Культурная антропология: основные идеи и представители

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Культурная антропология: основные идеи и представители

Содержание

Введение

Культурная антропология

Предмет, объекты и задачи изучения

Основные школы

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Моя тема «Культурная антропология: основные идеи и представители».

Для начала попробую узнать о самом понятии «Культура».

Понятия «культура» и «цивилизация» относятся к одним из самых многозначных, имеющих разнообразные толкования.

Впервые слово «культура» появилось в латинском языке и обозначало обработку земли, земледельческий труд.

В последующем оно приобрело более общее значение.

Так, римский оратор и философ М. Цицерон в «Тускуланских беседах» (45 г. до н. э.) связывал культуру с воздействием на человеческий ум, с занятиями философией.

Он считал, что «философия есть культура души». Под культурой стали понимать просвещенность, воспитанность, образованность человека, и в этом значении слово «культура» вошло почти во все европейские языки, в том числе и в русский.

В работе И. Нидермана «Культура, становление и изменение понятия, и заменяющие его понятия от Цицерона до Гердера» показано, как менялась семантика этого слова.

Начиная с XVII в. в немецкой просветительской мысли (С. Пуффендорф) понятие «культура» использовалось в более широком смысле -- для всего, что создано человеком и что существует наряду с нетронутой человеком природой.

Значение научного понятия термин «культура» приобрел в XVII—XVIII вв. В науке Нового времени формируется представление, что между природой и личностью существует особый мир человеческой деятельности, который называют «культурой». 18]

Первоначально латинское употребление слова культура происходит от слов colo, colore- «взращивать, возделывать землю, заниматься земледелием». Но уже у Цицерона стало встречаться и более широкое применение этого термина — возделывание человеческого ума, совершенствование человека.

В нынешнем понимании слово «культура» стало известно в Европе лишь с XVIII в., с эпохи Просвещения.

Именно тогда было осознано, что обнаруживаемые в человеке качества не могут быть сведены только к природному либо к Божественному началу: есть еще и то, что детерминировано собственной деятельностью человека.

Так был открыт мир культуры — мир, от начала и до конца создаваемый самим человеком, а тем самым открыта и зависимость человека от самого себя, собственной деятельности, способности преобразовывать окружающую действительность.

Одни связывают культуру с традициями, рассматривают ее как социальное наследие общества, другие подчеркивают нормативный характер культуры и трактуют ее как свод правил, определяющих образ жизни. Третьи понимают под культурой сумму всех видов деятельности, обычаев, верований.

Возникновение человека и культуры -- явления неразрывные, ибо ни один из этих чудесных феноменов невозможен без другого. Действительно, культура невозможна без человека (иначе кто ее создает и поддерживает?).

Нет и человека вне культуры, поскольку в процессе любой деятельности он создает те вещи, идеи, символы, которых нет в природе. То есть культура -- антропогена, создана исключительно человеком.

Познание истории и культуры издревле манило мыслящих людей. Как научные дисциплины история и культурология зародились примерно в одно и то же время в рамках как западной, так и восточной духовной традиции -- произошло это в период между VII и IV вв. до н. э., в эпоху великих прозрений, которую немецкий философ Карл Ясперс назвал осевым временем.

Культурология длительное время развивалась в недрах философских учений.

Становление культурологии как относительно самостоятельной области знания можно условно приурочить к XVIII столетию, когда увидел свет труд выдающегося представителя немецкого Просвещения И. Гердера «Идеи к философии истории человечества» (1791).

Интенсивное развитие гуманитарных наук в XIX—XX вв. обогатило культурологию данными конкретных исследований, что способствовало более четкому выделению ее в качестве самостоятельного предмета.

В свою очередь и в исторической науке в этот период приобрели растущий авторитет школы и течения, тяготеющие к крупным теоретическим обобщениям и методологическому синтезу.

Встречное развитие двух наук привело к «наведению мостов» между историей и культурологией, к осознанию того, что «вся история культурна, а история есть как бы развернутая история культуры"[1].

Культурология — область науки, которая сформировалась на базе социально-научного и гуманитарного знания.

Значительная роль в обосновании данной науки и закреплении ее названия как культурологии принадлежит английскому антропологу Лесли Алвину Уайту. Обоснованию культурологии он посвятил свой труд «Наука о культуре» (1949 г.).

По его мнению, культуру следует рассматривать как специфический порядок явлений, организованных по собственным принципам и развивающихся по своим собственным законам.

Одна из главных целей культурологи — выявление закономерностей развития культуры, отличающихся от законов природы и материальной жизни человека и определяющих специфику культуры как самоценной сферы бытия.

Культурология активно взаимодействует с другими науками. Она представляет собой комплекс антропологических, гуманитарных и социологических знаний.

В культурологии выделяются теория культуры (философия культуры), история культуры, история культурологических учений, социология культуры, культурная антропология, прикладная культурология.

Каждая из них имеет свой объект исследования, взаимодействует с определенным кругом наук, отличается языком описания, спецификой анализа, методами и практической значимостью для решения конкретных проблем.

Культурная антропология

Теперь перейду непосредственно к науке под названием «Культурная антропология». Что же это за наука такая?

Научное направление, возникшее в XIX в., изучающее человека как субъект культуры, получило название культурной антропологии.

К этому времени был преодолен европоцентристский взгляд как определяющий в культурном развитии человечества, были открыты новые культурные миры, которые европейцам никогда не были ведомы либо были давно известны из древних мифов, сказаний, фольклора.

Культурный мир распался на множество различных культур. Исследование новых культурных феноменов требовало их описания, систематизации и сравнительного анализа.

По сути это было изучение человека в аспекте выражения его сложной природы и внутреннего мира в фактах культурной деятельности. Описание ритуалов, обычаев, многообразных религиозных культов, быта, фольклора; изучение социальных структур, семейной организации и иного стало превалировать над умозрительными конструкциями.

Возник антропологический подход в изучении культуры, на основе которого появился ряд частных наук о человеке (этнология, этнография, лингвистика, палеоантропология, культурная экология, структурная антропология, социальная антропология и др.).

Термин «антропология» используется в современной отечественной литературе в двух основных смыслах.

Во-первых, этим термином обозначается общая наука о человеке, исследующая его происхождение и эволюцию, а также особенности физической организации человека и его рас. В таком значении его использовали исследователи культуры в XIX в. В настоящее время чаще всего используется термин «общая антропология».

Вместе с тем некоторые исследователи, в частности С. В. Лурье, утверждают, что «практически никакой установившейся грани между терминами «этнология» и «антропология» в современной науке нет… Какие бы определения не давались в словарях этнологии и антропологии, как бы не проводились границы между ними различными авторами, устоявшаяся на сегодняшний день практика игнорирует эти различия"[1].

Во-вторых, антропологией называли культурную антропологию, психологическую антропологию и социальную антропологию. Выделяют также физическую антропологию, предмет которой — биологическая изменчивость организма, внешние расовые особенности человека, специфика его внутри органических процессов, обусловленная различными внутри биологическими условиями. Таким образом, единое антропологическое знание в течение почти двух столетий дифференцируется на ряд относительно самостоятельных научных дисциплин.

Культурная антропология изучает процессы становления и развития человека, общества и культуры.

Культурная антропология — относительно целостная система знаний, формирующаяся на пересечении нескольких направлений: этнологии, этнографии, антропологии. 19]

Понятие «культурная антропология» имеет содержание, по-разному определяемое различными исследователями.

В 70−80-е гг. XX в. актуальное значение имело сопоставление предметных областей социальной антропологии и этнологии.

Советский этнолог и этнограф Ю. Бромлей писал: «нередко этнографию (этнологию) и антропологию, особенно культурно-социальную, просто отождествляют или почти приравнивают друг другу"[3].

В. М. Межуев подчеркивает, что «в США этнологию называют культурной антропологией, в Англии — социальной антропологией"[4].

Н. Н. Козлова отмечает, «что в литературе можно встретить различные обозначения одного и того же исследовательского поля: социальная антропология, культурная антропология, этнология, этнография"[5].

С. Н. Иконникова сближает культурную антропологию с иными областями знания: «В зарубежной науке эта область исследования близка к психологической антропологии и исторической психологии"[6].

С точки зрения А. А. Белика, этнография основывается на полевых исследованиях, а этнология — на межкультурных сравнениях. Что же касается культурной антропологии, ее можно определить как «дисциплину, изучающую общее и особенное в происхождении, функционировании и воспроизводстве различных типов культур"[7].

90-е годы XX в. переместили центр тяжести дискуссий по рассматриваемому вопросу в иную сторону. В связи с констатированием в нашей стране в последние 10−15 лет культурологии, как учебной и научной дисциплины особую остроту приобрел вопрос о ее предметном поле.

Возникла необходимость сопоставить его с предметным полем этнологии, культурной и социальной антропологии, иных наук о культуре. При этом следует учитывать три важных момента:

1. Говоря о предмете культурной антропологии, нужно иметь в виду как минимум четыре основные познавательные ориентации — философскую, историческую, этнологическую и теоретическую.

Культурологи нередко противопоставляют различные области культурологического познания, поскольку каждой познавательной ориентации соответствует особый методологический подход.

В. М. Межуев считает, что хотя теоретические исследования культур много дали для их понимания, одновременно такие исследования обессмыслили культурологию: «Различие между философским и научным пониманием культуры иногда истолковывают как различие между оценочным (аксиологическим) и «описательным» употреблением данного термина в обыденном языке и в практике интеллектуального дискурса.

Если первое претендует на установление различной культурной ценности для человека тех или иных фрагментов его внешнего и внутреннего мира, то второе лишь объективно констатирует, описывает то, что присуще миру безотносительно его оценке… Отрицание оценочной функции понятия «культура» привело к утрате единого для всей истории человечества критерия культурного развития, уравняло между собой в культурном отношении разные общественные состояния, сделало невозможным их сравнение и сопоставление"[8].

Другой известный российский культуролог и социальный антрополог — Э. А. Орлова — противопоставляет теоретическое (научное) познание культуры не только философскому, но и историческому. Она считает, что философский подход к изучению культуры носит метафизический характер и «недоступен эмпирической проверке», а исторический подход «ограничивается описанием событий и не выходит на уровень объяснений"[9].

Напротив, в области наук о культуре осуществляется методологический синтез систематического описания явлений культуры с их объяснением.

Этнологический аспект вопроса состоит в том, что культура практически всегда выступает в обличии культуры конкретного этноса (этносов).

2. При обсуждении предмета культурной антропологии необходимо учитывать неоднородный характер наук о культуре и человеке. Известно, что в культурологию и, соответственно, в антропологию до сих пор вносят вклад разные дисциплины: социология, психология, история, педагогика, языкознание, семиотика и др. Все они с разных точек зрения и, следовательно, по-разному изучают культуру и человека.

Так, например, А. И. Пигалев высказывает свою точку зрения на соотношение наук о культуре — он подчеркивает, что «культурология» как наука об общих аспектах возникновения и развития культуры складывалась постепенно и многие ее задачи прежде изучались другими гуманитарными дисциплинами. Однако и прежде существовала интегральная гуманитарная дисциплина, которая была своего рода прообразом современной культурологии (впрочем, она существует и сейчас). Это — социальная, или культурная, антропология".

А. И. Пигалев предпринимает попытку развести предмет социальной и культурной антропологии: «Социальная антропология, или этнология, — это особый раздел социологии, предметом исследования которого являются примитивные и традиционные общества.

В США для обозначения совокупности тех же наук и методов использовался другой термин — культурная антропология. В отличие от ученых, развивавших концепции социальной антропологии, представители культурной антропологии большее внимание уделяли не образцам материальной культуры и системам межчеловеческих связей, а духовным образованиям.

Однако, постепенно комплексы наук, для обозначения которых использовались термины «социальная антропология» и «культурная антропология», слились, и эти названия используются как синонимы"[10].

Существует еще одна точка зрения, согласно которой, как отмечает

М. С. Каган, «основное содержание социальной антропологии — это взаимоотношение человека и общества», т. е. как человек существует в обществе и что является специфическим во влиянии человека на общество и влиянии общества на человека, каковы характеристики коллективного взаимодействия человека в социуме и т. д.; а основным предметом культурной антропологии является «изучение взаимодействия человека и культуры"[11].

3. Следует учитывать, что некоторые ученые отказывают исследованиям культуры в статусе сложившейся науки, самостоятельной дисциплины. Это применимо как к культурной антропологии, так и к культурологии в целом: «Видимо неправильно, — пишет В. М. Межуев, — понимать под культурологией какую-то окончательно сложившуюся науку с четко выделенными дисциплинарными границами и полностью оформившейся системой знаний. Культурология — скорее, некоторое суммарное обозначение целого комплекса разных наук, изучающих культурное поведение человека и человеческих общностей на разных этапах их исторического существования"[12].

В культурологии столько теорий, сколько крупных культурологов. И внутри каждой научно-дисциплинарной версии понимание культуры порой существенно отличается. 19]

Научное направление, возникшее в XIX в., изучающее человека как субъект культуры, получило название культурной антропологии.

К этому времени был преодолен европоцентристский взгляд как определяющий в культурном развитии человечества, были открыты новые культурные миры, которые европейцам никогда не были ведомы либо были давно известны из древних мифов, сказаний, фольклора.

Культурный мир распался на множество различных культур. Исследование новых культурных феноменов требовало их описания, систематизации и сравнительного анализа.

По сути это было изучение человека в аспекте выражения его сложной природы и внутреннего мира в фактах культурной деятельности. Описание ритуалов, обычаев, многообразных религиозных культов, быта, фольклора; изучение социальных структур, семейной организации и иного стало превалировать над умозрительными конструкциями.

Возник антропологический подход в изучении культуры, на основе которого появился ряд частных наук о человеке (этнология, этнография, лингвистика, палеоантропология, культурная экология, структурная антропология, социальная антропология и др.).

Культурная антропология -- одно из направлений в западной антропологии как науки гуманитарной.

Под антропологией понимается вся совокупность знаний о человеке, включая физическую антропологию, палеоантропологию, этническую и индивидуальную психологию и «этнологию» в собственном смысле. Появление термина «этнология» (наука об этносах, народах) показывает попытки заявить о самостоятельном статусе науки, занимавшейся первоначально описанием жизни «диких народов». Впрочем, были и обратные попытки -- самостоятельного рассмотрения этнологических теорий, оставлявшие в стороне физическую антропологию, археологию и т. д.

Предмет, объекты и задачи изучения

Предмет культурной антропологии — изучение человека внутри современных хозяйственных, институциональных межличностных связей и его представлений о своих потребностях и проблемах, которые побуждают его поддерживать, нарушать и создавать элементы собственной культурной действительности.

Объектом исследования культурной антропологии выступает не общество как таковое, а человек как творец данного общества и данной культуры.

Цель исследования — «выяснить, посредством каких процессов культура достигает определенных ступеней развития. Обычаи и представления являются предметом изучения не ради самих себя. Мы хотим знать причины, по которым существуют такие обычаи и представления"[2].

Объекты изучения:

1) культурно-исторические регионы;

2) социально-культурные слои, группы и организации;

3) индивиды (исследование образа жизни, национальной психологии, отклоняющегося поведения и т. д.).

Специфика объекта познания в любой науке неизбежно ставит перед исследователем вопрос о характере привлекаемых материалов, с помощью которых можно получить наиболее полное и точное знание об изучаемом объекте, а также о методах их получения, обработки и научного осмысления, теоретического обобщения.

На сегодняшний день в культурной антропологии сложился взаимосвязанный комплекс методов исследований, который включает в себя:

1) полевые исследования;

2) изучение письменных источников;

3) изучение устных преданий;

4) описание археологических и антропологических материалов;

5) анализ статистических источников (прежде всего материалов переписей населения).

Методами культурной антропологии изучаются явления культуры в самых различных ее формах.

Изучение письменных источников выступает как один из самых важных методов этнологии, культурной и социальной антропологии. Ценность этого метода связана с возможностью получения разнообразной и достоверной информации об изучаемых народах и культурах.

Так, в качестве письменных источников для антропологов и этнологов используются обычно написанные многими народами их собственные истории или описания их культур. Исследуются и иные письменные материалы, которые содержат много ценных сведений о жизни и культурах народов разных эпох: доклады географов, записки авантюристов, отчеты посланников, сообщения капитанов морских судов, торговцев и т. д. 19]

Культурная (социальная, социально-культурная) антропология — это наука, изучающая культуру и структуру первобытных, традиционных и современных обществ.

В центре внимания культурной антропологии, как и других направлений антропологии, находится человек, который рассматривается в контексте культуры. Логика культурно-антропологического исследования такова: чтобы познать человека американского общества, необходимо изучить американскую культуру; чтобы познакомиться с японским национальным характером, надо освоить японскую культуру.

Название «культурная антропология» в большей степени связано с американской научной традицией, в Великобритании эта область научных знаний носит название «социальная антропология».

В некоторых европейских странах, в том числе и в России, ее называют этнографией (этнологией). В последние годы все больше утверждается точка зрения о близости социальной и культурной антропологии и этнологии. Часто используется понятие «социально-культурная антропология». Между этнологией и культурной антропологией упор делается не на том, что их разделяет, а на том, что их объединяет.

Чаще всего в качестве объекта культурной антропологии рассматриваются экзотические общества, общества, не имеющее письменности и характеризующееся относительно простой культурой. Иногда их называют современными первобытными, или примитивными, обществами. С изучения таких обществ действительно берет начало культурная антропология.

Данную научную дисциплину нельзя однозначно квалифицировать, потому что неоднозначен сам предмет ее исследования. Именно поэтому в современной трактовке культурная антропология рассматривается как в широком значении, так и в узком. В широком значении эта научная дисциплина исследует жизнедеятельность различных народов и рас, в зависимости от типов культуры, характерных для этих народов. В этом смысле ее не следует путать с физической антропологией, которая в качестве предмета науки использует преимущественно обобщенные психофизические свойства обществ.

Культурная антропология, которая изучает различные проявления человеческой жизни с точки зрения их опосредованности самой природой человеческого рода, отличается этим от философской антропологии.

В узком значении эта научная дисциплина сопоставима с социальной антропологией, так как предметная направленность исследования у них примерно одинакова.

Обе они изучают, прежде всего, различные социальные институты, присутствующие в жизнедеятельности разных народов и социальных общностей.

В качестве подтверждения такого тезиса может служить то, что социальная и культурная антропология имеют сходные методологические аппараты.

Они пользуются методами исследования, которые кроме них, широко применяют другие социальные науки — этнография, история, социология, этнопсихология, статистика и другие.

Собственно культурная антропология занимается решением следующих познавательных задач:

— описание обычаев, традиций, языков, образцов мышления и поведения различных народов;

— изучение тенденций развития взаимодействий культурных пространств и народов, их населяющих;

— рассмотрение вопросов, связанных с изучением идентификационных критериев народов и общностей в современном культурном многообразии;

— изучение генезиса культурных институтов различных народов и их сравнение в пространственно-временном измерении;

— углубление понимания культуры своего народа или общности и ее места в культурном многообразии;

— изучение характера, способов и проявлений влияния культурных феноменов народа на формирование индивидуального мировоззрения населения;

— исследование самой природы культурно-этнических явлений во всех ее противоречивых проявлениях.

Для этого учения характерны описательность и сопоставление культурных феноменов различных народов в их цельности с целью сравнения.

Методологически это решается путем сбора актуальной научной информации о жизни того или иного народа (общности), ее классификации, группирования вокруг какого-либо ведущего признака и выделения доминирующих факторов.

В результате такого научного подхода культура становится как бы неоспоримой основой обеспечения выживаемости для любого народа или общества.

Как научное явление эта дисциплина характеризуется:

— резким отрицанием эволюции вообще и вида культурного развития народов в частности;

— ярко выраженным культурным релятивизмом — стремлением оценивать явления культуры, исходя из ценностей и критериев самой этой культуры;

— особым вниманием к проблеме взаимодействия «человек — культура», где роль окружающего социума не принимается вообще;

— сводимостью всех культурных явлений к некой целостности, что позволяет без особых трудностей идентифицировать культурный генотип народа и сравнивать его с другими.

Таким образом, данная научная дисциплина представляет собой сложный субстрат, где сложность определяется как множественностью подходов к выделению предмета исследования, так и многообразием применяемых методологий получения знания.

Получается, что культурная антропология исследует широкий круг вопросов. [9]

Основные школы

Культурная антропология является одним их важнейших направлений культурологических исследований. Она является частью огромной системы знаний о человеке, называемой антропологией (наукой о человеке).

В ее рамках выделяют теологическую (богословную) или религиозную антропологию, психологическую антропологию, естественнонаучную (биологическую) антропологию, когнитивную антропологию, изучающую проблемы познания человеком мира. В этом ряду нашла место и культурная антропология, исследующая культуру как форму жизни и деятельности человека, среду обитания людей.

Культурная антропология по своему происхождению тесно связанна с этнографией — наукой, исследующей культуры различных племен и народов, в основном живущих в Африке, Америке, Австралии и Океании.

Культурная антропология и сейчас активно использует этнографические материалы, хотя уже давно вышла за рамки этнографии.

Культурная антропология включает в себя этнографию, собирающую материал об отдельных культурах, этнологию, теоретически обобщающую этот материал, общие антропологические теории, сведения из области лингвистики, археологии, истории общества и культуры, религиоведения.

Знания о культурах различных народов и племен накапливались в течение многих веков. Они содержатся в памятниках древней литературы, исторической и религиозной мысли, рассказах путешественников.

Первые попытки обобщить этот материал предпринимались уже в XVII—XVIII вв., но как наука антропология сформировалась лишь ко второй половине XIX в.

Первым направлением культурной антропологии считается эволюционистская концепция. Этот этап культурной антропологии начался приблизительно в середине XIX в. в связи с распространением представлений об исторической связи развитых цивилизаций с первобытной культурой.

Основным понятием исследовательских подходов в этот период выступает термин «эволюция».

Эволюция — это особый тип последовательности необратимых изменений культурных феноменов относительно бессвязной гомогенности к относительно более согласованной гетерогенности. Эти изменения происходят благодаря постепенной дифференциации и интеграции.

Исходным положением эволюционизма является убеждение, что прошлое человечества может быть восстановлено на основе изучения существующих примитивных обществ.

Эта концепция опирается на идею, что «пережитки», встречающиеся в современных культурах, способны послужить ключом к разгадке тайн исторической родословной этих современных культур.

В числе основных идей и принципов эволюционистской концепции могут быть выделены:

1) идея единства человеческого рода и единообразия развития культур;

2) прямая одно линейность такого развития — от простого к сложному;

3) тезис об обязательности выделенных стадий развития для всех обществ;

4) идея общественного прогресса и исторического оптимизма.

Это направление развивалось многими исследователями в Европе и Америке. Среди них: в Англии — Г. Спенсер, Дж. Мак-Леннан, Дж. Лебок, Э. Тайлор, Дж. Фрезер; в Германии — А. Бастиан, Т. Вайц, Ю. Липперт; во Франции — Ш. Летурно; в США — Л. Г. Морган.

Основной методологический вопрос, с которым столкнулся эволюционизм, — это вопрос о применимости принципов дарвинизма к развитию человеческого общества.

В самом деле, если строго следовать этим принципам, то эволюция выступает лишь как некоторый регулятор таких процессов причинности, у которых важнейшую роль играет случай.

Отметим еще один методологический момент. Поскольку идея эволюции была воспринята культурологами и антропологами из естествознания, это послужило стимулом к более широкому привлечению естественнонаучной методологии в этнологию и антропологию.

Основоположником эволюционистского направления в культурной антропологии считается английский исследователь Эдвард Баронет Тейлор (1832−1917). Его часто называют первым профессиональным антропологом, вместе с тем он не получил специального образования.

В его главном труде «Первобытная культура» была представлена развернутая картина эволюционного развития культуры.

Он был убежден, что все народы и все культуры соединены между собой в непрерывный и прогрессивно развивающийся эволюционный ряд, что все культуры должны пройти примерно те же стадии в общекультурном развитии, что и цивилизованные (европейские) страны.

Эти стадии — дикость, варварство и цивилизация. Развитие культуры Э. Б. Тайлор понимал по аналогии с развитием естественных явлений и биологических видов. В частности, он ставил задачу приспособления естественнонаучной классификации к потребностям этнологии.

При этом единицами изучения выступали отдельные категории предметов и явлений духовной и материальной культуры, которые он уподоблял видам растений и животных.

Естественнонаучный метод Э. Б. Тайлора страдал ограниченностью, поскольку не опирался на идею целостности культуры. По его определению, культура выступает лишь как совокупность орудий труда, оружия, техники, обрядов, верований, ритуалов и т. д. Эволюция каждого из этих рядов элементов культуры английским исследователем изучается вне связи с другими рядами явлений культуры.

В теории культур Э. Б. Тайлора активно используется также «метод пережитков». Он считал, что в современных обществах особым образом сохраняются следы предыдущих стадий развития. Такие элементы он сравнивал с «живыми ископаемыми» и называл их «пережитками».

Антропологи-эволюционисты проводили аналогии между эволюцией индивида (детство, юность, зрелость, старость) и эволюцией культуры. К достоинствам классического эволюционизма можно отнести обработку колоссального объема информации, которая встраивалась в четкие убедительные схемы, выработанные на базе единой теории.

Антропологи-эволюционисты оставили хорошо разработанную терминологию, множество научных понятий. Однако вначале XX в. эволюционизм переживает кризис, обусловленный своими недостатками:

1) кабинетным характером большинства исследований;

2) стремлением подогнать фактический материал под умозрительные эволюционные построения.

К середине XIX в. была предпринята попытка обоснования самостоятельного научного направления, предметом исследований которого была бы психология народов (Этнопсихологическая школа).

Основателями новой дисциплины выступили немецкие ученые Морис Лацарус (1824−1903) и Хейман Штейнталь (1823−1899). В течение 30 лет (1859−1890) они издавали журнал «Психология народов и языкознание».

Главный теоретический смысл этой концепции заключается в том, что благодаря единству происхождения и среды обитания «все индивиды одного народа носят отпечаток… особой природы народа на своем теле и душе», при этом «воздействие телесных влияний на душу вызывает известные склонности, тенденции предрасположения, свойства духа, одинаковые у всех индивидов, вследствие чего все они обладают одним и тем же народным духом"[13].

В теории Х. Штейнталя особое внимание уделяется выявлению социальной природы языка. Ученый подчеркивает, что язык является одной из основных форм выражения «духа народов».

При этом народный дух понимается как психическое сходство индивидов, принадлежащих к одному народу и одновременно как их самосознание.

Для основателей «психологии народов» сам народ выступает как некоторая совокупность людей, которые смотрят на себя как на один народ.

Иначе говоря, само понятие «народ» выступает как категория психологическая.

В «психологии народов» выделяются два основных уровня исследований:

1) первый уровень связан с анализом духа народа вообще, с выявлением общих условий жизни и деятельности, с установлением общих элементов и отношений духа народа;

2) второй уровень относится к более конкретным исследованиям частных форм народного духа и развития этих форм. Непосредственными объектами анализа психологической этнологии выступали мифы, языки, мораль, нравы, быт и другие особенности культур.

Психологическое направление в исследовании культур связано также с именем Вильгельма Вундта (1832−1920). Ему принадлежит 10-томный труд «Психология народов», главный тезис которого сводится к тому, что высшие психические процессы людей недоступны эксперименту.

К числу таких высших психических процессов он относил в первую очередь мышление, речь, волю и предлагал изучать их на основе культурно-исторического метода.

Народное сознание ученый определял как творческий синтез индивидуальных сознаний. В результате интеграции этих сознаний (с его точки зрения) формируется новая реальность, которая обнаруживает себя в продуктах сверхиндивидуальной (сверх личностной) деятельности: в языке, в мифах, в морали.

В частности, язык он рассматривает как одну из важнейших форм проявления «коллективной воли» («народного духа»).

Важный вклад в психологическое изучение культуры внес Вильям Грэм Самнер (1840−1910). Основной труд — «Народные обычаи».

Центральным понятием психологической концепции В. Г. Самнера выступает «обычай». Под «народными обычаями» он понимал «всякий способ мышления, чувствования, поведения и достижения цели, общий для членов социальной группы"[14]. Обычаи, получившие санкцию религии или морали, становятся нравами.

В. Г. Самнер положил начало социологическому анализу норм социального поведения.

Как реакция на изъяны эволюционизма в культурной антропологии первой половины XX в. возникают новые направления.

Одним из них стала историческая школа, или школа Боаса (Ф. Боас, Ф. Гребнер, А. Кребер, Р. Лоун и др.).

Ее представители сделали основной упор на конкретные исследования, методы скрупулезного описания всех особенностей какой-либо культуры.

Родоначальник культурной антропологии в США Ф. Боас (1858−1942) изучал культуру и языки индейцев и эскимосов, живущих в Северной Америке.

Историческая школа стремилась проследить и задокументировать происхождение каждой черты культуры, определить, возникла ли она в рамках данной культуры или проникала в нее извне.

Изучались различные случаи диффузии (взаимопроникновения) культур, культурной трансформации (изменений). Важнейшим достижением школы Боаса стала разработка теории аккультурации.

Аккультурация — это процесс изменения культуры, происходящий при непосредственном контакте и взаимодействии нескольких групп людей, являющихся носителями различных культур.

Прослеживаются три типа отношений между данными группами: либо культура одной группы принимается другой частично («принятии») или полностью («ассимиляция»); либо происходит адаптация, приспособление элементов одной культуры к потребностям другой; либо возникает «реакция» — полное отторжение форм чужой культуры.

Расово-антропологическая школа.

Основная идея этой школы -- показать решающее влияние расового фактора на историческое и культурное развитие. По мнению представителей данной школы, расы не равны между собой, что обуславливает неравенство создаваемых ими ценностей. Всё поведение людей детерминировано биологическим происхождением, расовые смешения вредны, так как они наносят урон развитию культуры. Основные представители: Жозеф Гобино, Людвиг Вольтман, Жорж Лапуж. 15]

В конце XIX — начале XX вв. возникает диффузионизм как реакция на ограниченность и недостатки ранних эволюционистских концепций.

Диффузионизм, как теоретическая модель историко-культурного процесса, методология культурно-антропологических исследований зародился в Германии и Австрии.

Развитие идей диффузионизма связано с работами немецких ученых Лео Фробениуса (1873−1938), Фрица Гребнера (1877−1934), австрийских этнологов Вильгельма Шмидта (1868−1954), Вильгельма Копперса (1886−1961), английских антропологов Вильяма Реверса (1864−1922), Гордона Вира Чайлда (1892−1957) и др.

Истоки диффузионизма лежат в антропогеографических учениях немецкого географа и этнографа Фридриха Ратцеля. В отличие от эволюционистов, которые рассматривали каждое явление культуры как звено в цепи эволюции, Ф. Ратцель стремился изучать явления культуры в связи с конкретными условиями, прежде всего географическими.

Свою концепцию культуры он изложил в многотомных исследованиях «Антропогеография» (1882−1891 гг.), «Народоведение» (1885−1895 гг.), «Земля и жизнь» (1891 г.). Главные идеи своей концепции культуры немецкий исследователь сформулировал в «Антропогеографии».

Он считал, что природные условия вызывают различия в культурах народов, однако эти различия между культурами постепенно сглаживаются, поскольку в процессе культурных контактов народов происходят пространственные перемещения этнографических предметов.

Диффузионисты противопоставили понятию эволюции понятие культурной диффузии (пространственное распространение культурных достижений одних обществ, в другие). Возникнув в одном обществе, то или иное явление культуры может быть заимствовано и усвоено членами многих других обществ.

То или иное явление культуры не обязательно должно было возникнуть в данном обществе в результате эволюции, оно вполне могло быть заимствовано, воспринято им извне.

На основе диффузионизма была разработана теория «культурных кругов» (Лео Фробениус), согласно которой сочетание ряда признаков в определенном географическом районе позволяет выделить отдельные культурные провинции (круги).

«Культурный круг» — искусственно созданное по произвольно отобранным элементам понятие; он не развивается во времени, а лишь взаимодействует с другими кругами в географическом пространстве.

Если культура перенесена в иные природные условия, ее развитие пойдет по другому пути и из взаимодействия старых культур могут возникнуть новые.

Эти идеи нашли отражение в теории миграций, согласно которой культурные явления, однажды возникнув, многократно перемещаются.

Элементы одного «круга» могут распространяться путем диффузии (перемещения) и накладываться на элементы другого «круга». Сменяющие друг друга во времени культурные круги образуют культурные слои.

Вся история культуры — это история перемещения нескольких «культурных кругов» и их «напластование» (взаимодействие).

Л. Фробениус разработал концепцию «морфологии культуры». Каждая культура является своего рода особым организмом, самостоятельной сущностью, проходящей те же ступени развития, что и все живое.

Фробениус полагал, что культуры могут быть мужскими и женскими. Культуры обладают собственным характером, «культурной душой» и проходят стадии рождения, взросления, старения и смерти.

Почти одновременно с зарождением диффузионизма в европейской культурной антропологии и этнологии сформировалась социологическая школа.

По мнению ряда исследователей, она оказалась более плодотворной, чем диффузионизм. Отличие от других научных направлений здесь проявляется в первую очередь в специфике предмета исследований: если эволюционисты видели главный предмет социально-культурологического знания в человеке, сторонники диффузионизма — в культуре, то представители социологической школы — в человеческом обществе.

Они исходили из того, что человеческое общество не выступает в качестве простой суммы индивидов, а проявляется, прежде всего, как система связей между людьми, в первую очередь нравственных, которые как бы навязывались им и обладали принудительной силой.

Представителями французской социологической школы считаются: французский философ, один из основателей социологии Огюст Конт (1798−1857), Эмиль Дюркгейм (1858−1917), Люсьен Леви-Брюль (1837−1939).

Среди представителей французской социологической школы в культурной антропологии особый интерес представляют идеи профессора Сорбонны Л. Леви-Брюля. Основными его работами являются: «Первобытное мышление» (1922 г.), «Сверхъестественное в первобытном мышлении» (1931 г.).

Он полагал, что главным для первобытного человека был не личный опыт, поскольку он нередко вступал в противоречие с установившейся традицией данного общества, а коллективные представления.

В качестве коллективных представлений Л. Леви-Брюль рассматривает те идеи, которые не формируются из собственного жизненного опыта индивида, а внедряются в человека через общественную среду: через воспитание, через общественное мнение, через обычай.

Для Л. Леви-Брюля особый интерес представлял поиск специфических законов, которые управляют коллективными представлениями. Особенности коллективных представлений обусловлены разнообразием культур.

Так, для архаичного общества большее значение имеют эффективная направленность практической деятельности, коллективные чувства, но не умственная деятельность как таковая. Французский исследователь выделяет основные характеристики первобытного мышления:

1) такое мышление не отделено от эмоций;

2) его целью отнюдь не является объяснение явлений действительности;

3) мышление этого типа действует на нервную систему резко возбуждающе при совершении религиозных обрядов.

Таким образом, первобытный человек потому не ищет объяснения явлениям окружающей действительности, что сами эти явления он воспринимает не в чистом виде, а в сочетании с целым комплексом эмоций, представлений о тайных силах, о магических свойствах предметов.

Определяющим фактором коллективных представлений в традиционных культурах является вера в сверхъестественные таинственные силы, а также в возможность общения с ними.

Поэтому другая особенность первобытного мышления заключена в том, что явления окружающей действительности даются первобытному человеку в едином связанном комплексе представлений о тайных силах, о магических свойствах окружающего мира.

На место основных логических законов становится закон сопричастия. Сущность этого закона, по мнению ученого, заключается в том, что предмет может быть самим собой и одновременно чем-то иным, он может находиться здесь и одновременно в другом месте.

Л. Леви-Брюль пришел к выводу, что коллективные представления присутствуют и в мышлении современного европейца.

Наличие таких представлений вызывается существующей у человека естественной потребностью в непосредственном общении с окружающим миром. Человек стремится к живому общению с природой через религию, мораль, обычаи.

Таким образом, дологическое мышление существует и в современном обществе и будет существовать в будущем наряду с логическим мышлением.

В культурологии одними из первых использовали функциональный подход в качестве методологической основы английские исследователи. Так, культурные антропологи Б. К. Малиновский и А. Радклифф-Браун предложили рассматривать культуру как целое, каждый элемент которого (одежда, религия, ритуалы) выполняет определенную функцию.

Сторонники функционализма стали рассматривать культуры как самостоятельные системы и функциональные организмы.

Важнейшим методом функционализма стало разложение культуры на составные части и выявление зависимостей между ними. Они полагали, что нередко отдельный элемент культуры играет не просто предназначенную ему узкую роль, а выступает как такое звено, без которого культура не может существовать в качестве целостного образования.

Бронислав Каспар Малиновский (1884−1942) основы своей теории культуры изложил в очерке «Научная теория культуры». Культура, по мнению Б. К. Малиновского, выступает как продукт биологических свойств человека.

При этом человек рассматривается как животное, которое должно удовлетворять свои основные биологические потребности, которые, в свою очередь, выступают как стимулы для процессов добывания пищи и топлива, для строительства жилья, для создания одежды и т. д.

Различия между культурами определяются различиями способов удовлетворения основных потребностей человека.

Наряду с основными потребностями Б. К. Малиновский выделяет производные потребности, которые порождаются не природой, а культурной средой. К таким потребностям относятся потребности в экономическом обмене, авторитете, социальном контроле, системе образования в каком-либо виде и т. д.

Средства удовлетворения обеих систем потребностей выступают как некая организация, состоящая из таких первичных организационных единиц, которые Б. К. Малиновский называет институтами.

Б. К. Малиновский так формулирует исходный принцип функционального подхода: «…в любом типе цивилизации любой обычай, материальный объект, идея и верования выполняют некоторую жизненную функцию, решают некоторую задачу, представляют собой необходимую часть внутри действующего целого"[15].

Таким образом, культура понималась как система устойчивого равновесия. В этой системе каждая часть целого выполняет свою функцию, неразрывно связанную с функциями других частей и функциями целого.

Так, например, в работе «Магия, наука и религия» Б. К. Малиновский показывает, что в любом обществе религия выполняет, прежде всего, две основные функции:

1) в кризисных ситуациях — примером может служить смерть члена группы — она восстанавливает оказавшееся перед угрозой распада единство группы, указывая каждому ее члену перспективу дальнейшего существования;

2) посредством ритуала инициации делает индивида полноправным членом общества, обязывая его соблюдать лежащие в его основе ценности и нормы.

Предлагая биологическую точку зрения на сущность традиций, Б. К. Малиновский рассматривает традицию как форму коллективной адаптации социальной общности к окружающей ее среде. Если уничтожить традицию, то социальный организм лишается своего защитного покрова и становится неизбежным процесс его гибели.

Б. К. Малиновский критически оценивал ранние этнологические и социо-антропологические школы исследования культуры, в частности метод «пережитков» Э. Тайлора. Он полагал, что «пережитки» не существуют, поскольку на их месте сформировались явления культуры, которые приобрели новую функцию вместо старой.

Все существующее в культуре должно иметь конкретную функцию, иначе подобный элемент культуры оказался бы забытым.

Зарождение структурализма произошло в рамках функционализма, в связи, с чем первая его форма получила название «структурный функционализм».

Структуралисты отказываются от эволюционистского и психологического истолкования культуры. Для них культура представляет собой, прежде всего символическую систему. Однако следует отметить, что зачастую природа этой системы трактуется с помощью категории бессознательного. Самая молодая и одна из самых влиятельных современных школ. Все процессы, происходящие в культуре, рассматриваются представителями данной школы как чисто коммуникационные. Культура понимается как некая знаковая система, созданная человеком в силу присущей только ему способности к символизации, а через неё -- и к взаимной информации. Основные представители: Фердинанд де Соссюр, Эрнст Кассирер, Клод Леви-Стросс.

В 1960-х гг. появились работы К. Леви-Стросса. Под структурой в рамках этого метода понимается совокупность элементов между отношениями некоторого целого, которые сохраняют свою устойчивость при различных внешних и внутренних изменениях. Такого рода устойчивые структурные отношения стали выявлять в языке и литературе, в общественных отношениях и т. д.

Применение структуралистского подхода связано с именем швейцарского ученого Фердинанда де Соссюра (1857−1913). Основные его исследования относятся к области языкознания. Ф. де Соссюр определял язык как согласованную систему знаков.

В свою очередь, каждый из этих знаков представляет собой сочетание двух компонентов:

1) сигнификанта — «означающего»;

2) сигнификата — «означаемого».

Минимальной звуковой единицей в языке является фонема. При этом замена одной фонемы на другую не обязательно приводит к изменению значения слова.

Однако в каждом языке есть фонемы, которые образуют оппозиционные пары. Поэтому изменение в пределах одной звуковой последовательности приводит к изменению значения слова.

Таким образом, решающую роль в языке играют не фонемы как таковые, а отношения между фонемами.

Таким образом (по Ф. де Соссюру) каждая языковая единица может быть определена, только будучи поставлена в отношение к другим языковым единицам данной системы.

Одним из ведущих представителей французского структурализма является этнолог, культуролог и философ Клод Леви-Стросс, его называют «отцом» структурализма. Его основные сочинения: «Структурная антропология» (1958 г.), «Печальные тропики» (1959 г.), «Тотемизм сегодня» (1962 г.) и др.

Свою концепцию он назвал структурной антропологией. Современный человек, считает К. Леви-Стросс, живет в ситуации глубокого раскола между культурой и природой, и именно это делает его несчастным.

Во всех явлениях культуры необходимо выявить структурные элементы, совокупность которых образует бессознательную структуру человеческого разума.

По мнению К. Леви-Стросса, человеческие ощущения не столько отражают, сколько кодируют окружающий человека мир, а все явления и процессы выражаются в виде символов.

По мнению К. Леви-Стросса, первоначальная связь между вещами и символами сознания в процессе исторического развития человечества вытесняется в сферу бессознательного, а на ее место приходит чисто условная связь. В результате первоначальный образ мира изменяется, однако он сохраняется в сфере бессознательного. Об этом сам человек может и не подозревать. К. Леви-Стросс приходит к выводу, что прямой путь к окружающему человека миру в процессе истории все больше загромождается различного рода символическими структурами.

Таким образом, единство структурализма и функционализма заключается в том, что в обоих случаях общество и культура рассматриваются как система и выявляются свойства и характеристики этой системы.

К достоинствам функционализма следует отнести роль, которую он сыграл в избавлении от идеологического неприятия неевропейских культур. 10]

В американской антропологии в середине XX века под руководством Дж. П. Мердока Йельское исследование имело результатом построение классификации культурных видов, которое к 1973 г. охватило 1267 обществ.

В 1967 г. был напечатан «Этнографический атлас» Мердока, содержащий описание 863 культур по более чем 100 показателям.

Статья «Социальный метод в социальной антропологии», написанная Эванс-Причардом в 1965 году, подвела итоги столетия применения метода сравнения в культурной антропологии. 14]

Заключение

Каждый из нас принадлежит своей культуре. Если суть истории состоит в изменчивости, то культуру отличает высокая степень постоянства. Прибегая к аналогиям, культуру можно сравнить с генетическим кодом общества, определяющим его целостность, идентичность, способность к самовоспроизводству и развитию.

Культура -- это именно то, что отличает человеческое сообщество от сообществ любых других известных нам живых существ. Культуру можно назвать второй искусственной природой человека. Ведь она образует среду обитания и общения, необходимую каждому человеку и любому сообществу людей.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой