Конструирование политической реальности в русскоязычном медиадискурсе Украины

Тип работы:
Автореферат
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

КОНСТРУИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ В РУССКОЯЗЫЧНОМ МЕДИАДИСКУРСЕ УКРАИНЫ

Газинская Юлия Валерьевна

Чита — 2014

1. Общая характеристика работы

Работа выполнена на кафедре русского языка и методики его преподавания факультета филологии и массовых коммуникаций ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет».

Научный руководитель: Щурина Юлия Васильевна — кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой русского языка и методики его преподавания факультета филологии и массовых коммуникаций, ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет».

Официальный оппонент: Осетрова Елена Валерьевна — доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры современного русского языка и методики, ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева».

Официальный оппонент: Ромашова Инна Петровна — кандидат филологических наук, доцент кафедры теоретической и прикладной лингвистики, ФГБОУ ВПО «Омский государственный университета им. Ф.М. Достоевского».

Ведущая организация:

ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина».

Защита состоится «17» декабря 2014 г. в 13. 00 ч. на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212. 179. 02, созданного на базе ФГБОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского», ФГБОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет», НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия», по адресу: 644 077, г. Омск, пр. Мира. д. 55а.

Проблема власти слова связана с усилением роли информации, аккумулируемой в СМИ не только для трансляции политических событий, но и для превращения её во властный мощный ресурс. Актуальность данной проблемы возрастает в связи с развитием двусторонних отношений России и Украины, объективированных в русскоязычных медиатекстах Украины и, как следствие, в информационном пространстве России.

Динамичность и перманентность политической ситуации на Украине («оранжевая» революция, «газовая война», выборы президента в 2010 году, принятие «языкового» закона в 2012 году, «Евромайдан» в 2013 — 2014 гг. и др.), получили своё отражение в русскоязычной прессе не только Украины, но и России — государства, заинтересованного в отношении СМИ России к современным проблемам украинского народа.

Политические реалии, представленные в медиасфере Украины, становятся «достоянием» информационного пространства России посредством обсуждения проблемных областей (актуальных тем) в рамках своего государства, тем самым становясь понятными не только для лингвокультурного сообщества Украины. В дискурсе СМИ представления о другой стране во многом опосредованы той интерпретацией, которая ежечасно транслируется массмедиа. Поэтому важно фиксировать многие ранее не столь актуальные для языкового сознания явления — регистрировать процессы истолкования политической действительности, поскольку с ними связан процесс формирования представлений о ней. Формирование представлений способствует изменению картины мира читателя, так как знания, представленные в медиасфере, «детерминированы информированностью человека» (Г.С. Мельник): тем, что он знает о политике, а также тем, в каком оценочном ключе преподносится данная информация.

С одной стороны, сама политическая обстановка «диктует» журналистам выбор определенных методов подачи и способов представления политической жизни, с другой — именно она порождает те или иные языковые факты. Для исследования такого «круговоротного» механизма, характерного для медиасферы и понимаемого как «формирование через отражение», наиболее применима, на наш взгляд, категория дискурса. Дискурс как среда функционирования информации и вербальное выражение ментальности является актуальным для изучения в современной филологической практике, что подтверждено множеством работ учёных как России, так и Украины, таких как Е. И. Шейгал, А. П. Чудинов, В. З. Демьянков, Д. Б. Гудков, В. Е. Чернявская, Л. Е. Бессонова, Ф. С. Бацевич, Л. А. Ставицкая, О. А. Семенюк, Л. П. Дядечко, И. А. Филатенко, Г. М. Яворская и др. Разнообразие существующих подходов к изучению политического дискурса — от трактовки термина, определения его основных характеристик до методов исследования — подтверждает факт отсутствия единого мнения в его интерпретации. Следовательно, данный вопрос остается открытым и позволяет автору диссертационного исследования осмыслить механизм когнитивно-дискурсивного моделирования политической действительности на новом материале — русскоязычных СМИ Украины последних лет (2008 — январь 2014), что определяет актуальность данного исследования.

Объектом работы является русскоязычный политический медиадискурс Украины в его письменной форме, предметом выступает процесс конструирования политической реальности в выбранной медиасфере. Хронологические рамки материала исследования — с 2008 г. по январь 2014 г. (Евромайдан).

Тема предпринимаемой работы является злободневной и ещё не получила достаточной разработки, т. е. комплексного обоснования по проблемным областям, несмотря на значительное число исследований в этой сфере: «Прескриптивна лингвістика як дискурс: мова, культура, влада» [Яворская 2000]; «Дискурс как соціолінгвальний феномен современного коммуникативного пространства (методологический, прагматическо-семантический и жанрово-лингвистический аспекты: на материале политической разновидности украинского масовоінформаційного дискурсу)» [Серажим 2003]; «Лексико-фразеологическая основа текстов политических дискуссий (на материале украинской прессы конца ХХ — начала ХХI столетия)» [Андрейченко 2006] и многие другие.

Целью работы является описание способов конструирования политической реальности в дискурсе СМИ Украины. Важно регистрировать языковые особенности объективации украинских моделей действительности посредством русского языка: осмыслить, как продуцируются национальные реалии, а также определить, каковы условия их функционирования в информационном поле Украины.

Достижение заявленной цели определяет необходимость постановки следующих задач:

1) теоретически обосновать и определить характерные особенности политического русскоязычного дискурса СМИ Украины; установить основные позиции дискурс-анализа медиатекстов;

2) проанализировать параметры интерпретации политического дискурса в медиасфере;

3) описать медиатопику информационного пространства и определить культурно-специфические особенности медиапотока Украины;

4) выявить и структурировать языковые инструменты воздействия на потребителя медиапродукта для формирования представлений о политической реальности Украины в русскоязычных СМИ;

5) выявить и описать основные способы представления политической действительности в русскоязычных медиатекстах Украины с учетом их национального своеобразия и воздействующего потенциала;

6) осуществить семантическую реконструкцию образа Украины, представленного в русскоязычных СМИ Украины, как составляющей формируемой картины мира.

Материалом исследования были выбраны фрагменты текстов русскоязычных печатных изданий, репрезентирующие специфику информационного пространства Украины и обладающие явно выраженным воздействующим потенциалом: они опубликованы в течение 2008 — января 2014 гг., в некоторых случаях приводятся примеры публикаций более раннего периода. Всего было проанализировано 1327 журналистских материалов из 263 номеров газет (в среднем 3−5 материалов из одного номера). Для анализа были отобраны 14 изданий, 10 из которых являются украинскими, 4 — российскими. Издания Украины: «Аргументы и факты в Украине», «Комсомольская правда в Украине», «Деловая столица», «Известия в Украине», «Факты и комментарии» («Факты»), «Сегодня», «Всеукраинская газета», «Киевские ведомости», «Газета по-киевски», «Рабочая газета». Российские издания: «Коммерсант», «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Труд». Кроме того, проанализированы электронные версии печатных изданий и информационных агентств («Сегодня. ua», «РИАНовости. Украина», «Известия. ру», «Газета. ру»).

Лингвистический, в частности, описательный характер работы (без проведения контент-анализа) определил следующие критерии отбора изданий. В качестве основных учитывались: критерий популярности — всеукраинские и столичные общественно-политические, деловые издания с широким объёмом потребления информации; география распространения изданий в регионах — достаточно обширная, без учёта этнической многовекторности «Запад-Восток»; критерий периодичности — ежедневные и еженедельные газеты.

Методологическая основа диссертационного исследования была определена базовыми положениями теории дискурса, представленными в работах отечественных и зарубежных учёных: А. П. Чудинова, В. Е. Чернявской, Е. И. Шейгал, В. З. Демьянкова, Е. А. Кожемякина, Н. Ф. Алефиренко, И. А. Филатенко, Л. А. Кудрявцевой, Р. Водак, М. Джонсона и Дж. Лакоффа. Положения когнитивной лингвистики представлены работами В. А. Масловой, М. В. Пименовой, З. Д. Поповой, И. А. Стернина, Е. С. Кубряковой, Г. И. Берестнева, Л. Е. Бессоновой и др. Лингвокультурологический подход осуществлён с опорой на работы В. И. Карасика, В. В. Красных, Е. В. Вдовыченко и др. Вопросы медиалингвистики представлены работами Т. Г. Добросклонской, И. В. Ерофеевой, Г. С. Мельник, Г. Г. Почепцова, С. Н. Колесниковой, И. Н. Кошман и др.; положения о речевом манипулировании общественным сознанием в сфере СМИ — работами Г. А. Копниной, О. Л. Михалёвой, А. О. Колоколовой и др.

Лингвистическая основа анализируемой проблемы определила выбор соответствующих методов исследования. В работе используется описательно-аналитический метод, применяемый для изображения, фиксации и анализа языковых явлений в когнитивном аспекте. Различные подходы к исследованию политического медийного дискурса и определению его ключевых постулатов, обобщению результатов обусловили использование методов анализа и синтеза. Индуктивно-дедуктивный метод позволил от конкретных языковых фактов перейти к исследованию проблемной области, далее — к общественно-политической ситуации, а также в обратном направлении — в рамках политической ситуации выявить продуцируемое языковое явление и описать условия его функционирования в информационном поле. Контекстуальность медиатекстов изучена при помощи метода когнитивной интерпретации. Анализ эмпирического материала осуществляется через выявление тех смыслов, которые имеют общественную значимость по причине содержательно-тематической общности текстов Украины. В работе используется экспериментальный метод, позволяющий выявить «итоговые» знания респондентов о политической реальности СМИ, то есть определить эффективность используемых журналистами способов конструирования действительности.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Социально значимые смыслы (доминирующие проблемные области) конструируют модель современного политического дискурса в СМИ Украины, представляя его, с одной стороны, как тематически соотнесённые в событийном аспекте тексты, с другой — как вербализацию ментальности. В свою очередь, языковые единицы и конкретные тексты, репрезентирующие информационное пространство, составляют базис для его описания.

2. Проблемная область на уровне медиатекста формируется когнитивно-эмотивными компонентами, реализующими имплицитную политическую борьбу (методы комбинирования информации; эмотивность; «подтекст как скрытый смысл», «вертикальный контекст» и др.). Структурирование проблемной области отражает её национальную специфику, в частности, через транслирование обсуждаемой реалии/ситуации в определённом оценочном ключе и используемых при этом методов обработки фактуры, технологий воздействия на аудиторию («креативную функцию языка», «демократию шума», технологии «селекции, умолчания, переворачивания» и т. п.).

3. Способы представления действительности в медиадискурсе обусловлены специфическими особенностями этнического сообщества Украины, поскольку эффективность применяемых технологий воздействия определяется ориентацией на культурные доминанты: эмоциональность; духовность; акцентирование на борьбе за свободу; проявление патриотизма как механизм национального самовыражения; этническая многовекторность «Запад-Восток».

4. Актуализация определенного, в частности социоморфного, разряда политической метафоры и понятийных сфер в её структуре («война», «путь», «игра/театр» и др.) транслирует смыслы, наиболее наглядно отражающие политическую ситуацию в стране. Формированию реальности в медиадискурсе также способствуют образные номинации и прецедентные феномены, которые, с одной стороны, позволяют постигнуть специфику мировидения народа, с другой стороны, приобретают особое семантическое оформление в контексте общественно-политической ситуации.

5. Семантическая реконструкция образа государства в русскоязычных СМИ Украины включает два основных структурно-содержательных элемента: обсуждаемые темы сферы «политика» (в их оценочном ключе) и образы центральных политических фигур через визуальную, личностную, социальную и символическую характеристики.

6. Процесс отражения политического дискурса основан на продуцировании в медиатекстах национальных реалий. Процесс формирования политического дискурса осуществляется посредством воздействующего потенциала медиатекстов, в котором знания приравнены информированности человека о политической жизни.

В качестве гипотезы исследования принимаем следующее: конструирование политической реальности в медиасфере — это когнитивно-дискурсивный механизм формирования действительности, основанный на ментальной репрезентации как построение «копии» окружающего мира; с одной стороны, это когнитивный, т. е. внутренний процесс освоения человеком действительности, с другой — это «внешний» процесс преобразования информации в СМИ, который определяет «наполняемость» информационного пространства и влечёт за собой использование инструментов воздействия на аудиторию для формирования представлений о реальности.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в выборе объекта — русскоязычного политического медиадискурса Украины, в частности, в выборе языкового материала — новейших текстов и фрагментов текстов, репрезентирующих специфику информационного пространства Украины (2008 — январь 2014 гг.) и отражающих динамическую общественно-политическую ситуацию, перманентность выборного процесса. В работе анализируются способы представления проблемных областей политического дискурса Украины в хронологическом порядке (в аспекте взаимодействия с Россией), что определяет перспективность дальнейшего анализа проблемы. Предложенная автором исследования методика когнитивно-дискурсивного моделирования политической реальности Украины в медиасфере, отраженная в самой структуре диссертации, может быть применима к другим типам институционального и/или национального дискурса: для выявления основных элементов построения дискурса (на уровне реализации имплицитных/эксплицитных смыслов политической борьбы), тематического и национального своеобразия.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в научном построении языковой модели коммуникативного политического пространства, образуемого современными русскоязычными СМИ Украины. В диссертации представлен синтез теорий, связанных с особенностями воздействующего потенциала политической коммуникации в медиасфере; выявлены и структурированы способы представления действительности. Особую значимость имеют теоретические разработки А. П. Чудинова и В. Е. Чернявской, посвящённые «властным механизмам» дискурса, принципам его анализа, проблеме метафорического моделирования. Базовыми являются теоретические положения Е А. Кожемякина о дискурсе как процессе когнитивного смыслопорождения, а также идеи В. Е. Чернявской, рассматривающей дискурс как тематически соотнесенные тексты в событийном аспекте. Собранный в ходе исследования теоретический и фактический материал, обобщение изученных данных позволили выявить и представить модель политического дискурса русскоязычных СМИ Украины, включающую классификацию используемых инструментов языкового воздействия, основные культурно-специфические черты медиапотока Украины, способы и уровни вербализации ментальных характеристик в политической сфере, параметры и механизмы интерпретации медиадискурса.

Практическая значимость исследования не ограничивается рамками лингвистических дисциплин: его результаты могут быть использованы филологами, журналистами, специалистами по связям с общественностью и политологами. В частности, принципы анализа медиатекстов и техник речевого воздействия могут быть применимы в профессиональной деятельности журналистов. Результаты работы важны для построения проблемной области на уровне медиатекста, поскольку журналисты всегда работают с информационными поводами, и поэтому существует проблема поиска оптимальных методов трансляции темы. Представленные идеи могут быть полезными в поиске/формировании механизмов защиты у читателей, что поможет им не стать жертвой недобросовестного воздействия и пропаганды. Выводы и положения диссертации могут быть применимы при чтении вузовских курсов, разработанных автором исследования и апробированных на кафедре журналистики и связей с общественностью Забайкальского государственного университета (г. Чита): «Политическая лингвистика», «Этнокультурная деятельность журналиста», «Журналистика в этнокультурной сфере». Отдельные положения работы используются в курсах: «Психология общения», «Полемика и манипулирование в СМИ», «Технология воздействия на массовое сознание».

Достоверность выводов, полученных в результате работы, обеспечивается достаточным объемом рассмотренного языкового материала и используемыми методами исследования.

Апробация работы. Основные результаты исследования были представлены на международных и всероссийских научных конференциях в гг. Чите (2009−2012 гг.); Волгограде (2013 г.); Воронеже (2009 г.); Екатеринбурге (2013 г.); Томске (2011 г.); Омске (2010 г.; 2011 г.); Киеве (2012 г.); Череповце (2013 г.). Результаты опубликованы в периодических изданиях и сборниках материалов конференций: 12 публикаций, 4 из которых — в журналах, рекомендованных ВАК, общим объемом 5 п.л. В 2011 г. автор диссертационного исследования прошёл научную стажировку по проблемам миромоделирования в национальных культурах (НИ ТГУ, г. Томск) при финансовой поддержке Российского Фонда Фундаментальных Исследований (проект № 11−06−90 726-моб. ст.). В 2012 г. в рамках Международной Летней научной школы пройдена научная стажировка по концептуальным исследованиям при Институте Языкознания Национальной академии наук Украины (г. Киев). В 2014 г. реализуется проект по научному гранту ЗабГУ (№ 136-гр. от 20. 02. 14).

Цель и задачи диссертационного исследования определили структуру работы, состоящей из введения, двух глав, выводов по каждой главе, заключения, библиографического списка, списка источников фактического материала, трёх приложений. Общий объем исследования составляет 187 страниц печатного текста.

В первой главе рассматриваются политический дискурс и параметры его интерпретации в медиасфере: понятие, характеристики, основные составляющие картины мира. Вторая глава посвящена политическому медиадискурсу Украины как фрагменту конструируемой картины мира: в ней рассматриваются проблемные области как главные элементы построения в медиасфере. Описаны способы представления действительности: номинация, метафора и прецедентность. Произведена семантическая реконструкция образа Украины в русскоязычных СМИ Украины (фрагментарно — в российских изданиях). В заключении подведены итоги работы и намечены её научные перспективы.

2. Основное содержание работы

Во введении сформулированы теоретико-методологическая база исследования и актуальность анализируемой проблемы. Обозначены объект, предмет изучения, источники материала и объём выборки; сформулирована цель исследования и названы необходимые для её решения задачи. Определены теоретическая и практическая значимость, а также степень разработанности темы — её научная новизна. Сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

Глава I «Политический дискурс и особенности его интерпретации в медиасфере» посвящена проблеме определения терминологического статуса политического дискурса в СМИ, его основных составляющих с позиций фрагмента в картине мира, а также стержневых характеристик и параметров интерпретации в медиасфере (посредством общественно-политической ситуации на Украине), которые в целом способствуют конструированию образа мира. Формирование представлений как один из основных процессов построения модели политического дискурса СМИ связано с воздействующим потенциалом медиатекстов. В связи с тем, что политика даже неосознанно является частью жизни любого гражданина, она вызывает интерес у представителей разных социальных слоев, в частности, людей, не включённых в эту деятельность, что предполагает понимание её основных процессов и механизмов, а также заинтересованность потребителя медиапродукта в получении такой информации.

В п. 1.1. «Политический дискурс как объект лингвистического изучения» анализируется когнитивно-дискурсивный подход в изучении массовой коммуникации (Е.С. Кубрякова, М. Н. Володина, А. Окара, И.Н. Кошман). Политические процессы в событийной парадигме, представленные в медиатекстах, привлекают внимание ученых: интерес выявляется, прежде всего, в системе «когнитивно-дискурсивных, коммуникативных и лингвокультурологических приоритетов» (Л.Е. Бессонова). При рассмотрении роли СМИ недостаточно говорить только о механизмах работы журналистов, главенствующее место занимают вопросы о степени влияния медиасферы на сознание и личность. Это определяет потребность в работах, анализирующих проблему власти слова в конструировании политической реальности в медийном дискурсе.

В п. 1.1.2. «Политический дискурс: к определению понятия и основных характеристик» даётся обзор трактовок анализируемого термина (А.П. Чудинов, Н. Ф. Алефиренко, В. З. Демьянков и др.). Доминирующим содержательным компонентом дискурса определён процесс формирования знания через его отражение, что представляет «круговоротный» механизм, накладывающийся на сферу деятельности: от языковой реалии — к действительности, и, наоборот, от события — к языковому факту. Таким образом, важность анализа всякого политического текста определяется «только в дискурсе, т. е. с учётом конкретных условий его создания и функционирования» (А.П. Чудинов). Медиатексты являются ключами доступа к дискурсу, поэтому в работе разграничиваются понятия «текст» и «дискурс». Как справедливо подчеркивает Т. Г. Добросклонская, «текст — это сообщение, медиатекст — это сообщение плюс канал, а медиадискурс — это сообщение в совокупности со всеми прочими компонентами коммуникации». Особое внимание трактовке понятия уделяется В. Е. Чернявской, которая дискурсом называет «тематически соотнесённые в событийном аспекте тексты, а содержание (тема) дискурса раскрывается не одним отдельным текстом, но интертекстуально, в комплексном взаимодействии многих отдельных текстов». Следовательно, дискурс — это не только текст, но и сфера, в которой он функционирует, то есть ментальная категория. Таким образом, текст — это частное отражение фрагмента действительности, медиадискурс — картина, которая формируется сегментами — текстами, тем самым медиатекст выступает основным структурным элементом медиадискурса (Т.Г. Добросклонская). Текст отражает дискурс, который, в свою очередь, истолковывает саму политическую реальность. К основным характеристикам политического дискурса СМИ мы относим следующие: публичность, широту тематики и терминологичность. Также выделяем его основные функции: инструментальную (борьба за власть); персуазивную (воздействие); оценочную (категория «Свой/Чужой» — хороший/плохой); информативную; функцию персонификации власти (театрализации) и её мифологизации (ритуальность, миф и магическую функцию); «функцию конструирования» (примат языка над действительностью). В работе обсуждается вопрос существования «языка политики» и описываются его характерные черты и функции с опорой на различные исследования (Е.И. Шейгал, А. Н. Баранов, Р. Водак, С. Н. Колесникова и др.).

В п. 1.1.3. «Методы дискурс-анализа в СМИ» представлен анализ существующих методов дискурс-анализа — критического, дескриптивного и психологического (Т. ван Дейк, Р. Водак, Дж. Филлипс, М. В. Йоргенсен, Н. Фэркло, Е. А. Кожемякин, Ю. А. Мартынова и др.). Поскольку трактовка дискурса апеллирует к «круговороту» информации в медиасфере, возникает основополагающая проблема: целесообразно от текста переходить к изучению дискурса в целом или, напротив, характеризуя политический дискурс, исследовать конкретные языковые явления как итог дискурса. В работе предложен оптимальный вариант для исследования русскоязычных СМИ Украины в политической сфере: лингвистический анализ с учётом подачи языкового материала (языкового факта/ситуации) и выявления социально значимых смыслов (содержание дискурса). Таким образом, подход к исследованию публицистических текстов в данной работе основан на «круговоротном» анализе: от конкретных языковых фактов к проблемной области, далее — к общественно-политической ситуации, и наоборот — от продуцируемой реалии — до условий её функционирования в информационном поле.

В п. 1.2. «Параметры интерпретации политического дискурса в медиасфере Украины» предпринята попытка синтезировать разновекторные семантические поля когнитивных процессов — конструирования и интерпретации, поскольку мы считаем, что, в соответствии с данными современной лингвистической науки, в частности когнитивной лингвистики, предполагается взаимосвязь, а не противопоставление этих двух действий. Интерпретация как когнитивный процесс потребителя медиапродукта основывается на механизмах конструирования медиасферы, что подразумевает ментальную работу и процесс репрезентации реальности метаавтора дискурса. Понятие «интерпретация» трактуется как «когнитивный процесс и одновременно результат в установлении смысла речевых и/или неречевых действий, в котором значения вычисляются интерпретатором, а не содержатся в языковой форме» (В.З. Демьянков). При формировании образа мира значения в медиатексте «выстроены» так, чтобы привести человека к определённой точке зрения. Например, к опорным пунктам понимания дискурса можно отнести отдельные слова, конструкции и т. п., на которые опирается человек при использовании «своих» инструментов «прочтения» медиатекста. В работе подвергаются анализу основные виды медиапрезентации, предложенные Т. Г. Добросклонской: отражение, реконструкция и миф. Виды медиапрезентации сопряжены с основными чертами политического дискурса и языковыми характеристикам политического текста — смысловой неопределенностью фрагментов текста; активизацией и элитаризацией сниженной, субстандартной лексики, стёба; эвфемизацией (Л.Е. Бессонова). К основным параметрам интерпретации политического дискурса мы относим базовую бинарную оппозицию «Свой — Чужой», трактуемую через смысл-основу «Мы — Они», категорию оценочности, предполагающую негативность, положительность и нейтральность (имплицитность и эксплицитность) и языковую реализацию воздействия, то есть преобразование информации в СМИ.

В п. 1.2.1. «Смысл-основа „Свой — Чужой“» категория «Свой — Чужой» рассматривается как отличительная особенность русскоязычного политического дискурса СМИ Украины в связи с динамической общественно-политической ситуацией и отсутствием согласия в поле ценностей. Борьба в таком случае выражена наличием двух сторон («мы» и «они») и репрезентируется лексемами с семантикой борьбы: противоборством отдельных политических субъектов, действующей власти и оппозиции, идеолого-манипулятивной борьбой политических дискурсов и т. п. Иерархия продуцируемых смыслов в медиатекстах представлена движением от низших смысловых уровней — к основным. Категория «Свои — Чужие» в большей степени реализуется смыслами конфликтности, а не такими, как проявление «Силы — Слабости», «Добра — Зла», следовательно — поиском «Идеального — Неидеального», «Национальной миссии», «Государства будущего», «Идеального мироустройства» и др. (С.Л. Ерилова). Данная онтологическая бинарная оппозиция воспроизводится в украинских массмедиа словесными ярлыками, являющимися маркерами чуждости и формирующими образ врага, например, технология конструирования «Другого» (оранжоиды — бело-голубые власти, евроинтеграсты и её противники и др.). Кроме того, данная оппозиция репрезентируется «неаргументированными оценками по типу: «Они — бандиты», «Он/она — предатель национальных интересов», «Он/она — вор» (Л.А. Кудрявцева), противопоставленными лексическим репрезентантам стратегии возвеличивания. При изображении базовой категории «Свой — Чужой» для русскоязычных СМИ Украины характерна открытость позиций и взглядов, что транслируется столкновением интересов политических субъектов и объединений.

В п. 1.2.2. «Категория оценочности» аккумулируется идея о том, что коренные общественно-политические реформы влекут за собой оценочное переосмысление многих реалий. Категория оценки в таком случае позволяет выявить цель использования номена в конструировании мира политики: «предстаёт проблема объективности, безусловности и достоверности факта по отношению к событию и его оценке в информационном пространстве, генерируемом СМИ» (Г.Н. Манаенко). Кроме того, оценка маркирована национальным «звучанием», что выражается в картине мира через представления о хорошем/плохом. Также оценка транслирует систему позитивно/негативно окрашенных идиологем. В украинском политическом дискурсе СМИ превалирует оценка негативного прагматического потенциала (плачевное состояние, ниже ожидаемого, злодеяния власти, проблемные газовые переговоры, беспокойство), свидетельствующая о дестабилизации политической обстановки в стране и деформации социальной жизни общества.

В п. 1.2.3. «Языковая реализация воздействия (преобразование информации в СМИ)» способы воздействия рассматриваются в аспекте их эмотивности, с учетом того, что их выражение в медиадискурсе сопровождается повышенной чувствительностью (что связано с одной из культурных доминант этнического сообщества — эмоциональностью (Е.В. Вдовыченко)), то есть эти способы ориентированы на национальный дискурс. Преобразование информации в СМИ осуществляется через технологии селекции и «передёргивания» информации, умолчания, искажения, переворачивания (Г.А. Копнина), а также конструирования как «креативной функции» языка (А.А. Филинский), устанавливающей в процессе языковой интерпретации примат языка над действительностью и транслирующей относительное когнитивное знание о мире. К ряду технологий воздействия в современном политическом дискурсе Украины следует отнести актуализированную «демократию шума» (С.Г. Кара-Мурза); приём размывания смысла и терминологическую нагруженность, а также «раздувание темы» и приём подчёркивания уникальности. Отдельного внимания заслуживает технология «превращения социально неприемлемого поведения в социально приемлемое» (Т.Ф. Черячукин), что вербально отражает речевую агрессию медиапотока и его аксиологичность.

В п. 1.3. «Политический дискурс как фрагмент языковой картины мира: проблема продуцирования национальных реалий в медиатекстах» рассматривается идея дискурса как ментальной категории, продуцирующей национальные реалии и способствующей конструированию образа мира. «Приблизиться» к концептуальной основе исследуемых языковых единиц возможно с помощью семантического анализа языка, что, по нашему мнению, соответствует основным постулатам когнитивной лингвистики. Поскольку политический дискурс трактуется процессом вербализации украинских моделей действительности, а политическое познание — способом когнитивного осмысления мира, в работе рассматриваются процессы репрезентации, категоризации и концептуализации, регулирующие осмысление поступающей информации. Концептуализация политической действительности различается в форме вербализации народного опыта — такого деления и синтеза, которое порождает систему смыслов «своей» культуры.

В работе обобщаются основные подходы к проблеме взаимодействия языка и культуры (М.В. Пименова, Ю. Д. Апресян, В. А. Маслова, И. А. Стернин, З. Д. Попова, Н. Д. Арутюнова, Е. С. Кубрякова, В. Н. Телия, А. А. Залевская, А. Д. Шмелев и др.). Основной единицей картины мира выделяют концепт (В.И. Карасик, С. Г. Воркачев, Ю. С. Степанов и др.). Концепт понимается как «некое структурированное знание о каком-либо предмете или явлении» (Е.К. Абрамова) и является компонентом общественного сознания, отражающим этническое мировоззрение. Совокупность концептов — единиц мыслительной деятельности в политическом дискурсе — представляет собой мыслительную сферу менталитета, или концептосферу. Помимо концепта, в работе выделяются другие категориальные единицы картины мира — ментальные сущности, материализованные языковыми средствами: 1) понятийные феномены; 2) бинарные ментальные структуры — суждения, фразеологические единицы, игра слов, метафора; 3) многомерные — образы, высказывания, типовые поведенческие структуры.

Доступ к когнитивной картине мира возможен при проведении анализа языковой (наивной/информационной) картины мира. Выделяют разные виды картины мира — индивидуальную и коллективную, научную и обыденную (наивную), концептуальную (или логическую) и языковую. Концептуальная картина мира шире, чем языковая картина мира, которая эксплицирует первую средствами языка (Б.А. Серебренников). Под картиной мира в медиасфере, в первую очередь, мы подразумеваем наивное представление о действительности. Классификация объектов здесь обусловлена медийным форматом, и в них отражается вся совокупность духовного и материального опыта говорящих на национальном языке, то есть наивные представления восходят к знаниям, приобретённым в процессе становления народного опыта (культурные традиции, предрассудки и т. п.).

В п. 1.4. «Культуроспецифичность медиапотока Украины: вербализация ментальных качеств этнического сообщества в политической сфере» анализируются характерные черты, присущие украинскому этносу, кроме того, рассматриваются культурно-специфические черты медиапотока Украины. Лингвокультурные особенности медиапотока, критерии анализа которого предложены Т. Г. Добросклонской, выражаются в самой организации информационного пространства: в объёме медиатекстов на национальном языке (число материалов на украинском языке превышает их количество на русском, но русскоязычные тексты присутствуют в политическом дискурсе в большом количестве); в преобладании интереса к собственной нации и внутриполитическим проблемам; в медиаформате текста и его содержании (интерес к определенным темам). К культурно-специфическим особенностям также следует отнести качества этнического сообщества Украины, особенно те, которые в связи с общественно-политической обстановкой приобретают коммуникативную значимость в медиасфере. Основной идеологический компонент политики Украины представляет традиционное разделение на Запад и Восток, которое обусловливает механизмы мышления культурных типов как внутри страны (разделение жителей Украины на жителей запада и юго-востока), так и в реализации международного сотрудничества, выражающегося в их противоборстве — выборе партнёров сотрудничества между Россией, представляющей Азию, и Западом, то есть Европой, итогом чему является преобразование лексики «родства» в лексику «вражды», актуализацию метафорической модели пути в связи с событиями «Евромайдана». Дифференциация «Запад-Восток» в политике Украины опосредована духовным опытом регионов (областей), поэтому для анализа важны те ментальные качества, которые являются общими и вербализованы в медиасфере как «единицы» народного опыта, дающие ключ к пониманию украинской культуры в целом. По мнению ученых (Л.Ф. Малафеев, С. Л. Анфалова, Т. Н. Снитко, А. Н. Приймак, О. О. Казьмирик, В.Н. Куликова), к ним относятся независимость, бесстрашие, выносливость, настойчивость, часто перерастающая в непокорность, и в то же время единство и поддержка. Украинскую культуру отличает глубокое уважение к традициям, а также колоритность и «яркость»; религиозность, переходящая иногда в суеверность и ритуальность (обереги от злых духов, нечистой силы, колдуний, наличие в доме красного угла и расписных рушников и т. п.); хозяйственность, любовь к земле, умение адаптироваться в разных жизненных ситуациях. Отмечаются повышенная эмоциональность, юмор и жизнелюбие. Доминантными этническими качествами выделены: индивидуализм, эмоциональность и духовность (Е.В. Вдовыченко). В политической сфере доминантной моделью поведения являются акцентирование на борьбе за свободу, индивидуализм и патриотизм, представленный как механизм национального самовыражения. Таким образом, этнопсихологическое основание украинской культуры транслируются в современных русскоязычных СМИ более демократичной формой правления и амбициозностью отдельных политических субъектов. Борьба за власть приобретает экспрессивный и эмоциональный характер, выражающийся конфликтностью и столкновением интересов.

Таким образом, в СМИ конструирование реальности как когнитивно-дискурсивный механизм реализуется на трёх уровнях: 1) языковая репрезентация ментальных сущностей, то есть продуцирование национальных реалий в рамках медиатекста, что сопряжено со способами представления политической действительности Украины (номинация — ситуация культурно-языкового стыка; метафоризация и прецедентность — нестабильность политической ситуации в стране); 2) понятийно-смысловая организация проблемной области на уровне медиатекста и её интерпретация в СМИ: актуализация доминирующих проблемных областей, объединённых в медиадискурс; 3) содержание политического русскоязычного дискурса СМИ Украины: «новое» семантическое «оформление» с помощью языковых средств и манипулятивных приёмов, с одной стороны; сохранение ментальной базы посредством продуцирования национальных реалий — с другой. Таким образом, третий уровень восходит к первому через языковую репрезентацию ментальных сущностей, что подтверждает выдвинутый постулат о «круговоротном» механизме политического медиадискурса: отражение способствует формированию реальности. Общественно-политическая ситуация влияет на то, каким будет это отражение, следовательно — и на процесс формирования действительности.

II глава «Русскоязычный политический медиадискурс Украины как отражение конструируемой картины мира» состоит из четырёх параграфов. В ней рассматриваются проблемные области как главные элементы построения медиасферы; описываются способы представления действительности, характерные для русскоязычных СМИ Украины в рамках общественно-политической обстановки; произведена семантическая реконструкция образа Украины в русскоязычных СМИ Украины и, фрагментарно, в российских изданиях. Во второй главе решается проблема конструирования картины мира — построения лингвистического образа действительности.

В п. 2.1. «Тема как главный элемент конструирования политической реальности в русскоязычных СМИ Украины» описывается механизм когнитивно-дискурсивного моделирования политической реальности Украины, базирующийся на актуальных социально значимых смыслах. Тема, то есть проблемная область, рассматривается как главный элемент конструирования политической реальности, реализуемый через когнитивно-эмотивные смыслы: за счёт их подбора проблемная область транслируется в определённом оценочном ключе. Через восприятие отдельных информационных потоков у адресата формируется более полное представление о каких-либо политических процессах, образуется некая модель ситуации, в которой осмысление осуществляется через призму множества смыслов (оценку реалий), далее информация «достраивается» к жизненному опыту адресата. По итогам анализа медиатопики современного информационного пространства в аспекте взаимодействия с Россией сформирован набор тем, которые членятся на множество подтем и являются характерными для представления украинской политической действительности в хронологическом порядке. По итогам исследования иллюстративного материала произведена фиксация языковых явлений русскоязычных печатных СМИ Украины в каждой из основных тем.

Рассмотрены основные смысловые блоки. Первый из них представлен темой революций — «оранжевой» и «бело-голубой» в 2004 г., при этом наблюдается семантическая трактовка цвета через политические значения и идейные основы продуцируемой проблемной области. Вербальный символ революций с его идеологическим значением транслируется рядом используемых лексем: «помаранчевая», «оранжоиды», «демократы оранжевой породы», «бело-голубые власти», «бело-голубой регион». Лингвистическим выражением оппозиции, то есть вышеуказанных противоборствующих сторон, являются контекстуальные антонимические пары помаранчевый — бело-голубой или оранжевый — бело-голубой, которые в СМИ разделяются по содержательному признаку. В дискурсе «оранжевых» партий наблюдается следующее: голодомор, демократия, демократический выбор, демократическая коалиции, Евроинтеграция (вступление в Евросоюз), европейские стандарты, евроатлантическая интеграция (о вступлении в НАТО), независимость, проукраинская политика (политики) и др. В дискурсе «бело-голубых» политических оппонентов («Партии Регионов»): европейский вектор, дружба с Россией, соцстандарты, федерализация, объединение страны, единое экономическое пространство (ЕЭП), государственный статус русского языка, внеблокость, административно-территориальная реформа, реформа местного самоуправления и др. (Л.А. Кудрявцева). Отмечается актуализация вербального знака «Майдан» — места, где проходят различные акции: И люди будут стоять на «майданах», рискуя подхватить воспаление лёгких. Может, проводить выборы летом?

Проблемная область «Газовые вопросы» репрезентирована «газовой войной», что рассматривается как нарушение/исполнение условий заключённых контрактов между Украиной и Россией. Когнитивные смыслы темы «война"/"газовая война» реализуют значение «конфликтной ситуации» и аналогию «война между Россией и Украиной», но никаким образом не вооруженное насилие в рамках анализируемого периода. Посредством обсуждения проблемной области актуализируется модель «война» в структуре социоморфной политической метафоры («Обратная тяга», «Информационный дым» и др.), а также ряд прецедентных феноменов ПФ («Поддали газу»). Продолжение темы в 2011 году — тюремное заключение Юлии Тимошенко и актуализация ряда образных номинаций: «Газовая принцесса», «газовое» дело Юлии Тимошенко (подробно анализируется в п. 2.4.1.).

Следующая проблемная область «Выборы на Украине» в 2010 г. отражает в СМИ перманентность процесса и транслируется предвыборными баталиями между центральными политическими фигурами: межфракционные потасовки, внутриэлитные разборки, президентские баталии, предвыборная стряпня. В изображении темы используются: 1) метафорические компоненты: предвыборная гонка свежих игроков, правительственная ложа, предвыборный аттракцион персонажей классической кинокомедии; 2) язык арго: правильные пацаны, халявные средства. В этот период актуализируются образные характеристики политических субъектов: Юлии Тимошенко (революционерка, «женщина с косой на голове», в костюме светлых тонов, «Тимошенница»); Виктора Януковича («регионал», «Бандюкович»); Виктора Ющенко («мессия», «пасечник» и др.).

Тема, получившая в СМИ название «Языковой вопрос» (Закон «Об основах государственной языковой политики»), представлена борьбой за национальный украинский язык и обсуждением статуса русского языка на территории Украины. Принятие данного документа представлено полемикой, драками, отставками политиков и др.: «первое побоище — «за мову». В значительной степени данные явления транслируются прецедентными феноменами, в частности, ставшими в контексте общественно-политической обстановки прецедентными ситуациями: «языковой вопрос», «языковой закон», «языковой формат», «языковой проект». Кроме того, проблемная область представлена витальными признаками с негативным оттенком в структуре антропоморфной политической метафоры (языковое «напряжения» у политсил).

Проблемная область «Евромайдан» (2013−2014 гг.) трактуется СМИ как наиболее «хаосное» событие, произошедшее на Украине и повлёкшее за собой отмену Соглашения при вступлении в ЕС, за чем последовали митинги, деятельность официальной оппозиции, смерти, самоустранение из государства президента Украины, назначение других политических субъектов и т. д. Новейший вектор в интерпретации данной проблемной области — это разделение жителей страны, митинги в поддержку России и, наоборот, национализация и отстаивание собственных, украинских позиций, которые сложно идентифицировать по итогам анализа медиатекстов. Когнитивный смысл «Россия как указывающее государство — партнер (а не родственник/брат)» воспроизводит модель ухода Украины от России и апеллирует к идее собственного, вольного выбора: «своя Украина», а не «пророссийская». Тема транслируется образной номинацией Євромайдан и её производными лексемами: евроинтеграсты, евромикомиссар, европарламент и др. Актуализируется метафорическая модель выбора пути, в которой цель Украины — вступление в Европейский Союз, что воспринимается как идея улучшения жизни украинцев: Три подводных камня на пути Украины в ЕС. Пророссийские политики и эксперты указывают на опасности, которые несет нашей стране подписание Договора об ассоциации с Евросоюзом. Признаками препятствий на пути страны представлены экономические и политические проблемы: Заголовок: Эксперт: Расходы на ассоциацию с ЕС — неподъёмны для нашего бюджета. Подзаголовок: Отмену Соглашения об ассоциации с Евросоюзом объясняют тем, что Украине не готовы давать компенсацию. Нам озвучили убытки от расторжения договоров с Россией. Но говорят, что это не всё. Так какие же ещё расходы у Украины в связи с Соглашением об ассоциации?

Самая обширная проблемная область «Россия-Украина (взаимодействие на разных уровнях)» включает в себя следующие структурные элементы: «газовая война», под которой подразумеваются кредиты, снижение цен, вопросы поставки газа Россией Украине; пребывание Черноморского флота в Крыму и его принадлежность; война Грузии с Осетией в 2008 г., что привело к представлению России и Украины как разных «сторон» конфликта; «мясо-молочные», «конфетные» войны в 2011 г., обозначающие возможность поставки на территорию России украинских продуктов; языковой вопрос, определяющий статус русского языка на территории Украины, в 2012 г.; «Евромайдан» — вопрос вступления в ЕС как идея улучшения качества жизни, то есть выбор сотрудничества между Европой и Россией.

Медиатопика информационного пространства Украины отражает стремительную динамику политической ситуации, которая свидетельствует об отсутствии стабильности в государстве, что, следовательно, влечёт за собой использование журналистами определённых способов представления проблемных областей в медиадискурсе.

В п. 2.2. «Языковые способы представления политической действительности в СМИ Украины» рассматриваются способы представления обсуждаемой в СМИ темы (информационного повода/события) с помощью нового семантического оформления ментальных сущностей. Дестабилизация политической обстановки в государстве требует обращения к прецедентности и метафоризации политической жизни как к более образным средствам языка. Ситуация культурно-языкового стыка, в которой украинская политическая реальность представлена средствами русского языка, характеризует продуцирование ментальных сущностей в медиатекстах. Каждый из способов проанализирован с позиций национального своеобразия, манипулятивного потенциала и оценочной семантики, что позволяет констатировать: способ представления действительности, с одной стороны, опосредован информационной повесткой дня Украины, с другой стороны — сохранением когнитивной базы ментальности (знания и представления), позволяющей ориентироваться в семиотическом пространстве СМИ.

П. 2.2.1. «Когнитивные основания номинативной деятельности» посвящён исследованию механизма перевода внеязыкового содержания в конкретную языковую форму, а также её коммуникативной значимости. Содержательная мотивация этого акта обнаруживает актуальную в момент номинации «точку зрения» носителей языка и в итоге позволяет понять специфику мировидения данного народа. В работе анализируются принципы, виды, способы и средства номинации, их воздействующий потенциал и образная составляющая как взаимообусловленность языковых и ментальных аспектов политического дискурса. Например, певучесть украинского языка выражается через использование более высокого темпа речи и орфоэпических норм украинского языка. В русскоязычных СМИ Украины посредством номинаций транслируются термины тематической группы «политика» (Майдан, Верховная рада, КиевРада, Батькiвщина, бютовцы, регионалы, тимошенковцы), языковые средства, обозначающие политические фигуры (Тигипко, Азаров, Ландик и др.), «неполитические» лексемы, отражающие реалии украинской картины мира, но входящие в политический контекст: мова, брехня, шлях, хохлы, гривня, чернобыльцы, Николаевщина и др. Наиболее активно используемыми способами номинации в медиасфере Украины являются реорганизация (составление новых единиц из готовых элементов по определенным моделям) и переосмысление, или семантическая деривация, в связи с чем актуализированы лексемы с оценочно-метафорическими компонентами: ТигрЮля, Витязь, Тимошенница, Бандюкович, Проффесор. В совокупности значений номинации конструируют смысл фразы, совокупности смыслов раскрывают содержание материала и его политический контекст.

В п. 2.2.2 «Прецедентные феномены как культурно нагруженные знаки» прецедентные феномены (далее — ПФ) рассматриваются в качестве культурно-специфических маркеров культурной идентичности, поскольку их содержание или хотя бы ядро знакомо большинству представителей данного сообщества. Анализируются значение, структура и функционирование ПФ в новом политическом контексте, но с отсылкой к первичному тексту («Тимошенко уходит по-украински», «Коалициада, а реально спикериада идёт в кулуарах», «Украинскость — это не шароварщина и не национальный сленг»). Через сферу-источник культурного знания получаемая информация соотносится с характеристиками аккумулируемого образа, моделью поведения/"эталонной" ситуацией и интерпретируется новым контекстом. Таким образом, манипуляция осуществляется за счёт подбора самого феномена: Владимиру Литвину указали на закон (авт. — указали на дверь). Конституционный суд упростил процедуру увольнения спикера. В работе анализируются вербальные (прецедентное имя, прецедентное высказывание) и вербализуемые (прецедентный текст и прецедентная ситуация) ПФ: Тигр Юля, Леди Ю., «отпускать мэра с миром», «есть ли жизнь под ЦИК?». Манипулятивный потенциал ПФ выявляется через оценочность, экспрессивность (сниженный/высокий стиль изложения), различного рода операции через обращение к прецедентному имени. Характерным приёмом русскоязычных изданий Украины является использование прецедента в заголовке и его «расшифровывание» в подзаголовке: Гадания на валютной гуще (авт. — гадания на кофейной гуще). Что будет с гривной после выборов? Главная закономерность в исследовании ПФ — их семантическая трактовка через обращение к первоисточнику, но медийный дискурс сам продуцирует эти «первоисточники» с помощью общественно-политических всплесков. Например, закон «Об основах государственной языковой политики», обсуждаемый в СМИ в 2012 году, получил статус «языкового закона», что привело к возникновению производных данного ПФ, которые в контексте не требуют дословного уточнения: «языковой формат», «языковой проект», «языковой вопрос».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой