Логотерапия В.Э. Франкла.
Франкл о психотерапевтической функции религии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КОМИТЕТ ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Ленинградский государственный университет имени А. С. Пушкина

Факультет психологии

Кафедра общей и прикладной психологии

РЕФЕРАТ

НА ТЕМУ: «ЛОГОТЕРАПИЯ В.Э. ФРАНКЛА. ФРАНКЛ О ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ ФУНКЦИИ РЕЛИГИИ»

Выполнила: Студентка 3-го курса 711 группы

Чучукина Анастасия Евгеньевна

Проверила: Кандидат филологических наук

ст. преподаватель Бокова О. А.

Санкт — Петербург 2014 г.

ВВЕДЕНИЕ

Психология и религия, каждая по-своему, помогают душе человеческой. Психология помогает понять себя и выжить в настоящей жизни, религия — как подготовиться к жизни вечной. Решение двух этих задач связано воедино, и ни одна из них не может быть решена порознь.

Виктор Франкл, австрийский психиатр, философ и психолог, говорит о соотношении психотерапии и религии следующим образом: «Цель психотерапии — лечить душу, сделать ее здоровой; цель религии — нечто существенно отличающееся — спасать душу. Но замечательный побочный эффект религии — психогигиенический. Религия дает человеку духовный якорь спасения с таким чувством уверенности, которое он не может найти нигде больше. И хотя психотерапевт не задается специальной целью помочь пациенту в достижении способности верить, в некоторых случаях пациент вновь обретает свою способность к вере». (11, с. 334)

Виктор Франкл создал теорию логотерапии и экзистенциального анализа, которая представляет собой систему философских, психологических и медицинских аспектов, связанных с природой и сущностью человека. Из собственных жизненных наблюдений (ученый прошел через концлагеря смерти), клинической практики и разнообразных эмпирических данных Франкл делает следующее заключение: для того, чтобы жить и активно действовать, человек должен верить в смысл, которым обладают его поступки. Отсутствие смысла порождает у человека состояние, которое Франкл называет экзистенциальным вакуумом. Этот вакуум является причиной многих неврозов, которые стали массовым явлением в Западных странах. Свою конечную цель экзистенциальный анализ видит в том, чтобы привести человека к осознанию ответственности и обретению смысла.

1. Сущность понятия логотерапия

Логотерапия — метод психотерапии и экзистенциального анализа, представляющий собой сложную систему философских, психологических и медицинских воззрений на природу и сущность человека, механизмы развития личности в норме и патологии, пути коррекции аномалий в развитии личности.

Согласно логотерапии, движущей силой человеческого поведения является стремление найти и реализовать существующий во внешнем мире смысл жизни. Одним из ключевых сугубо человеческих атрибутов является воля к смыслу, которую Франкл фактически противопоставил адлерианской воле к власти и фрейдовскому принципу удовольствия. Стремление к смыслу фундаментальная мотивационная сила в людях. Люди нуждаются не в лишенном напряжения состоянии, а в напряженном стремлении к некоему смыслу, который достоин их. Когда фрустрировано стремление к смыслу, возникает апатия, скука.

Состояние человека, когда у него фрустировано стремление к смыслу, называется экзистенциальным вакуумом. Экзистенциальный вакуум может вести к ноогенному неврозу (неврозу, который возникает вследствие фрустрации стремления к смыслу), клинической симптоматике.

В 50--60-е годы Франкл констатирует распространение утраты смысла жизни, согласно приведённой им статистике, при этом возрастает заболеваемость депрессиями, наркомания, включая алкоголизм, а также агрессия. В отличие от Фрейда, который считал, что агрессию порождают подавленные сексуальные инстинкты, Франкл считал важной причиной агрессии также отсутствие смысла жизни. Алкоголики и наркоманы -- это люди, не имеющие жизненного смысла или его утратившие, то есть они испытывают экзистенциальный вакуум, внутреннюю пустоту, бессмысленность существования.

В своем теоретическом издании В. Франкл выделяет три основные части: учение о стремлении к смыслу, учение о смысле жизни и учение о свободе воли. Стремление к поиску и реализации человеком смысла своей жизни Франкл рассматривает как врожденную мотивационную тенденцию, присущую всем людям и являющуюся основным двигателем поведения и развития личности. Для того чтобы жить и активно действовать, заключает Франкл, человек должен верить в смысл, которым обладают его поступки. Отсутствие смысла порождает у человека состояние, которое Франкл называет экзистенциальным вакуумом.

Необходимым уровнем психического здоровья является определенный уровень напряжения, возникающего между человеком, с одной стороны, и локализованным во внешнем мире объективным смыслом, который ему предстоит осуществить, с другой стороны. Таким образом, основной тезис учения о стремлении к смыслу можно сформулировать так: человек стремится обрести смысл и ощущает фрустрацию или вакуум, если это стремление остается нереализованным.

Основной тезис учения о смысле жизни в теории Франкла: жизнь человека не может лишиться смысла ни при каких обстоятельствах; смысл жизни всегда может быть найден. Никто, и логотерапевт в том числе, не преподносит тот единственный смысл, который человек может найти в своей жизни. Однако логотерапия ставит целью расширение возможностей пациента видеть весь спектр потенциальных смыслов, которые может содержать в себе любая ситуация. Не человек ставит вопрос о смысле своей жизни — жизнь ставит вопрос перед ним.

Основной тезис учения Франкла о свободе воли можно сформулировать так: человек свободен найти и реализовать смысл жизни, даже если его свобода заметно ограничена объективными обстоятельствами.

Существует специфическая и неспецифическая область применения логотерапии. Психотерапия разного рода заболеваний -это неспецифическая сфера. Специфической же сферой являются ноогенные неврозы, порожденные утратой смысла жизни. В этих случаях используется методика сократовского диалога, позволяющая подтолкнуть пациента к открытию им для себя адекватного смысла жизни. Важную роль играет при этом личность самого психотерапевта, хотя навязывание им своих смыслов недопустимо.

Современная клиническая психотерапия является достаточно сильным средством воздействия на психику и поведение человека. Поэтому, как всяким сильнодействующим средством, ею нужно пользоваться осознанно, осторожно, с учетом всех имеющихся показаний и противопоказаний. Такой подход к клинической психотерапии невозможен без углубленного изучения ее истоков и фундаментального знания ее теоретических основ [8].

2. Психотерапевтическая функции религии

2.1 Роль религии в реализации ценности творчества

Из постоянного делания добра вырастает добродетель. То есть все аспекты человеческой жизни рассматриваются через призму добродетели — будь то великие свершения государственного лидера, или повседневная жизнь обычного человека. Это и есть те самые ценности, которые человек реализует в продуктивных творческих действиях. Очень показательна иллюстрация, которую приводит В. Франкл в своей работе «Общий экзистенциальный анализ». Один из пациентов был госпитализирован в психиатрический институт из-за суицидных намерений, которые он не скрывал, а аргументировал как доводы в пользу свободы каждого человека принимать свои решения. Полный достоинства и убедительности, этот человек протестовал против того, что его лишили свободы, в то время как никакого психического расстройства у него не было. Он был движим побуждением отомстить обществу, которое плохо с ним обошлось. Лечение экзистенциального вакуума как причины суицидальных наклонностей прошло успешно благодаря тому, что после короткой беседы врачу удалось убедить пациента, что человеческая свобода — это не «свобода от», а «свобода для» — для того, чтобы принимать ответственные решения. Франкл говорит о смысле самой личности человека, его индивидуальности. Он вводит еще одно понятие: сверхсмысл. Это есть смысл целостности, в свете которой приобретает смысл человеческая жизнь, целостный смысл существования Вселенной, самого бытия и истории. Этот смысл трансцендентен человеческому существованию, и поэтому здесь нельзя обойти вопрос о религии. С одной стороны, Бог занимает почетное место в его теории, а религия — в практике логотерапии. Франкл утверждает, что в мире проявляется нечто подобное закону сохранения духовной энергии. Ни одна великая мысль не может пропасть, даже если она так и не дошла людей, даже если она была «унесена в могилу». Согласно этому закону, ни одна драма или трагедия внутренней жизни человека никогда не проходила впустую, даже если они разыгрывались втайне. «Роман», прожитый каждым индивидуумом, остается несравнимо более грандиозным произведением, чем любое другое произведение литературного творчества, когда-либо записанное на бумаге. Религия дает ответ на вопрос «как это происходит?»: каждый из нас, будучи творением Бога, имеет свое уникальное место в прекрасной картине мироздания. Такое понимание смысла жизни в свете религиозной догматики играет огромную психотерапевтическую роль. Каждый из нас так или иначе осознает, что содержание его жизни где-то сохраняется и оберегается. Поэтому понятие «духовность» в работах В. Франкла идет всегда рука об руку с понятиями «свобода» и «ответственность». Обращение Человека к Сверхличности — к Богу — является важным аспектом в лечении неврозов и других психических отклонений.

Эту же мысль развивает в своих работах современный ученый, психолог и психотерапевт, Г. С. Абрамова. Она утверждает, что интерес к понятию «жизнь» выражается в частности, и в том, что появилась необходимость создания социальных технологий, особого вида инструкций по осуществлению жизни. Свою мысль Абрамова иллюстрирует простым сопоставлением времени, которое надо затратить на то, чтобы вырастить ребенка и времени, которое занимает выстрел, чтобы оборвать ему жизнь. То есть материализация идей о жизни и человеке становится практикой реальных воздействий человека на человека. Следовательно, каждый человек нуждается в том, чтобы понять свою ответственность перед жизнью за собственные поступки.

Франкл противопоставляет «глубинную психологию» Фрейда и «вершинную экзистенциальную психологию», которая занимается не поиском и анализом порочного в человеке, а поиском и реализацией духовных составляющих человеческой жизни, в частности, поиском смыслов. При этом он аппелирует к таким понятиям, как совесть и ответственность, что позволяет ему применять логотерапию как к верующим, так и к неверующим людям. Отличие заключается в том, что нерелигиозный человек не задается вопросом — перед кем он несет ответственность за реализацию смысла своей жизни, а для человека религиозного этой последней высшей инстанцией является Бог. Причем религиозному человеку намного легче осознать такую ответственность, потому что личностное отношение к религиозной сверхличности имеет большие перспективы в лечении неврозов.

Религиозная позиция может способствовать необыкновенному росту активности человека (в противовес расхожему мнению, что религия приводит к бездействию). Особенно это касается тех верующих, которые заняли экзистенциальную позицию «солдата армии Господа на земле». Такой человек понимает, что все «вершится» здесь, на земле: борьба за разрешение конфликтов происходит внутри каждого человека, а, следовательно, и в нем самом. Причем вождя израильского народа, Моисея, В. Франкл представляет читателям в качестве максимально деятельного человека, в жизни которого ценности творчества или «созидательные ценности» были весомы, но при этом Моисей постоянно проповедует осознание власти Всевышнего везде и во всем. То есть психотерапия выигрывает в достижении своих целей, если опирается на религиозные догмы. Причем религия настаивает на ценности человеческой жизни изначально, что упрощает восприятие понятия смысла жизни для каждого человека.

В настоящее время термин «евгеника», означающий науку об усовершенствовании человеческой популяции путем контроля передачи наследственных признаков, приобретает все большее количество последователей. Опросы акушеров, например, показывают, что большинство предлагают аборт при таких заболеваниях, как незаращение позвоночного канала, синдром Дауна, болезнь Хантингтона, мышечная дистрофия и т. д. Том Шекспир, социолог, работающий в Университете г. Лидс в своей работе «Выбор и право: евнегика, генетика и равенство инвалидов» яростно протестует против общепринятой медицинской этики в области генетического скрининга плода. Тому Шекспиру в свое время был поставлен диагноз тяжелого врожденного заболевания, приводящего к карликовости. Обычно в результате пренатального скрининга эта патология выявляется и женщине предлагается аборт. Шекспир считает, что наука — часть общества, и ученые несут ответственность за то, как используется научная информация и технологи. Ученые должны нести ответственность за свои убеждения и поступки.

Религия обладает психотерапевтическим эффектом, позволяющий реализовывать свой смысл в жизни каждому человеку, даже если он, с точки зрения современных медицинских стандартов, не способен реализовать никакой смысл [3].

2.2 Роль религии в реализации смысловых ценностей переживаний

Эти ценности проявляются в нашем мире чувств, например, в благоговении перед красотой природы или произведений искусства, в переживании любви и добрых отношений с людьми. Нельзя недооценивать всей полноты смысла, которую приобретает наша жизнь благодаря этим ценностям. В качестве иллюстрации В. Франкл показывает истинного ценителя музыки, который сидит в концертном зале, поглощенный благородным звучанием любимой симфонии. Если вы спросите его в данный момент, имеет ли смысл его жизнь, он наверняка ответит, что ради такого момента духовного экстаза жить действительно стоило. Такие жизненные пики определяют осмысленность жизни, и единичное событие задним числом может наполнить смыслом предшествующее существование.

Г. С. Абрамова проиллюстрировала радость человека как переживание, обусловленное его отношением к жизни как целостному предмету. Вот некоторые из идей, выдвинутых ею в работе «Психология человеческой жизни» [1, с. 37−39]:

Переживание — это единица психической реальности, включающая механизм обратной связи. В переживаниях человека присутствуют другие люди и их воздействие. С помощью собственных чувств человек переживает пустоту, смысл, относительность, предельность, вечность, конец и т. п.

Переживания предоставляют человеку возможность осмыслить собственное бытие. Переживание наличия границ входит в жизнь человека в раннем детстве с понятием смерти; одновременно это возможность обретения трансцендентальной позиции как стремления преодолеть смерть и бороться с нею.

В радости человек достигает единения с миром, недаром рядом с предельным проявлением радости стоит смерть или восторг, о котором говорят, что он делает человека сумасшедшим. В радости человеку дана его жизнь как целостность, и он дан жизни как воплощение замысла существования своего Я. Но, с другой стороны, смысл радости не может заключаться в ней самой. Она может сделать жизнь осмысленной только в том случае, если она сама имеет смысл. Радость всегда направлена на какой-нибудь объект, то есть является направленной эмоцией (в отличие от удовольствия, которое является эмоцией состояния).

Франкл рассматривает любовь как ценность человеческого переживания, и утверждает, что человек, которого любят, всегда по своему определению является своеобразным и неповторимым, то есть в любви реализуется его ценность, при этом важно понимать, что чисто сексуальное отношение направлено исключительно на физическую сущность партнера, и не способно идти дальше этого уровня. Секс ради секса изначально ограничивает радость, потому что все сводится к механическим и физиологическим процессам, но секс как коронация любви имеет перспективы к умножению радости. Человек, который отчаянно рвется к ощущению счастья, таким образом отрезает к ней дорогу. И, наоборот, человек, который находится в любви, обретает радость и счастье в обыденных ситуациях. Точно так же в религии, в общении с Богом человек обретает свой смысл и способен получать радость в повседневной жизни, при этом радость является результатом его внутренних устремлений к духовным смыслам. Религия в данном случае является стимулом к реализации ценностей переживания. В этом заключается ее терапевтическая функция в данном аспекте.

Вопрос о смысле жизни присущ самой природе человека, при этом сомнения в смысле жизни нельзя рассматривать как проявление психической патологии, наоборот, как считает В. Франкл, «эти сомнения в значительно большей степени отражают истинно человеческие переживания, они являются признаком самого человека в человеке». [6, с. 157]. Но при этом важно, чтобы мы не попали в сеть опасности, которую Франкл охарактеризовал как увлеченность средствами осуществления ценностей, при которой забывается конечная цель — сами ценности переживаний. Например, после тяжелой трудовой недели для получения сиюминутного ощущения радости люди могут предаваться алкоголю и «запретным плодам», и при этом становятся «жертвами невроза выходного дня», потому что с помощью суррогата радости пытаются спастись от ужаса внутренней пустоты, где нет смысловых ценностей.

Франкл считает, что жизнь человека сохраняет свой смысл до конца — до последнего дыхания, даже если ценности переживаний и творчества становятся для человека неактуальными или недоступными, остается третья категория ценностей, которая определена им как «ценности личного отношения».

2.3 Роль религии в реализации смысловых ценностей отношений

Жизнь остается в основе своей осмысленной, даже когда она бесплодна в созидательном смысле и небогата переживаниями. При этом религия дает четкую направленность к этой осмысленности. Г. С. Абрамова так определяет эту мысль: «Своя человеческая жизнь — это жизнь, в которой присутствуют все и всё, потому что в ней присутствует создавший ее Творец, чей образ и подобие воплощаются в человеческих усилиях, когда они соответствуют замыслу творения. Тогда человек открывает в себе жизнь, и сам открывается жизни как существо бесконечное и бесстрашное». [1, с. 42]

Данная группа ценностей заключается в отношении человека к факторам, ограничивающим его жизнь. Реакция человека на ограничения его возможностей открывает для него принципиально новый тип ценностей, которые относятся к разряду высших ценностей. Даже тогда, когда возможностей для реализации смысловых ценностей жизни у человека остается немного, ценности отношения всегда доступны для него. В этом смысле показательны наблюдения Франкла как врача-психотерапевта, который осуществлял сопровождение умирающих людей и помогал каждому из них до конца жизни реализовывать свои смыслы ценностей отношения, выступая опорой и поддержкой других. Особенно показательны иллюстрации, которые приводит Франкл, рассказывая о собственных переживаниях и наблюдениях в качестве узника концлагерей. Душевный упадок при отсутствии духовной опоры, тотальная апатия были для обитателей лагеря и хорошо известным, и пугающим явлением, которое случалось часто так стремительно, что за несколько дней приводило к катастрофе. Например, за неделю между Рождеством 1944 года и Новым годом в лагере произошло небывалое количество смертей по причине несбывшихся надежд (граничащих с уверенностью) быть освобожденными к этим праздникам. Телесно-душевный упадок напрямую зависел от духовной установки, но в этой духовной установке человек был свободен — даже за колючей проволокой! [5].

В. Франкл оспаривает точку зрения Фрейда и его последователей, что «по мере нарастания настоятельной пищевой потребности (голода) все индивидуальные различия будут стираться, и их место займут однообразные проявления одного неутоленного влечения», но это было не так. Голод был один на всех, но люди были разные. Были такие, которые смогли сохранить человечность, они подавали другим пример, и этот пример вызывал цепную реакцию. Такие люди никогда не рассматривали лагерную жизнь как простой эпизод — для них она была скорее испытанием, которое стало кульминацией их жизни. Франкл пишет, что «об этих людях нельзя говорить, что они испытали регрессию; наоборот, в моральном и религиозном отношениях они испытали прогрессию, претерпели эволюцию. Ведь у многих заключенных именно в заключении и благодаря ему проявилась подсознательная обращенность к Богу.» [5,с. 144]. Религиозные переживания помогали человеку выживать и оставаться личностью до последних минут его жизни.

Вопрос о Личности, перед которой человек несет ответственность, занимает важную часть в философии и исследованиях В. Франкла. Говоря о совести, он рассматривает ее не как последнюю, но как предпоследнюю инстанцию, за которой следует сверхличность.

С психологической точки зрения религиозный человек, по мнению Франкла, это тот, чей слух острее к гласу совести, чем слух неверующего. В диалоге верующего с собственной совестью его Бог становится его собеседником. Франкл не боится назвать эту последнюю инстанцию словом Бог. «…О боге нельзя говорить как о вещи, как о чем-то или как о ком-то. Можно говорить лишь с ним как с кем-то, как с собеседником, с «ТЫ». Бог в философии Франкла выступает как невидимый свидетель и наблюдатель. Франкл приводит иллюстрацию актера, стоящего на подмостках сцены и не видит тех, перед кем он играет, потому что зал находится в темноте, а он ослеплен светом прожекторов. Тем не менее, актер знает, что он играет перед кем-то. Точно так же и человек с мудростью своего сердца всякий раз угадывает присутствие великого, хоть и незримого наблюдателя, перед которым он отвечает за требующееся от него осуществление его личного конкретного смысла жизни.

Мастер слова, выдающийся литератор современности Э. Э. Шмитт в своей повести «Оскар и Розовая Дама» показал, каким образом реализация ценностей отношения помогла десятилетнему мальчику, страдающему от онкологического заболевания, достойно прожить оставшиеся двенадцать дней своей жизни. Он сумел наполнить ее смыслом и стал опорой для тех, кто окружал его и страдал вместе с ним: онкобольных детей, врачей, родителей, бабушки Розы. Мальчик перед смертью играл в игру, правила которой заключались в проживании за день десяти лет. Таким образом, его жизнь в последние двенадцать дней наполнилась всеми смысловыми ценностями (творчества, переживания, отношения). Его запись в дневнике за два дня до смерти: «Я попытался объяснить своим родителям, что жизнь — забавный подарок. Поначалу этот подарок переоценивают: думают, что им вручили вечную жизнь. После ее недооценивают, находят никудышной, слишком короткой, почти готовы бросить ее. И, наконец, осознают, что это был не подарок, жизнью просто дали попользоваться. И тогда ее пытаются ценить. Я знаю, о чем говорю, потому что мне сто лет. Чем старше становишься, тем сильнее проявляется вкус к жизни. Какой-нибудь кретин в возрасте от десяти до двадцати лет может играть жизнью по собственной прихоти, но в сто лет, когда уже не можешь больше двигаться, тут уже следует использовать интеллект. Не знаю, удалось ли мне убедить взрослых. Господи, навести их, закончи работу, которую я сегодня начал в них…».

Франкл уверен, что только религия способна определить смысл смерти, и в этом заключается ее психотерапевтическая роль как для живущих, так и для умирающих.

Основными составляющими смысла человеческой жизни являются неповторимость и своеобразие, при этом оба эти фактора заставляют человека остро ощущать конечность своего бытия. Франкл задает вопрос: «может ли ограниченность человеческой жизни во времени — то есть факт, что человек смертен, — лишить жизнь смысла?» [5, с. 191]. Франкл отвечает, что именно исходя из конечности собственной жизни, перед лицом смерти, как абсолютного и неизбежного конца, ожидающего нас в будущем и как предела наших возможностей, — мы обязаны максимально использовать отведенное нам время жизни, мы не имеем права упускать ни единой из возможностей, сумма которых в результате делает нашу жизнь действительно полной смысла. Эту мысль раскрывает Антоний Сурожский в своей книге «Жизнь. Болезнь. Смерть»: «Если Бога нет, если нет вечной жизни, тогда случившаяся смерть не имеет никакого метафизического значения». Наш выдающийся ученый, психолог Б. С. Братусь тоже считает, что ответственность перед лицом смерти является одним из признаков психической нормы человека. Как правило, ужас смерти чаще всего охватывает людей, которые живут неполно, бессмысленно, когда они ощущают себя нереализованными в жизни, а отношения с людьми у них формальны. Смерть бывает физической, психологической, социальной и духовной. Например, отсутствие в жизни человека любви, одиночество и оставленность могут свидетельствовать о психологической или социальной смерти индивида. Как следствие, подобного рода смерть ускоряет процесс биологической смерти [2,с. 13]. Направленность же личности к Богу предоставляет возможность реализовывать такие смыслы отношений, которые касаются прощения, любви и надежды — до самого последнего вздоха человека.

религия смысл жизнь ценность

3. Применение логотерапии

Логотерапия успешно применяется как в качестве отдельного независимого подхода, так и в сочетании с другими направлениями, как в индивидуальной, так и в групповой психотерапевтической работе, а также в педагогике. Она доказала свою эффективность в кризисной превенции, интервенции и поственции, при профилактике агрессивного поведения и депрессии, а также суицидального поведения, при работе со всеми видами неврозов, в частности, с ОКР, тревожно-фобическими расстройствами и сексуальными неврозами, при сопровождении психиатрических больных (в сотрудничестве с врачом-психиатром). Особое место занимает логотерапия в системе паллиативной помощи. Хороших успехов удалось достичь при логотерапевтической работе с заключёнными.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Цель психотерапии — исцеление души, цель же религии — спасение души, но по своим результатам религия — не намеренно — оказывает психотерапевтическое действие. Это происходит благодаря тому, что она дает человеку беспрецедентную возможность, которую он не в состоянии найти где-то еще: возможность укрепиться, утвердиться в трансцендентном, в абсолютном. Потому что человек всегда стремится за пределы самого себя, к смыслу. Религия же предоставляет человеку все возможные смысловые ценности: ценности творчества и деятельности, ценности переживаний и ценности отношений к собственному бытию. Это благодаря тому, что религия подразумевает веру в Бога, который включает жизнь каждого в «непостижимый поток Вселенской взаимности».

Список литературы

1. Абрамова Г. С. Психология человеческой жизни. М., «Академия», 2002

2. Сарапулов Е. В. Явление смерти в психическом развитии ребенка. Монография. — Чита: Изд-во ЗабГПУ, 2005.

3. Федотов А. Ю. Основы индивидуальной и групповой психотерапии, 2000

4. Франкл В. Психолог в концентрационном лагере. М., Прогресс, 1990

5. Франкл В. Общий экзистенциальный анализ М., Прогресс, 1990

6. Франкл В. Психотерапия и религия. М., Прогресс, 1990

7. Франкл. В. Экзистенциальный вакуум: вызов психиатрии. М., Прогресс, 1990

8. Чепелева Н. В. Логотерапия (В.Э. Франкл). М., 2004

9. Шмит Э. Э. Оскар и Розовая Дама. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2007

. ur

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой