Магдебургское право: предпосылки и сущность

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

ДОНЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА

ФАКУЛЬТЕТ ФИЛОСОФИИ И РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

КАФЕДРА РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

Реферат на тему:

МАГДЕБУРГСКОЕ ПРАВО: ПРЕДПОСЫЛКИ И СУЩНОСТЬ

Выполнил студент

р. ФиР 04-б

Халиков Р.Х.

Научный руководитель:

к. и. н. Фесенко А. Н.

Донецк 2008

СОДЕРЖАНИЕ

  • ВСТУПЛЕНИЕ 3
  • РАЗДЕЛ 1. Основные теории происхождения средневековых городов 4
  • РАЗДЕЛ 2. Взаимоотношения горожан и сеньоров в Западной Европе и особенности их в германских землях 6
  • РАЗДЕЛ 3. Система городского самоуправления и судебных органов в городах Германии 9
  • ВЫВОДЫ 13
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 14

ВСТУПЛЕНИЕ

Первые века после падения Западной Римской империи отмечены аграризацией экономики стран Западной Европы. Старые города превратились в полуразрушенные посёлки, новых ещё не было. Такая ситуация длится примерно до IX в., когда по всей Европе начинается процесс бурного роста городов и специализация структур городской жизни от аграрных. Следующие четыре века происходила борьба горожан с феодалами за самоуправление городов.

Актуальность данного исследования заключается в том, что, поскольку, начиная со средневековья, города постепенно стали важнейшими центрами развития западноевропейской культуры, изучение основных особенностей их развития поможет понять основные особенности всей западноевропейской культуры последующих периодов, по преимуществу урбанистической.

Цель работы состоит в выделении предпосылок, повлекших за собой становление средневековых городов с их самоуправлением, широкими правами, социально-правовыми и политическими институтами, чётко определёнными и отделявшими город и горожан от иных представителей периода господства феодальной собственности.

Объект исследования — германские и вообще западноевропейские города IX—XIII вв., их институты и особенности развития, а предметом изучения будут правовые документы, раскрывающие сущность городского права, пути его становления в разных областях Европы, в том числе статуты германских городов, документы, характеризующие взаимоотношения горожан и власти, например, королевские грамоты.

Что касается географических границ, то здесь речь идёт о западноевропейских землях, в основном германских, французских, английских и итальянских, в период IX—XIII вв.

РАЗДЕЛ 1. Основные теории происхождения средневековых городов

Вопрос о происхождении средневековых городов давно исследуется в научных кругах, и однозначного ответа на него получить нельзя в силу разных обстоятельств, сопутствующих возникновению каждого конкретного города. Тем не менее, учёные стремятся найти некие общие закономерности, характерные для всех городов Западной Европы. Это не всегда выходит успешно. Взять, например, «романистическую» и «вотчинную» теории возникновения городов: представители первой — Савиньи, Тьерри, Ренуар, Гизо — считали города и их учреждения прямыми потомками городов поздней Римской империи, опираясь при исследовании прежде всего на материал романизированных областей Европы; их противники — Эйхгорн, Нич — исследуя преимущественно города Северо-Западной и Центральной Европы, Англии, считали, что город и его учреждения развились из каролингской феодальной вотчины, вотчинного управления и вотчинного права соответственно. «Марковая теория (Маурэр, Гирке, позднее Г. фон Белов) выводила городские учреждения и право из строя свободной сельской общины-марки. Представители „бурговой“ теории (Кейтген, Мэтланд) считали, что крепость („бург“) и бурговое право были тем зерном, из которого создался город. „Рыночная“ теория (Р. Зом, Шредер, Шульте) выводила городское право из „рыночного права“ (Marktrecht — „рыночное право“ — аналог саксонского „магдебургского“ права в аллеманских землях Германии — авт), действовавшего в местах, где велась торговля», [3, с. 181].

Складывая воедино «бурговую» и «рыночную» теории, Ритшель предполагал, что города — это поселения купцов, имевшие место вокруг укреплённого пункта, т. н. «бурга». Торговой теории, а именно теории возникновения городов вокруг факторий купцов, занимавшихся транзитной торговлей, придерживался и А. Пиренн. Советские историки, например, С. Д. Сказкин, критиковали т. н. «буржуазные» теории за преувеличение одного какого-то исторического фактора (и это справедливо, ведь, помимо прочего, большинство вотчин, бургов, общин так и не стали городами). Но ведь и советская марксистская историческая наука также использовала этот приём, утверждая роль городов как ремесленных центров, где ремесленники могли более свободно предлагать свои товары и услуги, более свободно развивать своё ремесло, освобождаясь от необходимости заниматься сельским хозяйством.Т. е. возникновение городов «всегда являлось результатом общего для всей средневековой Европы экономического процесса — общественного разделения труда между ремеслом и земледелием и развития на этой основе товарного производства и обмена» [3, с. 183].

Всё-таки гораздо более правильным представляется допустить действие различных причин в образовании разных городов и тем более городов различных областей Европы. Даже если на появление того или иного города и повлияло какое-либо конкретное условие, как, например, Магдебург был основан в месте, где шла торговля со славянами (вообще можно найти немало примеров, когда города образовывались на местах проведения крупных ярмарок и т. п.), то допускать единую причину возникновения городов по всей Европе было бы некорректно.

Итак, первыми начали появляться города на романизированных территориях Италии (Венеция, Пиза, Флоренция, Генуя и др.) — в ІХ в. В Х веке появляються города на юге Франции (Марсель. Арль, Тулуза и др.). Они стали центрами ремесла и торговли, в том числе международной — с Византией и странами Востока. Немаловажную роль играло здесь сохранение, пусть и разрушенных и полузапустевших римских городов, с традиционными рынками, рудиментами римского муниципального права. В Х — ХІ вв. стали возникать города в Северной Франции, Англии, Нидерландах, Германии по Рейну и по Верхнему Дунаю. Наконец в ХII — ХIII вв. начали расти города на северных окраинах и во внутренних областях Зарейнской Германии, в Скандинавии, Ирландии, Венгрии и Дунайских княжествах. Здесь все города были вновь образованными, традиции слабо подвержены романскому влиянию. Кроме того, эти области подвергались в ІХ — Х вв. набегам норманнов, что существенно тормозило их развитие. Кстати, норманнам приналежит честь создания некоторых городов региона, например, Дублина. И количество городов было здесь меньшим, нежели в романизированных областях Европы.

Подводя итоги, можно говорить о том, что на урбанистические тенденции в Западной Европе влияли разнообразные факторы. Здесь и разное по интенсивности влияние позднеримских традиций, и различная степень разделения труда ремесленников и крестьян, а следовательно — возможность полноценного развития специализации ремесла и сельского хозяйства, и степень развития торговли, в том числе международной, и военно-политические факторы, набеги норманнов. В целом урбанизация Западной Европы была не особенно высокой (не более 15%), с некоторым преимуществом романизированных областей Италии и юга Франции. Тем не менее, количество городов, включая мелкие, постепенно росло, и часто они находились на расстоянии одного-двух дней перехода, что также делало возможным всё большую специализацию ремесла и сельского хозяйства посредством обмена продукцией

РАЗДЕЛ 2. Взаимоотношения горожан и сеньоров в Западной Европе и особенности их в германских землях

Средневековые города образовывались на территориях, принадлежавших феодалам — королю, князьям, епископам, монастырям и т. д. Естественно, города и горожане при этом попадали в личную зависимость от своего сеньора. Ему принадлежала вся власть в городе, например в Германии при императоре Оттоне I (936−973гг.) церковным феодалам было даровано право иммунитета, легитимировавшее, в том числе, и церковный суд как единственно правомочный на принадлежавших церкви землях. Феодалы были заинтересованы в получении максимальной прибыли от принадлежавших им городов и неограниченно пользовались своими привилегиями. Это приводило к недовольству жителей городов, их борьбе против сеньоров. Сперва это была борьба под девизами экономической самостоятельности, торговых привилегий, сокращения налогов; после она переросла в политическую борьбу за городское самоуправление, самостоятельную администрацию и судебную власть, непосредственное подчинение королю и даже полное самоопределение. Эта борьба, происходившая по всей Западной Европе в Х — XIII веках позднее получила название «коммунального движения». Иногда богатым городам удавалось приобрести право на самоуправление в обмен на денежную компенсацию сеньору. В других случаях приходилось добывать привилегии в ходе вооружённых конфликтов. Течение борьбы за самоуправление зависело от политической ситуации на данной территории, от степени развития централизаторских тенденций в том или ином государстве. Например, в Италии и Южной Франции горожане добились независимости уже в IX — XII вв. Многие города Северной и Центральной Италии тогда получили статус городов-государств (Венеция, Милан, Генуя, Флоренция, Болонья и др.). Такое же положение при формальном подчинении императору имели в XII — XIII веках наиболее важные «вольные города» Германии — Гамбург, Бремен, Нюрнберг, Франкфурт-на-Майне. Кстати, именно о последнем сказано в «Саксонском вайхбильде»: «Тогда купцы („В Средние века купцами, mercatores, называются очень часто все жители города, средневековый человек вместо того, чтобы сказать „бюргер“, говорил „купец“ и этим давал потомкам лишнее подтверждение важности занимавшихся торговлею людей для городской жизни“ [2, с. 112]) сказали королю: если каждой земле дано и установлено своё право, то и они хотят знать, при каком праве они существуют. Об этом поведал король совместно с советом ратуши у вод, изобильных кораблями, которые строили укреплённые города с крепостными стенами, при каком праве они должны существовать» [6, с. 383]. Эти города имели право избирать городской совет, самостоятельно объявлять войну и заключать мир, чеканить монету и т. д. Французские города также завоевали освобождение от некоторых феодальных повинностей, право избирать суд и городской совет, иметь городское ополчение, выплачивать сеньору ренту вместо более крупного оброка. Несмотря на такие уступки со стороны сеньоров, в некоторых регионах, особенно при наличии крепкой центральной власти, города так и не получили полной свободы. Например, органы городского самоуправления Парижа, Орлеана, Лондона, Оксфорда и других городов могли действовать только в согласии с чиновниками, назначаемыми сеньором. Такая ситуация характерна для Ирландии, Скандинавии, Венгрии, Англии, некоторых городов Германии и Франции. Многие города так и не смогли добиться послабления зависимости.

Главное, чего смогли добиться города, это личная свобода горожан. Впервые она была узаконена в Англии, где горожане в основном не имели личной зависимости и жили на правах вольных держателей. Любой человек, даже беглый крепостной (при отсутствии поиска его со стороны сеньора в течение года и одного дня), и это подтверждено Великой Хартией Вольностей 1215 года (в том числе, ст. 13), получал личную свободу, проживая в населённом пункте со статусом города год и один день. Даже если и встречались изредка личные повинности, то они рассматривались скорее как государственные, а не как помещичьи. Сути дела это не меняло — горожане оставались свободными. Но эта ситуация характерна и для других средневековых городов, не только английских. В Европе даже ходила поговорка: «Городской воздух делает свободным». Также очень важным было право города иметь свою судебную власть, не подчинённую феодалу. Оно было ревниво охраняемо горожанами. Но об этом ниже, так как судебное право было основой городского права Германии, в том числе Магдебургского, о коем речь ниже.

О высоком статусе городов в средние века может свидетельствовать и институт городских гербов. И если о гербах цеховых организаций, например, во Франции приходится говорить лишь с XIV века (с окончательным оформлением самих цехов), а первые купеческие гербы в Париже были пожалованы вообще только в 1629 году Людовиком XIII, то свидетельства о гербах городов известны гораздо более ранние. Так, когда в 1110 году отряд добровольцев из Бремена отправился на Восток и отличился при взятии Берита и Сидона, император даровал городу герб с изображением серебряного креста в красном поле в благодарность за услуги горожан. В 1122 году герб голландского Гарлема был уже дополнен в виде награды за участие в крестовом походе серебряным мечом.

Таким образом, средневековые города, первоначально находившиеся в полном подчинении феодалов, на чьей территории они возникли, вследствие упорной борьбы, иногда вооружённой, за право самоопределения всё же получили свободу, хотя и не в равной степени, а горожане получили личную свободу, отсутствие повинностей перед этими феодалами, либо уменьшение повинности. В свою очередь, феодалы получили в лице городов ещё один источник доходов и стремились контролировать их деятельность. Во многих случаях, особенно при отсутствии противодействия со стороны короля, богатым феодалам это удавалось.

РАЗДЕЛ 3. Система городского самоуправления и судебных органов в городах Германии

В Германии местность, где строили город, обозначали особым знаком, под названием Weichbild (weich, лат. vicus — «поселение», bild — «знак, образ»). Он представлял собою крест с мечом или перчаткой и колонну Роланда. Вот как описано его происхождение в «Саксонском вайхбильде»: «Тогда он (король) подтвердил им права и предложил им руку. Тогда один купец взял его за руку и снял перчатку с его правой руки. Тогда ему был дан судебный мир Петра ради Господа Бога и с королевским крестом. Это тоже грамота: где больше строят города или рынки, там устанавливают крест на рыночной площади, чтобы было видно, что это городской мир, и вешают королевскую перчатку, чтобы было видно, что там королевский мир и что это воля короля» [6, с. 383]. Словом Weichbild потом стали называть городское самоуправление и право в саксонских областях. В конце концов это название стало использоваться в применении к Магдебургскому городскому праву и находящимся под его влиянием. Аналоги его в аллеманских землях назывались Marktrecht — «рыночное право», а в баварских и австрийских — Burgfrieden — «городской мир». В правовых документах того времени ясно отражена борьба за судебную власть, во-первых, между городом и феодалом, а во-вторых, — между городской аристократией и плебсом. В результате многие источники права носили характер судебников. В их числе можно назвать «Саксонский вайхбильд», записанный в 60-х гг. XIII века и «Право, сообщённое шеффенами в Магдебурге городу Герлицу в 1304 году».

Итак, борьба за власть между старыми богатыми семьями (Geschlechter) и плебеями вокруг участия в городских советах. Последние раньше появляются в новообразованных городах, например в Любеке (1188), Гамбурге (1190). Новый город требовал для себя административного органа, и князья, возможно, под влиянием Италии (о чём свидетельствует и одно из названий этих советов — consules) тут же при появлении дают ему совет — Rat, или Consilium. При этом в старых городах советы появляются позже, например, в Кёльне — в 1242 году, в Магдебурге — в 1244, в Ахене — в 1272. Можно, конечно, вслед за А. К. Дживелеговым говорить, что «в старых городах потребность центрального органа городского самоуправления была не так настоятельна даже тогда, когда горожане успели уже добиться самостоятельности» [2, с. 162]. Но вероятнее, что созданию советов ратманов противились представители альтернативных советов шеффенов. Институт шеффенов — это не общегерманское явление, например, в баварских, верхнерейнских городах, Шпейере, Аугсбурге их нет вовсе. В Саксонии шеффены встречаются лишь в Магдебурге и Галле, в Верхней Германии — в Ульме и Франкфурте. Суд шеффенов пришёл от франков и представлял собой независимый от городского совета, но действующий в силу корпоративных прав общины суд. Шеффены избирались из богатых горожан, рыцарей пожизненно, но должности не передавались по наследству. Коллегия состояла из нескольких заседателей (например, по «Саксонскому вайхбильду — из 11) и председателя. Последнего назначал феодал или же избирали сами горожане (например, если община выкупала у него соответствующее право). Совет ратманов больше устраивал горожан уже хотя бы потому, что его членов, включая председателя, избирали каждый год. Это давало возможность контролировать его деятельность более эффективно. Но и совет ратманов сначала находился под контролем патрициата. Например, в Кёльне так называемый цех богачей — Richerzeche появился ещё до создания совета. Подобные учреждения существовали в Дортмунде (Рейнольдовская гильдия), Люнебурге (Теодоровская гильдия) и других городах. B XIV — XV вв. плебеи-ремесленники выбороли во многих областях Германии себе право на участие в самоуправлении. Но отнюдь не везде. В городах, где торговля играла более важную роль, чем промышленность, например, в Нюрнберге и Франкфурте, патриции продолжали оставаться во главе.

Советы шеффенов и ратманов разнятся также историей происхождения. Если институт шеффенов появился сразу после реформ 770−780 гг., сменив собой институт общинного суда (до Карла Великого у франков в судебном заседании обязан был участвовать каждый взрослый член общины), то совет ратманов пришёл на смену городскому вече (Conventus civium), когда, с ростом городов оно стало уже неудобным в использовании. Какое-то время он сосуществовал с вече, постепенно сводя его функции на нет. Так, в Стендале вече просуществовало до XIV века, но созывали его уже не для решения вопросов, а для объявления решений совета. В этом же веке городской совет полностью захватывает законодательную, исполнительную, а иногда и судебную власть. Когда городские советы уже сложились, появляется должность бюргермейстера. Первоначально он не перехватывает полномочия совета, но позже к нему переходят городская печать, ключи от ворот и т. п. Бюргермейстеров могло быть несколько, их полномочия в разных городах были различны. Часто члены совета создавали комиссии, заведующие военными делами, укреплениями, мерами и весом и т. д. иногда совет исполнял свои функции и в общих собраниях.

Итак, город представлял собой особый субъект правоотношений потому, что обладал самоуправлением и особыми учреждениями. Эти учреждения имели, в зависимости от конкретных условий, такие разнообразные функции, что подчас представляется сложным выделить нечто общее, характерное для всех. Эти учреждения, городские советы, пришли на смену всеобщему вече и переняли от него все законодательные, исполнительные и судебные функции. Внутри них велась борьба между ставленниками феодалов, аристократических родов и ремесленнического плебса за власть, в том числе судебную. Это отражено в известных документах по средневековому городскому праву, которые представляют собой чаще всего судебники, регламентирующие взаимоотношения горожан между собой и с окружающими.

ВЫВОДЫ

В IX — XIII вв. в Европе проходил бурный процесс образования и самоопределения средневековых городов. Среди факторов, повлиявших на появление городов, можно назвать позднеримские правовые институты, продолжившие своё существование в городах романизированных областей Европы, равно как и вотчинное право, внёсшее свои особенности в становление городов Северной, Северо-Западной и Центральной Европы. Города вырастали на руинах римских поселений, в местах ярмарок, в том числе международных, ютились под стенами укреплённых бургов. Города стали прибежищем для искателей свободы (в городских правовых документах часто есть статьи о положении беглых крепостных в городе). С их развитием и торгово-ремесленной специализацией происходил всё больший разрыв с деревней, которая постепенно также достигла экономической специализации, получила излишек продукта и смогла участвовать в обмене. Города боролись, притом чаще всего успешно, против притязаний сеньоров, которым они были первоначально подчинены. Кроме того, происходила борьба за власть среди самих жителей, представлявших разные имущественные слои общества. В Германии эта борьба вылилась в противостояние патрициата и плебса за контроль советов ратманов и шеффенов, которые были выборные, но первый подлежал ежегодной смене, а второй — нет. Различие условий, повлиявших на развитие того или иного города, приводит к поразительному разнообразию результатов всех этих бурных процессов, позднее получивших название «коммунального движения». Тем не менее можно найти нечто общее для средневековых городов — это личная свобода горожан и отсутствие либо малое количество повинностей в пользу феодалов, что представляет не совсем обычное положение вещей в тогдашней Европе.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Арсеньев Ю. В. Геральдика: Лекции, читанные в Москоском Археологическом институте в 1907—1908 году. — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2001. — 384 с. ил.; 16 с. ил.

Дживелегов А. К. Средневековые города в Западной Европе. — М.: Издательский дом «Книжная находка», 2002. — 304 с. — (Юность Европы).

История средних веков: В 2-х томах. Учебник. Под ред. С. Д. Сказкина и др. изд. 2-е, перераб. М.: Высшая школа, 1977. — Т.1. 471 с.

История средних веков: В 2-х томах. Учеб. для вузов по спец. «История"/ Л. М. Брагина, Е. В. Гутнова, С. П. Карпов и др. / Под ред. З. В. Удальцовой и С. П. Карпова. — М.: Высшая школа, 1990. — Т.1. 495 с.

Крижановська О.О., Крижановський О. П. Історія Середніх віків: Вступ до історії західноєвропейського Середньовіччя. Курс лекцій: Навч. посібник. — К.: Либідь, 2004. — 368 с.

Хрестомоатия памятников феодального государства и права стран Европы. Государство древних франков, Англо-Саксонское государство, Англия, Германия, Испания, Италия, Франция, Албания, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Чехия, Югославия. / Под ред.В. М. Корецкого. — М.: Государственное издательство юридической литературы, 1961. — 950 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой