М.М. Сперанский – великий русский реформатор

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа по истории отечественного государства и права

Тема: М. М. Сперанский — великий русский реформатор

Введение

Актуальность темы. Современная Россия последние 15 -- 20 лет переживает глубокие социально-политические преобразования, коренным образом изменившие ее облик и продолжающие формировать новую социально-политическую систему. Инициированные «сверху» и поддерживаемые в начале «снизу» частью общества радикальные реформы обернулись сильнейшей демодернизацией производственного комплекса страны, распадом хозяйственно-экономических связей, глубокой деструкцией системы управления, катастрофическими социальными потрясениями и падением уровня жизни населения. Непрофессиональные действия реформаторов эпохи «ельцинизма» ввергли огромную и сильную державу в глубокий социально-политический, социально-экономический и культурно-нравственный кризис, отбросили Россию на многие годы назад, привели к снижению ее человеческого потенциала. Не смотря на формальное построение нового конституционно-государственного строя, в политико-правовой сфере со стороны высшей власти допускались нарушения базовых принципов конституционализма и парламентаризма, задающие в политико-правовой сфере негативную тенденцию и образец действий. Очевидно, что реформы были не продуманы, спроектированы в соответствии с западническими доктринальными установками и не соответствовали социально-политическим реалиям. В настоящий момент наблюдается определенная стабилизация политической ситуации и политической системы, что, казалось бы, говорит о верном направлении усилий новой политической команды, ориентирующейся на либерально-консервативный курс развития. В определенном отношении произошел возврат к неким устойчивым, традиционным, исторически сложившимся и оправдавшим себя принципам социально-политической организации жизни в стране, хотя и сохраняется напряжение (также традиционное для России) между либерально и консервативно настроенными группами внутри политической элиты. По-прежнему идет спор между либералами и консерваторами относительно оптимальных путей преобразований в России.

В данном контексте актуальной и практически значимой задачей представляется обращение к идейно-политическому наследию Михаила Михайловича Сперанского, реформатора, сумевшего примирить или сблизить в своих проектах и государственной деятельности высокие социально-политические идеалы и реальные политические возможности своего времени, либеральные устремления просвещенной отечественной элиты и консервативные принципы и традиции управления империей.

Деятельность М. М. Сперанского в сфере государственного устроения и права привлекает внимание исследователей теории, истории государства, права, политической и правовой мысли, а также специалистов в области политической истории России на протяжении более чем 150 лет. Его государственно-правовые взгляды по общим и частным вопросам государственного управления, права и законодательства, финансов, политической и гражданской свободы, сословного строя и многим другим содержатся в разработанных им законопроектах, трактатах, деловых бумагах и личной переписке.

Место и роль Сперанского в истории преобразований отечественной государственности и формировании правительственной законодательной политики являются общепризнанными и имеют непреходящее значение.

Государственно-правовые идеи Сперанского и совершенные им преобразования в различных областях государственного управления оказались значимыми не только для своего времени, но сохраняют актуальность и в настоящем.

Осуществленные по проектам Сперанского преобразования способствовали ускорению политической модернизации. Учение Сперанского, творчески развитое его последователями, в известной степени стало идейно-теоретической основой государственных реформ 1860- 1870 гг.

Представляется, что для современных и будущих российских юристов и государственных деятелей результаты исследования творчества и деятельности М. М. Сперанского могут быть полезны в познавательном, теоретическом и практическом аспектах.

Сперанский-кодификатор

Михаил Михайлович Сперанский возглавляет плеяду действительно выдающихся и высокопрофессиональных российских юристов. Выходец из духовного сословия, не обладая ни богатством, ни знатностью рода, М. М. Сперанский своим умом, талантом, а главное неустанным трудом сумел стать образованнейшим юристом своего времени. Он добился и высокого положения в обществе, получив звание графа. М. М. Сперанский был универсальным юристом. Он прекрасно ориентировался в государственном, гражданском, уголовном, уголовно-процессуальном и в других отраслях права, выступая в роли ученого-правоведа. Лично составлял тексты законов, осуществлял их толкование. Занимался систематизацией российского права, чем он прежде всего известен.

Хронологически деятельность Сперанского по упорядочению законодательства России относится эпохе Николая I. По императорскому рескрипту от 6 декабря 1826 г. был образован особый Комитет, руководство которым Николай I брал на себя. Туда вошли такие члены Государственного Совета, как Толстой, Васильчиков, Голицын и Сперанский. Задача Комитета состояла, по идее Сперанского, в том, чтобы через обозрение, говоря языком того времени, существующего положения всех частей управления, вывести правила к лучшему их устройству и исправлению. Сперанский возглавил работу по систематизации законодательства, закладывающую основы правового государства.

К этой работе Сперанский готовился всю жизнь. У него был опыт подготовки нормативных актов для Александра I, опыт сибирского подвига, когда за неполных два года была создана правовая основа управления Сибирью (разработаны и приняты Сибирские Уставы), — одна из светлых, хотя и труднейшая по условиям страница жизни Сперанского.

Сперанский намечал три направления систематизации: свод, уложения, учебные книги (то, что мы сегодня называем комментариями). Рассматривая хронологический, азбучный (алфавитный) и систематический порядок расположения законодательного материала, он отдавал предпочтение последнему. Систематическое изложение законов по их предметам предполагало, что частные законы будут подчинены общим, а само уложение будет дополнено недостающими актами. «Уложения не изобретаются, но слагаются из прежних законов с дополнением и исправлением их сообразно правам, обычаям и действительной потребности государства». Как известно, работы по систематизации российского законодательства были успешно завершены.

Останавливаясь на деятельности Сперанского-кодификатора, нельзя не обратиться к его взаимодействию с Карамзиным. Каждый из них имел возможность отслеживать творчество и поступки другого. Нет сомнений, что Карамзин знал о трудах Сперанского, его записках и планах. Обращает на себя внимание почти одновременное завершение работ Сперанского и Карамзина по вопросам государственного устройства и управления. В 1809 г. был окончательно готов План государственного преобразования М. М. Сперанского, написана книга «Введение к Уложению государственных законов». В 1810 г. образован Государственный Совет — детище планов Сперанского. А в 1811 г. появляется великий труд Карамзина «Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях». Это свидетельствует о том, что историограф, занимаясь древней Россией, неустанно размышлял о России ему современной и что труды Сперанского не проходили для него незамеченными.

Сперанского и Карамзина объединяют не только предмет размышлений, но и судьба плодов их мысли и тревоги. План государственного преобразования и все конкретные программы его реализации проводились в жизнь с разочаровывающими купюрами и поправками. История «Записки» Карамзина еще печальнее: она увидела свет только после ухода автора из жизни.

«Записка о древней и новой России» позволяет ощутить, по каким направлениям шло взаимное обогащение чиновно-обязанного Сперанского и вольного историографа. Одной из тем, занявших существенное место в «Записке» Карамзина, является состояние российского законодательства и методы его упорядочения. Это прямо относится к деятельности Сперанского как до его ссылки, так и после возвращения из Сибири, когда Николай I поручил ему заняться систематизацией и кодификацией законов России. У Карамзина также наблюдаем подход к упорядочению законодательства по трем ступеням: обозреть и распределить указы по направлениям их применения; соединить однородные части в целое — Кодекс. «Третье действие есть общая критика законов: суть ли они лучшие для нас по нынешнему гражданскому состоянию России?» В «Записке» содержатся положения, которые могли быть результатом бесед Карамзина и Сперанского. «Русское право так же имеет свои начала, как и римское, — определите их, и вы дадите нам систему законов. Сие последнее действие законодательства назову систематическим предложением». Именно эта задача и осуществлялась Сперанским по решению Николая I уже после ухода Карамзина из жизни.

О понимании роли Сперанского в упорядочении законодательства говорят и такие слова Карамзина: «Сей труд велик, но он такого свойства, что его нельзя поручить многим. Один человек должен быть главным, истинным творцом Уложения Российского; другие могут служить ему только советниками, помощниками, работниками. Здесь единство мысли необходимо для совершенства частей и целого; единство воли необходимо для успеха. Или мы найдем такого человека, или долго будем ждать Кодекса!»

В ходе систематизации законодательства Российской Империи рассматривался вариант: вместо прагматического Кодекса издать полную сводную книгу российских законов или указов по всем частям права, «согласив противоречия и заменив лишнее нужным, чтобы судьи не ссылались и на Уложение царя Алексея Михайловича, и на Морской устав, и на 20 указов, из коих ныне в самом Сенате не без труда отыскиваются». Была учтена и еще одна мысль Сперанского — о том, что «государство наше состоит из разных народов, имеющих свои особенные Гражданские уставы». На вопрос, необходимо ли вводить единство законов, он ответил и своими трудами о порядке законотворчества, и конкретными Уставами об организации управления Сибирью. Его проект «Учреждения для управления Сибирских губерний», «Устав об управлении сибирских инородцев», «Устав об управлении Сибирских киргизов», уставы о ссыльных и об этапах, уставы о сухопутных сообщениях в Сибири и о сибирских городовых казаках, положения о хлебных запасах в Сибири и о долговых обязательствах между крестьянами и инородцами и множество различных правил были утверждены императором Николаем I.

Сперанский-Реформатор

Предпосылки реформ

Александр I, вступивший на трон в возрасте 24 лет, принял от отца обширнейшее наследство: империя простиралась на многие тысячи верст от Балтийского моря до Тихого океана. Численность народонаселения составляла почти 45 миллионов человек (свыше 20 миллионов насчитывало крестьянство, половина — государственные крестьяне, половина — крепостные).

Гибель отца страшно тяготила душу молодого императора; организаторы заговора были удалены с вечным запрещением появляться в столицах. Он думал о судьбе бабки, пережившей насильственную смерть мужа (его деда) и достойно возглавившей великую империю, преумножившей ее территорию, славу и мировое значение. Кстати, Екатерина II осознанно выбрала в наставники к любимому внуку (1784−1795 гг.) знаменитого Фредерика Сезара (Фридриха-Цезаря) де Лагарпа (La Harpe; 1754−1838; в русском обиходе Петр Иванович), выдающегося деятеля позднего Просвещения, пламенного республиканца, швейцарского государственного деятеля, отъявленного либерала (выражаясь современным языком).

У юного абсолютного государя, редкостного красавца, умнейшего и образованнейшего человека своей эпохи, на всю жизнь сохранился (позже тщательно таимый) парадоксальный душевный республиканизм, усвоенный от швейцарского учителя, который остался его советчиком (по переписке) и другом.

У царя был сложный, открытый и скрытный, взвешенный и импульсивный — одновременно — характер, к которому в скором времени пришлось приноравливаться М. М. Сперанскому. Этот таинственный характер сформировался в мучительном детстве, когда ребенку приходилось дипломатично лавировать между открыто враждовавшими отцом (бесправным наследником) и бабкой (самодержавной монархиней). Это наложило неизгладимый отпечаток на его личность, вызывавшую (как и в случае со Сперанским) благоговение — у одних, ненависть — у других.

Страна, примороженная недолгим павловским царствованием, нуждалась в реформах и реформаторах. Вокруг царя сплотился кружок его единомышленников (получивший название «Негласный комитет»): Виктор Павлович Кочубей (1768−1834; граф — с 4 апреля 1799 г., князь — с 6 декабря 1831 г.), Николай Николаевич Новосильцов (1762−1838; граф — с 1 июля 1835 г.), граф Павел Александрович Строганов (1774−1817), князь Адам-Ежи (Адам-Юрий Адамович) Чарторыский (Czartoryscy,; 1770−1861). Это были в полном смысле блестящие молодые аристократы, поклонники и пропагандисты передовых европейских политических идей (Строганов, к примеру, был участником первого этапа Французской революции, членом Якобинского клуба; Новосильцов — англоманом, сторонником британской политической системы; Чарторыский был приверженцем идеи независимости Польши; сотрудничество трех названных лиц мемуаристы и историки часто именуют «триумвиратом»). Участникам «Негласного комитета» государь и поручил разработать и осуществить реформы, в частности, «обуздать деспотизм нашего правительства» (подлинные слова самодержца). В устах императора и его друзей зазвучало абсолютно запретное до этого времени (магическое для русского уха) слово «Конституция». Не так давно отгремели Французская революция и война за независимость Америки.

Разумеется, Сперанский сразу же оказался в гуще событий и перемен. Уже 19 марта (через неделю после воцарения нового монарха; именно эта дата приводится во всех формулярных списках) он становится «статс-секретарем». Назначение было связано с тем, что Сперанский стал правой рукой Дмитрия Прокофьевича Трощинского (1754−1829), доверенного «докладчика» Екатерины II, унаследовавшего эту важнейшую функцию («докладчик и главный редактор») и при новом императоре.

Реформы

Проекты Сперанского опираются на глубокое теоретическое обоснование.

В его записках и проектах (1802−1803 гг.) подчеркивается, что любое государство основано на общей воле народа и передаче им правительству известного количества сил. Из физических сил народа составляется войско, из народных богатств — деньги, из уважения — почести. Если правительство распорядится этими силами неправильно, то чрезмерное войско создаст лишь минутный признак вооружения, но обессилит и расслабит государство, выпуск денег в большем количестве, чем позволяет народный труд, создаст мнимую монету (т.е. породит, инфляцию), обильное расточение почестей — неуважаемые чины и ложные отличия. «Таким образом, могут быть в государстве войска без силы, деньги без богатства и почести без уважения».

Целью любого государства, отмечал Сперанский, является обеспечение безопасности личности, собственности и чести каждого. Поначалу существовали лишь деспотические правительства, воле и усмотрению которых народ предоставил правила достижения этой цели. Затем предпринимались попытки народа принять коренные законы, ставящие пределы самодержавной воле. Собрание этих коренных законов называется «конституция». Однако конституция останется пустой теорией, если у законодательной власти не будет сил заставить исполнительную власть подчиняться конституции. Суть дела в том, полагал Сперанский, что любое правительство стремится к самовластию и для достижения этой цели ослабляет народ, делит его на борющиеся между собой классы по принципу «разделяй и властвуй». В этих условиях тщетно писать конституции, не обеспечив их выполнение действительной государственной силой.

Сперанский различает «внешний образ правления» (постановления, грамоты, учреждения, уставы об устройстве государства) и «внутренний образ правления», который определяется им как «расположение государственных сил».

Дело не в том, писал мыслитель, как государство называется, какие законы и постановления провозглашает — все это относится к «внешнему образу правления». Так, наружный образ Рима под властью кесарей был республиканский: законы издавались Сенатом, существовали народные трибуны и все республиканские органы, однако свобода была уже ниспровергнута, а Рим неоспоримо имел самое деспотическое правление.

Главное, по его мнению, в том, ограничено ли самовластие правительства или, наоборот, правительство является деспотическим. «Сила правительства ограничивается равновесием сил народных. В сем состоит внутренний образ правления».

Рассуждение, что сила правительства может быть ограничена волей народа, Сперанский отвергает: «Это бы значило хотеть пространство измерить весом».

Действительная конституция страны существует не на бумаге («внешний образ правления»), а в реальном («вещественном») распределении сил государства на все состояния народа, подчеркивал он.

Исходя из изложенного, Сперанский дает очень резкую характеристику современному ему общественному и государственному строю России. Этот строй основан на зависимости крестьян от помещиков, а дворян — от государя. «Я нахожу в России два состояния: рабы государевы и рабы помещичьи. Первые называются свободными только в отношении ко вторым, действительно же свободных людей в России нет, кроме нищих и философов».

Разделение на дворян и рабов (их интересы противоположны) оставляет на стороне правительства всю неограниченность действия; поэтому, писал Сперанский, сколько бы грамот и положений ни было принято, сколько сенатов или парламентов ни было бы учреждено — «государство сие есть деспотическое». Со времен Петра было произведено так много различных преобразований, что «внешний образ правления» вообще не имеет определенного вида и ощутимо противоречит внутреннему: «Ни в каком государстве политические слова не противоречат столько вещам, как в России».

Из радикальных теоретических посылок Сперанский делал относительно умеренные практические выводы. Он пишет о трудности основания «монархического правления» в стране, где половина населения находится в рабстве, а это рабство связано и с политическим устройством, и с воинской системой страны.

В России много земель и малочислен народ — быстрое освобождение крестьян может побудить их «обратиться к некоторому роду кочевой жизни», что пагубно и для них, и для государственной экономики. Поэтому отмену крепостничества Сперанский предлагал провести в две эпохи. В первую эпоху намечалось определить законом крестьянские повинности, урегулировать отношения крестьян и помещиков так, что крестьяне «из личной крепости помещиков перейдут в крепость земле». «Во второй эпохе, которая, конечно, не может быть близка и должна быть приготовлена многими частными распоряжениями, возвратится крестьянам и древнее их право свободного перехода от одного помещика к другому… «

Ссылаясь на то, что никакое европейское государство, в связи с другими стоящее, не может долгое время быть деспотическим, Сперанский ставил задачу установления российского престола «на твердых столпах закона и всеобщего порядка».

В проектах 1802−1803 гг. Сперанский предлагал для охраны законов создать в России «высший малочисленный класс истинного монархического дворянства», который был бы независим от монарха. Поначалу в этот класс следовало зачислить служилых дворян первых двух, трех или четырех классов Табели о рангах (т.е. статский и военный генералитет), затем этот класс будет пополняться на началах права первородства (наследование всего имения старшим сыном). Этот класс станет блюстителем основных законов страны, посредником между престолом и народом.

Гарантией незыблемости законов в монархическом государстве Сперанский называл также свободу печати, гласность государственных дел и силу общественного мнения.

Поскольку формирование высшего класса, полагал он, займет длительное время, а еще более продолжительным будет первый этап освобождения крестьян, у дворянства на какое-то время останется «право владеть крестьянами в крепость». Однако в конце концов в России останутся лишь народ и «высший малочисленный класс», причем народу будет предоставлено право участвовать в принятии законов, по крайней мере — коренных. «Дворянин будет носить имя и, если угодно ему, будет им и гордиться. Но правами, ему равными, будет пользоваться вся Россия».

Впоследствии Сперанский отказался от плана создания в России малочисленного класса родовитой знати, соответствующего не столько идеям Монтескье о роли дворянства в монархии, сколько честолюбивым помыслам екатерининских вельмож в кругах, близких к императору. Очень резко и неоднократно Сперанский порицал вредное и опасное для государства феодальное право первородства (майорат).

Гораздо радикальнее записки и проекты Сперанского 1809 г. В них много ссылок на примеры истории, на политическую практику Англии, Франции и других европейских стран, а также «Соединенных Американских областей» (т.е. США).

«Все политические превращения, в Европе бывшие, — писал Сперанский, — представляют нам непрерывную, так сказать, борьбу системы республик с системою феодальною. По мере того как государства просвещались, первая приходила в силу, а вторая — в изнеможение».

Республикой Сперанский называл государство, где государственная власть ограничена законом, в составлении которого принимают участие граждане. Таковы греческие и Римская республики.

Феодальная система, отмечал он, «основана была на власти самодержавной, ограничиваемой не законом, но вещественным, или, так сказать, материальным ее разделением». Эта система образовалась на Севере и оттуда распространилась по всей Европе.

Третья система правления, которую Сперанский называл деспотической, не допускающей ни меры, ни границ власти, утверждалась на Востоке.

С течением времени первая феодальная система в Европе (период феодальной раздробленности), разъяснял он, переросла во вторую феодальную систему, «которую можно назвать феодальным самодержавием», где государственная власть не ограничена и еще не существует ни политической, ни гражданской свободы. Вторая феодальная система (феодальное самодержавие) сложилась в результате создания регулярных войск и упорядочения государственных сборов; на Западе этому способствовали крестовые походы, в России — «походы татарские».

Время, просвещение и промышленность, согласно Сперанскому, ведут к новому порядку вещей, к достижению политической свободы. Наметился третий переход — от феодального правления к республиканскому, основался третий период политического состояния государств. Первой на этот путь вступила Англия, за ней — Швейцария, Голландия, Швеция, Венгрия, Соединенные Американские области и, наконец, Франция. «В общем движении человеческого разума, — писал Сперанский, — государство наше стоит ныне во второй эпохе феодальной системы, то есть в эпохе самодержавия, и, без сомнения, имеет прямое направление к свободе». Этот путь, считал он, в России будет прямее, чем в других странах, так как российская конституция будет создана не среди жестоких политических столкновений, отрывками, в разное время, а по «благодетельному вдохновению верховной власти».

Проекты реформ и записки Сперанского не лишены предостерегающих (угрожающих) рассуждений: «Никакое правительство, с духом времени не сообразное, против всемогущего его действия устоять не может». «Нет в истории примера, чтобы народ просвещенный и коммерческий мог долго в рабстве оставаться». «Дух народный переменяется по обстоятельствам. Всякий век имеет свою физиономию».

Эти суждения (в записках и проектах, адресованных императору) носят, разумеется, не революционный, а либерально-реформистский характер в духе И. Канта, возлагавшего вину за кровавые революции на тупость правительств, медлящих с проведением назревших реформ. «Сколько бедствий, сколько пролития крови можно было бы упредить, — писал Сперанский, — если бы правители держав, точнее наблюдая движение общественного духа, сообразовывались ему в началах политических систем и не народ приспособляли к правлению, но правление к состоянию народа».

В проектах и записках, представленных Александру I, утверждалось, что конституция упорядочивает осуществление государственной власти, но не ограничивает власти императора: «Российская империя есть государство нераздельное, монархическое, управляемое державною властью по законам государственным… Державная власть во всем ее пространстве заключается в особе императора». Император, по определению Сперанского, — это верховный законодатель, верховный охранитель правосудия, «верховное начало силы исполнительной» и глава церкви.

Вместе с тем предлагаемые Сперанским реформы должны были существенно изменить общественно-политический строй России.

Во-первых, цель реформ состояла в том, чтобы обеспечить права и свободы россиян. Если в записках и проектах 1802−1803 гг. упор делался на порицание политического и гражданского рабства, то в 1809 г. в развитие этих мыслей излагается позитивное обоснование и раскрывается содержание прав и свобод.

Сперанский различал права гражданские и права политические. Те и другие представляют собой «силы государственные», остающиеся в распоряжении подданных. Одними они пользуются индивидуально («каждый особенно»); это права гражданские, определяющие степень свободы лица и имущества. Другими правами подданные пользуются коллективно — это права политические, определяющие степень их участия в государственной власти.

«Права гражданские общие» означают, что никто не может быть наказан без суда, каждый только по закону (или по договору) обязан нести личную службу или вещественные повинности, имеет право на собственность. «Права гражданские, то есть безопасность лица и имущества, суть первое неотъемлемое достояние всякого человека, входящего в общество. Противно природе человека предполагать, чтоб кто-либо согласился жить в таком обществе, где ни жизнь, ни имущество его ничем не обеспечены». Эти права (гражданскую свободу) в России имеют дворяне, купцы, мещане и другие «люди свободного состояния».

Что касается крепостных, помещичьих крестьян, то они, считал Сперанский, не имеют ни политической, ни гражданской свободы. Он повторял, что рабство в России должно быть уничтожено посредством мер постепенных, но действенных. Пока это не произошло, дворянство как класс образованный, знающий законы и способный к управлению, должно иметь особенное гражданское право «приобретать недвижимую собственность населенную, но управлять ею не иначе, как по закону».

Гражданскими правами, по проектам Сперанского, в конечном счете должны быть наделены все подданные Российской империи: «Начало и конец общественного бытия есть взаимная безопасность соединившихся лиц и их имуществ». Политические права, по мысли Сперанского, рассматриваются лишь как гарантии соблюдения правительством гражданских прав: «Хотя права гражданские и могут существовать без прав политических, но бытие их в сем положении не может быть твердо».

К политическим правам Сперанский относил «участие в силах государственных: законодательной, судной и исполнительной». Этими правами в связи с созданием представительных учреждений могут быть наделены лишь собственники. Те, у кого нет собственности, по образу жизни и воспитанию не имеют способностей, необходимых для составления законов. К тому же человек без собственности не должен участвовать в обсуждении закона о податях, которых он не платит. Если наделить политическими правами тех, у кого нет собственности, голос их, по числу, возьмет перевес. «Сие состояние общества называется охлократия». (В источнике явно описка: «олигархия». Не случайно на полях рукописи против этого текста стоит знак вопроса. — Прим. авт.)

В результате проведения реформ, полагал Сперанский, народ российский разделится на три класса.

Дворянство будет иметь все общие (гражданские) права, а политические права — на основании собственности. Сверх того оно будет иметь особенное право приобретать населенные земли и свободу от личных повинностей (но обязано пройти гражданскую или военную службу не менее 10 лет; при уклонении от службы потомственное дворянство теряется).

Среднее состояние обладает всеми общими гражданскими правами, а политическими — в соответствии с собственностью. «Среднее состояние составляется из купцов, мещан и ремесленников, однодворцев и всех поселян, имеющих недвижимую собственность в известном количестве».

Третий класс (сословие, состояние) — народ рабочий. «Народ рабочий имеет общие права гражданские, но не имеет прав политических… К классу рабочего народа причисляются все поместные крестьяне, мастеровые, их работники и домашние слуги».

Эти сословия (состояния, классы) не должны быть замкнуты и разобщены: личное дворянство (приобретаемое службой) связывает второе сословие с первым, а возможность приобретения недвижимой собственности — третье со вторым.

Во-вторых, проектами 1809 г. предусматривалось существенное преобразование правовой системы Российской империи. Основное внимание в этих проектах уделено тому, «чтобы не внешними только формами покрыть самодержавие, но ограничить его внутреннею и существенною силой установлении и учредить державную власть на законе не словами, но самим делом».

Законы, рассуждает Сперанский, ссылаясь на Бентама, ограничивают естественную (частную) свободу человека и приводят ее в совместимость со свободой других. «Закон составляется в защиту лица и собственности». Все постановления, которыми управляется государство, исходят из одного начала: «Не делай другим того, чего не желаешь себе». Законы имеют своим предметом отношения постоянные и неизменные. Обстоятельно развивая мысли о соотношении законов и других правовых актов, высказанные еще в проектах 1802−1803 гг., Сперанский определяет законы как «те постановления, коими вводится какая-либо перемена в отношениях сил государственных или в отношениях частных людей между собой».

От законов в проектах Сперанского отличаются уставы, учреждения и регламенты, определяющие только способ исполнения законов.

Коренные государственные законы составляют конституцию, образ правления, внутреннее политическое бытие государства. Сперанский даже пишет: «Коренные государства законы должны быть творением народа; коренные государства законы полагают пределы самодержавной воле». Однако в России конституцию предполагалось принять по воле императора, которой, по идее, не ставились конституционные ограничения.

Будущей законодательной власти России Сперанский предлагал принять Уложение государственное и законы органические. Уложения гражданское, уголовное, коммерческое, сельское, Устав судебный, постановления о налогах и повинностях и некоторые другие законы, уставы, разъяснения и дополнения к ним.

Все другие акты, регулирующие порядок исполнения законов и относящиеся к меняющимся действиям и происшествиям, должны строго соответствовать законам. Таким способом намечалось «правление, доселе самодержавное, поставить и учредить на неизменном законе».

В-третьих, предполагалось провести упорядочение и разделение властей, подчиненных державной власти императора.

Разделение властей, как и само государство, Сперанский теоретически выводил из первоначальной силы (власти) народа. «Три силы движут и управляют государством: сила законодательная, исполнительная и судная.

Начало и источник сил в народе: ибо они не что другое суть, как нравственные и физические силы людей в отношении их к общежитию".

Для составления законов и «взыскания отчета о всех уставах и учреждениях» следовало образовать в России Государственную думу. Она собирается в сентябре месяце и заседает до решения предложенных ей дел. Созыв Государственной думы может быть отсрочен до следующего года актом императора в Государственном совете, ее состав может быть изменен таким же актом. «Законы предлагаются правительством, уважаются (т.е. обсуждаются и принимаются) в Думе, утверждаются государем. Думе представляются отчеты министров; в случаях явного нарушения Государственного уложения Думе предоставляется право взыскивать ответа от министров, представляя отчет государю». Закон, отвергнутый большинством голосов Думы, оставляется без действия (единственная ситуация, когда воля Думы может противостоять воле императора).

Исполнительную власть осуществляют министерства и губернские, окружные, волостные управления.

Для осуществления правосудия учреждаются волостные, окружные, губернские суды. «Сенат есть верховное судилище для всей империи».

Особое место в системе высших государственных органов должен был занять Государственный совет, в котором «все действия части законодательной, судной и исполнительной в главных их отношениях соединяются и чрез него восходят к державной власти и от нее изливаются». Члены Государственного совета назначаются императором.

По проектам Сперанского, государственной реформе подлежат не только учреждения высшей, центральной власти. Образование дум начинается с волости: каждые три года в каждом волостном городе (или селении) владельцы недвижимой собственности составляют волостную думу, которая выбирает членов волостного правления, заслушивает отчет о сборах и расходах и выбирает депутатов в окружную думу. Окружная дума каждые три года заслушивает отчет о сборах и расходах, выбирает членов окружного совета, членов окружного суда, депутатов в губернскую думу. Губернская дума осуществляет такие же полномочия, избирая соответственно членов в Государственную думу. «Государственная дума составляется из депутатов от всех свободных состояний (сословий) по избиранию дум губернских».

Предполагалось таким образом учредить по всей России сеть регулярно собирающихся представительных учреждений, обладающих правом формирования местных бюджетов, избрания правлений (советов), судей (соответствующего уровня). Думы были полномочны также вносить в вышестоящие органы власти представления о волостных (окружных, губернских) общественных нуждах. Все это вместе взятое должно было упорядочить процесс законотворчества и обеспечить надлежащий контроль за исполнением законов.

Если проведение общественных реформ (особенно уничтожение рабства в России) представлялось Сперанскому процессом продолжительным, длящимся немало лет, то преобразование государственного строя по воле императора он считал делом близким, скорым. Призывая «не терять времени, но избегать всякой торопливости», Сперанский (в 1809 г.) предлагал в течение четырех месяцев составить и рассмотреть Государственное уложение. Для этого Манифестом (сообразным тому, какой был издан Екатериной II для созыва Уложенной комиссии) назначить выбор депутатов из всех состояний под предлогом введения Гражданского уложения. Это собрание депутатов предлагалось назвать Государственной думой, «1-й день сентября, в новый год по старому русскому стилю, открыть Государственную думу со всеми приличными обрядами». После обсуждения Гражданского уложения Думе предложить Государственное уложение. В результате, писал Сперанский, «к 1811-му году, к концу десятилетия настоящего царствования, Россия воспримет новое бытие и совершенно во всех частях преобразуется».

Критика и отставка

Проекты Сперанского вызывали резкую критику в адрес реформатора со стороны дворян, которые были недовольны указами о чиновниках, сокращавшими их привилегии, а в социальных проектах Сперанского усматривали ущемление своих земельных прав.

Весной 1812 г. интриги придворных привели к отставке и ссылке Сперанского. Немалую роль в этом сыграла упомянутая «Записка о древней и новой России» писателя и историка Н. М. Карамзина: «Надлежало бы не дворянству быть по чинам, но чинам по дворянству, т. е. для приобретения некоторых чинов надлежало бы необходимо требовать благородства, чего у нас со времен Петра Великого не соблюдается: офицер уже есть дворянин. Не должно для превосходных дарований, возможных во всяком состоянии, заграждать пути к высшим степеням, -- но пусть государь дает дворянство прежде чина и с некоторыми торжественными обрядами, вообще редко и с выбором строгим. Польза ощутительна: 1) Если часто будете выводить простолюдинов в министры, в вельможи, в генералы, то с знатностью приведется давать им и богатство, необходимое для ее сияния, -- казна истощается… Напротив того, дворяне, имея наследственный достаток, могут и в высших чинах обойтись без казенных денежных пособий. 2) Оскорбляете дворянство, представляя ему людей низкого происхождения на ступенях трона, где мы издревле обыкли видеть бояр сановитых. Ни слова, буде сии люди ознаменованы способностями редкими, выспренними; но буде они весьма обыкновенны, то лучше, если бы сии высшие места занимались дворянами. «

Указывают обыкновенно на редактированные Сперанским распоряжения 1809 г. о придворных званиях и об экзаменах на гражданские чины, как на причину нелюбви к Сперанскому знати и чиновничества. Указ о придворных званиях признал их отличиями, не приносящими никакого чина. Указ об экзаменах на чины поставил производство в чины VIII и старших классов в зависимость от образовательного ценза. Может быть, неудовольствие потерпевших от новых служебных порядков и сыграло свою роль в падении Сперанского; но во всяком случае его падение последовало много спустя после указов 1809 г. и совершилось совсем внезапно. Государь в марте 1812 г. выслал Сперанского в Нижний Новгород, а оттуда — в Пермь.

Удаление Сперанского стояло в несомненной связи с переменой во внешней политике Александра. Тильзитский мир 1807 г. сделал Александра союзником и другом Наполеона, приобщил Россию к известной «континентальной системе» Наполеона и разделил Европу на две сферы влияния, отдав ее запад Наполеону, а восток Александру. Последствием были войны со Швецией и с Турцией. Первая война дала России Финляндию, вторая Бессарабию. Кроме того, в 1809 г. Александр участвовал в войне Наполеона с Австрией и получил от последней часть восточной Галиции (Тарнопольский округ, который по окончании борьбы с Наполеоном снова отошел к Австрии). Переход от вражды к сближению с Францией, разрыв со старыми союзниками, тяжести континентальной системы и непрерывных войн, французское влияние на внутренние дела, проводником которого считали именно Сперанского, — все это очень влияло на общественное настроение и вызывало ропот. Когда добрые отношения Александра и Наполеона стали портиться, вражда русского общества к Наполеону и Франции достигла большого напряжения, а Сперанский в общественном мнении стал почитаться уже прямо изменником. Как первое лицо в пору сближения с Францией, Сперанский стал как бы символом этого сближения и должен был, конечно, сойти со сцены при перемене политического фронта.

Заключение

Взгляды М. М. Сперанского по основным вопросам государства и права сформировались в конце XVIII — начале XIX вв., т. е. в период, когда в странах Западной Европы и Америки происходили политические, социальные и экономические преобразования, связанные с отменой феодально-абсолютистских и постепенным установлением либеральных конституционных порядков.

В это время в России широкое распространение получили идеи Просвещения; с воцарением Александра I в стране изменился политический режим. Либерализация социально-политического курса и общая обстановка способствовали появлению реформаторских настроений и проектов у прогрессивной и образованной части российского населения.

Известно, что каждая историческая эпоха сама выдвигает людей, необходимых для решения стоящих перед ней задач. Сперанский вырос в среде, которая наиболее ощутимо воспринимала проявление государственного произвола. Поэтому, поднявшись на вершину политической карьеры и получив возможность воплотить свои идеи в проекте государственных преобразований, он стремился к созданию таких механизмов государственного управления, которые обеспечивали бы гражданские и политические права личности.

Несмотря на то, что учение М. М. Сперанского о праве и государстве не было завершено единым научным трудом, его элементы четко выражены в различных проектах и записках ученого.

Наиболее подробно, политические идеалы Сперанского изложены во «Введении к Уложению государственных законов» 1809 г.

Сперанский понимал, что для правильного течения государственной жизни необходима свобода личности и устранение произвола. По его мнению, никакие законы не будут хороши, если личность, их исполняющая, равно как и личность, контролирующая исполнение законных предписаний, не будут защищены от самовластья.

Наделение политическими правами почти всех собственников недвижимого имущества и промышленного капитала придает проекту Сперанского, в большой степени, такую демократическую окраску, которой не было до него ни в одном либеральном проекте начала XIX в.

«Введение к Уложению государственных законов» учитывало национальные и политические особенности российского государства, было детально продумано, логично составлено и, в целом, отвечало требованиям современной ему исторической обстановки.

В учении М. М. Сперанского о праве и государстве уделено наибольшее внимание трем основным объектам: проблемам законодательной деятельности, концепции политических реформ и правам подданных. Его политико-правовые взгляды получили широкую реализацию в проектах реформ государственного управления, в том числе в ходе финансовой реформы, осуществленной в 1810—1812 гг.

Концептуальные подходы Сперанского к регулированию финансов оказали большое теоретическое влияние на будущую реформу финансовой и кредитной системы Российской империи.

Кроме того, отличительной особенностью Сперанского как государственного деятеля и реформатора является то, что, получив возможность реализовать свои замыслы на практике управления отдельным регионом Российской империи (Сибирью), он провел реформу вверенного ему управления в комплексе, включая административно-территориальное устройство региона, систему органов власти, законодательство, развитие экономики, в том числе промышленности и сельского хозяйства, а также решение проблем обеспечения безопасности сибирских границ империи.

Говоря о правовом обеспечении преобразований, необходимо отметить, что предложения Сперанского по проведению сибирской реформы основывались на общероссийских законах, но при этом учитывались социальные и культурные традиции коренного населения региона.

Так, впервые в истории России, сибирская реформа Сперанского соединила в себе общеимперское административно-территориальное устройство с организацией местного самоуправления в лице крестьянских волостей и обществ, традиционных инородческих улусов и родовых управлений.

Идея сибирской реформы Сперанского 1822 г. являлась одним из самых глубоких теоретических воззрений первой половины XIX в. на основы государственного управления, а ее реализация — новаторским прорывом в практике регионального администрирования.

Не все проекты Сперанского были реализованы при жизни реформатора. Это объясняется во многом тем, что Россия начала XIX в. не была подготовлена к подобным преобразованиям. Сперанский примерно на 50, если не на большее количество лет, опередил свое время. Сам реформатор, понимая это, по возможности адаптировал свои проекты к существовавшему уровню развития государства, ,^ правовой и общественной мысли. Это выражалось, в первую очередь в том, что предлагаемые Сперанским реформы строились, исходя из принципов самодержавия, и могли быть реализованы только в его рамках и с помощью верховной власти.

Однако политика верховной власти в России в первой четверти XIX в. не отличалась постоянством. Будучи приверженцем либеральных преобразований в начале своего царствования, Александр I после победы над Наполеоном изменил курс российского самодержавия, переориентировав его в соответствии с установками Священного союза, ставившего своей целью пресечение революционных движений и укрепление прежних порядков в странах Западной Европы. Вторую половину царствования Александра I можно охарактеризовать его же словами, сказанными в 1821 г. и записанными Сперанским в своем дневнике: «не следует торопиться с преобразованиями, но для тех, кто их желает, делать вид, что ими занимаются».

Тем не менее, проекты Сперанского стали идейно-теоретической основой для многих преобразований, которые были осуществлены его учеником Александром II в 1860 — 1870 гг. Идея ограничения верховной власти законом была осуществлена почти через сто лет и нашла свое отражение в знаменитом Манифесте от 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка» и в Основных законах Российской империи в редакции от 23 апреля 1906 г.

С вступлением на престол Российской империи нового императора началась новая эпоха государственной деятельности М. М. Сперанского. В число первоочередных задач своего царствования Николай I поставил систематизацию законов. В предшествующий период с 1700 по 1826 г. в России было создано 10 комиссий для приведения российского законодательства в систему, но ни одна из них в силу различных причин не смогла достичь своей цели. Ко второй четверти XIX в. российское законодательство по-прежнему оставалось неупорядоченным и противоречивым.

Главную цель усовершенствования законодательства Николай I видел в том, чтобы привести его в систему, не вводя ничего нового, обеспечив тем самым укрепление нормативно-правовой основы самодержавного государства.

Для достижения поставленной цели Николай I привлек М. М. Сперанского.

Под руководством последнего, благодаря его обширным теоретическим познаниям в правовой сфере и опыту в управленческой деятельности, а также с помощью удачного подбора кадров специально созданного для этого II Отделения Собственного Его Императорского Величества канцелярии, удалось успешно решить поставленные императором задачи.

Первый раз почти за 200 лет (с 1649 г.) Россия получила систематизированные законы в виде их Полного собрания и Свода, законы «по сравнению с прежними, более точные, ясные и удобные к пользованию». Российские законы впервые стали доступны государственным чиновникам и населению.

Не будет преувеличением сказать, что приведя в систему российское законодательство, М. М. Сперанский определил прогрессивную правовую судьбу России. Ведь до него законодательство огромной империи представляло собой эклектическое и хаотичное нагромождение нормативно-правовых актов.

Новые интеллектуальные подходы и методы, введенные Сперанским в арсенал юридической науки, а также юридическая техника, использованная Сперанским в процессе подготовки Полного собрания и Свода законов Российской империи, легли в основу теории и практики законотворчества, и представляют собой большую ценность для современных юристов, и в первую очередь, правоустановителей.

В ходе работы над Полным собранием и Сводом законов Российской империи во II Отделении М. М. Сперанский впервые создал высшую юридическую школу, положив тем самым начало специальному юридическому образованию в России.

Сперанского справедливо следует считать также родоначальником российского юридического языка.

С началом государственных преобразований в современной России последних десятилетий научный интерес к наследию М. М. Сперанского резко возрос. С крахом тоталитаризма, однопартийной системы государственного управления и переходом к рыночной экономике принципы построения правового государства стали краеугольным камнем в создании нового правового пространства.

Во многом актуально в настоящее время учение М. М. Сперанского о государственном строе: в частности, его министерской реформе посвящаются многочисленные исследования и научные конференции, спустя 200 лет со дня ее реализации.

Постсоветская Россия в переходный период претерпела целый ряд правовых и экономических преобразований, в которых за основу брался опыт государственных реформ различных зарубежных стран от Соединенных Штатов Америки до Аргентины и Бразилии.

Однако специфика России с ее огромной территорией и исторически обусловленной инертностью народных масс никак не учитывалась зарубежными моделями.

Отечественное учение российского государственного строителя, философа правоведа и реформатора-практика, М. М. Сперанского, в частности, его идеи о порядке формирования системы органов государственной власти и об обеспечении законности в управлении, финансовая реформа (в том числе установление контроля над расходованием бюджетных средств министерствами и ведомствами), его практический опыт управления отдельным важнейшим регионом страны, а также многое другое, сегодня представляют собой полезный опыт для создания в России развитого правового государства.

сперанский политический законодательный государственность

Список литературы

1. Сперанский С. И. Учение М. М. Сперанского о праве и государстве 2003 г. Диссертация.

2. Профессор М. Ф. Владимирский-Буданов «Обзор истории русского права»

3. Майоров В. И. Введение в юридическую специальность: Учебное пособие. — Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2005.

4. Чибикеев С. М. Политические идеи и проекты М. М. Сперанского в контексте истории российских реформ. 2009. Диссертация.

5. С. Ф. Платонов Полный курс лекций по русской истории

6. История политических и правовых учений. Учебник / Под ред. О. Э. Лейста. — М.: Юридическая литература, 1997.

7. Наследие Сперанского в законотворчестве современной России. И.Л. Бачило

8. Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях.

9. Гречишкин С. С., Луковская Д. И., Морозов В. И. Михаил Михайлович Сперанский (материалы к научной биографии) С. -Пб. 2000 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой