Книгопечатание в России

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Целью данной работы является рассмотрение возникновения и развития книгопечатания в России в период с XVIв. по XVIII в., влияние печатной книги на развитие всего государства, на взаимоотношения с рукописными изданиями и т. д.

На данный момент развития общества техника печати книг лишь улучшилась, но заложенные тогда традиции остались до сих пор. Сейчас книги являются одним из основных источников знаний. Тогда они были фактически единственным. Следовательно, эта тема всегда остается актуальной, так как она до сих пор востребована.

В основе данной работы лежит труд И. Е. Баренбаума «История книги». В данном произведение наиболее подробно и доступно описывается история развития книгопечатания. Имеются основные факты и доводы, причины и следствия возникновения печатной книги.

История книги как учебная дисциплина изучает историю рукописной и печатной книги, тематику и типы книг, их возникновение и развитие, способы распространения и восприятия (чтения), в связи с историей типографий и издательств. История книги изучает также условия общественного бытования книги, правового режима.

Опираясь на общую историю, историю культуры, науки и техники, история книги изучает факты и закономерности развития рукописной и печатной книги, их роль на разных этапах человеческой цивилизации. При этом выявляется общественное назначение книги, ее основные функции как орудия идеологии, научно-технического и культурного прогресса.

Также в качестве источника был взят труд Е. И. Кацпржака «История письменности и книги» (М., 1955), в котором значительная часть была посвящена развитию русской книги. Также мы воспользовалась и другими трудами.

Глава 1. Начало книгопечатания и печатная книга в XVI в.

Причины введения книгопечатания в Московском государстве

В середине XVI в. книгопечатание проникает в Московское государство. Введение книгопечатания в Москве -- результат социально-экономического развития феодального общества Руси XVI в. Развитие производства и ремесла создавало необходимые технические предпосылки для учреждения в Москве типографии и перехода от рукописного способа размножения книг к более совершенному и производительному -- книгопечатанию.

В политическом плане введение книгопечатания в Москве было одним из тех государственных мероприятий, которые проводил Иван Грозный в 50−60-х гг. XVI в. с целью укрепления самодержавия (реформа суда, создание стрелецкого войска, губные и земские учреждения и т. д.).

В послесловии к Апостолу 1564 г. -- в одном из основных источников по истории начального московского книгопечатания -- указываются две причины, побудившие Ивана Грозного ввести книгопечатание в Москве: потребность в большом количестве церковных книг для вновь строящихся церквей в Москве и других городах, особенно в городе Казани «и в пределах его», и необходимость исправления «растленных» книг.

В завоеванной в 1552 г. Казани правительство Ивана IV насильственно вводило христианство среди татар и всячески поощряло тех, кто принимал крещение. Чтобы удовлетворить возросший спрос на церковную литературу, Иван Грозный повелел покупать святые книги на торгу «и в святых церквах полагати». Но тогда возникло еще одно затруднение -- большинство книг оказалось непригодными, было искажено «несведущими и неразумными» переписчиками, содержало различные ошибки. «Порча» книг порождала ереси, вела к религиозному вольнодумству.

Вопрос об исправлении церковных книг был доставлен на Стоглавом соборе высших духовных и светских сановников, созванном Иваном IV и митрополитом Макарием в 1551 г. для обсуждения необходимых реформ в государственном и церковном управлении. Собор постановил ввести строгую духовную цензуру, конфисковать неисправные рукописи. Однако осуществить контроль над переписыванием книг, которое велось во многих местах Русского государства, было трудно. Этот контроль можно было обеспечить лишь при централизованном способе размножения книг. Книгопечатание вызвало функциональное размежевание между печатной и рукописной книгой: «Первая надолго была закреплена для обслуживания нужд церкви, вторая оставалась надежной хранительницей и быстрой распространительницей репертуара внецерковного чтения. Поэтому именно рукописная книга была использована для развернувшейся тогда усиленной пропаганды деятельности Ивана Грозного, для прославления его личности, для доказательства происхождения российского абсолютизма от самого „Августа Кесаря“, римского императора (I в. н.э.). Нет никаких свидетельств, говорящих о попытках, даже о замысле, напечатать такие памятники официозной историографии и публицистики, как Степенная книга, Сказание о князьях Владимирских, Казанская история и многие другие».

С середины XVI в. правительство Ивана IV приступило к изысканию средств и людей для освоения типографского искусства. Попытки завести в Москве книгопечатание с помощью иностранцев не увенчались успехом. Это не значит, что осваивая трудное искусство книгопечатания, разрабатывая самобытную, оригинальную технологию набора, русские первопечатники не были знакомы с существовавшим во многих странах Европы, в том числе и в славянских странах, искусством книгопечатания. И в области полиграфической техники, и в художественном оформлении первых русских печатных книг заметно иноземное влияние. По словам Ивана Федорова, великий князь Иван Васильевич «начат помышляти, как бы изложить печатные книги, якоже в грекех, в Венеции, и во Фригии и в прочих языцех». С опытом издательского дела за границей мог познакомить наших книгопечатников просвещенный писатель-публицист Максим Грек. Обучаясь в конце XV -- начале XVI в. в Италии, он был близок к знаменитому в то время издателю АльдуМануцию. В 1518 г. по просьбе Василия III он приехал в Россию для исправления переводов церковных книг. В Москву он привез с собой и образцы изданий типографии Альда. Русским книгопечатникам были, разумеется, известны и другие печатные книги, созданные как в западных, так и в югославянских странах. Они сумели творчески, с учетом национальных традиций, свойственных русскому книжному искусству, переосмыслить чужой опыт, а в ряде случаев вносили и новое в технику печати.

Анонимная типография и безвыходные издания

Начало книгопечатания в Москве, как установлено целым рядом исследований, относится к середине 50-х гг. XVI в.

Известна группа анонимных, или безвыходных изданий (три Евангелия, две Псалтыри и две Триоди), которые были напечатаны в Москве в период между 1553—1564 гг., т. е. до того, как появилась первая русская датированная печатная книга Апостол. В них нет выходных данных -- времени и места издания, имени печатника. Техника печати несовершенна. Нет выключки строк, отчего правый вертикальный край набора получается неровным. Своеобразны приемы двухкрасочной печати в два цвета -- черной и красной краской, которые по традиции применяли мастера анонимной типографии. Графика шрифтов воспроизводит особенности московского полуустава конца XV -- начала XVI в. Датировать группу анонимных книг и определить место издания помогают изучение бумаги, полиграфической техники, а также вкладные записи в ряде экземпляров, относящиеся к концу 50-х -- началу 60-х гг. XVI в. Имя печатника неизвестно. Высказываются предположения, что к их изданию причастен некий Маруша Нефедьев, о котором Иван IV в своих письмах в Новгород в 1556 г. упоминает как о «мастере печатных книг». Нефедьеву было поручено «досмотреть» камень для строительства в Москве храма. Судя по письмам, Маруша Нефедьев был искусным гравером, как и новгородский мастер Васюк Никифоров, о котором также шла речь в одном из названных писем Грозного. Некоторые исследователи (А.А. Сидоров, Е.Л. Немировский) связывают деятельность анонимной типографии с Избранной радой Ивана IV, Адашевым и просвещенным попом Сильвестром, имевшим, как уже отмечалось, в Москве большую рукописную мастерскую.

Изучение анонимных изданий позволяет утверждать, что еще в середине 50-х гг. XVI в. в Москве над освоением книгопечатания трудилась целая группа талантливых русских умельцев. Первое место среди них по праву принадлежит великому русскому первопечатнику и просветителю Ивану Федорову, разносторонне одаренному человеку, талантливому художнику, граверу, прогрессивному публицисту, идейному борцу и патриоту.

Иван Федоров и Петр Мстиславец. Московский период деятельности

Не сохранилось документальных сведений о детских и юношеских годах жизни Ивана Федорова. Известно лишь из послесловия к Апостолу, что он был дьяконом церкви Николы Гостунского в Московском Кремле. Нет сведений и о том, где и у кого обучался русский первопечатник типографскому искусству. Возможно, он работал в анонимной типографии. Об этом говорит сходство некоторых полиграфических приемов, использованных в московских безвыходных изданиях и в книгах, выпущенных в Москве Иваном Федоровым. Единственные документы, из которых мы узнаем о деятельности Ивана Федорова в Москве, -- послесловия к московскому и львовскому изданиям Апостола -- первой русской печатной датированной книги.

Апостол печатался целый год-с 19 апреля 1563 г. по 1 марта 1564 г. Последняя дата отмечается как начало книгопечатания на Руси.

Апостол 1564 г. -- выдающееся произведение русского первопечатного искусства. По технике печати, качеству набора и оформлению Апостол намного выше анонимных изданий. Книга напечатана черной и красной краской. Технология двухцветной печати напоминает приемы анонимной типографии. Но Федоров вносит и новое. Он впервые применяет у нас двухпрокатную печать с одной формы. Использует он и метод двухпрокатной печати с двух наборных форм (встречающийся в Триоди постной), как это делалось во всех европейских типографиях.

Московский Апостол снабжен большой фронтисписной гравюрой, изображающей евангелиста Луку. Фигура Луки, отличающаяся реалистической трактовкой и композиционным изяществом, вставлена в художественно выполненную рамку, которую Иван Федоров использовал впоследствии для украшения других своих изданий. В книге много изящных заставок, гравированных инициалов (буквиц), 24 строки вязи. Апостол завершается послесловием, в котором рассказывается о заведении типографии в Москве, прославляются митрополит Макарий и «благочестивый» царь и великий князь Иван Васильевич, чьим повелением «начашаизыскивати мастерства печатных книг». Написанное, очевидно, самим Иваном Федоровым, послесловие носит светский характер и свидетельствует о несомненном литературном даровании автора.

Апостол был отредактирован первопечатниками (по-видимому, при участии митрополита Макария и других просвещенных деятелей из окружения Ивана IV). Были улучшены орфография и язык Апостола, освобожденные от архаизмов и неславянских выражений и оборотов. Это замечательное творение Ивана Федорова долгие годы служило непревзойденным образцом для поколений русских печатников.

В 1565 г. Иван Федоров и Петр Мстиславец выпустили два издания Часовника. Учебный характер и небольшой формат Часовника объясняют исключительную редкость этого издания. Книга быстро зачитывалась и ветшала. Часовник сохранился в единичных экземплярах, да и то преимущественно в зарубежных книгохранилищах. Оба издания Часовника отпечатаны тем же шрифтом, что и Апостол. Однако общее полиграфическое исполнение Часовника ниже Апостола. Объясняется это, по-видимому, спешкой.

Вскоре после издания Часовника Иван Федоров и Петр Мстиславец вынуждены были покинуть Москву. Известно, что Иван Федоров подвергался в Москве гонениям за свою деятельность. Упоминание в послесловии к львовскому Апостолу о «многих обвинениях в ереси», которые возводились недоброжелателями на первопечатников, заставляет предположить, что одной из главных причин преследования Ивана Федорова и Петра Мстиславца было их критическое отношение к тексту печатаемых ими богослужебных книг, их «вольнодумство». Очевидно, первопечатники имели возможность подготовиться к отъезду. Они захватили с собою много типографских материалов (матрицы, пунсоны, резные доски).

Покинув Москву, Иван Федоров и Петр Мстиславец отправились в Литву. Они остановились в имении Заблудово (под Белостоком), принадлежавшем гетману Григорию Александровичу Ходкевичу -- ярому стороннику политической автономии Великого княжества Литовского, ревнителю православного вероисповедания для белорусского населения литовских земель. Ходкевич предложил Ивану Федорову печатать русские православные книги с целью сохранения национальной самобытности русско-белорусского населения, боровшегося против насильственного ополячивания и католицизма, за свой родной язык и национальное достоинство.

Первой книгой, напечатанной московскими мастерами в Заблудове, было Евангелие учительное, вышедшее в свет 17 марта 1569 г. Эта книга уже значительно отличалась по оформлению от московских изданий. В ней имеется титульный лист и предисловие, написанное Ходкевичем. На обороте титульного листа -- герб Г. А. Ходкевича. Шрифты и заставки те же, что и в московских изданиях.

После отпечатания Евангелия Мстиславец расстался с Иваном Федоровым и перебрался в Вильно. Причины, побудившие его к отъезду, нам неизвестны. В Вильно Мстиславец продолжал печатать книги.

Вторым заблудовским изданием была Псалтырь с Часословцем, печатавшаяся с 26 сентября 1569 г. по 23 марта 1570 г. Это -- одно из лучших изданий Ивана Федорова, напечатанное уже им самим без помощи Мстиславца. Книгу украшает фронтиспис -- портрет царя Давида, выполненный гравюрой на дереве. Псалтырь с Часословцем -- очень редкое старопечатное издание. Сохранилось всего три дефектных экземпляра этой книги.

В 1569 г. была заключена Люблинская уния и произошло объединение Литвы и Польши. Не желая рисковать, испытывая к тому же финансовые затруднения, гетман Ходкевич отказался от продолжения политической борьбы и предложил Ивану Федорову закрыть типографию и заняться сельским хозяйством в подаренном ему имении. Однако заманчивое предложение не прельстило московского книгопечатника.

Иван Федоров покинул Заблудово и в конце 1572 г. перебрался во Львов -- крупнейший в то время экономический и культурный центр Западной Украины. С большим трудом, с помощью ремесленного люда, собрал Иван Федоров необходимую сумму для приобретения типографии. Она была оборудована в предместье Львова, называемом Подзамчье. Печатнику помогали его сын Иван, обучившийся переплетному искусству, и подмастерье Гринь. 15 февраля 1574 г. Иван Федоров выпустил во Львове новое издание Апостола. Внешне оно повторяло московское издание. Фронтисписное изображение Луки отпечатано, однако, с новой доски. Рамка же осталась старая. На обороте первого листа -- герб гетмана Ходкевича, а в конце книги рядом с гербом города Львова -- типографская марка Ивана Федорова.

Послесловие львовского Апостола -- это замечательное биографическое повествование, превосходный образец русского литературного творчества XVI в. и вместе с тем ценнейший документ для изучения истории русского книгопечатания. Точный тираж Апостола неизвестен, сохранились сведения лишь о 97 экз. книги.

В 1954—1955 гг. стало известно, что во Львове московский первопечатник выпустил одно из самых замечательных своих изданий -- первую русскую печатную «Азбуку». Единственный известный сохранившийся экземпляр «Азбуки» приобрел в Риме в 1927 г. видный театральный и художественный деятель С. П. Дягилев, но до 1954 г. научной общественности об этом не было известно. В книге 78 страниц, украшенных художественно выполненными заставками небольшого формата. Титульного листа в ней нет. Текст набран московским шрифтом Ивана Федорова. В конце книги -- герб города Львова и издательский знак Ивана Федорова. Это издание Ивана Федорова послужило образцом для многих русских «букварей», печатавшихся в последующие десятилетия.

Во Львове Иван Федоров испытывал тяжелые материальные лишения и финансовые затруднения. Ему пришлось обратиться даже к услугам ростовщиков. В это время он получает приглашение устроить типографию в имении князя Константина Острожского -- одного из самых влиятельных сторонников православия и богатейших помещиков Юго-Западной Руси. Стремясь противостоять влиянию католической пропаганды, усилившейся после заключения в 1569 г. Люблинской унии, князь Острожский задумал использовать книгопечатание на языке, понятном украинскому населению. В своем фамильном имении в Остроге (на Волыни) князь Острожский занимался просветительской деятельностью. Ему помогали видные деятели украинской культуры во главе с Герасимом Смотрицким, образовавшие ученый кружок, названный Острожской Академией. В этом кружке и возникла мысль перевести с греческого и издать на славянском языке Библию. В течение 1575−1576 гг. Иван Федоров исполнял по назначению князя Острожского обязанности управителя Дерманского монастыря. В эти годы типография Ивана Федорова не работала. Велась усиленная подготовка к изданию Библии. Острожский поставил своей целью опубликовать новый проверенный и отредактированный текст Библии. На разыскание и сверку различных вариантов и редакций Библии ушло несколько лет. За образец был взят список знаменитой геннадиевской рукописи, копия которой была получена из Москвы с разрешения Ивана IV. В 1580 г. Иван Федоров выпускает «Новый завет с Псалтырью». В предисловии книга охарактеризована как «первый овощь от дому печатного… Острожского». Подчеркивается значение типографии: «Паче же в нынешнее время посреде рода строптива и развращенна».

Высказывались предположения, что в Остроге, помимо указанных изданий, в типографии Ивана Федорова было напечатано новое издание «Азбуки» (а возможно, и несколько). Об этом говорило изучение экземпляра «Азбуки», хранящегося в Королевской библиотеке в Копенгагене и снабженного в отличие от львовской «Азбуки» заглавием: «Начало учения детям». Из острожской типографии вышли и два букваря, хранящиеся (по одному экземпляру) в библиотеках Кембриджа и Оксфорда. Как стало известно в 1968 г., в библиотеке г. Гота (ГДР) был обнаружен единственный полный экземпляр «Азбуки», напечатанный в острожской типографии 18 июня 1578 г. Таким образом, это первая по времени книга, вышедшая из типографии Ивана Федорова в Остроге. Книга напечатана шестью разными шрифтами, в том числе двумя греческими. На обороте титульного листа -- герб князя Острожского. Имеется и типографский знак Ивана Федорова. На титульном листе -- название и объяснение цели издания.

Рассказано, что князь Острожский пригласил для обучения детей знающих людей -- «искусных» в греческом языке, латинском и особенно в русском. «И сея ради вины напечатана эта книжка по гречески алфавита, а по русски азбуки. Перваго ради научения детьскаго многогрешным Иоанном Федоровичем… «

Порой рассматривается как отдельное издание вплетенный в «Псалтырь и Новый завет» небольшой справочно-предметный указатель под названием «Книжка собрание вещей нужнейших… «, составленная участником острожского кружка Тимофеем Михайловичем. «Книжка…» имеет отдельный титульный лист, датированный 1580 г., на обороте его -- герб князя Острожского.

5 мая 1581 г. из Острожской типографии Ивана Федорова вышла (без указания имени печатника) «Хронология» белорусского поэта-кальвиниста Андрея Рымши. Это однолистка большого формата; на двух страницах напечатаны двустишия на каждый месяц года -- своеобразный стихотворный календарь.

Подлинным шедевром типографского искусства Ивана Федорова явилась знаменитая Острожская библия. Хотя существуют два варианта титульных листов с выходными данными -- на одном указана дата 12 июля 1580 г., на другом -- 12 августа 1581 г., все же, как предполагают специалисты, было выпущено лишь одно издание Библии. Различие выходных данных объясняется сложностью работы -- многократными исправлениями, повторным редактированием, нарушением последовательности в наборе и печатании отдельных частей.

Острожская библия поражает своим объемом. В ней 628 листов или 1256 страниц, отпечатанных в два столбца красивой убористой печатью шестью различными шрифтами (в том числе двумя греческими). Много мастерски выполненных заставок и заглавных букв. Титульный лист Библии обрамляет рамка, в которую в московском Апостоле было заключено изображение Луки. Книга снабжена гербом князя Острожского и типографским знаком Ивана Федорова. В предисловии от имени князя Острожского говорится о связи начатого в Остроге дела с Москвой, со всем историческим прошлым русского народа.

Тираж книги примерно 1000−1200 экз. Сохранилось до нашего времени около 250 экз. И это понятно -- книга большого объема и формата, обращались с ней весьма бережно. Все же большая часть тиража -- около 1000 экз. -- не дошла до нас. Редкость книги отмечалась уже в XVII в. в предисловии к Московской библии 1663 г. Выдающийся чешский ученый XVIII в. Йозеф Добровский признавался: «Я отдал бы половину своей библиотеки за Острожскую библию». В настоящее время находка каждого нового экземпляра Острожской библии -- событие большого культурного значения, привлекающее закономерно широкое внимание общественности. Один из них был обнаружен автором в 1971 г. в фондах Хабаровской научной библиотеки.

Первое напечатанное кириллическим шрифтом издание Библии, осуществленное Иваном Федоровым, послужило образцом для последующих ее русских изданий.

Отпечатав Библию, Иван Федоров по причинам, недостаточно выясненным, разошелся с князем Острожским и возвратился в начале1583 г. во Львов. Там ему удается с большими трудностями оборудовать типографию и приступить к набору новой книги. Однако выпустить ее в свет ему уже не пришлось. К этому времени относится ряд изобретений Ивана2аедорова в пушечном деле (в том числе оригинальное многоствольное орудие). Реализовать их московскому мастеру, однако, не удалось. Обремененный заботами и многочисленными долгами, Иван Федоров заболел и 5 (15) декабря 1583 г. скончался.

Иван Федоров сыграл в истории русской книги выдающуюся роль. Его печатный станок служил просвещению русского народа. Деятельность Ивана Федорова носила глубоко патриотический и в широком смысле слова просветительный характер. Насаждая книгопечатание в Москве, Белоруссии и на Украине, Иван Федоров внес неоценимый вклад в развитие культуры и общественной жизни братских славянских народов, содействовал их сближению, национальной независимости. Присущие книгоиздательской деятельности Федорова черты высокой гражданственности и просветительства стали отличительными чертами передового русского книгопечатания и Ћнигоиздательского дела, бережно, сохранившего и приумножившего славные традиции великого русского первопечатника.

Книгопечатание в Москве после отъезда Ивана Федорова. Его преемники -- Андроник Невежа и Никифор Тарасиев

После отъезда Ивана Федорова и Петра Мстиславца в Литву книгопечатание в Москве не прекратилось. Продолжили дело Ивана Федорова его ученики -- талантливый мастер печатного искусства Андроник Тимофеев Невежа и Никифор Тарасиев. В 1567—1568 гг. в Москве ими была оборудована типография, из которой в 1568 г. вышло первое «послефедоровское» русское издание Псалтыри. В оформлении книги весьма ощутимо влияние орнаментики Ивана Федорова. Но появляются и новые черты, в частности, большая декоративность и рельефность инициалов.

При пожаре Москвы 1571 г. сгорел Печатный двор. Иван Грозный поручил Андронику Невеже устроить типографию в Александровской слободе. Здесь в 1577 г. вышло еще одно издание Псалтыри, с точки зрения полиграфической и оформительской менее интересное, чем московское. В Александровской слободе, по сведениям, приводимым известным русским библиографом XVIII в. Д.Е. Семеновым-Рудневым, печатались светские книги. Он упоминает, в частности, две книги о внешней политике Ивана IV, до нас, к сожалению, не дошедшие.

После 12-летнего перерыва, в 1589 г., в Москве Андроник Невежа выпускает Триодь постную. Андроник Невежа руководил московской типографией до 1602 г. Затем во главе ее становится его сын -- Иван Андроников Невежин.

В XVI в. в Московском государстве издано 17 печатных книг, тиражи их не превышали 1000 экз. Наиболее полно старопечатные русские издания представлены в Государственной Публичной библиотеке имени М.Е. Салтыкова-Щедрина (Ленинград) и в Государственной библиотеке СССР имени В. И. Ленина в Москве. Научный интерес представляет также собрание первых изданий московской печати Государственного Исторического музея (Москва).

Глава 2. Книгопечатание в России 17 века

Общая характеристика книжного дела в XVII в.

Внутренняя и внешняя обстановка в стране в первые десятилетия XVII в. не благоприятствовала развитию книжного дела. Изменения в социально-экономических отношениях в Московском государстве XVI в. привели к усилению феодального гнета, ухудшению положения народных масс и, как следствие, к обострению классовой борьбы. Классовая борьба нашла свое отражение и в крупнейшем религиозном движении в России XVII в. -- расколе православной русской церкви. Поводом к расколу послужили разногласия по вопросу об исправлении обрядов и церковных книг. Особую остроту этот вопрос приобрел после прихода на патриаршество Никона (1652), который энергично приступил к исправлению церковных книг и обрядов, стремясь привести русскую церковную практику в соответствие с греческой.

Бурные политические события начала XVII в., дорого обошедшиеся русскому народу, сказались на состоянии культуры московского общества. Грамотность среди русского населения в конце XVI -- начале XVII в. была распространена все еще слабо.

Постепенно в связи с потребностями экономического и культурного развития в московском обществе усиливается понимание необходимости более широкого образования, чем прежде. Круг образованных людей становится шире, чем в предшествующем столетии. Образование распространяется среди нарождающегося дворянства и проникает уже в посадскую среду, тогда как в XVI в. оно было доступно главным образом лишь верхушке феодального класса.

В XVII в. возросло число лиц, владевших крупными книжными собраниями. Среди них -- служилые люди, члены царской семьи, представители высшего духовенства, просвещенные монахи, справщики Печатного двора, купцы. В книжных собраниях частных лиц все большее место занимает светская литература. Наибольший интерес читателей XVII в. вызывали книги по истории, философии, географии, космографии, медицине, но количественно преобладала все же религиозная литература, что отвечало условиям времени, месту, которое религия и церковь занимали в жизни общества.

Центры книжного дела

Центром производства рукописных церковно-служебных книг в XVII в. оставались по-прежнему монастыри. Деловая письменность -- различные делопроизводственные документы и акты -- находилась в ведении особой системы приказных учреждений и «площадных» подьячих, выполнявших нотариальные функции. Число писцов-профессионалов значительно возросло по сравнению с предшествующим периодом, из них в XVII в. 45% -- светские. Писцами нередко становились холопы. У известного ученого-литератора XVII в. князя Шаховского среди его дворовых людей находился «юнейший в рабех» писец Олферец по прозвищу «Ворон». В XVII в. существовала даже должность «комнатного писца».

Одной из форм организации труда писцов-ремесленников XVII в. были мастерские. Так, в художественных мастерских Посольского приказа работали златописцы-художники, писцы, переплетчики, которые выполняли в основном заказы царского двора и Посольского приказа, но иногда принимали и заказы частных лиц.

Запретная литература и цензура книг в XVII в.

Идеология народных масс не могла найти отражения в официальной как печатной, так и рукописной литературе XVII в. С жадностью ловили простые русские люди мысли запретных произведений и тех летучих листков, которые распространялись тайно в годы крестьянских волнений и бунтов. Во времена Ивана Болотникова и Степана Разина в народе ходили так называемые «прелестные», или «подметные» (т.е. подбрасываемые тайно) письма. В них содержались призывы к боярским холопам «побивать своих господ». «Прелестные» письма Степана Разина наводнили всю страну.

Распространение и чтение листовок, направленных против угнетателей, каралось самым жестоким образом. Преследовалась также любая литература, не соответствующая догматам церкви, подвергавшая сомнению те или иные положения церковного учения. Так, патриарх Филарет повелел в 1663 г. отобрать во всех церквах и монастырях церковный устав, напечатанный в 1610 г. и прислать в Москву для сожжения на том основании, что печатал устав «вор, бражник, чернец Логин», изложивший отдельные его положения «своим самовольством».

Во второй половине XVII в. в связи с исправлением церковных книг преследованию подвергались все прежние издания. Так, в 1681 г. по предложению царя Собор постановил: при продаже людьми «всяких чинов» книг «прежних печатей» «те книги имать на печатный двор», а вместо них давать новоисправленные, чтобы «во святых церквах несогласия, а меж людьми сумнения не было». Сочинение Афанасия архиепископа Холмогорского «Цвет духовный», направленное против раскольников, по повелению патриарха Иоакима бесплатно рассылалось по церквам и монастырям Новгородской епархии.

Деятельность Московского печатного двора

После смерти в 1602 г. Андроника Невежи во главе Печатного двора стал его сын Иван Андроников Невежин. С 1601 по 1611 г. оба они напечатали 10 изданий церковно-служебного характера.

В 1605 г. на Печатном дворе была открыта вторая «изба». В ней работал «печатных книг переплетный мастер» Анисим Радищевский. Родом с Волыни, Радищевский, возможно, учился типографскому ремеслу у Ивана Федорова.

Во главе третьей «избы», работавшей на Московском печатном дворе в начале XVII в., стоял мастер Никита Фофанов, напечатавший в 1609 г. Минею общую.

Во время польско-литовской интервенции «печатный дом и вся штамба того печатного дела от тех врагов и супостат разорися и огнем пожжена бысть… «

В это тяжелое для страны время книгопечатание продолжалось в Нижнем Новгороде. Сюда из Москвы прибыл Никита Фофанов. В 1613 г. он напечатал тетрадь из 6 листов (12 страниц) -- Нижегородский памятник. Автор рассказывает о вторжении польской шляхты в русскую землю и о чинимых ею злодеяниях, радуется освобождению родины от вражеских войск и возрождению Московского государства.

В 1614 г. Московский печатный двор был восстановлен, возобновил свою деятельность вернувшийся из Нижнего Новгорода Никита Фофанов. Штат Печатного двора постепенно увеличивается. Ремесленная стадия развития книгопечатания, когда почти все производственные операции исполнялись одним лицом, уступает место мануфактурной, с присущими ей специализацией и разделением труда.

В России первые мануфактуры появились в тех отраслях промышленности, продукция которых имела достаточно широкий сбыт. Это касалось и книгопечатания, рассчитанного на массовое производство церковно-служебных и «чтомых» книг. Сыграли свою роль и государственный характер книгопечатания, и поддержка церкви. Во втором десятилетии XVII в. на Печатном дворе работали наборщики, разборщики, тередорщики (печатники), батырщики (накладывали краску на наборную форму), резчики пунсонов для отливки литер, словолитцы, переплетчики, знаменщики (украшали «подносеные» экземпляры, предназначенные для царя и его ближайшего окружения). Одним из главных учреждений Печатного двора становится правильня с большим штатом справщиков, чтецов и писцов, на которых была возложена «справа», т. е. редакция и корректура печатавшихся книг. Правильня играла и роль цензурного учреждения, следила за тем, чтобы печатались только одобренные церковью, исправленные книги. Среди справщиков было немало высокообразованных для своего времени людей -- Федор Поликарпов, Сильвестр Медведев, ЕпифанийСлавинецкий, Арсений Суханов и др.

В начале 30-х гг. XVII в. на Московском печатном дворе появился новый мастер -- Василий Бурцев-Протопопов. Он руководил самостоятельным отделением типографии и именовался «подьячим азбучного дела». С 1633 по 1642 г. он выпустил 17 книг. Позднее, в конце 70-х гг., в Троицкой башне Кремля была устроена «Верхняя» дворцовая типография -- личная типография царя. Руководил ею известный ученый, поэт и драматург Симеон Полоцкий. Только она имела право издания книг без специального разрешения патриарха, не зависела она и от управления Печатного двора. С 1679 по 1683 г. «Верхняя» типография выпустила шесть книг, в том числе несколько сочинений Симеона Полоцкого.

В 1654 г. во главе Печатного двора становится патриарх Никон, проводится исправление церковных книг в связи с проводимой им реформой церкви. С 1686 г. руководство Печатным двором переходит в руки братьев Лихудов; они одновременно преподавали в Славяно-греко-латинской академии. При Лихудах учащиеся и преподаватели академии работали на Печатном дворе справщиками и редакторами.

Содержание и тематика печатных книг XVII в. Первые светские печатные книги

На протяжении XVII в. в Москве были напечатаны 483 книги. По содержанию они делятся на три группы:

1. литургические, церковно-служебные или культовые;

2. книги религиозные, но не литургические, предназначенные для чтения вне церкви;

3. книги не религиозные.

Преимущественная часть изданий XVII в. -- книги первой группы. Содержание и тематика книг, как и в XVI в., определялись главным образом потребностями церкви: Апостолы, Евангелия, Псалтыри все еще составляют основную массу продукции Московского печатного двора. Развитие хозяйства, государственного управления, успехи культуры и просвещения приводят к некоторым важным изменениям в издательской деятельности Московского печатного двора. Прогрессивным фактором явилось издание сочинений, предназначенных не для церковной службы, а для повседневного чтения. Хотя книги эти входили в круг церковной литературы, они все же расширяли издательский «ассортимент» Печатного двора. Кроме сочинений таких церковных писателей, как Ефрем Сирин, Иоанн Златоуст и др., в эту группу изданий входят сборники, составленные из произведений византийских писателей, украинских и русских авторов, а также «Пролог» -- обширное собрание житийных и нравоучительных статей. Как сборники (или точнее «соборники»), так и «Пролог» пользовались большой популярностью у русского читателя. Московское издание «Пролога» 1641 г. -- первая русская печатная книга для повседневного чтения.

Особая труппа изданий XVII в. -- буквари и азбуки, предназначенные для обучения чтению и письму. Их основной текст состоял из молитв, но в то же время они носили на себе отпечаток педагогической и литературной индивидуальности издателя.

Начало изданию букварей в Москве положил Василий Бурцов. В 1634 г. в Москве им была издана печатная «Азбука». Она очень быстро разошлась и уже в 1637 г. была переиздана. Во второе издание включены вирши о целях и методах учения. Открывал книгу гравированный фронтиспис -- сцена наказания розгой провинившегося ученика в «Училище». Гравюра светского содержания -- явление новое в русской печатной книге XVII в. Некоторые буквари пропагандировали новые методы обучения и воспитания. Так, в одном из самых интересных букварей XVII в. -- букваре «словено-российских письмен» Кариона Истомина применен метод запоминания букв с помощью картинок. Буквы даны в различных начертаниях -- не только славянские, но и греческие и латинские, в печатных и рукописных вариантах. Иллюстрации к ним изображают предметы, названия которых начинаются с соответствующей буквы. Так, под различными начертаниями буквы «А» помещены изображения «Адама», «аспида», «арифметики», «апреля месяца», «аналогии» и т. д. На каждом листе -- назидательные вирши. Так, лист с буквой «А» завершается следующей стихотворной строкой: «Изначала лет юн всем обучайся; везде от жизни мудрей утешайся».

Целиком текст букваря с иллюстрациями был выгравирован на меди в 1694 г. Леонтием Буниным. Кариону Истомину принадлежит другой примечательный букварь, отпечатанный в 1696 г. типографским способом. Это -- одна из редчайших русских книг. До сих пор обнаружено лишь два (из 20 изданных) экземпляра этой книги. Значительное место в букваре занимают поэтические произведения самого К. Истомина.

В 1648 г. вышло первое московское издание знаменитой «Славянской грамматики МелетияСмотрицкого. Оно дополнено отрывками из сочинений Максима Грека, примерами, грамматического разбора предложений. «Грамматика» Смотрицкого была для своего времени подлинно научным сочинением. Ею пользовались в России еще в XVIII в. (по ней, как известно, учился М.В. Ломоносов).

Развитие военного дела и усиление внимания государства к вопросам военного искусства нашло отражение в издании превосходно отпечатанной книги размером в лист с 35 гравюрами на меди и гравированным титульным листом по рисунку Григория Благушина: «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». Это был перевод с немецкого руководства по военному делу Вальхаузена. Книга напечатана в 1647 г. Гравюры выполнены по заказу царя Алексея Михайловича в Голландии.

В 1649 г. выходит в свет первое печатное издание свода русских законов -- «Уложение государя царя Алексея Михайловича». Развитие торговли, усиление влияния купечества вызвали появление таких книг, как «Грамота о таможенных пошлинах» (1654), «Считание удобное;» (1682), предназначенных для людей «купующих и продающих».

В 1699 г. в Москве была выпущена книжка: «Краткое обыкновенное учение с крепчайшим и лучшим растолкованием в строении пеших полков». Это последняя светская печатная книга XVII в., в наше время -- редчайшее издание.

Глава 3. Книгопечатание XVIII века

книгопечатание издание азбука газета

Книга в России в первой половине XVIII в.

В начале XVIII в. в жизни России происходили коренные изменения, вызванные развитием производительных сил и подготовленные всем предшествующим ходом исторического развития. Создаются основы промышленности, развивается внутренняя и внешняя торговля, организуется регулярная национальная армия и флот, укрепляются экономические и культурные связи России со странами Запада и Востока. Растет международный авторитет Российской империи.

Быстрое экономическое и политическое развитие сопровождалось бурным ростом национальной культуры, науки, просвещения. Порывая с религиозными традициями прошлого, новая русская культура приобрела ярко выраженный светский характер. Были открыты государственные школы разного типа (как общие, так и специальные, по точным знаниям), доступные для лиц различного социального положения. Создавались научные и культурно-просветительные учреждения, содействующие развитию русской науки и культуры, перестройке быта русских людей (Библиотека-кунсткамера, Академия наук и др.).

Поощрялось развитие точных наук. Плодотворно развивалась русская общественная мысль и публицистика, литература и искусство. Большое культурное значение имело введение январского календаря и арабских цифр.

Издательское дело в первой четверти XVIII в. получило широкий размах. До сих пор оно служило преимущественно нуждам церкви. Петр I поставил книгопечатание на службу интересам государственного преобразования и развития новой культуры. Петр I лично руководил книгопечатанием и издательским делом, определял тематику изданий, следил за переводом книг и был редактором многих из них. С его именем связано создание русской типографии в Амстердаме, основание Петербургской типографии, введение гражданского шрифта, создание первой русской печатной газеты «Ведомости» и многое другое.

В развитии русской культуры и издательского дела большую роль сыграла реформа русской азбуки, а на ее основе -- реформа печати.

Реформа азбуки и печати

Реформа печати была проведена в 1707—1710 гг. Суть реформы -- замена старой кириллической азбуки с ее сложной графикой и затруднительной в типографском наборе системой надстрочных знаков новой гражданской азбукой, в основу которой были положены почерки конца XVII -- начала XVIII в., отличавшиеся от обычного полуустава только округлостью ряда букв -- б, в, е, о, р и др. Литеры такого рисунка, близкие по характеру к европейским шрифтам, встречались в некоторых гравированных изданиях начала XVIII в., например, на карте реки Двины (1702).

К созданию новой азбуки были привлечены такие опытные люди, как известный деятель в области книгопечатания И.А. Мусин-Пушкин, руководитель первой московской гражданской типографии В. А. Киприянов, словолитец Михаил Ефремов. Рисунки нового шрифта были выполнены чертежником и рисовальщиком Куленбахом. Петр I сам давал указания об уничтожении надстрочных знаков и некоторых букв («от», «пси», «кси», и др.), заимствованных в свое время из греческого письма и ставших ненужными с развитием русского языка, об изменении, улучшении графики отдельных букв.

Новая азбука была легкой для усвоения, удобной в наборе. Она демократизировала чтение, способствовала распространению грамотности, просвещения. Впоследствии М. В. Ломоносов писал о ней:

«При Петре Великом не одни бояре и боярыни, но и буквы сбросили с себя широкие шубы и нарядились в летние одежды».

Окончательный вариант гражданской азбуки был принят в 1710 г. Петр I собственноручно начертал на экземпляре гражданской азбуки: «Сими литеры печатать исторические и мануфактурные книги. А которые подчернены, тех [в] вышеописанных книгах не употреблять».

Кирилловский шрифт с 1708 г. употребляется главным образом для печатания церковных книг; некоторое время им продолжали печатать учебники, религиозные книги, наиболее важные издания, предназначенные для широкого распространения во всей России, так как в провинцию гражданский шрифт проникал медленно. Кириллица была более привычна, чем гражданский шрифт, этим объяснялась «живучесть» книг старой кирилловской печати.

Общая характеристика книжного дела

В соответствии с новыми требованиями необходимо было значительно увеличить выпуск книг, изменить их тематику. Печатный двор не мог удовлетворить эту потребность, он нуждался в коренном переоборудовании для печатания светских книг в их новой форме, что не могло быть выполнено в короткий срок. В 1698 г. во время своего пребывания в Голландии Петр I дал привилегию негоцианту Яну Тессингу на печатание русских книг в Амстердаме (официальная грамота была прислана позже, в феврале 1700 г.). По программе, составленной Петром I, типография должна была выпускать «европейский, азиатский и америцкияземныя и морския картины и чертежи, и всякие печатные листы и персоны, и о земных и морских ратных людех, математическия, архитектурския, и городостроительныя и иныя художественная книги» -- те книги, в которых нуждалась Россия. Эти издания должны были содействовать «славе нашему великаго государя нашего царского величества превысокому имени и всему Российскому нашему царствию меж европейски монархи». Подчеркивалось, чтобы «пониженья б нашего царскаго величества превысокой чести и государств наших славы в тех чертежах и книгах не было».

В помощь Тессингу, не знавшему русского языка, был взят белорус И. Ф. Копиевский, тоже владевший языком не в совершенстве. Он был переводчиком, составителем и издателем русских книг, печатавшихся в Амстердаме.

Первыми Амстердамскими изданиями были «Введение краткое во всякую историю» и «Краткое и полезное руковедениево арифметику», составленное Копиевским. Здесь впервые в печатной русской книге применялись арабские цифры и ряд терминов, получивших затем распространение в научной и технической книге.

Для Амстердамской русской типографии были изготовлены специальные литеры, более мелкие и тонкие, чем московские. Некоторые буквы в этих книгах по очертанию приближаются к гражданскому шрифту.

Печатание книг за границей, оторванное от России, плохо поддавалось контролю, стоило дорого. Оно не могло решить проблемы увеличения выпуска книг. Амстердамская типография Тессинга уже в 1702 г. прекратила свою работу.

В 1701 г. Петр реорганизовал Монастырский приказ, в ведении которого находилась типография и книгопечатное дело. Начальником приказа царь назначил одного из наиболее приближенных ему лиц -- графа И.А. Мусина-Пушкина. Ему было поручено управлять всеми издательскими делами и руководить государственными типографиями. Изготовлением книг на Печатном дворе руководил справщик Ф. Поликарпов -- видный деятель русского просвещения в петровское время. Под его началом Московская типография усилила выпуск книг светской тематики, в том числе таких непривычных для нее изданий, как «Таблицы логарифмов и синусов, тангенсов, секансов», реляции о победах русских войск и др.

В 1705 г. в дополнение к Печатному двору создана гражданская типография В. Киприянова, печатавшая главным образом карты. Позже она была передана в ведение приказа артиллерии и обслуживала нужды инженерных и навигационных школ, печатая карты, таблицы, гравюры, или «куншты», и некоторые учебные книги.

К 1708 г. был переоборудован Печатный двор. При типографии была устроена гравировальная мастерская, в которой стали печатать чертежи и иллюстрации, широко применявшиеся в технической и научной книге того времени. В 1722 г. в Москве была открыта типография при сенате для печатания официальной литературы.

Начало книгопечатания в Петербурге

Во втором десятилетии XVIII в. появляются типографии в новой русской столице -- Петербурге. Первая из них, Санкт-Петербургская типография, основана в 1710 г. Она выпускала основную массу гражданских книг, став в короткое время ведущей типографией в стране. Первая датированная книга, выпущенная этой типографией в июле 1712 г., -- «Краткое изображение процессов, или судебных тяжб», излагает правила производства суда и следствия.

В 1720 г. при Александро-Невском монастыре открылась вторая типография в Петербурге. В ней печатались кирилловским шрифтом «Проповеди» и «Слова» Ф. Прокоповича и других сподвижников Петра I, некоторые учебники, в том числе популярный букварь Ф. Прокоповича -- «Первое учение отроком».

В 1721 г. образована типография при сенате, где в большом количестве печатались законодательные документы -- указы, регламенты, уставы, а также манифесты и другая литература.

Для нужд учащихся и печатания распоряжений Адмиралтейской коллегии была создана типография при Московской академии.

О темпах развития книгопечатания в первой четверти XVIII в. говорят цифры: если в 1701 г. было выпущено 8 названий книг, то в 1724 г. -- 149. За 24 года издательская продукция возросла почти в 19 раз. Наивысшего подъема издательская деятельность достигает в 1720—1722 гг., т. е. в момент завершения Северной войны.

Тематика и типы изданий первой четверти XVIII в.

Русские книги первой четверти XVIII в. были связаны с практическими задачами и нуждами государства, способствовали проведению преобразований, помогали усвоению всего нового, вводившегося в жизнь России. Тематика их очень разнообразна и нова.

Больше всего выходило изданий политического характера, необходимых правительству для воздействия на массы.

Пропагандистскую роль выполняли указы, регламенты и манифесты, отражавшие развитие русского законодательства.

К политическим изданиям относятся также реляции о военных действиях, о победах в Северной войне. Их печатали на одной стороне листа и расклеивали в местах скопления народа для широкого ознакомления с ними.

В связи с широкой сетью общеобразовательных и специальных школ, открывшихся в первой четверти XVIII в., появилась очень большая потребность в учебниках, особенно для начального обучения. Среди новых букварей особенно интересны два -- «Первое учение отроком» Ф. Прокоповича и «Юности честное зерцало». В первом из них вместо молитв, обычных в старых букварях, давались их толкования, что значительно облегчало детям усвоение грамоты. В предисловии говорилось о воспитании детей. «Юности честное зерцало» -- первый светский учебник. В начале книги давалась азбука, слоги и цифры, а в конце -- упражнения -- правила поведения и хорошего тона. Подобные книги содействовали перестройке мировоззрения и быта русских людей.

Кроме букварей, издавались словари, например, «Лексикон треязычный, сиречь речений славенских, еллино-греческих и латинских сокровище», составленный Ф. П. Поликарповым. Словари и пособия для изучения иностранных языков были необходимы в международных отношениях, в навигации, в науке, поэтому изданию их уделялось большое внимание.

Очень важное значение приобрели учебники по математике: без знания ее не могла развиваться промышленность, военно-инженерное и морское дело. Как правило, они имели прикладной характер. Типичный образец такого учебника -- «Арифметика», составленная «ради обучения мудролюбивых российских отроков, и всякаго чина и возраста людей» русским математиком, преподавателем Московской навигационной школы Л. Ф. Магницким. «Арифметика» вышла в 1703 г. Содержание книги значительно шире ее названия. В ней даны первоначальные сведения по арифметике, алгебре, геометрии, тригонометрии в практическом применении их к механике, геодезии, навигации. «Арифметика» Магницкого будила интерес к наукам, была понятной и доступной широким кругам читателей XVIII в. Многие поколения русских людей учились по этой книге, вобравшей в себя все современные знания в области математики.

В 1708 г. вышла «Геометриаславенски землемерие» -- первая книга гражданской печати. На титульном листе отмечалось, что книга напечатана новым шрифтом, «издадесяновотипографским тиснением», указаны место и дата издания -- «В царствующем великом граде Москве» 1 марта 1708 г. «Геометрия» имела прикладной характер -- она давала не только теоретические знания, но и способы их практического применения в различных отраслях техники, знания в области черчения. В книге много чертежей и изображений крепостей. Первоначальный тираж «Геометрии» (200 экз.) не удовлетворил потребности, и она неоднократно переиздавалась, распространялась и в рукописных списках.

Войны, которые вела Россия, создание армии и флота вызвали большую потребность в специальной литературе по военно-инженерному делу, фортификации, артиллерийской технике, навигации, кораблестроению и пр.

В 1708 г. вышла первая печатная техническая книга. Она была посвящена гидротехнике и называлась «Книга о способах, творящих водохождение рек свободное», сокращенно «Книга слюзная». Это был перевод книги инженера Буйе, вышедшей анонимно в Амстердаме в 1696 г. Появление ее связано со строительством водных путей сообщения, необходимых для развития промышленности и торговли.

Градостроительство в России первой четверти XVIII в., особенно строительство Петербурга, повысило интерес архитектуре и строительной технике. С этим связано издание книги выдающегося итальянского зодчего ДжакомоБароцци да Виньола, строившего вместе с Микеланджело собор св. Петра в Риме, «Правило о пяти чинех архитектуры». В издании более ста гравюр с объяснительным текстом. К книгам по архитектуре примыкает альбом гравюр под названием «Куншты садов». На гравюрах -- садовые павильоны, беседки, решетки, вазы и пр.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой