Культурный архетип, менталитет и национальный характер

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

ВОСТОЧНОУКРАИНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ ВЛАДИМИРА ДАЛЯ

КАФЕДРА ПЕДАГОГИКИ

РЕФЕРАТ

КУЛЬТУРНЫЙ АРХЕТИП, МЕНТАЛИТЕТ И НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР

ПО ДИСЦИПЛИНЕ

«ДУХОВНАЯ И ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ»

ВЫПОЛНИЛА

студентка группы ЖСз-351(м)

Климова О.А.

ПРОВЕРИЛА

кандидат пед. наук, доцент

Марусенко Е.А.

ЛУГАНСК — 2006 г.

ВВЕДЕНИЕ

Преподавателю высшей школы, на наш взгляд, абсолютно необходимо владеть основными понятиями культуры. Список этих понятий довольно обширен, однако необходимо заметить, что многие термины культуры так или иначе определяются, используются другими гуманитарными науками, такими как педагогика, психология, философия, социология и т. д.

Целью данного реферата является рассмотрение трех таких «междисциплинарных» понятий, связанных между собой: «культурный архетип», «менталитет» и «национальный характер».

В связи с объемностью и разноплановостью информации реферированию были подвергнуты различные источники: от академического издания, до научных статей, размещенных в глобальной сети Интернет.

Структура реферата, исходя из темы, представлена тремя основными блоками, каждый из которых раскрывает суть одного понятия. В заключении мы сделали выводы об их взаимосвязи.

КУЛЬТУРНЫЙ АРХЕТИП

КУЛЬТУРНЫЕ АРХЕТИПЫ -- базисные элементы культуры, формирующие константные модели духовной жизни. Содержание культурного архетипа составляет типическое в культуре, и в этом отношении культурные архетипы объективны и трансперсональны [3].

Формирование культурного архетипа происходит на уровне культуры всего человечества и культуры крупных исторических общностей в процессе систематизации и схематизации культурного опыта. В силу этого сопричастность с культурным архетипом отдельным индивидом отчетливо не осознается и воспроизведение культурного архетипа конкретной личностью выступает рационально непреднамеренным актом. Культурные архетипы раскрывают свое содержание не через понятие и дискурс, но иконически, т. е. посредством изобразительной формы. Иконическая природа культурных архетипов обусловливает то, что они явлены в сознании как архетипичные образы, изобразительные черты которых определяются культурной средой и способом метафорической репрезентации. Наиболее фундаментальны в составе культуры универсальные культурные архетипы и этнические культурные архетипы (этнокультурные архетипы). Универсальные культурные архетипы -- укрощенного огня, хаоса, творения, брачного союза мужского и женского начал, смены поколений, «золотого века» и др. Их суть — смыслообразы, запечатлевшие общие базисные структуры человеческого существования. В культуре, понятой как «ненаследственная память коллектива» (Б.А. Успенский), культурные архетипы выступают в качестве спонтанно действующих устойчивых структур обработки, хранения и репрезентации коллективного опыта. Сохраняя и репродуцируя коллективный опыт культурогенеза, универсальные культурные архетипы обеспечивают преемственность и единство общекультурного развития. Этнические культурные архетипы представляют собой константы национальной духовности, выражающие и закрепляющие основополагающие свойства этноса как культурной целостности.

В каждой национальной культуре доминируют свои этнокультурные архетипы, существенным образом определяющие особенности мировоззрения, характера, художественного творчества и исторической судьбы народа. В германской духовности Юнг выделяет архетипический образ Вотана -- «данность первостепенной важности, наиболее истинное выражение и непревзойденное олицетворение того фундаментального качества, которое особенно присуще немцам» (Юнг, «Вотан»). Как о русских этнокультурных архетипах можно говорить об ориентации на потаенную святость, выраженную в образах «града Китежа» или фольклорного Иисуса, а также о таких первичных образованиях русской духовности, как «отзывчивость» или «открытость», как устойчивая модель претворения представлений о России в женский образ и др. В этнокультурных архетипах в сгущенном виде представлен коллективный опыт народа; собственно, они есть результат превращения этнической истории в базовые модели этнического культурного опыта. Актуализация этнокультурного архетипа включает этот опыт в новый исторический контекст. Согласно Юнгу, актуализация архетипа есть «шаг в прошлое», возвращение к архаическим качествам духовности, однако усиление архетипического может быть и проекцией в будущее, ибо этнокультурные архетипы выражают не только опыт прошлого, но и чаяние будущего, мечту народа. Активное присутствие этнокультурных архетипов является важным условием сохранения самобытности и целостности национальной культуры. Культурный архетип, оставаясь неизменными по существу, диахронически и синхронически проявляются в самых разнообразных формах: в мифологических образах и сюжетных элементах, в религиозных учениях и ритуалах, в национальных идеалах, в химерах массовых психозов и т. д. Наиболее подробно изучены проявления культурных архетипов в сновидениях, фантазиях и фобиях (психоаналитическая культурология), а также в литературном творчестве (М. Бодкин, Ж. Дюран, Е. М. Мелетинский, Н. Фрай и др.).

МЕНТАЛИТЕТ

В самом общем виде менталитет может быть определен как некая характерная для конкретной культуры (субкультуры) специфика психической жизни представляющих ее людей, детерминированная экономическими и политическими условиями в историческом аспекте. Содержание менталитета, как это вытекает из самой этимологии слова, заключается в когнитивной сфере и определяется прежде всего знаниями, которыми владеет человеческая общность. Совместно с верованиями знания составляют представления об окружающем мире, которые являются базой менталитета, задавая вкупе с доминирующими потребностями и архетипами коллективного бессознательного иерархию ценностей, характеризующую данную общность [2].

Возникает необходимо разобраться с такими понятиями, как традиционное сознание, этническое сознание, менталитет, этническая картина мира.

Поскольку в рамках исторической этнологии понятия «этнос» и понятие «традиция» тесно сопряжены друг с другом, то и понятия «традиционное сознание» и «этническое сознание» в нашем словоупотреблении практически синонимичны.

В нашем контексте «этническое сознание» -- это «традиционное сознание» этноса.

Касаясь проблемы этнического сознания, мы должны особо оговорить следующий вопрос. Когда мы говорим о традиционном сознании этноса или этническом сознании, то слово «сознание» употребляем в какой-то мере условно, поскольку мы имеем ввиду не только сознательные, но и бессознательные установка членов этноса.

Теперь обратимся к вошедшему в последние годы в широкое употребление слову «менталитет».

Для русского уха оно звучит просто как иностранный термин и большинство исследователей было вполне чистосердечно уверено, что это просто иностранное заимствование, и для того чтобы уточнить его значение, достаточно открыть любой иностранный словарь. Однако, в зарубежной науке слово «менталитет» вообще не употребляется, а английское слово «mentality» не употребляется в качестве термина и не имеет закрепленного за ним определения (или хотя бы различных вариантов определений). Изредка в качестве термина употребляется французское слово «mentalite», однако и оно не имеет устоявшегося значения. «Словарь общественных наук» определяет его следующим образом: «Термин имеет различные значения, близкие к понятиям установки, умственной функции и даже мышления (последнее -- у Леви-Брюля (1922)). Практически не употребляется антропологами и социологами, но встречается у некоторых историков, последователей школы Анналов"[ Dictionnaire des Sciencess Humaines. Sociologie, Psychologie social, Anthropologie. Paris: Nathan, 1990., цит. по 4]. Только в 1994 году, уже российскими исследователями, были сделаны первые попытки дать новому термину (который наконец-то был осознан как неологизм) адекватное наполнение.

Надо сказать, что понятие «менталитет» заполнило очень существенную лакуну в русском научном языке. Дело в том, что единственное слово, которым можно определить сразу и сознание и бессознательное -- это слово психика. Но последнее имеет слишком явные медицинские ассоциации и поэтому в антропологической, социологической, исторической литературе не употребляется. В социологии был найден вполне парадоксальный выход. Слово «сознание» стало употребляться в том числе и в значении «бессознательное». Все бесчисленные исследования экономического, экологического, политического и т. д. сознания по сути ставили своей целью исследование бессознательных установок. Употребление слова менталитет (которое не было в ходу у социологов, как более начитанных в зарубежной литературе) снимает эту двусмысленность. Однако слово «менталитет» имеет и другой существенный плюс. Оно в принципе может выступать в паре с понятием «традиция», именно постольку, поскольку подразумевает подвижность, соотнесенность как с прошлым, так и с настоящим, возможность сколь угодно глубоких внутренних противоречий. В этом смысле можно сказать, что традиция выражается в менталитете народа, или точнее: менталитет -- нематериализуемая составляющая традиции.

Поскольку термин «менталитет» является новым, коротко остановимся на тех определениях, которые давали ему различные исследователи. Его всегда рассматривали как понятие динамическое. Так историки Л. Н. Пушкарев и А. А. Горский, пытаясь передать «понятие „менталитет“ средствами русского языка, остановились на двух дополняющих друг друга терминах — „мировосприятие“ и „самосознание“: первый из них подразумевает не только картину мира, существующую в сознании человека, но и активное восприятие, включающее в себя и действие субъекта, обусловленные представлениями о мире, т. е. содержит элемент „двусторонности“: мир воздействует на человека, а человек в соответствии со своим восприятием мира строит свое поведение в нем; второй подчеркивает осознание человеком своего места и роли в окружающем мире и обществе» [ А. А. Горский, Л. Н. Пушкарев. Предисловие. В сб.: Л. Н. Пушкарев (отв. ред.) Мировосприятие и самосознание русского общества (XI — XX вв.). М.: Институт Российской Истории РАН, 1994, с. 3, цит. по 4].

Кроме того, что не менее важно, менталитет понимается и как основа для самоорганизации общества, каркас для культурной традиции: «В образном виде менталитет можно представить строительной конструкцией, фундамент которой — сфера «коллективного бессознательного», а крыша — уровень самосознания индивида. Структуру менталитета образуют «картина мира» и «кодекс поведения». Поле их пересечений, очевидно, и есть то, что называют «парадигмой сознания""[ О. Г. Усенко. К определению понятия «менталитет» В сб. тезисов: Русская история: проблемы менталитета. М.: издание Института Российской истории РАН, 1994, с. 4., цит. по 4]. Мы не будем приводить это определение целиком, поскольку оно слишком усложнено и запутано. Однако направленность его ясна: речь идет о присутствующем в сознании человека стержне, который может при разных внешних условиях выступать в разных обличиях, но который является единым для всего этноса и служит как бы его внутрикультурным интегратором.

Более целостное и законченное, но необоснованное по мнению некоторых исследователей определение понятия «этнический менталитет» дает «Краткий этнологический словарь». Здесь этот термин определяется как «свойственный данному народу склад мышления; представляет собой устойчивый изоморфизм (постоянство, неизменность, инвариант), присущий культуре или группе культур, который обычно не осознается и принимается в этой культуре как естественный; он не поддается изменениям под воздействием идеологического давления. Знание этнического менталитета имеет, в частности, значение для определения пропорций между эмоциональным и рациональным уровнем сознания и принятия этнической группой (в лице тех или иных ее представителей) решений, а так же меры в воспроизводстве ею дуальной оппозиции — противопоставления «мы» — «они», «свои» — «чужие""[ Краткий этнологический словарь. Москва: фонд «Социальный мониторинг», 1994, с. 85., цит. по 4].

Таким образом, под «менталитетом» понимается некий всегда неосознаваемый и устойчивый пласт психики, который включает в себя определенные мыслительные модели, Наличие таких неизменных мыслительных форм никем не было доказано. Само утверждение о наличие в психике слоя, содержащего какие бы то ни было неизменные парадигмы и присущего всем членам этноса, требует особого обоснования. Однако и то, что указанные оппозиции относятся к неизменным, и то, что глубинные этнические особенности проявляются на уровне принятия решения группой отдельных индивидов, членов этноса, — нетрудно опровергнуть.

Итак, мы можем сделать вывод, что удовлетворительного определения понятия «менталитет» пока не существует.

культура менталитет национальный характер

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР

В сороковые годы, отталкиваясь от концепции модальной личности, культурно-антропологические исследования пошли по новому пути. Их доминирующей темой стало изучение «национального характера». Интересной особенностью исследования национального характера было то, что в ходе них слово «национальный» использовалось практически в том же значении, в каком оно употребляется обычно в русском языке, то есть в смысле более сопряженным с понятиями «народ» («этнос»), «культура», чем с понятием «государство», «гражданство» [5].

Произошло это довольно неожиданно. Раньше считалось, что «антропологические методы исследования неприемлемы для изучения крупных современных обществ ввиду того, что они упрощают проблему» [цит. по 5]. Но начиналась вторая мировая, и в американских военных кругах возникала мысль о том, что «понимание психологии наших врагов и их лидеров было бы полезно для планирования действий в военный и послевоенный периоды, а также было бы полезно знать психологические характеристики наших союзников; особенно, если они когда-нибудь могут стать нашими врагами. Подобным же образом знание американского национального характера может помочь поднять моральный уровень и боевой дух"[цит. по 5].

Национальный характер «может быть определен как рассмотрение связи культурно определенных ценностей и моделей поведения. Однако за изучением частоты, с какой определенные ценности или определяемые моделями (паттернами) алгоритмы поведения проявляют себя в культуре, остается еще задача определения частоты, с которой некоторые личностные модели могут проявляться среди членов культуры. Чтобы определить национальный характер как сумму выученных культурных моделей поведения, необходимо связать культуру с характером. Определение национального характера может быть связано с личностными моделями, и Мид, и, в меньшей степени Бенедикт иногда используют это понимание термина национальный характер. Через многие определения красной нитью проходит, что национальный характер проявляет себя в чертах общих или стандартных для данного общества. Этот аспект общности или повторяемости наиболее прямо представлен в концепции национального характера Линтона в качестве модальной личностной структуры. Используя статистический подход, он утверждает, что в каждом обществе имеется большая вариативность личностных характеристик; модальной личностной структурой, поэтому, является просто та из них, которая проявляется наиболее часто. «[цит. по 5].

Понятие «национальный характер», попытки описать которое заняли у антропологов несколько десятилетий, и по сей день порой кажется мифологемой. Широко распространенное убеждение, что «члены различных наций имеют в целом некоторые общие психологические характеристики» могло бы быть неоспоримым, если бы между учеными существовало хоть незначительное согласие в том, о каких собственно «некоторых психологических характеристиках» здесь идет речь.

«Наблюдение, что народы различны, — общее место. Но без ответа остается вопрос: действительно ли эти различия являются национальными различиями, то есть, характеристиками национальной популяции как целого? Являются ли эти характеристики специфическими для нации, то есть, разнятся ли они от одной нации к другой?» [1].

И сегодня состояние научных поисков в этой области большинство ученых характеризует как кризисное. Но это вовсе не означает, что в ходе исследования психологических особенностей в поведении, в стиле мышления, в мировоззрении, в особенностях восприятия и реакций членов различных этносов не было сделано никаких существенных открытий или было высказано мало плодотворных гипотез. Знание этих открытий и гипотез необходимо для понимания теоретических положений, составляющих основу исторической этнологии [1].

Под национальным характером понимают поведенческую модель, типичную модель для данного народа и обусловленную единством общественного сознания, общностью системы надличностных коллективных представлений о мире, обществе, личности и нормах поведения каждого человека [1].

Мы склонны считать, что, существуя, национальный характер не наследуется от предков, но приобретается в процессе воспитания. Он гораздо сильнее проявляется в тех случаях, когда действуют не отдельных членов отдельного народа, а целые их группы. Хотя далеко не каждый человек, принадлежавший к данному народу, может считаться обладателем типичного национального характера.

Многое, даже очень многое закладывается в человека во время его становления как личности, гражданина общества в раннем возрасте. Всё, что вложат в ребёнка его родители, будет помогать ему в дальнейшей жизни, в последующие периоды развития, которые уже не будут продвигаться так стремительно, накладывая свои, присущие только им, отпечатки.

Большинство определенных черт характера, таких, как трудолюбие, патриотизм, мужество, целеустремленность, являются общечеловеческими. Безусловно, это ни в коей степени не зависит от самого народа, от национальности или от цвета кожи. Каждый человек должен обладать этими качествами, присущими только человеку, человеку разумному.

И речь может идти не о монопольном обладании какой-либо этнической общностью той или иной черты, а лишь о различиях между отдельными народами в формах (оттенках и стилях) ее проявления.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренные нами понятия культурного архетипа, менталитета и национального характера, несомненно, связаны между собой и находятся в сложных нелинейных отношениях.

В качестве основных выводов, касающихся данных понятий, можно сказать следующее:

— сохраняя и репродуцируя коллективный опыт культурогенеза, универсальные культурные архетипы обеспечивают преемственность и единство общекультурного развития. В каждой национальной культуре доминируют свои этнокультурные архетипы, существенным образом определяющие особенности мировоззрения, характера, художественного творчества и исторической судьбы народа;

— совместно с верованиями знания составляют представления об окружающем мире, которые являются базой менталитета, задавая вкупе с доминирующими потребностями и архетипами коллективного бессознательного иерархию ценностей, характеризующую данную общность. Кроме того, что не менее важно, менталитет понимается и как основа для самоорганизации общества, каркас для культурной традиции. Речь идет о присутствующем в сознании человека стержне, который может при разных внешних условиях выступать в разных обличиях, но который является единым для всего этноса и служит как бы его внутрикультурным интегратором;

— противоречивое и сложное понятие «национального характера» также находится в тесной связи и взаимозависимости с «менталитетом» (ибо он в некотором роде может считаться базой, на которой формируется национальный характер) и культурными архетипами (ибо они являются составляющей его частью и наоборот отражают национальный характер в себе).

Литература

1. Аскоченский Д. М. Проблема национального характера и политика (по зарубежным исследованиям). Социально-психологические проблемы идеологии и политики — Москва, 1991. — С. 10

2. Дубов И. Г. Феномен менталитета: психологический анализ // Вопросы психологии. 1993. № 5, С. 20 — 29

3. Культурология: ХХ век: Словарь. — С. Пб.: Университетская книга, 1997. с. 54 — 54.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой