Ключевые слова в немецком политическом дискурсе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: //www. . ru/

Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО

Ставропольский Государственный университет

Кафедра немецкого языка

Курсовая работа

по курсу Стилистика немецкого языка

Тема: Ключевые слова в немецком политическом дискурсе

Ставрополь 2010

Содержание

Введение

1. Общие вопросы исследования языка политики: понятия «язык политики» и «ключевые слова» политики; использование языка политики в коммуникации

2. Понятие «дискурс». Политический дискурс как сфера функционирования ключевых слов политики

3. Газетно-публицистический стиль как система общественно-политических речевых жанров

4. Ключевые понятия немецкого политического дискурса

4.1 Ключевые слова с точки зрения номинации

4.2 К вопросу о специфике ключевых слов в немецком политическом дискурсе

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность исследования. Международная и межкультурная коммуникация всецело проникают во многие сферы человеческой жизни. Среди наиболее важных областей можно назвать область политики.

Современная коммуникация становится все более массовой, все более качественной. Этим объясняется возросший интерес к риторике, появление новых канонов публичных выступлений, огромное число конференций и форумов, в которых профессионалы делятся собственным опытом создания речей. В современную эпоху массовой политизации общественного сознания политический дискурс активно развивается и трансформируется под воздействием изменений в политической ситуации. Политические изменения в стране ведут за собой изменения в общественном сознании, отражающиеся на системе языка в целом, и в частности, на языковых средствах, используемых в политическом дискурсе.

Данная работа посвящена комплексному исследованию «ключевых слов» (Schlagworte) в немецком политическом дискурсе как особых языковых единиц, концентрирующих в себе доминантное содержание общественно-политической коммуникации и дающих ему меткое языковое представление. Они символизируют состояние картины мира, систему ценностей носителей языка, закреплённые на концептуальном уровне и в языке образцы и нормы поведения.

В последнее время в современной лингвистике утвердился когнитивный подход к описанию языковых явлений, подразумевающий изучение структур представления различных видов знания, лежащих в основе образования языковых единиц. Настоящее исследование учитывает данную тенденцию и предлагает описание «ключевых слов» с точки зрения когнитивной теории номинации и когнитивной теории дискурса с учётом реального употребления «ключевых слов» в общественно-политическом дискурсе исследуемого периода.

Объект исследования — немецкая политическая речь как род коммуникационной деятельности на современном этапе ее развития.

Предмет исследования — лексика, выражающая ключевые понятия в немецком политическом дискурсе.

Целью работы является выявление, рассмотрение и описание особенностей ключевых слов в немецком политическом дискурсе.

Задачи исследования, обусловленные поставленной целью, заключаются в следующем:

1. исследования теоретических вопросов, касающихся понятий «язык политики», «дискурс» и «ключевые слова»;

2. рассмотрение особенностей газетно-публицистического стиля текста как систему функционирования общественно-политических речевых жанров;

3. выявление характерных особенностей немецкой политической речи;

4. рассмотрение ключевых единиц текста с точки зрения номинации;

5. вычленение ключевых слов из выступлений политиков Германии и их классификация;

6. изучение терминологической специфики ключевых слов и их функционирования в политическом дискурсе;

7. рассмотрение способности ключевых слов отражать культурную ситуацию эпохи.

Методами проведенного исследования являются сравнительно-сопоставительный анализ, метод сплошной выборки, методы классификации, наблюдения и описания, компонентный и количественный анализы.

Материалом исследования послужили статьи на немецком языке, взятые из источника — интернет на сайтах: www. bundeskanzlerin. de: «Rede von Bundeskanzlerin Merkel zum „Wirtschaftsgesprach 2010“ и www. bundespraesident. de: „Ein besseres Leben fur jeden“ — Tischrede von Bundesprasident Horst Kohler anlasslich des Staatsbanketts beim Staatsbesuch in Indien», «Die Rede von Bundeskanzler Gerhard Schroder beim Abendessen im Rahmen der Eroffnungsfeier der Europazentrale der Union Europaisch Turkischer Demokraten am 6. November 2005 in Koln» и «Interview von Bundespraesident Hors Kohler mit dem Handelsblat» (29. 11. 2007, Berlin).

Практическая ценность данной работы заключается в том, что её положения могут быть использованы в курсах по общему языкознанию, лексикологии, в спецкурсе по лингвистике текста и когнитивной лингвистике. Выявленные особенности семантики ключевых слов представляют интерес для практики преподавания немецкого языка, интерпретации публицистических текстов, занятий по переводу и реферированию текста.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что она предоставляет обширную базу материала, который может стать основой для написания курсовых и дипломных работ.

Структура работы определяется поставленной целью и задачами. Работа состоит из Введения, двух Глав, Заключения, Библиографического списка.

1. Общие вопросы исследования языка политики: понятия «язык политики» и «ключевые слова» политики; использование языка политики в коммуникации

дискурс немецкий политика речь

Политика, ее институты и процессы не существуют безотносительно к

языку и языковым процессам в обществе. Напротив, язык самым существенным образом входит в состав политики и политических процессов. В то же время и сам язык в той или иной степени испытывает на себе влияние политики. Истоки современной политической лингвистики можно обнаружить уже в античной риторике: проблемами политического красноречия активно занимались уже в Древней Греции и Риме. Интенсивное развитие политических технологий, возрастающая роль средств массовой информации, все большая театрализация политической деятельности способствуют повышению внимания общества к теории и практике политической коммуникации.

Язык политики — это разновидность функционального языка. Но этим еще не определена его специфика. Специфика языка политики, или политического языка, состоит в том, что это часть языка, которая служит средством осуществления политики, достижения политических целей. Этим он отличается от юридического, научного, философского, медицинского и всякого иного функционального языка. Но, как и любой, даже самый замкнутый язык, язык политики тесно и многообразно связан со всем остальным корпусом языка, с общеязыковым словарным составом. В то же время язык политики не выделяется так же четко, как, например, язык медицины, техники или юриспруденции. Причем между языком политики и общеязыковым словарным составом идет постоянный взаимообмен: специальные политические термины, слова и выражения превращаются в достояние общеязыкового словарного состава и, наоборот, многие слова и выражения из общеязыкового словарного состава переходят в состав языка политики. Конечно, при этом политические термины в той или иной степени теряют свой терминологический характер, а словам общеязыкового словарного состава придается специальное (политическое) значение (Кульжанова, www. policy03. narod. ru).

Возникает теперь вопрос: в чем заключается главная особенность языка политики? В. Шмидт видит ее в следующем. «Общим признаком политической лексики является ее идеологическая обусловленность», а «результатом выше обозначенных встречных тенденций — является сосуществование политической лексики и общеязыковых омонимов». «Другой особенностью политической лексики является сравнительно высокий процент специальных арготизмов по сравнению с другой специальной лексикой». «Необходимо учесть, что лингвистический термин профессиональный арготизм не содержит негативного оттенка, как, например, слово жаргон в обиходной речи» (Шмидт, 1979: 74−75).

Этот высокий процент специальных арготизмов объясняется, во-первых, тем, что политика взаимодействует с самыми различными сферами и уровнями общества, причем чаще всего непосредственно, значительно интенсивнее, чем иные сферы. Она ведь и ориентирована на все общество (речь, конечно, идет о внутренней политике), политические процессы захватывают все группы и слои населения. Во-вторых, арготизмы чаще всего используются в политической борьбе, в полемике, в стремлении показать свою политическую линию в выгодном свете и т. д. В-третьих, их употребление объясняется еще и тем, что одной из наиболее существенных характеристик языка политики является его убеждающая сила, нацеленность на убеждение или разубеждение в прежних взглядах тех, к кому он адресуется. Язык политики может также действовать и как средство устрашения и подавления. Характерной особенностью терминов, слов и словосочетаний языка политики является их ценностная нагруженность: они не только констатируют те или иные феномены (например, события или факты), но и оценивают их (Кульжанова, www. policy03. narod. ru).

Язык политики есть система коммуникативных средств кодирования политической информации, провоцирования политических действий и управления ими. Если понимать демократию как систему вербализированных конфликтов, а языковое выражение политических конфликтов — как масштаб для оценки политической культуры, то анализ политических действия оказывается неразрывно связанным с анализом языка политики. Наивно полагать, что язык является лишь нейтральным средством взаимопонимания и обмена информацией в политической коммуникации, тем более, в период предвыборной гонки. Здесь язык не только репрезентирует политику, он сам есть политика. Значение языковых политических символов не выводимо при этом из лексического содержания слов и предложений; оно задается конкретной политической ситуацией. Целью же любой политической коммуникации является проведение определенных интересов и намерений. В этом смысле язык служит в политике не средством симметричной коммуникации между «верхами» и «низами», но исключительно инструментом политической борьбы. Можно указать две основные функции языковой политической коммуникации:

1. Функция идентификации (интеграции и различения). Особенно в выборной борьбе язык выступает в роли объединяющего символа, обеспечивающего сплоченность данной группы («мы») по отношению к другим («они»). Использование при этом различных языковых форм (лозунгов, метафор, идиом и т. п.) придает «лицо» политическим фронтам.

2. Функция управления. Целенаправленное и стратегически запланированное использование языковых средств, особенно в предвыборной борьбе, управляет не только вниманием публики, но также её суждениями, поведением и действиями. В этом смысле язык является составной частью политической пропаганды, контролирующей и формирующей общественное мнение.

К характеристике политического языка относится также то, что он

многомерен, т. е. адресован одновременно разным группам и способен вызывать у них различные реакции. Однако сама по себе многомерность политического языка еще не обеспечивает ему поддержку публики в потоке массовой коммуникации. Политический язык должен сверх того иметь четко выраженную партийность (на основе противоположности «друзей» и «врагов». Только так язык выполняет свою идентификационную функцию

(www. mirslovarei. com).

Для характеристики политической коммуникации А. П. Чудинов выделяет следующие антиномии:

1) ритуальность и информативность;

2) институциональность и личностный характер;

3) эзотеричность и общедоступность;

4) редукционизм и многоаспектность информации в политическом тексте;

5) авторство и анонимность политического текста;

6) интертекстуальность и автономность политического текста;

7) агрессивность и толерантность в политической коммуникации (Чудинов, 2003: 56).

Специфика общественно-политической речи как одной из важных форм современной коммуникации представлена целым рядом структурирующих признаков. Политическая речь как форма публичной речи, произнесенной оратором, рассматривается в пределах данной статьи как процесс коммуникации и как один из видов социального действия, как само политическое действие. Поскольку политическая речь реализуется как действие, за которым, как правило, стоят достаточно широкие группы общества (партии, движения, организации), то предполагается и высокая степень ее общественного воздействия. Выступление перед большими группами людей имеет свои системные особенности и осуществляется по определенным правилам. Публичное выступление в целом ориентируется на существующие стандарты и нормы. В то же время известно, что сила речевого воздействия может достигаться как раз в результате нарушения этих норм (Юдина, 2004: 172).

Когда мы говорим о политике как науке, мы имеем в виду науку о власти. Власть — это принятие решений. Решение — это санкционированный выбор, выбор, который влечет за собой серьезные последствия для того, кто осмелится ему противостоять. Следовательно, язык политики — это язык власти. Это язык решений. Он регистрирует решения и вносит в них поправки. Это боевой клич, вердикт и приговор, закон, постановление и норма, должностная присяга, спорные вопросы, комментарии и прения. (Лассвел, 2006: 270)

Поскольку язык политики — это язык власти (и, следовательно — язык посвященных) и, в то же время — специальный язык для профессиональных целей, то естественно задать вопрос: в какой степени языку политики присуща такая характеристика специальных языков, как тайноречие или эзотеричность? (Шейгал, 2000: 157). Р. Водак отмечает, что политический язык находится как бы между двумя полюсами — функционально обусловленным специальным языком и жаргоном определенной группы со свойственной ей идеологией. Поэтому политический язык «должен выполнять противоречивые функции: быть доступным для понимания (в соответствии с задачами пропаганды) и ориентированным на определенную группу (по историческим и социальным причинам). Последнее часто противоречит доступности политического языка» (Водак, 1997: 24).

Ключевые же слова как особые языковые единицы концентрируют в себе доминантное содержание общественно-политической коммуникации и дают ему меткое языковое представление. Они символизируют изменения в картине мира, в системе ценностей носителей языка, в закрепленных на концептуальном уровне и в языке образцах и нормах поведения.

К изучению ключевых слов можно подойти и с психологической точки зрения. Известно, что существуют слова, которые оказывают воздействие на человеческую психику, а именно на подсознание. Практически на этом методе на сегодняшний день основана реклама. Этим пользуются и многие политики, особенно в период предвыборных кампаний. В качестве ключевых слов могут быть выбраны слова, которые легко воспринимаются на слух, запоминаются и воспроизводятся в потоке речи. Эти фразы и слоганы излагаются на плакатах, в газетах, в журналах, на радио и телевидении.

2. Понятие «дискурс». Политический дискурс как сфера функционирования ключевых слов политики

Прежде чем перейти к анализу слов политического дискурса, рассмотрим понятие термина «дискурс», а так же специфику политического дискурса. Дискурсом называют текст в его становлении перед мысленным взором интерпретатора. Дискурс состоит из предложений или их фрагментов, а содержание дискурса часто, хотя и не всегда, концентрируется вокруг некоторого «опорного» концепта, называемого «топиком дискурса», или «дискурсным топиком» (Демьянков, 2002: 32). Слово дискурс не является орнаментальным вариантом термина текст. Текст можно определить как вербальную составляющую коммуникации, т. е. не включающую паралингвистические и невербальные части сообщения. Текст как таковой и его языковые элементы обладают смыслом только в той мере, в какой интерпретируются читателями / слушателями, опирающимися на знание мира. Слово дискурс в современном русском языке не претендует на нетерминологический статус, оно стало термином класса «речь». В лингвистической литературе дискурсом чаще всего называют речь (в частности, текст) в ее становлении перед мысленным взором интерпретатора. Интерпретатор помещает содержание очередной интерпретируемой порции дискурса в рамки уже полученной промежуточной или предварительной интерпретации. В результате устраняется, при необходимости, референтная неоднозначность, определяется коммуникативная цель каждого предложения и шаг за шагом выясняется драматургия всего дискурса (Демьянков, 2007: 94−95).

Центральным понятием политической лингвистики является политический дискурс, который представляет собой особую разновидность дискурса и имеет своей целью завоевание и удержание политической власти. В лингвистической литературе политический дискурс представлен как многоаспектное и многоплановое явление, как комплекс элементов, образующих единое целое. В связи с расширением и возрастанием роли средств массовой информации в современном мире усилилось политической воздействие и манипуляция общественным сознанием. Зачастую для этих целей и используются ключевые слова, которые способствуют формированию определенных мнений и воззрений в обществе. Политизация общественных масс, а именно политический дискурс, становится неотъемлемым компонентом «информационной жизни» человека. Политический дискурс — это совокупность «всех речевых актов, используемых в политических дискуссиях, а также правил публичной политики, освященных традицией и проверенных опытом» (Баранов, Казакевич, 1991: 6). Данное определение представляет широкий подход к содержанию понятия «политический дискурс».

Одним из наиболее заметных исследований политического дискурса последних лет является работа Е. И. Шейгал «Семиотика политического дискурса», с точки зрения которой, политический дискурс, как и другие виды дискурса, имеет два измерения: реальное и виртуальное. Под реальным измерением исследователь понимает текущую речевую деятельность в определенном социальном пространстве, а также возникающие в результате данной деятельности речевые произведения (тексты), взятые во взаимодействии лингвистических, паралингвистических и экстралингвистических факторов. Виртуальное измерение дискурса, по мнению Е. И. Шейгал, — это семиотическое пространство, включающее вербальные и невербальные знаки, совокупным денотатом которых является мир политики, тезаурус высказываний, набор моделей речевых действий и жанров, специфических для общения в данной сфере (Шейгал, 2000: 89).

Ю. А. Сорокин определяет политический дискурс через его соотношение с идеологическим дискурсом: «Политический дискурс есть видовая разновидность идеологического дискурса. Различие состоит в том, что политический дискурс эксплицитно прагматичен, а идеологический — имплицитно прагматичен. Первый вид дискурса — субдискурс, второй вид дискурса — метадискурс» (Сорокин, 1997: 57).

К периферии политического дискурса (в зоне его пересечения с официально-деловым дискурсом) относится аппаратная коммуникация, в рамках которой создаются тексты, предназначенные для сотрудников государственного аппарата или сотрудников тех или иных общественных организаций. Это разного рода инструкции, правила поведения для сотрудников, приказы и распоряжения и др. Еще одну часть политического дискурса составляют тексты, созданные «рядовыми гражданами», которые, не являясь профессиональными политиками или журналистами, эпизодически участвуют в политической коммуникации. Это могут быть разного рода письма и обращения, адресованные политикам или государственным учреждениям, письма в СМИ, разного рода надписи (в том числе на стенах), анекдоты, бытовые разговоры, связанные с политическими проблемами и др. Подобные тексты находятся в сфере пересечения политического и бытового дискурсов. К периферии политического дискурса относятся также тексты, в которых используются элементы художественного повествования. Сюда относятся разного рода «политические детективы», «политическая поэзия» и тексты весьма распространенных в последние годы политических мемуаров. Особую часть политического дискурса составляют посвященные политике тексты научной коммуникации (Будаев, Чудинов, 2006: 25−26).

Итак, в лингвистической литературе термин «политический дискурс» употребляется в двух смыслах: узком и широком. В широком смысле он включает такие формы общения, в которых к сфере политики относится хотя бы одна из составляющих: субъект, адресат либо содержание сообщения. В узком смысле политический дискурс — это разновидность дискурса, целью которого является завоевание, сохранение и осуществление политической власти.

3. Газетно-публицистический стиль как система общественно-политических речевых жанров

Газетно-публицистический стиль охватывает массовые популярные политические тексты, воздействующие на актуальные политические процессы оперативным документальным отображением, основанном на идейно-политическом осмыслении и эмоционально-выраженной оценке.

Понятие газетно-публицистического стиля складывается из языка газет, общественно-политических журналов, воззваний и прокламаций, из языка докладов, выступлений, бесед, речей, дискуссий, языка радио- и телепередач, документально-публицистического кино. Политическая информация охватывает явления, факты и события политической сферы жизни общества, т. е. отношения между классами, нациями, государствами. Сюда же включаются сообщения о событиях и явлениях, происходящих в других областях общественной жизни, прежде всего в экономике и культуре, имеющие политическое значение (Брандес, 2001: 71).

Газетно-публицистический стиль можно обозначить как стиль пропаганды и агитации. Он направлен, с одной стороны, на распространение политической информации, а с другой — на побуждение людей к действию, на активизацию их мыслей. Публицистический стиль (газетный стиль включительно) с точки зрения средств его выражения весьма многообразен как стиль публичного общения и науки. Для него характерны многочисленные формы проявления, а так же тесная взаимосвязь коммуникативной функции и функции выражения языка. Для успешного выполнения своей функции, публицистический стиль охватывает как объективную, так и эмоциональную силу воздействия. Поэтому, с одной стороны, он богат наличием фактического материала и доказательств, чему способствует актуальное наименование фактов (имена современников, указание даты и времени, заголовки статей, цифровые данные, даты, цитаты), термины, как исконно-немецкие, так и заимствованные, профессионализмы и т. д. Также присутствуют средства рационального воздействие, проявляемые на грамматическом и синтаксическом: богатое применение параллелизма и противопоставлений, вопросов и ответов, а также самых различных видов повторений и оценки. Все это используется для систематизации и способствует более легкому восприятию информации (Riesel, 1974: 453).

Для публичной речи особенно важны приемы стилистического синтаксиса, так называемые фигуры речи, помогающие достичь экспрессивности и динамичности высказывания. Например, фигура повтора слова, словосочетания или предложения. Ее цель — привлечь внимание слушателей, подчеркнуть значимость того, что повтор выражает. Стилистический прием повтора союзов перед однородными членами предложения придает фразе особый интонационный ритм, логически подчеркивает соединяемые слова. Повтор в публичном выступлении наряду с экспрессивной функцией выполняет задачу логико-смыслового подчеркивания, а так же облегчает восприятие на слух длинного фрагмента речи, расчленяя его на отдельные части и выделяя вместе с тем ту или иную мысль. Для выделения и подчеркивания тех или иных слов или словосочетаний применяется намеренное нарушение обычного порядка слов в предложении — инверсия, антитеза, риторический вопрос, вопросно-ответная структура высказывания.

Публичное выступление оживляет введенная в него прямая речь, позволяющая передать чужую мысль; непосредственное обращение отсутствующего автора, которое может служить и средством обличения; эмоциональные восклицания, привлекающие внимание к определенной идее и к отношению к ней автора — с целью заразить этим отношением аудиторию (Брандес, 2001: 88).

Разговорность в публичной речи как стилистический прием направлена на вовлечение аудитории в квазидиалог с оратором и тем самым на активизацию слушателей, на возбуждение и удержание их внимание и интереса. Разговорность выражается в простоте построения фразы, отступлении от строгих грамматических форм, использовании разговорной лексики и фразеологии, в отходе от усложненного книжного языка.

Основными стилистическими качествами публицистической речи являются правильность, богатство языка, краткость, ясность, точность, уместность, эмоциональность. Среди стилистических средств изобразительности и выразительности используются тропы, сравнения, гиперболы, аллегории, эвфемизмы, пословицы, поговорки, крылатые слова, цитаты. Очень сильным средством создания публицистичности выступают авторские обновления указанных выше стилистических средств, т. е. намеренное изменение формы этих средств (Брандес, 2001: 89).

Таким образом, мы рассмотрели ключевые теоретические вопросы, необходимые при исследовании заданной темы. Были представлены такие понятия, как «язык политики», «ключевые слова», «дискурс» в общем и «политический дискурс» в частности, а так же изложены основные характеристики газетно-публицистического стиля как системы функционирования общественно политических речевых жанров.

При рассмотрении термина «язык политики», также была изложена информация об использовании языка политики в коммуникации, рассмотрены взгляды различных ученых на это понятие, изложены функции языковой политической коммуникации, а так же основные характерные черты политической коммуникации. Языка политики был представлен как разновидность функционального языка, специфика которого состоит в том, что это часть языка служит средством осуществления политики, достижения политических целей. «Ключевые слова» представлены как лексические единицы, оформляющие содержание общественно-политической коммуникации, отображающие изменеия в картине мира, в системе ценностей носителя языка. При рассмотрении термина «дискурс» были разграничены понятия дискурс и текст, дана общая характеристика дискурса и политического дискурса в частности, их составляющие. Термин «политический дискурс» был представлен при рассмотрении в двух смыслах: узком и широком. В широком смысле он включает такие формы общения, в которых к сфере политики относится хотя бы одна из составляющих: субъект, адресат либо содержание сообщения. В узком смысле политический дискурс — это разновидность дискурса, целью которого является завоевание, сохранение и осуществление политической власти. В характеристике газетно-публицистического стиля особое внимание было обращено на лексические и стилистические особенности средств выражения, служащих для выражения как коммуникативной функции, так и функции воздействия.

4. Ключевые понятия немецкого политического дискурса

4. 1 Ключевые слова с точки зрения номинации

В виду сложности и многогранности концептуального содержания, соотносящегося с ключевыми словами эпохи, доминирующим способом его представления является номинация. Номинация, или название, — это процесс, постоянно сопутствующий познанию человеком окружающего мира. Чем полнее и точнее познание, тем детальнее наименование. Процесс наименования тесно связан с процессом узнавания, которое основывается на сопоставлении объектов и представлений о них с целью выявления их общих и отличительных свойств и признаков (Суперанская, 1989: 88).

Всякий акт номинации — порождение двухстороннего образования из идентифицирующего и дифференцирующего элементов. В процессе номинации обязательно возникает семантическая микросистема. Новая номинативная единица маркируется по отношению к старой. Но терминологические номинации как вторичные маркируются дважды, и по отношению к первичной семантической микросистеме, и по отношению к системе вторичной, терминологической (Мартынов, 1969: 106). Например, существительное die Wende имеет общие значения «поворот, оборот, рубеж». При рассмотрении этого слова в политическом дискурсе, оно приобретает значения «перемена (политического) строя, перестройка».

Поскольку вся специальная лексика вторична по отношению к общей, в ней преобладает условность, базирующаяся, однако, на некоторых естественных связях слов и именуемых с их помощью объектов. При формировании плана выражения терминов из слов естественного языка важное значение приобретает их мотивированность. Мотивированный термин легче запоминается, устанавливает ассоциативные связи с другими терминами и с именуемыми явлениями. Но полностью мотивированных терминов, по-видимому, вообще не существует. И объясняется это как вторичностью терминов по отношению к общей лексике, так и тем, что каждое понятие характеризуется разными признаками, а в его имени отражается лишь один, при этом не всегда ведущий. Номинация (особенно первичная) еще не есть выражение понятия. Первое употребление вновь созданного слова — микрономинация — не дает ни нарицательного, ни собственного имени. Статус имени, его место в языке, будет определен в процессе его функционирования в речи. Если черта, положенная в основу номинации, окажется свойственной и другим объектам, а не только тому, у которого она была впервые выделена, и имя будет обобщать, оно конструируется как общее, нарицательное. Если черта, на основе которой предмет получил свое название, случайна, необязательна или по-иному представлена в других предметах, имя может стать специальным обозначением, нарицательным или собственным, а может и не удержаться в языке и замениться более подходящим (Суперанская, 1989: 89 — 91). В ситуации наименования мы всегда имеем дело с перенесением по различного рода ассоциациям (метафорическим, метонимическим, по смежности, по сходству и т. д.), то есть по закону комплексного, а не логического мышления (Выготский, 1956: 194).

Давая общую характеристику номинации, нужно отметить, что основная единица, на которую опирается номинация (т.е. фиксирование избранных явлений действительности при помощи языковых наименований) в общем сознании — это слово, например: die Nachhaltigkeit, die Entwicklung, die Globalisierung, die Demokratie, intensiv u.a. К номинативным частям речи он относит существительные, прилагательные, глаголы и наречия. Только в них, по его мнению, постоянно оформляется новое содержание, создаются новые наименования. Он считает, что существительные могут транспонировать содержание слов, всех остальных номинативных частей речи и располагают для этого соответствующими морфологическими средствами. Существительным свойственна абсолютная номинативная значимость, несколько ослабленная у остальных номинативных частей речи, обладающих сниженной способностью передавать содержание прочих частей речи (Кухарж, 1968: 121).

4. 2 К вопросу о специфике ключевых слов в немецком политическом дискурсе

Непосредственным объектом анализа в данном случае является ораторская речь политических деятелей (на примере речей немецких политиков). Это речи, произнесенные перед аудиторией, перед публикой в условиях непосредственного контакта между оратором и слушателями. Особый интерес для нас в данном исследовании представляют языковые единицы, используемые в текстах.

Всякая единица языка -- это средство репрезентации содержательности как факта познавательной деятельности человека; при этом тот или иной уровень содержательности объектируется в определенном виде абстракции, которая предстает как идеальная сущность слова, как тот или иной смысл, как тот или иной вид лексических и грамматических значений.

Слово -- важнейшая единица языка, закрепляющая в соответствующих формах языковой материи идеальные значимости как понятийно-чувственные концепты рационального и наглядно-образного познания, то есть всевозможные виды зрительного, слухового и пространственного представления вещей, предметов, явлений. Внеязыковая реальность при абстрактном или образном мышлении находит специфическое отражение в лексической абстракции слова, содержание которой может быть предметно-логическим и эмоционально-оценочным, образным и безобразным, классифицирующим и характеризующим, устойчивым и подвижным, то есть лексический потенциал слова может выступать как совокупность различного типа значений, осмыслений, употреблений (Кожин, 1986: 35).

Во всех функциональных стилях речи встречаются отдельные слова, а иногда и выражения, которые по какой-то причине приобретают популярность и употребляются в течение определенного отрезка времени значительно чаще, чем до этого времени и после него (Розен, 1976: 58−59). Так, например, в языке политики можно выделить следующие слова и выражения, употребляющиеся все чаще и чаще:

· nachhaltig (die Nachhaltigkeit) — nachhaltige Entwicklung, nachhaltige Verkehrspolitik, nachhaltige Energiepolitik, nachhaltige Umweltentwicklung, nachhaltige Partnerschaften, auf Nachhaltigkeit setzen, Strukturen nachhaltig stark machen, die nachhaltige Konsolidierung;

· die Versicherung — die Arbeitslosenversicherung, die Gesundheitsversicherung;

· sozial — Sozialstaat, der soziale Frieden, die soziale Marktwirtschaft;

· die Verantwortung — Verantwortung in diesem System ist fest verankert, die Ubernahme von Verantwortung anbelangen, in Verantwortung fur andere Menschen stehen, Verantwortung an internationale Institutionen abgeben, eine zentrale Verantwortung fur Frieden, Sicherheit und Stabilitat tragen;

· die Versorgung — eine zukunftsfahige Energieversorgung, auf Gesundheitsversorgung angewiesen sein;

· die Innovation — Innovationsmotor auf der Welt sein, von Innovationen abhangig sein, gute innovative Fahigkeiten, alles muss fur Innovationen und Investitionen getan werden, in die Innovations- und Bildungsschiene hineingehen, innovationsfreudiger sein;

· international — auf der internationalen Buhne, internationale Institutionen, in einem internationalen Gremium, auf international Ebene von internationalen Akteuren grundsatzlich abgelent sein, international einheitliche Ma? stabe;

· die Investition — alles muss fur Innovationen und Investitionen getan werden, in Investition hineingehen, mehr Investitionen in Bildungs- und Forschungsbereich tatigen;

· global — globale Zusammenarbeit, die Lebensqualitat in der Globalisierung ganz stark ausrichten, die Globalisierung einer Kultur des Augenma? es, ein Verbot globaler Humanitat, eine Frage von Gerechtigkeit in der Globalisierung;

· die Demokratie hat verschiedene Bedeutungen: als eine Staatsform, in der die Burger die Regierung selbst wahlen: ein wesentliches Prinzip der Demokratie ist die Pressefreiheit; als ein Land mit einer Demokratie als Staatsform: die Schweiz ist eine Demokratie; als das Prinzip, nach dem die Mehrheit einer Gruppe Entscheidungen fallt: Demokratie in der Familie, in der Schule, am Arbeitsplatz.

Ядром в текстах политической направленности будет специфическая политическая терминология. Она несет основную нагрузку сферы политики. М. М. Бахтин так пишет об особенностях термина: «В термине, даже и не иноязычном, происходит стабилизация значений, ослабление метафорической силы, утрачивается многосмысленность и игра значениями. Характерной является предельная однотонность термина» (Бахтин, 1996: 79). Ключевые слова эпохи употребляются в текстах общественно-политического дискурса не изолированно, а в составе лексико-семантических групп, соотносящихся с определённой концептуальной сферой.

Необходимо отметить, что в зависимости от тематики политической речи, в ней может присутствовать терминология из различных сфер, например экономические термины (der Jahreswirtschaftsbericht, der Wirtschaftseinbruch, das Kindergeld, die Zinsschranke, die Gewerbesteuereinnahmen, das Familienunternehmen, die Lohnsummenregelung, der Grundfreibetrag, die Steuerschatzung, die Planwirtschaft, die Unternehmensteuerreform, der Binnenmarkt u.a.), юридические термины (die Arbeitgeber-/Arbeitnehmerseite, der Mittelstandler, der Zuschuss, der Steuerzahler, das Ausfallverhinderungsgesetz, das Wachstumsbeschleunigungsgesetz, das Grundgesetz u.a.).

Научно-технический процесс, интернациональный по своему содержанию, раздвигая национальные рамки, оказывает заметное влияние на развитие языка. Основной тенденцией, характеризующей современное состояние языков мира, является процесс интернационализации, который отражает их общую закономерность в эпоху НТР. Появление интернационализмов нельзя сводить только к заимствованию многими языками из одного языка-источника, их необходимо рассматривать в совокупности с более широкой проблемой международной языковой общности и закономерности межъязыковых соответствий, которые обусловлены единой сущностью человеческого мышления (Володина, 1994: 77). Как и в других областях, в политических речах наблюдается большое количество интернационализмов и заимствованной лексики. В исследуемых нами текстах примерами интернационализмов выступают такие языковые единицы, как, например: der Manager, die Analyse, die Investition, die Burokratie, die Fraktion, die Koalition, die Progression, die Solidaritat, die Kompetenz, die Konferenz, die Innovationen, das Bankett, die Delegation, die Mobilitat, der Extremismus, der Chef, die Diktatur, die Demokratie, der Innovationsmotor, das Patent, die Chance, der Tarif, die Dialektik, prasentieren u.a.

Не менее разнообразен состав заимствованной лексики: das Konjunkturprogramm, das Bruttoinlandsprodukt, die Innovationenprognose, die Branche, die Schuldenbremse, die Generation, die Klientel, die Biodiversitatkommission, die Ratingagentur, das Risiko, das Engagement, das Motto, die Dimension, das Gremium, das Energiekonzept, das Bruttoinlandsprodukt, die Resperk u.a.

Необходимо отметить и наличие отглагольных существительных в исследуемых текстах. В немецком языке существуют два вида отглагольных существительных: субстантивированный инфинитив, или «имя процесса» и «имя результата» на -ung. От большинства глаголов могут образовываться как первая, так и вторая форма; от «статических» по смыслу глаголов обычно образуется только первая, от «динамических» могут образовываться обе формы (первая имеет более абстрактный смысл) (www. wikipedia. ru). Как особенность политического текста можно выделить преобладание отглагольных существительных, образованных при помощи суффикса -ung: die Verschuldung, die Bildung, die Forschung, die Uberzeugung, die Fragestellung, die Genehmigung, die Entwicklung, die Wiedervereinigung, die Vergunstigung, die Entlastung, die Herausforderung, die Verantwortung, die Ausstrahlung, die Erhohung, die Herausforderung, die Erleichterung u.a. Как указано выше, это свидетельствует о том, что такого рода существительные способствуют отображению динамики, что очень важно для текстов из области политики, обладающих значительным информативным объемом. Но присутствуют так же и отглагольные существительные, образованные без суффикса -ung: das Einkommen, der Ubergang, der Niedergang u.a.

В немецком языке самым продуктивным способом словообразования является словосложение. Именно поэтому значительную часть всего лексического состава охватывают сложные слова. Они могут выступать и в качестве терминов, и в качестве заимствований, как мы могли это видеть ранее, а так же и выступать в качестве единиц общего лексического фона, например: das Wirtschaftsgesprach, der Technologiebereich, die Fehlergrenzen, die Wirtschaftsstruktur, die Sozialstaat, das Bundeskanzleramt, das Familienunternehmen, die Dienstleistungsbranchen, der Lebensstandard, der Wirtschaftseinbruch, das Gesundheitssystem, die Steuersenkung, der Wachstumsimpuls, der Burokratieabbau, das Schuldenvermehrungsgesetz, der Mindereinnahmen, der Oberburgermeister, die Wettbewerbskommission, der G20-Verhandlungsprozess, die Kreditvergabe, der Klimaschutz, das Grundprinzip, die Energiepolitik, die Risikobereitschaft, die Langzeitarbeitslosigkeit, die Lebensqualitat u.a.

Как характерной для политической речи чертой можно назвать также и наличие названий организаций, встреч, собраний и форумов, как местного, так и мирового уровня, при обозначении которых зачастую используются аббревиатуры и сложносокращенные слова, например: WTO, G20-Treffen, EU (Europaische Union), «Basel II», G20-Verhandlungsprozesse, Hartz-IV-Bereich, MINT-Faecher u.a.

«Ключевые слова» (Schlagworte) как особые языковые единицы концентрируют в себе доминантное содержание общественно-политической коммуникации и дают ему меткое языковое представление. Они символизируют изменения в картине мира, в системе ценностей носителей языка, в закреплённых на концептуальном уровне и в языке образцах и нормах поведения.

Ключевые слова следует рассматривать в рамках определенной эпохи, так как общественно-политические изменения влекут за собой изменения общей среды, в том числе и языковой. Большое значение при рассмотрении ключевых слов определенного периода играет личность, находящаяся у власти. В зависимости от их политических взглядов можно говорить и о ключевых словах, используемых ими в политическом дискурсе. Например, Герхарда Шрёдера как социал-демократа можно охарактеризовать как новатора, в соответствии с этим прослеживаются и особенности на уровне языковых единиц: ein neues Kapitel in den Beziehungen, internationale Politik, ein wichtiges Zwischenziel erreichen, Reformprozesse konsequent fortsetzen, Integration muss fortgefuhrt und noch besser werden, gro? en Beitrag zur wirtschaftlichen Entwicklung in Deutschland, okonomische Beziehungen, ein Wirtschaftswachstum, eine kluge Wirtschafts- und Finanzpolitik machen, wir mussen noch besser werden, wir durfen nicht mit dem Erreichten zufrieden sein, diesen Weg mussen wir auch in Zukunft fortsetzen, erfolgreiche Integrationspolitik machen u.a.

Рассмотрим еще одну личность — президент Хорст Кёлер во внутренней политике ставит целью, прежде всего, решение проблемы занятости населения, сохранения и создания новых рабочих мест, улучшения системы образования и поиска новых подходов к демографическим изменениям в стране. По его мнению, существует реальная возможность налаживать связи между прошлым и будущим в обществе, предоставляющем равные возможности для всех. Во внешней политике отстаивает гуманитарные аспекты глобализации и активно поддерживает кампании против бедности и в поддержку африканского континента. Ключевыми словами его речи будут, например, die Globalisierung, die Bildung und Forschung, die Wirtschaftsprognose u.a.

Исследуемые нами ключевые слова можно классифицировать по общности сферы употребления и тематике:

1. Образование: die Bildung; Die Forschung; die Forschungs- und Bildungsteil; die Fachhochschule; die Ausbildung; der Bildungs- und Forschungsbereich u.a.

2. Административные единицы и организации: die Bundesregierung; das Bundesland; der Bundeskanzleramt, die Bundesagentur u.a.

3. Управление: der Manager; der Chef von Unternehmen; der Grundgesetz; der Buerokratieabbau; die Unternehmensteuerreform; die Haushaltspolitik; das Wachstumsbeschleunigungsgesetz; die Reformpolitik, das Wachstumbeschleunigungsgesetz; die Lohnsummenregelung, die Regierung, u.a.

4. Отображение ситуации в стране: eine kriesehafte Situation; ein Haushalt, der die Kriese wiederspiegelt; die Zeiten des demografischen Wandels; grosse Herausforderung der Veraenderung des Altersaufbaus; deutschen Wiedervereinigung u.a.

5. Развитие: die Wirtschaftsprognose, die Analyse, die Wachstumsimpulse, prognostizieren, die Progression, weitere Entwicklung u.a.

6. Люди — положение и должности: die Generation, der Mittelstandler, die Beitragszahler, der Steuerzahler; der Oberburgermeister, die Bundeskanzlerin, der Bundesprasident, die Delegation, der Staatsprasident, der Premierminister, der potenzielle Betruger, der Vertreter, die Gesellschaft, die Langzeitarbeitslose, die Geringqualifizierte u.a.

7. Развитие энергетики: die Energiepolitik; ein in sich schlussiges Energiekonzept fur unseres Land vorlegen; regenerative Energien; die Kernenergie ist als Bruckentechnologie notwendig, eine zukunftfahige Energieversorgung u.a.

8. Экономика и хозяйство: die Steuerschaetzung, eine Wirtschaftsstruktur, der Wirtschaftseinbruch, die Fragen der Finanz- und Konjunkturhilfe, betriebswirtschaftliche Kentnisse, die Konjunkturprogramme, der Jahreswirtschaftsbericht, das Bruttoinlandsprodukt, die Dienstleistungsbranchen, die Exportstarke, der wirtschaftliche Aufschwung, der Wirtschaftseinbruch, der Haushalt, die Steuersenkungen und Finanzen; die Fraktion, die Zinsschranke, das Steuersystem, die Planwirtschaft, die Wirtschaftlichkeit, die Bankenwirtschaft u.a.

9. Общие: die Arbeitsgeber-/Arbeitsnehmerseite, die Wissenschaft, der Technologiebereich, die Fehlergrenze, der Wohlstand, der Lebensstandart, die Innovation, das Wachstum, die Arbeitslosigkeit, die Schuld, die Erleichterung, die Situation, der Ubergang, das Grundelement, die Erhohung, das Einkommen, die Solidaritat, die Freiheit, der Niedergang, die Verantwortung, die Regeln, die Wettbewerbskommision, die Fahigkeit, die Kompetenz, die Ratingagentur, die Fragestellung, das Ziel, die Innovation, der Widerspruch, die Mobilitaet, die Globalisierung, die Lebensqualitat, die Spannung, die Herausforderung, die Offentlichkeit, die Partnerschaft, die Hoffnung u.a.

Стилистическая значимость слова предопределяется характером употребления; она базируется на предметно-понятийном значении и становится неотъемлемой частью содержания лексической единицы. Содержательность стилистического плана в смысловой структуре слова весьма многогранна, она переливает оценочно-характеризующими красками дополнительных осмыслений, всевозможных приращений смысла, появляющихся в речевых ситуациях, контекстах, шире — типах речи при реализации стилистического задания (Кожин, 1986: 36).

Таким образом, было рассмотрено понятие «номинация» и ее основная характеристика, так как в виду сложности и многогранности концептуального содержания, соотносящегося с ключевыми словами эпохи, доминирующим способом его представления является именно номинация.

Здесь также рассматриваются особенности ключевых слов в немецком политическом дискурсе, в частности приведены примеры ключевых слов из публичных выступлений политических деятелей Германии, а так же представлена из классификация с точки зрения лексических и стилистических особенностей их употребления.

Заключение

Итак, в данной работе, посвященной изучению ключевых слов в немецком политическом дискурсе, были рассмотрены как теоретические вопросы, касающиеся данной темы, так и представлен обширный практический материал, собранный на основе статей публичных выступлений политических деятелей Германии: Ангелы Меркель, Хорста Кёлера и Герхарда Шрёдера. В качестве теоретических вопросов были рассмотрены такие понятия, как «язык политики», «ключевые слова», «дискурс» в общем и «политический дискурс» в частности, «номинация», были даны определения и общие характеристики данной терминологии, а так же изложены основные характеристики газетно-публицистического стиля как системы функционирования общественно политических речевых жанров. Вся данная терминология рассмотрена с точки зрения их взаимосвязи с ключевыми словами. В практической части представлены ключевые слова немецкого политического дискурса, относящиеся к первому десятилетию XXI века, а так же представлена их классификация на основе лексических и стилистических особенностей употребления. Таким образом, изучив основные теоретические вопросы, рассмотрев ключевые слова немецкого политического дискурса и классифицировав в соответствии с особенностями их употребления, была достигнута цель работы, то есть были выявлены основные особенности ключевых слов немецкого политического дискурса.

Библиография

1. Шмидт В. Соотношение языка и политики как предмет исследования социальной эффективности языка с позиции марксизма-ленинизма // Актуальные проблемы языкознания ГДР. — М.: Прогресс, 1979. — 309 с.

2. Чудинов А. П. Политическая лингвистика / Общие проблемы, метафора. Учеб. пособие. — 3-е изд., Екатеринбург, 2003. — 194 с.

3. Юдина Т. В. Дискурсивное пространство политической речи // Сборник научных трудов: «Актуальные проблемы теории коммуникации». — СПб.: изд-во СПбГПУ, 2004. — 362 c.

4. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. — Волгоград, 2000. — 174 с.

5. Демьянков В. З. Политический дискурс как предмет политологической филологии // Политическая наука. Политический дискурс: История и современные исследования. № 3. — М.: 2002. — 264 с.

6. Баранов А. Н., Казакевич Е. Г. Парламентские дебаты: традиции и новации. — М.: Знание, 1991. — 218 с.

7. Сорокин Ю. А. Политический дискурс: попытка истолкования понятия // Политический дискурс в России. — М.: 1997. — 336 c.

8. Брандес М. П., Провоторов В. И. Предпереводческий анализ текста, учебное пособие. — з-е изд., стереотип. — М.: НВН-ТЕЗАУРУС, 2001. — 224 с.

9. Riesel E., Schendels E. Stilistik der deutschen Sprache. — М.: Высшая школа, 1975. — 315 с.

10. Суперанская А. В. Общая терминология: вопросы теории. — М.: Наука, 1989. — 246 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой