История уголовно-процессуального законодательства России XIX – начала XXI вв

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского

Юридический факультет

Кафедра уголовного права и процесса

КУРСОВАЯ РАБОТА

История уголовно-процессуального законодательства России XIX — начала XXI вв.

Чита — 2010

Оглавление

Введение

Глава I. Становление уголовного процесса в Российской Империи XIX — нач. ХХ в. в

§ 1. Первый уголовно-процессуальный кодекс 1835 г

§ 2. Устав уголовного судопроизводства 1864 г

Глава II. Особенности Советского уголовного процесса 1917−1991 г. г

§ 1. Революционное уголовно-процессуальное законодательство 1917−1922 г. г

§ 2. Уголовно-процессуальное законодательство периода становления и развития Советского государства 1922−1960 г. г

§ 3. Уголовно-процессуальное законодательство периода расцвета и падения Советского государства 1960−1991 г. г

Глава III. Уголовный процесс Российской Федерации 1991−2007 г. г

§ 1. Постсоветское уголовно-процессуальное законодательство 1991−2001 г. г

§ 2. Современное уголовно-процессуальное законодательство 2001−2007 г. г

§ 3. Судебная практика по применению уголовно-процессуального законодательства

Заключение

Библиография

Введение

Согласно Уголовно-процессуальному Кодексу Р Ф (ст. 1) порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, основанном на Конституции Р Ф. Как источник уголовно-процессуального законодательства он имеет свою историю. Первые, так называемые Кодексы России (Русская Правда, Псковская судная грамота и др.) возникли еще в XI—XIV вв. Однако, история современного уголовно-процессуального законодательства, как самостоятельной отрасли права, отличной от архаичного «запутанного» законодательства времен феодализма начинается в XIX веке, когда уголовный процесс становится важнейшим звеном государства.

Впервые законы уголовные были четко выделены из других законов и, более того, законы, регламентирующие ответственности, суда и назначения наказания были отделены от законов, предусматривающих ответственность за совершение преступных деяний.

В РФ современное демократическое состояние уголовного процесса обусловлено временем, т. е. теми историческими периодами в ходе которых рос и развивался уголовный процесс. Поэтому исследование этого развития, по моему мнению, очень важно.

Ведь для того, чтобы выяснить сущность российского уголовного процесса, его основы и принципы нужно обратиться к истории, т. е. к тому, с чего все начиналось, проследить причинно-следственную связь между старым и новым.

В наши дни уголовно-процессуальное законодательство имеет огромное значение для России и его народа, так как с его помощью любой человек может защитить свои права и восстановить справедливость. Однако так было не всегда. В период только появившегося уголовного процесса он не имел таких возможностей и подчинялся только верховной власти. Так в чем же проявляется такое различие. Ответ прост — во времени. Наличие монархии, неурегулированность прав и свобод человека, конечно же, влияло на российское законодательство того времени в том числе и на уголовный процесс. Но время не стоит на месте. С каждым последующим годом состояние уголовно-процессуального законодательства постепенно менялось: все более усовершенствовалась структура законов, менялось их содержание, одни приоритеты сменяли других.

История уголовно-процессуального законодательства представляет собой необъятную по масштабам проблему. Я не ставлю своей задачей тщательно и одинаково подробно исследовать все без исключения ее разделы.

Цели моей работы состоят в том, чтобы:

1) Проследить развитие уголовно-процессуального законодательства России во времени;

2) Понять, на каких же основах строится современное законодательство РФ;

3) Охарактеризовать каждый период истории российского уголовного процесса.

В соответствии с провозглашенными целями для раскрытия динамики развития российского уголовного процесса можно выделить следующие задачи:

— Рассмотреть основы раннего уголовного процесса Российской Империи и охарактеризовать его;

— Изучить особенности Советского уголовного процесса и объяснить его сущность;

— Раскрыть основы современного уголовного процесса РФ, Уголовно-процессуального Кодекса как его элемента, выяснить его значение;

— Проследить взаимосвязь «старого» уголовно-процессуального законодательства с «новым».

Для написания своей работы и рассмотрения ее основных задач я использовал различную методологию и логические приемы. Среди методов, использованных при написании работы, особое значение имеют: конкретно-социологический, который рассматривает современное уголовно-процессуальное законодательство и его значимость для народа; исторический, который исследует уголовный процесс на более ранних этапах и сравнительно-правовой, который позволяет сравнить «старое» и «новое» уголовно-процессуальное законодательство, найти сходства и различия. Среди логических приемов большое распространение получили: анализ, позволяющий выделить структуру уголовного процесса; синтез, позволяющий обобщить полученные данные об уголовно-процессуальном законодательстве; индукция, позволяющая познать отдельные стороны уголовного процесса; дедукция, позволяющая познать общие закономерности уголовного процесса.

Также для написания своей работы я использовал разную литературу: нормативную, учебную, монографическую. Особое место в моей работе занимает именно последняя. Монография очень важна для написания курсовой работы тем, что исследуемый студентом вопрос очень подробно представлен в этом источнике.

История уголовно-процессуального законодательства также хорошо представлена в этом виде литературы. Подробное описание имперского и советского уголовного процесса хорошо представлено в монографиях Фойницкого И. Я., «Курс уголовного судопроизводства» и Чельцова-Бебутова М.А. «Курс уголовно-процессуального права», рассказывающих об особенностях уголовно-процессуального законодательства в Российской империи и в Советском государстве. Основы современного уголовного процесса хорошо изучены Вандышевым В. В., Смирновым А. В. в монографии «Основы уголовного судопроизводства», где авторы подробно анализируют действующее уголовно-процессуальное законодательство и раскрывают его сущность.

Глава I. Становление уголовного процесса в Российской Империи XIX — нач. ХХ в.в.

§ 1. Первый уголовно-процессуальный кодекс 1835 г.

В 1832 году Николаем I был учрежден Свод законов Российской империи (шестнадцать томов), разработанный Комиссией законодательных предложений под руководством М. М. Сперанского. Свод был введен в действие с 1 января 1835 г. XV том свода составляли законы уголовные. В него были включены две книги: 1) «О преступлениях и наказаниях вообще» — первый уголовный кодекс России и 2) «О судопроизводстве по преступлениям» — первый уголовно-процессуальный кодекс России. В определенном смысле это было знаменательное событие. Впервые законы уголовные были четко выделены из других и, более того, законы, регламентирующие порядок и процедуры привлечения к уголовной ответственности, суда и назначения наказания, были отделены от законов, предусматривающих ответственность за совершение преступных деяний. Именно данное обстоятельство позволило вести речь об отрасли уголовно-процессуального права, затем об уголовном процессе, как учебной и научной дисциплине, а потом и о науке уголовного процесса. Иными словами, уголовно-процессуальное право приобрело все признаки самостоятельной отрасли российского права. История отечественного государства и права / Под ред. И. О. Чистякова / М., Юристъ, 2000, с. 323−324.

Представляет интерес структура уголовно-процессуального кодекса, который содержал семь разделов: 1) об уголовном судопроизводстве вообще, 2) о предварительном следствии; 3) о формальном следствии (под формальным следствием имелось в виду обязательное проведение всех следственных действий для решения вопроса о виновности и наказания подследственного), 4) о производстве уголовных дел в первой степени (инстанции) суда, 5) о ревизии дел уголовных во второй степени суда, 6) об исполнении приговоров по делам уголовным, 7) об особенных видах судопроизводства по делам уголовным. Все разделы включали 1594 статьи.

Производство делилось на три части — следствие, суд и исполнение. Следствие и исполнение принадлежали полиции, в ее же руках находился и суд по маловажным преступлениям. Суд в низших инстанциях (уездный суд, палаты уголовного суда) состоял из должностных лиц, назначенных правительством и выборных заседателей от сословий; в судах высших (Правительственный Сенат) допускается только первый элемент.

Следствие распадалось на предварительное и формальное. предварительное следствие начиналось силой закона при наличии определенных в нем поводов, а именно: 1) извещение о преступлении, 2) жалоба потерпевшего, 3) донос постороннего лица, 4) явка с повинной, 5) собственное усмотрение полиции. Доносом считалось «явное» обличение в преступлении, которое должно было основываться на точных доказательствах. За справедливый донос полагалось вознаграждение. Подробно описывались следственные действия, которые надлежало совершить в случае обнаружения преступления. Предписывалось вести следствие с возможной скоростью, полнотой и ясностью. На допросы по делам о тяжких преступлениях, а также в случаях «явного запирательства» для увещевания призывался священник.

Формальное следствие должно было привести в совершенную известность, над каким лицом или имуществом преступление учинено, в каком действии состояло, каким способом или орудием, когда, где, с намерением или без намерения произведено, все обстоятельства дела оно должно было привести в такую ясность и полноту, чтобы судебное место не могло встретить ни малейшего затруднения или сомнения для постановления по делу приговора. И. Я. Фойницкий. Курс уголовного судопроизводства, том 1. СПб., Альфа, 1996, с. 36−37.

Закон указывал на присутствие при формальном следствии депутатов от сословий для ограждения интересов обвиняемого. На следствии могли присутствовать прокуроры и стряпчие, на которых возлагалось наблюдение за ходом следствия. В ходе следствия должны были быть собраны и записаны в протоколах все доказательства и, в первую очередь, собственное признание обвиняемого. По окончании следствия полиция со своими выводами направляло дело в суд первой степени, который обязан был проверить силу доказательств и улик о виновности или невиновности подсудимого.

Судопроизводство в суде, как и на предварительном следствии, велось письменно, негласно с обвинительным уклоном. Суд фактически становился обличителем преступления и подсудимого, хотя вынесение оправдательного приговора не исключалось. Первую степень уголовного суда составляли: уездные суды, городские магистраты ратуши, суды надворные. Эти суды разбирали дела обо всех преступлениях, кроме тех, которые были подсудны вышестоящим судом и судом церковным. Вторую степень уголовного суда составляли губернские судебные палаты, куда поступали жалобы на приговоры нижестоящих судов. Здесь приговоры подвергались ревизии и апелляции. Как суд первой степени судебная палата рассматривала дела о должностных и тяжких преступлениях. Высшую степень уголовного суда представлял Правительствующий Сенат, которому принадлежала верховная ревизия любых уголовных дел, рассмотренных нижестоящими судами. Подследственность и подсудность определялись местом совершения преступления.

Суд, получив следствие, рассматривал, правильно ли оно произведено, спрашивал обвиняемого, не было ли ему чинимо пристрастных допросов, а в случае нужды подвергал обвиняемого вторичным допросам, старалось склонить его к признанию. Судебное разбирательство было негласно не только для посторонней делу публики, но и для сторон; не было речи и о представителях их, однако обвиняемому представлялось право отвода судей. История отечественного государства и права / Под ред. О. И. Чистякова / М., Юристъ, 2000, с. 325.

Доказательствами, которые оценивали следователь и суд, являлись: 1) собственное признание в совершении преступления; 2) письменные доводы; 3) личный осмотр следователем места совершения преступления и вещей, обличающих виновного; 4) показания сведущих людей (экспертов); 5) показания свидетелей; 6) повальный обыск (допрос окольных людей; 7) очная ставка и оговор. Свидетели давали показания под присягой. К присяге не допускались: малолетние до 15 лет; безумные и сумасшедшие; убийцы, разбойники, воры, а также уличенные в ложной присяге и явные прелюбодеи, лица не бывшие никогда у святого причастия; иностранцы, поведение которых неизвестно. Не разрешалось свидетельствовать детям против родителей и родителям против детей, а также людям подкупленным для свидетельства.

Доказательства делились на совершенные и несовершенные. Совершенными признавались те доказательства, которые полностью исключали всякую возможность невиновности подсудимого. Несовершенными считались доказательства, которые не исключали невиновность подсудимого. Одно несовершенное доказательство допускало подозрения, несколько несовершенных доказательств могли составить совершенное доказательство. Собственное признание вины признавалось «лучшим доказательством всего света», когда оно дано перед судом добровольно. Обвиняемый мог заявить о принуждении к подписи протокола показаний и документов со стороны полиции в течении недели. По истечении этого срока заявления о принуждении не проверялись и не учитывались при оценке показаний. Оговор подсудимого другим подсудным считался несовершенным доказательством. Допускалась очистительная присяга подозреваемого тогда, когда другие доказательства получить было невозможно. Она снимала подозрение и влекла прекращение дела.

Выделялось два типа приговора: 1) обвинительный приговор, который мог быть постановлен только при наличии совершенных доказательств; 2) оправдательный приговор, который мог быть вынесен при полном отсутствии улик.

Пересмотр приговоров мог происходить в апелляционном или ревизионном порядке. Право апелляционной жалобы было очень ограничено. Только жалобы осужденных по маловажным делам, не подлежащим ревизионному пересмотру, приостанавливали приговор и рассматривались вышестоящим судом. Основным видом пересмотра была ревизия, при которой дела выходили в высшие инстанции, либо прямо в силу веления закона, либо при несогласии губернатора или прокурора с приговорами, а в Сенате и при расхождении во мнениях между сенаторами или сенаторами и министром юстиции. Ревизионными инстанциями были департаменты Сената, общее собрание Сената и Государственный Совет.

Особенным судопроизводством велись дела о преступлениях против веры, о должностных преступлениях, о тайном провозе товаров (контрабанде), а также о незаконной порубке леса. Судопроизводство в таких случаях проводилось с учетом особенностей конкретного преступления. Вступивший в законную силу приговор приводила в исполнение полиция.

В целом, учреждение Первого уголовно-процессуального кодекса было знаменательным событием. Впервые нормы уголовно-процессуального права были отделены от материальных норм уголовного права, что способствовало развитию российского уголовного процесса. Однако нельзя не указать и на несовершенство Кодекса, состоявшее прежде всего в том, что в нем лишь фиксировались прежние порядки — это был кодекс прошлого, в нем было мало новых идей, которые с трудом пробивали себе дорогу после восстания декабристов при авторитарном режиме Николая I.

§ 2. Устав уголовного судопроизводства 1864 г.

20 ноября 1864 г. император Александр II утвердил Устав уголовного судопроизводства, который по праву относят к числу весьма прогрессивных актов того времени.

Устав уголовного судопроизводства включал «общие положения» и три книги: 1) «Порядок производства в мировых судебных установлениях», 2) «Порядок производства в общих судебных местах», 3) «Изъятия из общего порядка уголовного судопроизводства». Всего в Уставе было 1254 статьи.

С принятием данного законодательного акта уголовный процесс в России приобрел новые качества, которые не уступали английскому или французскому уголовному процессу по возможностям, как тогда говорили, установления «материальной истины», по расследуемым и рассматриваемым уголовным делам. Среди новых качеств уголовного судопроизводства в Уставе подчеркивались следующие: 1) никто не может быть подвергнут судебному преследованию, не будучи привлеченным к ответственности по правилам Устава; 2) каждый несет ответственность «сам за себя» за совершенное им деяние; 3) судебная власть по Уставу распространяется по уголовным делам на лиц всех сословий; 4) судебное преследование могут возбуждать как должностные лица, так и частные лица; 5) расследование преступлений возлагается на судебных следователей и органы дознания; 6) обвинение отделяется от суда, который формируется на началах несменяемости судей и независимости суда при принятии решений; 7) обличение виновных перед судом является обязанностью прокуроров и их товарищей; 8) защиту подсудимых осуществляют присяжные и частные поверенные; 9) судебное разбирательство происходит открыто, гласно при соблюдении непосредственности и состязательности; 10) по делам о тяжких обвинениях к решению вопроса о виновности привлекаются присяжные заседатели; 11) система формальных доказательств отменяется и предусматривается свободная оценка доказательств по совести и внутреннему убеждению; 12) в качестве доказательств допускаются: показания подсудимого, свидетелей, экспертов, вещественные доказательства, письменные доказательства; 13) вводится апелляционное обжалование приговоров мировых судей, окружных судов, рассматривавших дело с участием присяжных заседателей; 14) допускается возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам; 15) запрещается останавливать производство по делу под предлогом неполноты, неясности или противоречивости законов, а в случае возникновения у следователя и суда неясности решение принимается по общему смыслу законов. М.А. Чельцов-Бебутов. Курс уголовно-процессуального права. СПб., Альфа, 1995, с. 780−781.

Из сказанного следует, что вместо розыскного уголовного процесса была введена смешанная форма, основанная на континентальной системе права, в которой подчеркивается подзаконность деятельности суда и отрицается возможность принятия решений судом на основе судебных прецедентов.

Судопроизводство во всех судах, таким образом, строилось на единых началах с учетом места суда в судебной системе, его подсудности и компетенции при принятии решений.

Устав по новому организовывал судебную власть, принадлежавшую мировым судьям, съездам мировых судей, окружным судам, судебным палатам по уголовным делам и Правительствующему Сенату в качестве верховного кассационного суда. Судебная власть мировых судей определялась как единоличная. Судебная власть судов всех других инстанций — как власть коллегиальная.

В мировом суде рассмотрение дел осуществлялось в упрощенном порядке без разделении на стадии, и в нем соединялись следователь, обвинитель и судья. В качестве доказательств в мировом суде служили: показания потерпевших; свидетелей, письменные доказательства, присяга, показания окольных людей (соседей, знакомых, односельчан). Мировой судья рассматривал дела о проступках против порядка управления, народного здравия, личной безопасности, прав семейственных, против чужой собственности, благочиния и порядка, а также об угрозах и насилии, о нарушении правил продажи крепких спиртных напитков, уставов о паспортах, о строительстве, о путях сообщения и др. В компетенции мирового судьи было назначение следующих видов наказаний: 1) выговоры, замечания, внушения; 2) денежные взыскания не свыше 300 рублей; 3) арест — не свыше 3 месяцев; 4) заключение в тюрьме не свыше одного года и шести месяцев. За проступки, совершенные без намерения (неумышленно), объявлялись выговоры, замечания и внушения, за умышленные проступки применялись другие названные меры наказания. Исполнители и подстрекатели подвергались более строгому наказанию. В вину не вменялись проступки: совершенные случайно; в малолетстве (до 10 лет); безумными или в беспамятстве; по принуждению непреодолимой силы; при необходимой обороне. Приговоры мировых судей считались окончательными, если денежное взыскание не превышало 15 рублей, а арест — не более 3-х дней. По этим делам допускались только кассационные жалобы и протесты в случае нарушения порядка судопроизводства. Эти жалобы и протесты вносились во вторую инстанцию — съезд мировых судей определенного округа, который являлся апелляционной инстанцией для приговоров мировых судей, подлежавших обжалованию. В заседаниях съезда мировых судей принимал участие один из товарищей прокурора, который давал свои заключения. Дела в мировом суде начинались по жалобе частных лиц, по сообщениям полицейских и других административных органов, по усмотрению самого мирового судьи. Предварительное расследование велось полицией. И. А. Исаев. История государства и права России. М., Юристъ, 2002, с. 476−477.

В общих судах уголовный процесс делился на две стадии: 1) предварительное расследование, которое включало в себя: дознание и предварительное следствие; 2) судебное разбирательство, которое включало в себя: подготовительные к суду действия, судебное следствие, вынесение приговора, исполнение приговора, пересмотр приговора.

Поводами к началу уголовного дела служили жалобы частных лиц; сообщения полиции, учреждений и должностных лиц; явка с повинной; усмотрение следователя или прокурора. Предварительное следствие осуществляли следователи под надзором прокуроров или членов судебных палат, дознание по полицейским делам вели жандармы. На этой стадии участие защиты не допускалось. Следственные материалы после предъявления их обвиняемому направлялись прокурору. Тот составлял обвинительный акт и направлял его в судебную палату. Палата выносила определение о предании суду. Основная масса уголовных дел была подсудна окружным судам в качестве суда первой инстанции. Дела о более тяжких преступлениях рассматривались с участием присяжных заседателей, менее важные — без их участия. Часть дел рассматривалась с участием сословных представителей (дела о государственных преступлениях). В число сословных представителей входили: предводитель дворянства, городской голова, волостной старшина или староста, представители купечества и т. д. Надзор за деятельностью судов и судебных следователей осуществляли прокуроры со штатом сотрудников. Они состояли при окружных судах.

В судебном заседании присутствовали три члена суда, секретарь суда (в суде присяжных — двенадцать постоянных и двое запасных заседателей). Допускался отвод судей. Права судей и заседателей объявлялись равными. Судебное следствие начиналось с оглашения обвинительного заключения, затем производился допрос обвиняемого, свидетелей, проверка иных доказательств. Завершалось судебное следствие заключительными прениями — речами прокурора (или частного обвинителя) и защитника или объяснениями подсудимого. До вынесения вердикта прокурор не мог касаться вопроса о мере наказания, если производство по делу происходило с участием присяжных заседателей. После вынесения вердикта (обвинительного) прокурор давал заключение о мере наказания, защитник выдвигал возражения, затем последнее слово предоставлялось подсудимому. Затем суд в совещательной комнате определял меру наказания.

Апелляционной инстанцией по делам, рассмотренным по первой инстанции окружным судом без участия присяжных заседателей, являлась судебная палата по уголовным делам, которая также была органом предания суду по делам, подлежащим рассмотрению с участием присяжных заседателей и сословных представителей и судом первой инстанции по подсудным ей делам.

В качестве кассационной инстанции выступал Правительствующий Сенат. В него поступали дела, рассмотренные как мировыми судьями, так и общими судами. Помимо названных судов Устав предусматривал образование Верховного уголовного суда для конкретного уголовного дела о государственном преступлении по высочайшему поведению. Приговор Верховного уголовного суда обжалованию не подлежал, но осужденный мог возбудить ходатайство о помиловании перед верховной властью. Кроме рассмотренных судебных установлений в России действовали духовные, военные, морские, коммерческие, крестьянские, станичные и инородческие, сиротские суды.

В целом, учреждение Устава уголовного судопроизводства — решительный шаг по преодолению основных недостатков, скопившихся тогда в российском уголовном судопроизводстве. Был реформирован, введен в состав суда и поставлен под их жесткий контроль следственный аппарат, осуществлен отказ от так называемого «сословного элемента», который проявлялся в том, что существовало множество судебных подсистем и «обслуживавших» интересы различных сословий, стал более совершенным порядок обжалования приговоров и проверки их законности и обоснованности. Намечалось также осуществить ряд других прогрессивных нововведений. Но далеко не все удалось полностью реализовать.

Значение первых кодифицированных уголовно-процессуальных актов Российской империи для современного уголовного процесса очень велико. Благодаря своему возникновению, они заложили первые основы будущего демократического уголовного процесса. Единая система судов; институт присяжных заседателей; гласность, публичность, гуманизм судопроизводства; институт адвокатуры, деление доказательств — все это и многое другое дали современному уголовному процессу уголовно-процессуальные акты Российской империи.

Глава II. Особенности Советского уголовного процесса 1917−1991 г. г.

§ 1. Революционное уголовно-процессуальное законодательство 1917−1922 г. г.

Сразу же после Октябрьской революции Советское правительство приступило к созданию новых органов власти, включая суды. Разрушение старой судебной системы сопровождалось неизбежностью и ликвидацией прежнего уголовно-процессуального права. Вместе с тем, поскольку судебные уставы 1864 г. были достаточно прогрессивными, некоторые их идеи сохранились и в Советском процессуальном законодательстве. Это относится в первую очередь к общей характеристике уголовного процесса, исходившего из принципа состязательности, сочетаемого со следственными началами. Осуществляется принцип права обвиняемого и подсудимого на защиту, правда, в новых формах. Положение другой стороны процесса — обвинителя — было тоже существенно изменено. В судебном процессе осуществлялись также принципы устности, гласности, непосредственности. Проводился и принцип коллегиального рассмотрения дел. Л. А. Стешенко, Т. М. Шамба. История государства и права России, т.2. М., Норма, 2003, с. 40−41.

Специальные процессуальные законы в это время не издавались, но процессуальные нормы содержались в тех декретах, которыми проводилась реорганизация судебной и следственной систем. Декретом о суде № 1 1918 г. были упразднены все судебные учреждения России (окружные суды, судебные палаты и правительствующий сенат, военные и морские суды, институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры). Вводился местный суд в составе постоянного судьи и двух очередных заседателей: устанавливалась выборность судей, коллегиальность в рассмотрении дел, кассационное обжалование вместо апелляции. К обвинению и защите допускались все граждане, пользующиеся гражданскими правами. На предварительном следствии допускался обвинитель и защитник. Производство предварительного следствия возлагалось на местного судью, постановления которого на задержание и предание суду подлежали подтверждению местным судом. Для борьбы с контрреволюцией и саботажем учреждались рабочие и крестьянские революционные трибуналы в составе одного председателя и шести очередных заседателей.

Декрет о суде № 2 1918 г. содержал ряд положений о судопроизводстве: устанавливался принцип национального языка судопроизводства: суду предоставлялось право допускать любые доказательства без формальных ограничений: принесение присяги свидетелями отменялось, они предупреждались об ответственности за ложное показание; предварительное следствие по наиболее сложным делам возлагалось на следственные комиссии; судам разрешалось руководствоваться судебными уставами 1864 г., если они не противоречат декретам ЦИК и правосознанию трудящихся классов.

Декрет о суде № 3 1918 г. к подсудности местных судов относил все уголовные дела, за исключением дел о посягательстве на жизнь, об изнасиловании, разбое, бандитизме, фальшивомонетничестве, взяточничестве и спекуляции. Эти дела подлежали рассмотрению окружными судами. Для разбирательства кассационных жалоб на приговоры окружных судов декретом учреждался кассационный суд в Москве. На осужденных к лишению свободы возлагалась обязанность возмещать судебные издержки и издержки по содержанию под стражей.

В период гражданской войны процессуальное право продолжало развиваться на тех же принципах, которые были установлены с образованием Советского государства. Война не вынудила менять коренные основы уголовного процесса, хотя конечно потребовала определенных изменений в нем. Существование общей и трибунальной систем обусловило и различия в процессе. Положения о народном суде 1918 г. и 1920 г. подчеркивали, что судьи безусловно должны руководствоваться законами, хотя как дань времени не исключалось и применение революционного правосознания. М.А. Чельцов-Бебутов. Курс уголовно-процессуального права. СПб., Альфа, 1995, с. 791−792.

Дознание по уголовным делам возлагалось на милицию, а следствие — на следственные комиссии, которые могли поручать проведение отдельных следственных действий своим членам. При выборе доказательств суд не был связан никакими формальными требованиями, он мог признавать любые доказательства. Получил признание отвод судей. Положение о народном суде, как и прежде, не признавало апелляцию, а закрепляло кассационный порядок — обжалования приговоров. В качестве кассационной инстанции выступал Совет народных судей, который мог отменить приговор с передачей дела в другой суд своего судебного округа. Устанавливался кассационный срок — месяц.

Обвинение поручалось обвинителям, назначаемым губернскими исполкомами. В процессе могли участвовать и общественные обвинители. Защитниками приглашались граждане по спискам, составляемым исполкомами местных Советов, способные выполнять такие обязанности.

Оба Положения предусматривали функционирование народного суда в двух составах — с двумя и шестью народными заседателями.

Порядок производства дел в трибуналах был определен Положением о революционных трибуналах 1919 г. Трибуналы состояли из председателя и двух членов. Участие заседателей здесь не предусматривалось. Устанавливался месячный срок производства следствия. Кассация допускалась и в трибуналах, но срок принесения жалобы ограничивался 48 часами. Второй инстанцией для трибуналов выступал кассационный трибунал при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете (ВЦИК).

В целом, уголовно-процессуальное законодательство революционного периода положило новое начало в уголовный процесс нашей страны. Были введены в жизнь новые правоохранительные органы, преобразовано судопроизводство, сохранялись основные принципы уголовного процесса (состязательности, гласности и др.), устанавливалось оригинальное правило, по которому протест на мягкость приговора и оправдательный приговор мог быть принесен любым гражданином республики. Однако, нельзя не указать и на существовавшие тогда недостатки: отсутствие надлежащего нормативно-правового регулирования уголовно-процессуальных отношений, низкая профессиональная подготовка судей и отсутствие института пересмотра приговоров в надзорной инстанции.

§ 2. Уголовно-процессуальное законодательство периода становления и развития Советского государства 1922−1960 г. г.

В 1922 году предпринимается кодификация законодательства о судопроизводстве и судоустройстве. Были утверждены 25 мая 1922 г. — Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической республики (РСФСР), 26 мая 1922 г. — Положение об адвокатуре, 28 мая 1922 г. — Положение о прокурорском надзоре, 15 февраля 1923 г. — Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР в новой редакции, который действовал до 1 января 1961 г.

В данных нормативных актах были зафиксированы такие принципы уголовного судопроизводства, как гласность и публичность заседаний, устность судопроизводства, ведение процесса на русском языке или на языке большинства населения данной местности. В необходимых случаях приглашался переводчик. Суд не был ограничен никакими формальными доказательствами и от него зависело, по обстоятельствам дела допускать или нет те или иные доказательства. Присяга, как доказательство, не допускалась. В кодексе подробно регулировался порядок дознания и следствия. При производстве предварительного следствия следователь обязан был выяснить и исследовать все обстоятельства, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого. При вынесении приговора все вопросы решались простым большинством. Судья, оставшийся в меньшинстве, вправе был изложить в письменном виде свое особое мнение, которое приобщалось к приговору, но оглашению не подлежало. Отменялась апелляция и устанавливался кассационный порядок обжалования приговоров. Упразднялись обвинительные камеры, происходил отказ от судов с участием сословных представителей и присяжных заседателей. В. М. Сырых. История государства и права России. Советский и современный периоды. М., Юристъ, 1999, с. 169−170.

В целом, уголовно-процессуальное законодательство в 20-х гг. ХХ в. представляло собой важный этап в развитии права Союза Советских Социалистических Республик (СССР), благодаря которому удалось существенно сократить судебные репрессии, направить дело правосудия в законное, цивилизованное русло.

В 30−40-е гг. ХХ в. Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР в основном сохранял свое действие без существенных изменений. Одно из наиболее значимых изменений в него было внесено постановление ВЦИК и Совета Народных Комиссаров (СНК) в связи с передачей следственного аппарата из ведения суда в прокуратуру. Постановлением устанавливались сроки предварительного следствия продолжительностью в два месяца и дознания в один месяц. Следователю предоставлялось право прекращать уголовное дело своим постановлением.

Обвинительное заключение, составленное следователем, подлежало утверждению прокурором, после чего дело направлялось в суд. Получив от прокурора дело, судья назначал его к слушанию, о чем уведомлял участвующих в нем лиц и направлял копию обвинительного заключения подсудимому.

1 декабря 1934 г. постановлением Президиума Центрального Исполнительного Комитета (ЦИК) СССР, устанавливался упрощенный порядок производства по делам о террористических актах против работников Советской власти. Постановлением предусматривалось завершение следствия по всем таким делам в срок не более десяти дней. Обвинительное заключение надлежало вручать обвиняемым за сутки до рассмотрения дела в суде. Дело слушалось без участия сторон кассационного обжалования и подачи ходатайств о помиловании не допускалось. Приговор к высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно по вынесении приговора.

Упрощенный порядок рассмотрения дел о террористических актах, установленный постановлением ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г. был распространен на дела о вредительстве и диверсиях постановлением ЦИК СССР от 14 сентября 1937 г. Постановление предусматривало вручение обвиняемому обвинительного заключения за сутки до рассмотрения дела в суде, устанавливался запрет на кассационное обжалование приговора и предписывалось приговоры к высшей мере наказания приводить немедленно.

Учреждалось особое совещание при народном Комиссариате Внутренних Дел (НКВД) СССР, которое действовало в упрощенном порядке даже без вызова обвиняемого и сколько-нибудь серьезного анализа имеющихся в деле доказательств.

Изменения в подсудности судебных органов были осуществлены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 декабря 1940 г. согласно которому в подсудность военных трибуналов были переданы все дела о преступлениях, совершенных военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения военных сборов. Л. А. Стешенко, Т. М. Шамба. История государства и права России. Т.2. М., Норма, с. 201−202.

Война потребовала внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство. Положение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. установило новый порядок рассмотрения дел этими трибуналами. Они могли рассматривать дела по истечении 24 часов после вручения копии обвинительного заключения обвиняемому. Приговоры военных трибуналов кассационному обжалованию не подлежали и могли быть отменены или изменены лишь в порядке надзора. При этом повышенное внимание уделялось проверке дел в отношении приговоренных к высшей мере наказания. Приговор о расстреле приводился в исполнение, если от председателя Военной Комиссии Верховного Суда или соответствующего прокурора в течении 72 часов не поступало телеграфного уведомления о приостановлении исполнения приговора.

Существовали и некоторые другие особенности судопроизводства по уголовным делам в годы войны. Так, по отдельным категориям дел, связанных с нарушением законодательства о трудовой мобилизации, о самовольном уходе с предприятий, о повыработке колхозниками обязательного минимума трудодней и по ряду других категорий предварительное следствие не проводилось. Были сокращены сроки расследования по фактам уклонения от призыва в армию, спекуляции, обмериванию и обвешиванию покупателей, злоупотребления продовольственными и промтоварными карточками.

Широко применялось в это время отсрочка исполнения приговоров с отправкой осужденных на фронт. Отличившиеся в боях освобождались от наказания и с них снималась судимость. История государства и права России / Под ред. Ю. П. Титова. М., Проспект, 2001, с. 424−427.

По окончании Великой Отечественной войны в СССР началась проводиться политика послевоенного государственного строительства, в ходе которой была демократизирована судебная система, отменены военные трибуналы, в 1948—1949 гг. впервые в истории советского государства население избрало народных судей, заседателей, что повысило роль судов в обеспечении законности органов государственного управления. Усилена дисциплинарная ответственность судей. В 50-х гг. ХХ в. начался процесс изменения структуры судебной системы, введены районные народные суды. было упразднено Особое совещание Министерства внутренних дел, расширены функции областных, краевых судов.

Началась работа по подготовке новых кодексов РСФСР: уголовного, уголовно-процессуального, гражданского и других. Развернувшаяся кодификация законодательства затронула и уголовно-процессуальную отрасль. И здесь, прежде всего, следует отметить основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, принятые в 1958 году. В соответствии с основами задачи уголовного судопроизводства состояли в обеспечении быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличении и наказании виновных, ограждении невиновных от уголовной ответственности.

Производство предварительного расследования возлагалось на следователей прокуратуры, а по некоторым делам — тяжким государственным преступлениям на следователей органов государственной безопасности.

В качестве принципов уголовного судопроизводства основы зафиксировали недопустимость привлечения к уголовной ответственности иначе, как на основаниях и в порядке установленных законом, гласность судебного разбирательства, обеспечение обвиняемому права на защиту и др.

В целом, уголовно-процессуальное законодательство периода становления и развития советского государства заложило основы современного российского уголовного процесса. Основываясь на положениях дореволюционного уголовно-процессуального законодательства, оно все больше и больше развивалось, внося определенные коррективы в содержание институтов уголовного процесса. Однако это развитие было далеко не гуманным: огромное число людей подвергались репрессиям без соблюдения каких-либо процессуальных норм на основе постановлений особого совещания «троек», «двоек» НКВД.

уголовный процессуальный судебный

§ 3. Уголовно-процессуальное законодательство периода расцвета и падения Советского государства 1960−1991 г. г.

27 октября 1960 г. Верховным Советом РСФСР был принят Уголовно-процессуальный Кодекс, положивший начало новому более прогрессивному судопроизводству.

УПК РСФСР решительно отказывался от устаревших реакционных норм уголовно-процессуального законодательства и устанавливал новые, дополнительные гарантии неприкосновенности личности, призванные ограждать ее от произвола должностных лиц на стадии предварительного следствия и дознания и незаконного судебного преследования. Одновременно закреплялись новые, более совершенные способы установления истины по делу и вынесения обоснованного и справедливого решения по делу.

В числе новых, дополнительных процессуальных гарантий неприкосновенности личности, УПК закреплял: принцип осуществления правосудия только судом, обязанность суда, прокуратуры, следствия и органов дознания производить всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела и др.

УПК РСФСР впервые легализует процессуальное положение подозреваемого, т. е. лица, задержанного по подозрению в совершении преступления. Ранее такие лица допрашивались в качестве свидетелей и должны были под угрозой ответственности за дачу ложных показаний свидетельствовать против себя. УПК усиливал гарантии права граждан на неприкосновенность жилища. Ст. 168 УПК устанавливала новый порядок производства обысков. За исключением случаев не требующих отлагательств обыски должны были производиться только с санкции прокурора. В таком же порядке решается вопрос о производстве выемки и заключения под стражу.

Законодатель отказался от ранее действовавших норм разрешивших суду первой инстанции основывать приговор на материалах, добытых органами следствия и дознания, но не исследованных в суде. Ст. 240 УПК обязывала суд непосредственно исследовать все доказательства выносить приговор. История отечественного государства и права / Под ред. О. И. Чистякова / М., Юристъ, 2003, с. 465−466.

УПК РСФСР ограничил пределы судебного разбирательства. Согласно ст. 254 УПК в судебном заседании обвинительное заключение может меняться лишь при условии, что этим не ухудшится положение подсудимого и не нарушится его право на защиту.

УПК расширил возможность участия общественности в уголовном процессе. Был восстановлен существовавший ранее институт общественных обвинителей и общественных защитников. Впервые законодательство закрепило право общественных организаций и трудовых коллективов ходатайствовать перед судом о применении виновному лицу условного осуждения и право суда удовлетворять такого рода ходатайства, передав осужденного этим организациям, коллективам для перевоспитания и исправления.

В 1963 г. УПК РСФСР предоставил право производства предварительного расследования по уголовным делам органам внутренних дел. В 1965 г. регламентировал полномочия начальников следственных отделов, их процессуальные взаимоотношения со следователями и прокурором.

В 1969—1975 гг. изменяются порядок и момент привлечения защитника к делу, т. е. усиливается право обвиняемого на защиту. Теперь адвокат допускается к участию в деле с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления ему для ознакомления всего производства по делу. Но, по постановлению прокурора он может быть допущен и с момента предъявления обвинения.

В 1977 г. новая Конституция СССР, а затем и УПК РСФСР закрепили демократические принципы правосудия — осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом, открытое разбирательство дел во всех судах, обеспечение обвиняемому права на защиту, ведение судопроизводства на языке союзной или автономной республики, обеспечение участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство полного ознакомления с материалами дела, презумпция невиновности, независимость судей и народных заседателей и др. И. Я. Фойницкий. Курс уголовного судопроизводства. Т.2. СПб., Альфа, 1996, с. 214−216.

В 1983 г. УПК закрепляет ведение протокольной формы подготовки материалов дела. Вместе с тем последовательное проведение принципа презумпции невиновности вызвало издание специального Положения о предварительном заключении под стражу. Оно проводит довольно резкую грань между заключением под стражу как мерой пресечения и лишением свободы в порядке исполнения наказания. Заключение под стражу рассматривается, как крайняя мера пресечения, необходимая лишь «когда есть основания» предполагать, что обвиняемый может скрыться от следствия или суда, либо будет препятствовать установлению истины при расследовании преступлений, продолжать преступную деятельность или уклоняться от исполнения приговора. Сохраняется тем не менее порядок, по которому предварительное заключение при осуждении гражданина к лишению свободы засчитывается ему в срок отбытия наказания.

В конце 80-х гг. ХХ в. в СССР начинаются коренные изменения, которые также коснулись и уголовного процесса. В 1988 г. увеличивается предельный срок содержания под стражей в качестве меры пресечения и уточняется порядок его продления. Изменен срок полномочий судей всех судов с 5 до 10 лет, а народных заседателей с 2,5 до 5 лет. Расширены права защитника.

В целом уголовно-процессуальное законодательство периода расцвета и падения Советского государства было весьма демократизовано, оно сыграло важную роль в укреплении законности и правопорядка в стране, положило гуманистические принципы в уголовный процесс, хотя в то же время было несовершенно — за время своего существования оно неоднократно менялось под воздействием различного рода факторов.

Значение Советского уголовно-процессуального законодательства для современного уголовного процесса очень велико. Благодаря своему возникновению оно разработало основные институты современного уголовного процесса. Институт органов внутренних дел, система мер пресечения, институт народных заседателей, ведение судопроизводства на языке населения, проживающего в определенной местности — все это и многие другое дало современному уголовному процессу советское уголовно-процессуальное законодательство.

Глава III. Уголовный процесс Российской Федерации 1991−2007 г. г.

§ 1. Постсоветское уголовно-процессуальное законодательство 1991−2001 г. г.

К моменту вступления в силу новой Конституции Российской Федерации (РФ) было очевидно, что Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. устарел. Не случайно поэтому еще до вступления в силу Конституции 1993 г. началась работа по подготовке проекта нового Уголовно-процессуального кодекса (УПК). В то же время практика поставила перед законодательством ряд важных процессуальных проблем, которые нужно было решать незамедлительно. Некоторые направления развития и обновления российских уголовно-процессуальных законодательств были даны Концепцией судебной реформы, одобренной 24 октября 1991 г. высшим законодательным органом РФ.

Изучая процесс становления нового уголовно-процессуального законодательства в России, необходимо иметь в виду, что он шел параллельно с разработкой проекта новой Конституции, которая в свою очередь дала мощный импульс законодательной работе вообще и подготовке нормативных актов в области уголовного процесса в частности. Процесс становления законодательства шли одновременно в различных направлениях. Во-первых, осуществлялась работа по подготовке проекта УПК РФ. Во-вторых, разрабатывались и принимались комплексные нормативные акты (законы о прокуратуре, о милиции, об оперативно-розыскной деятельности и др.), в которых решались отдельные процессуальные вопросы. В-третьих, в 1991—2001 гг. шел интенсивный процесс обновления УПК России 1960 г. Безусловно, такой многосторонний подход к обновлению уголовно-процессуального законодательства усложнял законотворческий процесс. Но, одновременно, надо признать, он создавал возможность проверки на практике некоторых правовых положений до принятия нового УПК. Б. Т. Безлепкин. Уголовный процесс России. М., Проспект, 2003, с. 18−19.

Процесс обновления текущего законодательства представлял собой включение в УПК далеко не второстепенных положений. Важность происходящих в последние десятилетия изменений и дополнений действующего УПК, их влияния на практику органов внутренних дел прокуратуры, суда, адвокатуры можно представить себе, обратившись к принятым в 1991—2001 гг. поправкам, направленным на совершенствование регулирования общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства. Уже 1 ноября 1991 г. в Конституцию РСФСР было включено положение о возможности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей, 23 и 29 мая 1992 года приняты законы, предусмотревшие допустимость единоличного рассмотрения некоторых категорий уголовных и гражданских дел, реорганизацию стадии предания суду, осуществление судами контроля за законностью и обоснованностью ареста и продления его срока, а также расширение права на защиту, 16 июля 1993 года появился закон, внесший не менее принципиальные коррективы в УПК. В нем не только изменилось содержание некоторых имевшихся статей, но и добавлен новый раздел, предусмотревший особенности производства по уголовным делам с участием присяжных. После этого УПК «поправился» на 47 новых статей, 17 декабря 1995 г. учрежден следственный аппарат федеральной налоговой полиции, более ста изменений и дополнений, в том числе радикальных, внес в УПК Закон от 21 декабря 1996 года в связи с принятием 13 июня 1996 г. нового Уголовного Кодекса и вступлением его в силу с 1 января 1997 г., 31 декабря 1996 года произошла еще одна модернизация порядка и условий применения процессуального ареста и продления его срока — законодатель допустил возможность при определенных обстоятельствах содержания под стражей до окончания предварительного расследования на срок до двух лет, 4 января 1999 г. состоялась отмена действовавшего в течении многих лет правила о том, что приговоры Верховного суда РФ не подлежат кассационному обжалованию и в составе этого суда образовано еще одно структурное подразделение — Кассационная Коллегия, 23 июня 1999 года законом о военных судах существенно изменены правила подсудности этих судов и формирования в них судебных составов для разбирательства уголовных дел по первой инстанции, 7 августа 2000 года введены положения о порядке разбирательства уголовных дел и мировых судей и апелляционной проверки выносимых ими приговоров и иных решений. Этими поправками предусмотрен ряд принципиально новых правовых установлений, которые были инкорпорированы в УПК 1960 года. В. В. Вандышев, А. В. Смирнов. основы уголовного судопроизводства. СПб., Альфа, 1996, с. 9−11.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой