История создания политических партий в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Челябинская государственная академия культуры и искусств

Кафедра истории

РЕФЕРАТ

История создания политических партий в России

Челябинск 2011

Введение

В самом общем значении слово «партия» (от латинского partis — часть) означает организованную группу людей, объединенных общими идеями и интересами. То же относится и к «политической партии», которая представляет собой организацию политического характера (что предполагает борьбу за власть), выражает интересы определенного класса или социального слоя, объединяя наиболее активных его представителей в борьбе за достижение поставленных целей. Главная цель партии — завоевание власти. Для ее реализации партия должна иметь программу действий, план преобразования общества, четкие принципы своей организации (устав), а также располагать определенными оргструктурами как в центре, так и в регионах. Организации партии (ЦК, Президиум, местные комитеты) должны наличествовать не номинально, а реально, проявляя себя в способности к проведению сколько-нибудь массовых политических акций (стачка, бойкот, выборы, демонстрации), которые направлены на решение той или иной тактической задачи или достижение программной цели партии.

Россия в конце XIX — начале XX вв. в политическом отношении представляла собой монархию с неограниченным самодержавным царем. О свободе слова, собраний, печати не было и речи. Что же касается политических партии и организаций, то они могли возникать и существовать лишь нелегально, подвергаясь всяческим гонениям со стороны властей.

Нетрудно понять и некоторые особенности процесса формирования политических партий в России. Он шел с явным запозданием по сравнению с западноевропейскими странами.

Все политические партии начала XX в. в соответствии с их видением будущего России можно разделить на три группы: социалистические, либеральные, монархические.

Первые политические партии появились еще до начала революции. Причем это были партии, как правило, национальной и социалистической ориентации. Либеральные и монархические партии образовались лишь в ходе революции.

Революционные партии закономерно стали возникать в России раньше либеральных и консервативных. Что касается законопослушных либералов, то они предпочитали использовать земства, научные общества (типа Вольного экономического, Географического и др.), различные культурно-просветительские организации, печать. Консерваторы же долгое время вообще не чувствовали потребности в создании собственных политических организаций, поскольку на них работали вся самодержавно-бюрократическая система и ее идеологический аппарат, а также церковь, дворянские корпоративные организации, культурно-просветительское Русское собрание (1900) и т. д. Как известно, переломным для них стал только 1905 г. Не будет преувеличением сказать, что процесс партийного строительства в России был тесно связан с ростом освободительного движения, вступившего в начале XX в. в новый и чрезвычайно важный этап своего развития. При этом большое значение имели такие факторы, как уровень социально-экономического развития страны в целом и каждого региона в отдельности, степень остроты национального вопроса, традиции борьбы с самодержавием на предыдущих исторических этапах, масштабы массовых социальных движений и прежде всего движения промышленного пролетариата, на которое в первую очередь делали теперь ставку российские марксисты.

Особенностью первой многопартийности России было также значительное число партий, их многообразие даже в рамках одного направления. Различные расколы, размежевания, дробления и слияния не миновали почти ни одну организацию. Очень важным являлось то обстоятельство, что формирование политических партий шло не «снизу», когда из рядов той или иной социальной группы, класса выделялись наиболее активные ее члены для отстаивания общих интересов, а, наоборот, когда представители фактически одного социального слоя — интеллигенции — поделили между собой сферы полномочного представительства интересов почти всех групп российского населения.

Поэтому состав не только руководящего ядра политических партий, но зачастую и рядовых членов был по преимуществу интеллигентским.

1. Взрыв многопартийности

В начале 1900-х годов в России впервые сложилась реальная предреволюционная ситуация. Налицо были и глубокое недовольство народных масс, и постоянно подогревавшие его революционные и оппозиционные движения и организации, и признаки явной неспособности власти контролировать обстановку в стране. Неудачная для России война с Японией 1904−1905 гг. еще больше дискредитировала царизм в глазах собственного народа и на международной арене.

Особую активность проявлял в то время рабочий класс. В 1901—1904 гг. в России было зарегистрировано более полумиллиона забастовщиков, причем стачки все чаще сопровождались политическими демонстрациями, во время которых постоянно звучал лозунг «Долой самодержавие!», ставший, по выражению современников, «народной поговоркой».

Переломным в настроении крестьянства стал1902 г., когда против помещиков поднялись сельские труженики 14 губерний Украины, Центральной России и Поволжья. Усилилось брожение на национальной почве в Закавказье, Финляндии, Царстве Польском. В 1899—1902 и в 1904 гг. произошли сильные студенческие волнения, явившиеся ответом на репрессивные меры правительства в отношении учащейся молодежи.

Выразителями общественного недовольства самодержавным строем и организаторами народного протеста стали радикальные революционные партии: социал-демократы (в 1903 г. они раскололись на большевиков и меньшевиков), возникшая в 1901—1902 гг. неонародническая партия социалистов-революционеров (эсеров), еврейский Бунд, польские социалисты и социал-демократы, армянский «Дашнакцутюн» и др. Более радикальную окраску стало принимать и либеральное движение, внутри которого на рубеже 1903 г. оформились либерально-демократический Союз освобождения и более умеренный, но тоже эволюционировавший влево Союз земцев-конституционалистов. Новые партии возникли в начале века и в национальных районах империи: Революционная украинская партия (1900); Белорусская революционная партия (1902), переименованная год спустя в Белорусскую социалистическую громаду; Литовская демократическая партия (1902); Партия социалистов-федералистов Грузии (1904); Партия активного сопротивления Финляндии (1904) и др.

Все они так или иначе подрывали основы самодержавного строя, а марксистская «Искра», эсеровская «Революционная Россия» и либеральное «Освобождение», издававшиеся одновременно за границей, немало сделали для того, чтобы русская революция стала в январе 1905 г. свершившимся фактом.

После «Кровавого воскресенья» для самодержавия, дворянства и буржуазии наступил час расплаты за упорное нежелание поделиться с народом хотя бы частью власти, привилегий и богатства. В свою очередь, трудящиеся массы получили шанс претворить в жизнь свои давние мечты о социальной справедливости, равенстве и свободе, как они их понимали. Главной движущей силой революции 1905−1907 гг. стал пролетариат: по далеко не полным официальным данным, в период революции, с января 1905 г. по июнь 1907 г., бастовало не менее 4,6 млн. человек (многие рабочие участвовали в стачках несколько раз). При этом удельный вес забастовщиков, поддерживавших те или иные политические лозунги, достигал в 1905 г. 50%, а в 1907 г. даже превышал 70%.

Революция создала в России новую политическую атмосферу. Страна словно стремилась выговориться после многовекового молчания. Ослабление цензуры, появление сотен новых газет и журналов, созыв весной 1906 г. Государственной думы, публичное обсуждение самых острых политических вопросов, — все это способствовало стремительной политизации российского общества и готовило благодатную почву для образования все новых и новых политических партий.

Появившийся в разгар всероссийской стачки царский Манифест от 17 октября 1905 г. обещал даровать народу «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов».

Последнее обещание можно было истолковать как завуалированное разрешение на создание не только разного рода профессиональных и профессионально-политических союзов, которые стихийно стали возникать после начала революции, но и политических партий, хотя никакого закона о них ни тогда, ни позже в России принято не было.

Что касается партий революционно-социалистической ориентации, то они теперь могли хотя бы временно перейти на полулегальное положение и даже открыто выступать в 1906—1907 гг. с трибуны I и II Государственных дум. Либералов же и консерваторов к созданию партийных объединений подтолкнула именно революция. Первые хотели объединиться, чтобы противопоставить себя самодержавному режиму, с одной стороны, и отмежеваться от революционеров — с другой, вторые для того, чтобы защитить самодержавие и православие не только от революционеров и либералов, но и от колебаний самой власти, проявлявшей, по их мнению, излишнюю уступчивость по отношению к «смутьянам».

В последние месяцы 1905 г. и в 1906 г. процессы партийного строительства проходили в России очень бурно. В октябре 1905 г. родились Конституционно-демократическая партия (кадеты) и Партия правового порядка, в ноябре — Союз русского народа и Торгово-промышленная партия, в декабре — Партия демократических реформ, в феврале 1906 г. прошел I съезд Союза 17 октября (октябристов). Происходили определенные организационные подвижки и в существующих партиях. Так, весной 1906 г. объединились большевики, меньшевики, польские, литовские и латышские социал-демократы, а несколько позже к ним присоединился Бунд. У эсеров, наоборот, от основного ядра партии откололся в 1906 г. левацкий Союз эсеров-максималистов, возникла более умеренная Народно-социалистическая партия реформистского толка (энесы).

Если учесть, что вновь создаваемые партии не должны были проходить официальной регистрации и создавались, по существу, явочным порядкам, удовлетворяя личные амбиции своих лидеров и тягу тех или иных социальных слоев и национальных групп к самоидентификации и самовыражению, то легко понять, почему процесс партийного строительства принял в России в 1905—1907 гг. такие необычные формы. По данным энциклопедии «Политические партии России», в период первой российской революции в стране действовало не менее 100 партий и 25 союзов, организаций и течений консервативной, либеральной и социалистической ориентации, что намного превосходило соответствующие показатели по другим странам.

Чем объяснить эти поражающие воображение цифры? Во-первых, Россия была многонациональной империей. Поэтому значительная часть партий и союзов имела ярко выраженную национальную окраску: так, в Царстве Польском и на Украине было по 12 партий, в Литве — 11, Латвии — 9, Финляндии — 8, Эстонии — 5. Существовало также около десятка еврейских партий и союзов, что отражало большую активность евреев в сопротивлении самодержавному режиму, ставившему их в особенно унизительное положение по сравнению с другими национальными меньшинствами («черта оседлости», процентная норма при приеме в учебные заведения и т. д.). Во-вторых, многие партии и союзы носили эфемерный характер и исчезали столь же быстро, как и возникали, не оставляя даже следа в исторической памяти народа. В-третьих, существенную роль в возникновении российской супермногопартийности играли сложная социальная структура населения России и та гипертрофированная, по сравнению с другими странами, роль, которую играла в общественно-политической жизни России интеллигенция, доминировавшая во всех политических партиях.

Наконец, нельзя не учитывать специфику той обстановки, которая сложилась в России в 1905—1907 гг. и была связана с резким переходом от полного отсутствия политической свободы к некой полусвободе, когда у многих возникало вполне объяснимое желание как-то обозначить себя в политическом пространстве, найти свою нишу, завербовать сторонников, завести печатный орган. Причем если раньше путь от скромного политического кружка или группы до оформления партии растягивался на многие годы, то в обстановке революции он занимал часто месяцы и даже недели.

При этом самыми крупными, массовыми политическими партиями в период первой российской революции были следующие пять: Союз русского народа, Союз 17 октября (октябристы), Конституционно-демократическая партия (кадеты), Партия социалистов-революционеров (эсеры) и Российская социал-демократическая рабочая партия, в которой были две фракции — большевики и меньшевики.

большевистский меньшевистский революционный раскол

2. Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП)

Термин «социал — демократы» появился в последней трети XIX века. Он традиционно служил обозначением партий рабочего класса, которые стояли на позициях революционного марксизма. Российские социал-демократы заявили о себе в 90-х годах XIX века. Одним из проявлений их существования были статьи В. И. Ульянова (Ленина), в которых он подверг резкой критике народническое движение и выдвинул идею создания революционной рабочей партии. Эта партия, по его мнению, должна была организовать классовую борьбу против буржуазного режима, уничтожить общественные порядки, угнетавшие трудящихся. Здесь просматривались два процесса -- объединение промышленного пролетариата и его идеологическая обработка в духе революционного марксизма.

Осенью 1895 года марксистские кружки в Петербурге слились в единую организацию под названием «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Это объединение выступило за слияние всех групп марксистского толка в России в единую политическую партию.

В 1898 году с 1 по 3 марта в городе Минске собрались 9 представителей московского, петербургского, екатеринославского и киевского «Союзов борьбы», Киевского рабочего комитета и Бунда -- Всеобщего еврейского рабочего союза. Эти организации приняли решение о слиянии региональных социал-демократических организаций в единую Российскую социал-демократическую рабочую партию. Это была только декларация, но она официально закрепила стремление российских марксистов к партийному объединению.

Первым проявлением деятельности новой партии стал выход в декабре 1900 года всероссийской социал-демократической газеты «Искра». Возглавил редакцию В. И. Ульянов (Ленин). Кроме него в редакцию вошли Г. В. Плеханов, Л. Мартов, А. Н. Потресов, П. Б. Аксельрод и В. И. Засулич. Очень быстро в редакции газеты проявилась разность мнений, что впоследствии привело к расколу в партии. Суть их заключалась в том, что часть членов партии склонялась к легальным методам работы, с мягкой дисциплиной и политическим плюрализмом, склонностью к компромиссам с либеральной буржуазией. С другой стороны им противостояли сторонники жестких методов, достаточно близкие к народникам и не признающие опыт европейской социал-демократии, к этому времени претерпевшей идеологические изменения.

В 1903 году прошел II съезд РСДРП, который расставил все по своим местам. На нем выделились две группировки. Будущие меньшевики, или, как их еще называли «мягкие искровцы», среди которых явным лидером являлся Ю. О. Цедербаум (Мартов), считали, что в предстоящей революции лидером должна быть буржуазия, отсюда и необходимость налаживания с ней прочного союза. В свою очередь «твердые» искровцы будущие большевики, где лидером был В. И. Ульянов (Ленин), считали, что гегемоном революции мог быть только пролетариат.

На съезде была принята программа РСДРП. Она состояла из двух частей: программы — минимум и программы — максимум. Программа-минимум ставила перед партией задачи на этапе буржуазно-демократической революции: в сфере политических преобразований -- свержение самодержавия, установление демократической республики, установление 8-часового рабочего дня, возвращение крестьянам ранее принадлежавшей им земли и отмена выкупных платежей. Программа-максимум определяла дальнейшее развитие революционного процесса -- установление диктатуры пролетариата. Принятие этой программы было знаменательной и серьезной победой Ленина и его сторонников.

Сторонники Ленина оказались в большинстве и при выборах в руководящий орган партии -- ЦК. После этих выборов их и стали называть большевиками, а их противников внутри партии -- меньшевиками.

В 1905 году идейные разногласия привели и к организационному расколу — образовались две самостоятельные партии большевиков и меньшевиков. Меньшевики так и не создали для себя прочной социальной основы, большевики же под руководством В. И. Ленина превратились в чрезвычайно сплоченную, дисциплинированную и способную к самой активной деятельности партию. Эта организация очень успешно налаживала контакты с пролетарской средой и превращалась в опасную для царизма серьезную силу.

3. Большевики

Решающую роль в рождении большевизма сыграл его лидер и главный идеолог В. И. Ульянов (Ленин), пользовавшийся у своих единомышленников непререкаемым авторитетом. Его мощный интеллект, несомненный талант теоретика, искренняя убежденность в своей конечной правоте и способность заражать ею окружающих, помноженные на неординарные организаторские качества, силу воли и твердость характера, сделали Ленина признанным руководителем профессиональных революционеров-большевиков. Создание сильной подпольной партии, подготовка революции в России стали всепоглощающей страстью Ленина, обладавшего к тому же поистине магнетической способностью притягивать к себе сторонников и соратников.

На первый план Лениным выдвигалась задача создания организации профессиональных революционеров, овладевших основами марксистской теории и умело ведущих конспиративную работу. При деспотическом самодержавном режиме, писал он, чем малочисленнее и дисциплинированнее организация, тем сложнее ее выследить, тем труднее арестовать ее членов. Социал-демократы обязаны смело проникать в массы рабочих, вербовать там своих сторонников, пропагандировать идеи Маркса, объединять все демократически настроенные элементы общества для участия в активных политических выступлениях, готовить их к всенародному восстанию.

4. Меньшевики

Это несколько странное для политического течения название закрепилось за частью российских марксистов после раскола, который произошел на II съезде РСДРП летом 1903 г.

Основоположником меньшевизма, его идеологом и историком, душой и совестью этого течения, которое в ходе своей эволюции стало одной из форм «демократического социализма», был Л. Мартов (1873−1923). Видными меньшевиками были также П. Б. Аксельрод, Ф. И. Дан, И. Г. Церетели, А. Н. Потресов, А. С. Мартынов, П. П. Маслов, Н. С. Чхеидзе, Н. Н. Жордания. Особую позицию занимал Г. В. Плеханов, взгляды которого никогда полностью не совпадали с меньшевизмом и который в 1917 г. возглавил самостоятельную социал-демократическую организацию «Единство». Что касается Л. Троцкого, то в 1903—1904 гг. он был ярым меньшевиком, но затем стал типичным центристом, стоявшим на промежуточных между большевизмом и меньшевизмом позициях и вступившим в 1917 г. в партию Ленина.

Сыграл свою роль в предыстории меньшевизма и оформившийся в 1897 г. еврейский Бунд. Однако рождение меньшевизма как особого течения в рабочем и социал-демократическом движении России было связано уже с новой полосой массовой революционной борьбы с царским самодержавием и буржуазией, начавшейся в первые годы двадцатого столетия.

Именно тогда в России вырабатывалась принципиально новая модель нелегальной социал-демократической партии, нацеленной на подготовку и проведение демократической революции нового типа, которая должна была соединить антифеодальные, антибуржуазные и национально-освободительные черты и проходить при доминирующей роли городского пролетариата. При этом если большевики-ленинцы выступали носителями новых, более радикальных и близких к российской революционной традиции XIX в. тенденций, то меньшевики изначально тяготели к организационным нормам и тактике принятым во II Интернационале, хотя учитывали в какой-то мере и национальную специфику России.

Основную часть меньшевиков составляли радикально настроенная интеллигенция (врачи, журналисты, учителя, адвокаты и др.), студенты, служащие. То, что мы знаем сегодня о меньшевистской интеллигенции, оставляет двойственное впечатление: с одной стороны, ее отличали высокие моральные качества, бескорыстие, самоотверженность, здравый смысл, неплохое знание марксистской теории; с другой — повышенная амбициозность, личное соперничество, быстрая смена настроений, определенный разрыв между словом и делом. Эти противоречивые черты во многом определяли и лицо меньшевизма в целом, который в своей практической политической деятельности заметно уступал большевизму, отличавшемуся неизмеримо большей сплоченностью, идеологической монолитностью, дисциплинированностью, умением учитывать настроения рабочих и крестьянских масс и разжигать их бунтарские инстинкты.

Революция 1905−1907 гг. подняла деятельность меньшевиков на качественно новый уровень, позволив им выйти из подполья и принять активное участие в руководстве массовым движением, а также советами рабочих депутатов, в деятельности Государственной думы, многих профсоюзов и других легальных организаций.

В целом работа меньшевиков шла достаточно успешно, и по ряду позиций они не уступали большевикам. Что же касается думской арены, то здесь тон задавали именно меньшевики, в первую очередь представители Грузии (И.Г. Церетели и др.). Сильны были позиции меньшевиков и в профсоюзном движении. Главным объектом своего воздействия меньшевики считали городской пролетариат. Большое внимание уделяли они руководству забастовочным движениям, включая и стачки на экономической почве, приносившие быстрые и ощутимые результаты в улучшении материального положения рабочих и условий их труда.

5. Различие большевистской и меньшевистской идеологий

Споры меньшевиков с большевиками шли сначала по вопросам партийного строительства (вспомним хотя бы широко известную дискуссию, развернувшуюся на II съезде РСДРП вокруг формулировок первого параграфа устава, которые предложили Ленин и Мартов), затем распространились в 1904 — 1907 гг. на вопросы стратегии и тактики, а потом приняли уже интегральный идеологический и политический характер.

И меньшевики, и большевики были сторонниками демократического централизма с ударением на второй части этого понятия. Но если большевики тяготели к строго дисциплинированной партии с единоличным лидером, построенной по принципу безоговорочного подчинения каждой нижестоящей организации вышестоящей и чем-то напоминающей духовно-рыцарские ордена средневековья, то идеалом меньшевиков были социалистические партии II Интернационала. В 1905 г. обе фракции РСДРП встали на путь демократизации своих уставных норм, причем меньшевики расширили права местных организаций значительно больше, чем ленинцы. Характерно, что после объединения в 1906 г. большевики и меньшевики стали руководствоваться новым партийным уставом, первый параграф которого с перечнем обязанностей члена партии был сформулирован теперь в ленинском духе, т. е. требовал личного участия каждого партийца в работе той или иной партийной организации. В уставе 1903 г. по предложению Мартова было записано, что каждый член партии должен оказывать ей регулярное личное содействие под руководством одной из ее организаций.

В отличие от большевиков меньшевики гораздо терпимее относились к различным оттенкам взглядов в своих рядах. У них не было единоличного лидера, и внутри фракции всегда существовало несколько течений и группировок, которые вели между собой достаточно острую полемику.

Процесс деления членов РСДРП на большевиков и меньшевиков проходил крайне болезненно, причем особенно сопротивлялись ему рабочие, которые часто не понимали до конца причины раскола и требовали восстановления партийного единства. И если в интеллигентских «верхах» партии, особенно в эмиграции, фракционные деления еще до 1905 г. приняли, по существу, необратимый характер, то в ее «низах», занятых практической революционной работой непосредственно в России, еще долго сохранялась инстинктивная тяга к единству, что и явилось главным фактором объединительных движений в 1905 — 1906 гг. и весной 1917 г. Однако доктринальные противоречия и личные амбиции лидеров в конечном счете взяли верх. В итоге в августе 1917 г. меньшевики, среди которых тоже были разные группировки, оформились в РСДРП (объединенную), тогда как сторонники Ленина с весны того же года стали называть себя РСДРП (большевиков), а с марта 1918 г. — Российской коммунистической партией (большевиков).

Заключение

Многопартийность была ликвидирована в советской России в конце 1917-го — начале 20-х годов отнюдь не в результате политического краха, внутреннего распада и самороспуска всех иных политических партий, кроме большевистской, как утверждала советская официальная историческая наука, а из-за невозможности их существования в условиях большевистской диктатуры.

Уничтожив многопартийность, большевистская партия повела борьбу против разномыслия и в своих собственных рядах. Этот процесс, начатый в 1921 г., когда Х съезд партии по предложению Ленина запретил свободу фракций и группировок в РКП (б), был продолжен после его смерти борьбой против троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев (правых уклонистов), «рабочей оппозиции», группы Рютина и других «оппозиционеров» во второй половине 20-x — начале 30-х годов и закончился ликвидацией «ленинского ядра» партии в ходе сфальсифицированных судебных процессов середины 30-х годов и массовых репрессий 1937−1938 гг. Сталинское руководство «обеспечило» единство партии под воздействием силы и страха.

Вопрос о возможности многопартийности в стране, отрицательно решенный Лениным, был окончательно закрыт Сталиным в связи с принятием «самой демократической» Конституции 1936 г. В докладе о проекте Конституции он заявил, что, поскольку в СССР в результате победы социализма остались лишь два дружественных класса — рабочий класс и крестьянство и нет враждебных классов, то в СССР нет почвы для существования нескольких партии, а значит, и для свободы этих партий. В СССР существует почва только для одной партии -коммунистической. Таким образом, монополия ВКП (б) на власть в СССР была не только реально реализована и законодательно закреплена в Конституции, но и теоретически «обоснована».

Тоталитарная власть партии-государства (РКП (б) — ВКП (б) — КПСС) охватывала и определяла все стороны жизни общества.

Не случайно партийные комитеты назывались в те годы «директивными органами», ибо именно их решения становились непреложными директивами для всех государственных органов и общественных организаций.

Список использованной литературы

1. Политические партии России: история и современность / Под ред. проф. А. И. Зевелева, проф. Ю. П. Свириденко, проф. В. В. Шелохаева.- М. :Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2000

2. Политические партии России в контексте ее истории: учеб. пособие / Коллектив авторов. Рук. авт. коллект. С. М. Смагина.- Ростов-на-Дону, 1998

3. Политические партии России, конец XIX — первая треть XX в.: Энциклопедия.- М., 1996

4. Тютюкин, С. В. Политическое пробуждение России на рубеже XIX — XX веков // Политические партии России: история и современность.- М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2000.

. ur

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой