Культурно-исторический контекст (на примере народной песни "Пугачев кручинится")

Тип работы:
Доклад
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Министерство образования и науки Кыргызской Республики Государственное учреждение высшего профессионального образования

Кыргызско-Российский славянский университет

Кафедра русского языка

Доклад

Культурно-исторический контекст (на примере народной песни «Пугачев кручинится»)

Выполнила: ст. гр. ГФ 1−09 Гетманская Ю.

Научный руководитель: Гатина А. Э.

Бишкек — 2011

Оглавление

Введение

Глава 1. Понятие о тексте и контексте

1.1 Семиотика как наука о знаках

1.2 Язык и символы культуры

1.3 Культурные коды

Глава 2. Анализ культурно-исторического контекста (на примере народной песне «Пугачев кручинится»)

2.1 Причины Пугачевского бунта

2.2 Культурные аспекты народной песне «Пугачев кручинится»

Библиография

Введение

В наш век растущего количества информации в литературном языке образовалось большое количество многозначных слов. Существует проблема интерпретации текстов. Контекст ничем не ограничен из-за бесконечного числа возможных лексических значений, переносного смысла, литературных иносказаний и т. д. Мало того, практически невозможно выявить все эти признаки, в попытке передать в полной мере смысл личного понимания: для этого не только не хватит словесных символов, но даже субъективных символов потому, что распознавание осознается лишь на самом высоком уровне, — в области наиболее сложных символов. Насколько понятна предлагаемая информация, человек узнает уже в процессе получения информации. Иногда контекст подчас вообще недоступен для осознания. Это связано с недостатком первичных знаний человека.

Глава 1. Понятие о тексте и контексте

Текст — одно из ключевых понятий гуманитарной культуры ХХ века, применяющееся в семиотике, структурной лингвистике, филологии, философии текста, структурной и генеративной поэтике. Текст — это последовательность осмысленных высказываний, передающих информацию, объединенных общей темой, обладающая свойствами связности и цельности.

Слово текст имеет сложную и разветвленную этимологию (лат. textum — ткань, одежда, связь, соединение, строение, слог, стиль; textus — сплетение, структура, связное изложение; чехо — ткать, сплетать, сочинять, переплетать, сочетать).

В этимологию слова текст, таким образом, входит три семантических компонента, или маркера:

1. То, что сотворено, сделано человеком, неприродное.

2. Связность элементов внутри этого сделанного.

3. Искусность этого сделанного.

В соответствии с этими тремя значениями текст изучается тремя дисциплинами: текстологией, герменевтикой и поэтикой.

Текстология выявляет из нескольких вариантов канонический текст, комментирует его содержание и производит атрибуцию, то есть определяет принадлежность его определенной эпохе и определенному автору. Так, до сих пор, например, непонятно, ни когда написано «Слово и полку Игореве», ни кто его автор и, главное, является ли оно подлинным произведением древнерусской литературы или гениальной подделкой конца ХVII века.

Герменевтика занимается толкованием текста. Например, без герменевтического комментария очень трудно понять такие тексты, как «Улисс» Джойса или «Логико-философский трактат» Витгенштейна. Герменевтика священных текстов называется экзегетикой. Так, например, Апокалипсис (Откровение Богослова Иоанна) располагается в конце всей Библии и считается последней книгой Священного писания христианской церкви. Но по своему стилю этот текст является настолько архаическим и в то же время в нем столько цитат из предшествующих текстов Библии, что в 1980-е годы русские математики М. Постников и А. Фоменко, занимающиеся темой фальсификации исторических текстов, высказали дерзкое и остроумное предположение, что Апокалипсис — не последняя, а первая, самая древняя книга Библии и тогда истолковать его будет значительно легче: ясно, что не Апокалипсис цитирует другие тексты, а другие, с точки зрения этой концепции более поздние, тексты Библии цитируют Апокалипсис. Таким образом, герменевтическая концепция текста может зависеть от его текстологической концепции (в данном случае атрибуции).

Священное писание наполнено загадочными, «темными» местами. Иногда только релятивистски ориентированное и раскованное сознание может добраться до приемлемого толкования. Приведем два примера из Евангелий. В Нагорной проповеди есть фраза «Блаженны нищие духом». Как это понимать — слабоумные? Но почему? С. С. Аверинцев предложил читать это высказывание как «Блаженны нищие по велению духа», и тогда все становится на свои места.

В другом месте Иисус говорит, что легче верблюду пройти через игольное ушко, нежели богатому попасть в царствие небесное. При чем здесь верблюд? Вероятно, потому, что это ошибочный перевод древнегреческого слова, одним из значений которого было «верблюд», а другим — «канат». «Легче канату пройти через игольное ушко…» — фраза становится гораздо более осмысленной.

Таким образом, текст тесно связан с тем языком, на котором он написан, и при переводе возникают ошибки.

Ведь каждый язык по-своему структурирует реальность.

Искусность построения текста изучает поэтика. Она исследует, как устроен текст, его структуру и композицию. Здесь следует ввести разграничение между художественным и нехудожественным текстом. Нехудожественные тексты передают или, во всяком случае, претендуют на то, чтобы передавать информацию. Это может быть на самом деле ложная информация, специально вводящая в заблуждение, дезинформация. Но художественный текст не передает ни истинной, ни ложной информации. Он, как правило, оперирует вымышленными объектами, так как задача искусства — это, в первую очередь, развлекать читателя, зрителя или слушателя. Конечно, бывают исключения, например «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, который одновременно является высокохудожественным текстом и передает огромное количество информации. Но мы сейчас говорим о беллетристике, которая призвана развлекать, что не мешает ей высказывать глубокие философские истины и тонкие психологические наблюдения.

Художественный текст часто нуждается в герменевтическом комментарии, причем каждая эпоха прочитывает тексты по-своему. Например, стихотворение Некрасова «Железная дорога», которое мы проходили в школе, посвящено обличению русских чиновников, построивших железную дорогу на крови и костях простых людей. Так, вероятно, считал и сам поэт Некрасов. Сейчас в русле неомифологического сознания русский ученый В. А. Сапогов истолковал этот текст как воспевание «строительной жертвы». В соответствии с достаточно универсальным мифологическим представлением постройка будет тем крепче, чем больше человеческих жертв будет принесено на ее алтарь. Некрасов пришел бы в ужас от такой интерпретации, но он сам в стихотворении «Поэт и гражданин» пишет:

Иди и гибни безупречно,

Умрешь недаром — дело прочно,

Когда под ним струится кровь.

Текст может быть понят предельно широко, как его понимает современная семиотика и философия текста. Улица города — текст, или совокупность текстов. Названия улиц и номера домов, реклама и названия магазинов, дорожные знаки и светофор — все это несет информацию и считывается жителями города и приезжими. По одежде людей, идущих по улице, можно прочитать профессию, возраст, социальную принадлежность — военный, полковник, «новый русский», нищий, иностранец, хиппи, панк, чиновник, интеллигент.

Но тогда текстом оказывается все на свете и не остается места для реальности. В соответствии с пониманием автора словаря, реальность — это текст, написанный Богом, а текст — это реальность, созданная человеком. Если мы не понимаем языка текста, он становится частью реальности, если мы знаем язык звериных следов, то для нас зимний лес — открытая книга. http: //rudnevslovar. narod. ru/t2. htm#tex

Контекст — (от лат. contextus -- сцепление, соединение, связь) -- относительно законченный по смыслу отрывок текста или устной речи, в пределах которого наиболее точно и конкретно выявляется смысл и значение отдельного входящего в него слова, фразы, совокупности фраз. В логике и методологии научного познания контекст понимается как отдельное рассуждение, фрагмент научной теории или теория в целом. В дополнение к основному семантическому значению, которым обладает слово или предложение, взятые сами по себе, контекст придает им добавочное значение, более того, он может существенно изменить это основное значение слов и предложений. Поэтому в разных контекстах слова и предложения могут приобретать различные значения. Иногда контекст целиком придает значение некоторому термину. В таких случаях говорят о контекстуальном определении термина. Вопрос о контекстуальном значении научных терминов привлекает широкое внимание в методологии научного познания в связи с анализом развития научного знания, переходом терминов из старой теории в новую и изменением их значений при таких переходах.

Вот что говорит нам «Лингвистический энциклопедический словарь»:

Контекст (лат. contextus -- тесная связь, соединение). 1. Законченный, в смысловом отношении отрезок письменной речи (текста), дающий возможность точно установить значение отдельного входящего в него слова или предложения.

2. Условия употребления данной языковой единицы в речи (языковое окружение, а в широком смысле также ситуация речевого общения). Лингвистический энциклопедический словарь/Под ред. В. Н. Ярцева. — М., 1990. — C. 247.

Культурно — исторический контекст заключает в себе знание каких-либо факторов из истории и культуры для того, чтобы интерпретировать контекст в личном понимании.

Во второй главе данного доклада мы обратимся к русской истории и русской народной культуре на примере народной песни «Пугачев кручинится»

1.1 Семиотика как наука о знаках

Семиотика — это область гуманитарного знания, изучающего культуру как систему знаков, символов.

Знак — это материальный предмет, явление, событие, которое выступает в качестве объективного заменителя другого события, явления, и используется для приобретения, хранения, обработки и передачи культурной информации.

Для каждой культуры характерна своя система знаков, которая называется языком культуры.

1.2 Язык и символы культуры

Язык знаков — это совокупность всех знаковых средств вербальной и невербальной коммуникации, с помощью которых передается социально значимая информация.

В каждом языке культуры существуют свои правила передачи информации, поэтому усвоение языков культуры является важной частью социализации личности. В семиотике принято все языки делить на:

— Естественные — основное и исторически первичное средство коммуникации.

— Искусственные — сознательно созданные человеком (азбука Морзе, дорожные знаки). К искусственным знакам относятся и вторичные — коммуникативные системы, возникающие на основе естественных.

Кроме того, языки различают по:

— отнесенности к видам деятельности

— принадлежности к языковому сообществу

— типу знаков (вербальный, язык жестов).

Символ — это знак, не имеющий предметного значения, который передает глубинный смысл предмета. В отличие от обычного знака, символ выражает определенную идею, абстрактное понятие. Смысл символа очень часто бывает невозможно выразить обычными словами.

Каждая сфера культуры имеет свою систему символов. Каждая этническая национальная культура имеет свою систему символов, отражающую ее специфику.

1.3 Культурные коды

М.К. Петров — русский философ, предлагает классификацию типов культуры по социокоду, который для нее характерен.

Социокод (культурный код) — это способ накопления, хранения и передачи социально необходимого знания.

Знание существует в двух формах:

— как деятельность

— как знак

Выделяется три социокода:

1) Лично-именной. Характерен для примитивных культур. Деятельность носит коллективный характер и существует как набор определенных ролей, за каждой из которых закрепляется имя (знак). Человек выполняет обязанности имени, которое передается другому человеку в другом поколении через обряд инициации — посвящение во взрослую жизнь.

2) Профессионально-именной. Характерен для традиционных сообществ, в которых появляются профессиональные группы, и знания фрагментируются по профессиям. Оно передается уже не просто как операция, но как целый набор. Средством трансляции профессионального знания является семья.

3) Универсально-понятийный. Характерен для современного общества. В связи с развитием науки, письменности, теоретического знания, логического мышления, знания отчуждаются от человека и существуют независимо от него в виде «текста». Средством передачи знаний становится образование.

Г. М Маклюэн считает, что смена типов культуры в истории обусловлена сменой средств коммуникации, которые он рассматривал как продолжение человеческих органов чувств.

Он выделяет три типа культуры, основанных на трех социокодах:

1) Дописьменный. Характерен для архаичного общества. Господствуют устные средства коммуникации. Главный орган коммуникации — ухо.

2) Письменный. Связан с возникновением фонетического письма, письменности. Знания передаются на основе визуальных средств коммуникации, а значит, главным органом становится глаз.

3) Экранный. Связан с развитием электронных средств связи. Они упраздняют пространство и время, вовлекают человека во все, что происходит в мире, а сам мир превращается в «глобальную деревню». http: //ckct. org. ru/study/cult/cult6. shtml

Глава 2. Анализ культурно-исторического контекста (на примере народной песне «Пугачев кручинится»)

Из-за леса, леса темного

Не бела заря занималася,

Не красно солнце выкаталося, --

Выезжал туто добрый молодец,

Добрый молодец Емельян-казак,

Емельян-казак сын Иванович.

Под ним добрый конь сив-бур-шахматный,

Сива гривушка до сырой земли,

Он идет спотыкается.

Вострой сабелькой подпирается,

Горючьмй слезьми заливается:

«Что ты, мой добрый конь,

Рано спотыкаешься?

Али чайшь над собой невзгодушку,

Невзгодушку, кроволитьице?"

Мы билися троя суточки,

Не пиваючи, не едаючи,

Со добра коня не слезаючи. Русская народная поэзия. Эпическая поэзия: Сборник/ Вступит. Статья, предисл. К разделам, подг. Текста, коммент. Б. Путилова. — Л.: Худож. Лит., 1984. — С. 258.

Автор делает ссылку: «По-видимому, между этой и предыдущей строкой пропуск».

Данный текст мы будем рассматривать с точки зрения культурологи и истории русского народа, так как он относится к устному народному творчеству, а точнее к эпической поэзии. Эта песня носит событийный характер. Эпос был нужен народу как сосредоточие его исторической памяти и источник исторических знаний, как наиболее яркое и полное поэтическое выражение его героических, патриотических, социально-свободолюбивых устремлений. Вместе с тем он заключал в себе поэтическое отображение и осмысление широкого течения обыденной народной жизни — в многообразии присущих ей в разные исторические эпохи противоречий, социальных конфликтов, семейных и бытовых драм.

Большинство персонажей приходит в песни из реальной истории. Одна из ведущих тем — героико-патриотическая: любимые герои песен — те, кто в труднейших обстоятельствах проявили стойкость, исполнили свой долг, сохранили достоинство даже ценой жизни. Особое место в песнях народной борьбы занимают сюжеты о Пугачеве: в одних он оказывается в ряду вольных казачьих атаманов, в других — предстает как самозваный царь, отношение к которому не вполне определенно. Очевидно, что такая двоякость образа отражала сложность представлений о Пугачеве в народной среде, столкновение разноречивых точек зрения и оценок.

Историческая песня в классических ее образцах стала нераздельной частью русской культуры. Свободолюбивыми казачьими песнями восхищались Пушкин, декабристы, Белинский. Роман «Капитанская дочка» полон народно-песенных реминисценций; Пушкин записывал на Урале песни о Пугачеве, и они много дали ему для понимания личности вождя крестьянской войны. Русская народная поэзия. Эпическая поэзия: Сборник/ Вступит. Статья, предисл. К разделам, подг. Текста, коммент. Б. Путилова. — Л.: Худож. Лит., 1984. — С. 218.

2.1 Причины Пугачевского бунта

ХVII век — век царствования Екатерины II, урожденной Софии Фредерики Августы, принцессы Ангальт — Цербской (1729 — 1796).В августе 1745 года она вышла замуж за наследника российского престола, великого князя Петра Федоровича. В июне 1762 года Екатерина, а II пришла к власти, свергнув с престола Петра III, своего мужа, который был убит. Дворяне оказавшие ей помощь, были щедро вознаграждены, а положение крепостных крестьян ухудшилось, их можно было продавать как скот, как вещи. Бесправие, нищета толкала на бунты. В такой обстановке разнеслись слухи, что император жив, что он вернет свой престол, накажет царицу и помещиков, даст крестьянам свободу и земли. Георгиев Т. С. Русская культура: история и современность: Учеб. Пособие. — М. :Юрайт, 1999. — С. 166.

Последнюю и самую мощную крестьянскую войну начали яицкие казаки (Яик -- прежнее название р. Урала), на старинные права и вольности которого самодержавие развернуло наступление в конце 18 в. Во главе восставших в сентябре 1773 г. встал беглый донской казак Емельян Пугачев. Он имел богатый боевой опыт Семилетней и Русско-турецкой войн, хорошо узнал за годы странствий нужды и чаяния народа. Пугачев назвался императором Петром III, якобы скрывающимся от преследования «бояр» и своей жены Екатерины. С Яика восстание быстро распространилось на соседние регионы. «Царя Петра Федоровича» поддержали рабочие уральских заводов, башкиры, помещичьи крестьяне, мечтавшие вернуть себе статус государственных и с полным пониманием встречавшие призывы Пугачева «истребить всех дворян» и «учинить по всей России вольность». В общей сложности в восстании участвовали сотни тысяч человек.

Его первый этап ознаменовался шестимесячной осадой Оренбурга и разгромом на подступах к нему правительственных войск под командованием генерала Кара. Однако под Оренбургом же весной 1774 г. Пугачев потерпел жестокое поражение, после чего ушел на Урал, где пламя восстания разгорелось с новой силой. В июле 1774 г. крестьянская армия подошла к Казани и заняла весь город, за исключением кремля. Паника охватила дворян, живших даже в центре страны. Спешно стянутые войска разгромили Пугачева, но он двинулся на юг по правобережью Волги, быстро собрал новую армию из стекавшихся к нему крестьян. Правда, их боевые качества, по сравнению с яицкими казаками, башкирскими конниками и даже уральскими рабочими, были крайне низки. Пугачев, взяв несколько городов, попытался пройти к Дону. Но и присоединение к восставшим части донских и волжских казаков, а также калмыков не спасло положения. Разбитый у Черного Яра, Пугачев бежал на левобережье Волги с небольшой группой соратников и был выдан ими властям. В январе 1775 г. его казнили в Москве на Болотной площади.

И все же, несмотря на то что крестьянские войны в России были с самого начала обречены на поражение, они сыграли глубоко прогрессивную роль в нашей истории. Резко выраженный социальный протест вынуждал господствующий класс ограничить свои притязания и не повышать степень эксплуатации крестьян до уровня, за которым начался бы полный подрыв производительных сил страны. Угроза новой «разинщины» и «пугачевщины» в конечном счете и заставила правителей России в середине 19 в. пойти на реформы, обеспечившие переход к новой общественно-экономической системе. Российская история: Учебник для вузов/ Г. Б. Поляк, А. Н. Макаров, Н. С. Кривцова и др.; Под ред. Ред. Акад. Г. Б. Поляка. — М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. С. 136

2.2 Культурные аспекты народной песне «Пугачев кручинится»

Текст начинается строкой: «Из-за леса, леса темного…». Древняя Русь — страна лесная. Понятие «степь» в сознании человека связывалось с враждебными кочевыми набегами, которые часто тревожили своими набегами южные окраины Русской земли. Лес укрывал от врагов, одевал, кормил, давал материал для строительства жилья. Русский человек издавна был искусен в обращении с деревом: домашняя утварь, орудия труда, посуда, украшения, обувь — все это изготавливалось из подручного материала — из дерева.

Символ темного леса настраивает читателя на то, что текст невеселый. Даже само название «Пугачев кручинится» говорит о том, что герой грустит, тоскует, огорчается, горюет, у главного героя длительное душевное страдание, томление. Лаврентьев Л. С., Смирнов Ю. И. Культура русского народа. Обычаи, обряды, занятия, фольклор. — Спб.: «Паритет», 2005. — С. 11

«…Не бела заря занималася, Не красно солнце выкаталося, --…»

Белый цвет был многозначным символом во все времена и у всех народов. Гавное и исходное его значение -- свет. Белый тождествен солнечному свету, а свет -- это божество, благо, жизнь, полнота бытия. Красный Означает:. Напряжение сил, концентрацию энергии -- тяжелый труд, борьба, война, конфликты, трагедия, драма, гнев, жестокость, ярость, страсти.

«Выезжал туто добрый молодец, Добрый молодец Емельян-казак. Емельян-казак сын Иванович. …» Молодец в народной словесности обозначает удалец, храбрец.

МОЛОДЕЦ. Молодой человек, сильный, крепкого сложения.

Также использовано реальное историческое имя собственное.

«Под ним добрый конь сив-бур-шахматный,

Сива гривушка до сырой земли,

Он идет спотыкается…"

В русских народных сказках сивка — бурка — это сказки про Ивана и его чудесного коня.

Уменьшительно-ласкательные суффиксы (гривушка, сабелькой невзгодушка, суточки) — фольклорные мотивы.

Сам язык произведения принадлежит к определенному культурному периоду, это язык Руси примерно 18 века.

контекст семиотика интерпретация

Библиографический список

1. Бахтин М. М. Проблема текста в лингвистике, философии и других гуманитарных науках // Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. — М., 1979.

2. Георгиев Т. С. Русская культура: история и современность: Учеб. Пособие. — М. :Юрайт, 1999. — 576 с.

3. Лаврентьев Л. С., Смирнов Ю. И. Культура русского народа. Обычаи, обряды, занятия, фольклор. — Спб.: «Паритет», 2005. -448 с.

4. Постников М. М., Фоменко А. Т. Новые методики анализа нарративно-цифрового материала древней истории // Учен. зап. Тартуского ун-та,. 1982. — Вып. 576.

5. Российская история: Учебник для вузов/ Г. Б. Поляк, А. Н. Макаров, Н. С. Кривцова и др.; Под ред. Ред. Акад. Г. Б. Поляка. — М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. 319 с.

6. Руднев В. П. Словарь культуры ХХ века. — М.: Аграф, 1997. — 384 с.

7. Русская народная поэзия. Эпическая поэзия: Сборник/ Вступит. Статья, предисл. К разделам, подг. Текста, коммент. Б. Путилова. — Л.: Худож. Лит., 1984. — 440 с.

Справочная литература:

1. Лингвистический энциклопедический словарь/Под ред. В. Н. Ярцева. — М., 1990. — 685 с.

Интернет — источники:

1. http: //lib. deport. ru/slovar/log/k/kontekst. html

2. http: //ckct. org. ru/study/cult/cult6. shtml

3. http: //rudnevslovar. narod. ru/t2. htm#tex

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой