Курс цветоведения в подготовке дизайнеров: психологический аспект

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДИПЛОМНЫЙ ПРОЕКТ

Курс цветоведения в подготовке дизайнеров: психологический аспект

Введение

Актуальность данной темы заключается в том, что важнейшей задачей современной педагогики является детальная разработка педагогических методов обучения.

Процесс обучения — это процесс передачи и усвоения знаний, умений и навыков. Педагогические методы обучения — это способы работы педагога и учащихся, при помощи которых достигается усвоение учащимися знаний, умений и навыков; формируется, мировоззрение и развиваются их способности. Методы обучения надо отличать от приемов. Если с помощью метода происходит вооружение учащихся основным содержанием учебного материала, то те или иные методические приемы обеспечивают углубленное усвоение отдельных вопросов предмета или темы. В практике можно встретить большое количество разнообразных педагогических приемов. Некоторые из них являются общими для многих предметов, другие применимы только при обучении предмету «Цветоведение».

Значение цвета в дизайне бесспорно. Однако в обучении цвет рассматривается в основном с позиций одного из средств формообразования, в связи с чем, студенты знакомятся с ограниченным набором его свойств: эмоциональным, частично физиологическим, а также формообразующим действием полихромии. Цвет играет огромную роль в жизнедеятельности человека, поэтому недооценка его возможностей приводит в образовании дизайнеров к ситуации, когда специалист, не обладающий достаточными знаниями по цвету, может невольно наносить вред здоровью людей.

В настоящее время происходят колоссальные изменения в обществе. Появляются все новые технологии, материалы, компьютерные и образовательные программы. Знания устаревают настолько быстро, что ученые и педагоги все чаще сталкиваются с необходимостью определения того инварианта профессиональных качеств, который обеспечивает в наших условиях профессионалу надежную возможность работы по специальности. Особую важность в этом процессе приобретает предметов курс «Цветоведение».

Учебный курс «Цветоведение» чрезвычайно важен для будущих дизайнеров. Без хороших знаний закономерностей влияния и воздействия цвета, не возможна профессиональная деятельность по организации предметно-пространственной среды окружающей человека.

Успешное изучение курса «Цветоведение», который имеет большое значение в подготовке высококвалифицированных специалистов, в значительной мере зависит от обеспеченности данного курса методическими пособиями.

Исходя из вышесказанного, очевидна крайняя необходимость разработки методических пособий, что и обуславливает актуальность данной темы.

ЦЕЛЬ: Разработка курса «Цветоведение» для формирования необходимых профессиональных навыков будущих дизайнеров.

ЗАДАЧИ:

1. Изучить, проанализировать и обобщить психолого — педагогические методические исследования.

2. Отобрать комплекс понятий, практических умений и навыков, наиболее важных для формирования профессиональных навыков педагога-дизайнера.

3. Разработать дидактическую основу курса «Цветоведение».

4. Провести экспериментальную проверку эффективности программы «Цветоведение» на базе профильных учреждений.

Объектом исследования — программа курса «Цветоведение»;

Предметом исследования — процесс профессиональной подготовки дизайнеров путём освоения курса дисциплины «Цветоведение»;

ГИПОТЕЗА исследования заключается в предположении, что если использовать предлагаемые разработанные методические рекомендации и пособия в практической деятельности, то это позволит обеспечить успешное изучение курса «Цветоведение»; и подготовить будущих специалистов.

Методы исследования

- теоретический анализ искусствоведческой, педагогической,

психологической литературы, освещающей состояние изучаемой проблемы.

— изучение учебных программ и методической литературы по профессиональному обучению.

— изучение передового педагогического опыта;

— наблюдение за процессом обучения в профильных учебных заведениях,

— педагогический эксперимент;

— качественный и количественный анализ экспериментальных данных;

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ данного исследования заключается в обогащении и пополнении знаний, которые в дальнейшем будут использоваться в преподавательской и практической дизайнерской работе.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ: разработанная методика существенно повышает эффективность процесса профессионального образования. Предложенный подход к организации учебного курса «Цветоведение» позволяет приблизить образовательный уровень учащихся к требованиям времени, делая возможным формирование у них профессиональных навыков, дизайнерского отношения к гармонии окружающей предметной среды, а также творческих созидательных качеств личности.

Для осуществления целей и задач работы и подтверждения выдвинутой гипотезы дипломная работы структурирована следующим образом.

· Во введении определяется степень актуальности избранной темы, объект и предмет исследования, выдвигается гипотеза исследования, его цели и задачи;

· в главе I. рассматриваются теоретические вопросы разработки методического обеспечения курса «Цветоведение». Краткий исторический экскурс учение о цвете. Особенности цветового воздействия на психику человека. Законы организации цветового решения интерьера.

· в главе II. Разработка экспериментальной программы дисциплины «Цветоведение». Требования к учебной программе «Цветоведение». Требования к составу и структуре учебного предмета «Цветоведение». Методика и содержание учебного материала курса «Цветоведение».

· в главе III. Проектирование методических и наглядных пособий учебного курса «Цветоведение».

· в заключении подведены итоги по дипломной работе, представлен вывод о степени эффективности предлагаемой методики проектирования методических пособий и целесообразность её применения на практике

· приложение состоит из иллюстраций, таблиц, схем;

· библиография содержит 58 источников

1. Актуальные аспекты обучения цвету в профессиональном образовании дизайнеров

1. 1 Теоретические вопросы разработки методического обеспечения курса «Цветоведение»

цветовой методический пособие интерьер

Согласно деятельностной концепции проектирования учебного процесса под методами обучения понимаются способы деятельности преподавателя, организующие деятельность учения студента, ведущие к усвоению знаний и умений и личностному развитию. Организация учебного процесса по предметам профессионального цикла вуза в качестве основания классификации методов обучения принимается дидактическая задача. Методы обучения подразделяются на группы, обеспечивающие осуществление основных педагогических процедур:

— организация объяснения материала;

— его отработкой;

— контролем усвоения материала;

Далее методику обучения можно подразделить по другим показателям: репродуктивное и продуктивное, источникам. При этом может выясниться, что классификация методов по основанию репродуктивности и продуктивности не является всеобщей и относится только к методам объяснения. Методы обучения подразделяются на методы объяснения, отработки и контроля.

Далее методы определяются по характеру познавательной деятельности студентов и могут быть подразделены на две группы: репродуктивные и продуктивные. К первым относится метод сообщения «готового» знания путем информирующего изложения, проблемного изложения содержания материала и дедуктивного выведения, ко вторым — метод объяснения путем организации эвристического поиска, косвенно управляемого преподавателем.

Методы отработки различаются по таким основаниям, как произвольность или непроизвольность, вид действий, в которых она происходит (в действиях порождения или в действиях применения знаний), наличие или отсутствие поэтапного изменения усваиваемых знаний и действий по форме и другим параметрам. Основными видами отработки, выделяемыми по указанным характеристикам, являются: 1) отработка путем заучивания; 2) отработка в упражнениях; 3) поэтапная отработка.

Так же, как и объяснение, отработка знаний и действий может происходить в условиях, моделирующих коллективную деятельность в дидактической игре. Но, в отличие от объяснения, при этом студент уже знает, как ему действовать при решении задач в той или иной роли и осуществляет эти действия для их отработки, а не для нахождения способа действий.

Метод сообщения готового знания путем информирующего изложения ~ название достаточно полно раскрывает его сущность. Объяснение с его помощью состоит в изложении преподавателем содержания знаний и действий в устном или письменном сообщении. Задача студента — понять предлагаемую информацию. Делается это на основе ранее приобретенных предметных знаний и познавательных умений различать и отождествлять при сравнении характеристик объектов и действий. Осуществлять обобщения, подведение под понятия, выведения следствий, классификации, доказательства. Все действия осуществляются репродуктивно, поскольку они актуализируются не самим студентом, а содержанием сообщений, даваемых преподавателями, при этом в соответствующих сочетаниях, которые не нужно устанавливать студенту самому. От преподавателя требуется четкое и последовательное изложение материала с подчеркиванием всех необходимых для понимания компонентов содержания.

Метод сообщения готового знания путем проблемного сообщения отличается от предыдущего тем, что преподаватель делает сообщение как ответ на предварительно поставленные им же самим вопросы по объясняемому содержанию. Студент в этом случае может работать несколько более активно, поскольку после постановки вопроса может возникнуть самостоятельное размышление и попытка ответить на вопросы до и по ходу ответа, даваемого преподавателем.

Метод сообщения готового знания путем дедуктивного выведения состоит в том, что преподаватель сообщает учащимся (информационно или проблемно) некоторые общие положения, основания, объяснительные принципы и предлагает студентам самим вынести из них более конкретные знания об объектах и действиях разных уровней конкретности.

Метод объяснения путем организации получения знания в самостоятельном эвристическом поиске заключается в том, что преподаватель не сообщает нужных знаний об объектах и действиях с ними, а дает студенту задание на их самостоятельное нахождение. При этом студент осуществляет поиск не полностью самостоятельно, а при косвенном управлении поиском со стороны преподавателя, который задает наводящие вопросы, делает подсказки и т. п. Студент анализирует условия задачи, выдвигает гипотезы о путях их решения и получает информацию о правильности своих идей от преподавателя или с помощью проверки.

Выдвижение гипотез и идей — ключевой компонент поиска. Здесь преподаватель сосредотачивает свои управляющие воздействия на том, чтобы направить мышление студента ближе к области нахождения искомого. Поиск может осуществляться в условиях решения учебных задач, в условиях, имитирующих реальные ситуации профессиональной деятельности на производственной практике или в дидактической игре. В любом случае здесь деятельность близка к продуктивной на рабочем месте. Различные условия в данном случае не меняют существа метода и не создают нового метода (дидактическая игра и т. п.). Кроме этого, в любых условиях поиск может осуществляться индивидуально и коллективно, группой студентов с использованием дискуссий и обсуждений, что также является разновидностью метода объяснения путем эвристического поиска.

Методы отработки материала. При отработке материала путем заучивания студент до тех пор многократно читает текст пособия или конспекта, пока сам самостоятельно не сможет воспроизвести содержание прочитанного. При отработке учебного материала в упражнениях студент после уяснения его содержания выполняет решение заданий на применение знаний, содержащихся в данном блоке учебной информации. В качестве заданий могут использоваться вопросы по содержанию части материала и задачи на применение знаний.

При поэтапной отработке используют также упражнения на применение знаний, но студент не пытается реализовывать их сразу по памяти, как в предыдущем случае, с неизбежными при этом ошибками — сначала он каждое очередное задание выполняет с опорой на текст (подглядывая в текст), а затем только переходит к решению заданий по памяти. Выполнение заданий с опорой на текст позволяет непроизвольно запомнить в активной деятельности материал порции и перейти к реализации заданий по памяти без опоры на текст и подсказки преподавателя. При этом проявляется автоматизация действий до нужной степени.

Отработка (усвоение материала) в действиях протекает сначала в ходе уяснения содержания учебного материала. При этом задача на отработку специально не ставится. Предусматривается задача понять материал. Затем после уяснения при переходе специально к отработке задача фактически сводится к ее завершению. Это может осуществляться в повторных действиях порождения (чтения, ответов на вопросы) или действиях применения знаний в решении задач.

1.2 Краткий исторический экскурс учение о цвете

Рассматривая историческое развитие учения о цвете, можно выделить три основных периода, которые отличаются различным толкованием природы цвета. Первый характеризуется отсутствием точного научного подхода к явлениям природы; второй — период научного познания различных частных областей и, наконец, третий — период создания научных систем.

При первом знакомстве с учением о цвете кажется странным, что на его развитие столь малое влияние оказали художники. Но исторический образ этого учения показывает, насколько тесно проблема цвета связана с вопросами света, зрения и с областью эмоциональных переживаний человека.

Изучением этих вопросов в свое время занималась философия и лишь позднее — естественные и технические науки.

В эпоху античности и средневековье уже были значительные успехи в области использования цвета. Объясняется это главным образом тонким чувством цвета. О природе же цвета в те времена имелись лишь смутные представления.

Лишь Исаак Ньютон положил конец этому, с нашей точки зрения, донаучному периоду в истории развития учения о цвете и создал фундамент для этого учения, основанный на законах естествознаниях. Этот первый шаг, конечно, не мог помешать тому, что и в последующее время еще часто встречались ненаучные представления о цвете. Исаак Ньютон первым научно объяснил природу цветных полос, получающихся при разложении солнечного света оптической призмой. Он считал, что белый солнечный свет есть сумма световых лучей, обладающих различной силой преломления. Каждый такой световой луч вызывает присущее только ему цветовое впечатление. При прохождении белого света через стеклянные призмы он разлагается на простые цветные лучи. При прохождении через собирающую линзу разложенные призмой цветные лучи собираются и опять образуют белый свет. Наконец, пропустив цветовые лучи через вторую призму, Ньютон нашел, что они далее не разлагаются.

Ньютон был первым, кто расположил цвета спектра в форме круга (рисунок 1). Он различал в спектре семь областей (рисунок 2) аналогично семи ступеням октавы. Терминология, употреблявшаяся Ньютоном для обозначения явлений цвета, была очень точной. Он говорил, например, не о красных или зеленых, а о световых лучах, которые вызывают ощущение красного или зеленого цвета.

Открытия Ньютона впервые привели к правильном представлению о физической природе цвета. Учение его имело множество противников, так как оно противоречило представлениями и взглядам того времени. Одним из самых непримиримых противников теории Ньютона был Гете. Полемика с Ньютоном занимает большое место в «Учении о цвете» Гете.

К наиболее интенсивным, но вызывавшим даже в прошлом много споров работам принадлежит «Учение о цвете» Гёте (1810 г.). Гёте рассматривает все явления, связанные с цветом, исключительно с позицией воздействия цвета на человека. При этом он различает воздействие цвета на организм человека (физиологическое воздействие) и воздействие на внутренний мир (психологическое воздействие).

Круг естественных цветов по Гете.

На основании яркости основных цветов Гёте вывел следующую формулу их количественного соотношения:

жёлтый: красный: синий =3: 6:8.

Все пары дополнительных цветов, все сочетания трёх цветов в двенадцатичастном цветовом круге, которые связаны друг с другом через равносторонние или равнобедренные треугольники, квадраты и прямоугольники, являются гармоничными.

Жёлто — красно — синий образуют здесь основное гармоничное трезвучие. Если эти цвета в системе двенадцати частного цветового круга соединить между собой, то мы получим равносторонний треугольник. В этом трезвучии каждый цвет представлен с предельной силой и интенсивностью, причём каждый из них выступает здесь в своих типично родовых качествах, то есть жёлтый действует на зрителя как жёлтый, красный — как красный и синий — как синий. Глаз не требует добавочных дополнительных цветов, а их смесь даёт тёмный черно-серый цвет. Жёлтый, красно-фиолетовый и сине-фиолетовый цвета объединяет фигура равнобедренного треугольника. Гармоничное созвучие жёлтого, красно-оранжевого, фиолетового и сине-зелёного объединены квадратом. Прямоугольник же даёт гармонизированное сочетание жёлто-оранжевого, красно-фиолетового, сине-фиолетового и жёлто-зелёного.

Связка геометрических фигур, состоящая из равностороннего и равнобедренного треугольника, квадрата и прямоугольника, может быть размещена в любой точке цветового круга. Эти фигуры можно вращать в пределах круга. Тот же опыт можно провести и с другими геометрическими фигурами.

Главное место в его учении занимает рассмотрение «эмоционально — нравственного воздействие цвета». Гёте называл цвет «продуктом света, продуктом, вызывающим эмоции». Он правильно считал, что свет — цвет — эмоция является звеньями одной цепи, находящимися в причинной связи. Он внимательно изучал воздействие различных цветовых впечатлений на психику человека и первым изложил их виде четкой системы.

При рассмотрении предмета через призму Гёте пришел к выводу, который стал основой его теории и системы. Он заметил цветные полосы на границе областей светлого и темного. Великолепие спектральных цветов проявлялось, следовательно (по мнению Гёте), исключительно при противопоставлении света и тьмы. Наличие двух противоположных полюсов — это существенная характеристика цветов в самых различных их проявлениях. Желтый цвет и граничащие с ним области родственные свету. Синий и соседние с ним цвета Гёте относил к «царству тьмы».

Здесь взгляды Гёте перекликаются с древнегреческими теориями возникновения цвета. Желтый и синий он считал первичными цветами, возникшими из противоположности «светло — темно». При удалении призмы от рассматриваемого предмета желтая полоса расширяется, и становится заметным деление её на желтую и красную полоски. Синяя полоса распадается на две части: синюю и фиолетовую. Поэтому красный цвет, Гёте считал, усилением желтого, а фиолетовый — синего. Эти взгляды подкреплялись наблюдениями над природой. В пасмурную погоду он замечал, как цвет заходящего солнца переходит от желтого к красному. Эти два цвета Гёте называл солнечными, теплыми, активными.

Синий и фиолетовый он определял как холодные, пассивные цвета ночи. Зеленый цвет, по его мнению, получается путем простого смешения дополнительных цветов — желтого и синего.

Гёте также заметил, что после длительного восприятия какого-либо одного цвета в нашем глазу вызывается дополнительный цвет в виде последовательного образа. В отличие от своих современников, которые видели в этом болезненное отклонение зрения, он объяснял последовательный образ естественной реакции организма на получение раздражение. Вывод, сделанный Гёте из этого явления, не вызывает никаких возражений: если в поле зрения будет находится дополнительный цвет, то постоянно будет происходить разрядка и глаз будет отдыхать. Таким образом, создается равновесие, гармония. Поскольку это равновесие достигалось при помощи дополнительных цветов, Гёте называет его гармоничным. Гёте располагает цвета по кругу согласно своей гипотезе о возникновении цветов. Мы находим у него также указания на эстетическое воздействие различных цветовых сочетаний, вытекающих из принятого им цветового круга. Гёте называет сочетание противоположных в круге расположенных друг против друга, цветов гармоничным.

Сочетание чужеродных, отдаленных соседних цветов — характерным и, наконец, сочетание родственных, соседских цветов — негармоничным.

Критика Гёте закономерностей, открытых Ньютоном, лишена всякой научной доказательности. Она базируется на ошибочном предположении, что смешение спектральных цветов должно давать так же результаты, как и смешение пигментов. Закономерности, открытые ученым — физиком, в результате тщательных измерений, глубокого знания предмета и многочисленных опытов, были недоступны пониманию Гёте. Он многое объяснил, основываясь на своих философских воззрениях, а, не рассматривая цвет глазами физики. Этим объясняется то, что некоторые позиции его учения о цвете находятся в противоречии с наукой. Правильные положения, касающиеся психологического воздействия цвета на человека, уживаются в его учении с неверными представлениями о физической природе цвета. Гёте прав, когда утверждает, что белый цвет воспринимается как единое целое. Однако его утверждения, что белый свет неразложим, неверно.

Эти ошибки и послужили главным образом причиной того, что некоторые известные исследователи природы цвета, например Освальд, впоследствии считали учение Гёте о цвете слишком эмоциональным.

Но, несмотря на это, идеи Гёте о воздействии цвета и гармонии цветов служили в прошлом исходными позициями для художника.

В учении о цвете переплетаются философские, эстетические и естественно научные проблемы. Весьма затрудняет изучение вопросов цвета тот факт, что все эти науки имеют различные способы рассмотрения явлений, различные методы исследования и, наконец, терминологию.

Все цвета делят на две гаммы: ахроматическую, или черно-бело-серую и хроматическую, охватывающую все цвета спектра и их оттенки. Для того чтобы грамотно и гармонично сочетать цвета в интерьере, дизайнер должен знать их основные характеристики:

1. Цветовой тон — это свойство или качество цвета, благодаря которому человеческий глаз отличает один цвет от другого (например, синий от красного). Тон — это максимально насыщенный яркий цвет в чистом виде.

2. Насыщенность цвета — это соотношение чистого тона и равного ему по светлоте ахроматического цвета. Максимально насыщенный цвет не содержит никакой примеси серого, а минимально насыщенный представляет собой серый цвет в чистом виде.

3. Светлота цвета характеризует степень его приближения к белому или черному цвету. Максимальная светлота характерна для белого цвета, отражающего максимум света, а минимальная — для черного, поглощающего максимум света. С изменением светлоты предмет становится либо светлее, либо темнее.

Эти три основные характеристики можно представить в виде единой схемы. Когда к определенному цвету добавляется белый цвет, его светлота увеличивается, а тон становится более светлым. Когда добавляется черный цвет, то светлота цвета соответственно снижается, а тон становится более темным. Добавление к какому-либо цвету серого цвета с той же светлотой приводит к изменению его насыщенности.

Первую стройную систему цветов создал Леонардо да Винчи. Он не только установил, что многообразие цвета может быть ограничено: «Простых цветов шесть: белый, желтый, зеленый, синий, красный и черный», — но и выделил два возможных аспекта цветов: художественный и физический.

Первая, наиболее известная, формулировка понятия «цвет» дана в XVII веке великим английским физиком Исааком Ньютоном в его «Оптике». Исаак Ньютон ввел естественнонаучную, физическую основу классификации цветов — спектр. Представление о спектре даёт пропущенный через прозрачную стеклянную призму световой луч.

Ньютон выделил семь цветов в спектре: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. Ещё один цвет — пурпурный — причислен к классификации, как образованный смешением двух крайних цветов спектра — красного и синего. Составленный им круг из семи секторов используется до настоящего времени.

В XIX и XX вв. наука о цвете обогатилась многочисленными исследованиями, в которых также рассматривался вопрос о воздействии цвета на человека. Теорией цвета занимались каждый в свое время А. Х. Манселл, В. Освальд, И. Иттен и др. Ими были разработаны цветовые системы, которые помогают художникам, ученым и дизайнерам классифицировать и описать цвета.

Для описания и классификации цветов существует большое количество разных систем. В дизайне наибольшее распространение получили «цветовой круг» Иттена, круг естественных цветов по Гете, большой «цветовой круг» Освальда и цветовая система Манселла.

Три основных цвета первого порядка размещены в равностороннем треугольнике так, чтобы жёлтый был у вершины, красный справа внизу и синий — внизу слева. Затем данный треугольник вписан в круг и на его основе выстроен равносторонний шестиугольник. В образовавшиеся равнобедренные треугольники помещены три составных цвета, каждый из которых состоит из двух основных цветов, и получены цвета второго порядка:

жёлтый + красный = оранжевый

жёлтый + синий = зелёный

красный + синий = фиолетовый.

Все цвета второго порядка должны быть смешаны весьма тщательно. Они не должны склоняться ни к одному из своих компонентов. Оранжевый цвет не должен быть ни слишком красным, ни слишком жёлтым, а фиолетовый — ни слишком красным и ни слишком синим. Затем на некотором расстоянии от первого круга чертится другой и делится полученное между ними кольцо на двенадцать равных частей, размещая основные и составные цвета по месту их расположения и оставляя при этом между каждыми двумя цветами пустой сектор. В эти пустые сектора вводятся цвета третьего порядка — дополнительные, каждый из которых создаётся благодаря смешению цветов первого и второго порядка, и получается:

жёлтый + оранжевый = жёлто-оранжевый

красный + оранжевый = красно-оранжевый

красный + фиолетовый = красно-фиолетовый

синий + фиолетовый = сине-фиолетовый

синий + зелёный = сине-зелёный

жёлтый + зелёный = жёлто-зелёный.

Таким образом, возникает правильный цветовой круг из двенадцати цветов, в котором каждый цвет имеет своё неизменное место, а их последовательность имеет тот же порядок, что в радуге или в естественном спектре.

Большой цветовой круг Освальда.

Эта система была предложена немецким ученым Вильгельмом Оствальдом. Она предполагает 8 цветовых тонов с четырьмя базовыми цветами: желтый, ультрамариновый синий, красный и цвет морской волны (зеленый). Эти цвета далее делятся, образуя цветовой круг из 24 цветов. В цветовом круге Освальда синий цвет расположен против желтого, и их пигментарная смесь дает зеленый (в других системах диаметрально противоположные цвета дают при смешивании серый цвет). Это основное различие в построении, по мнению Иттена, означает, что цветовой круг Освальда не может быть использован ни в живописи, ни в прикладных искусствах

Система Манселла.

Система Манселла позволяет определить большее число оттенков, чем «цветовой круг». В этой системе задействованы три характеристики цвета — тон, насыщенность и светлота.

Манселл выделил пять основных цветов (желтый, зеленый, синий, пурпурный и красный), которые обозначаются одной латинской буквой (например, красный — R, желтый — Y), и пять промежуточных оттенков, обозначаемых двумя буквами и располагаемых по кругу. Каждый из этих десяти цветов, в свою очередь, делится на четыре оттенка, которым присвоены номера 2. 5; 5; 7. 5; 10. Дальнейшее разделение цвета может включать до 100 различных градаций.

Светлота цвета представлена в этой системе отдельной вертикальной шкалой, расположенной в центре круга и состоящей из девяти оттенков нейтрального серого цвета, черного и белого. Белый цвет располагается в верхней части шкалы, а черный цвет — в нижней ее части.

Насыщенность цвета определяется по шкале, расположенной в стороне от вертикальной схемы.

На внешней стороне шкалы цвет наиболее насыщен; по мере приближения к центральной части шкалы его насыщенность постепенно снижается, приближаясь к насыщенности серого цвета. Числовые значения меняются вместе с тоном, в результате чего трехмерная система Манселла не является симметричной по своей форме. Любой цвет по системе Манселла можно обозначить комбинацией букв и чисел. Например, номером G/6/3 обозначается основной тон зеленого цвета со светлотой 6 и насыщенностью 3.

Третий, современный период (начинается с Вильгельма Оствальда) характеризуется развитием всеобъемлющей теории, усовершенствованием колориметрии (измерением цветов), систематизацией цветов, а также накоплением значительного опыта в области цветового оформления пространства. Это создает возможность научно обоснованного, целенаправленного применения цвета во всех трех областях, где есть потребность в цветовом оформлении.

Филипп Отто Рунге (1777−1810 гг.), выдающийся живописец романтической школы, был современником Гёте. Он внес значительный вклад в учение о цвете. Он понимал, что все многообразие цветов нельзя представить в виде цветового круга или полосы спектра и предложил систему расположения цветов, напоминающую внешним видом глобус. (рисунок 4).

На линии экватора Рунге нанес чистые цвета цветового круга (рисунок 5). На меридианах (используя градусы долготы) ему удалось представить все цвета, получающиеся при смешение чистых цветов с белым и черным (рисунок 4). Внутри шара систематически располагались все замкнутые цвета. Рунге впервые в истории увязал расположение цветов в пространстве с их эстетически — художественным использованием.

Как художника его занимал вопрос применения малонасыщенных цветов (с более или менее значительной примесью серого) при изображении цветовой перспективы. Он использовал в своей системе в качестве типичных цветовых рядов так называемые ряды цветов для дальнего плана. Это поперечные линии, которые проходят по продольному разрезу цветового глобуса от чистых цветов на поверхности шара к серым цветам в области ахроматической оси. Размещение цветов в пространстве, предложенное Рунге, впоследствии претерпело ряд усовершенствований, однако основной принцип размещения всего многообразия цветов в трехмерной системе был признан правильным и заимствован всеми его последователями.

Около 1852 г. Немецкий профессор Герман Людвиг Фердинанд Гельмгольц.

сделал важное открытие, которые разрешило изложенное выше кажущееся противоречие и открыло новые пути для будущих исследований.

Гельмгольц установил, что при наложении друг на друга световых лучей различного цвета поверхность, на которую падают эти лучи, всегда оказывалась более светлой, чем падающие на нее отдельные лучи. Сумма всех спектральных цветов давала белый свет. Однако белый свет ему удалось получить и путем сложения двух спектральных цветов, а именно пары желтый — синий и пары красный — зеленый. Этот процесс сложения разноцветных потоков света он назвал «аддитивным смешением».

Далее Гельмгольц нашел, что в отличие от смешения потоков света смесь красных и синих пигментов поглощает часть падающего на поверхность света. Этот процесс уменьшения светового потока он назвал субтракцией, а смешение пигментов — «субтрактивным смешением». Эти положения составили основу для научного обоснования результатов различных видов смешения. Для точной характеристики цвета Гельмгольц изобрел три переменных компонента: цветовой тон, насыщенность и светлоту (яркость). Этот принцип колориметрии оправдал себя, и в 1931 г. Единицы измерения Гельмгольца были приняты Международной комиссией по освещению (МКО):

Цветовой тон — Лd;

Насыщенность (чистота) цвета — Рe;

Яркость (светлота) — А

Гельмгольц указал на тесное родство между световым и тепловым излучениями и подчеркнул принадлежность их к большой группе электромагнитных излучений. Он говорил: «Воспринимаем ли мы солнечные лучи как тепловые или как световые лучи, зависит исключительно от того, ощущаем ли мы зрительными нервами или нервами осязательными».

Гельмгольц разработал также и целый ряд физиологических проблем, связанных с цветом. То обстоятельство, что ярко — красный цвет после длительного его восприятия как бы сереет, он также объяснял утомлением зрительных нервов. Позднейшие научные исследования развили основы цветоведения, заложенные и разработанные Гельмгольцем.

Физиолог Геринг стремился к четкому разделению учения о цвете на физическую, физиологическую и психологическую области. В переносе понятий из одной области в другую он видел лишь затруднения для понимания и усложнения для исследовательской работы и тем самым тормоз для всего развития цветоведения.

Из постоянной полемики приверженцев Гете и учеников Ньютона он сделал следующий вывод: «История физики есть одновременно история борьбы с предрассудками, которые вытекают из идентификации названий чувственных явлений и вызывающих их физических причин».

Герин полагал, что все многообразие цветовых ощущений вызывается тремя веществами, которые имеются в нашем зрительном аппарате (в сетчатой оболочке глаза). Каждое из этих трех веществ вызывает впечатление дополнительного цвета:

желтый — синий;

красный — зеленый;

черный — белый.

Поэтому Герин в отличие от своих предшественников и современников вместо трех главных цветов принимал четыре исходных (первичных) цвета. Черный и белый не понимаются им в этом смысле как цвета.

Согласно теории Герина ощущения желтого и красного цвета возникает в результате диссимиляции, т. е. разложение светочувствительного вещества в зрительных клетках. Мы обязаны Герину подробным анализом значения для зрительного восприятия цветовой памяти и константности цвета, исследованиями процессов адаптации и роли личного опыта в нашей оценке цвета предметов при меняющимся освещении.

Оствальд положил начало точной научной систематизации цветов. Главной областью его исследований была физика. Оствальд производил точные измерения отношения цветового впечатления и длины волны, он определял путем смешения двух различных по цвету световых потоков дополнительные спектральные цвета и расположил цвета по признаку дополнительности в 24 — частном цветовом круге. Предложенное им цветовое тело в форме двойного конуса (рисунок 6) представляет собой дальнейшее развитие цветового шара Рунге. Оствальд ввел для всех чистых цветов название абсолютных цветов и отклонил тем самым необоснованное разделение на так называемые основные и производные (вторичные) цвета. Он стремился представить все цвета в виде простой геометрической системы. Освальд различал три особенности (характеристики), как он сам называл «три различные величины» цветового впечатления. Этими величинами можно охарактеризовать любой цвет: V — абсолютный (чистый) цвет, W — доля белого цвета и S — доля черного цвета. Соотношения этих трех величин представить в виде равностороннего треугольника в цветоведения название «одностороннего цветового треугольника» (рисунок 7), который представляет собой продольный разрез тела Освальда.

Равновеликие координаты обозначают в каждом случае равную долю абсолютного, черного или белого цвета (рисунок 8). Внутри однозонального цветового треугольника Освальд различал:

точка абсолютно белого цвета W

точка абсолютно черного цвета S

точка абсолютного (чистого) цвета V

на линии W — S нейтральный ряд

на линии W — V «светлочистые» цвета

на линии S — V «темночистые» цвета

во внутреннем поле все «замкнутые» (с примесью серого) цвета

на вертикалях «теневые ряды»

Принимая величины V — S — W, Оствальд отошел от других исследователей, которые клали в основу цветового впечатления три других элемента — цветовой тон, насыщенность и яркость, или светлоту (Юнг, Гельмгольц и Максвелл).

Представление Оствальда о гармонии. Оствальд полагал, что гармоничное цветовое решение можно получить путем простых комбинаций, пользуясь цветовым кругом или конусом. Основой гармонии он считал порядок расположения цветов в предложенной им пространственной системе, т. е. их геометрические или математические отношения.

Равные отрезки (равные интервалы внутри цветового круга или двойного цветового конуса), по его мнению, всегда дают гармоничные сочетания (рисунок 9).

Эти взгляды на существо гармонии вызывают возражения среди художников, которые благодаря личному опыту и практическому применению цвета пришли к другим результатам и выводам. Практик знает, что гармоничность цветового сочетания зависит от целого ряда привходящих факторов, которые нельзя представить в цветовом круге (например, размеры окрашиваемых в различные цвета поверхностей, пропорции помещения.).

Аргументы противников были известны Оствальду еще до того, как он написал свое «Учение о цвете». Уже в первом томе он писал: «Только весьма ограниченному человеку может прийти в голову идея справиться с этими заданиями лишь при помощи трезвой рассудочности».

Видимо, здесь Оствальд руководствовался больше отвлеченной идеей, нежели практическим опытом. Поэтому к некоторым спорным положениям его учения следует подходить с позиции строгой критики.

Как важен цвет для восприятия окружающего, показывает сравнение обыкновенных серых фотографий с заснятой на них действительностью. Бедность фотографии по сравнению с прямым обозрением сфотографированной панорамы объясняется, прежде всего тем, что на ней не хватает разнообразия цветов, которые так украшает для нас мир. Есть люди, зрение которых вообще неспособно воспринимать некоторые, а иногда даже и всякие цвета — недостаток, называемый дальтонизмом. Каким тусклым должно им казаться окружающее!

Ощущение цвета, как и ощущение яркости, отражают прежде всего качество поступающего в глаз лучистого потока, а именно его спектральный состав. Эта связь между субъективным и объективным в вопросе цветовых восприятий неоднократного подчеркивалась основоположниками диалектического материализма. Так, В И. Ленин пишет:

«Если цвет является ощущением лишь в зависимости от сетчатки (как вас заставляет признать естествознание), то, значит, лучи света, падая на сетчатку, производят ощущение цвета. Значит, вне нас, независимо от нас и от нашего сознания существует движение материи, скажем, волны эфира определенной длины и определенной быстроты, которые, действуя на сетчатку, производят в человеке ощущения того или иного цвета. Таким именно естественание и смотрит. Различные ощущения того или иного цвета оно объясняет различной длиной световых волн, существующих вне человеческой сетчатки, вне человека и независимо от него. Это и есть материализм: материя, действуя на наши органы чувств, происходит ощущение»).

Огромное разнообразие цветов и оттенков, воспринимаемых зрение, в нашу эпоху развитой техники и разветвленной науки порождает необходимость точной номенклатуры цвета. Это значит, что всякий цвет мы должны уметь точно называть или обозначить, и притом так, чтобы наше обозначение выражало его весьма детально, позволяя уверенно различать самые точные нюансы оттенков одного и того же цвета. Такая задача разрешается в специальном разделе экспериментальной оптики, называемом колориметрией, — термин, составленный из латинского корня «колор» — цвет и греческого «мертон» — мера. Таким образом, колориметрия представляет собою искусство измерения цвета, позволяющее любой цвет выразить в виде некоторого числа или, вернее, комбинации чисел.

Созданию современной колориметрии, как и всякого другого измерительного дела, предшествовал длительный период постепенного развития и усовершенствования понятий цвета.

Цвет играет в жизни и трудовой деятельности человека столь большую роль, что разграничение и установление основных его типов стало необходимым уже на заре человеческой культуры. Все известные нам языки имеют специальные слова для обозначения главных цветов, таких, как белый, черный, красный, зеленый, синий, желтый. Однако для многих других вариантов цвета в языковых

древних народов специальных названий нет. Это привело некоторых авторов к неверному заключению, будто люди в древности, обладая менее совершенным, чем мы, зрением были неспособны воспринимать или различать некоторые, теперь для нас вполне обычные цвета. Такое заключение совершенно неправильно. Изучение жизни народов, находящиеся на низком культурном уровне, показывает, что, хотя их язык в отношении обозначения цветов иногда бывает очень беден и во многих случаях ограничивается 4 — 6 наименованиями, способность их зрения к различению тонких цветовых оттенков не только не ниже, а, напротив, нередко выше, чем у высококультурного человека. Таким образом, здесь дело не в свойствах зрительного аппарата, а в примитивности хозяйственного уклада жизни, который, довольствуясь лишь очень общим определением цвета, не нуждается в детальном описании более тонких цветовых различий.

Даже наш прекрасный и богатый русский язык в вопросах цвета и известных случаях прибегает к иноземным заимствованиям, выражая некоторые цвета, которые мы теперь причисляем к «главным», названиями различных предметов, взятых из других языков. Так, «розовый» цвет явно происходит от розы, хотя этот цветок далеко не всегда имеет этот связанный с его именем цвет, поскольку красные и белые розы встречаются очень часто. Оранжевый цвет происходит от французского слова «оранж» (orange) — апельсин и в переводе на русский язык означает «апельсиновый». Точно так же слово «фиолетовый» происходит от «виолетт» (violette) — фиалка и значит «фиалковый», лиловый — от «лила» (lilas) — сирень — сиреневый и т. д. Было бы, конечно, смешно думать, что русский человек 16 или17 века не отличал оранжевый цвет от желтого или красного или путал синий с фиолетовым. Просто условия жизни того времени не создавали надобности в таких словах, а в случае необходимости всегда можно было вместо термина «оранжевый» сказать «красно — желтый», а вместо фиолетовый — «красно — синий». Удивительно, что такой распространенный в окружающей нас обстановке цвет, как колористический, не имеет специального слова в языке и назван по имени корицы — малосущественного и редко применяемого продукта. Правда, зато в русском языке есть такие слова, как «бурый» и «рыжий», выражающие близкие к коричневому оттенки.

Со временем жизнь потребовала более точной номенклатуры цвета. Как это ни смешно, но областью, где такая потребность возникла раньше всего, явилась область дамских нарядов. Вместе с заграничными тканями и парижскими моделями к нашим пришли из — за рубежа и многие названия для цветов и оттенков, сохранявшиеся наряду с названиями пирожных, сортов одеколона и тому подобных предметов до наших дней. Таковы: цвет «беж» или «бежевый», «сомон», «вье роз», «палевый» и многие другие, столь знакомые нашим модницам.

Во многих отраслях естествознания цвет служит важным диагностическим признаком. Имея точную его характеристику, легче определять виды растений, животных, минералов. Например, в определителях растений указывается цвет различных частей растения и прежде всего цветка, в энтомологии подробно описывается окраска насекомых и т. д., причем нередко именно цвет выбирается за руководящий признак, по которому входят в тот или иной раздел определителя, позволяющий далее дойти до названия вида организма.

Но именно здесь отсутствие точной номенклатуры цвета становится серьезным препятствием, особенно для начинающих. Например, минералогии, где исчерпывающая характеристика цвета часто является особенно важной, охотно прибегают к сравнению цвета описываемого образца с различными сортами красок или с более или менее известными предметами. Однако результат такого описания понятен и нагляден далеко не каждому. Многие ли смогут достаточно ясно представить себе, что следует понимать под названиями «индиго — синий» или «кошенильно — красный»? Ведь старинная синяя краска «индиго» и красная «кошениль» в наше время применяются редко, так как на смену им давно пришли разнообразные сорта анилиновых красителей, которые и лучше и дешевле.

Кому понятны также выражения, как «томпаково — коричневый» или «коломбиново — красный»? А взять, например такие характеристики, как «яблочно — зеленый» или «медово — желтый». Ведь яблоки бывают самых различных оттенков: темно — зеленые незрелые плоды, бледно — зеленые «антоновские», желтовато — зеленые «анис» и многие другие. Или мед: если он липовый, то цвет его почти белый, с едва заметными желтоватым оттенком, а если гречишный, то темно — коричневый. Так на какой же сорт меда похож минерал, описываемый в учебнике как «медово — желтый»?

Правда, для специалиста, достаточно натренированного в деле определения минералов, тут особых затруднений не возникает. Он знает, что под термином «медово — желтый» надо понимать желтый цвет, который характерен для выражением «яблочно — зеленый» нужно понимать тот бледно — зеленый цвет с легким желтоватым оттенком, который отличается именно антоновские яблоки. На примере специально подобранных коллекций минералов разного цвета он изучил и хорошо себе представляет и многие наименования, как, например, «восково — желтый», «соломенно — желтый».

Но легко понять, что в этом случае самый принцип номенклатуры, если можно так выразиться, выворачивается наизнанку: цвета называют именами общеизвестных предметов, чтобы сделать их описание понятным всем. Но раз так, то сама система описательных наименований теряет свой смыслы, и ее с тем же успехом можно заменить чисто условным шифром каких ни будь букв, цифр.

Таким образом, научное цветоведения неприметно должно отказаться от всех этих неопределенных описательных характеристик цвета и перейти к точным цифровым показателям. Иначе говоря, необходимо уметь измерять цвет необходимо создать метрику цвета. Однако тут возникает одна особенность, которая резко отличается измерение цвета от измерения других величин, скажем, той же яркости. Дело в том, что цвета не являются величиной: он только некоторые качество. Поэтому к нему не может быть приложен основной принцип всякого измерения, базирующийся на том, что подлежащую измерению величину сравнивают с величиной того же рода, принятой за единицу, и устанавливают, сколько таких единиц заключается именно в этой величине. Такой подход к цвету явно неприменим: мы не можем сказать, что такой-то цвет больше или меньше другого, тем более нельзя сказать, во сколько именно раз он больше или меньше.

Поэтому и системы выражения цвета в числах носят несколько особых характер. С их сущность мы познакомимся ниже.

Способы выражения и измерения цвета, конечно, далеко не исчерпывают обширную область вопросов, которыми занимается цветоведения. К числу таких вопросов относятся, например, также особенности цветовых восприятий в зависимости от состояния глаза, условий наблюдения, положения данного окрашенного предмета среди других объектов и других причин. Важнейшей проблемой является разработка способов расчета цвета по тем или иным заданным характеристикам.

1. 3 Особенности цветового воздействия на психику человека

цветовой методический пособие интерьер

Ощущение цвета, возникающее в нашем сознании, отражает, прежде всего, то объективное свойство поступающей в глаз радиации, которое в физике называют длиной волны или частой электромагнитных колебаний. Здесь мы имеем перед собой характерный и специфический пример случая, когда ощущение передает нам свойство внешнего мира в очень, своеобразной форме, под которой не так просто установить сущность порождающего его физического явления. Ощущение красного цвета отражает колебания эфира, происходящие приблизительно с быстротой 450 триллионов в секунду. Ощущение голубого цвета отражает колебание эфира быстротой около 620 триллионов в секунду.

Если рассматривать только монохроматическую радиацию, то цвет излучения можно точно и просто выразить в виде частоты колебаний или длины волны у. Можно сказать, что цвет воспринимается нами в его наиболее интенсивной и чистой, так сказать, образцовой форме именно тогда, когда в наш глаз попадает монохроматический луч, точнее, лучи очень узкого отрезка спектра, заключенного между длинами волн у и у + >у.

Это осуществляется в полной мере тогда, когда мы рассматриваем спектр Солнца или другого мощного источника излучения в поле зрения спектроскопа. Цвета в этом случае чисты и ярки, а их сочетание производит на зрителя впечатление максимальной пестроты. Не случайно Ньютон, впервые получивший спектр, при помощи трехгранной стеклянной призмы, стал основателем современного учения о цвете. Недаром в разговорном языке пеструю раскраску в чистые яркие тона выражают словами «все цвета радуги»: ведь радуга — природный спектр, видимый нами на небесном своде, и до изобретателей спектральных оптических приборов человек только в ней и мог любоваться спектральным сочетанием цветов. Из сказанного следует, что изложение учение о цвете естественно начинать с разбора вопроса о цветах спектра.

Со времен Ньютона принято различать в спектре семь основных цветов. Мы надеемся, что читатель хорошо помнит как названия, так и последовательность в спектре. В порядке возрастающей длины волны это будет выглядеть так: (рисунок 10)

— фиолетовый — синий — голубой — зеленый — желтый — оранжевый — красный.

Если требуется запомнить эту последовательность, то удобно воспользоваться мнемонической фразой — шуткой, первые буквы которой соответствуют первым буквам названий цветов, от красного к фиолетовому:

Каждый Охотник Желает Знать, Где Сидит Фазан.

Конечно, разделение спектра именно на семь цветовых зон чисто условно. В действительности глаз различает в спектра громадное количество промежуточных оттенков, поскольку последовательность цветов спектра непрерывна, и каждый данный цвет переходит в соседний, плавно и постепенно. Поэтому, более точная словесная характеристика некоторых спектральных цветов, имеет двойные наименования. Таким, как «чисто желтый», «оранжево — желтый» и «желто — оранжевый». Следует заменить, что такие более тонкие градации и наименования спектральных цветов в значительной мере субъективны. Человек с нормальным зрением не назовет красный зеленым или синий фиолетовым, но, что считать зеленовато — желтым, а что желтовато — зеленым, отчасти дело привычки.

Очень важно знать и помнить соотношение между цветом и длиной волны. По данным Л. И. Демкиной, предлагавшей большому числу людей устанавливать границы различных цветов на спектрофотометре, как средние и поэтому наиболее достоверные получаются такие данные: (таблица 1)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой