Культура Древней Месопотамии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

I. Культура Древней Месопотамии

1.1 Становление культуры Месопотамии

1.2 Письменность (клинопись)

1.3 Литература и науки

1.4 Угасание культуры Месопотамии

II. Архитектурные постройки — Зиккураты

2.1 Конструкции месопотамскихзиккуратов

2.2 Библейские суждения о зиккуратах

2.3 Отличие зиккуратов от египетских пирамид

Заключение

Список литературы

Введение

Междуречьем — Месопотамией, древнегреческие географы называли равнинную область между Тигром и Евфратом, расположенную в их нижнем и среднем течении. С севера и востока Месопотамия граничила с окраинными горами Армянского и Иранского нагорий, на западе окаймлялась Сирийской степью и полупустынями Аравии, с юга её омывал Персидский залив.

Центр развития древнейшей цивилизации находился в южной части этой территории — в древней Вавилонии. Интересно, что Библия, содержащая богатейшие сведения о многих царствах, вначале повествует именно о Вавилоне, уделяя ему большое место как в историческом, так и в пророческом аспекте. СевернаяВавилония носила название Аккад, южная — Шумер. В северной Месопотамии, которая представляет собой холмистую степь, переходящую в горные районы, была расположена Ассирия.

Не позднее IV тыс. до н. э. на крайнем юге Месопотамии возникли первые шумерские поселения. Шумеры заняли всю территорию Месопотамии (на севере — от района, где находится современный Багдад, на юге — до Персидского залива). Но откуда шумеры пришли в Месопотамию, выяснить, пока не удаётся. Согласно традиции, бытовавшей среди самих шумеров, они прибыли с островов Персидского залива. Шумеры говорили на языке, родственные связи которого с другими языками ещё не установлены.

В северной части Месопотамии, начиная с первой половины III тыс. до н. э., обитали семиты. Они были скотоводческими племенами древней Передней Азии и Сирийской степи. Язык семитских племён, поселившихся в Месопотамии, назывался аккадским. В южной Месопотамии семиты говорили на вавилонском, а к северу, в средней части долины Тигра, — на ассирийском диалекте аккадского языка.

В течение нескольких веков семиты жили рядом с шумерами, но затем стали продвигаться на юг и к концу III тыс. до н. э. заняли всю южную Месопотамию. В результате этого аккадский язык постепенно вытеснил шумерский. К началу II тыс. до н. э. шумерский был уже мёртвым языком. Однако как язык религиозного культа и науки шумерский продолжал существовать и изучаться в школах до I в. н. э., после чего клинопись вместе с шумерским и аккадским языками была окончательно забыта. Вытеснение шумерского языка вовсе не означало физического уничтожения его носителей. Шумеры слились с вавилонянами, сохранив свою религию и культуру, которые у них с небольшими изменениями заимствовали вавилоняне.

Во второй половине II тыс. до н. э. из Северной Аравии в Сирийскую степь, в Северную Сирию и Северную Месопотамию хлынула мощная волна арамейских племён. В конце XIII в. до н. э. арамеи создали в Западной Сирии и юго-западной Месопотамии множество мелких княжеств. Но в VIII в. до н. э. арамейские государства были захвачены Ассирией. Ассирийская администрация проводила политику насильственного переселения покорённых народов из одного района Ассирийской державы в другой. Целю таких «перестановок» являлось затруднение взаимопонимания между различными племенами и предотвращение их мятежей против ассирийского ига. Кроме того, ассирийские цари стремились заселить опустошённые во время бесконечных войн территории.

В конце VII в. до н. э. происходит крушение Ассирийской державы и ассирийцы полностью утратили свой язык и перешли на арамейский.

Начиная с IX в. до н. э. в южную Месопотамию вторгаются родственные арамеям халдейские племена, которые постепенно заняли всю Вавилонию. В 539 г. до н. э. Месопотамию завоевываю персы, а арамейский становится официальным языком государственной канцелярии в этой стране. Сами вавилоняне к I в. н. э. полностью слились с халдеями и арамеями.

Исследование культуры Месопотамии и на сегодняшний день является актуальным, так как множественные находки геологов являются загадками для современного человека.

Достижения жителей Древней Месопотамии в деле зодчества поражают, их города имели зачастую разветвленную сеть улиц и даже канализацию. Ирригационные сооружения жители Месопотамии стали строить раньше, чем даже в Египте.

Из-за постоянных военных действий архитектура Древней Месопотамии была в основном крепостной, с тяжелыми укрепленными воротами, массивными стенами, арками и колоннами. Так же, из-за отсутствия леса и камня, основным строительным материалом был сырцовый кирпич, что так же послужило одной из причин формирования характерного монументального стиля архитектуры Месопотамии. Дополнительной стилистической особенностью является характерное стремление избегать прямой перспективы, принцип «ломаной оси».

Основной тип зданий был крепостным, дворцовым или религиозного назначения, жители Древней Месопотамии строили огромные храмы со ступенчатыми башнями -- зиккуратами. Эта характерная для архитектуры Древней Месопотамии особенность зародилась к концу VI тысячелетия до н.э., и именно так по легенде выглядела знаменитая Вавилонская Башня. Так же Месопотамия подарила нам одно из чудес света -- Висячие Сады Семирамиды.

1. Культура Древней Месопотамии

1. 1 Становление культуры Месопотамии

Существование какого-то рубежа, отделявшего первобытную культуру от древней, ощущалось исследователями давно, но попытки определить внутреннюю сущность различия между этими разностадиальными культурами стали предприниматься только в последнее время. Установлено, что именно в южной Вавилонии в Шумере в конце IV тыс. до н. э. человеческое общество едва ли не впервые вышло из стадии первобытности и вступило в эпоху древности, отсюда начинается подлинная история человечества. Переход от первобытности к древности, «от варварства к цивилизации» означает сложение культуры принципиально нового типа и рождение нового типа сознания. Как первое, так и второе теснейшим образом связаны с урбанизацией, сложной социальной дифференциацией, становлением государственности и «гражданского общества», с появлением новых видов деятельности, особенно в сфере управления и обучения, с новым характером отношений между людьми в обществе. Для догородской бесписьменной культуры характернасимпрактичность информационных процессов, имеющих место в обществе; иными словами, основные виды деятельности не требовали каких-либо самостоятельных коммуникативных каналов; обучение хозяйственным и ремесленным навыкам, ритуалу и т. п. строилось на непосредственном подключении обучаемых к практике.

Мышление человека первобытной культуры можно определить как «комплексное», с преобладанием предметной логики; индивид полностью погружён в деятельность, связан психологическими полями ситуационной действительности, не способен к категориальному мышлению. С рождением цивилизации отмеченная симпрактичность преодолевается и возникает «теоретическая» текстовая деятельность, связанная с новыми видами общественной практики (управление, учёт, планирование и т. п.). Эти новые виды деятельности и становление «гражданских» отношений в обществе создают условия для категориального мышления и понятийной логики.

По существу в своих основах культура древности и сопутствующий ей тип сознания и мышления не отличаются принципиальным образом от современной культуры и сознания. К этой новой культуре была причастна лишь часть древнего общества, первоначально, вероятно, весьма небольшая; в Месопотамии новый тип людей — носителей такой культуры, лучше всего представляли фигуры шумерского чиновника-бюрократа и учёного писца. Люди, управлявшие сложным храмовым или царским хозяйством, планировавшие крупные строительные работы или военные походы, лица, занятые прогнозированием будущего, накоплением полезных сведений, совершенствованием системы письма и обучением смены — будущих администраторов и «учёных», первыми вырвались из почти автоматического, сравнительно ограниченного набора традиционных шаблонов и образцов поведения. По самому роду своих занятий они были поставлены в иные условия, часто оказывались в ситуациях, невозможных прежде, и для решения стоявших перед ними задач требовались новые формы и приёмы мышления.

На протяжении всего периода древности первобытная культура сохранялась и существовала бок о бок с древней. Воздействие новой городской культуры на различные слои населения Месопотамии было неодинаковым; первобытная культура постоянно «ионизировалась», подвергалась преобразующему воздействию со стороны культуры древних городов, но, тем не менее, благополучно сохранилась до конца периода древности и даже пережила его. Жители отдалённых и глухих селений, многие племена и социальные группы оказывались не затронутыми ею.

Немаловажную роль в становлении и закреплении новой культуры древнего общества сыграла письменность, с появлением которой стали возможны новые формы хранения-передачи информации и «теоретической» (то есть только интеллектуальной) деятельности. В культуре древней Месопотамии письменности принадлежит особое место: изобретённая шумерами клинопись — самое характерное и важное для нас из того, что было создано древнемесопотамской цивилизацией. При слове «Египет» мы сразу представляем пирамиды, сфинксов, руины величественных храмов. В Месопотамии ничего подобного не сохранилось — грандиозные сооружения и даже целые города расплылись в бесформенные холмы-телли, едва различимы следы древних каналов. О прошлом говорят лишь письменные памятники, бесчисленные клинообразные надписи на глиняных табличках, каменных плитках, стелах и барельефах. Около полутора миллионов клинописных текстов хранится сейчас в музеях мира, и каждый год археологи находят сотни и тысячи новых документов. Глиняная табличка, испещрённая клинописными значками, могла бы служить таким же символом Двуречья, каким для Египта являются пирамиды.

1. 2 Письменность (клинопись)

Месопотамская письменность в своей древнейшей, пиктографической форме появляется на рубеже IV-III тыс. до н. э., которая сложилась на основе системы «учётных фишек». В IX-IV тыс. до н. э. обитатели ближневосточных поселений от Западной Сирии до Центрального Ирана использовали для учёта различных продуктов и товаров трёхмерные символы — маленькие глиняные шарики, конусы и т. п. В IV тыс. до н. э. наборы таких фишек, регистрировавшие какие-то акты передачи тех или иных продуктов, начали заключать в глиняные оболочки размером с кулак. На внешней стенке «конверта» иногда оттискивали все фишки, заключаемые внутрь, чтобы иметь возможность вести точные подсчёты, не полагаясь на память и не разбивая опечатанных оболочек (Рис. 1). Необходимость в самих фишках, таким образом, отпадала — достаточно было одних оттисков. Позже оттиски были заменены процарапанными палочкой значками-рисунками. Такая теория происхождения древнемесопотамского письма объясняет выбор глины в качестве писчего материала и специфическую, подушко- или линзообразную форму древнейших табличек.

Рис. 1. Табличка с доклинописным текстом. Глина.

Южная Месопотамия. Конец IV — III тыс., Урук.

Полагают, что в ранней пиктографической письменности было свыше полутора тысяч знаков-рисунков. Каждый знак означал слово или несколько слов. Совершенствование древнемесопотамской системы письма шло по линии унификации значков, сокращения их числа (в нововавилонский период их осталось чуть более 300), схематизации и упрощения начертания, в результате чего появились клинописные (состоящие из комбинаций клиновидных оттисков, оставляемых концом трёхгранной палочки) знаки, в которых почти невозможно узнать исходный знак-рисунок. Одновременно происходила фонетизация письма, то есть значки стали употреблять не только в первоначальном, словесном значении, но и в отрыве от него, как чисто слоговые. Это позволило передавать точные грамматические формы, выписывать имена собственные и т. п.; клинопись стала подлинной письменностью, зафиксированной живой речью.

Самые древние письменные сообщения представляли собой своеобразные ребусы, однозначно понятные только составителям и лицам, присутствовавшим при записи. Они служили «памятками» и вещественным подтверждением условий сделок, которое могло быть предъявлено в случае возникновения каких-либо споров и разногласий. Насколько можно судить, древнейшие тексты — это описи полученных или выданных продуктов и имущества или же документы, регистрирующие обмен материальными ценностями. К числу древнейших относятся и учебные тексты — списки знаков, слов и так далее.

Развитая клинописная система, способная передавать все смысловые оттенки речи, выработалась к середине III тыс. до н. э. Сфера применения клинописи расширяется: помимо документов хозяйственной отчётности и купчих появляются пространные строительные или закладные надписи, культовые тексты, сборники пословиц, многочисленные «школьные» и «научные» тексты — списки знаков, списки названий гор, стран, минералов, растений, рыб, профессий и должностей и, наконец, первые двуязычные словари.

Шумерская клинопись получает широкое распространение. Её используют аккадцы, семитоязычные жители Центральной и Северной Месопотамии и эблаитяне в Западной Сирии. Затем клинопись заимствуют хетты, а после жители Угарита на её основе создают свою упрощённую слоговую клинопись, которая, возможно, повлияла на формирование финикийского письма. От последнего берут начало греческий и соответственно более поздние алфавиты. Таким образом, клинопись во многом определила культурный облик переднеазиатского региона в древности.

Престиж месопотамской культуры в письменности был столь велик, что во второй половине II тыс. до н. э., несмотря на упадок политического могущества Вавилонии и Ассирии, аккадский язык и клинопись становятся средством международного общения на всём Ближнем Востоке. Шумерские и аккадские ритуальные, «научные» и литературные тексты переписываются и переводятся на другие языки во всём ареале клинописи. Примером этого является текст договора между фараоном Рамсесом II и царём хеттов Хаттусили III, которые составлены по-аккадски. Писцы при дворах правителей Малой Азии, Сирии, Палестины и Египта старательно изучали аккадский язык и клинопись. Чужая сложная грамота доставляла этим писцам немало мучений: на некоторых древних табличках обнаружены следы краски. Это египетские писцы при чтении пытались разделить на слова (подчас неверно) сплошные строки клинописных текстов.

1. 3 Литература и науки

Древнемесопотамская шумеро- и аккадо-язычная литература известна сравнительно неплохо — сохранилась примерно четверть того, что составляло «основной поток традиции», то есть изучалось и переписывалось в древних школах-академиях. Глиняные таблички, даже необожжённые, прекрасно сохраняются в земле, и есть основания надеяться, что со временем будет восстановлен весь корпус литературных и «научных» текстов. Обучение в Двуречье издавна строилось на копировании текстов самого различного содержания — от образцов деловых документов до «художественных произведений», и целый ряд шумерских и аккадских сочинений был восстановлен по многочисленным ученическим копиям.

При школах-академиях (эдубба) создавались библиотеки по многим отраслям знания, существовали частные собрания «глиняных книг». Крупные храмы и дворцы правителей также нередко имели кроме хозяйственно-административных архивов большие библиотеки. Самая известная из них — библиотека ассирийского царя Ашшурбанапала в Ниневии, обнаруженная в 1853 году при раскопках холма возле деревни Куюнджик на левом берегу Тигра. Собрание Ашшурбанапала было не только крупнейшим для своего времени; это едва ли не первая в мире настоящая, систематически подобранная и расставленная библиотека. Царь лично следил за её комплектованием: по его приказам писцы по всей стране снимали копии с древних или редких табличек, хранившихся в храмовых и частных собраниях, или же доставляли в Ниневию оригиналы.

Некоторые сочинения представлены в этой библиотеке в пяти-шести экземплярах. Пространные тексты составляли целые «серии», включавшие иногда до 150 табличек. На каждой такой «серийной» табличке стоял её порядковый номер; заглавием служили начальные слова первой таблички. На полках «книги» размещались по определённым отраслям знаний. Здесь были собраны тексты «исторического» содержания, судебники, гимны, молитвы, заговоры и заклинания, эпические поэмы, «научные» тексты (сборники примет и предсказаний, медицинские и астрологические тексты, рецепты, шумеро-аккадские словари и т. п.), сотни книг, в которых «отложились» все знания, весь опыт древнемесопотамской цивилизации. Большая часть того, что мы знаем о культуре шумеров, вавилонян и ассирийцев, была получена при изучении этих 25 тысяч табличек и фрагментов, извлечённых из руин дворцовой библиотеки, погибшей при разрушении Ниневии.

Древнемесопотамская словесность включает как памятники фольклорного происхождения — «литературные» обработки эпических поэм, сказок, собрания пословиц, так и авторские, представляющие письменную традицию. Самым выдающимся памятником шумеро-вавилонской словесности, по мнению современных исследователей, является аккадский «Эпос о Гильгамеше», в котором повествуется о поисках бессмертия и ставится вопрос о смысле человеческого существования. Найден целый цикл шумерских поэм о Гильгамеше и несколько более поздних аккадских версий эпоса.

Огромный интерес представляют старовавилонская «Поэма об Атрахасисе», повествующая о сотворении человека и всемирном потопе, и культовый космогонический эпос «Энумаэлиш» («Когда вверху…»). Дошла из Месопотамии и поэма-сказка о проделках хитреца, трижды отомстившего своему обидчику. Этот сказочный сюжет широко представлен в мировом фольклоре (тип 1538 по системе Аарне-Томпсона). Широко распространён в мировом фольклоре и мотив полёта человека на орле, впервые встречающийся в аккадской «Поэме об Этане». Шумерские «Поучения Шуруппака» (середина III тыс. до н. э.) включают ряд пословиц и сентенций, повторяющихся позже во многих ближневосточных литературах и у античных философов.

Из произведений нефольклорного, изначально письменного, авторского происхождения следует указать несколько поэм о невинном страдальце, так называемую «Вавилонскую теодицею» и «Разговор господина с рабом», предвосхищающих темы библейских книг Иова и Екклесиаста. Некоторые покаянные псалмы и плачи вавилонян также находят параллели в библейских псалмах. В целом можно утверждать, что древнемесопотамская словесность, её тематика, поэтика, само видение мира и человека оказали значительное воздействие на литературы соседних народов, на Библию и через неё — на литературы Европы.

Глубокий след в современной культуре оставили шумеро-вавилонская математика и астрономия. И в настоящее время мы пользуемся позиционной системой цифр и шестидесятеричным счётом шумеров, деля круг на 360 градусов, час — на 60 минут, а каждую из них — на 60 секунд. Особенно значительны были достижения вавилонской математической астрономии. Её активное творческое развитие приходится на V в. до н. э. В это время существовали знаменитые астрономические школы в Уруке, Сиппаре, Вавилоне и Борсиппе. Из этих школ вышли два великих астронома: Набуриан, разработавший систему определения лунных фаз, и Киден, установивший продолжительность солнечного года и, ещё до Гиппарха, открывший солнечные прецессии. Большую роль в передаче грекам вавилонских астрономических знаний играла школа, основанная вавилонским учёным Беросом на острове Кос около 270 г. до н. э. Поэтому греки имели прямой доступ к вавилонской математике, уровень которой во многих отношениях не уступал уровню Европы эпохи раннего Возрождения.

1.4 Угасание культуры Месопотамии

Персидское завоевание и утрата Вавилонией независимости ещё не означали конца месопотамской цивилизации. Для самих вавилонян приход персов казался просто очередной сменой правящей династии. Прежнего величия и славы Вавилона хватало местным жителям для того, чтобы не испытывать перед завоевателями чувства ущербности и неполноценности. Персы со своей стороны также относились к святыням и культуре народов Месопотамии с должным уважением. Вавилон по-прежнему сохранял положение одного из величайших городов мира.

В октябре 331 г. до н. э. коронованный завоеватель Александр Македонский отдал распоряжение восстановить разрушенные древние храмы. По замыслу Александра Вавилон в Месопотамии и Александрия в Египте должны были стать столицами его империи. После смерти А. Македонского, изрядно пострадавшая в ходе сорокалетней войны диадохов Вавилония осталась за Селевком, преемники которого владели ею до 126 г. до н. э., когда страну захватили парфяне. От разгрома, учинённого парфянами Вавилону за эллинистические симпатии его жителей, город так и не оправился.

Таким образом, древнемесопотамская культура просуществовала ещё полтысячелетия после краха собственно месопотамской государственности. Приход эллинов в Междуречье явился поворотным моментом в истории месопотамской цивилизации. Обитатели Месопотамии, пережившие не один разгром и ассимилировавшие не одну волну пришельцев, на этот раз столкнулись с культурой, явно превосходившей их собственную. Если с персами вавилоняне могли чувствовать себя на равных, то эллинам они уступали практически во всём, что сознавали сами, и что роковым образом сказалось на судьбе вавилонской культуры. Упадок и конечную гибель месопотамской цивилизации следует объяснять не столько причинами экономическими и экологическими (засоление почв, изменение русел рек и т. п.), в полную меру сказавшимся, очевидно, лишь в Сасанидскую эпоху, сколько социально-политическими: отсутствием «национальной» центральной власти, заинтересованной в поддержании старых традиций, влиянием и соперничеством со стороны новых городов, основанных Александром Македонским и его наследниками, а главное — глубокими и необратимыми переменами в этнолингвистической и общекультурной ситуации. К моменту прихода эллинов арамеи, персы и арабы составляли большой процент населения Месопотамии; в живом общении арамейский язык начал вытеснять вавилонский и ассирийский диалекты аккадского ещё в первой половине I тыс. до н. э. При Селевкидах старая месопотамская культура сохранялась в державшихся старины общинах, объединявшихся вокруг наиболее крупных и почитаемых храмов: в Вавилоне, Уруке и других древних городах. Подлинными её носителями были учёные писцы и жрецы. Именно они на протяжении трёх столетий сберегали древнее наследие в новом по духу, куда более быстро меняющемся и «открытом» мире. Однако все усилия вавилонских учёных спасти прошлое были тщетны: месопотамская культура отжила своё и была обречена.

В самом деле, что могла значить вавилонская «учёность» для людей, уже знакомыми с творениями Платона и Аристотеля? Традиционные месопотамские представления и ценности оказались устаревшими и не могли удовлетворить запросов критического и динамического сознания эллинов и эллинизированных жителей месопотамских городов. Сложная клинопись не могла конкурировать ни с арамейским, ни с греческим письмом; средством «межнационального» общения, как и повсеместно на Ближнем Востоке, служили греческий и арамейский. Даже апологеты древних традиций из числа эллинизированных вавилонян вынуждены были писать по-гречески, если желали быть услышанными, как это сделал вавилонский учёный Берос, посвятивший свою «Бабилониаку» Антиоху I. Греки проявили поразительное равнодушие к культурному наследию завоёванной страны. Месопотамская литература, доступная только знатокам клинописи, оставалась незамеченной; искусство, следовавшее образцам тысячелетней давности, не импонировало греческому вкусу; местные культы и религиозные идеи были чужды эллинам. Даже прошлое Двуречья, судя по всему, не вызывало у греков особого интереса. Не известно случая, чтобы какой-нибудь греческий философ или историк изучил клинопись. Пожалуй, только вавилонская математика, астрология и астрономия привлекли внимание эллинов и получили широкое распространение.

В то же время греческая культура не могла не прельщать многих из неконсервативно настроенных вавилонян. Помимо всего прочего, причастность к культуре завоевателей открывала путь к социальному успеху. Как и в других странах эллинистического Востока, в Месопотамии эллинизация проходила сознательно и затрагивала в первую очередь верхи местного общества, а затем уж распространялась на низы. Для вавилонской культуры это, очевидно, означало потерю немалого числа активных и способных людей, «перешедших в эллинство».

Однако импульс, данный греками, с течением времени и по мере распространения ослабевал, тогда, как обратный процесс варваризации пришлых эллинов шёл по нарастающей. Он начался с социальных низов переселенцев, был стихийным и сначала не очень заметным, но, в конце концов, греки растворились в массе местного населения. Одолел Восток, правда, Восток уже не вавилонский, а арамейско-иранский. Собственно древнемесопотамское культурное наследие было воспринято последующими поколениями на Востоке и Западе лишь в ограниченном объёме, часто в искажённом виде, что неизбежно при всякой передаче через вторые и третьи руки.

2. Архитектурные постройки — Зиккураты

2. 1 Конструкции месопотамских зиккуратов

культура древняя месопотамия архитектура

Как явствует из Священного Писания и древнейших летописей, уже первые шаги в становлении месопотамской государственности были неразрывно связаны с религией, в основе которой лежал открытый вызов истинному Богу, который наиболее ярко проявился в строительстве знаменитой Вавилонской башни. Сегодня ни у кого не вызывает сомнения ее существование, что было доказано историками и археологами. Эта знаменитая башня принадлежала к особому типу храмов — зиккуратам. Упоминание о зиккуратах встречается еще в надписях начала третьего тысячелетия до н. в. Высказывалось мнение, что зиккуратсозданшумерийцами, пришедшими из горных областей, где они находились раньше, и является как бы воспроизведением гор, с вершин которых обычно велись астрологические наблюдения.

Зиккурамт (от вавилонского слова sigguratu -- вершина, в том числе вершина горы) культовое сооружение в древнем Междуречье.

Итак, зиккурат представлял собой огромную постройку, состоящую из нескольких башен (как правило, от 4 до 7), располагавшихся одна на одной, пропорционально уменьшавшихся кверху. Между вершиной нижней башни и основанием выше лежащей были разбиты террасы с прекрасными садами. На вершине всей постройки высилось святилище, к которому вела огромная лестница, начинавшаяся внизу и имевшая несколько боковых ответвлений. По бокам массива развертывается отлогий пандус, позволявший во время постройки, не прибегая к лесам, поднимать наверх строительные материалы и открывавший доступ к верхней площадке, на которой находилось главное святилище. Стены у пандусов были украшены штабом и зубцами.

Этот верхний храм посвящался какому-либо божеству, которое считалось покровителем данного города. Сами башни были покрашены в разные цвета: нижняя, как правило, была черной, вторая красного цвета, выше белого цвета, еще выше голубая и т. д. Верхнюю башню часто венчал золотой купол, который был виден за много километров от города.

Рядом соступенчатой башней-зиккуратом обычно находился храм, который являлся не молитвенным сооружением как таковым, а жилищем бога. Шумерийцы, а вслед за ними и ассирийцы с вавилонянами, поклонялись своим богам на вершинах гор и, сохранив эту традицию после переселения в низменное двуречье, возводили горы-насыпи, соединявшие небо и землю. Материалом для постройки зиккуратов служил кирпич-сырец, дополнительно укреплённый слоями тростника, снаружи облицовывались обожжённым кирпичом. Дожди и ветры разрушали эти сооружения, их периодически подновляли и восстанавливали, поэтому они со временем становились выше и больше по размерам, менялась и их конструкция.

Шумерийцы строили их трёхступенчатыми в честь верховной троицы своего пантеона бога воздуха Энлиля, бога вод Энки и бога неба Ану. Вавилонские зиккураты были уже семиступенчатыми и окрашивались в символические цвета планет (в древнем Вавилоне было известно пять планет), чёрный (Сатурн, Нинурта), белый (Меркурий, Набу), пурпурный (Венера, Иштар), синий (Юпитер, Мардук), ярко-красный (Марс, Нергал), серебряный (Луна, Син) и золотой (Солнце, Шамащ)

Первые такие башни в форме примитивных ступенчатых террас появились в аллювиальных долинах Тигра и Евфрата в конце IV тысячелетиядо н. э. Последний заметный всплеск активности в возведении месопотамских зиккуратов засвидетельствован уже в 6 век до н. э., в конце нововавилонского периода. На протяжении всей древней истории зиккураты подновлялись и перестраивались, составляя предмет гордости царей.

Вавилонский зиккурат, перестраивавшийся десятки раз носил название Этеменанка, то есть Храм краеугольного камня Неба и Земли, являясь центром колоссального по площади храмового города Эсагилы (Дом поднятия головы), окруженного крепостными стенами и башнями, включая в себя множество храмов и дворцов. Эсагила являлась местопребыванием главного вавилонского жреца, бывшего одновременно и верховным жрецом всего мирового жречества. До нашего времени дошли описания этой башни знаменитого греческого историка Геродота и личного врача мидо-персидского царя Артаксеркса Второго Ктесия. Башня, описанная ими, была восстановлена при Набополассаре (625--605 гг. до Р. Хр.) и Навуходоносоре Втором (605−562 гг. до Р. Хр.) после периода упадка. Восстанавливая башню, Навуходоносор сказал: «Я приложил руку к тому, чтобы достроить вершину Этеменанки так, чтобы поспорить она могла с небом». Итак, сооруженная ими башня состояла из семи ступеней этажей. Первый этаж, высотой 33 метра, был черного цвета и назывался нижним храмом Мардука (верховного бога Вавилона), в центре его высилась статуя бога, полностью отлитая из чистейшего золота и весившая 23 700 килограммов! В храме стоял, кроме того, золотой стол длиной в 16 метров и шириной в 5 метров, золотая скамейка и трон. Перед статуей Мардука совершались ежедневные жертвоприношения. Второй этаж красного цвета был 18 метров в высоту; третий, четвертый, пятый и шестой по 6 метров в высоту и были расписаны в различные яркие цвета. Последний седьмой этаж назывался верхним храмом Мардука, составлял в высоту 15 метров и был облицован бирюзовыми глазурованными плитками, украшенными золотыми рогами. Верхний храм был виден за много километров от города и в свете солнца являл собой необычайное по красоте зрелище. В этом храме находилось ложе, кресло и стол, предназначенные якобы для самого бога, когда тот приходил сюда отдохнуть. Там же происходило и «священное» бракосочетание царя и жрицы, все это сопровождалось оргией, заключенной в «возвышенную» философию.

Однако зиккурат всегда представлял собой нечто большее, чем просто храм, он являлся связующим звеном между небом и землей, а также местом, куда являлся якобы сам бог, объявляя людям свою волю через жрецов. Но если днем зиккурат был храмом, то ночью местом астрологических действ, а также местом отправления черных сатанинских обрядов. Человечество никогда до конца не узнает все подробности отправления этих служб, но даже те сведения, что сообщают глиняные таблички, приводят в ужас.

Именно в верхних храмах была создана астрология, связывающая людей с бездной. В ходе раскопок было установлено, что имя ее основателя Саабен-бен-Аареса, хотя многие считают, что истинным создателем этой лженауки был князь тьмы. Такие зиккураты были построены в Ниппуре (около 2100 г. до Р. Хр. царем Ур-Намму), ныне находится в 40 милях к западу от Евфрата; в Уруке в 12 милях от Евфрата площадью в 988 акров; в Эриду, воздвигнутого почти сразу же после потопа и много раз обновлявшегося на протяжении истории, образующий 12 храмов, расположенных один над другим; Уре построен тоже царем Ур-Намму в честь бога Луны Нанна, и весьма хорошо сохранившийся до нашего времени, и т. д.

2. 2 Библейские суждения о зиккуратах

Именно зикурат, построенный в Вавилоне, снискал наибольшую известность на заре послепотопной истории, именно он и описан в Библии. «На всей земле был один язык и одно наречие. Двинувшись с востока, люди нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там. И сказали Друг Другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести. И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес; и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли» (Быт. 11:1 4). Страшное наказание, постигшее человечество, решившее идти своим путем, независимым от Бога и вопреки Его воле (потоп), было забыто. Люди вновь предпочли жить и действовать без Бога ради удовлетворения своего тщеславия и гордыни. Бог не мог одобрить их гордого и безумного замысла, и, смешав языки, предотвратил исполнение человеческих планов. Однако, не желая смириться перед Творцом, люди вновь вскоре приступили к строительству зиккурата на том же самом месте, где оно было остановлено Самим Богом.

Иисус Христос никогда не производил насилия над человеческой свободной волей, и поэтому Он не стал препятствовать этому безумному замыслу людей, желая, чтобы они сами и их потомки увидели, к чему приведет их открытое и упорное неповиновение Небесному Отцу. С болью Христос взирал, как люди упорно сооружали башню, которая должна была стать центром поклонения лжебогам, иными словами сооружали себе эшафот. Ибо та религия, которую они так отстаивали и насаждали, должна была привести их к деградации и гибели. Но самонадеянные, одурманенные князем тьмы строители не задумывались над этим, и, наконец, соорудили величественную постройку — Вавилонский зиккурат, поражавший людей красотой и размахом 1500 лет.

Постройка зиккурата носила характер открытого вызова божественному авторитету. Даже название Этеменанка бросает вызов Христу, присвоив себе Его титул, ибо в Писании сказано: «…вот Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный: и верующий в Него не постыдится» (1 Петр. 2: 6). Этому примеру следовали многие народы земли, сооружая уходящие в облака языческие храмы и храмовые комплексы. Из недавнего времени стоит отметить сооружение 30-х годов, начатое при Сталине (но не завершившееся!), Дворца Съездов, который должна была венчать фигура Ленина такого размера, что в одном пальце его, по замыслу архитекторов, разместились бы две библиотеки и кинотеатр. Этот дворец должен был стать символом воинствующего атеизма, якобы победившего «устаревшее» христианство, ну, а вождь, понятное дело, должен был предстать перед миром, как «победитель» Христа! Судьба этого замысла и начатого строительства известны. Но и неосуществленный, этот проект стоит в одном ряду с Вавилонской башней, храмом Артемиды Эфесской и другими «свидетелями», предостерегающими нас, людей конца XX века, об опасности пути в отрыве от Бога.

Строительство зиккуратов было символом человеческого могущества, прославлением человеческого разума. И вновь, читая страницы истории, мы видим попытки прославить и возвеличить свое имя в разные времена и у разных правителей царей, императоров, премьер-министров, президентов, генсеков, философов, деятелей науки и искусства и пр. Нескончаемый перечень имен, который можно продолжать и продолжать Кир, Навуходоносор, Македонский, Октавиан-Август, Нерон, Траян, Карл V Германский, Наполеон, Ленин, Гитлер, Сталин; философы Руссо, Вольтер, Монтескье, боготворившие человеческий разум и своими идеями подготовившие Великую Французскую революцию; Дарвин с его теорией эволюции, идеологи фашизма и коммунизма, пытавшиеся также без Бога построить рай на земле ценой миллионов жертв.

Сооружая зиккураты человек доказывал себе, что может сам дойти до неба, стать подобным Богу, ибо башня связывала небо и землю. Эта идея жива и сегодня, т.к. многие конфессии утверждают, что человек своими делами и выполнением определенных обрядов может достигнуть спасения и вечной жизни сам, своими силами.

Сегодня зиккураты сохранились в Ираке (в древних городах Борсиппе, Вавилоне, Дур-Шаррукине, все 1-е тыс. до н. э.) и Иране (в городище Чогха-Занбиль, 2-е тыс. до н. э.), но в большинстве своем они лежат в развалинах, а многие не сохранились вовсе, хотя идеи их строителей продолжают жить и сегодня.

2. 3 Отличие зиккуратов от египетских пирамид

Архитектура Египта есть архитектура теократии, господствующей и над личностью монарха; архитектура Ассирии есть архитектура монархии, господствующей над религией. Тогда как в Египте культовая архитектура оттесняет на задний план гражданскую, в Ассирии первое место занимает дворец, поглощая в качестве частей в своей ограде храмы. В Вавилоне культовые строения были более распространены, нежели в Ассирии. С точки зрения своей значимости, храмы Вавилона занимают промежуточное положение между храмами Египта и храмами Ассирии.

Гигантские башни зиккураты, являлись главными архитектурными памятниками Вавилона, они были одновременно и храмами и обсерваториями: обе идеи научная и религиозная сливались в стране, где религия была культом небесных светил.

Зиккураты, в отличие от пирамид не служили погребальными помещениями. В Вавилонии погребение состояло в простом опускании тела в землю, часто не оформленную даже специальным образом в могилу. Погребальные камеры и саркофаги, появились позже в парфянском времени, хотя есть некоторые основания предполагать, что захоронение в глиняных, так называемых туфлеобразных, гробах известно было и в позднее ассирийское время, на что указывают некоторые находки в Ассуре.

Погребальные сооружения представлены в Месопотамии лишь несколькими некрополями, как например, в Варке и Мохейре. Это погребальные камеры и холмы, в которых находят глиняные саркофаги. Курганные насыпи сложены из камня и лишены каких бы то ни было украшений. В Ассирии не сохранилось следов погребальной архитектуры; неизвестен даже способ захоронения.

Заключение

1400 — 600 г. г. до н. э. — время наибольшего влияния месопотамской цивилизации на окружающий мир.

Древнейшими обитателями Двуречья была создана высокая культура, которая оказала исключительно сильное влияние на дальнейшее развитие всего человечества, став достоянием многих стран и народов. На территории Месопотамии возникли и получили оформление многие черты материальной и духовной культуры, надолго определившей весь последующий ход всемирной истории. Здесь появились первые города-государства, возникли письменность и литература, зародилась наука. Цивилизация Древнего Двуречья оказала огромное влияние на античную, а через нее — и на средневесковую культуру Европы, на Средний Восток, в конечном итоге — на мировую культуру Нового и Новейшего времени.

Величайшим достижением культуры Древней Месопотамии было изобретение письменности (именно шумерская письменность была самой ранней в истории человечества — она относится к 4 тыс. до н.э.).

Здесь же возникли сложные системы счета, положено начало развитию научной мысли — астрономии и математики.

Древнейшие мифы Двуречья оказали сильнейшее влияние на последующее развитие мировых религий: это мифы о сотворении мира, о всемирном потопе.

Велики и бесспорны культурные достижения древних народов Двуречья: ими созданы первые в истории поэмы, элегии; составлен первый в мире библиотечный каталог, собрана Ашшурбанипалом (царь Ассирии) знаменитая библиотека клинописных текстов. Архитектурные формы, воплощенные в храмах, зиккуратах, башнях вавилонскими зодчими, впоследствии стали основой строительного искусства Древнего Рима, а затем Средневековой истории.

Список литературы

1. Афанасьева В., Луконин В., Померанцева Н./ Искусство Древнего Востока: Малая история искусств. М., 2007. — 354с.

2. Белицкий М./ Забытый мир шумеров. — М., 2006. — 213с.

3. Васильев Л.С./ История религий Востока. — М., 2005. — 362с.

4. Дандамаева М.М./ Древняя Месопотамия. — СПб.: Государственный Эрмитаж, 2004. — 112с.

5. Любимов Л.Д./ Искусство Древнего мира: Книга для чтения. М., 2008. 487с.

6. Оппенхейм Л. /Древняя Месопотамия. — М.: Полиграф, 2005. — 287с.

7. Токарев С.А./ Религия в истории народов мира. — М., 2007. — 364с.

8. http: //alexigo. livejournal. com/80 314. html Архитектурные памятники Месопотамии и Ассирии

9. http: //arx. novosibdom. ru/node/1463Зиккураты. Вавилонская башня //Цивилизации

10. http: //mesopotamia. nm. ru/index. htm Цивилизация Месопотамии.

11. http: //www. countries. ru/library/ancient/meso. htm Библиотека по культурологии — Культура древней Месопотамии.

12. http: //www. inomir. ru/civilization/others/53 127. htmlЗиккураты

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой