Конструктивизм в архитектуре России, Урала, Сибири; городов Кузбасса, Омска, Новосибирска

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Строительство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кузбасский государственный технический университет имени Т.Ф. Горбачева».

Кафедра строительных конструкций

Реферат по истории архитектуры

Тема: Конструктивизм в архитектуре России, Урала, Сибири; городов Кузбасса, Омска, Новосибирска

Выполнил:

студент группы СПб-112

Дмитриева Виктория

Проверил:

доцент

Зюзьков Юрий Сергеевич

Кемерово 2012

Конструктивизм, возникший в СССР в 1920 — 1930 году, можно определиться как советский авангардный стиль, построенный на строгости и функциональности форм, их рациональных размерах с четким геометрически правильным каркасом. При этом в архитектуре он проявляется в создании функциональных проектов зданий с применением стекла, кирпича и железобетона, лишенных внешнего лепного декора. Фасады зданий характеризуются четкостью вертикальных и горизонтальных конструкций окон и стен, создавая контрасты чередования гладких поверхностей стекла и стены.

Постепенно в массовом строительстве стали больше применяться родственные стили конструктивизма — функционализм и рационализм, но в индивидуальном строительстве он продолжал лидировать. Согласно концепции стиля конструктивно функциональное проектирование пространства способствует гармонизации, поэтому и определяет архитектуру всего здания. При этом целью конструктивизма стало разрушение тектонической структуры дома, которая все также проявляется, однако, теряет безупречность и целостность. Это противоречие в идеологии стиля позволяет проектировать комфортные и функциональные здания, которые при этом имеют необычный, даже иногда, эксцентричный вид. Их архитектура, как правило, складывается из простых объемов, которые в сочетании друг с другом придают зданию неоднозначность и сложность характера. Архитектура зданий в стиле конструктивизма характеризуется строгой геометрией форм, порядком объемов и четкости линий конструкции, которое в общем приводит к полной асимметрии и ощущению непредсказуемости.

Конструктивизм в архитектуре дал развитие применению металлических элементов отделки, которые заимствовали из эстетики мира машин, например, океанских лайнеров. Такое применение высокотехнологичных материалов и стремление отражения будущего делает конструктивизм схожим с появившимся позднее стилем хай-тек.

Важной вехой в развитии конструктивизма стала деятельность талантливых архитекторов -- братьев Леонида, Виктора и Александра Весниных. Впервые архитекторы-конструктивисты громко заявили о себе на конкурсе проектов здания Дворца Труда в Москве (Приложение 1). Проект Весниных выделялся не только рациональностью плана и соответствием внешнего облика эстетическим идеалам современности, но и подразумевал использование новейших строительных материалов и конструкций.

Ближайшим соратником и помощником братьев Весниных был Моисей Яковлевич Гинзбург, который был непревзойдённым теоретиком архитектуры первой половины XX века. В своей книге «Стиль и эпоха» он размышляет о том, что каждый стиль искусства адекватно соответствует «своей» исторической эпохе. Гинзбург и братья Веснины организовывают Объединение современных архитекторов (ОСА), в которое вошли ведущие конструктивисты.

В среде ОСА выдвигается ряд перспективных архитекторов, таких, как братья Голосовы, И. Леонидов, М. Барщ, В. Владимиров.

Конструктивисты активно участвуют в проектировании промышленных зданий, фабрик-кухонь, домов культуры, клубов, жилых домов.

Особой фигурой в истории конструктивизма считается любимый ученик А. Веснина -- Иван Леонидов, выходец из крестьянской семьи, начавший свой творческий путь с ученика иконописца.

В начале 1930-х годов в значительной степени изменилась политическая ситуация в стране, а, следовательно, и в искусстве. Новаторские течения сначала подвергались резкой критике, а потом и вовсе оказались под запретом, как буржуазные. На смену романтично-утопическому, строгому и революционному аскетизму пришли пышные формы тоталитарного барокко и надменная избыточность сталинского неоклассицизма.

Московский конструктивизм

Начало прошлого века (1920−1930е годы) — время коренных социальных преобразований в нашей стране, а также поисков и экспериментов в архитектуре. Именно тогда стали появляться многочисленные общественные здания, в том числе совершенно нового назначения. Бытовые потребности, например, решали с помощью прачечных, яслей и детских садов, общественных столовых и фабрик-кухонь. Последние освобождали женщину от части домашней работы и привлекали ее к производственной деятельности. Первое подобное заведение было построено в 1928 году на Ленинградском шоссе по проекту архитектора А. И. Мешкова (Приложение 2). В то время производство было оснащено передовым оборудованием — картофелечистками, овощерезками, мясорубками, хлеборезками. Механизация коснулась не только приготовления пищи, но и мытья посуды и пр. На двух этажах располагалось конвейерное производство обедов, которые затем развозили по заводским столовым и отпускали на дом. Остальные помещения занимали столовая и магазин. Мощность предприятия составляла 20 тысяч обедов в сутки.

Свой досуг советский человек должен был проводить в залах для собраний, читальнях и рабочих клубах — местах встречи «лучших» людей, приобщения их к новой культуре. Чтобы отвечать подобным целям, эти учреждения обязаны были быть многофункциональными, совмещающими в себе библиотеки, спортивные секции, залы для демонстрации кинофильмов, театральных постановок, проведения собраний и т. п. Согласно первоначальному проекту К. С. Мельникова, выполненному для клуба фабрики «Буревестник» (Приложение 3), театральный зал должен был превращаться в бассейн. Солнечные ванны можно было принимать в солярии на кровле башни здания. К сожалению, бассейн так и не удалось построить, но в целом это была очень смелая и прогрессивная идея.

В 1927—1929 годах для профсоюза коммунальников по проекту архитектора И. А. Голосова на улице Лесной был возведен Клуб имени С. М. Зуева (Приложение 4). Композиция этого здания построена на пересечении вертикального стеклянного цилиндра лестничной клетки и горизонтального параллелепипеда верхнего этажа. В прямоугольном объеме размещены зрительный зал на 850 мест, малый зал на 200 мест и другие помещения.

В 1928—1929 годах на улице Стромынка возвели Клуб имени И. В. Русакова для рабочих-коммунальников — первый из пяти подобных учреждений, построенных К. С. Мельниковым в Москве (Приложение 5). В плане он представляет собой треугольник, вершину которого занимает сцена и обслуживающие ее помещения. В центральной части находится партер, а основание этого треугольника как бы разветвляется на три обособленных балкона-амфитеатра. С помощью раздвижных стен три амфитеатра, по замыслу автора, могли либо сливаться с партером, образуя зал вместимостью 1170 человек, либо превращаться в отдельные помещения.

Также на рубеже 20−30?х годов по заказу профсоюза химиков К. С. Мельниковым был построен клуб фабрики «Свобода» на улице Вятской, на улице Плющиха был построен клуб завода «Каучук».

Задуматься о реорганизации самого типа жилища новая советская идеология, помноженная на квартирный кризис, заставляла прогрессивные умы, которые пришли к выводу, что идеальным вариантом расселения смогут стать дома-коммуны, объединяющие «социализм в одном здании. Самое знаменитое сооружение подобного типа — дом-коммуна Наркомфина на Новинском бульваре, построенный в 1928—1930-х годах архитектором М. Я. Гинзбургом (Приложение 6). Это было первое в мире жилое здание с полным циклом бытового обслуживания. Шестиэтажный корпус с 50 одно-трехкомнатными квартирами был соединен крытым переходом с коммунальным корпусом, в котором располагались кухня, столовая, спортивный зал, библиотека, клубные комнаты, ясли-сад. Отдельно размещались гаражи и прачечная самообслуживания. Таким образом, жилье максимально освободили от «быта».

В 1929--1930 гг. в Москве в Донском переулке был построен студенческий дом-коммуна на 2 тыс. чел. (И. Николаев), состоящий из трех корпусов: восьмиэтажного спального корпуса с комнатами минимальных размеров на 2 чел., спортивного блока и корпуса общественных помещений, где запроектированы столовая на 500 мест, залы для занятий с раздвижными перегородками на 300 чел., читальный зал на 150 чел. с книгохранилищем и др (Приложение 7). Здесь же находились детские ясли на 100 мест, прачечная и пр. Корпуса образуют выразительную объемно-пространственную композицию. Многолетняя эксплуатация здания как студенческого общежития подтвердила правильность авторского решения. К явным недостаткам следует отнести слишком малые жилые комнаты -- 2,7×2,39 м.

Санкт-Петербургский конструктивизм

Санкт-Петербургский конструктивизм отличался повышенным вниманием к художественной форме, вобрал в себя приемы экспрессионизма, на ранней и заключительной фазах — классицистической реминисценции, на стадии расцвета — выразительные средства супрематизма. Образцом соединения принципов функционализма и экспрессионизма стала фабрика «Красное Знамя», 1926−37, архитектор Э. Мендельсон (Приложение 8). Популярность этого здания была так велика, что в 30-е годы оно украшало собой обложку путеводителя по Ленинграду. Мендельсон сравнивал здание подстанции с «кораблем, влекущим за собой все производство». Образ здания задан угловыми объемами, в которых содержатся сооружения по очистке воды (отстойники, фильтры, насосная станция). Верхний объем, подчеркнутый тягами, содержит водонапорный бак.

Лидеры ленинградского авангарда А. С. Никольский и Л. М. Хидекель творчески применяли принципы супрематизма к конструктивистскому методу.

Своеобразный синтез разных течений авангарда дал в своих графических композициях Я. Г. Чернихов. Версия «чистого» конструктивизма представлена в ряде построек А. И. Гегелло, Г. А. Симонова, А. К. Барутчева, И. А. Гильтера, И. А. Меерзона и Я. О. Рубанчика. Влиянием экспрессионизма проникнуто творчество Н. А. Троцкого, который вносил в функционалистские схемы особую эмоциональность, динамику и монументальность. Экспрессионистский оттенок носят постройки Е. А. Левинсона и И. И. Фомина, в их деталировке уже сквозят классицистические элементы. Архитектором Игорем Фоминым было построена здание школы на пр. Стачек 30 в 1930—1932 года (Приложение 9). Основной корпус школы вытянут вглубь квартала. Учебные помещения размещались по обеим сторонам продольных коридоров, на север выходили также рекреации и лестницы. Большую часть площади занимали специализированные кабинеты. В закругленных объемах по концам здания располагались актовый и физкультурный залы. На продольных фасадах тянутся в бесконечно однообразном ритме ровные ряды сближенных окон. С северной стороны их монотонный строй изредка перебивается вертикальными витражами лестничных клеток.

К проспекту Стачек были обращены самые интересные части здания -- выступающее вперед звено основного корпуса, где находились вестибюль и актовый зал, и столовая с галереей.

Рядом с главным корпусом размещается кругло здание столовой, соединенное с корпусом переходом. Широкий цилиндр столовой прорезали горизонтальные окна первого этажа, а по второму этажу проходило круговое остекление.

Зачастую стилевым и функциональным новациям сопутствовали внешнее следование формальным приемам или предельно схематичные решения. Откровенный утилитаризм особенно характерен для массового жилищного строительства, не всегда удовлетворявшего элементарные бытовые потребности. Отставание технической базы, низкое качество материалов также дискредитировали творческие открытия авангарда. Но, несмотря на эти негативные моменты и скоротечный, насильственно прерванный цикл развития, ленинградский авангард явился заметным вкладом в отечественную архитектуру.

Конструктивизм в городах Урала

Екатеринбург

Атмосфера строительного подъема конца двадцатых обусловила зарождение местной архитектурной школы, возникновение творческих группировок, способствовала мощному развитию проектирования. Проектной документацией свердловских архитекторов снабжался весь Урал. Свердловская архитектура стиля конструктивизм признана уникальным архитектурным наследием, несмотря на то, что в 1934 году около ста зданий и комплексов было не достроено из-за административного распада тогдашней Уральской области и, как следствие, снижения финансирования.

Одними из представителей стиля конструктивизм являются следующие здания:

Здание гостиницы «Большой Урал». 1929−1930-е годы (Приложение 10). Архитекторы Б. Е. Захаров, В. И. Смирнов. Объемная композиция многочастна. Главный фасад асимметричен. Его восточная часть выделяется большей высотой и наличием террасы на уровне второго этажа. Торцы здания подчеркнуты угловыми балконами. Остекленные лестничные клетки контрастно выделены на фасаде. Архитектура здания относится к стилистике конструктивизма. В 1940 — 1941-х годах главный фасад видоизменен по проекту архитектора М. В. Рейшера в духе советской «неоклассики»: в композицию включены лепные украшения и вазоны. В середине 1930-х годов перед зданием разбит сквер по проекту архитекторов С. В. Домбровского и Н.А. Бойно-Родзевич.

Дом юстиции (Приложение 11). Начало 1920-х годов. Архитектор С. Е. Захаров. Здание расположено в районе наиболее интенсивного в первое десятилетие советской власти городского строительства, на возвышенном участке, соответствующем его общественному статусу. Композиционное решение здания в соответствии с его функциональными особенностями основано на сочетании 8-этажных объемов и цилиндра. Ленточные окна подчеркивают взаимосвязь объемов. Форму цилиндра повторяет веерообразная лестница центрального входа, акцентированного козырьком над крыльцом. Это здание, оригинально сочетающее кубообразную и полуцилиндри­ческую форму, стало важным градостроительным акцентом, замыкающим улицу Малышева.

Жилой комплекс «Дом чекиста». 1930-е годы. Архитекторы И. П. Антонов, В. Д. Соколов. Расположен в квартале к северу от площади. Фасады дома раскрываются на две улицы. Состоит из двух сооружений: двухэтажного П-образного, с трехэтажной центральной частью, и двенадцати этажного дома-башни.

Нижний Тагил

Одним из самых интересных довоенных сооружений является построенный в 1935 году и ставший памятником архитектуры регионального значения Дом инженерно-технических работников (Приложение 12). Он был построен по приказу С. Орджоникидзе для закрепления инженерных кадров на Уралвагонзаводе и является одним из последних в городе памятников эпохи конструктивизма, искореняемого позже как «чуждого» новой формирующейся сталинской социально-архитектурной идее. Строгий силуэт здания оживляют вынос углового балкона на консолях, невысокие тяжеловесные пилоны, фланкирующие главный вход, и возвышающиеся над ним две арки с ленточным членением. По проекту 1934 года пилоны должны были венчать две атлетические фигуры рабочих, но авторы декоративной отделки дома скульпторы Донские заменили их двумя большими шарами.

Конструктивизм в городах Сибири

Новосибирск

Активное строительство центральной части города в тридцатые годы совпало с расцветом российского конструктивизма. Целые кварталы на Красном проспекте и прилегающих улицах выполнены в этом стиле. В документах тех лет, подобная застройка именовалась «сад-квартал нового типа». Примеры таких зданий: Красный проспект, 31 и здания за ним по улице Трудовой «Кооператив «Печатник», Красный проспект, 49 и здания за ним по улице Державина «Кооператив «Кузбассуголь», Красный проспект, 28 и здания за ним «Жилищный комбинат «Динамо». Идеологическая база этих проектов была следующая — весь быт должен быть коллективным. Предполагалось, что в первых этажах этих зданий разместятся общественные прачечные, душевые, столовые, детские сады и т. д. Однако, вряд ли кто-либо с восторгом будет рассматривать эти сооружения, как правило, окрашенные в желтый цвет. И дело не в качестве проектов. Конструктивизм требует ровных поверхностей, строгих линий, качественных материалов. Увы, все это было недостижимо в те годы в Сибири.

Дом с часами (Приложение 13). Бесспорно, одно из лучших зданий реализованных в стиле конструктивизма в городе. Построено в 1934 году. Авторы проекта архитекторы Б. А. Гордеев, С. П. Тургенев и инженер Н. В. Никитин, впоследствии прославившийся расчетами конструкций самого высокого сооружения СССР — Останкинской Телебашни. Это дом галерейного типа. В угловой, более высокой части здания — лифт, обслуживающий все 78 квартир. Планировка весьма экономична, но длинные галереи создают определенные неудобства для жильцов — возникает ощущение коммунальной квартиры. Все это не мешает зданию выглядеть снаружи весьма современно, и определять внешний вид этой части Красного проспекта.

Госбанк (Приложение 14). Один из лучших, не замутненных последующими переделками, образцов конструктивизма (проект А.Д. Крячкова) — чистые линии, гладкие поверхности, строгая геометрия без излишеств. «Фирменная» штукатурка изготавливалась из смеси цемента с измельченным камнем. Почему Госбанк оказался бордового цвета — загадка. В те годы было распространено мнение что, все государственные здания должны быть серыми, так как это выглядит солидно и «соответствует главному городу Сибирского края».

Доходный дом (Приложение 15). Проект был заказан Московскому архитектурному обществу. В проведенном конкурсе победил архитектор Д. Ф. Фридман. Здание построено в 1928 г. и сохранилось в первозданном виде. Во время строительства возникли споры о том, можно ли в Сибири строить дома из монолитного железобетона. Не будет ли он промерзать. На всякий случай наружные конструкции закрыли пробковыми матами, потом заштукатурили. Здание выполнено в стиле конструктивизма с присутствием элементов рационалистического модерна. Его размещение со значительным сдвигом (58 м) от линии застройки Красного проспекта положило начало формированию площади Ленина в ее современных границах. Два этажа и подвал спроектированы с учетом размещения в них ресторана, кафе, универмага, банка. Одно из первых конструктивистских зданий в стране, в котором, впрочем, можно увидеть элементы рационалистического модерна (эркерные окна 2−3 этажей, симметрия главного фасада).

Омск

Распространению конструктивизма в архитектуре Омска способствовала деятельность Худпрома — Омского художественно-промышленного техникума им. М. А. Врубеля (1920−1930). В 1929 г. преподаватели Худпрома (заведующий архитектурным отделением инженер С. М. Игнатович, инженер-технолог А. С. Огородников, архитектор П. И. Русинов) организовали по аналогии с московским «Объединением современных архитекторов» омскую группу сторонников конструктивизма. Своей задачей они видели налаживание связей со строительными организациями и отстаивание применения конструктивных форм в крупном строительстве. Помимо этого, преподаватели Худпрома — архитекторы и инженеры-практики — считали необходимым участвовать в реальном строительстве города. Наиболее ранними постройками общественного назначения советского Омска 1920-х гг. стали клуб железнодорожников им. З. И. Лобкова с залом на 2 тыс. чел. (1927 г., инженер С. М. Игнатович) и клуб «Металлист» (Приложение 16) с залом на 800 мест (1928 г., архитектор П. И. Русинов). Во внешнем облике омских клубов отразилась общая тенденция поиска нового языка архитектуры. Крупные формы фасадов отличаются лаконичностью; простота и целесообразность легли в основу планировки зданий с коридорной системой комнат и большими залами. В сравнении с окружающей одноэтажной застройкой новые общественные здания выглядели огромными и отвечали последним достижениям техники и гигиены. К примеру, в клубе железнодорожников, наряду со зрительным залом, фойе, комнатой для детей, «хорошо организованными кабинетами», предполагался спортзал с кабинками для душа и ваннами.

В условиях острого жилищного кризиса 1920-х гг. крупным событием стало возведение в 1928—1929 гг. двухэтажного кирпичного дома-общежития для рабочих Сибметаллтреста (Приложение 17).В проектировании здания принимал участие один из преподавателей Худпрома инженер П. П. Голышев. Ему принадлежит разработка основного объема здания с главным фасадом, выходящим на ул. Красный Путь. Боковые корпуса построены по проекту новосибирского архитектора В. С. Масленникова. Хотя в облике дома угадываются архитектурные элементы неоклассицизма, модерна, «кирпичного стиля», формы фасадов сдержанны и конструктивны. Постройка, занимающая целый квартал, имела секционную систему планировки. Каждая из 24 ее квартир с тремя-шестью комнатами включала кухню. Особый интерес представляли неправильной формы комнаты в угловых секциях.

С. М. Игнатович и П. И. Русинов, увлеченные новыми идеями, в 1931 г. построили в Омске жилой комбинат для рабочих обозного завода. Четырехэтажный дом на 150 квартир состоял из трех корпусов и размещал на первом этаже столовую, магазин, ясли и прачечную. В облике дома господствовала эстетика прямого угла: ритм четких линий оконных переплетов, ограждений балконов, карнизных тяг выделялся на гладких плоскостях оштукатуренных стен. Приметой нового стиля стали угловые окна, выходящие на средокрестье улиц.

В 1931 г. по проекту С. М. Игнатовича и П. И. Русинова на ул. Тобольской было возведено здание клиники ветеринарного института (Приложение18). Опираясь на принципы экономичности и функциональности, мастера создали протяженный двухэтажный объем со скругленным боковым завершением, где располагались помещения операционных залов. Они максимально освещались естественным светом благодаря ленточному расположению окон. На фасаде четко выделялись горизонтальные и вертикальные членения: конструктивные тяги и лестничные клетки с узкими окнами. Здание имело коридорную систему с двусторонним расположением кабинетов.

В Омске представлен целый ряд уникальных сооружений периода конструктивизма (в районе железнодорожного вокзала, улиц Герцена, Ленина, Орджоникидзе и др.). Время их не пощадило — в последующие годы облик многих построек был изменен. Сохранившиеся до наших дней, все они представляют ценный фонд архитектуры и нуждаются в реконструкции и охране.

Кемерово

Здания и сооружения 1920−1930-х гг. имеют особое значение для истории архитектуры Кемерова (до 1932 г. Щегловск), стремительный рост которого связан с ростом горнодобывающей промышленности и индустриализацией первых пятилеток.

Размещение застройки левого берега производилось по радиально-кольцевой схеме в соответствии с планом города-сада, разработанным в 1918 году томским городским архитектором П. И. Парамоновым. Строительство на правом берегу было связано с деятельностью промышленной колонии иностранных рабочих — автономной индустриальной колонии (АИК) «Кузбасс», созданных на основе национализированных предприятий Копикуза.

В Кемерове сохранилось немного памятников гражданской архитектуры этого времени. Большая часть исторических объектов это жилые или общественные здания, построенные в конструктивистском духе первого послереволюционного десятилетия.

В 1927 году начинается строительство здания Дворца Труда в Щегловске архитектором Крячковым (Приложение 19). При этом в архитектуре здания от традиционных приемов композиции в общественных сооружениях А. Д. Крячкова осталась симметрия Т-образного плана и фасада здания в массах, но уже нарушенная вытянутой правой (из двух фланкирующих фойе зрительного зала) лестничной клетки, возвышающейся, как башня для часов, на высоту одного (пятого) этажа. По сторонам фасада еще сохраняются скромные карнизы с одной тягой и гладким фризом под ней, но которых уже нет на центральном ризалите здания. Его фасадные межоконные плоскости и лопатки, отделенные каменной рваной плитой наряду с оштукатуренными аттиками, оконными откосами и частями стен, придают ему ясно ощутимую материальность и традиционную пластичность каменных ограждающих конструкций. Зрительный зал Дворца имел колосниковую сцену, оркестровую яму, партер и балкон, обходящий с трех сторон зал. Он освещался дневным светом из ряда оконных проемов под потолком; пролетом в 15 м и высотой в 11 м он перекрывался системой висячих деревометаллических стропил с подшитым к ним потолком.

8 мая 1927 года одновременно с Дворцом труда в Щегловске состоялась торжественная закладка здания окружной больницы, ставшей одним из первых каменных зданий левобережной части города.

Здание Щегловской окружной больницы было Притомском участке в квартале, расположенном между Исполкомовской улицей и рекой Томью. Недалеко от больницы в 1926 году был заложен городской сад (Приложение 20).

Первое из построенных зданий — хирургический корпус — представляет собой образец архитектуры переходного стиля от неоклассицизма и рационалистического модерна к конструктивизму. По архивным материалам Управления строительного контроля Запсибкрайисполкома удалось установить имена авторов проекта. Это новосибирцы художник-строитель А. Данилов-Шамин и инженер-строитель А. Г. Шигенин.

Строительство первого корпуса окружной больницы было завершено в 1928 году. В правом крыле корпуса размещались родильное и гинекологическое отделения, в левом — хирургическое. Двухэтажный, с цокольным этажом, симметричный в плане корпус фланкирован сильно выступающими вперед ризалитами, образующими курдонёр перед главным входом. К трехэтажному центральному ризалиту пристроен трапециевидный входной тамбур с примыкающими к нему с двух сторон закругленными лестницами. Огражденная крыша тамбура образует террасу второго этажа.

Отличительной особенностью здания является редкое для того времени использование скульптуры: в находящейся над главным входом в центре ризалита полуциркульной нише размещена горельефная чаша со змеей. Интересны пластичные, почти скульптурные монолитные балконы с бетонным ограждением, опирающиеся на массивные кронштейны.

По первоначальному проекту центральный ризалит завершался высокой стеной полуциркульной формы, уже в процессе строительства замененной скрывавшим скатную кровлю более низким ступенчатым аттиком, который также позднее был разобран.

В начале 1930-х годов к первому корпусу было пристроено ещё два корпуса, соединенных переходами (авторов проекта установить не удалось). Эти корпуса почти повторяют планировочную структуру первого здания, однако в их архитектурном решении уже отражена стилистика конструктивизма. Фасады лишены украшений, высокие парапеты скрывают крышу, имитируя плоскую кровлю.

Объединяет все здания система вертикальных членений фасадов с контрастно окрашенными утолщенными простенками-пилястрами.

Первый жилой кооператив Щегловска построен в 1929—1930 годах (Приложение 22). Это были первые многоэтажные каменные дома в городе, застроенном большей частью одноэтажными крестьянскими избами. В газетах того времени дома кооператива назывались «небоскрёбами» и считались очень комфортабельными. Квартиры имели водопровод, канализацию, печное отопление.

Участок для строительства четырех трехэтажных 12-квартирных домов был отведён в соответствии с разбивкой улиц по первому генеральному плану Щегловска 1918 года, разработанному томским городским архитектором П. А. Парамоновым. Домами обстраивался по периметру квартал, примыкавший к предусмотренной по генплану центральной городской площади.

Внешний облик зданий аскетичен и предельно функционален. Архитектура комплекса решена в стиле конструктивизма периода первого пятилетнего плана индустриализации страны.

Почти плоские фасады с равномерным ритмом окон лишены как декоративных элементов, так и формальных признаков стиля: балконов, ленточных проемов, высоких парапетов.

Основными характерными элементами являются завершавшиеся аттиками ризалиты лестничных клеток с вертикальными окнами и «сдвижка» торцевых стен (прием, часто встречающийся в постройках этого периода в Кемерове).

Вероятно, в первоначальной окраске зданий использовался приём горизонтального членения фасадов при помощи подоконных полос контрастного цвета.

Здания двухсекционные, симметричные в плане, с двумя квартирами на этаж. Двухкомнатные квартиры имели общую площадь 50,4 квадратного метра, жилую — 34,5 квадратного метра, трехкомнатные — 64,5 — общую и 47,1 квадратного метра жилую площадь. Кухни в квартирах были оборудованы печами и имели площадь от 7,5 до 10,5 квадратного метра.

Все квартиры были рассчитаны на одну семью и в соответствии с санитарными требованиями того времени имели сквозное проветривание и естественное освещение санузлов.

Проект, по которому строились дома кооператива «Искра», с незначительными изменениями повторно использовался при строительстве Дома учителя в Ленинске-Кузнецком. Это позволяет предположить, что проект разрабатывался в одной из проектных организаций Новосибирска специально для застройки городов Кузбасса.

В настоящее время дома по улице Красноармейской реконструированы под офисы, первый этаж жилого дома по улице Кирова занимают торговые помещения.

Жилой кооператив «Искра» представляет историческую ценность как первый многоэтажный комплекс Кемерова, построенный в стиле раннего конструктивизма.

С января 1932 года в городе началось строительство новой многоэтажной каменной гостиницы (Приложение 23). Участок был отведён рядом с химическим техникумом на улице Исполкомской, на Притомском участке, где к началу 1930-х годов стихийно начал складываться центр города.

Прямоугольный основной корпус здания усложнён выдвинутыми объёмами лестничных клеток с вертикальным остеклением и примыкающим к торцевому фасаду одноэтажным боком столовой с полуцилиндрическим выступом. Пластику фасадов обогащают монолитные балконы разной длины, высота которых совпадает с шириной рельефно выступающих полос, расчленяющих стены по горизонтали. Конструктивистский приём горизонтального членения стен подчеркивался также контрастной окраской подоконных полос и заглублённых простенков между окнами. Памятник представляет интерес с конструктивной точки зрения. Это единственное в Кемерове здание начала 1930-х годов, в котором стены и внутренний каркас выполнены из монолитного бетона. Необычно решение межэтажных перекрытий: на систему пересекающихся главных и второстепенных железобетонных балок опираются деревянные балки с дощатым настилом. Возможно, первоначально перекрытия предполагались полностью монолитные, однако из-за недостатка средств их заменили деревянными. После окончания строительства (1933) в гостинице кроме номеров размещались также различные учреждения, а в 1960-х годах — общежитие молодых специалистов. В начале 1960-х годов на Притомской набережной перпендикулярно к старому зданию был выстроен новый корпус гостиницы «Томь». Корпуса соединяет одноэтажный переход.

Первый (и единственный) жилкомбинат был построен в 1931—1934 годах на Притомском участке, откуда началась капитальная застройка Кемерова (Приложение 23). Комбинат состоял из четырех домов (два 40-квартирных и два 70-квартирных), которые предназначались для работников строившейся в это же время Кемеровской ТЭЦ. Авторство проекта достоверно не установлено.

В центре квартала между домами был построен комбинат питания, позднее — клуб коксохимзавода. Кроме канализации и холодного, водоснабжения, в домах впервые в городе сразу предусматривались обеспечение горячей водой и централизованное отопление от котельной, проект которой разрабатывался инженерами стройгруппы коксохимического завода.

В связи с критикой строчной застройки и переходом к квартальной системе планировки в начале 1950-х годов к торцам домов вдоль улицы Арочной были пристроены пятиэтажные жилые дома в стиле советской неоклассики, замкнувшие квартал (архитектор В.А. Суриков). Переделки самих зданий коснулись окраски фасадов и внутренней перепланировки квартир в соответствии с нуждами жильцов или при реконструкции под офисы. Заложены некоторые оконные проёмы, заменены окна. Четыре четырёхэтажных жилых дома занимают часть квартала на бывшем так называемом Притомском участке, ограниченном улицами Красной, Арочной и Ермака. Два средних корпуса более короткие. Во внутренней планировке жилкомбината отразились характерные для того времени тенденции проектирования экономичного городского жилья так называемого «переходного типа» с неполным обобществлением быта.

Внутренний каркас обеспечил свободу планировочных решений, что позволило в каждом жилом корпусе предусмотреть различные типы жилья для разных групп населения. Второй этаж представляет собой коридорное общежитие для одиноких с общими санузлами Первый, третий и четвертый этажи решены по секционному типу. В некоторых секциях на лестничную площадку выходят три жилые ячейки для малосемейных общей площадью 37−43,5 квадратного метра, состоящие из небольшого тамбура и двух комнат, в одной из которых предусмотрена кухня-ниша площадью 3−4 квадратных метра. Санузел и ванная общие для всех трех квартир, с входом с лестницы. В остальных секциях расположены обычные трехкомнатные квартиры (по две на этаж) с санузлами, ванными комнатами, кухнями-столовыми по 9 квадратных метров, общей площадью 70−73 квадратных метра и жилой — 46−49 квадратных метров. Для того времени это были наиболее комфортабельные квартиры в городе. Дома Притомского жилкомбината были одними из последних построек города, в которых в чистом виде использованы такие формальные приемы архитектуры конструктивизма, как горизонтальное членение фасадов, сплошное вертикальное остекление лестничных клеток, ленточные и угловые балконы и др.

архитектура конструктивизм авангард

Список использованных источников

http: //www. architekture. info

http: //www. sak. ru

http: //ru. wikipedia. org

http: //www. kemerovograd. ru

http: //sovarc. ru

http: //www. uraledu. ru

Приложение 1

Дворец труда в Москве

Приложение 2

Первая московская фабрика-кухня на Ленинградском шоссе

Приложение 3

Клуб фабрики «Буревестник»

Приложение 4

Клуб имени С. М. Зуева

Приложение 5

Клуб имени И. В. Русакова

Приложение 6

Дом-коммуна Наркомфина

Приложение 7

Москва. Дом-коммуна (студенческое общежитие). И. Николаев при участии К. Соколова. План

Приложение 8

Фабрика «Красное Знамя».

Приложение 9

Здание школы на пр. Стачек 30

Приложение 10

Гостиница «Большой Урал».

Приложение 11

Дом юстиции

Приложение 12

Дом инженерно-технических работников

Приложение 13

Дом с часами

Приложение 14

Госбанк

Приложение 15

Доходный дом

Приложение 16

Клуб «Металлист»

Приложение 17

Дом-общежитие для рабочих Сибметаллтреста

Приложение 18

Здание клиники ветеринарного института

Приложение 19

Дворец Труда

Приложение 20

Щегловская окружная больница

Приложение 21

Жилой кооператив «Искра»

Приложение 22

Гостиница Притомского участка

Приложение 23

Дома работников Кемеровской ТЭЦ

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой