Конституционные и уголовно-правовые основы защиты чести и достоинства судей

Тип работы:
Статья
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Конституционные и уголовно-правовые основы защиты чести и достоинства судей

Р.С. Пелипенко

Аннотация

В статье аргументируется необходимость повышенной уголовно-правовой защиты чести, достоинства и репутации судей. Автор опирается на положения Конституции Р Ф и федеральных законов, регламентирующих статус судей, анализирует нормы УК РФ, устанавливающие ответственность за общие составы таких преступлений, как клевета и оскорбление, в сравнении со специальными составами тех же преступлений, где потерпевшими могут быть судьи. Автор приходит к выводу о необходимости изменения санкций ст. 297 и 298 УК РФ с целью усиления ответственности за преступные посягательства на честь, достоинство и репутацию судей.

Annotation

The article is addressed to the need of increasing of legal protection for honor, dignity and reputation of judges in Russian criminal law. The author based his arguments on provisions of the Russian Federation Constitution and federal laws regulated the status of judges. Norms of the Russian Federation Criminal Code on slander and insult, including those where judges may be the victims, are analyzed and compared. The author proposes corrections for articles 297 and 298 of the RF Criminal Code to increase criminal sanctions for crimes against honor, dignity and reputation of judges.

Право на честь, достоинство и репутацию является одной из высших ценностей демократического государства и гражданского общества: «никто не может подвергаться произвольным посягательствам на его честь и репутацию». B п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 10. 10. 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» подчеркивается, что в России признаются и гарантируются права и свободы человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и с ч. 1 ст. 17 Конституции Р Ф.

Следует согласиться с А. В. Наумовым, что обеспечить общественные и государственные интересы никак не удастся, если не обеспечить при этом права отдельной личности: «…только через соблюдение прав и свобод можно прийти к соблюдению общественных и государственных интересов, в демократическом, разумеется, обществе. И современные, крайне неблагополучные реалии — это не результат того, что интересы личности ставятся выше интересов общества и государства, а показатель неэффективности государства и неспособности его защитить интересы личности. И надо констатировать, что и священные строки ст. 2 Конституции, и их отражение в Уголовном кодексе всего лишь „слова, слова, слова“. До их воплощения в жизнь еще очень далеко. Так что рано, очень рано отказываться от либеральной трактовки иерархии ценностей, охраняемых уголовным законом, особенно в контексте нашей истории ХХ столетия!». уголовный репутация судья клевета оскорбление

В соответствии с международно-правовыми документами честь и достоинство личности признаются конституционными ценностями как в России (ст. 23 Конституции РФ), так и в других государствах. Так, раздел II Федеральной Конституции Швейцарской Конфедерации называется «Основные права, гражданство и общественные цели». Ст. 7 Главы «Основные права» предусматривает такое право, как человеческое достоинство. При этом указано, что человеческое достоинство должно уважаться, и подлежит защите. Ст. 1 Основного Закона ФРГ «Защита достоинства человека» предусматривает, что человеческое достоинство неприкосновенно. Уважать и защищать его — обязанность всей государственной власти. При этом показательно, что в законе сказано о том, что основные права связывают законодательство, исполнительную власть и правосудие как непосредственно действующее право.

Первый раздел «Основные права и обязанности» Конституции Испании содержит ст. 10, ч. 1 которой гласит: «Достоинство человека, нерушимость его прав, которые являются прирожденными, свободное развитие личности, уважение к закону и правам других составляют основу политического строя и социального мира». В ч. 2 той же статьи установлено, что правовые нормы по основным правам и обязанностям, признанным Конституцией, должны истолковываться в соответствии с Всеобщей декларацией прав человека, а также относящимся к ним международными договорами и соглашениями, ратифицированными Испанией.

Ст. 38 Конституции Китайской Народной Республики признает честь и достоинство граждан Китайской Народной Республики неприкосновенными. При этом сказано, что «любые оскорбления, клевета, ложные обвинения, или ложные обвинения в совершении преступления, направленные против граждан, запрещены». Согласно ст. 3 Конституции Украины человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью.

Примечательно, что основные мировые религии также считают честь и достоинство человека значимыми и осуждают такие посягательства на них, как клевета и оскорбления. В Суре 24 Священного Корана сказано: «Тех, которые возведут навет на целомудренных женщин, но при этом не приведут четырех свидетелей, секите восьмьюдесятью плети и никогда не берите их в качестве свидетелей, ибо они — преступающие закон, за исключением тех из них, которые после этого раскаялись и загладили вину», а в Суре 108 сказано: «Горе всякому клеветнику». В Евангелии от Матфея Нового Завета Иисус учит своих учеников: «Вы слышали, что сказано древним: „не убивай, кто убьет, подлежит суду“. А Я вам говорю, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему „пустой человек“, подлежит суду; кто же скажет „безумный“, подлежит геенне огненной».

Равенство граждан перед законом (ст. 19 Конституции РФ) предполагает, что каждый имеет право на равную защиту закона, включая защиту своей чести и доброго имени. Это положение распространяется и на лиц, осуществляющих правосудие в Российской Федерации, прежде всего, на судей. Однако в связи с особым правовым статусом судей и выполняемыми ими государственными функциями вопрос о том, каким образом им гарантируется право на честь, достоинство и репутацию, заслуживает специального внимания.

В соответствии с ч. 1 ст. 118, ч. 1 ст. 120, ч. 1 ст. 121 и ст. 122 Конституции Р Ф и конкретизирующими их положениями ст. ст. 1, 4, 5, 15 и 16 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» (с изм. и доп.), правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, который осуществляет судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли; судьи как представители судебной власти независимы и подчиняются только Конституции Р Ф и федеральному закону, несменяемы и неприкосновенны. Российское законодательство содержит систему гарантий, призванных обеспечить реализацию этих конституционных положений.

Независимость и неприкосновенность судей — это не только принципы, определяющие их положение в правовом демократическом государстве, но и гарантия обеспечения законности при осуществлении правосудия. К примеру, в ст. 7 Федерального закона РФ № 273-ФЗ от 25. 12. 2008 г. «О противодействии коррупции» одним из основных направлений деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции называется необходимость неукоснительного соблюдения принципов независимости судей и невмешательства в судебную деятельность. Посягательства на честь, достоинство и деловую репутацию судей, несомненно, подрывают эти принципы.

Представляется, что эффективная защита чести, достоинства и деловой репутации судей невозможна без применения уголовно-правовых методов такой защиты. В этой связи нельзя не сказать о факторах, оказывающих влияние на совершение преступлений против чести и достоинства судей, среди которых, в частности, — отсутствие воспитательных программ, направленных на формирование навыков правильного поведения в суде; не всегда уважительное и этичное освещение деятельности судей в средствах массовой информации; недостатки действующего законодательства, не способствующие эффективности ответственности в случаях проявления неуважения к суду, представителям судебной власти, а также нарушения законности и факты коррупции в правоохранительных органах, получающие публичную огласку.

Следует согласиться с Ю. И. Кулешовым, что правовая защищённость судебной власти является одним из обязательных элементов ее укрепления, повышения ее авторитета. Не последнюю роль в обеспечении функций судебной власти, а также интересов лиц, участвующих или заинтересованных в осуществлении правосудия, играет уголовное право. При этом, по его мнению, в криминологических исследованиях преступлениям против правосудия уделяется недостаточное внимание. Ю. И. Кулешов отмечает, что «несмотря на то, что в настоящее время данная группа преступлений в общей структуре преступности не превышает даже половины процента, заслуживают внимания неблагоприятные тенденции, которые развиваются на фоне падения в глазах населения авторитета государственной власти в целом и авторитета правоохранительных органов и судов, в частности. Настораживает высокая степень латентности ряда преступлений против правосудия, все более возрастающий уровень корыстной мотивации при нарушении законности и коррумпированность сотрудников правоохранительных органов. Проблема коррупции, в том числе в правоохранительных органах, признана одной из основных государственных проблем».

В Федеральном законе от 20. 04. 1995 г. № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» честь и достоинство судьи не названы в качестве благ, за посягательство на которые установлена повышенная уголовная ответственность (ст. 3), однако в ст. 297 («Неуважение к суду») и ст. 298 («Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя») УК РФ она предусмотрена. По этим нормам судья может быть потерпевшим в случаях неуважения к суду, выразившегося в оскорблении судьи (ч. 2 ст. 297 УК РФ); клеветы в отношении судьи в связи с рассмотрением дел или материалов в суде (ч. 1 ст. 298 УК РФ) и клеветы, соединенной с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 3 ст. 298 УК РФ).

Рассмотрим эти специальные уголовно-правовые нормы более подробно и сравним их с общими по отношению к ним нормами — ст. 129 и 130 УК РФ, обратив при этом внимание на оценку законодателем их общественной опасности, что выражается, в том числе, в санкциях указанных статей Кодекса.

Н.Г. Иванов отмечает, что субъективную сторону преступления, предусмотренного ст. 298 УК РФ, составляет прямой умысел: субъект сознает общественную опасность деяния и желает его совершить. Виновный сознает, что порочит честь, достоинство, подрывает репутацию судьи, присяжного заседателя и иных лиц, указанных в законе, распространяя заведомо ложную информацию. Субъективная сторона клеветы (ст. 129 УК РФ) также характеризуется виной в форме прямого умысла: виновный заведомо сознает ложность сообщаемых им сведений, и то, что распространяемые им сведения порочат честь, достоинство и репутацию другого лица.

По мнению А. С. Горелика и Л. В. Лобановой, преступление, предусмотренное ст. 297 УК РФ, совершается только с прямым умыслом. Виновный сознает, что унижает честь и достоинство соответствующего участника процессуальной деятельности, что оскорбительные действия или высказывания выступают проявлением пренебрежительного отношения к суду как носителю судебной власти и осуществляемой им функции правосудия, и желает совершить такие действия. Для субъективной стороны оскорбления (ст. 130 УК РФ) также характерна вина в форме прямого умысла. Виновный понимает, что совершает в неприличной форме действия, унижающие честь, достоинство и репутацию другого человека, и желает совершить эти действия.

Таким образом, субъективная сторона преступлений, предусмотренных ст. ст. 129 и 298 УК РФ, как и субъективная сторона деяний, содержащихся в ст. ст. 130 и 297 УК РФ, сходны между собой, хотя, как отмечает А. В. Наумов применительно к ст. 298, у виновного есть специальный мотив, поскольку клевета совершается «в связи с рассмотрением дел или материалов в суде».

Субъектом преступлений, предусмотренных ст. 129 и 298 УК РФ, а также ст. 130 и 297 УК РФ, является вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. При этом, хотя по смыслу ст. 297 и 298 УК РФ виновное лицо может иметь какой-либо процессуальный статус при рассмотрении дела в суде, однако, в силу принципа гласности судебного разбирательства, закрепленного в ст. 123 Конституции Р Ф, в судебном заседании может участвовать любой гражданин. Лишь в исключительных случаях, предусмотренных ст. 241 Уголовно-процессуального кодекса РФ («Гласность»), ст. 10 Гражданско-процессуального кодекса РФ («Гласность судебного разбирательства») и ст. 11 Арбитражно-процессуального кодекса РФ («Гласность судебного разбирательства»), судебное заседание проводится в закрытом порядке. Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что субъекты преступлений, предусмотренных ст. ст. 297, 298 УК РФ, какими-либо специальными признаками, по сравнению с субъектами преступлений, предусмотренных ст. 129, 130 УК РФ, не обладают.

В юридической литературе обращается внимание на наличие сходства объективных сторон преступлений, ответственность за которые установлена в ст. 130 и 297, а также в ст. 129 и 298 УК РФ. Так, в ч. 1 ст. 129 УК РФ клевета определяется как распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих их репутацию. В ч. 1 ст. 130 УК РФ под оскорблением понимается унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. По мнению А. С. Горелика и Л. В. Лобановой, употребляемый в ст. 298 УК РФ термин «клевета» идентичен по содержанию понятию, раскрытому в ст. 129 УК РФ. Понятие же «оскорбление», которым пользуется законодатель в ст. 297 УК РФ, раскрывается в диспозиции ст. 130 УК РФ. Эту же позицию разделяет и А. В. Наумов.

Однако преступления, предусмотренные ст. 297 и 298 УК РФ, в отличие от преступлений, предусмотренных ст. 129 и 130 УК РФ, являются двуобъектными. Об этом говорит место ст. 297 и 298 в разделе Х УК РФ «Преступления против государственной власти». Основными объектами указанных преступлений Н. Г. Иванов признает нормальную деятельность органов правосудия, А. С. Горелик и Л. В. Лобанова — авторитет судебной власти (ст. 297 и ч. 1 ст. 298 УК РФ). Дополнительными же непосредственными объектами для этих преступлений являются честь, достоинство и репутация конкретных должностных лиц, участвующих в отправлении правосудия. Фактически объекты рассматриваемых преступных посягательств связаны с личностью потерпевшего — судьи, присяжного заседателя, иного лица, участвующего в отправлении правосудия, как это указано в уголовном законе.

В этой связи следует обратиться к законодательной оценке рассматриваемых преступлений и, соответственно, к санкциям указанных статей УК РФ. Ст. 129 УК РФ, как и ст. 298 УК РФ, состоит из трех частей. Преступления, предусмотренные частями 1 и 2 ст. 129 УК РФ, являются в соответствии со ст. 15 УК РФ преступлениями небольшой тяжести, поскольку в качестве максимального наказания за их совершение может быть назначено ограничение свободы на срок до одного года (ч. 1) либо арест на срок от трех до шести месяцев (ч. 2). Преступления, предусмотренные частями 1 и 2 ст. 298 УК РФ, также являются преступлениями небольшой тяжести, поскольку в качестве максимального наказания за их совершение может быть назначено является лишение свободы до двух лет. Частями 3 ст. 129 и 298 УК РФ предусмотрена ответственность за обвинение лиц, указанных в частях 1 и 2 данных статей УК, в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Преступления, предусмотренные частями 3 ст. 129 и 298 УК РФ, являются преступлениями средней тяжести, поскольку максимальное наказание за их совершение превышает два года лишения свободы (ч. 3 ст. 129 УК РФ — до трех лет лишения свободы, ч. 3 ст. 298 УК РФ — до четырех лет лишения свободы).

Анализируя изложенное, можно сделать вывод о том, что, несмотря на относительно более строгую уголовную ответственность за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 298 УК РФ, по сравнению с ч. 3 ст. 129 УК РФ, преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 тех же статей, являются преступлениями небольшой тяжести, что влечет за собой одинаковые юридические последствия для осужденного.

Аналогичная картина наблюдается и при сравнении санкций ст. 130 УК РФ и ст. 297 УК РФ, в которых установлена ответственность за преступления небольшой тяжести. К примеру, наказание в виде лишения свободы санкцией ст. 297 УК РФ не предусмотрено вовсе.

А.С. Горелик и Л. В. Лобанова общественные отношения, обеспечивающие авторитет суда, признают имеющими самостоятельное, а не подчиненное значение. Они считают авторитет столь же важным атрибутом судебной власти, как и ее независимость. По мнению других авторов, «авторитет судьи должен быть достаточно велик, политика государства напрямую направлена на его защиту и преумножение. В субъектах Российской Федерации, за исключением их глав и депутатов, которые живут в г. Москве, непосредственно федеральную власть представляют только судьи. Являясь лицами, занимающими государственные должности Российской Федерации, от имени Российской Федерации они на местах выносят приговоры, решения и иные акты. Охраняя правопорядок, суды решают одну из важнейших задач государства. Прав А. И. Скакун, который отмечает, что важнейшее качество судьи — это беспристрастность, которая возможна только при полной независимости и самостоятельности».

Соглашаясь с приведенными мнениями, полагаем целесообразным введение в санкции ч.1 и 2 ст. 298 УК РФ наказания в виде лишения свободы на срок до трех лет, что переведет эти деяния в категорию преступлений средней тяжести и будет более адекватно отражать их более высокую общественную опасность по сравнению с преступлениями, предусмотренными ст. 129 УК РФ. Что же касается преступления, ответственность за которое установлена в ст. 297 УК РФ, то, по нашему мнению, необходимо ввести в санкцию ч. 2 этой статьи, в которой предусмотрена ответственность непосредственно за оскорбление судьи, присяжного заседателя или иного участвующего в отправлении правосудия лица, наказание в виде лишения свободы. При его назначении это позволит увеличить срок погашения судимости осужденного, а также будет способствовать повышению воспитательного воздействия рассматриваемой нормы.

В целом же, помимо усиления уголовной ответственности за деяния, посягающие на честь и достоинство судей, представляется необходимым проведение государством воспитательной работы среди населения, направленной на формирование в обществе уважения к судебной власти и ее представителям.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой