История Украины с древности до наших дней

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

1. Начало человеческой жизни …2

2. Кочевники. Скифо-сарматская эпоха … 3

3. Киевская Русь …6

4. Первые киевские князья … 8

5. Крещение Руси …11

6. Норманская теория … 14

7. Монголо-татары … 16

8. Становление казачества … 17

9. Украинская политика Екатерины … 21

10. Реформы 60−70 годов 19-го века … 22

11. Развитие капитализма в Украине … 25

12. Революция 1905−1907гг. … 27

13. Аграрная политика Столыпина … 30

14. Украина в годы Первой мировой войны … 32

15. Участие в Государственной Думе … 34

16. Национальное движение в годы Первой мировой войны … 35

17. Украина и НЭП …38

18. Образование СССР и роль в нём Украины … 40

19. Коренизация в Украине … 41

20. Индустриализация … 43

21. Политика сплошной коллективизации Украины … 45

22. «Военный коммунизм» … 46

23. Голод 1932−1933 гг. … 49

24. Украина в годы Второй Мировой войны … 50

25. Украина и образование ООН … 55

26. Развитие промышленности в период «Брежневщины» … 55

27. Диссидентское движение … 57

28. Страна в период «перестройки» …59

29. Украина в новейшее время … 61

30. Приоритеты внешней политики Украины на рубеже ХХ-ХХ вв.. 6

Начало человеческой жизни.

Древнейшие жители.

Первые следы человеческого обитания на территории современной Украины появились примерно 150 тыс. лет тому назад. У первого человека, пришедшего на берега Черного моря с Кавказа или, быть может, с Балкан, был маленький мозг, низкий лоб, массивная челюсть и большие зубы. Зато он крепко стоял на своих двоих и уже многое умел делать освобожденными от ходьбы руками. К середине последнего ледникового периода (около 40 тыс. лет до н. э.) он окончательно превратился в гомо сапиенса, или кроманьонца, от которого происходит современный человек. Кроманьонец -- сравнительно высокое прямоходящее существо, обладающее значительными умственными способностями. Охотники и собиратели плодов, кроманьонцы приспосабливались к холодному суровому климату, преодолевали все трудности выживания и добывания пищи при помощи невиданных технических изобретений (кремневое оружие и резец, рыболовные крючки, гарпуны, жилище из звериных костей и шкур). Примерно за 10 тыс. лет до Рождества Христова последний ледник отступил на север, оставив после себя тот ландшафт, который мы видим в Украине и сегодня. Зато мир самого человека стал меняться все быстрее. Во всяком случае в период неолита (в Украине он продолжался от 6 до 2 тыс. лет до н. э.) человечество претерпело более глубокие перемены, чем за все предыдущие 2--3 млн. лет своего предположительного существования. Вопреки своему названию неолит, т. е. «новый каменный век», имел мало общего с камнем. «Революционное» значение этой эпохи состояло в том, что люди нашли принципиально новые пути добывания пищи: от охоты и собирательства перешли, наконец, к самостоятельному ее производству. Считается, что земледелие начало распространяться по территории Украины с юго-запада -- междуречья Буга и Днестра. Здесь-то около V и IV тысячелетий до н. э. и возникли древнейшие в Восточной Европе земледельческие поселения. Теперь вместо того, чтобы бродить по окрестностям в поисках добычи, человек надолго оседал вокруг своего поля. Так появляются деревни. Земледелие потребовало большей рабочей силы, чем охота и собирательство, поэтому население быстро растет. А с ростом населения потребовались и какие-то примитивные формы политической и социальной организации. Самая известная из древних земледельческих культур на территории современной Украины -- так называемая трипольская" Она развивалась в долинах Днестра, Буга и Прута и впоследствии достигла Днепра. Расцвет ее пришелся на 3500--2700 гг. до н. э. В эти годы количество жителей каждого из трипольских поселений составляло 600--700 человек. Трипольцы организовывались в кланы по отцовской линии. Жили они, как правило, в длинных узких хижинах, внутри которых каждая отдельная семья имела свой отгороженный угол с глинобитной печью. Свои глиняные сосуды они украшали мягкими контурами золотисто черно-белых узоров. Такие рисунки характерны для культур с развитой магией, разнообразными ритуалам и верованьями в сверхъестественные силы. Рядом с этим уживались и вполне практические вещи. Первое в Украине механическое устройство -- сверло для проделывания отверстий в камне и дереве -- появилось у людей трипольской культуры. Еще более важным было изобретение деревянного плуга. Теперь уж точно земледелие, стало более надежным способом существования, чем охота. (Следующее изобретение, возможно, было позаимствовано из Азии: речь идет об использовании первого из металлов -- меди. Что мы знаем о закате трипольской культуры? Археологи предполагают, что перенаселенность обжитых мест заставляла людей уходить на новые, необжитые. Одни продвигались в глубь степей. Другие жившие в долине Днепра, пошли на север, в дремучее Полесье и дальше к 2000 г. до н. э. Трипольцы как единый исторический народ более не существовали Очевидно, какую-то его часть покорили и ассимилировали воинственные степные племена, другая нашла защиту и приют в северных лесах.

Кочевники.

Скифо-сарматская эпоха на Украине.

Кочевники. От Венгрии до Маньчжурии стелется широкая Евразийская степь. Это самая большая равнина на Земном шаре. И хоть местами путь по ней преграждают горы (Карпаты, Урал, Тянь-Шань), многочисленные перевалы позволяют сравнительно легко пересечь из конца в конец все это почти 6000-километровое пространство. Украина -- тот его западный край, где климат умеренный, земля плодородна. Ясно, что она не просто часть, но один из притягательных центров всей исторической географии кочевников Евразии. Скотоводством мы называем образ жизни, установившийся в степях после того, как человек приручил стада животных и они стали его главным средством существования. Произошло это около 3000 г. до н. э. Кстати, далеко не сразу скотоводы Евразии превратились в кочевников. Почти две тысячи лет они вели полуоседлое существование, занимаясь также и земледелием. «Пастораль» оборвалась где-то около 1000 г. до н. э. Пастухи стали кочевниками. Теперь они рыскали по степи в поисках все новых пастбищ по мере того, как старые опустошались их быстро растущими стадами. Это вечное перемещение с места на место развивало в людях совершенно особые черты, и главной среда них была воинственность. Военные навыки, повседневно необходимые для защиты своих стад и захвата новых пастбищ, становились характерным признаком образа жизни скотовода. И кто-то должен был умело организовать и отпор врагу, и нападение, и быстрое передвижение массы людей и животных по бескрайним просторам степей. Так появилась племенная знать. Итак, кочевники агрессивны, мобильны, хорошо организованы. А земледельцы -- народ самодостаточный и потому сравнительно мирный. Но чем больше в степи первых, тем более уязвимым, ненадежным становится положение вторых. В украинских степях скотоводы появились сравнительно рано. Около 3000 г. до н. э. левый берег Днепра заняли племена так называемой ямной культуры. Они шли с востока и гнали табуны коней, ибо ездить верхом еще не умели. За ними следовали другие скотоводческие племена. В течение многих веков, как волны по океану, двигались людские массы по равнинам Евразии. Непрерывные миграции -- одна из характерных черт древнейшей истории Украины. А одна, из вероятных тому причин -- перенаселенность Прикаспийской степи. Там происходила цепная реакция: сильное племя вытесняло более слабое с его пастбищ, последнее в свою очередь будоражило соседей -- и новая волна катилась с востока на запад.

Киммерийцы. Лишь только к 1500 или 1000 г. до н. э. человек сел верхом на лошадь: понадобилось без малого две тысячи лет, чтобы овладеть несложным, на наш нынешний взгляд, искусством верховой езды. Так уж получилось, что первые в Украине всадники -- киммерийцы -- стали и первыми ее жителями, собственное имя которых дошло до нас. А дошло оно благодаря Гомеру. В «Одиссее» есть рассказ о жителях Северного Причерноморья, там и упомянута «земля киммерийцев». Это первое из известных нам упоминаний об Украине. Но ничего, кроме имени, Гомер не сообщает о народе, живущем, как думали древние, на самом краю земли. Многие ученые полагают, что киммерийцы перекочевали в Украину с нижней Волги через предгорья Кавказа и произошло это около 1500 г. до н. э. Другие считают киммерийцев коренными жителями Украины. Так или иначе, вплоть до 700 г. до н. э. киммерийцы населяли практически всю степную часть современной территории Украины от Дона до Днестра. А затем другие кочевники, пришедшие с востока, вытеснили их в Малую Азию. Современные историки, анализируя немногие имеющиеся в их распоряжении сведения о киммерийцах (или «пьющих молоко кобылы», как называли их древние греки), приходят к следующим выводам. Во-первых, киммерийцы были первыми в Украине скотоводами, полностью перешедшими к кочевому образу жизни. Во-вторых, они овладели искусством верховой езды, их войско состояло из всадников. В-третьих, они имели тесные сношения с искусными в обработке металлов жителями Кавказа и таким образом открыли новую страницу в истории Украины -- «железный век». В-четвертых, по мере возрастания роли вооруженных всадников менялся сам общественный уклад киммерийцев: разветвленные семейные кланы приходили в упадок, возникала военная аристократия.

Скифы. В начале VII в. до н. э. в степях Причерноморья появились скифы и сразу обратили на себя внимание более цивилизованных современников в странах Средиземноморья. Так, в одной из книг Ветхого Завета читаем: «Вот, идет народ от страны северной, и народ великий поднимается от краев земли; держат в руках лук и копье; они жестоки и немилосердны, голос их шумит, как море, и несутся на конях, выстроены, как один человек… Мы услышали весть о них, и руки у нас опустились, скорбь объяла нас… Не выходите в поле и не ходите по дороге, ибо -- меч неприятелей, ужас со всех сторон». Пройдя огнем и мечом по странам Ближнего Востока, скифы наконец осели в Северном Причерноморье, основав первое на территории Украины крупное политическое объединение. В V в. до н. э. «отец истории» Геродот побывал в Скифии и описал ее жителей. По-видимому, это были индоевропейцы, т. е. часть тех ирано-язычных кочевых племен, что тысячелетиями господствовали в степях Евразии. По свидетельству Геродота, существовало несколько разновидностей скифов. На правом берегу Днепра жили «скифы-пахари». Земледельцы эти, вероятно, были коренными жителями тех мест и скорее всего, просто приняли имя своих кочевых завоевателей. Некоторые историки даже усматривают в них предков славян. Вся политическая власть в Скифии принадлежала кочевникам -- «царским скифам». «Нас больше всех, и мы лучше всех»,-- утверждали они. Все прочие скифские и нескифские племена Украины платили дань «царским скифам». В споре о том, «кто лучше всех», «царские скифы» прибегали к неотразимому аргументу -- своей огромной, хорошо вооруженной и прекрасно дисциплинированной коннице. Чтобы считаться настоящим воином, скиф должен был испить крови первого убитого им врага. С противников снимали скальпы, из их черепов делали чаши, украшая золотом и серебром. Но превыше золота и серебра ценились дружба и товарищество между воинами. Скифское общество было обществом мужчин. Родословная велась по отцовской линии. Имущество делилось между сыновьями. Многоженство было нормой Юных жен часто

убивали после смерти их мужа, чтобы положить в его могил. До сих пор в украинских степях высятся скифские могилы-курганы. Тут и роскошные захоронения племенной знати, и убогие могилы простых людей. Так что, если судить по этим курганам, среди «царских скифов» существовало заметное социально-экономическое расслоение. Кроме военного грабежа, у скифов был еще один немаловажный источник обогащения -- торговля с греческими колониями на Черноморском побережье. Именно скифы первыми стали предлагать на мировой рынок те товары украинской земли что на долгие века останутся для нее традиционными,-- зерно, воск, мед, меха, рабов. Взамен они получали вина, ювелирные изделия и другие предметы роскоши, к которым быстро пристрастились. Видимо, из этого же самого стремления к роскоши, к украшению--жизни возникло и высоко оригинальное прикладное искусство скифов. Декоративный скифский стиль" легко узнается по его излюбленному мотиву -- животным. С неподражаемой грацией ведут свой вечный хоровод летящие олени, кони, львы изящных скифских амфор. Украина эпохи скифов -- важная, хотя и отдаленная часть классической Средиземноморской цивилизации. При посредничестве греческих колонистов Причерноморья скифы не только вступили в контакт с Древней Элладой, но и сумели по достоинству оценить ее. В то же время связи со Средиземноморским миром втягивали скифов и в его конфликты. В 513 г. огромное войско персидского царя Дария вторглось в пределы Украины. Скифы, прибегнув к тактике «выжженной земли», вынудили персов к позорному бегству. Затем скифы сами предприняли военный поход на запад и в конце V -- начале IV в. до н. э. покорили Фракию на Дунае. Вот уж без этой победы они могли бы вполне обойтись, ибо она-то и столкнула их лоб в лоб с войсками Филиппа Македонского, отца Александра Великого. Поражение в битве с македонцами в 339 г. было сокрушительным. Это стало началом конца скифов. Примерно век спустя с востока прикатилась новая волна кочевников -- сарматы. Могучие сарматы покорили и ассимилировали скифов, но какая-то небольшая часть их смогла укрыться в Крыму, и там их потомки продолжали существовать вплоть до III в. н. э.

Сарматы. Сарматы явились с Нижнего Поволжья и хозяйничали в степях Восточного и Северного Причерноморья почти четыре столетия -- со II в. до н. э. по II в н. э. Поначалу они мирно смешивались со своими ираноязычными родичами -- скифами, а также с греками, жившими в Северном Причерноморье. Но сарматы становились все более агрессивными по мере того, как враждебные племена вытесняли их с восточных земель. В конце концов сарматы заставили скифских вождей признать их власть над ними, а простых скифских воинов -- пополнить ряды сарматской конницы. Сарматы, как и все прежние кочевые властители украинской степи, не были единым, однородным племенем, а представляли собой конфедерацию родственных и часто враждующих между собой племен, таких как языги, роксоланы, аланы. И каждое из них стремилось единовластно править Украиной. Но им не повезло: началось Великое переселение народов. Украина как раз оказалась в центре этого хаотичного и, казалось, бесконечного передвижения огромных человеческих масс -- так что сарматам трудно было удерживать какой-то явный и постоянный контроль над «своими» землями. И во II в. н. э. власть сарматов окончательно пала под ударами несметных полчищ гуннов, шедших с востока, набегов германских готов с севера и ответных рейдов римских легионов,

упорно державших оборону на западе. Судя по дошедшим до нас разрозненным сведениям о сарматах, по своей внешности и образу жизни они мало чем отличались от скифов и прочих ираноязычных кочевников. Один из современников писал, что они высоки и красивы, как правило, белокуры, «и ярость в их очах вселяет ужас». Одежда сарматов состояла из длинных штанов, короткой кожаной куртки, мягкой кожаной шапки и ботинок; меню составляли мясо, молоко и сыр. Жили они в шатрах на колесах (каждый шатер ставился обычно на 2--4-колесную платформу). Что особенно поражает у сарматов, так это роль, которую играли у них женщины. Геродот недаром верил легендам о том, что сарматы произошли от союза скифов с амазонками. Сарматские женщины, говорит он, полностью переняли образ жизни древних амазонок: «охотятся верхом, Сопровождают мужей на войне, носят ту же одежду, что и они». О том же свидетельствуют и археологические раскопки: сарматских женщин часто хоронили с оружием; они были воительницами, а нередко и жрицами. Когда война не могла удовлетворить все потребности и желания сарматов, они пускались в торговые операции, рассылая свои караваны во все концы света. В Танаис, сарматскую столицу на Дону, стекались китайский шелк кавказский -- хрусталь, драгоценности Индии; и Ирана. Ну, а связи с римлянами и греками, по мнению греческого, историка и географа Страбона, принесли сарматам больше вреда, чем пользы: «Перенимая наши моды и привычки, эти люди меняются к худшему,-- констатировал он. -- Они привыкают к роскоши, к чувственным удовольствиям и низменным страстям, в коих не знают они ни меры, ни насыщения». Сарматы были последним индоевропейским народом, пришедшим с востока. На смену им идут новые кочевники. Почти на целое тысячелетие евразийские степи становятся владениями тюркских народов.

Киевская Русь.

Восточные славяне.

Славяне ведут свое происхождение от автохтонного индоевропейского населения Восточной Европы. По мнению большинства современных ученых, прародина славян -- это северные склоны Карпат, долина Вислы и бассейн Припяти. Из этих мест славяне расселялись во всех направлениях, по всей Восточной Европе. Пик активности славянского расселения приходится примерно на начало VII в. На северо-востоке славяне углубились в земли угро-финнов и селились по берегам Оки и верхней Волги; на западе достигли р. Эльбы в Северной Германии. И все же большинство их тянулось к югу, на Балканы -- с их теплым климатом, плодородными землями, богатыми городами. Если не считать отдельных стычек на границах Византии, то в целом можно сказать, что славянская колонизация выгодно отличалась от нашествий кочевников своим сравнительно мирным характером. Славяне медленно, постепенно продвигались во все стороны от своей исторической родины и не теряли с нею связь. В результате пространства славянского расселения оказались не только широкими, но и сопредельными. Новые места славяне осваивали с основательной неспешностью и оседали в них надолго, навсегда, т. е. Вели себя как колонисты, а не захватчики. По мере расселения в трех разных направлениях славяне соответственно распадаются на три подгруппы. Выдающийся русский лингвист Алексей Шахматов первым высказал мысль о том, что общеславянский язык в процессе его эволюции образует три варианта. От западнославянского варианта произошли польский, чешский и словацкий языки. Южнославянский дал затем болгарский, македонский, сербский и хорватский. А из восточнославянского впоследствии развились современные украинский, русский и белорусский языки. Точно установлено, что к VII в. восточные славяне вышли к правому берегу Днепра. Впрочем, официальные, советские историки, коим вменялась в обязанность забота о «генеалогическом древе» и его «корнях», пытались доказать, что восточные славяне (или их прямые предки -- анты) были коренным населением всего этого региона. Но с этим тезисом не согласно большинство ученых на Западе, привыкших иметь дело не с догадками, а с конкретными фактами. Пока таковых не представлено, приходится остановиться на том, что славяне были пришельцами, что поток славянской колонизации, ширясь к востоку, достиг Днепра и что в течение VII и VIII вв. интенсивное расселение и дальнейшее дробление восточных славян продолжалось. Постепенно какая-то часть территории современных Украины, Беларуси и России была поделена между четырнадцатью большими союзами славянских племен. Пожалуй, самый значительный из них -- поляне, жившие в Центральной Украине, по берегам Днепра. Среди других восточнославянских племен на территории Украины назовем древлян на северо-западе, северян на северо-востоке, уличей и тиверцев на юго-западе. На западе жили волыняне и дулебы. Восточные славяне селились небольшими деревнями, расположенными неподалеку друг от друга. Как правило, в одной деревне было не больше 70 бревенчатых изб, но могло быть и всего четыре. Зато рядом, на расстоянии одной-двух миль, располагалась уже другая деревня. Через 30--40 миль от одного скопления деревень -- другое такое же скопление -- и так далее, по всей заселенной территории. В ее центре возвышался укрепленный «град». Это была крепость, за стенами которой укрывались все жители области в случае нападения врага, а также место племенных сходов и культовых обрядов. Земли восточных славян были буквально усеяны сотнями обнесенных частоколом «градов». Вот почему скандинавы называли эти земли «Гардарики», что значит «страна крепостей». О политическом устройстве восточных славян известно мало. Скорее всего, поначалу у них не было таких верховных правителей, которые сосредоточивали бы всю власть в одних руках. Племена и родовые кланы, во главе которых стояли патриархи, объединяло поклонение общим богам. Самые важные решения, очевидно, принимались путем общего согласия. Со временем появляется слой племенных вождей, назы-ваемых князьями. Однако земля- и скот по-прежнему считались общественной собственностью, а каждое племя -- одной большой семьей: ведь члены его были родичами и помнили свое родство. А каких-то особых социально-экономических различий между ними не было. Восточные славяне славились стойкостью и упорством в бою, хорошо переносили жару, холод и голод. Правда, на открытой равнине они чувствовали себя не вполне уверенно и воевать предпочитали среди лесов и оврагов, где часто устраивали засады на врага. Настойчивость и выносливость -- лучшие качества славян -- помогали им и на войне, и в мирное время. Торговля у восточных славян поначалу развивалась слабо. И лишь в VIII в., когда на их земли стали прибывать купцы с мусульманского Востока (прежде всего арабы), дело сдвинулось. У арабов покупали драгоценные металлы, тонкие сукна, ювелирные изделия. Взамен предлагали то, чем всегда была богата здешняя земля: мед, воск, меха, а также рабов. За этим-то последним товаром в основном и ездили сюда арабы, его-то и ценили превыше всего. Уже к концу VIII в. торговля с арабами процветала. К тому же завязались отношения с хазарами -- тюркскими племенами, основавшими на Каспии и в низовьях Волги единственную в своем роде торговую империю (позднее они приняли иудаизм). Известно, что некоторые славянские племена -- северяне, вятичи, часть полян -- впоследствии платили хазарам дань. Так или иначе, восточные славяне постепенно выходили из изоляции, приближаясь к судьбоносному моменту своей истории.

Первые киевские князья

Если бы первые киевские князья были сведущи в нашей современной теории государственного строительства, они, несомненно, окрылились бы ее высокими целями и идеалами. Но, к величайшему сожалению, они не знали этой теории. И потому были бы весьма удивлены, если бы им сказали, что они движимы идеей создания могущественного государства или цветущей цивилизации. По-видимому, могущество и богатство они понимали проще. А если чем и были движимы в своем не знающем ни отдыха, ни жалости стремлении к тому и другому, так это именно поиском непосредственных источников обогащения. Например, когда «вещий» Олег завоевывал Киев, объединяя его с Новгородом, он несомненно отдавал себе отчет во всех преимуществах обладания обоими крупнейшими «складами» на торговом пути «в греки» (и главное -- «из греков»). Вообще деятельность князей по большей части сводилась к торговле и собиранию дани. Каждую весну, лишь только реки освобождались ото льда, собранная за зиму дань должна была сплавляться в Киев. Ее исправно платили многочисленные восточнославянские племена. Тем временем в Киеве уже готовилась к дальнему плаванью целая армада княжеских судов. Доверху груженные мехами и невольниками, эти суда под конвоем княжеских дружинников отправлялись в Константинополь. Путешествие было сложным и опасным. Ниже Киева предстояло преодолеть днепровские пороги -- или же погибнуть в бушующем водовороте. Последний порог, носивший зловещее название Ненасытец, считался непреодолимым. Его приходилось обходить по суше, волоком перетаскивая суда и подвергая всю экспедицию другой смертельной опасности -- попасть в руки кочевников, что постоянно рыскали в тех местах. Американский историк Ричард Пайпс сравнил торговые экспедиции и вообще торговое «предприятие» варягов в Киеве с первыми коммерческими компаниями Нового времени, вроде Ост-Индской или Гудзонова залива, которые действовали на фактически никем не управляемой территории и с целью извлечения максимальной прибыли вынуждены были заниматься минимальным администрированием. «Так и великий киевский князь,-- говорит Пайпс,-- был прежде всего купцом, а его государство -- торговым предприятием, состоящим из слабо связанных между собой городов, чьи гарнизоны собирали дань и тем или иным способом поддерживали общественный порядок». Преследуя свои коммерческие интересы, грабя понемногу местных жителей, первые правители Киева постепенно превратили его в центр огромного и мощного политического образования.

Олег (княжил с 882 примерно по 912 г.). Это первый киевский князь, о котором есть более-менее точные исторические свидетельства. Однако, как уже было сказано, свидетельств этих слишком мало, чтобы составить представление о личности самого Олега. Остается неясным, в самом ли деле он принадлежал к династии Рюриковичей или был первым из примазавшихся к этой династии самозванцев (хотя его связь с Рюриком и «узаконил» несколько веков спустя Нестор-Летописец). Одно бесспорно: Олег был даровитым и решительным правителем. Завоевав в 882 г. Киев и покорив полян, он затем и над соседними племенами силою утвердил свою власть, т. е. право собирать с них дань. Среди данников Олега оказалось даже такое большое и сильное племя, как древляне. Завоевания Олега не понравились хазарам, и они затеяли с ним войну, кончившуюся печально для них же самих: Олег разрушил их порты на Каспии. Наконец, в 911 г. Олег поставил кульминационную точку в списке своих побед, когда во главе большой армии напал на Константинополь и разграбил его. И все же «Повесть временных лет», по-видимому, преувеличивает его славу, утверждая, будто бы он прибил свой щит на главных воротах византийской столицы. Так или иначе, военная сила Олега оказала нужное давление на Византию, и греки пошли на подписание торгового договора, весьма выгодного для киевского князя.

Игорь (913--945). Игорь правил далеко не столь удачно, как его предшественник. Собственно, с него начинает действовать правило, ставшее затем обязательным для всех киевских князей: вступил на престол -- утверди свою власть над мятежными племенами. Первыми против Игоря восстали древляне, за ними -- уличи. Несколько лет ему и его дружине пришлось провести в изнурительных походах, чтобы заставить бунтовщиков снова платить Киеву дань. И только после решения всех этих внутренних проблем Игорь смог продолжить дело Олега -- дальние полуторговые-полупиратские экспедиции. Мирный договор, заключенный Олегом с Византией, к 941 г. утратил силу. Игорь отправился в морской поход на Константинополь. Но и тут ему не повезло. Византийцы использовали свое новое изобретение -- горючую смесь, прозванную «греческим огнем». Флот киевлян был сожжен дотла, Игорь позорно бежал. В результате ему пришлось подписать унизительный договор с византийским императором в 944 г. Впрочем, в том же году Игорь решил попытать счастья на востоке и наконец добился успеха. С большим отрядом воинов он спустился по Волге, разграбил богатые мусульманские города на побережье Каспия и со всей своей добычей безнаказанно возвратился домой. А там пришлось начинать все сначала: взбунтовались древляне. Рассудив, что Игорь слишком часто ходит к ним за данью, древляне во время очередного похода киевского князя в их угодья подкараулили и убили его. Вместе с Игорем погибла вся его свита.

Ольга (945--964) -- вдова Игоря. Она правила, покуда не достиг совершеннолетия их сын Святослав. Древние летописцы -- составители «Повести временных лет» -- явно симпатизируют Ольге (по-скандинавски -- Хелга), постоянно говоря о том, какая она красивая, сильная, хитрая, а главное -- мудрая. С уст мужчины-летописца срывается даже неслыханный для того времени комплимент «мужскому уму» княгини. Отчасти все это можно объяснить тем, что в 955 г. Ольга приняла христианство: для монаха- летописца это было важно. Однако и с самой объективной точки зрения правление Ольги нельзя не признать выдающимся во многих отношениях. Месть -- первая заповедь языческой морали. Расправа Ольги с древлянами была скорой и жестокой. Это, однако, не помешало ей сделать из гибели Игоря надлежащие государственные выводы и провести первые на Руси «реформы». Теперь дань должна была собираться не там и тогда, где и когда заблагорассудится киевскому князю. Отныне жители каждой области точно знали, когда и сколько они должны платить. Заботилась Ольга и о том, чтобы сбор дани не лишал ее подданных всех средств к существованию: иначе кто же будет платить дань впредь? Зато вся дань мехами при Ольге стала поступать прямо в княжескую казну. Это означало, что казна никогда не будет в убытке. За годы правления Ольга объездила свои обширные владения, побывала во всех землях и городах, чтобы лучше узнать свою страну. Да и в отношениях с соседями княгиня старалась обходиться средствами дипломатии, а не войны. В 957 г. она отправилась в Константинополь на переговоры с византийским императором. Киевские источники полны рассказов о том, как она перехитрила императора. Зарубежные хроники более сдержанно оценивают ее дипломатические успехи. Как бы то ни было, сам факт равноправных переговоров с самым могущественным правителем во всем христианском мире свидетельствовал о растущем значении Киева.

Святослав (964--972). «Пылкий и смелый, отважный и деятельный»,-- так аттестует киевского князя Святослава византийский летописец Лев Диакон. А украинский историк Михаиле Грушевский остроумно называет его то «запорожцем на киевском престоле», то «странствующим рыцарем», поясняя, что «роль князя-правителя, главы государства в деятельности Святослава вполне отступает на второй план пред ролью предводителя дружины». Война была единственной, всепоглощающей страстью Святослава. По имени славянин, по кодексу чести варяг, по образу жизни кочевник, он был сыном всей великой Евразии и вольно дышал в ее степях и чащах. Эпоха Святослава стала кульминацией раннего, героического периода истории Киевской Руси. В 964 г. 22-летний князь, обуреваемый честолюбивыми замыслами, отправляется в большой восточный поход. Сперва он покорил вятичей -- восточнославянское племя, населявшее долину Оки (оттуда, собственно, и происходят современные русские). Затем Святослав спустился в ладьях по Волге и разгромил волжских булгар. Это повлекло за собой острую стычку с могущественными хазарами. Пролились реки крови. В решающем бою Святослав наголову разбил хазарского кагана, а затем стер с лица земли его столицу Итиль на Волге. Дальше он отправился на Северный Кавказ, где и завершил свои завоевания. Вся эта эффектная кампания имела далеко идущие последствия. Теперь, после победы над вятичами, все восточные славяне были объединены под властью киевского князя. Славянам был открыт путь на северо-восток -- в те бескрайние просторы, что нынче называются Россией. Разгром хазар поставил точку в давней истории соперничества за гегемонию в Евразии. Отныне Русь безраздельно контролировала еще один великий торговый путь -- волжский. Впрочем, падение Хазарского каганата имело и свою неожиданную для Киева оборотную сторону. Хазары были тем буфером, что сдерживал кочевые орды на востоке. Теперь же ничто не мешало кочевникам вроде печенегов хозяйничать в украинских степях. Вторую половину своего правления Святослав посвятил Балканам. В 968 г. он вступил в союз с византийским императором против могущественного Болгарского царства. Во главе огромного войска он ворвался в Болгарию, уничтожил своих противников и овладел богатыми придунайскими городами. Из них ему особенно понравился Переяславец, где он устроил свою ставку. Только угроза вторжения печенегов в Киев заставила князя ненадолго вернуться в свою столицу. Но едва гроза миновала, Святослав, которому принадлежали теперь все земли от Волги до Дуная, заявил, что оставаться в Киеве не намерен: «Хочу жить в Переяславце на Дунае -- там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли -- золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы». И оставив старшего сына Ярополка править в Киеве, среднего, Олега, отправив к древлянам, а Володимира, младшего, в Новгород, Святослав воротился в Болгарию. Но теперь уже византийский император испугался нового соседа, выступил против него и после долгих и жестоких боев вытеснил из Болгарии. Когда разбитые войска Святослава возвращались в Киев, у днепровских порогов на них напали печенеги. В «Повести временных лет» об этом сказано так: «И напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него». Так кончил свои дни этот «странствующий рыцарь».

Крещение Руси.

Князь Святослав, заботившийся о своей военной славе больше, чем о государственных делах, тем более о вопросах веры, совершил несколько походов на Восток и Юго-восток, против ослабевшего Хазарского каганата, на Юг и Юго-запад и др. Он пытался создать державу силой оружия на землях придунайских славян (болгар) и основал там свою, как бы военную столицу Переяславец. Территорию, которая со времен Олега была подвластна русским князьям, Святослав передал своим малолетним сыновьям: Ярополку (ему достался киевский престол) и Олегу (ставшему древлянским князем). В дальний Новгород Святослав отправил еще одного сына, Владимира, бывшего в глазах современников не совсем ровней Ярополку и Олегу (очевидно, что мать Владимира была не варяжского, а славянского рода, и занимала невысокое положение ключницы и считалась не женой, а скорее наложницей князя, т.к. многоженство тогда имело место). Владимира, еще ребенка, сопровождал его дядя и наставник Добрыня. По смерти Святослава (972 г.) между сыновьями вспыхнула междоусобица. Киевский воевода, по существу стал инициатором похода на древлян. Поход закончился победой киевлян, юный Олег погиб в суматохе, образовавшейся после отступления его войска (воины торопились укрыться за стенами города Овруга и многие из них попадали в ров; такая участь постигла и Олега). Прослышав о событиях в древлянской земле, Добрыня и Владимир отправились в Скандинавию, откуда вернулись с наемным войском. Во главе этого войска, пополненного жителями северных городов и селений, Владимир двинулся на Юг, к Киеву. Предлогом для похода стали действия Ярополка, приведшие к братоубийству. По дороге воины Владимира покорили Полоцкую землю, а в 978 или 979 г. Вошли в Киев. Ярополк, явившийся к победителю-брату был убит. Усобица завершилась победой Владимира. Если Ярополк, испытавшей влияние своей бабки-христианки в детстве, отличался веротерпимостью и даже благоволил сторонникам «греческой веры», то Владимир в момент завоевания Киева был убежденным язычником. После убийства брата новый князь приехал устроить на одном из городских холмов языческое капище, где в 980 г. Были поставлены истуканы племенных богов: Перуна, Хорса, Даждьбога, Стрибога и др. Так в конце X в. В Киеве была предпринята попытка оживить традиционное язычество, поддержав его авторитетом государственной власти. Язычество, казалось переживало расцвет: идолам приносились человеческие жертвы, князь и большое число горожан с одобрением воспринимали эти кровавые ритуальные убийства, которые в предшествующие годы, десятилетия были почти что забыты (по крайней мере в Киеве). Через несколько лет после во княжения в Киеве Владимир отказался от язычества и принял крещение, приступив затем к обращению своих поданных. Религиозная реформа, круто изменившая жизнь многих людей, была подготовлена предшествующим развитием русских земель и вызвана к жизни политическими причинами. Однако утверждение, что Владимир руководствовался исключительно пониманием государственной пользы христианства неверно. Очевидно, что без глубокого переосмысления собственной жизни, без искреннего обращения в православие Владимир не смок бы действовать столь последовательно и решительно, побуждая, принуждая к крещению жителей огромной языческой державы. Но как ярый язычник вдруг уверовал во Христа? Возможно это было раскаянием в совершенных злодеяниях, усталость от разгульной жизни и ощущение душевной пустоты. Но во всяком случае, став христианином, Владимир, как натура деятельная, обладающая, несомненно умом, пришел к мысли о распространении православия в своих владениях. Он понял, что его держава все-таки состоит из отдельных княжеств, которые после его смерти опять начнут междоусобицу. И что Русь может объединить только какая-то сверхъидея, и что этой сверхъидеей должно стать именно православие.

В любых отношениях с христианскими государствами языческая страна неизбежно оказывалась неравноправным, ущербным партнером, с чем Владимир не был согласен (обращение в христианство усилило присущее ему чувство ответственности за государство, за его авторитет). Летописец говорит, что не только христиане, но магометане и иудеи присылали своих проповедников, дабы склонить Владимира к принятию их веры. Первыми послами были болгары, которые исповедовали магометанство, но когда князь узнал, что по Корану правоверным полагается обрезание и нельзя пить вино, он сказал: «Руси есть веселие пити». Послы папы римского так же потерпели неудачу. Выслушав иудеев Владимир спросил, где отечество их. Послы же ответили: «В Иерусалиме, но Бог, разгневавшись на нас, расселил нас по чужим землям». На что Владимир ответил: «И вы, наказанные Богом, осмеливаетесь учить других, мы не хотим подобно вам лишиться своего отечества». Наконец греческий философ, опровергнув своей речью другие веры, рассказал в вкратце князю Ветхий и Новый Завет и содержание Библии. В конце разговора он показал картину страшного суда с изображением участи праведных и грешников. Князь, пораженный, промолвил: «Благо добродетельным и горе злым». «Креститесь, отвечал греческий мудрец, и будете в раю с первыми». Далее князь Владимир послал своих послов по разным странам, что бы те узнали, как там все обстоит на деле. Послы, вернувшись, с презрением отозвались о всех религий, кроме греческой. Про католицизм они сказали, что религия их надменная, чопорная. А о греческой вере говорили: «Мы не помнили, где мы находились на земле или на небе». Решив крестится, Владимир спрашивал лишь у бояр, где принять крещение, на что получил ответ: «Где тебе любо». Тогда князь, собрав войско, пошел на Херсонес. Осушив городские колодцы, он заставил сдаться город. Заняв его, Владимир послал к послов к Василию и Константину с предложением отдать их сестру, Анну, ему в жены, угрожая в противном случае подступить к Константинополю. Цари ответили, что если князь крестится, то Анну за него отдадут. Владимир согласился. Цари, упросив сестру дать согласие, послали ее вместе со священниками к русскому царю. В это время, по преданию, Владимир внезапно ослеп. Царевна сказала ему, если он крестится, то вылечится от слепоты. Херсонесский епископ совершил обряд крещения и дал ему имя Василия. По окончании крещения Владимир тотчас же вылечился от слепоты. Киевскому князю было лестно породниться с могущественным императорским домом, но Владимир понимал и государственное значение этого брака. Если бы он рассматривал его просто как династический союз, вряд ли он затеял бы такое сложное дело как крещение Руси, к которому его никто не принуждал. Во всяком случае, Владимир выполнил свои обязательства и помог Василию II сохранить трон, однако император не торопился отдавать сестру замуж за северного варвара. Владимир решил принудить к выполнению соглашения и, захватив в Крыму греческий город Херсонес, совершил бракосочетание с Анной, многие знатные воины, подражая своему князю, перешли в христианство. По возвращении в Киев Владимир приступил к крещению столичных жителей, а затем и других своих поданных. Киевляне, среди которых было много христиан, воспринимали обращение в христианство без явного сопротивления. Владимир рассматривал христианство как государственную религию; отказ от крещения в таких условиях был равнозначен проявлению нелояльности, к чему у киевлян не было серьезных оснований. Столь же спокойно отнеслись к крещению обитатели южных и западных городов Руси, часто общавшиеся с иноверцами и жившие в многоязычной, многоплеменной среде. Куда большее сопротивление оказали жители севера и востока Руси. Новгородцы взбунтовались против присланного в город епископа Иоакима (991). Для покорения новгородцев потребовалась военная экспедиция киевлян, возглавленная Добрыней и Путятой. Жители Мурома отказались впускать в город сына Владимира, князя Глеба, и заявили о своем желании сохранить религию предков. Сходные конфликты возникали и в других городах Новгородской и Ростовской земель. Причиной столь враждебного отношения является приверженность населения традиционным обрядам, именно в этих городах сложились элементы религиозной языческой организации (регулярные и устойчивые ритуалы, обособленная группа жрецов волхвы, кудесники). В южных, западных городах и сельской местности языческие верования существовали, скорее, как суеверия, чем как оформившаяся религия. Другой причиной сопротивления ростовчан и новгородцев было настороженное отношение к распоряжениям, исходившим из Киева. Христианская религия рассматривалась как угроза политической автономии северных и восточных земель, чье подчинение воле князя основывалось на традиции и было безграничным. Владимир нарушивший эти традиции, хотя и выросший в Новгороде, но поддавшийся чуждым греческим влияниям, считался в глазах насильно обращенных в христианство горожан Севера и Востока отступником, поправшим исконные вольности. В сельской местности сопротивление христианству было не столь активным. Земледельцы, охотники, поклонявшиеся духам рек, лесов, полей, огня, чаще всего совмещали веру в этих духов с элементами христианства. Двоеверие, существовавшее в селах на протяжении десятилетий и даже веков, лишь постепенно преодолевалось усилиями многих поколений священнослужителей. И сейчас все еще преодолевается. Надо заметить, что элементы языческого сознания обладают большой устойчивостью (в виде различных суеверий). Так многие распоряжения Владимира призванные укрепить новую веру, были проникнуты языческим духом. Одной из проблем после формального (насильственного) было просвещение поданных в христианском духе. Эту задачу выполняли священники иностранцы, в основном, выходцы из Болгарии, жители которой еще в IX в. Приняли христианство. Болгарская церковь обладала независимостью от константинопольского патриарха, в частности избирать главу церкви. Это обстоятельство сыграло большую роль в развитии церкви на Руси. Не доверяя византийскому императору, Владимир решил подчинить русскую Церковь болгарским, а не греческим иерархам. Такой порядок сохранялся до 1037 года и был удобен тем, что Болгария пользовалась служебниками на славянском языке, близкому разговорному русскому. Владимир столь сильно уверовал, что пытался воплотить христианский идеал: на первых порах отказался от применения уголовных наказаний, прощая разбойников; Раздача питания неимущим. Время Владимира нельзя считать периодом гармонии власти и общества.

Историческое значение этого времени заключалось в следующем:

1)Приобщение славяно-финского мира к ценностям христианства.

2)Создание условий для полнокровного сотрудничества племен Восточно-европейской равнины с другими христианскими племенами и народностями.

3)Русь была признана как христианское государство, что определило более высокий уровень отношений с европейскими странами и народами.

Русская церковь, развивавшаяся в сотрудничестве с государством, стала силой объединяющей жителей разных земель в культурную и политическую общность. Перенесение на русскую почву традиций монастырской жизни придало своеобразие славянской колонизации северных и восточных славян Киевского государства. Миссионерская деятельность на землях, населенных финоязычными и тюркскими племенами, не только вовлекла эти племена в орбиту христианской цивилизации, но и несколько смягчала болезненные процессы становления многонационального государства (это государство развивалось на основе не национальной и религиозной идеи. Оно было не столько русским, сколько православным. Когда же народ потерял веру-государство развалилось).

Приобщение к тысячелетней христианской истории ставило перед русским обществом новые культурные, духовные задачи и указывало на средства их решения (освоение многовекового наследия греко-римской цивилизации, развитие самобытных форм литературы, искусства, религиозной жизни). Заимствование становилось основой для сотрудничества, из осваиваемых достижении Византии постепенно вырастали ранее неведомые славянам каменное зодчество, иконопись, фресковые росписи, житийная литература и летописание, школа и переписка книг. Крещение Руси, понимаемое не как кратковременное действие, не как массовый обряд, а как процесс постепенной христианизации восточнославянских и соседствовавших с ними племен крещение Руси создало новые формы внутренней жизни этих сближавшихся друг с другом этнических групп и новые формы их взаимодействия с окружающим миром.

Норманская теория

И все-таки еще к середине IX в. земли по Днепру оставались тихой заводью -- как в культурно-экономическом, так и в политическом отношении. Не удивительно ли, что всего каких-то 150 лет спустя здесь уже билось могучее сердце Киевской Руси? Киевская Русь -- это не просто сильный политический союз родственных племен. Это -- одна из самых интеллектуально развитых и экономически процв тающих цивилизаций в Европе того времени. Каким же образом произошли столь замечательные преобразования? И кто возглавил их? Стали ли они возможны благодаря внутреннему развитию или каким-то внешним стимулам? Или благодаря тому и другому? Прежде чем попытаться ответить на все эти вопросы, стоит заглянуть в древнейшую летопись восточных славян -- «Повесть временных лет». Вот что рассказывает она о началах Киевской Руси: «В лето 852 нача ся прозывати Руска земля. В лето 859 имаху дань варязи из заморья на чюди и на словенех, на мери и на всех кривичех. А козари (хазары) имаху (дань) на полянех, и на северех, и на вятичех. -[…] В лето 862 изгнаша варяги за море, и не даша им дани, и почаша сами в собе володети, и не бе в них правды, и воста род на род, и быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся. И реша сами в себе: «Поищем собе князя, иже бы володел нами и судил по праву». Дальше говорится о том, что в поисках князя решили обратиться к тем варягам, которые называли себя «русью» (одни варяги «называются свей (шведы),--поясняет летописец,-- а иные норманны и англы, а еще иные готы, а эти -- русью»). И сказали варягам-руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И собрались трое братьев (Рюрик, Синеус и Трувор) «со своими родами, и взяли с собою всю русь, и пришли…» Опираясь на это свидетельство, немецкие ученые Готлиб Байер, Герхард Миллер и Август-Людвиг Шлёцер в XVIII в. разработали так называемую норманскую теорию. Согласно этой теории, фундамент Киевской Руси заложили варяги -- германо-скандинавский народ, известный на Западе под именем викингов, или норманнов. Знаменитый русский ученый Михаил Ломоносов первым усмотрел в норманской теории акцент на германском влиянии и намек на неспособность славян к государственному строительству. Он выступил с гневной отповедью немецким ученым и пытался обосновать первоочередную роль славян. Замечания Ломоносова легли в основу так называемой антинорманской теории и положили начало дискуссии, длящейся по сей день. В XIX -- начале XX в. казалось, что норманисты близки к победе, ведь среди них было большинство западных и целый ряд выдающихся русских историков. Несмотря на это, убежденными антинорманистами оставались два ведущих украинских историка -- Микола Костомаров и Михаиле Грушевский. Зато настоящее контрнаступление развернулось в советской исторической науке 1930-х годов. Норманская теория провозглашалась политически вредной, ибо она «отрицала способность славянских народов создать независимое государство». Сам Нестор-Летописец (легендарный монах XI в., составитель «Повести временных лет») был объявлен противоречивым автором. При этом его новоявленные критики пытались опереться на данные археологических раскопок, якобы не подтвердивших сколько-нибудь значительного скандинавского присутствия в Киевской Руси. Отсюда делался вывод: Киевскую Русь основали сами славяне. Затем все эти споры были переведены в область языкознания. В конце концов все свелось к происхождению слова «Русь». По мнению норманистов, оно происходит от финского названия шведов, восходящего в свою очередь к, что в переводе с древне шведского означает «грести». У финнов были тесные и длительные связи и со шведами, и со славянами. Название, найденное для одних, перешло затем и на других. Согласно же антинорманской теории, «Русь» происходит от названия рек Рось и Русна в Центральной Украине. Есть в распоряжении антинорманистов и еще одна гипотеза: «Русь» связана с кочевым племенем роксоланов, название которого происходит от иранского, что значит «свет». У всех перечисленных гипотез есть серьезные недостатки, и ни одна из них не получила общего признания. Во всяком случае в дошедших до нас летописных источниках слово «Русь» сначала появляется как название народа, а именно варягов (скандинавов), затем--земли полян (Центральной Украины), а впоследствии -- и всего политического новообразования -- Киевской Руси. Попутно отметим, что уже в 1187 г. в летописях появляется и термин «Украина», но для обозначения именно лишь окраин Киевской Руси. Короче говоря, историки так до сих пор и не пришли к согласию ни по вопросу о происхождении слова «Русь», ни по более широкой проблеме скандинавских либо славянских заслуг в создании Киевской Руси. В конце концов ученые постепенно стали сознавать, что сама постановка вопроса во многом была искусственной, а взаимные обвинения и сарказмы ни к чему не привели, ибо отвлекали от главного -- поиска новых фактов. Таким образом, напрашивается компромиссное решение: скандинавское влияние признать, но никоим образом не преувеличивать. Ватаги викингов, этих воинов-купцов, были мобильны, энергичны, но слишком малы, чтобы серьезно изменить образ жизни восточных славян. Напротив, сами варяги быстро усваивали славянский язык и культуру. Но вот что трудно отрицать, так это участие, если не лидерство варягов в политической жизни Руси. Все киевские правители до Святослава и все их дружинники носили скандинавские имена. Мы можем лишь гадать о том, каким образом варяги настолько подчинили себе славян, что стали ответственны за политическую организацию восточнославянского общества. Мы вольны, наконец, предположить, что славяне организовали себя сами, сплотившись перед лицом внешней угрозы со стороны тех же варягов. В любом случае нам придется признать роль варягов как катализатора политического развития восточных славян. Да и объективные интересы варягов и восточных славян часто совпадали. Вместе легче было противостоять кочевникам, обуздать хазар, открыть и охранять торговый путь по Днепру на Византию. Все это, собственно говоря, мы и называем основанием Киевской Руси, которое явилось результатом многосторонних славяно-скандинавских взаимодействий и усилий. Поэтому нет никаких причин приписывать заслуги в создании высокоразвитой цивилизации вокруг Киева исключительно какой-то одной этнической группе. К такому выводу — в конце концов и приходят историки. Так, современный американский исследователь Омелян Прицак считает некорректным сам вопрос об этнических корнях Киевской Руси. По его мнению, Русь складывалась как полиэтнический многоязычный торговый союз, преследовавший конкретную цель: контролировать торговые пути из Балтики в Средиземноморье. Вот так и появилось на карте Европы новое политическое образование -- Киевская Русь.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой