История среднего царства Египта

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Собственно Средним царством принято считать эпоху единого египетского государства, воссозданного на развалинах Древнего царства в самом конце III тысячелетия до н.э. выходцами из южного верхнеегипетского Фиванского нома — последними царями XI династии, а затем упроченного фараонами следующей, XII династии, двухсотлетнее правление которых явилось временем расцвета и быстрого упадка. Но между концом Древнего и началом Среднего царства лежит длительный, охватывающий предположительно почти четверть тысячелетия так называемый I-ый Переходный период — период раздробленности и больших социальных потрясений, время ожесточенной внутренней борьбы за новое объединение страны. Именно здесь, по-видимому, нужно искать уроки существенных отличий среднеегипетского государства от минувшей эпохи Древнего царства [9].

Распад Египта на отдельные номы угрожал гибелью Египетскому государству. Ослабление центральной власти привело к прекращению завоевательной политики и внешней торговли, столь необходимых для развития рабовладельческого хозяйства. В условиях упадка единой государственности стала постепенно разрушаться оросительная сеть, что сильно вредило сельскому хозяйству [3. c. 175].

Внутренним упадком Египта воспользовались соседние племена ливийцев на западе и кочевников на востоке, которые опустошали Дельту. «Подл азиат,--говорил тот же Ахтой,-- плохо место, в котором он живет,-- бедно оно водой, трудно из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор. Не сидит он на одном месте». Однако необходимость ликвидации тяжелой разрухи ставила перед господствующим классом Египта проблему восстановления сильного египетского государства.

Цель настоящей работы изучить эпоху Среднего царства. В соответствии с поставленной целью решаются следующие задачи:

· рассмотреть государственно-политическую структуру среднеегипетского царства;

· охарактеризовать социальную структуру и социальные отношения;

· изучить хозяйственную систему;

· выяснить обстоятельства, приведшие к расцвету Египта в Эпоху Среднего царства и охарактеризовать ее, выяснить причины кризиса и развала Среднего царства, покорения страны гиксосами.

история среднее царство египет

1. Источники и историография

Историография

До начала XIX в. исследованием истории и культуры Древнего Египта практически не занимались. Европейские ученые располагали отрывочными и скудными сведениями, сохранившимися в произведениях античных авторов (в первую очередь Геродота), в книгах Ветхого Завета Библии, по которым было невозможно составить себе Цельное представление о древнеегипетской Истории и культуре. К тому же Египет, ютящийся в течение многих столетий властью местных династий мамелюков, труднодоступен для европейских учёных. Была забыта и письменность древних египтян.

Следует еще при начале описания источниковой и литературной базы сказать, что исследование проблемы курсовой работы тесным образом связано с археологическими исследованиями этнокультурных памятников древнего Египта. Которые дают чаще всего не полные, но бесценные сведения. Археологический материал многими годами накаплевался, анализировался и сопоставлялся с письменными источниками.

Большое значение в европейской историогрфии начала XX в. приобрел труд русского египтолога Б. А. Тураева Д. Ж. Брестеда «История Древнего Египта» Б. А. Тураев дал один из ее лучших очерков в европейской историографии, поскольку решающим фактором исторического развития считал особенности духовного развития, в частности религии. Новый этап в развитии египтологических исследований начался с 20-х годов XX в. В европейской науке происходит переосмысление роли и места египетской цивилизации в древней истории классического Востока. Если ранее роль Египта переоценивалась, то теперь постепенно распространяется концепция относительного равноправия отдельных крупных цивилизаций, будь то античная, египетская, вавилонская или индийская. Именно с этих позиций дана характеристика египетской цивилизации в одной из самых подробных всемирных историй межвоенного периода. В работе Д. Брестеда Б. Тураева достаточно актуально решаются проблемы в период Среднего царства. Важной заслугой Б. А. Тураева явилось создание школы отечественных египтологов, которые развернули свою деятельность в 20--30-х годах.

Учеником Б, А Тураева был В. В. Струве, который стал одним из основателей школы советских египтологов, исследующих историю и культуру Древнего Египта с позиций марксистского мировоззрения. Рассматривая Древний Египет как органическую часть Древнего Востока, отечественные египтологи понимают древнеегипетское общество как рабовладельческое, но в особых, отличных от античности формах. Решающим Фактором в эволюции древнеегипетского оощества и государства является развитие производительных сил, экономика и социальная структура общества рассматриваются как фундамент, основа, определившая особенности государственной организации, культуры и идеологии. Большое внимание уделяется анализу общих черт и вместе с тем глубокому своеобразию в развитии Египта и других древневосточных обществ.

В работах учеников В. В. Струве, Б. А. Тураева, В. И. Авдиева, М. А. Коростовцева, была тщательно разработана и усовершенствована теория становления и развитие госсударственности Среднего царства. Вместе с тем продолжалось изучение древнеегипетской государственности и культуры. Блестящие исследования Ю. Я. Перепелкина о религиозно-политической реформе Эхнатона, М. А. Коростовцева о древнеегипетской религии, Н. С. Петровского в области египетского языка и их учеников касаются традиционных для египтологии научных проблем и свидетельствуют о крупных достижениях русской школы египтологии, о ее значительном вкладе в развитие мировой науки.

Также стоит отметить труды советских учёных О. Д. Берлев, Х. А. Кинк,

В своих работах («Трудовое население Египта в эпоху Среднего царства»

И «Общественные отношения в Египте эпохи Среднего царства») Берлев уделяет огромное внимание социально-общественному строю и социальной структуре Египта в эпоху «Среднего царства».

Х. А. Кинк посвятил себя изучению значения религии в Древнем Египте, влияние религии на остальные сферы жизни в Египте.

Источники

В данной работе в основном использовались методы анализа письменныех источников: исторические труды, художественная литература, научные и религиозные тексты, документы, инструкции и др. Богатейшую информацию об истории и культуре Древнего Египта содержат многочисленные письменные источники.

Для данного периода сохранилось не очень большое количество источников. Но все же существует небольшое количество документов, посланий, изречений, поучений и др.

Поучение гераклеопольского царя своему сыну Мерикара

Перевод выполнен С наиболее полного сохранившегося текста — папируса № 1116а, который храниться в Государственном Эрмитаже. Поучение датируется XXII в. до н.э. Переписан с подленика в период правления XVIII — XIX династий.

Надпись Хусебека

Стела Хусебека найдена в Эль Араба (в настояще время находится в Манчестерском музее). Хусебек, родившийся при фараоне XII династии Аменемхете II (1936 — 1904 гг. до н.э.), жил при преемниках Сенусерте II (1904 — 1888 гг. до н.э.) и Сенусерте III (1888 — 1850 гг. до н.э.).

Поучение Ахтоя, Сына Дуауфа, своему сыну Пиопи

Поучение, написанное во времена Среднего царства, дошло в списках иератических папирусов эпохи Нового царства времени XIX и XX династий. Папирусы эти храняться в Британском музее.

Пророчество Неферти

Пророчество записано на лицевой стороне иератического папируса, хранящегося в Государственном Эрмитаже (№ 1116 В). Это сравнителоьно поздня копия (XV в. до н.э.) произведения, созданного в конце эпохи Среднего царства.

Минефон, завоевание Египта гиксосами

Фрагмент из несохранившейся истории Египта «Египтеака» египетского жреца Манефона, жившего в конце IV — начале III в. до н.э., сохранен в труде иудейского историка Иосифа флавия (37 г. до н.э. — 98 г. н.э.) «Против Аппиона».

Борьба с гиксосами: Табличка Карнарвона.

Табличка найдена во время раскопок в Фиванском некрополе, проводимых археологом Г. Картером на средства лорда Г. Карнарвона в 1907—1912 гг.

На ней скорописью записан текст. С него копировались надписи на стелах, установленных фарооном Камосом (начало XVI в. до н. э.), обломки которых были обнаружены в 1936 г.

2. Первый переходный период. Борьба Гераклеополя и Фив

Первый крупный кризис в истории древнеегипетской цивилизации достаточно подробно описан в политическом сочинении местного царя Ахтоя, который правил в Гераклеополе (X династия, XXII — XXI вв. до н.э.). По жанру это наставление или поучение его сыну и наследнику. Стела времени Первого распада Египта (XXIII--ХХ1 вв. до н. э.), обнаруженная в Гебелейне (по некоторым данным, в-Риза-кате), датируется скорее всего XXII в. до н. э. В настоящее время хранится в Каирском музее [7.c 30]. Распад единого государства, стремление номов к экономической и политической обособленности, их соперничество и борьба друг с другом пагубно отразились на всей экономической структуре страны, на единой ирригационной системе — основе хозяйственного благополучия Египта. Внутренняя борьба усугубляет и без того тяжелое положение Египта — гибель и разорение несут с собой непрекращающиеся раздоры между враждующими номами. И не случайно памятники времени эфемерных VII-Х династий полны сведений о годах страшного голода, о пашнях, превратившихся в болота и непроходимые заросли, о пустующих полях, которые некому обрабатывать, так как обезлюдели богатые и процветающие области страны. Естественно, что в такой обстановке нельзя исключить и серьезных социальных выступлений трудящегося населения страны, испытывавшего, без сомнения, наибольшие тяготы и лишения. Смутные намеки на волнения низов египетского общества зафиксированы во многих документальных и литературных источниках той поры. Большой, сильно поврежденный папирус, находящийся сейчас в Лейдене, сохранил страстный призыв некоего Ипувера — возможно, близкого к правящим кругам северной части страны, — к восстановлению прежних порядков в Египте, к воссозданию единого египетского государства. В поэтической форме Ипувер взволнованно и ярко рисует, пожалуй, преднамеренно преувеличенную картину бедствий разъединенной страны, где господствуют всеобщая вражда и озлобление, грабежи и убийства, где царят запустение и голод, где люди едят траву и запивают ее водой, питаются тем, чем раньше кормили свиней (имели место даже случаи людоедства). Рассказчик-поэт скорбит о разрушенных городах и разоренных номах, поверженных дворцах и оскверненных гробницах, печалится о прекращении исконных торговых связей с Восточным Средиземноморьем (уже нет кедра даже для саркофагов благородных людей!) и о нарушенных внутренних отношениях: охваченный смутой Юг не шлет на Север, как обычно, зерно и изделия ремесленников, плоды и благовонные масла, и жители окрестных оазисов не спускаются больше в Египет со своими дарами. Негодует Ипувер, видя, как варвары — азиаты и ливийцы, — воспользовавшись слабостью Египта, вторгаются в незащищенную Дельту и опустошают ее. Но больше всего беспокоит его широкое восстание народа, современником которого был он сам или воспоминания о котором были еще живы. Страна перевернулась, подобно гончарному кругу, вещает Ипувер. Бедняки стали богатыми, а имущие — бедняками, тот, кто не имел хлеба, стал собственником закромов, кто не имел упряжки, стал владельцем стада, у кого не было даже лодки, стал владельцем судов, у кого не было хижины, стал владельцем дома, тот, кто ткал не для себя, одет в тонкие полотна, знатные же люди — в лохмотьях, кто не был в состоянии сделать себе гроб, стал владельцем усыпальницы, тела же прежних владельцев гробниц выброшены в пустыню.

РЕЧЕНИЯ ИПУСЕР

Лучшая земля в руках банд. Человек поэтому идет пахать со своим щитом. Воистину: кроткие говорят: «[Человек свирепый] лицом стал повсюду. Нет нигде человека вчерашнего дня». Воистину: грабитель повсюду. Раб с похищенным будет находить их. Воистину: Нил орошает, никто не пашет для него. Каждый человек говорит: «Мы не понимаем, что происходит в стране». Воистину: женщины бесплодны, не беременеют. Не творит больше Хнум * из-за состояния страны. Воистину: простолюдины сделались владельцами драгоценностей.

Тот, который не мог изготовить себе [даже сандалии], стал теперь собственником богатств. Воистину: сердца его рабов скорбны; не разделяют вельможи с людьми своими [их] радости. Воистину: сердце людей жестоко. Мор по всей стране. Кровь повсюду. Не удаляется смерть. Пелены [мертвого] вопиют еще до приближения к ним 4. Воистину: многие трупы погребены в потоке [в Ниле]. Река [превратилась] в гробницу, [а] местом для бальзамирования сделалась река. Воистину: благородные в горе, простолюдины же в радости. Каждый город говорит: «Да будем бить мы сильных [имущих] среди нас». Воистину: люди стали подобны птицам, ищущим падаль.

«[рязь по всей стране. Нет человека, одеяние которого было бы

в это время. Воистину: земля перевернулась, подобно гон-

у кругу. Разбойник [стал] владельцем; богатств: [богач]

> атился1 в грабителя. Воистину: сильные сердцем [стали

ш] птицам [из-за страха]. Неджес [скорбит]: «как ужасно

Что мне делать?" Воистину: поток в крови, [если] люди

из него, они отталкиваются [вкусом] человека и они жаждут

й] воды. Воистину: ворота, колонны п простенки сожжены и

[дашь] стены царского дворца стоят сохранившиеся Воистину

корабль юга охвачен смутой. Города разрушены. Юг превратился в пустыню…

Смотрите: огонь поднялся высоко; пламя его исходит от врагов страны. Смотрите: свершились дела, которые никогда, [казалось], не могли свершиться. Царь захвачен бедными людьми. Смотрите: погребенный соколом [царь], он лежит на [простых] носилках. То, что скрывала пирамида, то стоит теперь пустым [гробница царя]. Смотрите: было приступлено к лишению страны царской власти немногими людьми, не знающими закона. Смотрите: приступили люди к мятежу против урея, [глаза] Ра, умиротворяющего Обе Земли. Смотрите: сокровенное страны, границы которой не знали, стало всем известно. Столица, она разрушена в один час. Смотрите: Египет [сам] начал лить воду[2.c. 43,45].

Страна была полностью дезорганизована. Власть в Мемфисе была захвачена на короткое время олигархией, на которую, быть может, следует смотреть, как на попытку создать коалиционное правительство[8.c. 145].

Необходимо было политическое воссоединение страны, Естественно, что в наиболее значительных областях Египта начинается борьба за восстановление государственного единства. Наиболее крупными объединительными центрами были на севере Гераклеополь, а на юге -- Фивы. Хозяйственная разруха и голод вызывали недовольство народных масс, которое прорывалось в протестах и даже открытых восстаниях беднейшей части египетского населения. Попытка нового объединения исходит от правителей IX гераклеопольской династии. В списке царей Туринского паируса папируса «именно перед IX династией. Сам факт возвышения Гераклеополя, Центра XX верхнеегипетского нома, расположенного в северной части Среднего Египта, около входа в Фаюмское озеро, свидетельствует о силе местных правителей. Родоначальником IX династии был Ахтой, которого Манефон характерезует как невероятно жёсткого правителя [5. c28].

Гераклеопольский царь Ахтой пишет «[не будь] мягким в случае нападения. Наказывай … их за слова всякие. Это начало [мятежа] Увеличиваются мятежники… Если говорят, доложи … Делит он … подчинённых… молодых в отряды… многочисленны они перед тобой… Знаешь ты, что его подчиненные любят его… Владыка племени кочевников бедуинов… прикажи [доставить] его к тебе. Вредный человек -- это подстрекатель. Уничтожь его, убей… сотри имя его 3, [погуби] сторонников его. Его подчиненные любят его. Мятежник для горожан -- это смута, так как он создает из подданных два отряда молодых воинов. Если ты обнаружишь горожанина и дела его известны тебе, сообщи о нем придворным, и они уничтожат его -- он враг. Вредный человек для города -- это подстрекатель. Подавляй толпу, уничтожай пламя, которое исходит от нее. Не возвышай [человека] враждебного. Тот, кто беден,-- он враг. Будь враждебен к бедняку. [Он дает] разъяриться толпе, помещенной в рабочие дома…

Уважай твоих вельмож, охраняй твоих людей. Укрепляй твои границы и твои округа. Хорбшо творить для будущего. Благословляй [человека], живущего с открытым лицом, так как доверчивость хуже, чем несчастье. Пусть пройдет время твоей жизни в твоей добродетели, и несчастный полюбит землю, на которой он живет. Не имеющий вещей жаден к тому, что есть у других. Проходит жизнь па земле, ие долга она. Процветает, тот, кто оставляет о себе память 6, так как нет праведности ни для миллионов людей, ни для владыки Обеих Земель. Праведный живет вечно7, избегает смерти тот, кто идет вместе с Осирисом подобно свободному…

Возвышай твоих вельмож, чтобы они поступали по твоим законам. Не пристрастен тот, кто богат в своем доме, он владыка вещей и не нуждается. Не. говорит бедняк правды. Несправедлив говорящий: «О, если б я имел». Пристрастен он к тому, кто владыка подаяний его.

Велик царь своими вельможами. Могуч-царь владыка, велик он богатством своих вельмож [3.c 32].

Новая линия царей значится у Манефона, как IX и X династии. Ее цари были все еще слишком слабы, чтобы оставить после себя какие-либо прочные памятники; нигде не сохранилось отчетов, современных этой фамилии, исключая период последних трех поколений, когда могущественные номархи Сиута имели возможность высекать гробницы в скалах, где они, к счастью, оставили отчеты об активной и успешной деятельности своей фамилии. Эти отчеты дают нам некоторое представление о состоянии страны в момент восстановления порядка гераклеополь-цами, а именно знать Сиута говорит о своих собственных владениях: «Каждый чиновник находился на своем посту; не было ни одного сражавшегося, ни одного пускавшего стрелу. Ребенка не убивали возле его матери и гражданина возле его жены. Не было злоумышленника… и никого, кто совершал бы насилие против его дома… Когда наступала ночь, спавший на дороге воздавал мне хвалу, ибо он был как у себя дома; страх перед моими солдатами был его защитой».

Сиутские номархи поддерживали самые тесные связи с царским домом в Гераклеополе[8.c. 147].

Изначально город Фивы был глухой провинциальный город, рядом с которым находился Гермонт, резиденция фамилии номархов, Иниотефов и Ментухотепов.

В будущем Фиванском номе (IV ном Верхнего Египта) было еще три поселения: древнее Джарти, современный Тод, -- на некотором расстоянии от реки, на восточном берегу; древнее Маду, современный Меда-муд, также на восточном берегу; древнее Иуни, более полно Иуни-Монту, т. е. Иуни бога Монту (Иуни было созвучно с древним названием Гелиополя -- библейск. Он), современный Армант, в 13 км к югу от Луксора, на западном берегу Нила 12. На территории этих трех поселений и Фив местным богом был Монту. Изображался он антропоморфным, с головой сокола (по-видимому, какая-то разновидность общеегипетского соколиного бога Хора). В Гермонте с ним была сопряжена богиня Чененет, а также богиня Иунит, что значит «гермопольская». Иногда она называется Раттауи; имя образовано искусственно: первая его часть -- «Рат» -- форма женского рода имени бога солнца Ра, «тауи» значит «Обеих Земель» (т. е. Верхнего и Нижнего Египта). Этот. эпитет богини, как и египетское название Арманта, созвучное с египетским названием Гелиополя, свидетельствует о несомненном влиянии воззрений Гелиополя на Армант. Имя бога сохранилось в коптском названии города -- Гермонт. XI династия, несомненно, была тесно связана с Армантом, так как трое из ее фараонов носят теофорное имя Ментухотеп (Менту-Монту) [1. c. 28].

Фивы заняли первенствующее положение на юге, и их номарх Иниотеф был «хранителем Врат Юга»; Юг держася сплочённо.

Иниотеф смог поднять восстание, набрав войска по всей стране, от порогов до Фив, по меньшей мерс, на севере. Он и его преемники в конце концов освободили южную конфедерацию от власти Герак-леополя и основали независимое1 царство с Фивами во главе. Иниотеф впоследствии почитался родоначальником фиванской линии, и монархи Среднего царства помещают его изображение в фиванском храме среди почитавшихся там статуй их царственных предков[8. c. 148.].

Номарх Иниотеф имел своим преемником (непосредственным или нет, неизвестно) другого Иниотефа, который первым из числа фиванцев присвоил себе царские почести и титулы, став, таким образом, первым царем фиванской династии Иниотефом I[8. c. 149].

Часть Фив, раскинувшаяся на западном берегу реки,-- город мертвых. В долине длинной вереницей параллельно реке тянутся поминальные храмы правителей Египта. Своим великолепием и размерами некоторые из них могли соперничать с городскими храмами, расположенными на восточном берегу. Далее к западу от них в невысоких горах скрыт некрополь, состоящий из скальных гробниц [4].

Возвышение Фив с утверждением XI династии было следствием усиления центростремительных сил, проявившихся в египетском обществе после долгих лет междоусобной войны и распада централизованной монархии Древнего царства [2.c 86].

Долгая и упорная борьба за объединение развернулась между X гераклеопольской и XI фиванской династиями. Первое крупное столкновение где-то у Абидоса окончилось пораженим Фив.

В дальнейшем Абидос дважды переходил из рук в руки.

С появлением на престоле ряда Ментухотепов, вероятно, боковой линии фиванской фамилии, господство Фив распространилось на всю страну. Ментухотеп, по-видимому, блестяще закончил войну с Севером.

После последовательного правления пяти Ментухотепов XI династия была смещена новой сильной фиванской фамилией с Аменемхетом во главе. Новый Аменемхет смог свергнуть последнего представителя XI династии и занять престол как первый царь XII династии.

3. Государственно-политическая структура

Социальные отношения

Длительная и жестокая борьба, в которой принимали участие все социальные группы и классы древнеегипетского общества, окончилась победой XI фиванской династии и объединением страны. Эта победа знаменовала собой усиление центральной власти, распространение ее на весь Египет в ущерб самостоятельности местной знати. Усиливается и экономическая мощь царя. О последнем свидетельствуют Многочисленные экспедиции в далекие каменоломни и начавшееся большое строительство в общегосударственном масштабе. Интересен в этом отношении один из знаменитейших памятников египетской архитектуры -- заупокойный храм в западной части Фив, постройка которого была завершена Небхепетра Ментухотепом. Храм представляет собой соединение заупокойного храма, скальной гробницы и пирамиды. Этот памятник архитектурно хорошо сражает определенную политическую концепцию начала Среднего царства: сочетание местной власти правителей с претензией на самодержавие царей Древнего царства.

Первейшей задачей при исследовании социально-экономического строя древнего Египта должно быть, вне всякого сомнения, изучение социального положения основных производителей материальных благ -- фундамента и основы древнеегипетского общества. Прежде всего необходимо выявить эту основную категорию производителей и определить ее положение в обществе, ее соотношение с другими, соседствующими социальными категориями.

По сравнению со староегипетским среднеегипетский материал по bmww njswt может показаться просто богатым, тогда как на деле и для этой эпохи он очень отрывочен и скуден. Несмотря на довольно частые изображения и перечисления челяди в это время, bmww njswt изображаются и упоминаются так редко, что в таких крупнейших собраниях древностей,. как Каирский, Британский и Берлинский музеи, нет ни одного-бесспорного примера этого термина (имеются в виду изданные каталоги этих музеев). Такое положение возможно как: в том случае, если bmww njswt не входили в челядь, а следовательно, и в хозяйство частных лиц, и лишь иногда, временами, оказывались в такое хозяйство втянутыми, так и в, том случае, если bmww njswt как раз и составляли челядь. частных лиц.

Мюнхенская стела. заставляет еще более укрепиться во мнении, что bmww njswt находятся в собственности частных лиц. На ней «bmw njswt s’nbw-nmtj» изображен сбоку вместе с четырьмя «hmwt>. Вся эта группа несет яства господину и служит лишь придатком изображенных в нижней полосе главного пояса стелы процессий челяди. Процессий две: слева -- мужская, справа -- женская. Совершенно ясно, что обе процессии и придаток сбоку стелы -- одно целое и пояснение к одному из трех элементов имеет отношение ко всем. Над мужской процессией стоят *слова n] dt. f, сами по себе бессмысленные, но становящиеся весьма содержательными, если их связывать с конкретными титулами, выписанными при каждой из изображенных фигурок: «земледельцы, пивовар, прачечник, чашник от собственности его». Нет сомнения, что эта же надпись относится и к женщинам, и к боковой стороне стелы, но, конечно, в сочетании с женскими титулами предполагается приведение этого пояснения в согласие с родом управляющего существительного: njt-dt.f. Таким образом, определенно bmw njswt оказывается «собственностью» частного лица, «собственностью», разумеется, особого рода, в древнеегипетском понимании этой категории, «но все-таки «собственностью». Гробница znt. Как ни редки bmww njswt на стелах, еще реже встречаются они в гробницах. Даже в таких щедрых на изображения челядинцев и пояснения к ним гробницах,. как бенихасанские усыпальницы Аменемхэ и Хнемхотпа II, нет и намека на hmww njswt. В гробнице znt bmw njswt только упоминается в разговоре [10.c. 11,12]

Рассмотрение нестандартных обозначений рабочей силы в частном хозяйстве мы начнем словом rmt (люди), в узком значении «люди» того или иного лица, его имущество. Это слово, кажется, было особенно употребительным в пору так называемого I переходного периода, насколько об этом можно судить по не столь уж многочисленным надписям того времени. «Люди» как чье-либо богатство. В тревожную пору правления манефоновских VII--X династий и значительную часть царствования XI придворная или административная карьеры совершенно утратили в глазах египтян свою привлекательность. На первый план в думах и чаяниях людей той поры и, стало быть, и в надгробной автобиографии той эпохи, выражающей эти думы и чаяния, выступает личное экономическое благополучие. Надгробная автобиография в пору смут сплошь и рядом представляет собой имущественный инвентарь, богатства, которые автору надписи удалось приобрести за время его жизни. Разумеется, первое место в подобных инвентарях занимают «люди», источник всякого богатства. Слово «люди» употреблено hb-jb как синоним dt (ndt), но, делая упор на «множество», автор надписи, по существу, приравнивает слово «люди» к mrjjt (челядь = Ьтуу njswt).

Надпись jmj-r; prw (домоправитель, начальник отделения царского хозяйства) sn-nds. wj из Нитенторе.

«Люди» как средство обеспечения заупокойного культа. Лишь в трех надписях эпохи Среднего царства говорится об обеспечении службы в гробнице людьми. Древнейшая относится к царствованию Ментхотпа I, две другие -- ко времени XII династии, к царствованиям Сенвосре I и II.

Ijmwt в Среднем царстве.

Свидетельство документов.

К сожалению, существует очень мало таких документов, которые упоминали бы hmwt. Среди них наибольший интерес представляет берлинский папирус 10 470. Папирус содержит документацию на предмет передачи «snbt, дочери sn-nj-mwt, bmt от собственности людей города Иэба» городу. Обстоятельства дела неясны, но ход его можно представить себе достаточно точно. Один из людей Иэба из числа владельцев hmt выступает как лицо, представляющее город, требуя у хозяев bmt ее передачи ему для города. Это требование, должным порядком оформленное, доходит до «палаты верховного сановника», которая санкционирует действие «в согласии с владыками ее». «Владыки» согласились передать brut городу, что и было нотариально оформлено в местном суде.

Разумеется, «люди Иэба» не составляют население этого города, а имеется в виду только известное число горожан, впрочем немалое, поскольку город имеет дело с несколькими доверенными лицами' владельцев bmt. Характер этой общности неясен. Далее, интересно свидетельство документа о том, что bmt передается городу вместе с ее sp;t. Это слово означает «ком», «область», «поле», а в данном случае едва ли обозначает что-либо иное, как земельный участок, которым на тех или иных правах располагает bmt. Если это так (а едва ли это может быть иначе), то важно отметить, что bmt не отделяют от земли.

Принимая во внимание свидетельство списков о том, что bmwt и bmww njswt составляют один слой, и учитывая в то же время выводы, сделанные в предыдущей главе, о том, что слово bmw в среднеегипетском языке употребляется как сокращение термина bmw njswt, мы вправе говорить о слое bmww в египетском обществе эпохи Среднего царства.

Интересно отметить два обстоятельства, связанных со списком snb. tj. sj. bmww njswt и hmwt в списке именуются только взрослые люди, во всяком случае достаточно взрослые, чтобы их можно было пристроить к какому-либо делу. Малолетние дети bmww именуются «сыновьями» или «дочерьми» той или иной hmt. Такие указания можно было бы понять как пояснения родственных отношений среди челяди, но между взрослыми этот список никакого родства не указывает, хотя более чем вероятно, что среди сотни человек были и связанные узами родства или брака. Похоже на то, что малолетние дети bmww, еще не имеющие определенных обязанностей, не назывались bmww njswt/hmwt. В этом плане понятна брань, которая достается попрошайке-мальчишке в sn’w жены верховного сановника.

Свидетельство литературных памятников.

Заметим, что hmwt вошли в литературу, но от египетской литературы до нас дошло так мало, что мы можем воспользоваться для интересующего нас вопроса только «Поучением Птаххотпа» и «Речением Эпвера». Птаххотп, говоря о силе слова, упоминает и bmwt: «хорошее слово дороже (букв.: „более скрыто“, т. е. „его труднее достать“), чем смарагд, и все же его можно найти у bmt (. стоящей) за жерновом». Птаххотп показывает нам характернейшее занятие hmwt -- размалывание зерн. Но его свидетельство интересно еще и как обобщение. Он говорит о hmww как о низшем социальном слое общества, пес plus ultra невежества. И все же и здесь, на дне египетского социального мира, может проявиться талант, врожденный дар. Между прочим, приведенные слова Птаххотпа выражают идею «Повести о красноречивом жителе оазиса». Замечательный дар красноречия оказался у человека, живущего в дикой степи за пределами Египта, занятого нелегким и опасным трудом охотника, ловца птиц и собирателя лекарственных трав.

Уделяет внимание bmwt и Элвер. «Стал дитя госпожи его (т. е. супруги знатного человека) сыном bmt его»,--восклицает он, описывая потрясения своего тревожного времени. Рожденный знатной женщиной расценивается теперь как потомственный bmw. Но нам важно еще и убедиться в данном случае в том, что наименование «сын» или «дочь bmt» было терминологическим для описания положения детей из слоя hmww. Более того, для этого возраста египетская социальная терминология и не знала никакого другого обозначения. Нельзя было сказать, что ребенок стал hmw. Это, как: видно, можно было сказать только о юноше или мужчине. «Сын bint» --вот что подходило для него вполне. В описание длительной усобицы Эпвер включает и такой штрих: «hmwt всякие дерзки, а когда говорят их госпожи. тяжело это для невольников[10.c. 49−50].

Свидетельство гробниц. Очень редко вспоминают hmwt и создатели изображений в гробницах. Большая площадь стен позволяла представить челядь подробно и обстоятельно. Пояснения к таким изображениям сами весьма обстоятельны. Здесь не место таким общим само собой разумеющимся обозначениям, как hmt и hmw njswt. Напротив, на маленьких стелах, на которых челядь изображается очень суммарно (зачастую всего одна-две фигуры, символизирующие бесчисленную челядь), обобщающие социальные названия употребляются более охотно [10.c. 50].

Свидетельство жизнеописаний. Исключительно важные «сведения о hmwt дает недавно изданный памятник в Лувре, сохранивший своеобразное жизнеописание некоего jrnj-г; ms’w -(военачальник) jmnjj-snbw, жившего во времена XIII дин.

Хозяин памятника -- настоящий вельможа, и это следует, разумеется, не из должности его -- «военачальник», а из того, что он приближен к царю. Свою должность он совмещает с другой: jmj-r; m;w n] smsj njswt (начальник своры царской свиты, букв.: «начальник своры сопровождения царского»). С любимыми животными царя он себя и изображает на одной из стенок памятника: это собаки и обезьяны (павианы и. пр.). Наш перевод слова m; w, детерминированного знаком «обезьяна», словом «свора», конечно, условен, но приходится им пользоваться за неимением лучшего.

Заведующий царскими животными, с которыми царь не лиог расстаться даже во время погздок по стране, несомненно, должен был быть в большой милости у царя, и, изображая себя с ними, jmnjj-snbw показывал себя, так сказать, в апогее славы.

Прославив себя таким образом, jmnjj-snbw попытался еще больше возвысить себя подчеркиванием своего «низкого» происхождения: этот вельможа, этот царский любимец был сыном челядинки, и если он сумел вознестись так высоко, то, следовательно, он умен, он талантлив, он удачлив, наконец.

О своей матери он сообщает, что она была 'njjt jm hmt jrj. tw rn. s nj h’st z; t-hwt-hrw ddt n. s mjj, откуда следует, что ее имя было «z; t-hwt-hrw, прозываемая mjj». Что же означают предшествующие имени слова? Непосредственно перед именем читаем: «hmt, чужеземное имя которой сделано» (таким-то, т. е. именно «z; t-hwt-hrw, прозываемая mjj»). Стало *быть, мать вельможи не только hmt, но к тому же еще и чужестранка.

Что же касается начальных слов фразы, то наиболее естественное их истолкование--«живущая там» -- не дает смысла и поэтому должно быть оставлено, равно как и вариант «жившая там», т. е. на чужбине, следовательно «туземка», поскольку конечный результат -- «туземка» -- получается лишь с натяжкой. Более того, указав египетское имя матери, jmnjj-snbw должен был не забыть и о природном, чужеземном ее имени, и его следует искать в словах 'nht jm.

Однако первое слово -- 'nht -- не имеет отношения к имени. Это термин из семейно-родственной сферы в среднееги-петском языке. Значение его раскрывается в известном изображении женской части семьи номарха dhwtj-htpw (XV ном Верхнего Египта). Изображены жена и дочери номарха, а среди них -- «'nht, любимая им, творящая угодное ему ежедневно.

Итак, 'not входит в семью, не являясь при этом ни женой, ни дочерью, ни сестрой (термин «сестра» хорошо известен и. никак не связан с 'not) главы семьи. Она не может быть и его свойственницей, женой какого-либо из его родичей, поскольку картина представляет только близких номарху женщин. Стало быть, 'not -- это «наложница» или что-то подобное.

Такую наложницу мы находим и в семье номарха wb-btpw (XIV ном), современника упомянутого номарха XV нома. В его-гробнице изображены многочисленные жены, называемые то «жена», то «домовладычица», «хозяйка», — а также его дочь и одна 'not.

Свидетельство надгробных памятников. Чаще всего bmwt упоминаются на надгробных памятниках, в особенности на стелах. Материал этот уже настолько значителен, что простой обзор его невозможен без известной системы. Мы будем. рассматривать памятники в соответствии с типами челяди,. сохраненными нам списками bbj и snb. tj. sj, учитывая также и: характер описания челяди: чисто социальный или смешанный,. социально-профессиональный.

I. Чисто египетская челядь. Социальные термины^ (шип bbj).

а) Мужчины, и женщины. В этом случае все мужчины названы bmww (njswt), все женщины -- bmwt.

Лучший образец памятников этого типа --Court., 22. «bmw njswt sm>» и четыре bmwt -- jt, Jdj, znt, prt-nfr -- несут снедь и туалетные принадлежности хозяину bmw-ntr (жрец-пророк) mniw-btpw.

В «полосе челяди» стелы jmj-r; jbw (начальник скота> jnj-jtw.f с такими же подношениями изображены «bmw njswt sbk-btpw», некий snbbw без титула,. несомненно, такой же bmw njswt, и две bmt -- Jrrt и snn.

На лангрской стеле увековечены три разные семьи,. возможно связанные родством. Верхняя из трех полос изображений отведена семье некоего ddw-sbk, которому прислуживает «hmw его dd-sw-sbk, рожденный bmt его jdd» и «bmt. его jdd», несомненно, мать названного bmw.

На мюнхенской-стеле sbkj налицо две различные по-характеру картины челяди. Одна, парадная,-- на основной стороне плиты, другая, добавочная,-- на узкой боковой. Это" добавочное изображение пояснено не профессиональными, как: на лицевой стороне, а чисто социальными обозначениями: «bmt jt; «, «bmt htpt», «bmt htjj-w; bw», «bmt z; t-wttjw»,. «bmt zmjt-lhnwt», «hmt mnj», «hmw njswt s’nbw-nmtj».

б) Одни женщины. В этом случае все они должны 'быть hmwt.

Одна «bmt его htpt» изображена перед хозяином стелы СМ 20 427 (начало XII дин.) hmj с обычной снедью и еще три «hmwt его» называются по именам: z; t-hrtj, mrjt, z; t-fnhw.

На стеле СМ 20 470 (то же время) «sd; wtj (казначей) z; -bpj» перечисляет своих родственников, завершая каждое имя определителем -- знаком мужчины и женщины. В самом конце списка приводятся имена двух ftmt]: pth-lrtpw и jjj, которые пояснены знаком коленопреклоненной женщины, держащей на вытянутых руках большую чашу. Стало -быть, bmwt показаны здесь как кормилицы своих хозяев. Между прочим, такие фигурки, но только мужские, очень часты в гробничных перечнях яств (лучший образец в красках-- ЕВ II, front.), от которых желают вкушать умершему. Поскольку мужчины социального слоя, женскую часть которого *составляют bmwt, называются hmww njswt, упомянутые фигурки должны изображать bmww njswt.

Вторая полоса лангрской стелы, посвященная семье z-nj-wsrt, содержит и остатки крошечной фигурки несущей пищу hmt, о которой речь пойдет ниже.

В «лолосе челяди» стелы «sd; wtj hrj-' (казначей-подруч-чшй) mrrj» помещены две bmtj -- tt] и z; t-sbk. «Почтенная bnw», стоящая перед ними с зеркалом и водой для возлияния (hmwt с подобными аксессуарами не изображаются), скорее всего, начальница bmwt этого *mrrj, «жена истины», как сказал бы bbj. Такие начальственные «лочтенные» известны на среднеегипетских памятниках. Разумеется, bmwt так никогда не называются.

На стеле ГМИИ 1а 5649 (XIII дин.) перед хозяином -«wrw sm’w 10 (величайший из Десятки южной) J]-snbw» увековечена «bmt его btpt, правая голосом». Несмотря на то что знак «залёк» разрушен, чтение несомненно. Налицо скорописная форма, довольно употребительная и на камне. Эпитет, присущий умершим, при имени bmt должен ¦быть отмеченным.

Имя «bmt bntj-btj-wrw» добавлено к изображению «jrj- Ч (служитель) sn’w rn-snbw на стеле jbms nj Ч k;p (служа щий отделения дворца) z; -mnlw"[11c. 55−56].

Женский титул. Среднеегипетский материал по титулу значительно дополняет староегипетский, а в вопросе о женской форме и восполняет его.

Обычно, как и в Старом царстве, женский титул пишется dt. Один раз (на памятнике XI династии) засвидетельствован в качестве женского соответствия nj-dt титул djwt njt dt. Мы не можем сказать, как часто этот титул служил фактическим коррелятом nj-dt. Во всяком случае, наряду с ним в ту же эпоху употреблялось и прямое производное от nj-dt, написанное как ndt. Это написание совершенно точно засвидетельствовано не опубликованной пока стелой в Эксе (№ 56), а может быть, также еще и стелой.

Для обоснования вывода о чтении женского титула как ndt в эпоху Среднего царства едва ли можно ссылаться на свидетельство «Книги kmjt», хотя там это слово написано так, как если б оно значило «мельничиха» (ndt). Дело в том, что «Книга» дошла до нас только в записях Нового царства, и мы не можем поэтому исключить возможность переделки термина на новоегипетский лад, тем более что в среднеегипетской книжной и документальной письменности вариант ndt никогда не употребляется.

Но для времени Нового царства свидетельство «Книги» имеет большое значение и доказывает определенно, что женский титул читался тогда ndt. Таким образом, существование прямого женского соответствия к nj-dt не подлежит сомнению.

Роль фараона в египетском обществе, т. е. в реальной, земной жизни, неразрывно связана с его ролью в египетской религии. Эти два аспекта власти фараона не могут быть рассмотрены в отрыве друг от друга. В научной литературе высказано немало разных точек зрения по этой проблеме. Однако нас прежде всего интересует взгляд самих древних египтян на фараона, на его место в обществе и в религии. Основная и наиболее распространенная в науке до недавнего времени точка зрения почерпнута из египетских текстов и состоит в следующем: египтяне якобы верили, что фараон -- это божество и, следовательно, народ Египта находится под началом не человека, а бога. По этому поводу акад. Б. А. Тураев писал: «В Египте с самого древнего времени и до конца египетской культуры верили, что царь -- бог"1; «Царь -- бог при жизни и по смерти… Его божественное достоинство не возбуждало сомнений и требовало этикета, приближающегося к храмовому культу. В египетских религиозных текстах недвусмысленно подчеркнута божественная природа фараона «земной Египет переносил свои условия в мир богов. Эти условия предвечны -- боги царствовали, подобно фараонам, имея в лице тоже богов своих визирей и чиновников. И потом бюрократические порядки господствуют в мире богов эннеада имеет своим секретарем «и докладчиком визиря бога Ра-Тота; сам Ра рисуется настоящим фараоном. Конечно, и это не могло не влиять на развитие генотеистических представлений"5. Иначе говоря, египтяне создали своих богов по собственному образу и подобию, или, точнее, по образу своих царей. Произошло это уже во времена объединенного Египта… 6.c. 148].

Также важен вопрос о египетском жречестве. Прежде всего надо решительно расстаться с довольно широко распространенным мнением о египетском жречестве как о касте или какой-то похожей на касту замкнутой корпорации. «В египтологической литературе, особенно в зарубежной, взаимоотношения между царской властью и храмами нередко представлены в виде явной или скрытой борьбы двух антагонистических начал -- светского и духовного, лишь временно сдерживаемых властью могущественных фараонов. В соответствии с этим сложилось мнение, что усиление жрецов и храмов в экономическом отношении всегда таило в себе угрозу светской власти»

«Изменения, которые претерпевала храмовая политика фараонов, были обусловлены тем, что храмы посвящались культу богов -- покровителей номов и поэтому служили местным интересам номов. Однако эти интересы часто не соответствовали требованиям централизованного египетского государства по отношению к номам. Тем не менее при могущественных царях объединенного Египта номы и их храмы полностью подчинялись интересам государства, сплотившего их в одно политическое целое. По мере обусловленного внутренними и внешними причинами ослабления централизованного государства громоздкая надстройка политического объединения долины Нила становилась непосильным бременем для экономики номов. В общем и целом жреческая служба хорошо оплачивалась, и мало-помалу в жреческих семьях устанавливается традиция передавать свои должности детям по наследству. Традиция эта проявляется более или менее четко в поздние времена. Ярким примером ожесточенной и кровавой борьбы за жреческие доходные места является знаменитый демотический папирус Райланд IX (время персидского господства), повествующий о борьбе жрецов -- деда, отца и внука (все трое назывались Потенсе)--с группой других жрецов, стремившихся захватить их должность

Верховному жрецу подчинялось множество жрецов, назначаемых либо фараоном, либо им самим. Так, в подчинении у верховного жреца Амона были второй, третий и четвертый жрецы. Они назывались по-египетски «хем-нечер», что значит «раб божий». Эти «рабы божьи» были главными отправителями культа. Наряду с ними существовали херихебы, т. е. «чтецы» и знатоки священных текстов (они также подразделялись на первого, второго и т. д.), и другие непосредственные служители. Начиная с эпохи Среднего царства жречество Амона постепенно набирает силу и становится самым могущественным в стране. Из одной надписи первого жреца Амона (времена фараона Рамсеса IX) известно, что он восстановил пришедший в упадок дом, построенный для верховных жрецов Амона при фараоне Сенусерте I (XII династия) [6.c. 162−165].

Всестороннее комплексное исследование памятников Среднего царства позволило выявить социальный слой основных производителей материальных благ, обозначаемых самими египтянами обобщающим термином хемуу нисут — «царские хемуу». Этим термином охватывалось практически все трудящееся население страны. Царские хемуу, основной обязанностью которых была работа в рамках определенной профессии, эксплуатировались как в царском и храмовых хозяйствах, так и в хозяйствах частных лиц — людей, занимавших различные должности в центральной, номовой и храмовой администрации. Связь каждого царского хемуу с определенной профессией была характерной особенностью всего данного социального слоя, поэтому в памятниках царские хемуу выступают, как правило, в своем профессиональной обличье: это земледельцы и пастухи, садоводы и огородники, рыбаки и птицеловы — все те, кто трудится в поле, на пастбищах, в разных промыслах; это и многочисленные слуги, кравчие, танцоры, певцы, музыканты, брадобреи, учителя, т. е. люди, непосредственно обслуживающие хозяина, его родственников и приближенных в его доме, дворце. На полевых работах использовались исключительно мужчины, к домашним ремеслам привлекались и мужчины и женщины. Царские хемуу работали также в специализированном пищевом производстве — шнау и в ремесленных мастерских царского, храмовых и вельможеских хозяйств.

Царские хемуу назначались на работы в юности, причем права выборы профессии они были лишены. Каждый год от имени царской администрации в номах проводились специальные смотры, основное назначение которых состояло в распределении юношей из трудового населения страны, достигших совершеннолетия (по египетским представлениям). На эти смотры привлекались все дети царских хемуу, независимо от принадлежности их родителей к тому или иному виду хозяйств. Прежде всего на смотрах происходил отбор наиболее сильных и выносливых юношей в войско; назначались дети царских хемуу и в низшее жречество. При определении в ремесленное производство, естественно, учитывались профессиональные навыки передаваемые по наследству, поэтому сын ремесленника обычно становился тоже ремесленником. Большая часть юношей становилась земледельцами или распределялась на другие основные профессии в зависимости от производственной потребности египетского хозяйства. Назначенная принудительно, профессия являлась для большинства участников смотра пожизненной, хотя имели место и случаи перераспределения, осуществлявшегося на смотрах же: старый, немощный земледелец, например, мог быть назначен на более легкую работу привратника.

Документы Среднего царства дают возможность выявить социальное положение царских хемуу. Люди из этого слоя, составлявшего основное трудящееся население страны, были лишены собственности на орудия и средства производства, трудились в хозяйствах, которые им не принадлежали, и сами наряду с орудиями и средствами производства либо находились во владении («собственности» — джет) отдельного должностного лица, либо принадлежали храмам или государственным (царским) учреждениям. Методы эксплуатации и материального обеспечения лиц разных профессий в царском, храмовом или частном хозяйстве были одинаковыми, поэтому сами египетские труженики не ощущали особой разницы в своем положении, работая в любом из этих хозяйств. Однако для уяснения экономической и социальной структуры египетского общества чрезвычайно существенным является то, что в личном хозяйстве связь работающих в нем царских хемуу с их непосредственным хозяином была непрочной, поскольку они наряду с землей и другим имуществом придавались своему хозяину в качестве его должностного обеспечения и, по сути дела, принадлежали не данному лицу, а его должности, поэтому в личном хозяйстве хозяин не мог распоряжаться царскими хемуу по собственному усмотрению. Известно, что и дети царских хемуу привлекались на общих основаниях на смотры, распределялись по профессиям не в то хозяйство, из которого вышли, а на сторону — в хозяйства других должностных лиц или учреждений. Следовательно, должностные лица не имели права и на потомство царских хемуу, работавших в их хозяйствах.

Другой социальной категорией зависимых людей, количественно незначительной по сравнению с царскими хемуу, были известные нам с Древнего царства баку — рабы в полном смысле этого слова. Эксплуатировались они исключительно в хозяйствах отдельных лиц. Баку являлись полной собственностью своих владельцев и поэтому исключались из общегосударственной сферы учета и распределения рабочей силы, не поступали на смотры и не распределялись на профессии от имени царской администрации. Естественно, что они не имели строго фиксированных специальных профессиональных обозначений.

В хозяйствах частных лиц, где в основных отраслях производства трудились назначенные на определенные профессии царские хемуу, баку находились при дворе своих хозяев в штате их личных слуг или же использовались на различных, часто случайных работах. Владелец баку имел право распоряжаться их судьбой по собственному усмотрению, дети баку также являлись полной собственностью хозяина. Существовал рабский рынок, где баку свободно продавались и покупались. Интересно, что вельможа, имевший в своем распоряжении часто сотни царских хемуу, считал необходимым специально отметить приобретение им одного бак. Здесь, пожалуй, наиболее ярко проявляется различие царских хемуу и баку в хозяйстве частных лиц — первыми их хозяева только владели при условии службы, вторые были их полной, безраздельной собственностью.

Порабощение какой-то части соплеменников, особенно молодежи из основного трудящегося населения, превращение их в баку, по-видимому, имело широкое распространение в период ослабления центральной власти в конце Древнего царства и в особенности в тяжелые времена I Переходного периода. При достижении нового политического единства страны с укреплением центральной власти при XII династии попытки такого порабощения пресекались ею, однако полностью ликвидировать произвол вряд ли удалось[9].

4. Хозяйственная система

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой