Классическая западная социология XIX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Санкт-Петербургский

государственный университет телекоммуникаций

им. проф. М.А. Бонч-Бруевича

ФАКУЛЬТЕТ

ВЕЧЕРНЕГО И ЗАОЧНОГО ОБУЧЕНИЯ

Контрольная работа №___1___вариант №_______04________

по________________Социологии__________ _____

наименование дисциплины

Классическая западная социология XIX в. _

_____

фамилия, имя и отчество студента

Курс_____4_____Студенческий билет №_ _гр. № Э-41з

Работа выдана «» __________________ 2008 года.

___________________________________________________________

фамилия, имя и отчество рецензента

Оценка____________________ дата ___________________2008 года

Подпись рецензента ______________________

Дата получения работы

Дата отправки работы

Содержание:

  • Введение. 2
  • § 1. Социология Эмиля Дюркгейма. 3
    • 1.1 Основные принципы классической методологии сводятся к следующим 3
    • 1.2 Тема социальной солидарности -- главная тема социологии Дюркгейма. 4
    • 1.3 Место Э. Дюркгейма в истории социологии 6
  • § 2. Социологическая концепция Макса Вебера. 7
    • 2.1 Исходные принципы социологии М. Вебера 7
    • 2.2 Методологические принципы Вебера 8
    • 2.3. Предмет и методы «понимающей социологии» 9
    • 2.4 Концепция идеального типа 12
    • 2.5 М. Вебер и современное общество. 14
  • § 3. Марксистская социология. 16
    • 3.1 Исторические и социальные предпосылки возникновения в Европе «марксисткой социологии». 16
    • 3. 2 Концепция социологического учения К. Маркса. 18
    • 3.2. 1 Определение социологии. 18
    • 3.2. 2 . Главная задача социолога. 18
    • 3.2. 3 . Определение индивида 18
    • 3.2. 4 Определение общества 19
    • 3.2.4. 1 Правящий класс. 19
    • 3.2.4. 2 Угнетаемый класс. 21
    • 3.2.4. 3 . Классовые отношения. 21
    • 3.2.4. 4 Социальная мобильность. 22
    • 3. 3 «Социологии марксизма» 22
    • 3. 4 . Социология классов и классовой борьбы. 24
    • 3. 5 . Социология революции. 24
    • 3. 6 Судьбы Марксистской социологии 26
  • § 4. Заключение. 26
  • Список использованной литературы 28
  • Введение.

Изучение социология является очень важным для современного общества в целом, и для каждого человека в частности.

История каждой науки свидетельствует о том, что вначале зарождаются, формируются и развиваются лишь отдельные элементы науки, а затем уже уточняется и закрепляется наименование, объясняющее ее сущность и содержание.

Объектом социологической познания является общество. Термин «социология» происходит от латинского «societas» — общество и греческого «logos» — учение, означая в буквальном переводе «учение об обществе». Человеческое общество — это уникальное явление. Оно прямо или опосредованно является объектом многих наук (истории, философии, экономики, психологии, юриспруденции и др.), каждая из которых имеет свой ракурс изучения общества, т. е. свой предмет.

Предмет социологии — это социальная жизнь общества, т. е. комплекс социальных явлений, вытекающих из взаимодействия людей и общностей. Понятие «социальное» расшифровывается как относящееся к жизни людей в процессе их взаимоотношений. Жизнедеятельность людей реализуется в обществе в трех традиционных сферах (экономической, политической, духовной) и одной нетрадиционной — социальной. Три первые дают горизонтальное сечение общества, четвертая — вертикальное, подразумевающее деление по субъектам общественных отношений (этносам, семьям и др.). Эти элементы социального устройства в процессе их взаимодействия в традиционных сферах и составляют основу социальной жизни, которая во всем своем многообразии существует, воссоздается и изменяется лишь в деятельности людей.

Из обозначения объекта и предмета формируется определение социологии как науки. Его многочисленные варианты при разных формулировках имеют содержательную тождественность или близость. Социология определяется в разнообразных вариантах:

как научное изучение общества и общественных отношений (Нейл Смелзер, США);

как наука, изучающая практически все социальные процессы и явления (Энтони Гидденс, США);

как изучение явлений взаимодействия людей и явлений, вытекающих из этого взаимодействия (Питирим Сорокин, Россия — США);

как наука о социальных общностях, механизмах их становления, функционирования и развития и т. д. Разнообразие определений социологии отражает сложность и многогранность ее объекта и предмета

Социология возникает в конце 30 — х, начале 40 годов Х1Х в. В социальной сфере это было время крайней нестабильности. Восстание во Франции, Германии (1844 год), чартистское движение в Англии, чуть позже революция 1848 года во Франции свидетельствовали о том, что нарастает кризис в общественных отношениях. Во время решительных и быстрых перемен у людей возникает потребность в обобщающей теории, способной прогнозировать, куда движется человечество. На какие ориентиры можно опереться, обрести свое место и роль в этом процессе.

Как известно К. Маркс и Ф. Энгельс начинали свою деятельность в тоже время и при тех же обстоятельствах. Они, следуя рационалистической традиции, сформулированной в немецкой классической философии, и опираясь на свой опыт в участии в революционном движении, предложили решить эту проблему на основе концепции научного социализма, сердцевиной которой является теория социалистической революции.

О. Конт и другие «отцы основатели социологии «- Г. Спенсер, Э. Дюркгейм, М. Вебер — предложили реформистский путь развития общества. Основоположники социологии были сторонниками стабильного порядка. В условиях революционного подъема они думали не над тем, как разжечь пожар гражданской войны, а наоборот, как преодолеть кризис в Европе, установить согласие и солидарность между различными социальными группами. Социология как раз и рассматривалась ими в качестве инструмента познания общества и выработки рекомендаций по его реформированию. Методической де основой реформизма, с их точки зрения, является «позитивный метод».

§ 1. Социология Эмиля Дюркгейма.

Социология вычленилась в качестве самостоятельной отрасли знания вследствие своей претензии на научное исследование общества. Однако в истории социологии никогда не существовало согласия в том, каков критерий научности. Один из крупнейших историков социологии Ю. Давыдов считает необходимым говорить о последовательном возникновении в рамках социологии, по крайней мере, трех типов научности: классического, неклассического и промежуточного, электрического.

Классический тип научности, по его мнению, был представлен такими видными социологами, как О. Конт, Г. Спенсер, Э. Дюркгейм.

1.1 Основные принципы классической методологии сводятся к следующим

1. социальные явления подчиняются законам общим для всей действительности. Нет никаких специфических социальных законов

2. по этому социология должна строиться по образу естественных «позитивных наук».

3. методы социального исследования должны быть такими же точными, строгими. Все социальные явления должны быть описаны количественно.

Важнейшим критерием научности является объективность содержания знания. Это значит, что социологическое знание не должно содержать в себе субъективные впечатления и умозрительные рассуждения, но описывать социальную действительность. Не зависимо от нашего к ней отношения. Этот принцип нашел в себе выражение в требовании «социология как наука должна быть свободна от ценностных суждений и идеологии».

Наиболее четко принципы классического типа научного были сформулированы в работе французского социолога Э. Дюркгейма «Правила социологического метода» (1895 год). Дюркгеймовская социология основывается на теории социального факта. В данной работе Э. Дюркгейм излагает основные требования к социальным фактам, которые позволили бы существовать социологии в качестве науки.

Правило первое состоит в том, чтобы «рассматривать социальные факты как вещи «. Это означает, что:

а. социальные факты внешне для индивидов;

б. социальные факты могут быть объектами в том смысле, что они материальны, строго наблюдаемы и безличны;

в. устанавливаемые между двумя или множеством социальных фактов отношения причинности помогают формулировать постоянные законы функционирования общества.

Второе правило состоит в том, чтобы «систематические отмежевываться от всех врожденных идей «. Это означает, что :

а. социология, прежде всего, должна порвать свои связи с всякими идеологиями и личностными пристрастиями;

б. она так же должна освободится от всех предрассудков, которыми обладают индивиды в отношении социальных фактов.

Третье правило состоит в признании примата «первенство, приоритета «целого над составляющими ее частями. Это означает признание того, что:

а. источник социальных фактов находится в обществе, а не в мышлении и поведении индивидов;

б. общество есть автономная система, управляемая своими собственными законами, не сводимыми к сознанию или действию каждого индивида.

Итак, социология, по мнению Э. Дюркгейма, основывается на познании социальных фактов, социальный факт специфичен. Он порожден объединенными действиями индивидов, но качественно отличается по своей природе о того, что происходит на уровне индивидуальных сознаний потому что у него другое основание другой субстрат — коллективное сознание. Для того чтобы возник социальный факт, указывает Э. Дюркгейм, необходимо, чтобы, по крайней мере, несколько индивидов объединили свои действия и чтобы эта комбинация породила какой-то новый результат. А поскольку этот синтез происходит вне сознания действующих индивидов (так как он образуется из взаимодействия множества сознаний), то он неизменно имеет следствием закрепление, установление вне индивидуальных сознаний каких-либо образцов поведения, способов действий, ценностей и т. д., которые существуют объективно. Признание объективной реальности социальных фактов является центральным пунктом социологического метода по Э. Дюркгейму

1.2 Тема социальной солидарности -- главная тема социологии Дюркгейма.

По существу, солидарность для него — синоним общественного состояния.

Книга «О разделении общественного труда» представляет собой публикацию успешно защищенной докторской диссертации автора.

Содержание ее гораздо шире заглавия и, по существу, составляет общую теорию социальных систем и их развития. Основная цель работы: доказать, что, вопреки некоторым теориям, разделение общественного труда обеспечивает социальную солидарность, или, иными словами, выполняет нравственную функцию. Но за этой формулировкой скрывается другая цель, более значимая для автора: доказать, что разделение труда — это тот фактор, который создает и воссоздает единство обществ, в которых традиционные верования утратили былую силу и привлекательность. «

Дюркгейм выделил два вида общественной солидарности — механическую и органическую, характерных для двух типов обществ. Для более сжатого изложения материала воспользуемся таблицей, приведённой Гофманом в книге «Семь лекций по истории социологии»:

Таблица 1 Общая схема дюркгеймовского описания механической и органической солидарности в соответствии с определенными типами обществ (по С. Люксу)

Механическая солидарность

Органическая солидарность

1) Морфологическая (структурная) основа

Основана на сходствах (преобладает в менее развитых обществах)

Основана на разделении труда (преобладает в более развитых обществах)

Сегментарный тип (вначале на клановой, затем на территориальной основе)

Организованный тип (слияние рынков и рост городов)

Слабая взаимозависи-мость (относительно слабые социальные связи)

Булыпая взаимозависимость (относительно сильные социальные связи)

Относительно малый объем населения

Относительно низкая материальная и моральная плотность

Относительно большой объем населения

Относительно высокая материальная и моральная плотность

2) Типы норм (вопло-щенные в праве)

Правила с репрессивными санкциями

Преобладание уголовного права

Правила с реститутивными санкциями

Преобладание кооперативного права (гражданского, коммерческого, процессуального, административного и конституционного)

За) Формальные признаки коллектив-ного сознания

Большой объем

Высокая интенсивность

Высокая определенность

Власть группы абсолютна

Малый объем Низкая интенсивность

Низкая определенность

Большой простор для индивидуальной инициативы и рефлексии

36) Содержание коллективного сознания

Высокая степень религиозности

Трансцендентность (господство над интересами человека и беспрекословность)

Приписывание высшей ценности обществу и интересам общества как целого

Конкретность и детальный характер

Возрастающая светскость

Ориентированность на человека (связь с интересами человека и открытость для обсуждения)

Приписывание высшей ценности достоинству индивида, равенству возможностей, трудовой этике и социальной справедливости

Абстрактность и общий характер.

По мнению Дюркгейма, чем больше развито разделение труда, тем выше уровень общественной солидарности. Это объясняется тем, что в обществе с высокой степенью разделения труда существует огромное количество профессиональных статусов и соответствующих им ролей. Таким образом, каждый индивид полностью концентрируется на своей узко профессиональной области. Но так как индивиды вынуждены потреблять блага, производимые в других областях, возникает сильная зависимость между индивидами. Общество начинает работать, как единый организм (отсюда название — органическая солидарность).

«Дюркгейм подчеркивал и выделял аспект солидарности при разделении труда в современном обществе, отодвигая на задний план проблему антагонизма труда и капитала, „принудительного характера труда“, морального и экономического кризисов общества. Анализируя эти проблемы в конце своей книги „Разделение труда“, он был склонен рассматривать их как результат недостаточной отрегулированности отношений между главными классами, как нездоровый элемент в жизни общества, которое в целом рассматривалось как солидарное, сохранившее свойственные предшествующим эпохам единство, цельность.» История социологии в Западной Европе и США. Учебник для вузов. Ответственный редактор -- академик И 90 ран Г. В. Осипов. -- М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА--ИНФРА * М), 2001

1.3 Место Э. Дюркгейма в истории социологии

Дюркгейм оказал огромное влияние на развитие западной социологии, наряду с Марксом, Вебером, Парето; рассматривал важнейшие для теоретической социологии проблемы, такие как «природа общества, его интегративное начало, его „здоровое“ и патологическое состояния, методы социологического исследования и статус социологии как науки» История социологии в Западной Европе и США. Учебник для вузов. Ответственный редактор -- академик И 90 ран Г. В. Осипов. -- М.: Издательство НОРМА стр 178. Основные положения его концепции — «об обществе как саморегулирующейся системе, обладающей качествами, не сводимыми к качествам отдельных элементов, об общественном порядке как нормальном состоянии общества, о значении институтов воспитания и контроля, принципах функционального подхода к анализу социальных явлений с точки зрения их роли, выполняемой в системе» История социологии в Западной Европе и США. Учебник для вузов. Ответственный редактор -- академик И 90 ран Г. В. Осипов. -- М.: Издательство НОРМА стр 179 — являются базой для современной социологической теории. Основные постулаты его методологии актуальны для социологов до сих пор.

Многие исследователи выделяют непризнание Дюркгеймом роли экономических связей в формировании прочных социальных контактов как недостаток его теории. «Экономическая деятельность, по его мнению, «асоциальна». «Социальные типы» Дюркгейма, под которыми он имел в виду общества различных исторических периодов означали единый комплекс экологических, демографических идеологических факторов. Идеологические факторы он считал определяющими. «Социальные типы» не имели ничего общего марксистским понятием общественно-экономической формации для которого характерно признание решающей роли в ней производственных отношений, деления общества на классы и объяснения идеологической и других духовных сфер как отражения классовых позиций и интересов.

В объяснении закономерностей общественной жизни Дюркгейм и его последователи исходили из так называемого коллективного сознания. При этом происхождение и сущность последнего, по мысли французского социолога, непосредственно зависели от общения между индивидами, рассматриваемого вне каких-либо конкретных исторических условий, вне конкретно-исторической деятельности людей. Сложный процесс общения рассматривался Дюркгеймом лишь как психологическое взаимодействие индивидов во время коллективных собраний, церемоний, религиозных праздников обрядов, которое противопоставлялось общественно-трудовой деятельности людей." История социологии в Западной Европе и США. Учебник для вузов. Ответственный редактор -- академик И 90 ран Г. В. Осипов. -- М.: Издательство НОРМА стр 180

Вот что пишет Гофман по этому поводу в своей книге «Семь лекций по истории социологии»: «Дюркгейм был склонен к сакрализации (освящению) общества как такового. Но этот изъян зачастую превращался в достоинство. Именно благодаря ему и в профессиональном, и в массовом сознании утверждался высокий онтологический статус общества, а вместе с тем -- и науки об обществе — социологии. Важное значение в социологии Дюркгейма имела трактовка общества как преимущественно нравственной реальности. Как и для Конта, социальный вопрос для него был не столько экономико-политическим, сколько нравственно-религиозным вопросом. Мораль Дюркгейм понимал как практическую, действенную, реальную силу; все, что не имеет серьезного нравственного основания, с его точки зрения, носит непрочный и временный характер. Поэтому он считал, что политические революции -- это кровавые театральные действа, которые мало что изменяют в социальных системах. Для того чтобы политические преобразования действительно вызвали социальные изменения, они должны выразить и затронуть глубинные нравственные ценности и устремления общества.» А. Б. Гофман. Семь лекций по истории социологии: Учебное пособие для вузов. — 5-е изд. — М.: Книжный дом «Университет», 2001, Лекция 6, с. 15−16. Дюркгеймовская концепция морали, разработанное им понятие «нормального субъекта», внесли свой вклад в развитие социологии девиации.

§ 2. Социологическая концепция Макса Вебера.

Немецкий мыслитель Макс Вебер сыграл выдающуюся роль в развитии социологии в конце прошлого и начале нынешнего века. В настоящее время социология Макса Вебера переживает настоящее возрождение. Вновь осмысливаются и переосмысливаются многие стороны его философско-социологических взглядов. Берутся на вооружение разработанная им методология социального познания, концепции понимания, идеальных типов, его учение о культуре, этике, социологии и религии. Сегодня западные социологи рассматривают Вебера «в качестве одной из тех ключевых фигур, обращение к которым открывает перспективу плодотворного обсуждения фундаментальных вопросов социологической теории».

2.1 Исходные принципы социологии М. Вебера

Социологическая концепция Вебера тесно связана с другими социологическими системами, характерными для прошлого века. В то время ведущие позиции занимал структурный функционализм позитивистского толка, представленный, прежде всего, Эмилем Дюркгеймом, который отстаивал необходимость распространения рационализма на познание социальных явлений, на исследование их самих с помощью методов, характерных для естественных наук. Вебер видел слабость представителей этой позиции в том, что структуры всецело обуславливают поведение индивидов, из чего следовало, что исторические события рассматривались независимо от намерений людей, а сами индивиды — как соучастники заранее предопределенных событий. Не принял Вебер и использование естественнонаучных подходов для анализа общества, подчеркивая то, что в отличие от неизбежных связей между явлениями неживой природы, в обществе действуют качественно иные причинные связи и для их познания нужна другая методология. При этом Веберу импонировала идея рационализма, которая обрела иное содержание и стала центральной в его взгляде на историю и будущее человеческих обществ.

Определенное влияние на социологические воззрения Вебера оказала марксистская социология, в частности, ряд соображений К. Маркса об обществе как арене противоборствующих социальных групп, где каждая имеет свои экономические интересы, свои ценностные ориентации, соответствующие социально-экономическому положению и определенным взглядам на окружающий мир. Однако при этом им была дана позитивная критика материалистического понимания истории, в которой социолог показал значимость идеальных факторов — религиозных, идейно-нравственных ориентиров для поведения людей и высказался за то, чтобы социология раскрывала всю сложную систему причинных связей социальной реальности, существующей не только объективно, но и создающейся субъективно благодаря мыслям и действиям индивидов.

Наконец, следует отметить влияние философской школы неокантинианства, представители которой проводили радикальное различие, с одной стороны, между внешним миром, который мы познаем, и познающим сознанием, а с другой — между ценностью и ее оценкой.

Неклассический тип научности социологии разработан немецкими мыслителями Г. Зиммелем (1858 — 1918 годы) и М. Вебером (1864 — 1920 годы). В основе этой методологии лежит представление о принципиальной противоположности законов природы и общества и, следовательно, признание необходимости существования двух типов научного знания: наук о природе (естествознания) и наук о культуре (гуманитарного знания). Социология же, по их мнению, это пограничная наука, поэтому она должна заимствовать у естествознания и гуманитарных наук все лучшее. У естествознания социология заимствует приверженность к точным фактам и причинно — следственные объяснения действительности, у гуманитарных наук — метод понимания и отнесения к ценностям.

Такая трактовка взаимодействия социологии и других наук вытекает из их понимания предмета социологии. Г. Зиммель и М. Вебер отвергали в качестве предмета социологического знания такие понятия, как «общество «, «народ «, «человечество «, «коллективное «, и т. д. они считали, что предметом исследования социолога может быть только индивид, поскольку именно он обладает сознанием мотивации своих действий и рациональным поведением. Г. Зиммель и М. Вебер подчеркивали важность понимания социологов субъективного смысла, который вкладывается в действие самим действующим индивидом. По их мнению, наблюдая цепочку реальных действий людей, социолог должен сконструировать их объяснения на основе понимания внутренних мотивов этих действий. И здесь ему поможет знание того, что в сходных ситуациях большинство людей поступают одинаковым образом, руководствуются аналогичными мотивами. Исходя из своего представления о предмете социологии и ее месте среди других

2.2 Методологические принципы Вебера

Вебер формулирует ряд методологических принципов, на которые, по его мнению опирается социологическое знание:

1. требование устранения из научного мировоззрения представления об объективности содержания наших знаний. Условием превращения социального знания в действительную науку является то, что оно не должно выдавать свои понятия и схемы за отражения или выражение самой действительности и ее законов. Социальная наука обязана исходить из признания принципиального различия между социальной теорией и действительностью.

2. поэтому социология не должна претендовать на что-то большее, чем выяснение причин тех или иных свершившихся событий, воздерживаясь от так называемых «научных прогнозов «.

Строгое следование этим двум правилам может создать впечатление, что социологическая теория не имеет объективного, общезначимого смысла, а является плодом субъективного произвола. Чтобы снять это впечатление, Г. Зиммель и М. Вебер утверждают:

3. социологические теории и понятия не являются результатом интеллектуального произвола, ибо сам интеллектуальная деятельность подчиняется вполне определенным социальным приемам и, прежде всего, правилам формальной логики и общечеловеческим ценностям.

4. социолог должен знать, что в основе механизма его интеллектуальной деятельности лежит отнесение всего многообразия эмпирических данных к этим общечеловеческим ценностям, которые задают общее направление всему человеческому мышлению. «Отнесение к ценностям кладет предел индивидуальному произволу», — писал М. Вебер.

М. Вебер различает понятия «ценностные суждения» и «отнесение к ценностям». Ценностное суждение всегда личностно и субъективно. Это какое-либо утверждение, которое связанно с нравственной, политической или какой-либо другой оценкой. Например, высказывание: «Вера в Бога — это непреходящее качество человеческого существования». Отнесение к ценности — это процедура и отбора, и организации, эмпирического материала. В приведенном выше примере это процедура может означать, сбор фактов для изучения взаимодействия религии и разных сфер общественной и личной жизни человека, отбор и классификация этих фактов, их обобщение и другие процедуры. В чем необходимость этого принципа отнесения к ценностям? А в том, что ученый — социолог в познании сталкивается с огромным многообразием фактов, и для отбора и анализа этих фактов он доложен исходить из какой — то установки, которая, и формулируется им как ценность.

Но возникает вопрос: откуда же берутся эти ценностные предпочтения? М. Вебер отвечает так:

5. изменение ценностных предпочтений социолога определяется «интересом эпохи», то есть социально — историческими обстоятельствами, в которых он действует

2.3. Предмет и методы «понимающей социологии»

2.3.1 Новый взгляд на роль естественных и социальных наук

Макс Вебер одним из первых стал проводить принципиальное различие между естественными и социальными науками: если задача первых состоит в открытии детерминистских законов, то задача вторых — дать причинное объяснение и понимание социальных действий людей конкретного общества лишь в определенном культурном и историческом контексте, учитывая, что общие поведенческие ориентиры, обусловленные конкретными ценностями, всегда историчны и относительны. Раз так, то может показаться, что причинность исчезает вообще, и общество не поддается научному познанию. Как же тогда изучать связи явлений, как основу типизации общественных процессов?

По Веберу, отличие естественных наук от наук социальных, прежде всего, состоит в том, что они по-разному трактуют причинность. Причинность в социальных науках означает вероятность, что событие произойдет или, что одно событие зависимо от другого. В этой связи, по Веберу, человеческое общество не есть нечто «исторически неизбежное», а результат «множества возможностей». Так, ученый видел в определенном религиозном воззрении (протестантской этике) один из факторов возникновения духа современного капитализма, но считал «глупостью» считать это единственным социальным фактором. Чтобы разграничить причинность в естественных науках от причинности в науках социальных, он вводит понятие «адекватной причинности» применительно к социальным наукам. Отсюда социология изначально может иметь дело с вероятностными утверждениями о взаимосвязях между социальными явлениями. Ее цель- установить степень того, что при событии x имеется определенная степень вероятности наступления события у. Как видно, понятия и само знание в социальных науках имеют иное содержание, чем знания в естественных науках.

Принципиальное же отличие социальных наук от естественных, по Веберу, заключается в способности первых дать понимание социальным явлениям, так или иначе имеющих отношение к мысли, к рациональности. «Социологическое объяснение, — писал он, — ставит своей целью именно рациональное толкование». Естественные науки просто не имеют дела с пониманием поведения физических тел, ибо в их движении мысль отсутствует.

Вместе с тем, социальные науки, имея свою специфику, обладают общими качествами, характерными для наук вообще. Так, социология является научной дисциплиной благодаря тому факту, что люди действуют рационально, по крайней мере, значительную часть времени и это позволяет осуществлять типизацию их поведения, систематизацию собственно социальных фактов.

2.3.2 Социальные действия: смысл, типизация и методы понимания

В термин «понимание» Вебер вкладывает свой особый смысл. Это — рациональная процедура изучения действий социальных субъектов (микроуровень), а через них — изучение культуры конкретного общества (макроуровень). Как видно, Вебер был сторонником социального номинализма. Номинализм — теоретическая и методологическая ориентация, предполагающая, что характер индивидов, их действий, в конечном счете, определяет суть общества. Одним из центральных пунктов теории Вебера явилось выделение им элементарной частицы поведения индивида в обществе — социального действия, которое является причиной и следствием системы сложных взаимоотношений между людьми.

Как считает социолог, анализ и типизация социальных действий людей является основным предметом социологии. Однако не каждый поведенческий акт индивида можно считать социальным действием. Действие человека обретает характер социального действия, если в нем присутствуют два принципиальных момента:

1. субъективная мотивация индивида, который вкладывает в свой акт определенный смысл;

2. ориентация на поведение других людей.

Вебер отмечает: «Действием мы называем действие человека (независимо от того, носит оно внешний или внутренний характер, сводится ли к невмешательству или терпеливому принятию), если и поскольку действующий индивид или индивиды связывают с ним субъективный смысл. „Социальным“ мы называем такое действие, которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него».

Из определения следует, что действие, о котором человек не задумывается, социальным действием не является. Так, к социальному действию нельзя отнести непреднамеренное падение человека или же непроизвольный крик от боли, ибо в них просто отсутствует мыслительный процесс. Действие, в котором человек просто не видит реальной цели, не является социальным действием. Так, к социальному действию нельзя отнести непреднамеренное или неосознанное участие человека в той или иной сходке, кампании, политической акции, ибо в этом случае отсутствует мыслительный процесс и осознанно целенаправленная активность.

Социолог не считал действия социальными, если они являлись чисто подражательными, когда индивиды ориентируются на какое-либо природное явление (раскрытие зонтов множеством людей во время дождя) или когда они действуют как атомы толпы, что характерно для реактивного поведения (поведения как реакции на определенный стимул, например, «опасность»).

Эмоциональные излияния, непроизвольные выкрики, проявления радости от встреч с героями и вождями или выплески гнева в адрес «врагов» также нельзя отнести к социальным действиям, ибо в них просто нет активного разумного начала как способности человека отражать и постигать мир, не искажая его реальное содержание восторгами или страхами.

Действие не является социальным и в том случае, если оно никак не затрагивает интересы других людей, остается для них незамеченным. Пример тому — маниловщина, мечтательно-бездейственное отношение к окружающему, которое, как показал Гоголь в «Мертвых душах», весьма характерно для многих россиян, которые даже, вероятно, не отдают себе в этом отчета.

Еще одно важное замечание, которое делает Вебер: предметом его концепции являются действия индивидов, а не коллективов. Употребляя понятия государство, корпорация, семья, армейское подразделение и т. д., следует иметь в виду, что эти и другие социальные структуры сами по себе не являются субъектами социального действия. Поэтому, с точки зрения Вебера, нельзя, например, понять действие парламента или президентской администрации, фирмы или семьи, но можно и нужно стремиться к тому, чтобы интерпретировать действия составляющих их индивидов.

Вебер выделил четыре типа социальных действий индивидов, которые различались по степени рациональности, присутствующей в них. Само собой разумеется, что в действительности человек не всегда знает, чего он хочет. Порой в поведении людей доминируют какие-либо ценностные установки или просто эмоции. Ориентируясь на возможное реальное поведение людей в жизни, Вебер выделяет следующие типы действия:

1. целерациональное,

2. ценностно-рациональное,

3. аффективное,

4. традиционное.

Обратимся к самому Веберу: «Социальное действие, подобно любому другому поведению, может быть:

1) целерациональным, если в основе его лежит ожидание определенного поведения предметов внешнего мира и других людей и использование этого ожидания в качестве «условий» или «средств» для достижения своей рационально поставленной и продуманной цели;

2) ценностно-рациональным, основанным на вере в безусловную — эстетическую, религиозную или любую другую — самодовлеющую ценность определенного поведения как такового, независимо от того, к чему оно приведет;

3) аффективным, прежде всего эмоциональным, то есть обусловленным аффектами или эмоциональным состоянием индивида;

4) традиционным, то есть основанным на длительной привычке".

Из этой классификации следует, что может быть социальное действие, в котором смысл действия и смысл действующего совпадают, в нем присутствует рельефно выраженная цель и адекватные ей осмысленные средства. Такое действие было обозначено социологом понятием

целерациональное действие. В нем оба вышеназванных момента совпадают: понять смысл действия — значит понять действующего и наоборот.

Примером целерациональных действий может быть поведение людей, сознательно делающих политическую карьеру, принимающих собственные решения. В таком поведении есть смысл действий, который понятен для окружающих, побуждая последних к принятию адекватных самостоятельных актов, также имеющих смысл и цель. К целерациональным действиям может быть отнесено поведение студента, желающего получить образование, соответственно направленное на успешное усвоение изучаемых предметов.

Если же, например, сильный и мужественный человек после того, как его ударили по одной щеке, подставил другую, то здесь речь идет о ценностно-рациональном действии, которое может быть понято лишь с учетом представлений этого человека о ценностях определенных религиозных догм. Ценностно-рациональное действие основано на вере в определенные безусловные ценности, заповеди, представления о добре и долге. Их абсолютизация приводит к тому, что в подобных действиях неизбежно появляется определенный компонент иррациональности. Так, если для людей ценность собственной жизни ничто в сравнении с верой в безусловную правоту вождя, курса партии, ради выполнения «безошибочных предначертаний» которых они готовы к лишениям и даже самопожертвованиям, то они как раз совершают ценностно-рациональные действия.

Аффективные действия можно довольно часто наблюдать в игровых видах спорта — те или иные непроизвольные, эмоциональные реакции игроков. Они, как правило, определены эмоциональным состоянием действующего — страстью, любовью, ненавистью и т. д. Естественно, что они выходят за пределы сознательной, осмысленной деятельности индивида.

К традиционным действиям относятся повседневные поведенческие акты, совершаемые просто по привычке. Люди ведут себя почти автоматически, потому что они всегда это делали. Как правило, они не осознают, почему так поступают, ибо просто привержены привычным нравам и обычаям. В таких действиях почти нет целеполагания, нет и размышлений о выборе средств их осуществления.

В российской истории люди практически не задумывались, почему необходимо служить «царю-батюшке», по какому такому праву осуществляется передача государственной власти по наследству, почему у них нет личных прав и свобод. Они поступали традиционным образом, потому что их предки всегда так это делали, будучи приверженными определенным нравам и обычаям. В обновленном виде традиционные действия были сохранены в советских жизненных укладах, таких как коммуны и «социалистические коллективы». Все эти типы социума утверждали стадно-традиционное подражательство и подавляли индивидуальность. Главная латентная, неосознаваемая функция традиционных действий состояла в том, чтобы каждый человек уничтожил свое индивидуальное мышление и, соответственно, принял бездумные алгоритмы жизни. Распад советского строя заставил людей отказываться от неосмысленно-подражательного поведения, от жизни по принципам «как все», «не хуже, чем другие».

В этой классификации степень осознанности наращивается от аффективных и традиционных действий к ценностно-рациональным и целерациональным. Строго говоря, лишь целерациональные и ценностно-рациональные действия относятся к социальным действиям, ибо имеют дело с субъективно подразумеваемым смыслом. В связи с этим нужно подчеркнуть, что социология, по Веберу, является «понимающей», поскольку имеет дело именно с осмысленными действиями людей. «Специфически важным для понимающей социологии, — писал он, — является прежде всего поведение, которое, во-первых, по субъективно предполагаемому действующим лицом смыслу соотнесено с поведением других людей, во-вторых, определено также этим его осмысленным соотнесением и, в-третьих, может быть, исходя из этого (субъективно) предполагаемого смысла, понятно объяснено».

Особое внимание Вебер уделяет проблеме понимания социального действия, выделяя несколько типов понимания. К первому типу он относит понимание через прямое наблюдение. Примером тому может служить наблюдение на телеэкране безмерной радости, благополучия того или иного современного российского политика, его соответствующие жесты, что резко контрастирует с имиджем политика даже 80-х годов — всегда серьезного, озабоченного, сумрачного. Зритель может понять, скорее, прочувствовать положительное эмоциональное состояние практически любого человека от политики. Сам образ олицетворяет оптимизм, правоту, бескорыстность, устремленность в будущее. Но так ли это на самом деле? По Веберу, прямое наблюдение еще недостаточно, чтобы понять суть социального действия.

Второй тип интерпретации социального действия — объяснительное понимание. Оно предполагает выяснение мотивов конкретного социального действия. В нашем примере требуется понять, что побудило счастливого, жизнеутверждающего политического деятеля оказаться героем телепередачи — пришел ли он праздновать победу на выборах, добиться поддержки принятия желанных решений или же, как говорится, делает хорошую мину при плохой игре. Чтобы осуществился этот тип понимания, необходимо, как считает Вебер, поставить себя на место индивида, чье поведение мы пытаемся объяснить, и тем самым выяснить мотивы, стоящие за его действиями.

Третий тип — причинное объяснение. Оно предполагает выяснение того, что инициировало сами мотивы, которые привели к соответствующим социальным действиям. Здесь социолог настаивает на необходимости обнаружить связи между целой серией действий или событий. Это, разумеется, предполагает проведение серьезных социологических исследований. Подобного рода исследования провел сам Вебер, стремясь, в частности, выявить связи между религиозными принципами и поведением индивидов, особенно их экономической и политической деятельностью.

2.4 Концепция идеального типа

Концепция идеальных типов также является важнейшей составляющей теории социального действия. Вебер трактовал идеальный тип как «интерес эпохи, выраженный в виде теоретической конструкции». Это некая идеальная модель того, что наиболее полезно человеку, что объективно отвечает его интересам в современной ему эпохе. В этом отношении в качестве идеальных типов могут выступать моральные, политические, религиозные и другие ценности и вытекающие их них установки поведения и деятельности людей, правила и нормы их поведения, а также традиции социального общения.

Идеальные типы Вебера характеризуют как бы сущность оптимальных общественных состояний — состояний власти, межличностного общения, индивидуального и группового сознания и т. д. В силу этого они выступают как своеобразные критерии, исходя из которых необходимо вносить изменения в духовную, политическую и материальную жизнь людей.

Иными словами, по Веберу, чтобы уяснить действительные причинные связи, имеющие место при создании социальной реальности, и дать возможно более полное и комплексное толкование социальным действиям, необходимо прежде всего сконструировать недействительное — извлекаемые из эмпирической реальности заостренные, выделенные элементы, которые представляются типическими для социолога в его стремлении найти общие правила событий. Они должны выражать то, что наиболее характерно, типично для общественных явлений или социальных действий своего времени. «Лишь с помощью чистого („идеального“) типа возможна социологическая казуистика… Чем отчетливее и однозначнее конструированы идеальные типы, чем дальше они, следовательно, от реальности, тем плодотворнее их роль в разработке терминологии и классификации, а также их эвристическое значение», — заключает Вебер.

Так, например, можно сконструировать идеально-типическую модель студента или государственного служащего, семьи или даже самого государства. Но модель идеального типа не есть цель познания, а своеобразное методическое средство, позволяющее анализировать социальные реалии. Как же пользоваться этим средством?

Понятно, что в реальной жизни, строго говоря, не может быть идеального студента или чиновника, семьи или любого другого социального института. Различные причины приводят к тому, что общественное явление всегда будет иметь отклонение от идеального типа. Здесь-то и открываются возможности для сравнивания реального социума с его идеальным типом. Согласно Веберу, идеальный тип позволяет:

— во-первых, сконструировать явление или социальное действие, как если бы они имели место в идеальных условиях;

— во-вторых, рассмотреть это явление или социальное действие независимо от локальных условий (предполагается, что если будут выполнены идеальные условия, то действие будет совершаться именно таким образом);

— в-третьих, есть возможность сравнивать, насколько явление или действие по своим количесвтенно-качественным параметрам походит на идеальный тип. По отклонению от идеального типа исследователь может установить характерные тенденции протекания событий.

Мыслительное образование нереального, идеально-типичского события позволяет понять, как действительно протекало то или иное историчское событие. При этом Вебер обосновывает весьма оригинальный взгляд: по его мнению, история и социология — два направления научного интереса, а не две разные дисциплины. Так, чтобы выявить историческую причинность необходимо выстроить идеально-типическую конструкцию исторического события, а затем следует сопоставить нереальный, мысленный ход событий с их реальным развитием. Тем самым исследователь перестает быть простым статистом исторических фактов и обретает возможность понять, насколько сильным было влияние обстоятельств, какова роль воздействия случайности или конкретной личности на данный момент истории.

Учение Вебера об идеальных типах не потеряло своей актуальности. Оно служит для его последователей своеобразной методологической установкой социального познания и решения практических проблем, связанных, в частности, с упорядоченностью и организованностью элементов духовной, материальной и политической жизни.

2.5 М. Вебер и современное общество.

В нашей стране до сих пор доминировали лишь традиционный и харизматический типы господства в разных сочетаниях. Им соответствовал и определенный, более низкий тип социального управления (по рациональности взаимоотношений управляющих и управляемых, по степени значимости закона как совокупности принципов, регулирующих все сферы общественной жизни и т. д.), детерминированный в значительной степени личностными качествами руководителя. Что бы нам мог дать переход к рациональному типу легитимного господства? А то, что рационализм и демократизм властной системы перестали бы напрямую связываться с личностью политического лидера. Тогда права и свободы всех граждан, равно как и политических институтов, перестанут зависеть от воли политических лидеров, а станут на деле гарантированными законами.

Опираясь на веберовскую методологию, можно отметить, что пока в нашей стране не получили достаточного развития целерациональные действия индивидов. Соответственно не сформировались институты гражданского общества, которые предполагают развитие индивидуализма, личной ответственности. Стало быть, пока лишь в стадии образования находятся культурные и социальные реалии, которые бы оказывали достаточно серьезное противодействие иррациональным влечениям властителей.

Во все времена российская власть обретала характер авторитарности и деструктивности в большей или меньшей степени. Как следствие, все режимы (советские и нынешние российские) неадекватно и запоздало реагировали на вызовы современности, предлагая скоропалительные реформы, которые мгновенно должны были «осчастливить» народ. Популизм и мессианизм — конкретные проявления властями аффективных страстей.

Характером социальных действий россиян объясняется относительно легкое установление структур, основанных на авторитарном руководстве и партикулярной формальности, с одной стороны, декларировавших гарантии коллективной безопасности перед лицом внешних и внутренних врагов, а с другой — патернализм на уровне всесильного государства партии, обещавшего материальные и духовные богатства и непременно «полным потоком», и, конечно же, — враз, само собой разумеется, «для нынешнего поколения». Нравится нам сегодня это или нет, но исторические факты свидетельствуют, что все революционные и реформистские замыслы недемократического, авторитарного толка были в России осуществлены довольно быстро и успешно — они совпадали с характером традиционных, аффективных и ценностно-рациональных действий миллионов. Те же немногие попытки реформировать страну по пути развития самостоятельного принятия политических решений, институализация прав человека и индивидуальных свобод наталкивались на контрастирующие социокультурные ценности и образцы поведения. Доминировавший коллективизм механического толка, групповой эгоизм изначально противостояли рационально-легальному политическому господству.

Нынешний процесс демократизации политической власти в России — еще одна попытка интегрироваться в мировое сообщество стран, исповедующих прагматические, рациональные социокультурные ценности. Согласно веберовской методологии, процесс рационализации нашей власти пойдет параллельно изменениям в характере социальных действий россиян.

По Веберу, приверженность разных социальных групп и отдельных индивидов к различным типам социальных действий (с разной степенью в них рационального компонента) объективно ведет к естественности политического неравенства. Не в смысле прав и свобод людей, а в смысле их компетентности и способности быть активным социальным агентом, свободно принимающим решения и отвечающим за их последствия. У Вебера реализация идеи политической рациональности связана с разной степенью их участия в политической жизни вообще и политической власти в особенности. Социолог говорит о том, что можно быть:

1) «политиками «по случаю», когда опускаем свой избирательный бюллетень или совершаем сходное волеизъявление, например, рукоплещем или протестуем на «политическом собрании»;

2) «политиками „по совместительству“» — быть доверенным лицом, членом правления партийно-политического союза, государственных советов и т. д. В этом случае политика «не становится для них первоочередным „делом жизни“ ни в материальном, ни в идеальном отношении»;

3) «преимущественно-профессиональными» политиками.

Из тенденции рационализации политической жизни логически вытекает идея превращения политики в своего рода «предприятие», которому требуются профессионально подготовленные люди с разными знаниями и умениями — чиновники-специалисты и «политические» чиновники.

Если эти принципы удастся провести в нашу жизнь, то постепенно пойдет процесс ее рационализации. Утвердится порядок, согласно которому «ходить во власть» должны профессионально подготовленные, компетентные в управлении люди, которые прошли подготовительную учебу и службу, выдержали специальные экзамены, доказывающие их способности и возможности работать на политическом «предприятии», что нельзя путать просто с интеллектуальными способностями. Остальные же должны почувствовать рациональность состояния быть свободным от профессиональной политики, чтобы обрести свободу для занятия иным делом профессионально. Следует заметить, что это вовсе не исключает право для всех людей оказывать влияние на власть, на характер принимаемых политических решений.

Ценными для нашей страны могут быть рекомендации Вебера относительно минимизации коррупции в структурах государственной власти. «За счет» политики как профессии живет тот, кто стремится сделать из нее постоянный источник дохода; «для» политики — тот, у кого иная цель. Чтобы некто в экономическом смысле мог жить «для» политики, при господстве частнособственнического порядка должны наличествовать некоторые предпосылки: в нормальных условиях он должен быть независим от доходов, которые может принести ему политика".

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой