Клинико-диагностические значение редокс-системы у больных урогенитальным хламидиозом

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Дипломная работа

Клинико-диагностические значение редокс-системы у больных урогенитальным хламидиозом

Потапова Валентина Викторовна

ОРЕЛ, 2012

Оглавление

  • Перечень принятых сокращений
  • Введение
  • Глава 1. Обзор литературы
  • 1.1 Современное состояние проблемы урогенитального хламидиоза
  • 1.2 Показатели редокс-системы при урогенитальном хламидиозе
  • 1.3 Состояние иммунологической реактивности пациенток с хламидийной инфекцией
  • Глава 2. Материалы и методы исследования
  • 2.1 Характеристика больных
  • 2.2 Методы исследования
  • 2.2.1 Методы детекции видового состава микрофлоры урогенитального тракта женщин. Исследование методом ПЦР в режиме реального времени
  • 2.2.2 Оценка состояния редокс-системы
  • 2.2.3 Иммунологические методы
  • 2.3 Методы статистического анализа данных
  • Глава 3. Клинико-микробиологическая характеристика пациенток с урогенитальным хламидиозом
  • 3.1 Клинические проявления урогенитального хламидиоза
  • 3.2 Микробиоценоз урогенитального тракта женщин при урогенитальном хламидиозе
  • 3.3 Частота встречаемости и колонизационная активность энтерококков у женщин с урогенитальным хламидиозом
  • Глава 4. Состояние редокс-системы при урогенитальном хламидиозе, протекающем на фоне инвазии энтерококками
  • 4.1 Состояние не ферментативной подсистемы антиоксидантной защиты
  • 4.2 Оценка системы перекисного окисления липидов эритроцитов и плазмы крови
  • 4.3 Показатели антирадикальной защиты у женщин с урогенитальным хламидиозом
  • 4.4 Изменение уровня регуляторных белков (R-белки), при хламидийной инфекции
  • Глава 5. Состояние иммунитета у женщин с урогенитальным хламидиозом
  • 5.1 Количественные показатели клеточного иммунитета
  • 5.2 Изучение функциональной активности клеточного иммунитета
  • 5.3 Характеристика показателей гуморального иммунитета у больных урогенитальным хламидиозом
  • 5.4 Содержание циркулирующих иммунных комплексов
  • Выводы и практические рекомендации
  • Список литературы

Перечень принятых сокращений

ИППП

— инфекции, передающиеся преимущественно половым путем

УГХ

— урогенитальный хламидиоз

ПЦР

— полимеразная цепная реакция

ВОЗ

— Всемирная организация здравоохранения

HSP

— (heat shock protein) белок теплового шока

ПОЛ

— перекисное окисление липидов

Редокс

(redox — oxidation-reduction system) окислительно-востановительная система

АОС

— антиоксидантная система

МДА

- малоновый диальдегид

СОД

- супероксиддисмутаза

НСТ

- нитросиний тетразолий

R-белки

- регуляторные белки

МИК

— минимальная ингибирующая концентрация

КОЕ

— колониеобразующие единицы

LD50

— 50% летальная доза (dosis letalis 50)

РТМЛ

— реакция торможения миграции лейкоцитов

РБТЛ

— реакция бластной трансформации лимфоцитов

ЦИК

— циркулирующие иммунные комплексы

СЦК

— средний цитохимический коэффициент

IL

— интерлейкин

Введение

Инфекции, передающиеся преимущественно половым путем (ИППП) уже многие годы признаются в качестве важнейшей проблемы общественного здравоохранения (Халдин А.А., 2005; Bevan C.D., Ridgway G.L., Rothermel C.D., 2003; Guo X., Ye Z., Deng R., 2004). По оценкам ВОЗ (2007), ежегодно во всем мире более 340 миллионов мужчин и женщин в возрасте 15−49 лет заболевают излечимыми инфекциями, передаваемыми половым путем.

Согласно данным ВОЗ (2007) хламидийная инфекция урогенитального тракта является одним из самых распространенных заболеваний, передаваемых половым путем. Ежегодно в мире регистрируется около 100 миллионов новых случаев хламидийной инфекции. У пациентов дерматовенерологических диспансеров Российской Федерации данная инфекция встречается в 2−3 раза чаще, чем гонорея (Позняк А.Л. и соавт., 2009).

Урогенитальная хламидийная инфекция является одной из главных предотвратимых причин бесплодия, особенно среди женщин. У 40% пациенток с нелеченым хламидиозом развиваются клинически выраженные воспалительные заболевания органов таза (Рудакова Е.Б. и соавт., 2004). Постинфекционная патология маточных труб является причиной 30−40% случаев женского бесплодия. Кроме того, у женщин, перенесших воспалительные заболевания органов таза, в 6−10 раз выше шанс внематочной (трубной) беременности (Кулаков В.И., Анкирская А. С., Белобородов С. М., 2005; Haggerty C. L., Ness R. B., 2006).

Роль C. trachomatis в инфекционной патологии человека еще не оценена в должной мере. Для возбудителя урогенитального хламидиоза доказана этиологическая роль в развитии острых и хронических заболеваний различной локализации с большим спектром осложнений (Катосова Л.К., 2003; Перепанова Т. С., Кудрявцев Ю. В., Хазан П. Л., 2003; Прилепская В. Н., Абакарова П. Р., 2004; Mayaud P., Mabey D., 2004).

Широко распространенное носительство хламидий можно рассматривать как патогенный потенциал этих микроорганизмов, так как оно приводит к развитию таких патологических состояний как аутоиммунные реакции, возникновению хромосомных аберраций, а также способствует возникновению смешанных хламидийно-вирусных и хламидийно-бактериальных инфекций (Серов В.Н., Баранов И. И., 2004; Василевский И. В., 2008; Amsden G. W., 2003; Bardin T., 2003).

Среди многочисленных механизмов, обеспечивающих сопротивляемость организма к инфекции, существенная роль принадлежит фагоцитирующим клеткам крови (нейтрофильные лейкоциты, моноциты и макрофаги). В настоящее время доказана взаимосвязь между фагоцитами и редокс-системой («redox — oxidation-reduction system» — окислительно-восстановительная система). Так, воспаление в слизистой оболочке урогенитального тракта, индуцированное инфекционными агентами, активизирует генерацию активных форм кислорода сегментоядерными лейкоцитами и эозинофилами (Ланкин В.З., Тихазе А. К., Беленков Ю. Н., 2001; Долина А. Б., 2004; Долина А. Б., Вишнякова Т. М., 2009). Но, при чрезмерной выраженности этого процесса возможно местное повреждение тканей и развитие системных эффектов (Жаворонок Т.В., Носарева О. Л., Помогаева А. П., 2006; Battistoni A., 2003).

Нарушение редокс-баланса приводит к возникновению окислительного стресса, ключевым событием которого является гиперпродукция активных форм кислорода (Меньщикова Е.Б. и соавт., 2006). Нарушение равновесия между процессами ПОЛ-антиоксиданты организма в сторону неконтролируемой «утечки» свободных радикалов приводит к необратимым повреждениям молекул липидов, белков, нуклеиновых кислот и, в конечном счете, к гибели клеток (Журавлев А.И., 2003; Padayatty S.J., Katz A., Wang Y., 2003; Halliwell B., Gutteridge J.M., 2004).

Защитная система организма человека часто не воспринимает хламидии как чужеродный объект, так как облигатный внутриклеточный жизненный цикл может приводить к маскировке генов и делает возбудителя недоступным для циркулирующих антител. Пептиды, входящие в состав белков наружной мембраны хламидий не включаются в презентирование иммунной системе (Возианов А.Ф., Дранник А. Н., 2000; Бочкарев Е. Г., 2005; Wiesenfeld H.C., Hillier S.L., 2002).

В последние годы установлено, что важным фактором развития патологического процесса в урогенитальном тракте женщин является сопутствующая микрофлора (Рюмин Д.В., 2001; Шварцкова Т. А., Цыганко Е. В., 2004; Гончарова Н. Н., 2006). При диагностике урогенитальных инфекций следует обращать внимание на наличие и персистентность сопутствующих условно-патогенных бактерий (Мотавкина Н.С., Бушуева Е. Н., 2006; Giard J.C., Verneuil N., Auffray Y., 2005). В современных условиях все большее значение в этиологии заболеваний органов малого таза приобретают полимикробные ассоциации с различной степенью значимости микроорганизмов-ассоциантов.

В настоящее время известна этиологическая значимость хламидий в патологии урогенитального тракта женщин, однако, их влияние на процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты в условиях микробных сообществ, остается практически не изученной.

ЦЕЛЬ РАБОТЫ. Изучить клинико-диагностические значение редокс-системы и уточнить ее связь с особенностями иммунного ответа у больных урогенитальным хламидиозом.

Для реализации этой цели были сформулированы следующие задачи:

ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Провести изучение интенсивности процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной активности у пациенток с урогенитальным хламидиозом.

урогенитальный хламидиоз энтерококк инвазия

2. Оценить динамику показателей иммунитета у больных урогенитальным хламидиозом, в условиях ассоциативного симбиоза репродуктивного тракта женщин.

3. Выявить клинико-микробиологические особенности и генетические детерминанты патогенности ассоциативной микрофлоры урогенитального тракта женщин при хламидиозе.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА РАБОТЫ

1. Установлено, что 51,6% обследованных женщин с урогенитальным хламидиозом не отмечали субъективных ощущений, однако, при объективном осмотре у большинства обследованных выявлены клинические признаки воспалительного процесса (серозно-гнойные выделения — у 64,36,9%, гиперемия и отечность слизистой оболочки наружного отверстия мочеиспускательного канала — у 52,27,1%, боли и тяжесть внизу живота при обследовании — у 45,65,8% пациенток), соответственно.

2. Показана активация свободнорадикальных процессов в эритроцитах и плазме крови больных урогенитальным хламидиозом, сопровождающаяся снижением содержания антиокислительных факторов. Полученные результаты свидетельствуют о деструкции клеточных мембран как о патогенетическом звене дисрегуляции редокс-системы у больных УГХ, что подтверждается выявленной сильной положительной достоверной корреляционной взаимосвязью между уровнем МДА и R-белков при сочетании УГХ с энтерококками (r=+0,82; р=0,031).

3. Получены новые данные о иммунологической перестройке организма женщин при урогенитальном хламидиозе, протекающем в условиях ассоциативного симбиоза репродуктивного тракта. Выявлен выраженный дисбаланс клеточного и гуморального звеньев иммунной системы, который способствует нарушении процесса элиминации возбудителей и хронизации воспаления.

4. Впервые установлено, что при воспалительных заболеваниях репродуктивного тракта женщин, вызванных хламидиями среди условно-патогенных бактерий доминирует микросимбионт Е. faecalis. Обнаружено достоверное увеличение распространенности генетических детерминант патогенности у клинических изолятов E. faecalis (сylm, cpd и cps генов), при их симбиозе со штаммами C. trachomatis.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ

Высокая выявляемость микросимбионта E. faecalis при урогенитальном хламидиозе свидетельствует о необходимости обязательного бактериологического исследования материала из половых путей на показатели микробной обсемененности представителями доминантной и ассоциативной микрофлоры.

С целью оптимизации диагностики и повышения эффективности лечебных мероприятий при урогенитальном хламидиозе внедрить в работу бактериологических лабораторий кожно-венерологических диспансеров методику определения показателей патогенности условно-патогенных микроорганизмов.

Обнаруженный дисбаланс иммунной и редокс-систем у больных урогенитальным хламидиозом, в условиях ассоциативного симбиоза репродуктивного тракта женщин, позволяет использовать определение показателей перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты для прогнозирования характера течения (частота рецидивов, тяжесть клинических проявлений) хламидиоза и осуществления дифференцированного подхода при выборе тактики лечения.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Воспалительные заболевания репродуктивного тракта женщин, вызванные C. trachomatis, в большинстве случаев (51,6% обследованных) протекают бессимптомно. Однако, при объективном осмотре у большинства обследованных выявлены незначительные клинические признаки воспалительного процесса (серозно-гнойные выделения, гиперемия и отечность слизистой оболочки наружного отверстия мочеиспускательного канала, боли и тяжесть внизу живота при обследовании).

2. При урогенитальном хламидиозе у женщин развиваются изменения иммунной и редокс-систем, сопровождающиеся повреждением клеточных мембран. На фоне постоянной эндогенной интоксикации отмечается дисбаланс окислительно-антиоксидантной системы, приводящий к повышению липопероксидации в тканях. Изменения в системе перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты, клеточного, гуморального и цитокинового звеньев иммунной системы, а также системы фагоцитоза являются важными механизмами нарушения процесса элиминации возбудителя и хронизации воспаления.

3. Условно-патогенные бактерии Е. faecalis и возбудитель урогенитального хламидиоза, в условиях конкурентной борьбы, оказывают взаимное влияние, стимулирующее накопление детерминант патогенности. Этот механизм имеет важное значение в развитии воспалительных заболеваний репродуктивного тракта женщин, т.к. взаимодействие микросимбионтов в ассоциации C. trachomatis способствует формированию штаммов с высоким патогенным потенциалом.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ

Основные положения работы доложены на 47-й межрегиональной научно-практической конференции «Артериальная гипертония: ретроспектива и современность. Проблемы выживаемости в 21 веке» (г. Ульяновск, 2012), на VIII международной научно-практической конференции «Дни науки — 2012» (Чешская Республика, г. Прага), на Российской конференции с международным участием «Высшее сестринское образование в системе Российского здравоохранения» (г. Ульяновск, 2012).

ВНЕДРЕНИЕ РАБОТЫ

Материалы работы внедрены в диагностическую и лечебную работу ГУЗ «Областной клинический кожно-венерологический диспансер» г. Ульяновска (Акт о внедрении от 2012 г.) и внедрены в учебно-педагогический процесс преподавания дерматовенерологии и микробиологии студентов медицинского и педиатрического факультетов ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет», а также слушателей клинической ординатуры и интернатуры факультета последипломного образования ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет».

ПУБЛИКАЦИИ

По теме диссертации опубликовано 9 печатных работ, в том числе 2 в рецензируемых журналах ВАК РФ.

ОБЪЕМ И СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация изложена на _____ страницах. Состоит из введения, обзора литературы, 4 глав собственных исследований, обсуждения, выводов и списка литературы. Библиография содержит 250 источников, из них 186 отечественных и 64 иностранных. Работа иллюстрирована 27 таблицами и 23 рисунками.

Глава 1. Обзор литературы

1.1 Современное состояние проблемы урогенитального хламидиоза

Инфекции, передающиеся преимущественно половым путем (ИППП) уже многие годы признаются в качестве важнейшей проблемы общественного здравоохранения (Дюдон А.Д., 2001; Халдин А. А., 2005; Bevan C. D., Ridgway G. L., Rothermel C. D., 2003; Guo X., Ye Z., Deng R., 2004). По оценкам ВОЗ (2007), ежегодно во всем мире более 340 миллионов мужчин и женщин в возрасте 15−49 лет заболевают излечимыми инфекциями, передаваемыми половым путем.

Согласно данным ВОЗ (2007) хламидийная инфекция урогенитального тракта является одним из самых распространенных заболеваний, передаваемых половым путем. Ежегодно в мире регистрируется около 100 миллионов новых случаев хламидийной инфекции. Особенно высока восприимчивость к урогенитальной инфекции у лиц, страдающих иммунодефицитом любого генеза (Яковлев В.П., Литовченко К. В., 2001; Иванов О. Л., Халдин А. А., Фадеев А. А., 2002; Basuki E. et al., 2002; Sanchez J. et al., 2003).

Известно, что от 5 до 15% молодых сексуально активных людей поражены хламидийной инфекцией (Белоусов Ю.Б. и соавт., 2006; Desai V. K. et al., 2003; Misyurina O. Y. et al., 2004; Dehne K. L., Riedner G., 2005). У пациентов дерматовенерологических диспансеров Российской Федерации данная инфекция встречается в 2−3 раза чаще, чем гонорея (Позняк А.Л. и соавт., 2009). Широкое распространение хламидийной инфекции связано прежде всего с бессимптомным течением заболевания и способностью возбудителя обмениваться ключевыми участками генома в тех случаях, когда происходит одновременное заражение двумя и более штаммами этого микроорганизма. Такой генетический феномен приводит к формированию более жизнеспособных штаммов, затрудняет их диагностику и повышает антибиотикорезистентность возбудителя (Позняк А.Л., 2003; Хрянин А. А., 2004).

Роль C. trachomatis в инфекционной патологии человека еще не оценена в должной мере. Для возбудителя урогенитального хламидиоза доказана этиологическая роль в развитии острых и хронических заболеваний различной локализации с большим спектром осложнений (Катосова Л.К., 2003; Перепанова Т. С., Кудрявцев Ю. В., Хазан П. Л., 2003; Прилепская В. Н., Абакарова П. Р., 2004; Mayaud P., Mabey D., 2004). Широко распространенное носительство хламидий можно рассматривать как патогенный потенциал этих микроорганизмов, так как оно приводит к развитию таких патологических состояний как аутоиммунные реакции, возникновению хромосомных аберраций, а также способствует возникновению смешанных хламидийно-вирусных и хламидийно-бактериальных инфекций (Серов В.Н., Баранов И. И., 2004; Василевский И. В., 2008; Amsden G. W., 2003; Bardin T., 2003). Совокупность характерных для хламидий свойств, таких как их способность преодолевать тканевые барьеры, многокомпонентность факторов вирулентности, отличающая их от типичных бактериальных патогенов и сложный цикл внутриклеточного размножения свидетельствует об особом характере взаимодействия хламидий с организмом хозяина (Макаров О.В. и соавт., 2007; Рагчаа Д. и соавт., 2007; Chernesky M., 2000).

Урогенитальная хламидийная инфекция является одной из главных предотвратимых причин бесплодия, особенно среди женщин. У 40% пациенток с нелеченым хламидиозом развиваются клинически выраженные воспалительные заболевания органов таза (Рудакова Е.Б. и соавт., 2004). Постинфекционная патология маточных труб является причиной 30−40% случаев женского бесплодия. Кроме того, у женщин, перенесших воспалительные заболевания органов таза, в 6−10 раз выше шанс внематочной (трубной) беременности (Кулаков В.И., Анкирская А. С., Белобородов С. М., 2005; Haggerty C. L., Ness R. B., 2006).

Согласно имеющимся данным, в экономически развитых странах треть населения в течение жизни 2−3 раза подвергается заражению. В США ежегодно регистрируется до 4 миллионов инфицированных хламидиями. Прямые и непрямые затраты в связи с этим, например, в США, составляют более 1 миллиарда долларов, причем 80% из этой суммы приходится на женскую часть населения (Wiesenfeld H. C., Sweet R. B., 2005).

Исследования, проведенные зарубежными и отечественными исследователями, показали, что C. trachomatis выявляется в шейке матки и мочеиспускательном канале у 5−20% женщин, обследованных в женских консультациях и в венерологических лечебных учреждениях (Парфенова Г. В., Цуцор В. В., Цуцор В. Б., 2003; Зур Н. В., 2008). Наиболее часто хламидийная инфекция регистрируется у женщин с частой сменой половых партнеров. По данным литературы частота хламидийных цервицитов у женщин, имеющих беспорядочные половые сношения, в 20−25 раз превышает число случаев цервицита той же этиологии среди женщин, имеющих одного полового партнера и избегающих случайных половых связей (Байрамова Г. Р., 2008; Lau C. Y., Qureshi A. K., 2002).

При урогенитальной хламидийной инфекции могут наблюдаться незначительные признаки воспаления, не сопровождающиеся образованием эрозий, лимфоидных фолликулов или слизисто-гнойными выделениями. У многих пациенток при персистентной хламидийной инфекции обнаруживают возбудитель, но выявить каких-либо клинических признаков заболевания не удается (Барановская Е.И., Жаворонок С. В., Мельникова Л. Н., 2002; Чеботарев В. В., 2004; Koroku M. et al., 2004).

В настоящее время хламидии признаны возбудителем многочисленных акушерских и гинекологических воспалительных заболеваний. Хламидии могут вызывать воспалительные процессы и за пределами половой сферы, например, перигепатит (синдром Фитца-Хью-Куртиса), периспленит и перинефрит в сочетании с сальпингитом, пельвиоперитонитом и т. д. (Тихомиров А.Л., Юдаев В. Н., Лубнин Д. М., 2003; Юцковский А. Д., 2005; Pennenoat G. , et al. , 2002).

Доказана роль С. trachomatis в развитии воспалительных заболеваний мочеполовой системы, болезни Рейтера и хламидиозов экстрагенитальной локализации (Ковалев Ю.Н., Молочков В. А., Петрова М. С., 2006; Лобзин Ю. В., Сидорчук С. Н., Лозняк А. Л., 2010; Golden M. R. et al., 2005). Хламидийные инфекции у человека протекают в острой, хронической и бессимптомной формах. Патологический процесс может локализоваться в различных органах и системах, в том числе органах зрения, верхних, средних и нижних дыхательных путях, сердечно-сосудистой, центральной нервной системе, печени и желчевыводящих путях, лимфатических узлах, суставах (Деревянко И.И., 2003; Teig N. et al., 2005). Имеются данные о роли хламидий в развитии сердечно-сосудистых заболеваний, в том числе ишемической болезни сердца и инфаркта миокарда (Гранитов В. М., 2000; Молочков В. А. и соавт., 2008).

Возбудителем урогенитального хламидиоза является Chlamydia trachomatis серотипов D, E, F, G, H, I, J, K, который имеет многоэтапный жизненный цикл развития с несколькими формами существования, различающимися по морфологическим и биологическим свойствам (Молочков В.А. и соавт., 2008; Mardh P. A., Helin I., Bobeck S., 2005).

Важной особенностью данного микроорганизма является его одновременное существование в нескольких формах, некоторые из которых не реагируют на антибактериальную терапию (внеклеточное элементарное, персистентное, внутриклеточное элементарное и критическое тельце). Внеклеточная форма возбудителя является высокоинфекционной, имеет вид сферы диаметром 0,15−0,2 мкм, метаболически неактивна. Из внутриклеточных форм наиболее важным является ретикулярное тельце (имеет структуру типичных грамотрицательных бактерий, размером около 1 мкм, метаболически активное, чувствительно к действию антибактериальных средств) (Егоров А.М., Сазыкин Ю. О., 2000; Kalman S. et al., 1999; Hammerschlag M. R., 2002; Vuylsteke B., 2004).

Заражение человека происходит пассивно, путем фагоцитоза «элементарного тельца». Стадии болезни, развивающиеся после инфицирования хламидиями, опосредованы иммунным ответом. В большинстве исследований, касающихся механизмов заражения хламидиозом, показана важность иммунного ответа для освобождения от инфекции (Баткаев Э.А., Липова Е. В., 2004; Виноградова И. В., 2004; Schorzman С.М., Sucato G. S., 2004).

Защитная система организма часто не воспринимает хламидии как чужеродный объект, так как облигатный внутриклеточный жизненный цикл может приводить к маскировке генов и делает возбудителя недоступным для циркулирующих антител. Пептиды, входящие в состав белков наружной мембраны хламидий не включаются в презентирование иммунной системе (Возианов А.Ф., Дранник А. Н., 2000; Бочкарев Е. Г., 2005; Wiesenfeld H.C., Hillier S.L., 2002).

Изменение типичного цикла развития хламидий под влиянием различных внешних факторов предполагает наличие природной пластичности этого микроорганизма в процессе внутриклеточного развития. В сложном внешнем окружении, при естественной инфекции, может присутствовать ряд факторов клетки-хозяина, вызывающих ингибирующие эффекты, приводящие к замедлению цикла развития хламидий и последующей персистенции этого патогена (Бондаренко В. М., 2001).

Так, Л. К. Глазкова (1999), характеризуя особенности персистентных форм, отмечают, что они не размножаются, не вырабатывают полисахариды и основной белок наружной мембраны. Однако, персистентные формы активно вырабатывают другой белок, ассоциированный с внутренней мембраной, так называемый «белок теплового шока» (HSP-60), который на 50% идентичен таковому мембран клеток человека, то есть наблюдается антигенная мимикрия, когда защитные системы макроорганизма перестают распознавать антигены возбудителя как чужеродные и не формируют адекватных реакций. Это обусловливает широкое распространение инфекции, персистенцию ее в организме, преимущественно субклиническое течение заболевания (Вард М.Е., 2002; Сухих Г. Т., Ванько Л. В., 2006; Dreesbach K., 2001; Ghaem-Maghami S., Lewis D. J., Hay P. E., 2002).

Несмотря на существование принципов лечения женщин, больных урогенитальным хламидиозом, до настоящего времени не учтены и не реализованы все возможности макроорганизма, что и определяет большой процент рецидивов заболевания (Михайлов В.Д. и соавт., 2001; Исаков В. А., 2004; Butler С., Dewsnap С., Evangelou G., 2003).

Исследователями установлено, что некоторые антитела к липополисахаридам хламидий обладают аутоантигенными свойствами и перекрестно реагируют с плазменными липидами (Anzini A. et al., 2004). Такие реакции приводят к накоплению продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ) и вызывают развитие дефицита антиоксидантов, что снижает эффективность применяемых стандартных схем лечения (Липова Е.В., 2002; Шапран М. В., 2003).

В патогенезе урогенитального хламидиоза имеет значение непосредственное действие возбудителя на инфицированные клетки эпителия и повреждения окружающих тканей гидролитическими лизосомальными ферментами, выбрасываемыми из инфицированных клеток в период размножения микроорганизма. Также, неоспоримо влияние токсических продуктов аутолиза разрушенных клеток и собственная токсическая активность хламидий (Молочков А.В. , 2007). В результате размножения возбудителя и его патогенного действия на месте первичного очага возникают отек и гиперемия слизистой оболочки, нарушается целостность эпителиального слоя с частичной десквамацией клеток, определяется лимфоидная субэпителиальная и более глубокая инфильтрация, формируется воспалительный экссудат, возникают функциональные нарушения (Кудрявцева Л.В. и соавт., 2002; Moling O., Mian P., 2003).

По мнения большинства исследователей интенсивность патологического процесса при восходящей инфекции зависит от таких факторов, как предварительная сенсибилизация организма, степень вирулентности инфицирующего штамма и реактивность иммунной системы организма больного (Сельков С.А., 2004; Малышкина А. И., 2006; Мотавкина Н. С., Бушуева Е. Н., 2006).

Важной особенностью инфекций, передающихся преимущественно половым путем является сочетание нескольких возбудителей у одного пациента. Полученные Э. В. Введенской, Н. Е. Абайтовой и И. В. Хавановой (2004) данные позволяют утверждать, что урогенитальный хламидиоз характеризуется высоким удельным весом микст-инфекций. Они, в свою очередь, могут являться причиной развития вторичного бесплодия, перинатальной инфекции, невынашивания плода у женщин (Кротов С.А., Кротова В. А., Юрьев С. Ю., 2000; Серов В. Н., Тихомиров А. Л., Лубнин Д. М., 2003; Краснопольский В. И., Серова О. Ф., Туманова В. А., 2004; Eckert L. O. et al., 2002; Polisseni F., Bambirra E. A., Camargos A. F., 2003).

Так, по данным В. А. Лебедева и А. И. Давыдова (2002) хламидийная моноинфекция наблюдается только у 2−20% пациентов, сочетание с возбудителем трихомониаза — в 39,5%, гонореи — в 23,5%, микоплазменной инфекции — в 12% случаев. Нередко наблюдается симбиоз 3 и более возбудителей инфекций урогенитального тракта (Гомберг М.А., Соловьев A. M., 2002; Кулаков В. И., 2007).

В последние годы установлено, что важным фактором развития патологического процесса в урогенитальном тракте женщин является сопутствующая микрофлора (Рюмин Д.В., 2001; Шварцкова Т. А., Цыганко Е. В., 2004; Гончарова Н. Н., 2006). При диагностике урогенитальных инфекций следует обращать внимание на наличие и персистентность сопутствующих условно-патогенных бактерий (Мотавкина Н.С., Бушуева Е. Н., 2006; Giard J.C., Verneuil N., Auffray Y., 2005). В современных условиях все большее значение в этиологии заболеваний органов малого таза приобретают полимикробные ассоциации с различной степенью значимости микроорганизмов-ассоциантов.

Е.В. Соколовский, А. М. Савичева, М. Домейка (2006) установили инфицирование хламидиями шейки матки у 5−13% беременных, что имеет важное эпидемиологическое значение как источник перинатальных инфекций (Mullick S. et al., 2005). Четко установлена высокая частота инфицирования хламидиями (более 50%) новорожденных при прохождении через родовой канал (Miller W. C. et al., 2004).

Нелеченые инфекции, передаваемые половым путем, приводят к врожденным и перинатальным инфекциям у новорожденных, особенно в тех районах, где распространенность таких инфекций является высокой. В отсутствие профилактики у 30% новорожденных детей, рожденных женщинами с нелеченым хламидиозом развивается поражение глаз, которое может привести к слепоте (Скопинский С.Н., Анджелов В. О., 2000; Holmes K. K., Levine R., Weaver M., 2004). От этой болезни ежегодно в мире слепнут около 3−4 тыс. новорожденных (Самцов А.В., Сухарев А. В., 2003).

Исходя из вышеизложенного, можно говорить о том, что C. trachomatis является частым возбудителем инфекций урогенитального тракта у женщин. Урогенитальный хламидиоз может встречаться в виде моноинфекции, либо в комбинации с другими возбудителями ИППП, а также в ассоциации с другой условно-патогенной микрофлорой (Blanchard J. F., 2002). Особое значение для развития воспалительных заболеваний урогенитального тракта женщин имеет взаимодействие хламидий с макроорганизмом и другими микроорганизмами-ассоциантами половых путей. В настоящее время известна этиологическая значимость хламидий в патологии урогенитального тракта женщин, однако, их влияние на процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты в условиях микробных сообществ, остается практически не изученным.

1.2 Показатели редокс-системы при урогенитальном хламидиозе

Нарушение редокс-баланса («redox — oxidation-reduction system» — окислительно-восстановительная система) приводит к возникновению окислительного стресса, ключевым событием которого является гиперпродукция активных форм кислорода (Меньщикова Е.Б. и соавт., 2006).

Вопросу о состоянии неспецифической и иммунологической сопротивляемости организма у больных с урогенитальными инфекциями посвящен ряд исследований (Гомберг М.А., 2003; Божедомов В. А., Гузов И. И., Теодорович О. В., 2006). Однако, в большинстве случаев авторы уделяли внимание состоянию иммунологической реактивности.

Имеются немногочисленные работы, содержащие сведения об особенностях процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ) при папилломавирусной инфекции, сифилисе, гонореи (Бердичевский Б.А., Леонтьев И. Г., Журавлева Т. Д., 2001; Нагоев Б. С., Бжахова Ф. К., 2007; Buchacz K. et al., 2004; Pagliusi S. R., Aguado M.T., 2004). Встречаются единичные данные о изменениях в редокс-системе при урогенитальном хламидиозе (Шебзухова Ф.К., Бондарь Т. П., 2010; Попова Н. Г., Гевондян С. В., 2012).

Важной особенностью хламидийной инфекции является то, что у большинства пациентов не удается проследить четкой закономерности между выраженностью клинических симптомов заболевания и степенью повреждения слизистой оболочки в нижних и верхних отделах урогенитального тракта. Известно, что урогенитальный хламидиоз не имеет какой-либо специфической клинической симптоматики и большой процент пациентов вообще не знает о своем заболевании (Козлова В.И., Пухнер А. Ф., 2003; Manhart L. E., Holmes K. K., 2005). Поэтому, своевременная диагностика хламидийной инфекции гениталий нередко представляет значительные трудности.

В последние годы все больше исследователей наряду с классическими общепринятыми механизмами развития воспаления при урогенитальных инфекциях признают роль свободнорадикальных кислородных и липидных процессов в патогенезе этих заболеваний. По своей химической природе перекисное окисление липидов — это вариант свободнорадикального окисления, реакциям которого подвержены все без исключения соединения, однако, наиболее чувствительны к свободнорадикальному окислению липиды: в первую очередь, ненасыщенные жирные кислоты, как свободные так и в составе фосфолипидов (Лю Б.Н., Лю М. Б., Исмаилов Б. И., 2006; Galle J., Seibold S., 2003).

Свободными радикалами называют молекулярные частицы, имеющие непарный электрон на внешней орбите и обладающие высокой реакционной способностью. Эти частицы активно стремятся отнять недостающий электрон от других молекул, что придает им повышенную реакционную способность (Овсянникова Л.М., Носач Е. В., 2003). Выделяют несколько категорий свободных радикалов. Первичные радикалы образуются с участием молекулы кислорода за счет реакции одноэлектронного окисления с участием металлов переменной валентности. К ним относятся супероксидный анион-радикал (в фагоцитирующих клетках), перекись водорода, а также оксид азота (в клетках эндотелия) (Родионова Т.И., Костенко М. А., 2003; Eaton P. et al., 2003). К свободным радикалам относятся активные формы кислорода, которые образуются во всех клетках, использующих кислород для дыхания (Хуцишвили М.Б., Рапопорт С. И., 2002).

Заметная часть кислорода восстанавливается клетками нашего организма до супероксидного радикала. Супероксидный анион-радикал образуется в результате присоединения одного электрона к молекуле. Так, клетки-фагоциты (моноциты и гранулоциты крови и тканевые макрофаги) выделяют супероксид в реакции, катализируемой НАДФ-оксидазным комплексом, который способен осуществлять восстановление молекулярного кислорода в присутствии восстановленного НАДФ.

В свою очередь, НАДФ-оксидаза активируется бактериями, пептидами, антителами, компонентами комплемента, цитокинами и т. д. Следует отметить, что одновременно происходят активация и транслокация протеинкиназы С, фосфорилирование тирозиновых киназ, активация связанных с глутатионтрансферазой белков, изменение уровня ионов кальция, активация фосфолипаз, а также связанное с этим освобождение из мембран компонентов фосфолипидов и т. д. В результате молекула кислорода восстанавливается за счет НАДФН до супероксиданиона (Кашкалда Д.А., Бориско Г. А., 2008; Raha S., Robinson B. H., 2000).

Обладая способностью и отдавать, и принимать электроны, супероксидный анион-радикал может выступать и как восстановитель, и как окислитель. Среди его мишеней небольшие органические молекулы — катехоламины, низкомолекулярные тиолы, аскорбат, тетрагидроптерины. В кислой среде он способен образовывать гидропероксильный радикал, являющийся гораздо более активным окислителем, чем супероксидный анион-радикал. В норме супероксидный анион-радикал под действием супероксиддисмутазы превращается в перекись водорода, которая участвует в синтезе гипохлорита или разлагается нерадикальным путем под действием других защитных ферментов — пероксидаз, наибольшей активностью среди которых обладают каталаза и глутатионпероксидаза (Меньщикова Е.Б. и соавт., 2006; Dong M., Shi Y., Cheng Q., 2001).

Вторичные свободные радикалы образуются из перекиси водорода, липоперекисей и гипохлорита в присутствии ионов двухвалентного железа. К ним относятся гидроксильный радикал и липидные радикалы, участвующие в реакциях окисления ненасыщенных жирнокислотных остатков фосфолипидов биологических мембран и липопротеинов плазмы крови (Коган А.Х., Грачев С. В., Елисеева С. В., 2006). Одноэлектронное восстановление перекиси водорода, происходящее в присутствии свободных ионов железа и меди, приводит к образованию ОН-радикалов, которые являются сильным окислителем, способным взаимодействовать с нуклеиновыми кислотами, белками и фосфолипидами. ОН-радикал может разрывать любую С-Н или С-С-связь, при этом скорость его взаимодействия с большинством органических соединений достигает скорости его диффузии. В результате перекисного окисления жирнокислотных остатков фосфолипидов образуются продукты, которые являются источниками различных биологически активных соединений (Foyouzi N. et al., 2004).

На сегодняшний день известно, что накопление первичных продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ) — диеновых конъюгатов увеличивает полярность гидрофобных углеводородных хвостов жирных кислот, образующих липидный бислой мембраны (Сайко Ю.В., Маркина Л. Д., 2012). Участки углеводородных хвостов, полярность которых возросла, вытесняются из толщи мембраны к ее поверхности. Это облегчает процесс самообновления мембранных структур и, за счет изменения гидрофобности слоя, влияет на проницаемость мембран, активность мембрано-связанных ферментов, чувствительность рецепторного аппарата клеток и ионный транспорт (Шалабодов А.Д., Гусева Н. В., 2001; Dudina Yu. V., 2006). Крайне чувствительны к ПОЛ внутренние мембраны митохондрий и, соответственно, система окислительного фосфорилирования (Воинова В.В., 2006; Липская Т. Ю., Воинова В. В., 2008).

В природе перекисное окисление липидов — физиологический процесс, обеспечивающий регуляцию клеточной активности. Процессы ПОЛ играют важную роль в регуляции активности ферментов, поддержании стабильности мембран, транскрипции некоторых генов, являются необходимыми элементами функционирования ряда медиаторных систем и выступают в качестве посредников в формировании клеточного ответа. В настоящее время доказано активное участие процессов ПОЛ в фагоцитозе. Цитотоксический, микробицидный и антибластомный эффекты активных форм кислорода используются природой для оперативного уничтожения чужеродных патогенных микроорганизмов и собственных дефектных клеток (Владимиров Ю.А., Арчаков А. И., 2003; Wendel A., 2004; Ursini F., Bindoli A., 2005).

В литературе накоплено достаточно сведений о том, что образование свободных радикалов является одним из универсальных патогенетических механизмов при различных типах повреждения клетки: старении, канцерогенезе, химическом, лекарственном и радиоактивном повреждении тканей, воспалении, атерогенезе, кислородной и озоновой токсичности (Журавлева Т.Д. и соавт., 2003; Воскресенский С. К. и соавт., 2004; Klebanoff S. J., 2006).

Поскольку активные формы кислорода, а также первичные и вторичные продукты перекисного окисления липидов оказывают мощное повреждающее действие на биомембраны и молекулы жизненно важных биополимеров (белков и нуклеиновых кислот), в процессе эволюции в организме сформировались защитные регуляторные механизмы, ограничивающие накопление этих высокотоксичных веществ. Сложная многоуровневая система антиоксидантной защиты сводит до минимума опасность бесконтрольного протекания реакций ПОЛ. Ее компоненты непосредственно инактивируют свободные радикалы, предупреждают их образование либо участвуют в биорегенерации антиоксидантов (Бобырев В.Н., Почерняева В. Ф., Стародубцев С. Г., 2005; Auchere F., Rusnak F., 2005).

Антиоксидантная система в клетках является иерархичной и представлена не менее чем тремя уровнями (ступенями) защиты. Первый и наиболее эффективный — антикислородный, реализован в виде митохондриального дыхания, поскольку оно, став основным потребителем кислорода, создает в клетке низкий, но достаточный для дыхания и энергообеспечения уровень молекулярного кислорода. Однако, антикислородная линия защиты не способна полностью предотвратить негативные последствия избыточного образования активных форм кислорода и усиления процессов ПОЛ. Второй ступенью антиоксидантной системы в клетках является антирадикальная ступень, предназначенная для ингибирования свободнорадикальных процессов ПОЛ. Определенная категория естественных соединений выполняет функцию инактивации различных форм активного кислорода и, тем самым, обрывает цепные пероксигеназные реакции. Третья ступень защиты — антиперекисная, на которой образовавшиеся перекиси разрушаются соответствующими ферментами или в результате их взаимодействия с определенными соединениями (Kira Y., Sato E. F., Inoue M., 2003). Наиболее известными антиоксидантными ферментами являются супероксиддисмутаза, каталаза и пероксидаза. Во всей антиоксидантной системе вклад отдельных механизмов защиты неодинаков. Решающую роль играет антикислородная ступень, наиболее резко ограничивающая «мощность» пероксидазных процессов и область их применения. В случае дефектности этой линии защиты возникает очевидная гипероксия вследствие слабой утилизации молекул кислорода. недостаточность митохондриального дыхания становится ключевым фактором в создании пероксигеназного стресса. Этот стресс из митохондрий быстро распространяется на всю цитоплазму клетки, где усиливается за счет продукции активных форм кислорода в реакциях, катализируемых НАДФ-Н-оксидазой, ксантиноксидазой, цитохромами Р450, а также при окислении арахидоновой кислоты с участием липо — и циклооксигеназ. Все это ведет к развитию в клетке дестабилизирующих процессов и к неэффективности второй и третей ступеней защиты, которые в этом случае не справляются с большим потоком свободных радикалов и перекисей. Нельзя переоценить важности нормального функционирования антиоксидантных ферментных систем (супероксиддисмутазы, каталазы, глутатионредуктазы, глутатионтрансферазы) в поддержании целостности природных липид-белковых комплексов (Владимиров Ю.А. и соавт., 2000; Колесниченко Л. С., Кулинский В. И., 2004; Okado-Matsumoto A., Fridovich I., 2003).

Нарушение равновесия между процессами ПОЛ-антиоксиданты организма в сторону неконтролируемой «утечки» свободных радикалов приводит к необратимым повреждениям молекул липидов, белков, нуклеиновых кислот и, в конечном счете, к гибели клеток. Такое состояние, с накоплением в тканях и биологических жидкостях активных форм кислорода и вторичных продуктов окислительной модификации макромолекул, называется окислительным стрессом. На сегодняшний день доказано участие окислительного стресса в формировании более чем 100 болезней (Журавлев А.И., 2003; Padayatty S. J., Katz A., Wang Y., 2003; Halliwell B., Gutteridge J. M., 2004).

Исследованиями показано, что в основе повреждения слизистых лежат микроциркуляторные нарушения (Родоман Г. В., 2001; Свинцицкий A. C., Соловьева Г. А., 2008). Установлено, что длительное существование хронической кислородной недостаточности приводит к нарушению биоэнергетики клеток слизистой, снижению их резистентности к воздействию агрессивных факторов. Уменьшение кровотока и гипоксия способствуют активной генерации супероксидного аниона (Лукьянова Л.Д., 2001). Активация синтеза активных форм кислорода обусловлена быстрой и необратимой конверсией ксантиндегидрогеназы, фермента, переносящего в клетке электроны с пуриновых оснований на окисленную форму никотинамидадениндинуклеотида (НАДФ+) — в ксантиноксидазу. Именно ксантиноксидаза, по мнению многих исследователей, является катализатором образования активных форм кислорода. Она генерирует супероксидный анион путем переноса электронов прямо на кислород (Лукьянова Л.Д., Германова Э. Л., Копаладзе Р. А., 2009).

Активные формы кислорода вызывают образование хемотаксических факторов, которые обуславливают миграцию лейкоцитов в слизистые оболочки. Возбуждение последних приводит к бурному синтезу новых порций активного кислорода, сопровождающейся повреждением клеток, межклеточного вещества и микрососудов через усиление процессов ПОЛ, окисление SH-групп, деградацию гиалуроновой кислоты и коллагена (Маевский Е.И. и соавт., 2001).

Наряду с этим, в ряде исследований указывается еще один патогенетический механизм интенсификации процессов ПОЛ, при воспалительных процессах. Среди многочисленных механизмов, обеспечивающих сопротивляемость организма к инфекции, существенная роль принадлежит фагоцитирующим клеткам крови (нейтрофильные лейкоциты, моноциты и макрофаги). В настоящее время доказана взаимосвязь между фагоцитами и системой ПОЛ-антиоксиданты. Так, воспаление в слизистой оболочке урогенитального тракта, индуцированное инфекционными агентами, активизирует генерацию активных форм кислорода сегментоядерными лейкоцитами и эозинофилами (Ланкин В.З., Тихазе А. К., Беленков Ю. Н., 2001; Долина А. Б., 2004; Долина А. Б., Вишнякова Т. М., 2009).

Свободные радикалы диффундируют в окружающую среду и действуют в качестве механизмов естественной биологической защиты (фагоцитоза). Ферменты-оксидазы стимулируют синтез токсичных окислителей, обладающих сильным бактерицидным действием (Львовский Л.М., Дарджания Р. А., 2003; Сомова Л. М., Плехова Н. Г., Дробот Е. И., 2011).

Известно, что активированные иммунокомпетентные клетки, в частности макрофаги, продуцируют супероксидные радикалы, которые способствуют амплификации иммунного ответа. Но, вместе с тем, при чрезмерной выраженности этого процесса возможно местное повреждение тканей и развитие системных эффектов (Жаворонок Т.В., Носарева О. Л., Помогаева А. П., 2006; Battistoni A., 2003).

В силу цепного, лавинообразного характера ПОЛ происходят значительные нарушения клеточного метаболизма. Свободные радикалы и продукты ПОЛ тормозят пролиферативные процессы, приводят к дезинтеграции мембран, вторичному повреждающему действию лизосомальных гидролаз, разрушению структуры ДНК, ингибируют деятельность ряда ферментов, угнетают синтез регуляторов клеточных функций — циклических нуклеотидов и простагландинов и обладают мутагенным эффектом. Эти глубокие сдвиги осуществляются как за счет прямого действия супероксидного аниона и гидроксильного радикала, так и опосредованного продуктами ПОЛ липопероксидным радикалом, гидроперекисями липидов (Тарасов Н.И. и соавт., 2002; Тепляков А. Т. и соавт., 2004; Michiels C., Remacle J., 2004). Таким образом, создается замкнутый круг, обуславливающий поражение слизистой оболочки урогенитального тракта.

Одной из задач нашей работы явилось изучение роли ПОЛ в патогенезе урогенитального хламидиоза и исследование состояния антиоксидантной системы при данной патологии. В настоящее время в литературе практически нет публикаций, свидетельствующих о вовлечении в патогенез урогенитального хламидиоза редокс-системы. В свете этого представляется актуальным проведение научного исследования в данном направлении.

1.3 Состояние иммунологической реактивности пациенток с хламидийной инфекцией

В литературе имеется большое количество работ, посвященных изучению иммунного статуса у больных урогенитальным хламидиозом. Иммунологические изменения, выявленные при УГХ, характеризуются значительной вариабельностью и неоднозначностью (Егорова Н.И. и соавт., 2003; Федотов В. П. и соавт., 2003; Kilic D. et al., 2004).

До настоящего времени отсутствуют данные о образовании стойкого иммунного ответа, после перенесенного урогенитального хламидиоза. Уровень иммунных реакций, при данной патологии, в большинстве случаев недостаточен для полного подавления репродукции и элиминации патогенна, однако иммунный механизм ограничивает патологический процесс, нередко способствуя установлению условного равновесия между возбудителем инфекции и макроорганизмом (персистентная инфекция) (Харахордина Ю.Е., Калуцкий П. В., Силина Л. В., 2006).

Согласно результатам многих исследований, анализ факторов иммунологической реактивности при урогенитальной хламидийной инфекции свидетельствует об угнетении всех звеньев иммунитета. Нарушения в компонентах иммунной системы, затрагивающие клеточный иммунитет, проявляются в уменьшении общего количества CD3+, CD4+ и HLA-DR+ лимфоцитов, а также в снижении иммунорегуляторного индекса (соотношения CD4+/CD8+ клеток), что способствует длительной персистенции возбудителя в организме (Кошкин СВ., Зайцева Г. А., 2003, 2006).

Другими исследованиями зарегистрировано повышение количества CD3+ клеток, а также снижение содержания В-лимфоцитов CD72+ и CD20+ (Гомберг М.А., 2003). Работами М. А. Гомберга, А. М. Соловьева (2002) у 75,0% больных урогенитальным хламидиозом установлено нарушение иммунорегуляции, со снижением уровня NK-клеток (CD16+), В-лимфоцитов (CD20+) и HLA-DR клеток.

Анализ состояния факторов неспецифической защиты организма у больных УГХ выявил снижение уровня нейтрофильных лейкоцитов и повышение содержания эозинофилов, угнетение системы фагоцитоза (Гранитов В. М., 2000), а также системы комплемента и лизоцима (Васильев М. М., 2003; Глазкова Л. К., Ютяева Е. В., 2003; Pudney J., Quayle A. J., Anderson D. J., 2005).

Изменения иммунной системы при поражениях нижнего отдела урогенитального тракта (уретрит, цервицит, вагинит), как правило, незначительны. При распространении процесса (спальпингит, оофорит, артриты) они приобретают более выраженный и стойкий характер. Так, М. В. Шапран (2003), не найдя существенных изменений в количественных показателях иммунитета у больных урогенитальным хламидиозом, связывает это со слабой иммуногенностью хламидий и особенностями жизненного цикла возбудителя, а также локальным характером инфекционного процесса.

В настоящее время идентифицирован ряд иммунодоминантных белков хламидий. Главный белок наружной мембраны хламидий (представляет собой трансмембранный порин) считается первичным местом взаимодействия с Т-лимфоцитами. Установлено, что строение белка наружной мембраны хламидий достаточно вариабельно и зависит от серовара возбудителя (Обухов И.Л., Васильев Д. А., 2003).

В экспериментальных исследованиях были идентифицированы эпитопы белка наружной мембраны хламидий, по которым происходит взаимодействие с CD4-лимфоцитами. Этот белок выделен из разрушенных элементарных телец и считается конституциональным для внешнего мембранного комплекса хламидий. Исследованиями Ю. В. Лобзина, Ю. И. Ляшенко, А. Л. Позняка (2003) установлено, что гуморальный иммунный ответ изначально направлен против вариабельных, поверхностно-экспонированных доменов этого белка.

К числу главных антигенов, продуцируемых возбудителем урогенитального хламидиоза, относится белок HSP-70 — цитоплазменный шаперонный протеин, участвующий в процессе прикрепления и внедрения C. trachomatis в клетки хозяина (Рищук С.В., Кубась В. Г., Костючек Д. Ф., 2002).

В последние годы получены данные о роли так называемого белка теплового шока (heat shock protein — HSP-60) в иммунопатогенезе хламидийной инфекции (Курманова A. M., Курманова Г. М., 2004; Dreesbach K., 2001). Функции HSP белков-шаперонов заключаются в развертывании, свертывании и трансляции других белков, в сборке и разборке белковых комплексов в эндоплазматическом ретикулуме и митохондриях. Известно, что при персистенции уменьшается синтез ряда компонентов клеточной стенки хламидий и увеличивается экспрессия белка теплового шока — HSP-60, который имеет высокую степень идентичности аминокислотной последовательности такого же белка мембраны клеток человека. Его продукция приводит к феномену молекулярной мимикрии. При этом, иммунокомпетентные Т — и В-лимфоциты, а также клетки фагоцитарной системы перестают распознавать возбудителя хламидиоза и не формируют адекватных иммунных реакций (Лобзин Ю.В., Ляшенко Ю. И., Позняк А. Л., 2003). Высокая степень идентичности белка теплового шока хламидий с протеинами человеческого организма позволяет объяснить развитие аутоиммунных реакций, при длительном инфицировании C. trachomatis (Савенкова М.С., 2004).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой