Лондонский диалект.
Особенности становления национального языка

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

НЕГОСУДАРСВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА, УПРАВЛЕНИЯ И ПСИХОЛОГИИ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ЛИНГВИСТИКИ

КУРСОВАЯ РАБОТА ПО ДИСЦИПЛИНЕ

ИСТОРИЯ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА И ВВЕДЕНИЕ В СПЕЦИАЛЬНОСТЬ

«ЛОНДОНСКИЙ ДИАЛЕКТ. ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКА»

Выполнила:

Забалуева Елена

Студентка гр. 168

Проверил: Плахотнюк Людмила Алексеевна

Красноярск 2011

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Среднеанглийские диалекты

1.1 Сосуществование трех языков в Англии

1.2 Лондонский диалект

ГЛАВА 2. Становление национального языка

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

История английского языка традиционно делится на три периода:

1) Древнеанглийский — период от начала письменных памятников (VII в.) до конца XI в. ;

2) Среднеанглийский — от начала XII в. до XV в. ;

3) Новоанглийский — от XVI в. до наших дней; XVI и XVII вв. ранненовоанглийский период.

Это подразделение основано в первую очередь на событиях внешней истории Англии: середина XI в. — нормандское завоевание Англии, завершившее развитие феодализма; в XV в. — война Алой и Белой розы, распад феодального государства, переход к абсолютной монархии, развитие буржуазии. Но все эти моменты, имеющие первостепенную важность для истории страны, не могут быть решающими в определении этапов развития языка.

Хотя Г. Суит, автор первой научной исторической фонетики и грамматики английского языка, считал, что принятая периодизация соответствует морфологическому строю различных эпох: древнеанглийский он называл «периодом полных окончаний», среднеанглийский — «периодом редуцированных окончаний» и новоанглийский — «периодом утраченных окончаний».

Следует учитывать, что любая периодизация всегда условна, ибо она не может охватить всех сторон языка.

Наиболее древние германские надписи (начиная с III в. н. э.) использовали рунический алфавит, состоявший из 24 знаков, содержавших только вертикальные и косые линии. Наиболее широко руны применялись у скандинавов. Происхождение этого алфавита не выяснено, хотя, в общем, считают, что это — один из сильноизмененных южноевропейских алфавитов.

Найдено всего два древнеанглийских памятника рунической письменности: стихотворение религиозного содержания на каменном кресте, стоящем вблизи деревни Рутвелл в юго-западной Шотландии (the Ruthwell Cross) и шкатулка (ларец Фрэнкса) из китового уса, найденная близ города Клермон-Ферран (Франция).

Христианские миссионеры ввели в Англии латинский алфавит.

Памятники древнеанглийской письменности сохранились на всех диалектах, но больше всего на уэссекском; это обусловлено его особым положением в англосаксонском мире.

Политическое возвышение Уэссекса сказалось и на его общем культурном подъеме, особенно в эпоху царствования короля Альфреда (вторая половина IX в.). Король Альфред, талантливый государственный деятель и просветитель, учредил школу переводчиков, для которой выписал из Франции крупных ученых. Ряд переводов был сделан по поручению короля переводчиками этой школы; сам Альфред также перевел несколько книг. Авторитет уэссекского диалекта в то время был очень велик. Существует предположение, что часть текстов той эпохи на уэссекском диалекте была, возможно, написана людьми, для которых уэссекский не был родным. Это предположение касается только письменной формы уэссекского; в функции языка устного общения диалекты были ограничены территорией королевств, где на них говорили.

ГЛАВА 1. СРЕДНЕАНГЛИЙСКИЕ ДИАЛЕКТЫ

1.1 Сосуществование трех языков в Англии

английский язык диалект

Местные диалекты, которые сложились в Англии в течение древнеанглийского периода, продолжали развиваться в течение среднеанглийского периода. Коренное население как в сельских местностях, так и в городах продолжало говорить на английском. Основные древнеанглийские диалекты продолжали функционировать и в среднеанглийский период, и их территориальные границы в общем сохранились. Вследствие того, что перестали существовать королевства, по которым они назывались, диалекты среднеанглийского периода называются по признаку их географического положения. На основе нортумбрийского диалекта древнего периода развиваются шотландский, северный и другие диалекты, возникшие в границах более мелких феодальных владений. Таким образом, прежний нортумбрийский теперь называется северным (Northern — Северный диалект, сложившийся на основе средних и южных гово­ров нортумбрийского диалекта, был распространен к северу от устья реки Хамбер до границ шотландского диалекта), мерсийский--центральным (Midland — расположенные на территории к северу от реки Темзы до устья Хамбер. Они делились на ряд более мелких диалектов, из которых наиболее крупными были: восточно-центральный диалект, расположенный в восточной части средней Англии, и западно-центральный диалект на территории, прилегающей к Уэльсу); узссекский--южным (Южные диалекты, сложившиеся на основе уэссексого и кентского диалектов древнего периода, представлены юго-западным и кентским диалектами) или юго-западным (Southern, South-Western); только кентский диалект сохранил свое название, так как графство Кент продолжало существовать на месте прежнего королевства, но диалект иногда называют юго-восточным (South-Eastern). Шотландский диалект сложился на основе северной части нортумбрийского диалекта и был распространен к северу от реки Твид в низменной части Шотландии. В XIV—XV вв.еках шотландский язык вследствие образования самостоятельного шотландского государства становится литературным языком Шотландии.

Коренное население как в сельских местностях, так и в городах продолжало говорить на английском. Основные древнеанглийские диалекты продолжали функционировать и в среднеанглийский период. Однако английский был не единственным языком, на котором говорили и писали после нормандского завоевания. Победители принесли с собой французский язык, его северный, нормандский диалект. В течение следующих после завоевания столетий в Англии образовался англо-нормандский диалект, просуществовавший до конца XIV в., после чего исчез бесследно. Он был не только языком, на котором говорила знать, но и языком художественной литературы, — правда, памятников на нем осталось немного. Наконец, третьим языком была латынь, которая в Англии, как и во всей Европе, была языком церковного обихода и языком науки.

Памятники среднеанглийской письменности сохранились на всех диалектах того периода. Как литературные произведения они не представляют интереса (за исключением произведений Дж. Чосера, Дж. Гауера, У. Лэнгледа); как памятники языка они чрезвычайно ценны. Главным образом, это проповеди или стихотворения религиозного или назидательного содержания. Есть также несколько стихотворных хроник, начинающих историю Англии с легенд.

Как уже было выше сказано, в Англии сосуществовали три языка: английский, французский (англо-нормандский) и латынь. Английские диалекты, на которых говорило коренное население, были равноправны меду собою; на них были написаны разнообразные произведения, но в качестве государственного языка английский не использовался. Языком государственной переписки, издаваемых короной законов, языком общения учителя и учеников в школе, языком парламентских дебатов был англо-нормандский. Латынь была языком церкви и науки.

По мере возрастающей ассимиляции нормандской части населения английский проникал в те общественные слои, где ранее языком повседневного общения был французский (англо-нормандский). Начиная с середины XIII в. можно проследить постепенное расширение сферы употребления английского.

Первым государственным документом, написанным на английском языке, была Прокламация Генриха III (1258 г.). Она написана на лондонском диалекте, который в это время был ближе к юго-западному, хотя включал и элементы восточно-центрального диалекта. В следующем столетии, в 1362 году, лондонские купцы подали петицию о ведении судопроизводства на английском. Петиция была удовлетворена. В это же время преподавание в школах начинает вестись на английском; впервые английский язык стал звучать в парламенте, но в дальнейшем английский завоевывал все более сильные позиции в парламенте. К концу XIV в. английский окончательно стал государственным языком.

С этого времени происходит важное изменение в соотношении диалектов между собою. Когда английский начинает функционировать как язык государственных учреждений, особое положение приобретает диалект административного правительственного центра — Лондона.

1.2 Лондонский диалект

Те экономические и общественно-политические условия, которые сложились в Англии в XII, XIII веках, способствовали превращению Лондона в крупный экономический и культурный центр страны. Находясь на путях движения, соединявших северные районы Англии с ее центральными районами, и будучи средоточием торговли и ремесленного производства, Лондон стал притягивать население из различных районов страны. Лондонский диалект XIV в. вобрал в себя черты различных диалектов. Однако основной его диалектной базой к этому времени является восточно-центральный диалект. Если в XIII в. в лондонском диалекте преобладали юго-западные черты, в XIV в. совершенно явной оказывается его восточно-центральная ориентация. Вместе с тем, он включает и значительную долю юго-западных явлений, а также и других диалектов. Меньше всего на лондонский диалект повлиял западно-центральный.

Лондон этого времени был крупным торговым центром, городом мощных цеховых организаций; туда стекались из разных мест люди самых разнообразных профессий; там искали убежища беглые вилланы (крепостные крестьяне). Жители разных провинций, говорившие на различных диалектах, в общении с носителями других диалектов утрачивали диалектные черты. Диалекты выносились за пределы своей территории и перемалывались в тесном соседстве с другими. Эта концентрация диалектов, знаменующая ранний этап образования национального языка, привела к сосуществованию в лондонском диалекте различных диалектных форм, как произносительных, так и грамматических.

Лондонский диалект XIV в. вобрал в себя черты различных диалектов. Однако основной его диалектной базой к этому времени является восточно-центральный диалект. Если в XIII в. в лондонском диалекте преобладали юго-западные черты, в XIV в. совершенно явной оказывается его восточно-центральная ориентация. Вместе с тем, он включает в себя и значительную долю юго-западных явлений, а также и других диалектов. Меньше всего на лондонский диалект повлиял западно-центральный.

Лондон этого вре6мени был крупным торговым центром, городом мощных цеховых организаций; там искали убежище беглые вилланы (крепостные крестьяне). Жители разных провинций, говорившие на различных диалектах, в общении с носителями других диалектов утрачивали диалектные черты. Диалекты выносились за пределы своей территории и перемалывались в тесном соседстве с другими. Эта концентрация диалектов, знаменующая ранний этап образования национального языка, привела к сосуществованию в лондонском диалекте различных диалектных форм, как произносительных, так и грамматических.

В качестве примера можно привести слова, которые в древнеанглийском содержали фонему /у/; в среднеанглийском эта фонема распалась и слилась в восточно-центральном и северном с /i/, в юго-западном и центральном с /u/, в Кенте — с /е/. в лондонском диалекте XIV в. сосуществуют формы shuttle и shittle (древ. англ. scytel ` челнок в ткацком станке'), то есть восточно-центральная и юго-западная формы; bridge и bredge (древ. англ. brycg `мост'), то есть восточно-центральная и кентская. Такого рода примеров можно привести очень много. В современном английском мы видим следы этой диалектной вариантности: древнеанглийские слова hwylс и swylc дошли до нас в формах which и such — первое в форме восточно-центрального диалекта, второе — в форме юго-западного. В написании таких слов, как busy и bury, отразился юго-западный диалект, тогда как произношение в первом случае идет из восточно-центрального, а во втором — из кентского.

На лондонском диалекте написана Прокламация Генриха III — первый государственный документ на английском. Весьма важным памятником также является собрание лондонских грамот и других документов («London Chartes and Documents»), с 1384 г. до середины XV в.

Лондонский диалект начала XIV в. представлен стихотворениями Адама Дэви; вторая половина — произведениями Джеффри Чосера, Джона Гауэра и Джона Уиклифа.

Чосер — крупнейший английский поэт дошекпировского времени (1340−1400) — был уроженцем Лондона. Его произведения «Canterbury Tales», «A Legend of Good Women» и др. Переписывались во многих экземплярах и расходились по всей стране. По-видимому, это способствовало в известной степени распространению письменной формы лондонского диалекта, хотя весьма часто роль Чосера в процессе сложения национального языка переоценивается зарубежными историками языка.

Не менее важную, а может быть и большую роль сыграл Джон Уиклиф (1320−1384), автор перевода Библии на английский язык. Уиклиф был противником папства; он боролся против царившей среди клерикалов распущенности и стяжательства. Его перевод Библии разошелся по всем концам Англии среди разнообразных общественных слоев — ремесленников, купцов, мелкого духовенства и, вероятно, меньше всего среди аристократии. впоследствии переведенная Библия была запрещена, а последователи Уиклифа (лолларды) подверглись преследованиям. Но при жизни Уиклифа его перевод успел обойти всю Англию.

Итак, лондонский диалект вбирал в себя разные формы, и они сосуществовали, так как еще не было понятия языковой формы, — была традиция, которая не могла снять многовариантность.

Начиная с периода возвышения лондонского диалекта остальные территориальные диалекты, постепенно перешли на положение бесписьменных диалектов. В самом деле, начиная с XV в. диалектальные памятники встречаются редко. В XV в. на восточно-центральном диалекте (но не лондонском) написаны письма семьи Сели (Cely), а также легенды о святых («Legends of Saints») Бокенама (Bokenam). Несколько чаще тексты, написанные на литературном лондонском диалекте, показывают влияние местных диалектов. Таковы, например, письма мэра Эксетера (в Девоншире) Джона Шиллингфорда (John Shillingford), где прослеживаются отдельные черты юго-западного диалекта; стихотворения Джона Лидгейта (John Lydgate) и сочинения Джона Кэпгрейва (John Capgrave) — с чертами восточно-центрального диалекта.

XV век был периодом крупных изменений в государственном устройстве Англии. После войны Алой и Белой Розы (1455−1485) установилась абсолютная монархия Тюдоров. Абсолютизм способствовал централизации как государственных учреждений, так и других областей, в том числе резкому отделению государственного национального языка от диалектов, перешедших на положение устных говоров.

В отношении языка XV век был временем крупнейшего события в области культурного развития Европы и, в частности, Англии: это был век появления книгопечатания. Книгопечатание было изобретено Иоанном Гутенбергом в Майнце (Германия) в 1438 г. Английским первопечатником был Уильям Кэкстон (William Caxton), уроженец Кента, в течение ряда лет служивший в Нидерландах и там познакомившийся с новым изобретением. Первую книгу на английском языке он напечатал на материке, в городе Брюгге, в 1475 г.; книга эта называлась «The Recuyell of the Histories of Troy» («Сборник рассказов о Трое»). Кэкстон вернулся в Англию в 1476 г. и в 1477 г. издал первую книгу на английской почве, отпечатанную в открытой им в Лондоне типографии — «The Dictes and Sayings of the Philosophers» («Афоризмы и высказывания философов»).

Собственно понятия нормы не было. Однако весьма показательно то, что в предисловии к одной из своих книг Кэкстон говорит, что, не будучи уверен в правильности своего языка, он попросил сестру короля, принцессу Маргариту прочитать его рукопись; Маргарита сделала ему ряд замечаний по поводу языка. К сожалению, Кэкстон не сообщает, что именно принцесса нашла неправильным.

Таким образом, перед Кэкстоном встал вопрос правильности и неправильности языка, который в наше время решается установленной нормой. Норма устанавливается традицией, ибо никакого логического преимущества одна форма не имеет по сравнению другой. Между тем, в период концентрации диалектов вариантность велика. При установившейся норме существуют справочники — словари, нормативная грамматика. В период, когда норма не установлена, когда нет лингвистов, занимающихся современным им языками, чрезвычайно трудно решить, что в языке правильно и что неправильно. Можно ориентироваться только на то, что принято, но в разных общественных слоях складывается различный языковой узус. Принцесса Маргарита, вероятно, ориентировалась на язык двора. «Правильным» в ее представлении был, безусловно, только лондонский диалект, но чем отличался язык ремесленника от языка придворного, нам неизвестно. Между тем, отличия, несомненно, были.

В отношении орфографии Кэкстон придерживался традиции, выработанной писцами. Эта орфографическая традиция была уже устарелой; расхождения между написанием и произношением к тому времени уже существовали. Применяя эту устаревшую орфографию в печатных изданиях, Кэкстон тем самым закрепил ее.

ГЛАВА 2. СТАНОВЛЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКА

к XVI в. ясно обозначилось особое положение лондонского диалекта как основы складывающегося национального языка. Однако существовали еще области жизни, в которых английский не функционировал: это были церковная жизнь и наука. Что касается языка церкви, то вопрос был решен королем Генрихом VIII: поссорившись с папой Климентием VII, он стал насаждать протестантство; особого сопротивления со стороны духовенства это не встретило, и, если не считать короткого периода католической реакции в царствование дочери Генриха Марии, можно считать, что Реформация в Англии прошла мирным путем. Все церковные тексты были переведены на английский, богослужение стало вестись по-английски.

Более сложным путем проходило установление английского как языка научной литературы.

В 1531 г. сэр Томас Элиот (Thomas Elyot) напил книгу «The Governour» («Наставник») на английском языке. Это была первая попытка создать ученый труд на родном языке. Т. Элиот сделал ее вполне сознательно (в предисловии он объясняет, что ему было бы проще написать ее по-латыни, но он хочет доказать, что и на английском можно писать и на серьезные темы). Трудности, ожидавшие авторов, которые отважились бы писать трактаты по-английски, совершенно реальны: английский не обладал специальной терминологией. Элиот разрешает этот вопрос так: он вводит латинское слово в англизированной форме (например, maturity — лат. maturitas) и затем дает подробное толкование введенного им термина.

Английский того времени был сильно засорен латинскими заимствованиями. Поэты XV в. «разукрашивали» свой текст англизированными латинскими словами без малейшей надобности. Эта манера получила название «aureate language» («раззолоченный язык»). Ненужные латинизмы вызывали протест поборников хорошего стиля, которые выступали с позиций пуризма против засорения языка иностранными словами. К пуристам принадлежали Джон Чик (J. Cheke) и Томас Уильсон (Th. Wilson).

Несмотря на кажущуюся противоречивость этих двух направлений — пуризма, с одной стороны, и широкого использования латинских слов для создания недостающих терминов, с другой, в них было много общего. Самое главное, что является новым и возникает в XVI в., — это сознательный характер борьбы за ту или иную языковую политику.

XVI век — эпоха Возрождения в Англии и во всей Западной Европе (только в Италии Возрождение относится к XIV- XV вв.). Новый интерес к вопросам языка существовал не только в Англии, он являлся знамением времени. В эту эпоху — эпоху складывания наций — во Франции, в Италии и в других странах Западной Европы велись горячие дискуссии на тему о возможности писать научные труды на родном языке. Борьба за родной язык становится одним из средств проявления национального самосознания; одновременно наиболее передовые круги в Европе ведут ожесточенную борьбу против средневековой схоластики, и в этом вопросе требование писать на родном языке также отражает прогрессивную точку зрения. Защитники латыни стремились сохранить кастовость науки и религии: использование родного языка как для научных трудов, так и для ведения теологических диспутов открывало широкие возможности для ознакомления непосвященных с обсуждаемыми вопросами, что, с точки зрения представителей схоластического мировоззрения, было в высшей степени нежелательным.

Наиболее, может быть, важным для решения вопроса о том, на каком языке писать научные книги, была практическая необходимость создания пособий, в которых общедоступным образом излагались бы основы точных наук. Конец XV в. был эпохой великих географических открытий; но расширение известного е6вропейцам мира повлекло за собою определенные последствия. Купцы — в том числе и английские — стремились вести торговлю с Новым Светом, а это означало необходимость переплывать океан. Отсюда возникла надобность в элементарном знании астрономии и математики, а также в знакомстве описания тех стран, куда они направлялись. В то время, как велись споры между сторонниками осторожного использования латыни и пуристами, неизвестные переводчики выпускали переводы описаний заморских стран и руководства по точным наукам того времени на родном языке.

В течение XVI в. латынь была полностью вытеснена из всех сфер ее функционирования. Примечательно, что в то время, как в 1545 г. Роджер Эшем (Rodger Ascham), видный английский гуманист, в своей книге «Стрелок5 из лука» («Toxophilus») пишет о несовершенстве английского языка, хотя и старается доказать, что на нем все же можно хорошо писать. В конце XVI в. другой ученый Ричард Мюлкастер (Richard Mulcaster) восхваляет английский язык как самый лучший из всех существующих. Проблема использования родного языка во всех видах письменной речи решена и далее к ней не возвращаются. Наряду с изгнанием латыни из языка науки и церкви наступила и секуляризация просвещения. Схоластика также сменяется новыми веяниями в науке и философии.

В английском не было терминологии, и термины создавались на латинской основе, причем латинским словам придавалась англизированная форма. В сущности, латынь была побеждена путем заимствования терминов из нее.

К концу XVI в. сложение английского как национального языка можно считать законченным. Оно шло одновременно со сложением английской нации. В то время как язык народности представлен только в диалектах, ни один из которых не функционирует за пределами своей территории, национальный язык обслуживает всю страну; он надтерроториален. диалекты становятся фактически бесписьменными, так как национальный язык охватывает все сферы, связанные с письменностью: государственную документацию, научную и художественную литературу. В сфере устного употребления национальный язык функционирует во всех государственных учреждениях и является языком повседневного общения образованных классов, особенно людей, живущих в столице и прилегающих областях. В более отдаленных местах национальный язык испытывает известное влияние местных диалектов — образуется местная устная форм (Regional Standard), как назвал эту разновидность Г. С. Уайльд. Постепенно национальный язык все более расширяется, модифицируя и поглощая диалекты. Однако диалекты продолжают существовать в устной форме и в наше время.

В 60-х гг. XVI в. впервые во Франции возникает мысль о том, что родной язык следует преподавать в школе наравне с другими дисциплинами. Эта мысль привлекает внимание прогрессивных слоев английского общества, и в конце XVI или в начале XVII в. английский начинают преподавать в школе.

Все острее и острее ощущалась необходимость в выработке нормы, позволяющей отличать «правильное» от «неправильного» в языке. В 1589 г. Джордж Путтенгэм (George Puttenham) в книге «Искусство английской поэзии» («The Art of English Poesy») пишет о том, что образцовым следует считать язык двора, Лондона и его ближайших окрестностей. Однако это указание, само по себе весьма конкретное, не решало вопроса, так как в самом национальном языке были варианты как в произношении и грамматических формах, так и в отборе лексики. В XVII и XVIII вв. широко развивается деятельность орфоэпистов, которые пытаются описать правила произношения, грамматистов, стремящихся описать грамматический строй и правильное употребление, и лексикографов. Но наряду с ними вопросы языка обсуждаются и в других широких кругах образованных людей.

В начале XVII в. во Франции создается Академия наук, деятельность которой была сосредоточена исключительно на вопросах языка и литературы. В эпоху создания Академии предполагалось издание грамматики, риторики и словаря; фактически был издан только словарь, очень четко ориентированный на язык двора и французской аристократии. Однако сама мысль о создании учреждения, которое было бы высшим авторитетом в вопросах языка, возбудила большой интерес в Англии.

В XVII в. настойчиво раздаются голоса в пользу учреждения Академии, которая бы, наподобие французской Академии Наук, занималась вопросами правильности языка и указания которой приобрели бы обязанность закона. Хотя сохранилось несколько проектов организации такой Академии, ни один из них не был реализован ни в описываемый период, ни в более поздние времена. Политические события XVII в. — английская буржуазная революция и реставрация Стюартов — отвлекли внимание общественности от вопросов языка, а в дальнейшем, хотя к предложению организации Академии возвращались, деятельность орфоэпистов, грамматистов и лексикографов сделали ее, по существу, ненужной.

Первые словари (XV в.) двуязычными латино-английскими словарями. Но уже в XVI в., наряду с двуязычными словарями новых языков, появляются словари «трудных» слов: это словари Кодри (Robert Cawdrey), Кокрама (H. Cockeram) и др. Как привило в эти словари включаются архаизмы, латинские малоупотребительные заимствования и даже — у Коулза (E. Coles) — слова воровского жаргона.

Первый словарь, заслуживающий названия толкового словаря, был составлен Натаниэлем Бейли (Nathaniel Bailey) и вышел в 1721 г. под названием «Универсальный этимологический словарь» («A Etymological English Dictio-nary»). Этот словарь впервые стремился охватить всю лексику; кроме того в нем указывалась и этимология слов. Фактически в нем представлена далеко не вся лексика, а этимологические данные не всегда правильны; тем не менее, этот словарь был важным этапом в развитии английской лексикографии.

Наиболее крупным событием в истории словарной работы в Англии до выхода в свет Большого Оксфордского Словаря был словарь Сэмюэля Джонсона, опубликованный в 1755 г. и озаглавленный «A Dictionary of the English Language, in which the words are deduced from their originals and illustrated in their different significations by examples from the best writers». За восемь лет до этого, в 1747 г., Джонсон издал план своего словаря, в котором он изложил свои взгляды на задачи и принципы построения словаря. Он основывается на произведения авторов до эпохи Реставрации, то есть конца XVI — середины XVII вв. Современных ему авторов он не использует. Он стремится сохранить традиционную орфографию; в произношении он рекомендует возможно меньше отходить от написания. Последнее, разумеется, не следует понимать буквально; дело в том, что Джонсон подразделяет речь на «торжественную» и «беглую» и рекомендует «медленную и торжественную» речь, то есть четкое произношение слов, при котором они не сливались бы и частично не проглатывались говорящим.

Джонсон собрал, с помощью всего лишь шести секретарей, огромный лексический материал. Он не включил в словарь профессиональные термины, так как невозможно достаточно хорошо изучить все существующие профессии так, чтобы с полной ответственностью толковать специальную терминологию. Значения слов подразделяются очень дробно; этот недостаток впоследствии отразился и в Большом Оксфордском Словаре: составители вк5лючают отдельные оттенки значения, возникающие в контексте. Зачастую те или иные слова истолковываются Джонсоном с помощью менее понятных слов (например, burial истолковывается через sepulture). Но, со всеми его дефектами, словарь Джонсона представляет собою результат грандиозной и самоотверженной лингвистической работы. Вряд ли был бы возможен Боль-шой Оксфордский Словарь, если бы он не имел предшественника в виде словаря Джонсона.

Словарь Джонсона пользовался, может быть, даже большим авторитетом, чем грамматика Маррея. Он был универсальным справочником для писателей XIX в.

Таким образом, к концу XVIII — началу XIX вв. была полностью установлена норма национально-литературного языка. Был создан тот учебный и справочный аппарат — грамматики и словари, — который дает возможность говорящему (и пишущему) на данном языке выбрать правильную форму или соответствующее слово в пределах этой нормы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, мы видим, что английский язык прошел очень долгий путь развития и сложился в результате трех завоеваний и одной культурной революции. Иначе говоря, английский язык был принесен на Британские острова германскими племенами — англами, саксами и ютами; на него оказал влияние латинский язык, когда Англия подверглась христианизации; затем английский язык был слегка обогащен скандинавскими заимствованиями и, наконец, преобразован франкоговорящими норманнами. В этой связи можно привести слова Даниэля Дефо, который так охарактеризовал английский язык — «your Roman-Saxon-Danish-Norman English».

Лондонский диалект XIV в. вобрал в себя черты различных диалектов. Однако основной его диалектной базой к этому времени является восточно-центральный диалект. Если в XIII в. в лондонском диалекте преобладали юго-западные черты, в XIV в. совершенно явной оказывается его восточно-центральная ориентация. Вместе с тем, он включает в себя и значительную долю юго-западных явлений, а также и других диалектов. Меньше всего на лондонский диалект повлиял западно-центральный.

Был создан тот учебный и справочный аппарат — грамматики и словари, — который дает возможность говорящему (и пишущему) на данном языке выбрать правильную форму или соответствующее слово в пределах этой нормы.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Аракин В. Д. История английского языка. М., 1985

Иванова И. П. Чахоян Л.П. История английского языка. М., 1976

Ильиш Б. А. История английского языка. М., 1968

(Среднеанглийский и новоанглийский период). Курс лекций. М., 1965

Ярцева В. Н. Историческая морфология английского языка. М., 1960

Ярцева В. Н. Исторический синтаксис английского языка. М., 1961

Ярцева В. Н. История английского литературного языка IX — XV веков. М., 1985

М.М. Маковский «Английская диалектология», 1980

М.М. Маковский «Английские социальные диалекты», 1982

Г. П. Торсуев «Константность и вариативность в фонетической системе», 1977

Дж. А. Шахбагова «Фонетические особенности произносительных вариантов английского языка», 1982

J. Brown «Listening to Spoken English».

Залесская Л.Д., Матвеева Д. А. Пособие по истории английского языка. — М.: «Высшая школа», 1984.

Смирницкий А. И. Лекции по истории английского языка. — М.: «Добросвет», 2000.

Большой англо-русский словарь: 2-е издание, исправленное и дополненное. — Минск: Современный литератор, 1999, — 1167 с.

Словарь иностранных слов. // Под редакцией Лехина И. В. и профессора Петрова Ф. Н. Издание 4, переработанное и дополненное. — М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1954.

Словарь: // Collins. Russian-English Dictionary. — М., 1996 — 573 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой