История Харьковского зоопарка

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В начале XIX века по инициативе видного общественного деятеля Василия Назаровича Каразина в Харькове был основан университет. Уже в 1817 году на плане Харькова появляется обозначение: «Земли, принадлежащие Харьковскому университету». Со временем неухоженный лес, испещренный балками и оврагами, начинают благоустраивать.

В 1825 году при университете был образован особый ботанический кабинет, в экспозиции которого были представлены плоды, семена, образцы деревьев, купленных по решению правления университета. Также был создан Ботанический сад, который в середине XIX века имел до 50 тысяч экземпляров растений и занимал одно из ведущих мест в России.

В начале 80-х годов XIX века в Харькове было создано «Общество местных любителей и ревнителей распространения естественноисторических знаний», которые со временем влились в состав Южно-Украинского общества акклиматизации, распространившего сферу своего влияния на всю территорию Украины.

История создания зоопарка начинается с 90-х годов XIX столетия, когда по инициативе профессора Александра Федоровича Брандта в городе была предпринята попытка организовать «акварий».

Весной 1890 года при кафедре зоологии Харьковского университета был создан комитет по учреждению «аквария», куда вошли ученые и общественные деятели города. Ходатайство комитета рассматривалось в Санкт-Петербурге. Правительство утвердило устав Харьковского публичного «аквария». В § 2 Устава говорилось, что «акварий служит для распространения в среде публики и учащихся сведений о морских и пресноводных животных и об искусственном разведении рыб». Также оговаривались поощрительные действия спонсоров (§ 3): «Список учреждений и лиц, внесших на содержание не менее 1000 рублей, будет вырезан на мраморной доске в здании аквария. Внесшие не менее 100 рублей получают почетный диплом ревнителей аквария, пользуются пожизненно бесплатным входом в Акварий».

В числе учредителей «аквария» были:

· Харьковский губернатор, тайный советник А. И. Петров.

· Попечитель Харьковского Учебного Окр. Н.П. Воронцов-Вильяминов.

· Харьковский Городской Голова И. О. Фесенко.

· Профессор Харьковского Университета А. Ф. Брандт.

· Профессор Харьковского Университета В. П. Данилевский.

· Профессор Харьковского Университета А. Н. Краснов.

· Купец первой гильдии действительный ст. советников И. Г. Харитоненко.

· Оптик двора Его Величества А. Н. Эдельберг и другие.

Однако, на открытие «аквария» ушло очень много времени. Безусловно, главная роль в этой работе принадлежит Александру Федоровичу Брандту. 27 января 1892 года на заседании Городской Думы был рассмотрен вопрос «Об учреждении Аквария». А. Ф. Брандтом было написано предварительно письмо в Думу, потом оно было опубликовано в «Журнале Харьковской Городской Думы».

А.Ф. Брандт отмечал важность подобного мероприятия: «Такого рода учреждение, устроенное по образцу столь распространенного за границей, составляет давно назревшую необходимость для нашего юга…, ознакомления публики и учащихся с богатствами пресноводного и животного мира…».

В журнале «Нива» была опубликована статья «Харьковский публичный акварий», где был представлен проект здания «аквария». 20 июня 1892 г. А. Ф. Брандт написал письмо городскому голове, в котором сообщил итоги осмотра «места по Лопанской набережной на случай не разрешения постройки аквария в Николаевском сквере».

Идея строительства «аквария» имела и своих противников. 23 июля 1892 года на заседании Харьковской Городской Думы выступил профессор Юрий Иванович Морозов. Он отмечал, что создание «аквария» являлось хорошей идеей, но все-таки не совсем продуманной. В частности, резкой критике Морозов подверг место строительства — Николаевский сквер; исходя из статьи А. Ф. Брандта в «Ниве», высказал мнение, что эта «грандиозная задумка» не может уместиться на площади 100−144 кв. сажень. Поэтому, по мнению Морозова, решение Думы нужно отложить до того, как будет представлен более подробный план «аквария» и Зоосада.

В 1892 году на фасаде двухэтажного дома Кирстена по улице Рымарской, 23 (здание не сохранилось), появилась скромная вывеска «Харьковское общество пчеловодов и любителей пчеловодства при Южно-Русском обществе акклиматизации». В нескольких небольших комнатах разместились модели ульев, плакаты с изображением анатомического строения пчел и образцы растений медоносов.

К председателю общества — преподавателю Дергачевского земледельческого училища Владимиру Ивановичу Ломакину и его заместителю — профессору ветеринарного института Александру Федоровичу Брандту часто приходили за советами по устройству пасек, посеву растений-медоносов, по лечению болезней пчел, по методике ухода и содержания.

В 1894 году правление Южно-Русского общества акклиматизации обратилось к ректору Харьковского Императорского университета М. Алексеенко с прошением передать в аренду часть территории Университетского сада для организации выставки.

Идея создания «аквария» была еще актуальна, поэтому вопросы по претворению ее в жизнь взял на себя Харьковский филиал Южно-Русского общества акклиматизации. И вновь на заседаниях Думы зазвучал вопрос об устройстве «аквария». Так, 28 апреля 1892 года было принято решение об «отводе места в Мироносицком сквере под устройство публичного аквария и о субсидировании на постройку». После этого А. Ф. Брандт обратился к харьковскому городскому голове Ивану Тимофеевичу Голенищеву-Кутузову. В письме была выражена благодарность за положительное решение вопроса и «предоставление субсидий на постройку публичного здания Аквария в размере 2000 рублей». Также была выражена просьба «ходатайствовать комитету у Городской Думы право воздвигнуть здание аквария в Мироносицком сквере, а акклиматизационный сад устроить в упомянутом проектируемом городском парке». Далее определялись цели «аквария» — «устройство тутовых деревьев, птичников, демонстративной рыбоводни». Комитет был готов взять на себя работы по переноске «неуместной на Сумской улице водоразборной будки». Но дело со строительством затягивалась. В апреле 1894 года Дума опять приняла решение: «Устройство аквария в Мироносицком сквере весьма нежелательно, здание будет закрывать красивый сквер, а для аквария в будущем еще понадобится место». Только в 1896 году этот вопрос был положительно решен.

Вот что было написано в документе:

«17 мая 1896 года Общее собрание Харьковского Общества Рыболовства и Рыбоводства обсудило вопрос о передаче Южно-Русским Обществом акклиматизации в его ведение Аквариума, постановило: соорудить в городе Харькове здание для помещения аквариума; просить Городскую Думу предоставить удобное место. План здания имеется — его составил архитектор Сергей Илиодорович Загоскин. Председатель общества — Михаил Заремба».

Постановление Харьковской Городской Думы от 27 июня 1896 года:

«Большинством против шести голосов Дума постановила: отвести в использование Харьковского общества акклиматизации под устройство рыбоводни и аквариума места в городском Николаевском парке».

Деятельность Южно-Русского общества акклиматизации по устройству зоосада в Харькове была отражена в «Известиях» этого общества. Так, в «Известиях» за 1897 год сообщалось, что «правление Императорского Харьковского университета предоставило обществу во временное пользование участок земли в Университетском саду, а Харьковское городское общественное управление выразило готовность отвести обществу для его нужд в Николаевском парке (по Сумскому шоссе) до 11/2 десятин. И еще могут быть сделаны прирезки в случае устройства обществом акклиматизации зоологического сада». Павильон было решено построить не в Николаевском парке, а на территории Университетского сада.

Публикация в «Известиях Южно-Русского общества акклиматизации за 1897−1899 год» и «Кратком путеводителе по Учреждениям Южно-Русского общества акклиматизации» за 1905 год подтверждают, что в 1895 году на небольшом участке земли опытного поля Университетского Сада размером около 2,5 га общество открыло пчеловодческо-шелководческую станцию, размещенную в деревянном доме. Строительство этого дома (ныне здание дирекции зоопарка) выполнялось по проекту и при участии братьев архитекторов С.И. и И. И. Загорскиных. Неподалеку поднялось второе сооружение — небольшой птичник. Из-за малых размеров здесь можно было только разместить домашнюю племенную птицу, а посетителям доступа не было. Так было положено начало Харьковского зоосада — третьего зоопарка в Российской империи.

Этот птичник был построен в 1900 году. Постройка была двухэтажная, для помещения птиц был выделен первый этаж. Это были три комнаты, площадью примерно 268 квадратных аршин.

В 1900 году из акклиматизационного сада и зоопарка Аскания-Нова в Харьков доставили первую партию млекопитающих и птиц.

В 1902 году на средства члена общества Людвига Федоровича Дамрофа был выстроен новый птичник, крытый черепицей. Фронтон здания венчала надпись «Птичник Харьковского общества птицеводства. Отделение Южно-Русского общества акклиматизации». Внутри помещения были оборудованы комнаты для занятий научных сотрудников, сторожка, пять зимних помещений с выгулами и летние вольеры для водоплавающих птиц. Это здание сооружено по проекту видного специалиста в области сельскохозяйственной архитектуры профессора Косякова. В помещении прежнего птичника стали разводить шелковичных червей. Теперь появилась возможность демонстрировать населению новые породы домашних и виды диких птиц.

В «Известиях» того времени находим сведения о том, что в 1903 году был открыт Виварий — зачаток будущего зоологического сада. В новом виварии было несколько типов клеток — проволочные, где животные размещались лишь летом; загородки для крупных и травоядных животных из частокола, с домиками внутри и клетки для диких животных. В 1903 году птичник и виварий посетил министр земледелия и государственного имущества А. С. Ермолов.

Скульптор В. Ф. Салемович занялся строительством «аквария». Было изготовлено 14 резервуаров. Непосредственный исполнитель работы — скульптор его мастерской — Ляховский.

В 1901 году Южно-Русское общество акклиматизации открыло отделение рыбоводства и рыболовства, а также приступило к организации аквариума. С тех пор виварий и аквариум стали регулярно пополняться животными местной фауны и экзотических видов.

Птичник и акклиматизационный сад были открыты ежедневно: летом с 10 до 12, зимой с 10 до 16 часов. Дети и учащиеся платили по 5 копеек, остальные — по 10 копеек, школьники при воспитателях освобождались от уплаты.

В 1903 году, благодаря постоянному пополнению коллекции, посетители увидели 13 пород кур, 3 породы гусей, 4 породы уток, а также индеек, павлинов, крупную дикую птицу и мелких воробьиных. Среди 17 видов млекопитающих наиболее многочисленными были кабаны, лани, верблюды, бурые медведи, косули, куницы. В 1907 году, когда число обезьян увеличилось, для них было построено отдельное деревянное помещение.

В работе по организации зоосада и подготовке «Краткого путеводителя по учреждению Южно-Русского общества акклиматизации» активное участие принимали профессор Ветеринарного института, впоследствии академик, Михаил Федорович Иванов и секретарь отделения рыбоводства, а потом доцент и профессор сельскохозяйственного института В. Г. Аверин.

В 1906 году «Харьковские губернские ведомости» сообщали, что закончено «сооружение и оборудование главною корпуса аквариума, устроенного в университетском саду». Сейчас в этом — самом старом сооружении зоопарка размещена экспозиция террариума.

Фотографии начала XX века донесли до нашего времени внешний вид Харьковского зоосада. Вход находился со стороны Сумской улицы. Здесь, рядом с памятником Василию Назаровичу Каразину (сегодня на этом месте — памятник Т.Г. Шевченко)

Вход в Харьковский зоосад. Начало XX века. стояли две круглые остроконечные башенки, где были укреплены афиши с надписью: «Бюро акклиматизации. Птичник, пчельник, виварий, аквариум, пчеловодческая станция, музей. Входная плата 5 коп. Ход через Университетский Сад». На одном из снимков можно увидеть выставку «История улья», которая располагалась в саду за пчеловодческо-шелководческой станцией. Возле одного улья стоит старейший пчеловод Харьковской губернии Яков Самсонович Любченко, заведующий отделением пчеловодства Ильинский и заведующий зоосадом Алексей Николаевич Федоров.

Большой интерес представляла экспозиция музея пчеловодства, которая находилась в помещении пчеловодческо-шелководческой станция. Здесь были представлены ульи разных конструкций, инструменты и инвентарь, которыми пользуются пчеловоды схемы, таблицы и рисунки, помогающие воочию понять биологию, содержание и лечение пчел. Южнее от аквариума находился ботанический сад, где выращивались сельскохозяйственные и редкие лекарственные растения. Рядом с виварием расположилась клетка для белок.

Подписи на фотографиях донесли имена первых служителей Харьковского зоосада. На многих из них изображен зверовод Семен Сиренко, по всей видимости, отставной солдат, на нем солдатская форма без погон и фуражка с лакированным козырьком. Сиренко запечатлен рядом с белоснежным осликом, в боксе для косуль и в загоне для благородных оленей. На одном из выпасов сфотографирован зверовод Павел Романенко, в загоне для северных оленей — заместитель заведующего зоосадом Петр Иванович Васильев. В дореволюционном зоопарке действовали орлятник, обезьянник, вольеры для горлиц, голубей и мелких птиц, были выстроены клетки для содержания белых медведей, возле львятника находился пруд с водоплавающей птицей, были оборудованы клетки для волков, шакалов, лисиц.

В 1911 году Южно-Русское общество акклиматизации объявило сбор средств среди населения. На эти пожертвования стали строить помещения, летние вольеры, закупать животных. Харьковские газеты публикуют сообщения с просьбой помочь животным. Вот что писалось в газете «Южный край» за 2 июля 1914 года: «Город Харьков является крупным промышленным и образовательным центром и поэтому вопросы разумного и поучительного досуга населения являются особенно важными. Одним из лучших мест такого хорошего времяпрепровождения везде считаются зоологические и акклиматизационные сады… Годичного бюджета общества, около 10 000 рублей, еще хватает на текущие нужды. При отсутствии помощи городских властей многие сады идут по недопустимому пути — устраивают кафе; буфеты с крепкими напитками и т. д. Таких Садов много. Задача нашего общества сохранить сад для здорового отдыха. Вносящие 5 рублей избираются пожизненными членами общества. Председатель общества акклиматизации Кузнецов С.М.».

После революции Южно-Русское общество акклиматизации распалось, и зоосад пришел в полный упадок.

В марте 1919 года декретом Совнаркома за подписью В. И. Ленина все зоопарки и зоосады были национализированы и объявлены достоянием республики. В этот период харьковский зоосад переходит в ведение губземотдела наркомзема УССР. В 1921 году начинается восстановление и расширение существующих зданий и сооружений.

28 мая 1922 года газета «Пролетарий» писала: «Харьковский губземотдел, получив зоологический сад в свое непосредственное ведомство, полагает создать на его территории постоянно функционирующую выставку по сельскому хозяйству, в особенности его главной отрасли — животноводства с лекциями и демонстрациями животных. В истекшем году по мере возможности было преступлено к проведению намеченной программы пополнения зоосада некоторыми видами животных и птиц. Произведен ремонт помещений и посадка ценных растений (декоративных, медоносных, лекарственных, технических). С воскресенья 28 мая 1922 года зоосад открывается для посетителей, и специалистами губземотдела будут даваться соответствующие разъяснения и указания. Входная плата устанавливается и размере 100 тыс. руб., которые пойдут исключительно на пополнение и расширение зоосада. Группам учащихся и красноармейцев, в сопровождении руководителей, вход бесплатный. Сад открыт с 12 дня до 8 вечера.

У истоков возрождения харьковского зоосада после революции стоял выпускник естественного отделения физико-матического факультета университета, впоследствии видный ученый Виктор Григорьевич Аверин. Еще в студенческие годы на базе зоосада он выполнил ряд работ по орнитологии и энтомологии, потом он стал заведующим энтомологическим бюро Харьковского губернского земства.

В 1917 году В. Г. Аверин организовал Всеукраинский союз охотников и рыболовов, был избран председателем этой общественной организации. В 1921 году по его инициативе прошел первый учредительный съезд ВУСОР (Всеукраинский союз охотников и рыболовов). Здесь, в частности, рассматривался вопрос о возрождении былой славы харьковского зоосада, шла речь о создании заповедника «Аскания-Нова».

По инициативе В. Г. Аверина при центральном совете ВУСОР открылись курсы охотоведения, была создана Украинская научно-исследовательская станция охотничьего хозяйства. Начали издаваться журналы: «Охота и рыболовство», «Природа и охота на Украине», со Страниц этих журналов звучал призыв к всемирному пополнению зоосадов Украины. Во время поездок по республике В. Г. Аверин познакомился с такими же, как он сам, энтузиастами, привлек их к сотрудничеству на страницах печати, к природоохранной работе. Во время командировки в районный центр Ахтырку (ныне Сумская обл.) он познакомился с красным командиром Николаем Петровичем Эвальдом, который служил в должности начальника отдела всеобуча Ахтырского уездного военкомата.

Выяснилось, что Эвальд страстный охотник, прекрасно разбирается в биологии диких животных. К тому времена за плечами Эвальда был 2-й Петербургский кадетский корпус, Елизаветградское военное кавалерийское училище, служба в кавалерийских частях на граница с Австро-Венгрией, участие в боевых действиях на фронтах первой мировой войны. После победы революции ротмистр Эвальд перешел на сторону восставшего народа, сражается против войск Деникина, принимает участие в разгроме отборных частей Деникина и Шкуро. Служба в армии не помешала любознательному командиру самостоятельно освоить в полном объеме университетский курс зоологии.

Убедившись в обширной эрудиции Эвальда, Аверин предлагает ему приехать в Харьков и заняться возрождением зоологического сада. Николай Петрович с радостью принял это предложение. 15 сентября 1924 года Эвальд демобилизировался из рядов РККА, переезжает с семьей и 1 октября 1924 года назначен заведующим зоосадом, территория которого в ту пору составляла 5 гектаров.

Николай Петрович поселился на втором этаже дирекции зоосада вместе с членами своей многочисленной семьи: супругой Екатериной Афанасьевной, дочкой Галиной и тремя сестрами Ольгой, Галиной, Екатериной, которые сыграли немаловажную роль в деле создания и становления зоомузея зоосада.

Осенью 1924 года зоосад переходит под эгиду горкомхоза и именуется теперь зоопарком. В эту пору небольшое количество строений представляли собой тенистые, ветхие помещения. Здесь содержалось мизерное количество млекопитающих и птиц преимущественно местной фауны, преобладали домашние животные (козы, овцы, кролики, различная домашняя птица).

Была поставлена задача создать в столице Украины зоопарк, отвечающий запросам трудящихся в отношении культурно-просветительской и научно-образовательной работы. Как одно из достижений двадцатых годов стало расширение территории зоопарка до 20 га. Это позволило произвести общую перепланировку зоопарка, улучшить его садово-декоративный ландшафт и произвести ряд существенных изменений в вольерном содержании животных, доведя его в ряде случаев до почти естественной обстановки.

Оборудование теплых помещений для крупных животных, хищников, постройка слоновника и зимнего помещения для обезьян дали возможность открыть доступ посетителей в зоосад зимой 1926-1927 годов. За этот период здесь побывало 330 478 человек.

В мае 1928 года из Гамбурга прибыл эшелон с животными. В его составе были: львица, самка леопарда и ламы, по одной паре кенгуру Беннета, еноты, африканские циветы, мангусты, 10 обезьян разных видов, 10 видов попугаев, розовые пеликаны, белощекие казарки. В июне из Ленкорани доставили 6 дикобразов, 9 кудрявых пеликанов, 7 лебедей и 96 экземпляров различных водоплавающих. В 1928 году зоопарк получил львов, ланей, двугорбого верблюда, буйвола, волков, пеликанов, фазанов, диких уток.

1 мая 1928 года был открыт зоомузей. Здесь насчитывалось более 300 экземпляров чучел млекопитающих, птиц и пресмыкающихся, представленных в естественной обстановке, частично в виде заспиртованных препаратов. Внимание посетителей привлекала также коллекция скелетов и рогов копытных. За год тут побывало 70 тыс. человек.

С 20-х годов при зоопарке действовал кружок юных биологов из числа учащихся местных школ. Ребята вели наблюдения за животными, выполняли подсобные работы в аквариуме, террариуме и зоомузее, приручали молодняк, несли по очереди дежурство возле своих питомцев, наблюдая затем, чтобы посетители не заходили за изгородь, не кормили и не дразнили животных. На заседаниях кружка юннаты докладывали о своих исследованиях.

В те годы, когда Харьков был столицей Украины, зоопарк посещали многочисленные делегации, в том числе приезжавшие из-за рубежа и из разных концов страны. Здесь часто бывали руководители партий и правительства республики: П. П. Косиор, П. П. Постышев, Г. И. Петровский, писатели Остап Вишня, Павел Тичина, Юрий Смолич, режиссер Александр Довженко.

Осенью 1929 года территория зоосада была значительно увеличена благодаря прирезке двух земельных участков: одного — прилегающего к Клочковскому спуску, другого — включая овраги Университетского сада. За короткое время здесь были выкорчеваны пни, деревья, пораженные короедом, посажен молодняк, прорезаны аллеи, устроены цветники и газоны, оборудованы площадки для катания детей н, а лошадках. По верхнему краю оврага построили огромный цементный бассейн, а на его берегу летнее помещение буфета с эстрадой для музыкантов. Зеркало нового пруда украсили розовые и кудрявые пеликаны, черные и белые лебеди, бакланы, гуси, утки. В просторном вольере под защитой деревьев и кустарников зимовали фазаны, куропатки, дикие голуби. Здесь птицы имели возможность гнездиться. В оврагах горного вольера с каменистыми холмами свободно разгуливали пугливые лани, по крутым тропинкам гуськом взбирались на вершину холма кавказские туры. По соседству располагался обширный вольер копытных животных, где размещались кавказские олени, дикие козы, степные журавли-красавки и кавказские фазаны. В этой части сада амфитеатром поднималась цементированная лестница, которая вела в сосновый бор к детскому городку.

В 1929 году архитекторы Крупко и Афанасьев выполнили проект реконструкции Харьковского зоопарка. Наряду в такими капитальными сооружениями как птичник, антилопник и обезьянник, согласно этому проекту построен ряд обширных вольеров для копытных, расширены старые пруды для водоплавающей птицы и устроен новый большой пруд.

С 1929 года Эвальд передал бразды административной работы вновь назначенному директору зоопарка Николаю Артемовичу Хавченко, которого в довоенные годы поочередно сменяли Иван Григорьевич Янус и Виктор Исакович Борц. Сам Николай Петрович Эвальд вплотную сосредоточился на научно-просветительской работе, опубликовал свои работы «Харьковский зоопарк», «План Харьковского зоопарка», «Путеводитель по Харьковскому зоопарку», статьи и очерки в журналах двадцатых годов «Всесвiт» и «Октябрьские всходы».

В 1932 году по проекту архитектора Ширшова строится главный вход в зоопарк. Над воротами серебристого цвета изнутри изящной арки протянулась надпись «Зоопарк». На возвышении по обе стороны от входа появились скульптуры белых медведей и черных пантер. Ниже барельефы австралийских кенгуру и нильгау, а по фризу внутри длинной зеленой ленты — вереница павианов.

С начала 30-х годов в пригороде Харькова за поселком Дергачи располагалось подсобное хозяйство зоопарка — «Зоопитомник», откуда для кормления животным привозили сено, фрукты, овощи, мясо, зерно. Здесь в летних лагерях находились цесарки, павлины, индюки и олени.

Однако, несмотря на крупные достижения в работе зоопарка, в довоенный период был также ряд существенных недостатков. Некоторые помещения для размещения животных, особенно обитателей тропиков, находились в состоянии далеком от требований зоогигиены. Так и не удалось построить ветеринарно-санитарный пункт с лабораториями, стационарами и изоляторами для животных, заболевающих инфекционными болезнями. Вопрос этот, в принципе, был решен, но, едва столица Украины переместилась в Киев, финансирование резко сократилось и ветеринарной службе пришлось довольствоваться старыми помещениями.

Интересно отметить, что в 30-е годы при зоопарке действовал «Зоомагазин», в котором принимались заказы на изготовление террариумов, аквариумов, клеток для певчей птицы, а также продавались экзотические рыбки, террариумные животные, певчая птица, племенные кролики, морские свинки, белые крысы, различные виды корма, орудия лова и предметы ухода за животными. Зоомагазин по заявкам предприятий и отдельных граждан изготовлял чучела птиц и мелких зверей, вел оборудование в черте города живых уголков, установку аквариумов и террариумов с полным набором оборудования.

В структуре довоенного зоопарка действовали следующие отделы: орнитологический, сельскохозяйственный, маммологический, ветеринарный, а также аквариум, террариум, опытно-показательный крольчатник, инкубатор, зоомузей.

Попробуем совершить мысленно экскурсию по довоенному зоопарку. Вот секция приматов, где содержатся макак резус, лапундер, дрилл. В апреле 1934 года самка павиана гамадрилла Женька родила здесь дочку, получившую кличку Аза. Из-за отсутствия молока у матери детеныша пришлось выращивать методом искусственного кормления. Хищники были представлены львами, уссурийскими тиграми, леопардами (два взрослых самца и молодая самка, родившаяся здесь в 1931 году). Здесь также были ирбисы, рысь, камышовый кот, циветта азиатская (самец и самка в 1927 году получены из Гамбурга), гиены, волки, шакалы (доставлены в 1928 году из Ленкорани), енотовидные собаки.

Началась война. Вести становились все тревожнее. Многие мужчины, работники зоопарка, были мобилизованы в армию, их сменилижены и дети. Ушел в июне 1941 года на фронт директор зоопарка Виктор Исакович Борц, его сменил старый зоотехник Александр Григорьевич Мурашкин.

Огромный поток оборудования, стратегических грузов и людей каждый день уходил на восток. В эти дни было не до зоопарка, но тем не менее коллектив работал, делал все посильное, чтобы сохранить зверей. В середине октября, незадолго до того, как Харьков был оставлен частями Красной Армии, Николая Петровича Эвальда вызвали в горисполком. Заведующий отделом культуры сказал, что Эвальду нужно остаться в оккупированном городе, чтобы попытаться сохранить коллекцию. Городские власти надеялись, что оккупанты не узнают о том, что Эвальд служил в Красной Армии, к тому же он беспартийный и, хотя числится русским по паспорту, но фамилия близка к немецкой. Николай Петрович дал согласие, но попросил, чтобы зоопарку, хоть на первое время, оставили страховой запас кормов. Ближайшей ночью, под покровом темноты, в зоопарк въехало несколько машин с потушенными фарами. Группа бойцов в укромном месте, ближе к территории ботанического сада, вырыла большие ямы, и сложили туда мешки с зерном и картофелем. Часть продуктов оставили на продуктовом складе. Эти меры помогла одолеть продовольственную проблему до той поры, пока городская управа не помогла решению вопросу о доставке кормов. Дело в том, что в оккупированном городе зоопарк был, пожалуй, единственным местом культурного отдыха, куда могли приходить и общаться люди. Поэтому управа пошла навстречу.

Когда настало лето 1942 года, служители, оставшиеся в зоопарке, косили траву в окрестностях, собирали картошку на неубранных огородах и скармливали животным.

Зима 1943 года. Холодно было в обезьяннике зоопарка. Паровое отопление не действовало, а печурка, которую топили оставшиеся в Харькове сотрудники, не могла обогреть помещение. Поэтому обезьяны тесно прижимались друг к другу, тем самым, согревая себя. Однажды утром три макаки резуса прорвали сетку и убежали в парк Шевченко. Их поиски были безрезультатными. Беглянки оказались в здании Госпрома и прятались в шкафу одной из комнат, где вскоре обезьянок обнаружили окрестные жители. Они украдкой кормили беглянок. Однажды обезьян заметил полицейский и выстрелил. Дезька, раненая в живот, скрылась в подъезде и побежала к друзьям Гектору и Розке. Потом обезьянки забрались в жилой дом, провели время холодов на чердаке, а весной снова перебрались в Госпром.

Когда Харьков освободила Красная Армия, служительница обезьянника Александра Андреевна Стародубцева решила вернуть своих бывших питомцев. Вместе с другими служителями зоопарка отправилась их ловить. Вооружились сачками, палками, рогатинами. Удалось поймать только Гектора. Он гневно и тоскливо кричал. Ночью на его зов пришли подруги. Стародубцевой лаской удалось заманить их в клетку. Так обезьяны снова оказались в зоопарке и стали одними из немногих животных, переживших войну.

После 2-х летнего пребывания под игом врага (с 23 октября 1941 года до 23 августа 1943 года) Харьковский зоопарк начал свою работу. На пятый день освобождения города (28 августа 1943 года) горисполкомом был издан приказ № 1, в котором значилось: «На основании постановления Харьковского городского совета народных депутатов, зоопарк считать открытым с 29 августа 1943 года». Тогда была установлена плата для детей — 50 копеек, для красноармейцев — тоже 50 копеек; для офицерского состава НККА — 1 руб., и для другого населения — 1 руб.

В эти дни директором зоопарка был назначен бывший военный моряк Андрей Тимофеевич Бурда, комиссованный в связи с тяжелым ранением из военно-морского флота. Его первые указы и распоряжения отличала строгость, лаконичность, нетерпимость к разгильдяйству и каким-либо нарушениям дисциплины.

30 сентября 1943 года приказом № 17 директора зоопарка назначена инвентаризованная комиссия по выявлению потерь и повреждений во время оккупации Харькова немецко-фашистскими захватчиками. При этом установлено, что в результате боевых действий погибли 204 особи крупных и 242 особи мелких животных, 561 экземпляр мелких птиц, 4303 экземпляра ценной экзотической рыбы. Погибло свыше 5 тысяч особей животных на общую сумму 238 948 рублей.

Частично были разрушены такие капитальные здания, как слоновник, обезьянник, аквариум, сломаны все изгороди около зоопарка. Здесь ущерб составил 727 198 рублей. В общем, зоопарк представлял собой печальную картину разрухи и безжизненности из-за почти полного отсутствия в нем животных.

1 января 1944 года горсовет утвердил годовую смету и зоопарк приступил к восстановлению своего разрушенного хозяйства.

В связи с тем, что в Харьков после эвакуации возвратились научные и учебные институты, к осени 1944 года при зоопарке начал работать Ученый Совет. Этот общественный орган возглавил профессор В. Г. Аверин, а членами Совета стали профессора: П.Н. Крахт-Палеев (кафедра земледелия ХСХИ) и два доцента Г. Г. Подоба (кафедра зоотехники ХВИ) и А. Л. Алексеев (кафедра ботаники ХГУ).

На ежемесячных заседаниях Ученого Совета рассматривались вопросы о проблемах восстановления зоопарка и разведения в нем животных, обсуждались вопросы формирования экспозиции музея, шла речь о методике составления кормовых регионов, отчитывались сотрудники ветеринарной и зоологической лабораторий.

Немаловажную роль озеленению зоопарка отводил сменивший А. Т. Бурду директор Василий Павлович Бабенко. В его бытность осенью 1944 года высажено 1200 деревьев и кустарников, проведен ремонт аллей и насаждений площадью в 1500 кв. метров, очищены и отремонтированы большой и малый пруды, произведен ремонт помещений аквариума, львятника и антилопника. Здесь удалось восстановить паровое отопление, что дало возможность на зиму в теплых помещениях разместить рыб, обезьян, часть копытных и птиц.

Тогда же, в 1944 году, в экспозицию зоопарка поступили: 20 лисиц, 2 уссурийских енота, 9 гусей, 10 уток, 2 индейки, 2 цесарки, 20 кроликов. От зооцентра — 3 волка, 3 лисицы, 1 шакал, 3 бурых и 3 гималайских медведя, 1 пятнистый олень, 1 черно-бурая лисица, 2 белоголовых сипа, 3 черных грифа, 2 орла, 1 филин. От Московского зоопарка — 1 бурый медведь, 1 собака динго, 1 куница, 20 волнистых попугайчиков. Возобновил свою работу кружок Юных натуралистов зоопарка.

В 50-е годы активно проводились научно-исследовательские работы. Сотрудники

зоопарка изучали влияние света на размножение некоторых видов млекопитающих, биоритмы различных видов животных, разрабатывают новые рационы кормления. Большое внимание уделяется вопросам пропаганды естественнонаучных знаний при директоре А. Н. Шадрине. В этот период устанавливаются фото-стенды, обновляется этикетаж на клетках и вольерах, ремонтируются и ограждаются пруды.

В 1969-1970 годах управление главного архитектора Харькова разработало генеральный план реконструкции города, согласно которому зоопарк предстояло перевести в пригородную зону. Для этой цели предлагалось 13 различных мест. При их рассмотрении директором зоопарка Н. Д. Шабалтасом наиболее приемлемой оказалась лесистая зона площадью 140 гектаров, ограниченная поселками Большая Даниловка, имени Жуковского и окружной дорогой. Здесь предстояло выстроить новый зоопарк, этнографический музей и медицинский городок. Из центра города к зоопарку собирались пустить особые маршруты автобусов.

Однако, после разработки технико-экономических обоснований, показавших, что для строительства зоопарка требуется 70 миллионов рублей, стало ясно, что старому зоопарку еще долго придется оставаться на прежнем месте…

С конца 60-х до конца 80-х годов происходил рост и прогрессивное развитие экспозиции, несмотря на нехватку современных помещений для содержания и разведения животных. С распадом СССР из-за нехватки средств, нарушенного сотрудничества между зоопарками бывшего союза (возникновение новых государств, границ, появление таможенных барьеров и т. п.), утратой возможности новых приобретений (раньше большинство животных приобреталось через Зоообъединение, которое осталось в России) жизнь Харьковского зоопарка вступило кризисную стадию.

Современный этап начался с 1995 года, когда в зоопарке наступил этап стабилизации, а затем властями города Харькова была принята «Программа обновления и развития Харьковского зоопарка в 1998—2002 годах». Благодаря её претворению в жизнь, в 1999 году было построено здание медвежатника — первое капитальное сооружение для животных с 1963 года, когда был построен бегемотник. В 2000 году начата реконструкция Дома слонов.

К середине семидесятых годов ежегодная посещаемость зоопарка превысила миллион человек, достигнув своего максимума — 1−2 миллиона — к середине восьмидесятых.

В конце 80-х годов при зоопарка был создан строительный кооператив, с помощью которого территория зоопарка по периметру была обнесена новой надежной оградой, на месте запущенного оврага были построены четыре просторных загона и павильон для хищных птиц.

В 1987 году по инициативе известного журналиста популярной газеты «Комсомольская правда» В. М. Пескова был организован всесоюзный фонд помощи зоопаркам, эмблемой которого стало стилизованное изображение головы зебры. Тогда было принято решение профинансировать строительство в Харьковском зоопарке павильона «остров белых медведей», чтобы зоопарк смог успешно возобновить работу по разведению этих редких и ценных животных. Начались строительные работы…

С распадом Советского Союза в 1991 году начался период упадка, когда не могло быть какой-либо уверенности в перспективах зоопарка.

Многие животные зооколлекции к этому моменту состарились, а из-за появления новых границ и таможенных преград стало невозможным ни приобретение новых животных, ни обмен производителями между зоопарками разных республик бывшего Союза. Зоообъединение, которое было основным поставщиком экзотических животных для отечественных зоопарков, оказалось за границей. Недоступными стали и представители фауны России и стран Средней Азии.

В результате естественной убыли, а в ряде случаев и вынужденного близкородственного разведения, стало сокращаться поголовье птиц и млекопитающих.

Если в 1980 году в Харьковском зоопарке экспонировалось 134 вида, то к 1994 году их число сократилось до 101! С 70-х годов уровень видового состава млекопитающих был довольно стабильным — порядка 95−100 видов, а 1994 году упал до 75. Столь низкого уровня видового состава птиц и млекопитающих не было уже много лет.

Годом перелома стал 1995 — юбилейный для зоопарка. Столетие Харьковского зоопарка широко отмечалось общественностью города, да и коллеги из зоопарков СНГ приехали в гости. Причем с подарками, как это и заведено, когда отправляешься в гости к юбиляру.

Представители зоопарков и живых уголков в качестве подарков привезли живых животных. Так москвичи привезли с собой группу мандаринок и сухоносов. Коллеги из Пражского зоопарка — пару мангровых варанов, из Николаевского — самку кулана, а из Калининградского — молодого уриала. Самый «весомый» подарок был привезен ереванцами — большая транспортная клетка, перевязанная ленточками, в которой находился… молодой лев. Разумеется коллектив зоопарка был рад всем новым питомцам, большим и маленьким. Особенно хочется отметить подарок Каунасского зоопарка, который отправил в Харьков пару молодых дальневосточных (амурских) леопардов, которые стали одной из жемчужин экспозиции зоопарка.

С этого года ощутимее стала забота городских властей о зоопарке, что позволило уже в 1995 году завершить реконструкцию фазанария с помещениями для инкубатора и брудера.

1997 год отмечен заметным событием в жизни зоопарка — в ноябре прибыла большая партия животных из Николаевского зоопарка и Аскании Нова. Кроме кабанов, оленей, бизонов и лам были привезена первая в истории зоопарка пара чистокровных лошадей Пржевальского.

В 1998 году совместно с городскими властями была принята ПРОГРАММА ОБНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ХАРЬКОВСКОГО ЗООПАРКА на 1998−2002 годы. В 1999 году было завершено строительство большого капитального сооружения для медведей — первого строительства такого рода в отечественных зоопарках за период независимости Украины. В праздничный для Харькова день 23 августа 1999 года состоялось многолюдное торжественное открытие нового павильона, на котором присутствовали: мэр Харькова — М. Д. Пилипчук и представители СМИ.

В этот период начала развиваться традиция спонсорской помощи зоопарку, когда различные организации, фирмы и частные лица стали делать пожертвования на прокорм животных и неотложные хозяйственные нужды. Так, после более чем восьмидесятилетнего перерыва, стала возрождаться дореволюционная традиция меценатской помощи.

В январе 2000 года зоопарк постигла тяжелая утрата — умер от старости один из главных любимцев многочисленных посетителей азиатский слон Ассан. Казалось бы, что уже не скоро теперь можно будет посмотреть слонов в Харькове. В городской казне не было средств на приобретение нового слона, да и реконструкция давно устаревшего помещения для слонов требовала больших денег.

По инициативе общественности Харькова была начата кампания под девизом «купим городу слона», которая была поддержана СМИ. Именно в этот момент проявилась любовь подавляющего большинства горожан к зоопарку и его обитателям. В многочисленных интервью, взятых у горожан для радио и телевидения, не раз упоминалось, что не одно поколение харьковчан выросло с детскими впечатлениями, когда родители, бабушки и дедушки водили в зоопарк посмотреть слона. Высказывалась мысль — негоже такому городу как Харьков не иметь в зоопарке слона.

Общими усилиями городских властями и ряда организаций была проведена полная реконструкция «дома слонов», благодаря которой помещение было благоустроено. Слоненок — самочка Тэнди — был приобретен на средства фонда пожертвований фирмы АВЭК и привезен из Одесского зоопарка транспортной организацией ДАНЗАС.

Самец Аун Нейн Лей поступил в зоопарк 25 апреля 2002 года в рамках программы европейских зоопарков по разведению исчезающих видов животных (ЕЕР), из Эмменского зоопарка, Голландия.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой