образования их родителей.

6. По сравнению с инвестициями в иные различные формы капитала инвестиции в человеческий капитал являются наиболее выгодными как с точки зрения отдельного человека, так и с точки зрения всего общества.

7. Инвестиции в человеческий капитал можно измерить и показать в денежном выражении, даже если придётся прибегнуть к косвенным показателям (заработная плата воспитателя, няни по уходу за ребёнком и др.).

Анализ рыночных и нерыночных инвестиций в человеческий капитал позволил установить ведущую роль рыночных (частных) инвестиций, что и характерно для рыночной экономики. О роли рыночных и нерыночных инвестиций в человеческий капитал можно судить по степени социализации экономики. Тенденция социализации экономики характерна для всех ведущих индустриально развитых стран. Прямо противоположная ситуация сложилась в Российской Федерации с её социально безответственной либеральной моделью макроэкономического регулирования. Степень социализации экономики говорит о том, насколько государство заинтересовано в развитии человеческого капитала, какова доля государственных инвестиций в него, т. е. о роли нерыночных инвестиций. При ведущей роли рыночных инвестиций нельзя недооценивать государственные инвестиции, так как именно они обеспечивают поддержку отдельным социальным группам (пенсионерам, инвалидам, многодетным, сиротам и др.).

Необходимо организовать оптимальное сочетание рыночных и нерыночных источников инвестирования человеческого капитала и изменить экономическую политику в сфере регулирования доходов.

Государство должно осознать, сформулировать и законодательно закрепить в соответствующих официальных документах цели и системы приоритетов в сфере воспроизводства человеческого капитала, обеспечить меры по их обязательному выполнению. У государства ведущая роль в формировании рыночных и нерыночных инвестиций, в нахождении оптимума между ними. Оптимального сочетания рыночных и нерыночных инвестиций можно достичь на основе оценки эффективности инвестиций в человеческий капитал.

Анализируя изложенный классиками и современными представителями теории человеческого капитала подход к определению экономической эффективности инвестиций в человеческий капитал, мы приходим к выводу, что экономическую эффективность от инвестиций в человеческий капитал они сводили к эффективности инвестиций в образование. На основе показателей чистой приведённой стоимости приобретения образования, внутренней нормы рентабельности образования и среднегодовой рентабельности вложений в образование, они делают вывод об эффективности инвестиций в человеческий капитал в целом. Образование, безусловно, — основная часть, формирующая и накапливающая человеческий капитал, но исходя из представленного выше определения человеческого капитала, его компонентов, видов инвестиций, соответствующих каждой компоненте, мы приходим к выводу, что судить об эффективности инвестиций в человеческий капитал только на основе инвестиций в систему образования невозможно. Кроме инвестиций в образование есть ещё инвестиции в здравоохранение, культуру, науку, воспитание, саморазвитие, информированность, мотивацию, миграции, формирующие человеческий капитал.

Таким образом, описанная методика определения эффективности инвестиций в человеческий капитал не полностью отражает проблему. Анализ эффективности инвестиций в сферу образовательных услуг показал, что эта ведущая методика должна быть доработана и использоваться только при оценке одной из основных компонент человеческого капитала — образовательной. Здесь необходимо уточнить систему «затраты-выгоды», рассматривая «потерянные заработки» как доходы будущих периодов, что позволит делать расчёты в реальных показателях, а не в усреднённых. А норму отдачи от образования, на наш взгляд, необходимо рассчитывать не на каждом уровне образования, а по нарастающей, по мере накопления этого капитала. В целом методика позволяет относительно судить об эффективности образовательного капитала, так как нельзя выделить доход от него. На доход человека, кроме уровня образования, на 40% влияют другие составляющие (здоровье, способности, опыт, мотивация, информированность). Каждый новый период образования даёт прирост эффективности, саму эффективность необходимо определять по нарастающей.

Анализ методики определения эффективности образования, как основной компоненты человеческого капитала, свидетельствует, что с учётом некоторых корректировок затрат и доходов, она верна. Но её нельзя брать за основу в определении эффективности всех инвестиций в человеческий капитал, формирования всего человеческого капитала.

Инвестиции в человеческий капитал могут быть направлены на развитие различных активов: средства можно вложить в образование, профессиональную подготовку, здравоохранение, в обеспечение информированности и мобильности работников и т. д. Определение их экономической эффективности становится актуальной задачей сегодняшнего дня. В целом эта область ещё мало изучена экономической наукой.

Существует значительное многообразие подходов, количественных оценок, методов и методик измерения экономической эффективности инвестиций в человеческий капитал. Концепция человеческого капитала позволяет подойти по-новому к изучению производительности (эффективности) в экономическом анализе и разработать систему показателей экономической эффективности человеческого капитала.

Прежде всего, открывается путь к подсчётам совокупной факторной производительности — общему показателю эффективности. Ранее возможность таких оценок допускалась теоретически, но практически была неосуществима. Основное методологическое затруднение заключалось в несоизмеримости затрат труда и капитала. Первые обычно оценивались в единицах текущих издержек (годовой фонд заработной платы), а вторые, как правило, — в единицах накопленных запасов (объём капитала). Численность занятых в качестве показателя величины накопленных людских ресурсов, очевидно, неприемлема, так как при этом не учитывается качественная неоднородность людей, да и выражается в натуральных единицах, что делает его несоизмеримым и неподдающимся суммированию с показателями капитала, выступающими в стоимостной форме.

Теория человеческого капитала переводит экономическую оценку труда на «капитальную» основу, благодаря чему появляется возможность агрегировать в едином показателе затраты труда, равным образом как и капитала. Однако на практике произвести подсчёты совокупной факторной производительности представляется довольно сложно. Для этого необходимы обширная база статистических данных и построение объёмной экономико-статистической модели. Такие подсчёты для экономики США проводил Дж. Кендрик.

Другим, частным показателем экономической эффективности человеческого капитала (главным образом фонда образования), аналогичным показателю фондоёмкости, является уровень интеллектуальности производства (или квалификационной ёмкости производства). Он исчисляется как отношение фонда образования (интеллектуального капитала) к валовому национальному продукту и показывает, сколько денежных единиц, аккумулированных в образовательном фонде, приходится на каждую стоимостную единицу произведённой продукции:

, (1)

где ФО — денежная оценка общего фонда образования; ВНП — валовой национальный продукт.

По методологии Т. Шульца, величина общего фонда образования равна стоимости одного года обучения каждого уровня (с включением потерянных заработков), умноженной на число человеко-лет образования (с поправкой на неодинаковую продолжительность учебного года), накопленного населением страны к тому или иному моменту времени.

По его расчётам в 1969 г. образовательный капитал, воплощенный во всем населении, составлял 1307 млрд долл.; в рабочей силе 873 млрд долл., а воспроизводимое материальное богатство — 1617 млрд долл. С 1929 по 1969 гг. темп роста образования опережал темп роста физического капитала примерно в 2 раза и соответственно составлял 4,1 и 2%.

Дж. Кендрик определял величину фонда образования с помощью специально разработанных индексов цен и с учётом амортизации знаний и навыков.

Подобные расчёты, но по иной методике и с других позиций, произвёл известный российский специалист по экономическим проблемам образования В. Марцинкевич. По его подсчётам, фонд образования рабочей силы США в 1983 г. достиг 2,1 трлн долл., фонд образования населения — 2,7 трлн долл., а вещественное национальное богатство — около 4 трлн долл. С 1952 по 1983 гг. в США фонд образования в расчёте на одного занятого вырос в 3,8 раза, а физическая капиталовооружённость в частном секторе — в 2,3 раза. Уровень образовательной фондовооружённости одного американского работника (по размеру издержек образования, приходящихся на одного работника) в 1983 г. составлял 21,5 тыс. долл., а его вооружённость вещественным капиталом — 15,3 тыс., т. е. была почти на треть ниже.

На основании имеющихся расчётов показателя интеллектуальности производства можно сделать вывод, что повышение уровня интеллектуалоёмкости (как и наукоёмкости) является одной из характерных черт развития современной экономики в эпоху научно-технической революции (по крайней мере, в развитых странах). Однако данный показатель имеет один существенный недостаток — он не позволяет учесть накопление производственного опыта.

Общепризнанны два основных подхода к оценке накопленного человеческого капитала: затратный и доходный (рентный). Затратный подход основан на суммировании совокупных расходов на образование, профессиональную подготовку специалистов и другие затраты общества, относимые обычно к инвестициям в человеческий капитал (поддержание здоровья, поиск работы и соответствующей информации о заработках, миграцию). Стоимость человеческого капитала определяется результатом накопления чистых инвестиций в развитие человека как будущего работника на всех стадиях его жизненного цикла. Так, по некоторым расчётам, на основе учёта затрат на воспитание, образование, медицинское обслуживание средняя стоимость подготовки к участию в экономической деятельности одного жителя России достигает почти 280 тыс. долларов США.

Доходный принцип предполагает оценку получаемых работниками доходов, которые отражают отдачу на средства, вложенные в соответствующий образовательный и квалификационный уровень. Применение доходного подхода к оценке человеческого капитала предполагает, прежде всего, использование капитализации дохода, получаемого от использования данного вида капитала. Именно в этом случае отражается накопление человеческого капитала нынешним поколением и потенциал его использования в экономической деятельности на протяжении функционирования работника. Период воспроизводства человеческого капитала представляет не что иное, как срок, за который капитализируется доход от эксплуатации человеческих активов.

В то же время стоимостное измерение человеческого капитала по двум вышеописанным методам базируется на системе рыночных цен и оплаты труда, которая позволяет воспроизводить всё человечество. Несмотря на то, что имеющаяся информация достаточно объективна и отражает тенденции на региональных и мировых рынках труда, она всё же не позволяла в полной мере выявлять качественные особенности накопленного человеческого капитала.

Одними из обобщающих показателей эффективности создания и использования накопленного человеческого капитала являются валовой внутренний продукт (ВВП) и национальный доход (НД). Эти макроэкономические показатели взаимозависимы и, несомненно, отражают отдачу от накопленного человеческого капитала работников. Однако реальная оценка вклада этой формы капитала затруднена сложностью выделения непосредственного участия работников. Хотя учёные пытались с точки зрения образовательного уровня определить вклад человеческого капитала в ВВП.

Американские учёные подсчитали величину ВВП, производимого работниками, имеющими длительность образования в 10,5; 12,5 и более 14 лет: оказалось, что именно третья группа (с образованием более 14 лет) даёт свыше половины ВВП. Подобные исследования несколько лет назад проводились и в России. Результаты были сходными: люди с высшим образованием, составляющие четверть работающих, производили 56% стоимости национального дохода. Поэтому в настоящее время основными критериями эффективности человеческого капитала выступают показатели развития сферы образования, здравоохранения, культуры и других социальных сфер. В частности, в большинстве стран мира достаточно проработан учёт системы показателей, характеризующих образование населения, чему в немалой степени способствует проведение переписей населения и периодические специальные обследования. Но эти разрозненные показатели не дают общей картины эффективности создания и использования накопленного человеческого капитала.

Наиболее часто для отражения эффективности инвестиций в человеческий капитал, в частности, в запасы знаний и навыков, используется внутренняя норма отдачи. Она призвана определить степень окупаемости инвестиций в человека, подобно тому, как норма прибыли выражает степень рентабельности вложений в физический капитал. Нормы отдачи, подобно норме прибыли, регулируют распределение инвестиционных потоков в сфере образования. Этому показателю эффективности инвестиций в человеческий капитал разными экономистами в различные периоды времени уделялось большое внимание. Безусловно, образование ведущая компонента, формирующая человеческий капитал, но нельзя не учитывать остальные факторы.

Важный источник дифференциации доходов — различия в уровне здоровья индивидуумов. При прочих равных условиях, чем лучше физическое и психологическое состояние работника, тем выше его производительность и заработки. Следовательно, экономическая отдача образования может искажаться под действием фактора здоровья, поскольку, какими бы показателями ни измерять состояние здоровья, между ними и достигнутым уровнем образования прослеживается устойчивая взаимосвязь. Люди, имеющие более крепкое здоровье, достигают больших успехов в экономической жизни. Лица с лучшей образовательной подготовкой более эффективны и в производстве, и в использовании своего капитала здоровья — они ведут более здоровый образ жизни, избирают не такие вредные и опасные профессии, разумнее пользуются медицинскими услугами и препаратами.

На практике тяжело разделить экономическую отдачу образования и такого фактора, как природные способности. Вполне естественно предположить, что более одаренные люди достигают в среднем более высоких ступеней образования. А так как труд более образованных лиц оплачивается выше, то возникает вопрос: какую часть этой разницы в доходах следует отнести на счёт различий в уровне образования, а какую — на счёт различий в уровне природных способностей. В проведённых исследованиях оценки разницы в доходах за счёт неравенства способностей колеблются в пределах 10−25%.

Суммарное воздействие всех факторов на уровень доходов, за исключением образования, оценивается примерно в 40%. Около 60% разницы в доходах приходится на влияние собственно уровня образования.

Тем не менее, классики теории человеческого капитала и современные экономисты в своих расчётах эффективности накопления и использования человеческого капитала опирались на систему образования.

Американская Национальная ассоциация экономических исследований (NBER) провела дискуссии о роли человеческого капитала в экономическом росте и методах его оценки. Обобщение результатов дискуссий отражено в двух рабочих докладах NBER: один представлен Дж. Минцером, другой — К. Б. Маллиганом и Х. С. Мартином.

В докладе Дж. Минцера при оценке накопления человеческого капитала изложены данные о совокупных доходах работника за период его участия в экономической деятельности и использовании части этих доходов на воспроизводство рабочей силы. По материалам статистики США 1980-х гг. прослежены период функционирования человеческого капитала и изменение его эффективности в зависимости от числа лет общего образования, профессиональной подготовки и возраста работника.

Исследователи пришли к выводу, что работникам с более высоким уровнем образования и подготовки требуется меньше удельных затрат на воспроизводство своих семей, чем остальным, поскольку их труд эффективнее. Более высокий уровень накопления человеческого капитала наблюдается среди работников с высшим образованием и работников высшей квалификации, которые имеют высокий уровень доходов, чаще участвуют в программах повышения квалификации и т. д.

В докладе К. Б. Маллигана и Х. С. Мартина изложена методология измерения запаса совокупного человеческого капитала с помощью системы индексов. Их расчёт основан на средних сроках обучения и профессиональной подготовки работников в США по данным переписей. Они также отмечали различия в производительности работников в зависимости от количества, качества и продолжительности труда и пришли к выводу, что уровень доходов работника прямо зависит от объёма накопленной им стоимости человеческого капитала.

Первые исследования человеческого капитала в России были сделаны на основе опроса граждан, эмигрировавших в США в 1979—1982 гг. данные этого опроса были использованы П. Грэгори и Дж. Колхейз в 1988 г. для изучения факторов, влияющих на дифференциацию заработной платы и проанализированы П. Грэйзером для моделирования процесса формирования человеческого капитала в центрально управляемой экономике.

В 90-е гг. с активизацией процесса перехода к рыночной экономике в России появился ряд исследований, направленных на изучение российского рынка труда, факторов детерминации заработной платы, уровня жизни домашних хозяйств.

Эмпирической базой некоторых из них служат данные, полученные в первых раундах Российского мониторинга экономического положения и здоровья (РМЭЗ) граждан России (1992−1993 гг.).

Так, например, в работе М. Фолея рассматривается движение рабочей силы между различными состояниями рынка труда в период с 1992 по 1993 гг. А. Невель и Б. Рейли представляют оценки стандартного уравнения заработной платы и определяют гендерные различия в заработной плате применительно к условиям России в 1992 г. На основе данных РМЭЗ Т. Мроз и Б. Попкин (1995 г.) исследуют разные подходы к оценке уровня бедности домашних хозяйств в России. Отметим, что пока нет опубликованных результатов исследований по указанным направлениям, которые использовали бы данные последующих раундов РМЭЗ (1994−1996 гг.).

В 90-х гг. появились новые разработки в области оценки эффективности инвестиций в человеческий капитал. В частности, научный доклад за декабрь 1999 г. Д. Нестеровой и К. Сабирьяновой «Инвестиции в человеческий капитал в переходный период в России».

Экономическую оценку норм отдачи от инвестиций в человеческий капитал они рассматривают через нормы отдачи от инвестиций в образование, не изменяя традициям, а также рассматривают экономическую выгодность профессионального опыта и специфического человеческого капитала. Не все компоненты человеческого капитала включают в свои исследования Д. Нестерова и К. Сабирьянова.

Оценку экономической выгодности вложений в человеческий капитал они проводят на основе стандартного уравнения заработной платы Дж. Минцера:

, (2)

где — логарифм заработной платы; переменная SCH — число лет обучения, скорректированных по достигнутому уровню образования.

Иными словами, каждому уровню образования соответствует среднее число лет обучения: начальное и неполное среднее образование (8 лет и менее), полное среднее образование (10 лет), профессионально-техническое обучение со средним образованием (11,5 лет), среднее специальное (13 лет), законченное высшее (15 лет) и послевузовское (аспирантура) (18 лет); переменная EXP характеризует опыт на рынке труда:

EXP = Age — SCH — 6, (3)

где Age — возраст респондента; переменная TEN — «специфический человеческий капитал» или профессиональный опыт, накопленный на данном рабочем месте.

Коэффициент при переменной SCH (1) представляет собой оценку нормы отдачи от инвестиций в образование.

Выпуклость наблюдаемых профилей заработной платы схватывается через выражение профессионального опыта. В этом случае коэффициенты 2 и 3 при переменных EXP и EXP2 имеют положительный и отрицательный знак соответственно.

Коэффициенты при переменных TEN и TEN2 (4 и 5) выражают норму отдачи от инвестиций в специфический человеческий капитал или профессиональный опыт, накопленный на данном предприятии.

Для определения нормы отдачи от инвестиций в различные уровни образования Д. Нестерова и К. Сабирьянова использовали уравнение заработной платы вида:

(4)

где переменные UNIV, TECH, PTU, SEC обозначают получение индивидами соответственно ступеней высшего специального, среднего специального, профессионально-технического и общего среднего образования. При этом неполное среднее образование рассматривается в качестве базовой переменной.

Регрессионный анализ уравнения заработной платы, выполненный на основе данных РМЭЗ за 1994−1996 гг., показывает, что норма отдачи от инвестиций в образование (представлена регрессионным коэффициентом при SCH) составила 6−8% прироста заработной платы на каждый дополнительный год образования. Этот показатель вырос с начала реформ 1992 г. Тем самым подтверждается гипотеза о том, что либерализация экономики и децентрализации регулирования заработной платы способствуют росту частных норм отдачи от инвестиций в образование.

Как показывает регрессионная оценка уравнения Дж. Минцера, роль таких характеристик, как потенциальный опыт на рынке труда и специфический человеческий капитал, в определении заработной платы в России относительно низка по сравнению с другими странами. Так, норма отдачи от потенциального опыта на рынке труда составляет 1−3%, отдача от специфического человеческого капитала несущественна и статистически незначима.

Анализируя данные методические подходы, мы видим, что они поверхностны, не учитывают таких компонент человеческого капитала, как капитал здоровья, капитал культуры, обладание экономической информацией, научный капитал, капитал миграции. Данная модель сводится к оценке инвестиций в человеческий капитал через эффективность инвестиций в образование. По существу — это модель оценки эффективности образования.

В международной практике применяют ряд обобщающих показателей (Международная программа ПРООН), позволяющих судить о состоянии человеческого капитала различных стран, об эффективности его использования.

Ключевые показатели, дающие комплексную характеристику состояния человеческих ресурсов и динамики накопления человеческого капитала, позволяют сегодня вести объективные межстрановые сопоставления.

В качестве интегральных индикаторов социального развития общества и состояния человеческих ресурсов применяют, в частности: индекс развития человеческого потенциала (индекс социального развития); индекс интеллектуального потенциала общества; показатель величины человеческого капитала в расчёте на душу населения; коэффициент жизнеспособности населения и некоторые другие.

Индекс человеческого капитала на душу населения отражает уровень затрат государства, фирм и граждан на образование, здравоохранение и другие отрасли социальной сферы в расчёте на душу населения. Индекс развития человеческого потенциала Iрчп, определяется как среднеарифметическое трёх индексов: ожидаемой продолжительности жизни Iж; уровня образования Iо и валового внутреннего продукта на душу населения IВВП (в долл. по паритетной покупательной способности):

Iрчп = 1/3 (Iж + Iо + IВВП). (5)

Индекс интеллектуального потенциала общества Iи.п. , отражает уровни образования населения и состояния науки. Учитываются: уровень образования взрослого населения страны, удельный вес студентов в общей численности населения, доля расходов на образование в ВВП, удельный вес занятых в научном обслуживании в общей численности занятых, удельный вес затрат на науку в ВВП.

Рассмотренные индексы дают лишь относительное представление об эффективности использования человеческого капитала, лишь косвенно отражают эффективность инвестиций в человеческий капитал. Особенно это относится к индексу развития человеческого потенциала, который, в свою очередь, определяется с помощью трёх других — индекса ожидаемой продолжительности жизни; уровня образования и валового внутреннего продукта на душу населения. Эти показатели больше подходят для межстрановых сопоставлений, но объективного представления об эффективном использовании инвестиций в человеческий капитал они не дают.

Индекс интеллектуального потенциала общества вообще больше подходит для оценки инвестиций в сферу образования. В последние годы многие экономисты рассматривают человеческий капитал и методы его оценки под углом интеллектуального капитала.

Одной из основных целей Л. Эдвинссона и М. Мэлоуна является попытка количественной оценки человеческого капитала в качестве внутреннего ресурса компании. Прежде всего отмечается, что «основой так называемой экономики знаний являются громадные инвестиции в человеческий капитал и информационные технологии, но, как ни странно, ни то, ни другое не находит позитивного отражения в рамках традиционного бухучёта». Поэтому авторы стремятся обнаружить «ключевые инструменты созидания новой стоимости» не только в инвестиционных потоках, но и в изменениях, вызываемых таковыми именно в скрытых ценностях фирмы, в тех элементах её ресурсов, которые не могут быть осмыслены и оценены в привычных категориях. Для этого строятся детализованная схема элементов, формирующих рыночную цену компании, и концепция использования интеллектуального капитала на разных организационных уровнях.

Т. Стюарт замечает: «Факт, обнажающий фундаментальную особенность человеческого капитала, состоит в том, то люди могут быть наняты, но не приобретены в собственность». Это, на первый взгляд, очевидное утверждение приводит к далеко неочевидному, даже парадоксальному выводу: человеческий капитал не может быть отнесен не только к собственным средствам фирмы, но и не может быть рассмотрен в качестве одной из статей её активов. Он может считаться лишь временно привлеченным средством, относимым в соответствии с правилами счетоводства к пассивам, подобно долговым обязательствам или акциям фирмы, а вследствие своей неосязаемости с трудом поддаётся традиционным стоимостным оценкам.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: а что противостоит человеческому капиталу, как части пассивов? Зарубежные разработчики теории интеллектуального капитала (Т. Стюарт, Р. Кроуфорд, Л. Эдвинссон, М. Мэлоун и др.) отвечают на этот вопрос также нестандартно: они утверждают, что это долговое по своей сути обязательство фирмы уравновешивает «добрая воля» (goodwill) — вера акционеров в успех компании, приверженность клиентов к выбору продукции именно этой фирмы, доверие, которое укрепляет связи между производителем и потребителем. Таким образом, «добрая воля» есть ни что иное, как субъективные оценки неосязаемых активов фирмы со стороны покупателей её продукции и агентов фондовых рынков. Эти оценки очень сильно зависят от индивидуальных предпочтений, отражающих как реальное повышение конкурентоспособности фирмы, так и навеянные рекламными кампаниями субъективные представления о ней, в результате чего «добрая воля» становится основным критерием, лежащим в основе рыночной цены компании.

Исходя из этого, поиск инструментов и методик определения стоимости человеческого капитала вызывает «большой интерес и большой скептицизм», избежать которого тем сложнее, чем ближе мы подходим к решению задачи инкорпорирования в традиционную бухгалтерию субъективных оценок.

Сторонники данного подхода предлагают судить о стоимости человеческого капитала по ряду косвенных показателей, имеющих денежное измерение. Например, превышение рыночной цены компании над её балансовой стоимостью и даёт, по их мысли, представление о величине «доброй воли».

Г. Паркинсон предлагает иной вариант определения стоимости невидимых активов — через подсчёт превышения прибыли компании, имеющей человеческий капитал, над прибылью компании, которая применяет аналогичные осязаемые активы, но не использует неосязаемых факторов. К примеру, при прочих равных условиях, прибыль фирмы, обладающей известной торговой маркой, создающей соответствующий имидж, выше, чем у её конкурентов. На наш взгляд, применение такого сравнительного метода не вполне обоснованно, так как практически не существует компаний, не применяющих человеческий капитал, а значит, отсутствует база для содержательных сопоставлений.

Лауреат Нобелевской премии Дж. Тобин предложил рассчитывать коэффициент использования интеллектуального капитала в целом как отношение рыночной стоимости актива к его восстановительной стоимости. Для интеллектуального капитала этот показатель всегда больше единицы. Когда «коэффициент Тобина» очень высок, компания получает сверхприбыли от использования этого вида активов, что является доказательством очевидных преимуществ интеллектуального капитала: фирма и её конкуренты применяют примерно одинаковые постоянные активы, но она имеет и нечто, отличающее её от других, — персонал, организацию, покупателей, и это приносит ей большие доходы.

Анализируя все рассмотренные методики, мы приходим к выводу, что отмеченные подходы к оценке эффективности инвестиций в человеческий капитал несовершенны, поскольку не учитывают вклад во все его компоненты.

2. Инновационные методы в определении эффективного воспроизводства и использования человеческого капитала

Все имеющиеся методики, оценивающие эффективность воспроизводства и использования человеческого капитала, в основном направлены на измерение эффективности использования инвестиций в образовательный и интеллектуальный капитал. Но если речь идёт об эффективном воспроизводстве и использовании человеческого капитала, то необходимо и рассматривать инвестиции во все его компоненты.

Предложенная нами методика оценки эффективности инвестиций в человеческий капитал не только охватывает все их компоненты, но и учитывает фактор времени. Исходными её подходами являются:

— человеческий капитал состоит из ряда компонентов, каждому компоненту соответствует свой вид инвестиций;

— все компоненты взаимосвязаны, трудно выделять влияние одного на создание человеческого капитала в целом, следовательно, и инвестиции в него при оценке их эффективности необходимо рассматривать в совокупности;

— основным источником инвестиций в человеческий капитал являются частные инвестиции — личные доходы, поэтому в основу методики положим расчёт их эффективности;

— ключевым понятием данной методики является минимальный уровень инвестиций в человеческий капитал (МИЧ) — набор тех инвестиций, который необходим для нормального функционирования человеческого капитала. Фактически инвестиций может быть и должно быть в эффективной экономике больше, но минимальный уровень необходимо сохранять. Данный показатель должен равняться минимальному уровню оплаты труда, равному прожиточному минимуму. Другими словами, прожиточный минимум (ПМ) — это и есть минимальный уровень инвестиций в человеческий капитал, только в данной интерпретации ПМ необходимо расширить, т. е. включить в него помимо затрат на предметы первой необходимости (продукты, минимальные услуги), затраты на образование, жильё, поддержание здоровья, воспитание детей.

Наша методика определения эффективности инвестиций в человеческий капитал построена на следующих методологических принципах:

— определение чистой приведённой стоимости, под которой понимается абсолютный прирост доходов от использования человеческого капитала над затратами на его формирование;

— расчёт МИЧ и сопоставление его с общими инвестициями в человеческий капитал;

— использование нормы прибыли от инвестиций в человеческий капитал.

Чистую приведённую стоимость использования человеческого капитала предлагаем рассчитывать по следующей формуле:

, (6)

где ЧПС — чистая приведенная стоимость использования человеческого капитала, руб.; ДЧ — доход на человеческий капитал, представленный общим фондом заработной платы (доходов) за период времени t, руб.; ИЧ — общие инвестиции в человеческий капитал за время t, руб.; n — количество лет использования капитала; i — ставка дисконта (банковский процент).

При ЧПС 0 человеческий капитал используется эффективно, при ЧПС 0 человеческий капитал используется неэффективно.

Должны выполняться следующие условия:

МИЧ = min ЗП = ПМ, (7)

где МИЧ — минимальный уровень инвестиций в человеческий капитал, руб., ПМ — прожиточный минимум.

ИЧ МИЧ; ИЧ МИЧ. (8)

МИЧ = ЗПИ + ЗО + ЗЖ + ЗЗ + ЗОБ + ЗР + ЗОТ +

+ ЗЛН + ЗД + ЗИ + ЗПЖ + ЗБТ, (9)

где МИЧ — минимальный уровень инвестиций в человеческий капитал, руб.; ЗПИ — средний уровень затрат на питание одного человека, руб.; ЗО — средний уровень затрат на одежду на 1 человека, руб.; ЗЖ — средние затраты на оплату жилья, руб. (в расчёте на 1 человека); ЗЗ — средние затраты на поддержание здоровья и здорового образа жизни, руб.; ЗОБ — средние затраты на образование и профессиональную подготовку (т.е. основные и текущие образовательные затраты) на 1 человека, руб.; ЗР — средние затраты на развитие человека (книги, клубы, выставки), руб.; ЗОТ — средние затраты на отдых, руб.; ЗЛН — средние затраты на личные надобности (подарок, праздник), руб.; ЗИ — средние затраты на благоустройство интерьера, руб.; ЗД — средние затраты на 1 ребёнка (детские затраты), руб.; ЗПЖ — средние затраты на покупку жилища, руб.; ЗБТ — средние затраты на бытовые услуги и транспорт, руб.

Часть МИЧ сберегается (ЗПЖ, ЗИ, ЗЗ), затем также инвестируется в человеческий капитал.

Об эффективности инвестиций в человеческий капитал можно судить по относительному показателю rчк:

ґ 100%, (10),

где rчк — норма прибыли на инвестиции в человеческий капитал, в %.

При r 0 человеческий капитал используется эффективно, при r < 0 человеческий капитал используется неэффективно.

Чем выше r, тем эффективнее используется человеческий капитал. Относительный показатель rчк позволяет сопоставить использование человеческого капитала с другими видами капиталов (физического, банковского).

За текущий период (месяц, год) об эффективности инвестиций в человеческий капитал отдельного индивида можно судить по более простым формулам:

— ЗП < ИЧ — инвестиции в человеческий капитал используются неэффективно;

— ЗП > ИЧ — инвестиции в человеческий капитал используются эффективно;

— ЗП и ИЧ — заработная плата и инвестиции в капитал за год, месяц, руб.

Совокупный показатель оценки эффективности инвестиций в человеческий капитал можно рассчитать как сумму частных показателей, при этом к частным инвестициям необходимо добавить инвестиции государства и фирм; а доходы считать до взимания с них налогов и социальных отчислений. Аналогично можно рассчитать и норму прибыли на инвестиции по совокупности.

В целях более эффективного использования человеческого капитала нами предложены следующие конкретные меры совершенствования государственной институциональной политики:

1) Принять закон «О развитии человеческого капитала в России».

2) Разработать на основе этого закона долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные программы развития и использования человеческого капитала.

3) Увязать минимальную заработную плату с потребительской корзиной, прожиточным минимумом, с минимальным уровнем инвестиций в человеческий капитал; по существу выйти на равенство:

min ЗП = МИЧ = ПМ.

4) Обязать все предприятия всех форм собственности (государственных, частных, смешанных) выплачивать ЗП не менее МИЧ.

5) Ежеквартально рассчитывать МИЧ по отдельным регионам, городам.

6) Изменить законы, касающиеся минимального размера оплаты труда, прожиточного минимума, государственной социальной помощи, размеров стипендий и социальных выплат в РФ.

7) Создать методику расчёта МИЧ, упразднить методику расчёта ПМ.

8) Завершить реформирование действующей громоздкой системы социальных выплат и льгот.

9) Упразднить отделы по предоставлению субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг, по предоставлению ежемесячных пособий на ребёнка и на их базе создать комитеты по расчёту МИЧ в регионах, областях, городах.

10) Обеспечить чёткое разграничение функций, выполняемых каждым уровнем государственной власти и органами местного самоуправления в области социальной защиты населения.

Однако основным направлением повышения эффективности инвестиций в человеческий капитал является совершенствование структуры личного дохода, так как именно личный доход, представленный в основной своей части заработной платой отражает рыночные инвестиции в человеческий капитал.

Основная проблема в том, что получаемая заработная плата всё больше отрывается от стоимости рабочей силы. Чтобы правильно оценить этот процесс, достаточно сопоставить реальный размер заработной платы с её основным предназначением, определение которому в своё время дал академик С. Г. Струмилин: «Заработная плата по своему назначению — служить источником средств для воспроизводства рабочей силы — должна обеспечить, по крайней мере, следующие элементы: 1) производство сырой рабочей силы работника, т. е., говоря проще, его личное содержание, 2) обработку этой сырой силы в более квалифицированную, т. е. школьное и профессиональное обучение рабочего, 3) текущий и капитальный ремонт его рабочей силы, т. е. нормальный отдых и лечебную помощь, 4) „амортизацию“ нормального износа, т. е. содержание семьи и подготовку себе смены в лице детей и 5) „страхование“ от преждевременного износа, например ранней инвалидности во вредных производствах и всякого рода иных несчастных случаев — в форме некоторых сбережений „на черный день“. А если иметь в виду расширенное воспроизводство рабочей силы, то в тех областях труда, где оно требуется, заработная плата, во всяком случае, должна покрыть и дополнительный расход по воспитанию добавочной рабочей силы».

Понятно, что с нынешней средней заработной платой не только капитальный, но и текущий ремонт рабочей силы невозможен, не говоря уже об амортизации и сбережениях. Результат — деградация трудового потенциала не только отдельных работников, но и целых отраслей и регионов.

Необходимо оптимально сочетать рыночные и нерыночные инвестиции в человеческий капитал. Для обеспечения такого оптимума государство кроме косвенного регулирования рыночных инвестиций посредством МИЧ и прямого регулирования нерыночных инвестиций посредством социальных трансфертов, льгот, дотаций должно работать по следующим направлениям:

— довести до социально приемлемого уровня величину оплаты труда всех работников, не допускать падения доходов в бюджетной сфере;

— удерживать на социально приемлемом уровне величину ЗП постоянно (например, с помощью МИЧ);

— предотвращать неоправданный рост межотраслевой дифференциации оплаты труда, связанный с недооценкой квалифицированного труда на большинстве предприятий и организаций государственного сектора, а также с установившейся сверхвысокой оплатой труда работников отдельных монополизированных отраслей;

— уменьшить неравенство путём прогрессивного налогообложения доходов, систему налогообложения построить так, чтобы минимальная располагаемая заработная плата, была не меньше минимального уровня инвестиций в человеческий капитал;

— инфляционный рост цен компенсировать повышением цены труда (реальная заработная плата должна опережать рост цен) — этот механизм использовать при расчёте МИЧ;

— провести ряд преобразований в области институциональной политики;

— формировать базу данных по накоплению и использованию человеческого капитала с целью его дальнейшего эффективного развития;

— увеличить государственные затраты на финансирование нерыночных инвестиций в человеческий капитал;

— развивать наукоёмкое производство, увеличивающее спрос на человеческий капитал.

Рациональное сочетание рыночных и нерыночных инвестиций в человеческий капитал, эффективность их использования приведут к росту производительности труда, платёжеспособного спроса населения и расширению внутреннего рынка, будут способствовать снижению теневой занятости, борьбе с коррупцией, легализации доходов, а следовательно, пополнению доходов бюджета и внебюджетных фондов и снизят социальную дифференциацию в обществе.

Для расчётов на макроуровне необходимо создать большую статистическую базу, которая будет отражать все затраты в человеческий капитал и все выгоды от его использования.

Предложенные институциональные преобразования позволят увеличить и более эффективно воспроизводить и использовать человеческий капитал.

Увеличение инвестиций в человеческий капитал, эффективность их использования при одновременном росте объёмов производства дадут мощный импульс для развития экономики в целом, для экономического роста в России.

Библиографический список

человеческий капитал инвестиция квалификационный

1. Выгинный, С. М. Проблемы продвижения услуг дистанционного профессионального образования и концепция «маркетинговых сигналов» [Электронный ресурс] / С. М. Выгинный. — URL: http: //www. marketing. spb. ru/conf/2009−01-edu/sbornik-2. htm

2. Романова, Ю.А. Организационно-экономические основы развития кооперации на региональном уровне (Теория, методология, практика): автореф. дис. … д-ра экон. наук: 05. 00. 05 / Романова Ю. А.; Российский ун-т кооперации. — М., 2008. — 40 с.

3. Черенков, В.И. Информационно-коммуникативная проблема глобализации бизнеса / В. И. Черенков // Проблемы современной экономики [Электронный ресурс]. — 2008. — № 3(7) (4/8). — URL: http: //www. m-economy. ru/art. php3? artid=18 324

4. Маркетинг образовательных услуг: материалы семинара. Ч. 2. Служба маркетинга МЭСИ — 29. 01. 2007 — URL: http: //www. marketing. spb. ru/conf/2007−01-edu/sbornik-2. htm

5. Третьяк, О. А. Рыночная политика предприятия / О. А. Третьяк, В. В. Кеворков, М. Ю. Шерешева // Российская промышленность: институциональное развитие [Электронный ресурс]: аналитический обзор. — М., 2008. — URL: http: //www. marketing. dvo. ru/publications /23. html

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой