Конституционный контроль

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

1. Особенности создания конституционного контроля в России

2. Противоправное деяние как основание конституционной ответственности

3. Порядок организации и проведения процедуры отрешения от должности Президента Российской Федерации и процедуры импичмента в США

конституционный контроль импичмент президент

1. Особенности создания конституционного контроля в России

Принцип разделения властей — одна из важнейших составляющих демократии, и в связи с этим он закрепляется в конституциях абсолютного большинства современных государств. Существует подобная норма и в Конституции нашей страны — в соответствии со статьей 10 данного документа «государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную». Стоит отметить, что, не смотря на отсутствие специальных указаний на то в законе, рассматриваемый нами принцип всегда сочетается с системой сдержек и противовесов, что в свою очередь является гарантией от возможной узурпации власти одним государственным органом или должностным лицом. Необходимым институтом данной системы является конституционный контроль, обеспечивающий соответствие правовых актов конституции страны.

Надо сказать, что содержание конституционного контроля в различных правовых системах не однозначно. При этом, однако, все же существует одна общая для всех правовых систем идея — данный институт системы сдержек и противовесов должен осуществляться непредставительным и неизбираемым органом (как правило, таким органом выступает суд), который наделяется правом произвольно отменять акты, которые принимаются демократически избранным представительным органом, или парламентом. В правовых государствах эту возможность увязывают с самой важной задачей, которой подчинены все органы государственной власти, а именно с защитой прав и свобод человека и гражданина. Дополнительно к этому органам, осуществляющим конституционный контроль, придают функции толкования конституции, решения споров о компетенции органов государственной власти, признания действительности или недействительности всеобщих выборов, установления конституционности правоприменительной практики и конкретных действий исполнительной власти и так далее. Таким образом, конкретная функциональная наполненность конституционного контроля в различных странах выглядит по-разному.

Термин «конституционный контроль» часто употребляется в одном смысле с понятием «конституционный надзор», хотя контроль и надзор — термины не идентичные. Под контролем обычно понимают право какого-то органа проверять деятельность вплоть до отмены актов другого, подконтрольного органа. Надзор сводится к наблюдению, позволяющему указать на ненадлежаще принятый или незаконный акт, который поднадзорный орган должен изменить или отменить сам. Здесь стоит отметить, что конституционный надзор, как правило, в той или иной степени осуществляется всеми ветвями государственной власти. Так, Президент Российской Федерации при подписании принятого Федеральным Собранием закона на своем уровне оценивает соответствие данного закона Конституции и, в случае обнаружения отсутствия такового, вправе воспользоваться правом отлагательного вето и вернуть закон на доработку с указанием нарушений. Однако при этом следует подчеркнуть, что глава государства не является органом конституционного контроля, а лишь осуществляет конституционный надзор.

Какой же орган государственной власти в Российской Федерации наделен полномочиями по осуществлению конституционного контроля? Исходя из анализа современного федерального законодательства, можно сделать вывод о том, что единственным государственным органом, имеющим право осуществлять конституционный контроль и выносить решения о соответствии (либо несоответствии) нормативных правовых актов государственных органов различных уровней Конституции, является Конституционный Суд Российской Федерации. Наделение рассматриваемым полномочием органа именно судебной ветви власти, на наш взгляд, является абсолютно логичным, поскольку она независима от двух других ветвей и непосредственно занимается правоприменением. При этом, безусловно, осуществление судебным органом контрольных полномочий по отношению к законодательной и исполнительной власти не означает подчинения ему соответствующих органов, хотя термин «контроль», как правило, его предполагает.

Как уже было отмечено нами выше, конституционный контроль, как правило, осуществляется именно судебными органами не только в нашей стране, но и во многих современных государствах. В настоящее время в зарубежных странах сложились две основные модели судебного контроля:

1. Американская, или диффузная модель, основанная на опыте Соединенных Штатов Америки, предоставляет право выносить решения о неконституционности законов Верховному суду страны. К государствам, придерживающимся данной системы, относятся также Канада, Япония, Австралия, Индия, Швейцария и другие. Здесь высший суд общей юрисдикции вправе объявить неконституционным любой закон, который подлежит применению в конкретном деле. При этом порядок производства также может быть различным. Как правило, в соответствующем национальном законодательстве разрабатываются специализированные правила процедуры, но может использоваться и гражданское законодательство.

2. Европейская, или концентрированная модель, приверженцами которой являются Австрия, ФРГ, Венгрия, Испания, Италия и другие, отличается тем, что специальные конституционные суды рассматривают вопрос о конституционности закона вне зависимости от наличия конкретного судебного дела. Кроме того, некоторые из них рассматривают такие вопросы в связи с жалобами граждан. Стоит отметить также особый статус Конституционного Совета Франции, обладающего правом предварительного контроля, то есть полномочием на проверку закона до его вступления в силу. В целом в отношении данной модели также стоит подчеркнуть, что конституционное производство в ее рамках осуществляется по специальным процессуальным правилам, а орган конституционного контроля правомочен рассматривать исключительно конституционно-правовые дела.

Из всего вышесказанного, можно сделать вывод о том, что первая модель предусматривает конкретный контроль, а вторая — абстрактный. Наша страна, в связи с наличием специализированного Конституционного Суда, относится к европейской модели судебного конституционного контроля, основанной, главным образом, на практике деятельности Федерального конституционного суда ФРГ. Конституционный Суд Российской Федерации весьма схож по своим задачам с такими же судами других посттоталитарных государств, таких, как Венгрия, Словакия, Хорватия, Белоруссия и другие, осуществляющих переход к демократическому правовому государству.

В чем же состоят особенности конституционного контроля в Российской Федерации? Прежде всего, в особом статусе Конституционного Суда как уполномоченного на его осуществление органа. К его отличительным признакам относятся:

1) статус судебного органа, закрепленный статьями 118 и 125 Конституции Российской Федерации;

2) особая, не присущая ни одному органу компетенция и специальный статус органа конституционного контроля, закрепленный статьей 1 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»;

3) только коллегиальное рассмотрение дел в соответствие со статьей 5 указанного ФКЗ;

4) выносит окончательное решение, обязательное для исполнения.

Наделение Конституционного Суда Российской Федерации указанными признаками придает ему особый статус, но на сегодняшний день многие ученые приходят к выводу о том, что данный орган выходит за рамки предоставленного ему в соответствие с законом статуса и фактически осуществляет особый вид правотворчества посредством судебной практики. Данная особенность тоже является специфичной для российской системы конституционного контроля. Стоит отметить, что тенденция к расширению влияния соответствующих органов в мире имеет место быть, однако ни о каком правотворчестве при этом речь не идет. Отечественные исследователи же отмечают, что российский Конституционный Суд фактически создает некие квазиправовые нормы в процессе принятия постановлений о соответствии нормативных правовых актов органов законодательной и исполнительной власти Конституции Российской Федерации, а также в процессе ее толкования.

В качестве особенности российской системы конституционного контроля, обусловленной федеративным территориальным устройством нашей страны, можно также выделить предусмотренную законом возможность создания конституционных (уставных) судов на уровне субъектов Российской Федерации. К полномочиям указанных судебных органов, в соответствие со статьей 27 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», входит рассмотрение вопросов о соответствии нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Федерации, а также органов местного самоуправления, конституции (уставу) соответствующего субъекта. В настоящее время конституционные суды учреждены более чем в десяти субъектах Российской Федерации, в том числе в республиках Татарстан, Тыва, Дагестан, Коми, Карелия, Кабардино-Балкария, Бурятия и других. Конституции Чувашии и Северной Осетии предусматривают создание комитетов конституционного надзора, а конституция Адыгеи — конституционной палаты.

Таким образом, в заключение ответа на данный вопрос можно сделать вывод о том, что система конституционного контроля в Российской Федерации имеет ряд особенностей:

1. Прежде всего, специализированным органом, уполномоченным осуществлять указанное полномочие, выступает Конституционный Суд Российской Федерации построенный по европейской модели конституционного контроля и основанный на опыте ФРГ.

2. В отечественной системе сдержек и противовесов следует различать понятия конституционного контроля и надзора, так как последний (в отличие от первого) может осуществляться практически всеми основными органами законодательной и исполнительной власти.

3. Статус Конституционного Суда Р Ф определяется специальным ФКЗ, однако на практике можно утверждать о наличии специфичного квазиправотворчества со стороны данного органа, выражающегося в расширении (или сужении) сферы действия какой-либо правовой нормы, а иногда и в создании нового понимания действующего права.

4. ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» предусматривается возможность создания конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, что отражает особенности территориального устройства нашей страны. Подобные судебные органы уже функционируют в ряде субъектов РФ.

В заключение хотелось бы отметить, что не смотря на мнения некоторых ученых, которые считают наличие специализированного Конституционного Суда нецелесообразным, на наш взгляд, конституционный контроль должен осуществляться именно специализированным органом. Данный судебный орган играет особую роль в обеспечении принципа разделения властей, в системе сдержек и противовесов. Решая конфликты, споры между законодательной и исполнительной властью, он выступает как орган компромисса, примирения, как гарант политического мира и стабильности в обществе и государстве, как хранитель конституционных ценностей, охраняющий конституционный строй.

2. Противоправное деяние как основание конституционной ответственности

Юридическая ответственность представляет собой важнейший институт любой правовой системы, один из сущностных признаков права, необходимый элемент механизма его действия. В силу этого проблема юридической ответственности занимает одно из центральных мест, как в общей теории права, так и в отраслевых юридических науках, включая и конституционное право.

Господствующей в научной литературе о юридической ответственности является ее трактовка как меры государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для него определенных отрицательных последствий в форме ограничений личного или имущественного порядка.

Стоит отметить, что все виды юридической ответственности имеют в целом общие объективные и субъективные основания (такие, например, как противоправность деяния, причинная связь между ним и наступившим вредным результатом, вина нарушителя), что, однако, не лишает каждый их таких видов присущих ему специфических черт и не исключает различной роли элементов состава в отдельных видах правонарушений. В этом смысле каждый вид юридической ответственности как формы государственного принуждения имеет свои основания и наступает в особом порядке.

Особым видом юридической ответственности является конституционная ответственность, основанием которой выступает, прежде всего, совершение субъектом такой ответственности конституционно-правового деликта, то есть деяния (действия или бездействия), которое признается законом противоправным и влечет за собой применение мер конституционно-правовой ответственности. Рассмотрим основные характеристики такого деяния.

Основным свойством конституционного деликта в качестве основания рассматриваемого вида юридической ответственности является его противоправность. Научное понимание данного свойства сходно с общетеоретическим — противоправность выражается в нарушении или неисполнении конституционно-правовых норм. Конституционный деликт является отрицательным явлением в государственной и общественной жизни, но при этом не влечет за собой тяжелых последствий, способных нанести серьезный ущерб конституционному строю страны, так как в противном случае он будет считаться уже уголовным преступлением. Данное обстоятельство позволяет некоторым авторам утверждать, что «конституционная ответственность часто выполняет скорее профилактическую функцию», так как носит, как правило, политический или моральный характер.

Специфической чертой противоправности конституционного правонарушения является то, что она применяется не только в тех случаях, когда имеются четко выраженные критерии для оценки поведения субъектов конституционно-правового отношения как нарушающего закон, но и в тех случаях, когда формально такие критерии отсутствуют, однако, тем не менее, поведение субъекта конституционно-правового отношения дает основание говорить о том, что оно противоречит целям и принципам действующего законодательства. В этих случаях в качестве оснований ответственности могут рассматриваться недостижение необходимого результата, нецелесообразность действия, нежелательное поведение субъекта и так далее.

Данное обстоятельство является, на наш взгляд, вполне обоснованным, что связано, главным образом, со структурой конституционного деликта. Субъектом правонарушения в конституционной сфере чаще всего выступают государственные органы и должностные лица различных уровней. Объектом же являются различного рода общественные отношения, регулирование которых входит в сферу компетенции субъектов рассматриваемого противоправного деяния. Несвоевременное принятие решений или принятие законных, но неэффективных решений способны нанести огромный ущерб государству и обществу в целом. Такой ущерб возможен и в случае неспособности должностных лиц или органов государственной власти справиться с возложенными на них обязанностями, выбрать правильный курс политики, отвечающей интересам общества и государства. В таких случаях можно считать вполне оправданным применение конституционно-правовой ответственности к государственным органам и должностным лицам даже при отсутствии с их стороны формальных правонарушений.

Рассмотренная выше особенность основания конституционно-правовой ответственности обусловлена особенностями механизма регулирования общественных отношений нормами конституционного права, которые далеко не всегда детально регламентируют правила поведения субъектов конституционных правоотношений, указывая на противоправный характер того или иного деяния. При этом рассматриваемый вид ответственности все же является одним из видов юридической ответственности, поэтому наличие соответствующего правового предписания является обязательным условием ее применения. Стоит отметить, что основные признаки конституционного деликта, как правило, указываются в определенных правовых нормах, в связи с чем такие нормы обладают рядом характеризующих признаков:

1. Существует ряд правовых норм, определяющих возможное и должное поведение. Эти нормы устанавливают границы правомерного поведения субъектов конституционно-правовых отношений. При этом, хотя указанные нормы не входят непосредственно в нормативный механизм ответственности, их нарушение служит основанием возникновения ответственности, то есть конституционным правонарушением.

2. Как правило, нормы конституционного права определяют фактическое основание ответственности — состав конституционного деликта.

3. В таких нормах устанавливаются меры государственного принуждения, которые должны быть известны субъектам ответственности.

4. Рассматриваемые нормы конституционного права устанавливают порядок привлечения к конституционно-правовой ответственности, назначения мер наказания, исполнения ответственности, а также основания освобождения от исполнения мер государственного принуждения.

Таким образом, суть конституционно-правового регулирования ответственности выражается в закреплении фактического и юридического комплекса, элементы которого связаны с возникновением или прекращением соответствующих правоотношений. При этом нормы конституционного права не только указывают общее положение, отступление от которого будет являться конституционным деликтом, но и в обязательном порядке отмечает меры ответственности за совершение такого правонарушения.

Надо сказать, что некоторые совершаемые субъектом конституционно-правовой ответственности деяния, которые признаются законом противоправными, вообще не влекут вредных последствий, а содержат лишь возможность их наступления. Однако всякое конституционно-правовое нарушение, в том числе и то, которое не повлекло за собой реальных вредных последствий, нарушает установленный в Российской Федерации правопорядок, мешает нормальному осуществлению отдельных функций государственной власти, посягает на интересы граждан и государства. Все это характеризует материальную сущность конституционно-правового правонарушения.

Следует также отметить особые характеристики объекта конституционно-правового деликта. В целом можно говорить, что к общественным отношениям, входящим в данный объект, относятся все возможные отношения между человеком и государством, общие основы функционирования всей политической и экономической жизни общества и конституционного строя страны в целом. Кроме того, к объекту конституционного правонарушения относятся также отношения между Федерацией и ее субъектами, а также отношения органов государственной власти различных уровней между собой и с органами местного самоуправления. Таким образом, не смотря на то, что конкретным объектом конституционного деликта всегда будет выступать отдельно взятое общественное отношение, в целом данный элемент структуры конституционного правонарушения имеет широкое толкование и включает в себя ряд базовых, основополагающих отношений в жизни страны, одними из которых будут являться так называемые властеотношения.

Рассмотрим остальные характеристики конституционно-правового деликта. Объективной стороной данного правонарушения будет являться противоправное поведение субъекта, не соответствующее требованиям норм конституционного права. Такое поведение может быть выражено в неприменении конституционно-правовой нормы, недолжном применении такой нормы или даже в ее прямом нарушении.

Стоит отметить, что законодательством Российской Федерации часто предусматривается примерный перечень наиболее вероятного противоправного поведения субъектов конституционно-правовых отношений. Так, часть 26 статьи 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» включает в себя несколько конкретных вариантов противоправного поведения, за которое будет следовать конституционно-правовая ответственность — исключение из списка кандидатов.

Также ярким примером противоправного поведения как основания конституционной ответственности является совершение государственной измены или иного тяжкого преступления Президентом Российской Федерации, выступающее основанием для отстранения его от должности в соответствие с положениями статьи 93 Конституции Р Ф.

Субъективной стороной состава конституционно-правового правонарушения является вина. При этом ее содержание обладает определенной спецификой. Вину субъектов конституционного права нельзя рассматривать только через категории ее психологических форм, таких как умысел и неосторожность. Субъекты конституционного права могут нести ответственность и за нецелесообразность избранного ими поведения, и за неудачный стиль руководства, то есть за недобросовестное, недолжное отношение к реализации своего статуса. Кроме того, содержание субъективной стороны конституционного деликта во многом зависит от характера субъекта, существует понятие вины коллективного субъекта. При этом вина организации не имеет своего специфического, сколько-нибудь отличного от вины конкретного работника содержания.

Наряду с виной субъективную сторону состава конституционно-правового нарушения характеризуют и такие дополнительные признаки, как мотив и цель. Например, создание и деятельность общественных объединений становится конституционно-правовым деликтом лишь при условии, если они преследуют запрещенные цели, перечисленные в части 5 статьи 13 Конституции Российской Федерации.

При описании конституционно-правовых деликтов не всегда указывается вина соответствующих субъектов и тем самым допускается ответственность за объективно противоправные деяния. Например, Конституционный Суд Р Ф признает тот или иной федеральный закон неконституционным безотносительно к наличию или отсутствию вины Государственной Думы, принявшей такой закон, Совета Федерации, одобрившего его, и Президента, подписавшего его.

В заключение ответа на данный вопрос можно сделать вывод о том, что основанием применения конституционно-правовой ответственности является конституционный деликт, то есть противоправное действие или бездействие, которые причинили или могли причинить ущерб обществу или государству, независимо от того, были нарушены нормы конституционного права или нет. Последнее обстоятельство характеризует специфичное понимание противоправности в отношении такого деяния.

Основными элементами состава конституционного правонарушения выступают:

1) объект, включающий в себя наиболее важные системные, базовые общественные отношения, а также отношения между государственными органами и органами местного самоуправления;

2) субъект, в качестве которого, как правило, выступают органы государственной власти, местного самоуправления, а также их должностные лица;

3) объективная сторона, представляющая собой противоправное поведение субъекта, не соответствующее требованиям конституционно-правовых норм;

4) субъективная сторона, выражающаяся в вине субъекта, понимаемой в конституционно-правовом контексте не только в качестве психологической характеристики.

Таким образом, наличие противоправного деяния в качестве основания конституционно-правовой ответственности роднит ее с другими видами юридической ответственности, но наличие ряда специфических черт позволяет выделить ее в отдельную юридическую категорию.

3. Порядок организации и проведения процедуры отрешения от должности Президента Российской Федерации и процедуры импичмента в США

Как уже отмечалось нами при ответе на первый вопрос, принцип разделения властей является одним из наиболее важных для демократического устройства общества. При этом данный принцип обычно сочетается с системой сдержек и противовесов, одним из важнейших проявлений которой выступает процедура импичмента, или, в соответствии с законодательством Российской Федерации, процедура отрешения от должности Президента России.

Данный институт пришел к нам из зарубежной практики и, прежде всего, законодательства Соединенных Штатов Америки. Однако США отнюдь не является родоначальником данного механизма. Импичмент появился в конце XIV века в Англии и применялся для осуждения высших должностных лиц Короны. При этом обвинение предъявляла Палата общин, а судили лорды.

Итак, что же представляет собой импичмент в США? По федеральной Конституции 1787 года импичмент — это судебная процедура, возбуждаемая и осуществляемая обеими палатами Конгресса в отношении федеральных гражданских должностных лиц. Субъектами ответственности являются Президент, вице-президент и все другие гражданские должностные лица Соединенных Штатов. Следовательно, эта процедура не распространяется на должностных лиц военного ведомства. Исключаются из круга субъектов импичмента также депутаты Палаты представителей и Сената, так как раздел 5 статьи I предписывает: «Каждая палата сама является судьей правомерности выборов, результатов голосования и квалификации своих членов… Каждая палата… может наказывать своих членов за нарушающее порядок поведение и с согласия двух третей исключать их из своего состава».

Процедура импичмента не применяется к частным лицам, однако находящееся в отставке должностное лицо не пользуется иммунитетом от импичмента за действия, совершенные им во время пребывания в должности. Однако фактически можно утверждать, что рассматриваемая нами процедура применялась или возбуждалась только в отношении президентов и федеральных судей.

Основаниями для возбуждения процедуры импичмента, согласно разделу 4 статьи II Конституции, выступают государственная измена, взяточничество или другие важные преступления и мисдиминоры. При этом законодательно определяется только понятие государственной измены: «государственной изменой Соединенным Штатам считается только ведение войны против них/или присоединение к их врагам, оказание врагам помощи и поддержки».

Порядок проведения процедуры импичмента раскрывается за счет статей, содержащих в себе перечень соответствующих полномочий палат парламента США. Так, раздел 2 статьи I Конституции наделяет Палату представителей исключительным полномочием по возбуждение рассматриваемой нами процедуры. Раздел 3 указанной статьи закрепляет за Сенатом полномочия по рассмотрению обвинения, предъявленного Палатой представителей. Председательствующим в таких случаях является Главный судья, а решение об отстранении от должности Президента США принимается большинством не менее, чем в две трети голосов.

Последствия импичмента также содержатся в разделе 3 части I Конституции: «приговор по делам импичмента ограничивается отстранением от должности и лишением права занимать и исполнять какую-либо почетную, официальную или приносящую доход должность на службе Соединенных Штатов. Однако лицо, осужденное таковым образом, тем не менее, может в соответствии с законом подлежать привлечению к уголовной ответственности, суду и наказанию по приговору суда».

Рассмотрим процедуру отрешения от должности Президента Российской Федерации в сравнении с процедурой импичмента. В российской практике, равно как и в зарубежной, рассматриваемая процедура представляет собой исключительные меры, направленные против лица, занимающего должность главы государства. Согласно части 1 статьи 93 Конституции Российской Федерации, Президент может быть отрешен от должности Советом Федерации «только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления». Здесь мы можем наблюдать традиционное наделение нижней палаты парламента исключительным полномочием по выдвижения обвинения.

С точки зрения законодательной техники, рассмотрение процедуры отрешения от должности главы государства в рамках самостоятельной статьи Конституции Российской Федерации является, на наш взгляд, преимуществом перед аналогичными нормами Конституции США, носящими разрозненный характер. Вообще же можно утверждать, что обе рассматриваемые нами процедуры имеют большое количество общих черт. Так, общими являются основания возбуждения процедуры импичмента, порядок выдвижения обвинения, политические последствия отрешения от должности.

Отличиями российской практики от американской выступает то обстоятельство, что процедура импичмента в нашей стране может быть возбуждена только против Президента Российской Федерации. По отношению к другим должностным лицам действуют иные правила. Кроме того, общий порядок принятия решения об отстранении главы государства от должности также является отличным от американского.

Статья 93 Конституции России указывает требования к порядку принятия Государственной Думой решения о вынесении обвинения — оно должно быть принято не менее чем двумя третями голосов от общего числа депутатов по инициативе не менее одной трети из них и при наличии заключения специальной комиссии, образованной Государственной Думой. В Конституции США подобного уточнения не содержится.

Кроме того, функции судебных органов при осуществлении отрешения Президента Российской Федерации от должности по сравнению с американскими более расширены. В соответствие с частью 1 статьи 93 Конституции Р Ф, обвинение Государственной Думы должно быть подтверждено заключением Верховного Суда Российской Федерации о наличии в действиях Президента признаков преступления, а также заключением Конституционного Суда о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения.

Только при соблюдении всех этих требований Совет Федерации может рассмотреть предъявленное обвинение и вынести окончательное решение об отрешении Президента от должности на основании голосов не менее чем двух третей членов Совета Федерации. Согласно части 3 статьи 93 Конституции Российской Федерации, такое решение должно быть принято не позднее, чем в трехмесячный срок после выдвижения Государственной Думой обвинения в отношении Президента, иначе такое обвинение будет считаться отклоненным. Представленная норма является сходной по своему содержанию с соответствующей нормой американской Конституции.

Таким образом, в заключение ответа на данный вопрос можно сделать вывод о том, что в целом процедура отрешения от должности Президента Российской Федерации является сходной с импичментом в Соединенных Штатах Америки, что объясняется их историческим преемством. При этом, однако, Конституция Р Ф наделяет российский аналог импичмента более конкретными чертами, устанавливает более серьезные гарантии главе государства. Кроме того, в случае с Россией, процедура отрешения от должности может быть возбуждена только по отношению к Президенту Р Ф.

Оценивая общее значение и особенности процедуры импичмента, стоит отметить, что такая многоступенчатая процедура отрешения от должности главы государства является не только дополнительной гарантией его защиты от необоснованного обвинения, но и реализует на практике систему сдержек и противовесов, когда и законодательная, и судебная ветви власти участвуют в указанной процедуре, что подтверждает справедливость и обоснованность обвинения. При этом правительство как исполнительный орган не участвует в данной процедуре по вполне логичным основаниям, так как данный орган формируется под контролем Президента из числа его сторонников, которые в силу этих обстоятельств не смогут вынести объективного решения. Указанное обстоятельство также является заимствованным из американской практики, где Президент одновременно выступает и главой правительства. Стоит отметить, что выдвинутое против Президента обвинение может повлечь за собой только конституционно-правовую ответственность. Вопрос об уголовно-правовой ответственности будет решаться уже после завершения данной процедуры.

Библиографический список

Нормативно-правовые документы

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами Р Ф о поправках к Конституции Р Ф от 30. 12. 2008 № 6-ФКЗ, от 30. 12. 2008 № 7-ФКЗ) // Собр. законодательства РФ. — 2009. — № 4. — Ст. 445.

2. Конституция Соединенных Штатов Америки и поправки к ней // // Конституционное право зарубежных стран: хрестоматия / О. В. Ганин, В. В. Захаров. — Тамбов: Издательство ТГТУ, 2006. — С. 6 — 27.

Специальная литература

3. Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации: учебник для вузов / М. В. Баглай. — М.: Норма, 2011. — 784 с.

4. Козлова, Е. И. Конституционное право России: учебник / Е. И. Козлова, О. Е. Кутафин. — М.: Проспект, 2010. — 603 с.

6. Мишин, А. А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учебник / А. А. Мишин. — М.: Юстицинформ, 2009. — 560 с.

7. Чиркин, В. Е. Конституционное право России: учебник / В. Е. Чиркин. — М.: Норма, 2009. — 496 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой