Кутузов Михаил Илларионович

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Российский государственный гидрометеорологический

университет

Реферат по истории

На тему: «Кутузов Михаил Илларионович»

Выполнила: Варакушкина Анна

Сергеевна студ. гр. ОМ-190

Проверил: ст. преп. Курилов Андрей

Гаврилович

Санкт-Петербург

2003 год

Оглавление.

Введение… 3

Родословная рода Кутузовых…4

Родители Кутузова… 7

Учёба и начало военной службы М. И. Кутузова… …9

Военная служба… 13

Отечественная война 1812 года…15

Бородинское сражение… 16

Заключение… 19

Список литературы…20

Введение.

Его заслуженно называют спасителем России. То, что он сделал для Отечества во время войны 1812 года, никогда не будет забыто. Михаил Илларионович родился в семье генерал поручика. Его отец был военным инженером и сын пошёл по стопам отца, окончив инженерно-артиллерийскую школу. Боевое крещение он получил на русско-турецкой войне 1768−1774 годов. Здесь, служа под командованием Суворова и Румянцева, он участвовал во многих сражениях, проявлял себя храбрым офицером.

Кутузов был гениальным полководцем. Справедливо почитался не только выдающимся стратегом и тактиком, но одним из лучших военных инженеров России.

Родословная рода Кутузовых.

Генеалогия или родословная, рода Голенищевых- Кутузовых.

По летописям, род Голенищевых-Кутузовых происходит от знаменитого дружинника Александра Невского Гаврилы Олексича.

В Лаврентьевской летописи, в записи под 6748 годом («от сотворения мира»), сообщалось, что во время битвы со шведами на Неве 15 июля 1240 года один из участников, под именем Гаврило Олексич, по доске въехал на шведский корабль, стоявший у берега, преследуя предводителей шведов ярла Биргера, и сбросил его с корабля в воду вместе с конём.

Летописи сохранили имена сына Гаврила Олексича Андрея Гавриловича и внука Гаврилы Андреевича, названного так в честь своего знаменитого деда. Этот-то Гаврила Андреевич получил прозвище Прокша, дав начало знаменитой ветви новгородских Прокшиничей. И Гаврила Олексич, и его сын, и внук были похоронены в новгородской церкви Спаса на Нередице, той самой, которую до основания разрушили гитлеровцы и которая затем героическими усилиями реставраторов поднялась из груды кирпича и щебня.

Прозвища, прозвания или клички — по-старорусски «рекла» — давались людям не просто так, а чаще всего со смыслом, отмечая какую-либо характерную особенность или черту характера.

Прозвище Прокша произведено от имени Прокофий, что в переводе с греческого означало «схватившийся за рукоять мяча». Скорее всего, Гаврила Андреевич -- Прокша -- был не из слабохарактерных и умел постоять за себя.

Эти качества Гаврила Андреевич Прокша передал и своему внуку -- Фёдору Александровичу, который в отличие от деда, а, пожалуй, что и не в отличие, а в пример и подражанию деду, был прозван Кутуз. Это прозвище производилось от тюркского слова «кутуз», что означает вспыльчивый, бешенный.

Таким образом, и дед, хватавшийся за рукоять меча, и внук, вспыльчивый и даже бешенный, определённым образом характеризовали мужскую линию Прокшинечей -- Кутузовых.

Чуть позже один из Кутузовых — Василий Ананьевич, по-видимому, высокий и длинноногий, получил прозвище Голенище, и его потомки в отличие от потомков Фёдора Александровича Кутуза стали прозывать не просто Кутузовым, а Голенище-Кутузовым.

И Кутузовы, и Голенищевы-Кутузовы многократно упоминались и в ратной службе, и в посольских делах, и в дворцовых интригах, и в междоусобных династических распрях великих московских князей. Они участвовали в борьбе Василия Тёмного с Дмитрием Шимякой, и в походах, Ивана ЙЙЙ, и в государственных делах сына Ивана ЙЙЙ — ВасилияЙЙЙ.

В седьмом колене и Кутузовы, и Голенищевы-Кутузовы вышли в окольничие, став членами великокняжеской думы. Это открыло перед ними возможности занимать посты и должности судей, руководителей приказов, воевод послов. При Василии ЙЙЙ один из Кутузовых, Фёдор Юрьевич, поднялся ещё на одну ступеньку и стал боярином. Теперь выше Кутузовых были только князья Рюриковичи и Гедиминовичи. Кутузовы стали родниться с высшей аристократией России. Так, например, две дочери Андрея Кутузова стали жёнами бояр — князя Фёдора Андреевича Куракина и князя Василия Фёдоровича Телепнева-Оболенского, а его третья дочь, Мария Андреевна, повелением Ивана Грозного была выдана за последнего казанского царя Едигера, в крещении Симеона.

…В тринадцатом колене родословной Голенищевых-Кутузовых, считая, первым коленом Гаврилу Олексичу, значится псковский помещик, Матвей Иванович Голенищев-Кутузов, женившийся на девице из фамилии Бедринских. Это дед и бабка нашего героя по мужской линии. У них было четверо сыновей — Андрей, Логин, Илларион и Иван. (Правда, одна из редких родословных книг упоминает и ещё одного сына — Михаила, но чаще всего речь идёт о четырёх сыновьях Матвея Ивановича.)

Но как было бы не сложно, если бы тем дело и ограничилось. Однако были и другие документы.

В Псковском областном государственном архиве в фонде 366, опись 1, дело 1066, поименованном «Псковский губернский предводитель дворянства. Ведомости о дворянах Псковской губернии с указанием их предков, участвовавших в войне 1812 года», на листе 127 помещена родословная, представленная надворным советником Василием Васильевичем Голенищевым-Кутузовым, который ведёт её от родного сына Матвея Ивановича, Василия Матвеевича, и не упоминает в этой родословной ни Андрея, ни Логина, ни Михаила, указывая только, что братьями его предка Василия Матвеевича были Илларион и Иван.

Причём в удостоверение подлинности сделанного им сообщения надворный советник попросил подписаться псковских дворян Абрузовых, Тулубьевых, Корвин-Круковских, Чириковых и других.

Генеалогический лес оказался не только запущенным, но и настолько дремучим, что нельзя определить, что здесь вымысел, а что -- правда.

Родители Кутузова.

Об отце Михайлы Ларионыча знаем мы, к сожалению, не очень много. Нам не известна даже точная дата его рождения, как, впрочем, неизвестна точная дата рождения его великого сына.

Ларион Матвеевич Голенищев-Кутузов родился в 1718 или 1719 году и четырнадцати лет, 8 октября 1733 года, поступил в Инженерную школу, в которую через четверть века пришёл его сын Михаил. Основателем Инженерной школы был Петр Й. Она начала свою историю в 1712 году, выделившись из Московской артеллирийской школы, а в 1719 году — как раз тогда, когда Ларион Матвеевич родился, — была переведена в Петербург. В 1733 году в неё поступил кадет Ларион Галинищев-Кутузов.

Ларион Матвеевич окончил школу в срок и выпущен был в звании кондуктора первого класса в феврале 1738 года. Он не дурно рисовал и хорошо чертил и потому после окончания школы был направлен на производство топографической и картографической съемки в окрестностях Петербурга. Потом такую же съемку производил Ларион Матвеевич в Кронштате, Выборге, Кексгольме и на русско-шведской границе. Через четыре года был он назначен в ранге подпоручика адъютантом к генерал-аншефу барону Иоганну Людвигу Люберасу — командиру крепости Кронштадт и начальнику тамошнего гарнизона. Одиннадцать лет после этого Ларион Матвеевич прослужил под началом Любереса, следуя за ним по всюду, куда заносили барона превратности военной и государственной службы.

Люберас, шотландец по происхождению, родился в Прибалтике и, когда Пётр І Отвоевал её у шведов, вступил в русскую службу. Он быстро выучился хорошо говорить и писать по-русски и был определён в обучение к известному горному инженеру и рудознатцу Виллиму Геннину. Через год после того как Ларион Матвеевич стал служить при Люберасе, его начальник был назначен командиром инженерного корпуса, а в декабре 1742 года направлен на конгресс в Або (Турку), где решался вопрос о прекращении войны между Швецией и Россией, начавшейся в 1741 году.

Переговоры оказались нелёгкими и через пол года завершились подписанием выгодного для России трактата, упрочившего её положение на северо-западных границах. За это Люберас был награждён орденом святого Владимира, а Ларион Матвеевич получил большую серебреную медаль.

В начале 1744 года и Люберас, и Ларион Матвеевич были направлены в Стокгольм. На сей раз барону надлежало занять пост российского министра-резидента при шведском королевском дворе, то есть стать чрезвычайным и полномочным послом.

Новоявленный посол и его адъютант отправились в Стокгольм не на корабле, а кружным сухим путём через Кенигсберг, Берлин, Гамбург и Копенгаген. Путешествие заняло чуть ли не год, и за это время Ларион Матвеевич многое узнал и повидал.

Во время своего пребывания в Стокгольме Ларион Матвеевич получил письмо, в коем его жена Анна Илларионовна Голенищева-Кутузова Сообщила, что у неё родился сын, названный Михаилом.

Возвратившийся домой, Ларион Матвеевич встречен был ликующими домочадцами и впервые увидел и взял на руки своего первенца — Мишеньку.

Но в отличие от нас, отец мальчика знал точную дату, когда родился его сын, мы же, к сожалению, этого до сих пор не знаем. Нет метрической выписки о рождении и крещении Михаила Илларионовича, а даты его рождения в разных формулярных (послужных) списках, приводившиеся им самим, когда начал он военную службу, сильно отличаются друг от друга.

Итак, когда же он родился?

Принято считать — 5 сентября 1745 года. Лучше сказать — биографы великого полководца чаще всего пишут эту дату. Однако эта дата только наиболее принятая, хотя прав гражданства у неё нет. Потому что в формулярных списках, заполняемых военными писарями со слов офицеров и генералов, сам Кутузов называл разные даты своего рождения.

Таких списков сохранялось несколько. В одном из них Кутузов называет своим годом рождения 1747, в другом — 1748, а в третьем — 1745.

Условимся и мы считать датой его рождения 5 сентября 1745 год.

Дата смерти матери Миши нам тоже не известна. Мише было скорее всего пять-шесть лет. А его брату и сестрам — Анне, Семёну и Дарье и того меньше. Управлялась со всем этим семейством мать Лариона Матвеевича, а сам он трудился на строительстве канала Петра Великого.

25 мая 1752 года по завершении работ на канале был Ларион Матвеевич произведён в инженер-капитаны и определён «к управлению конторой кронштадских строений». В 1758 году он стал инженер-майором и почти сразу же получил следующий чин — инженер подполковника.

В этом звании Ларион Матвеевич был направлен в Ригу и прослужил там до апреля 1759 года.

Учёба и начало военной службы М. И. Кутузова.

Ещё до того как отец и сын Голенищевы-Кутузовы уехали в Ригу, Миша начал основательно готовиться к поступлению в ту же Инженерную школу, в которой четверть века тому назад учился Ларион Матвеевич. Он прошёл грамматику российскую, начал изучать языки немецкий и французский и поначалу сильно преуспел в первом из них. Впоследствии он знал семь языков, а немецким и французским владел не просто в совершенстве, но с подлинным блеском. Знаменитая французская писательница Жермена де Сталь однажды сказала Михаилу Илларионычу, что он говорит по-французски, как истинный парижанин, и уж несомненно намного лучше корсиканца Буонапарте. Столь же совершенно владел он впоследствии и немецким, а кроме того, знал польский, турецкий, татарский, итальянский и латынь.

Что касается русского языка, то и здесь Кутузов был бесподобен.

Вот что писал много лет спустя о Кутузове-ораторе, о Кутузове-златоусте близко знавший его дежурный генерал Сергей Иванович Маевский: «Природа и навык одарили его прекрасным языком, который восходил до высокого красноречия. В нём были счастливые обороты в мыслях и словах; и притом он умел сохранять всегда чудную прелесть лаконизма и игривость от шуточного до величественного. Можно сказать, что Кутузов не говорил, но играл языком; это был другой Моцарт или Россини, обвораживающий слух разговорным своим смычком. Но при всём творческом его даре он уподоблялся импровизатору; и тогда только был как будто вдохновен, когда попадал на мысль или когда потрясаем был страстью, нуждою или дипломатической уверткою. Никто лучше его не умел одного заставить говорить, а другого — чувствовать, и никто тоньше его не был в лекарстве и провидении того, кого обмануть или обворожить принял он намерение…»

Дома готовясь к поступлению в Инженерную школу, он, разумеется, получил лишь начальное образование в предметах, которые надлежало сдать при поступлении. Однако подготовка в математике, фортификации и началах инженерного дела была довольно основательной.

Служебная командировка Лариона Матвеевича, в которой вместе с ним был и его старший сын, происходила во время так называемой Семилетней войны 1756−1763 годов, когда Россия вела борьбу с Пруссией. Остзейские крепости находились в непосредственной близости от театра военных действий (сражения шли на территории соседней Восточной Пруссии и в балтийском море) и Миша Кутузов впервые в жизни испытал волнительную атмосферу прифронтового города. В Риге Миша сильно продвинулся в изучении математики и особенно немецкого языка, на котором в этом городе говорили почти все местные жители.

Перед отъездом из Риги отец учинил сыну строгий официальный экзамен, оформленный должным образом. Инженер-капитан Шалыгин возглавил комиссию, которая, проверив познания Михаила Голенищева-Кутузова, выдала ему документ, что он, сдав экзамен по артиллерии и инженерному делу, «в арифметике и геометрии довольное значение имеет, в фортификации же — названия главнейших углов, линий и строений изрядно знает».

17 апреля 1759 года Ларион Матвеевич подал на имя генерал фельдцейхмейстера (командующего артиллерией русской армии) графа Петра Ивановича Шувалова рапорт, в котором писал: «Имею я сына Михаила… А как оный сын мой ревностное желание и охоту имеет служить в артиллерийском корпусе, того ради ваше высоко графское сиятельство всепокорнейше прошу, дабы повелено было означенного сына моего по желанию определить в артиллерийский корпус… А сверх грамоты обучался сын мой немецкого языка с основанием, по-французски, хотя несовершенно, говорит и переводит и в латинском грамматику оканчивает и переводить зачал, тако ж к арифметике и геометрии, и фортификации один манер прочертил, несколько рисовать, такоже истории, географии…»

Вскоре последовал и приказ о его зачислении.

Все три года, когда Михаил Кутузов учился на офицера, он жил дома, а в школе был только на занятиях и в летних лагерях во время сборов. Их дружба с отцом стала ещё более тесной.

После окончания школы Михаил Кутузов служил в Польше, довольно долго прожил в Москве и, наконец, попал на Дунай, где шла очередная русско-турецкая война.

Русскими войсками командовал фельдмаршал Пётр Александрович Румянцев, и в его армии оказались и отец и сын Кутузовы. Сын был премьер-майором, а отец — инженер-генерал-майором.

В реляции Екатерине ІІ П. А. Румянцев, сообщая о победе при Кагуле, писал 31 июля 1770 года: «Генералы — инженерной Голенищев Кутузов, артиллерии Унгерн, дежурный Степишин, находясь всегда при мне, по мере своих сил усердно вспомогали в самом огне мне своим прилежанием в потребных случаях с отличною твёрдостью духа…» Действительно победы Румянцева были блестящими. В 1769 г. заняты вся Молдавия и Валахия («Дунайские княжества»), победа под Хотином. В 1770 г. разбил турок при реках Ларге и Кагуле; при Кагуле имея 20-тысячное войско, он наголову разбил 150-тысячную турецкую армию.

А между тем 26 июля была одержана ещё одна победа — дивизия князя Н. В. Репнина заняла Измаил. И оба Кутузова — отец и сын — были посланы туда для проведения фортификационных Фортификация — сооружение укреплений. работ в городе и крепости.

Думал ли хоть один из них, что через два десятилетия младшему придётся брать Измаил штурмом и созданные им укрепления сослужат тогда ужасную и злую службу.

Вернувшись с театра военных действий, Ларион Матвеевич 4 ноября «за старостью лет и болезнями» (а было ему тогда «возраста 51 год») вышел в отставку. Так как служба его была безупречной, то при выходе на отставку получил он следующий чин — инженер-генерал-поручик и переехал на жительство в Москву, став московским сенатором. (Хотя с 1714 года Сенат находился в Петербурге, но в Москве была оставлена часть сенатской канцелярии.)

Неся почётную службу в Сенате, Ларион Матвеевич немало времени проводил в своих имениях, чаще всего живя в Ступино в Опочецком уезде Псковского наместничества.

Там его и застала смерть: он умер летом 1784 года, 65 лет от роду. Весть об этом Михаил Ларионович получил в Павлограде. 1 сентября 1784 года сын его писал в канцелярию фельдмаршала Потёмкина: «Так как теперь уже путь дурен и расстояние 1500 верст, да в ином месте задержут и карантины, испросить у его светлости позволения до ноября месяца…»

Полторы тысячи верст по бездорожью через чумные и холерные карантины, а потом полторы тысячи верст обратно. На телегах, в седле, под дождём и снегом… Только очень любящий сын мог сделать это…

Военная служба.

Итак, как я уже упоминала, после окончания артиллерийского и инженерного корпуса Михаил Ларионыч служил в Польше, жил в Москве, служил премьер майором на Дунае.

Также он отличился во время первой турецкой войны в боях при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле. В 1774 году при атаке деревни Шумы (близ Алушты) был тяжело ранен (пуля ударила в левый висок и вышла у правого глаза). Во время второй турецкой войны, при осаде Очакова (1788), Кутузов снова был тяжело ранен. Зимой 1790 года, участвовал под началом Суворова в штурме Измаила — одной из самых мощных турецких крепостей. Его солдаты дважды брали крепостной вал, и дважды турки сбрасывали их в ров. Победной стала только третья атака. Кутузов во главе колонны овладел бастионом и первый ворвался внутрь города. Отличился также в боях под Бабадагом и Мачным. В 1792 году, командуя левофланговой колонной В армии генерала Каховского, Кутузов содействовал победе над поляками при Дубенке. В 1793 году успешно выполнил в Константинополе дипломатические поручения Екатерины I. В 1795 году назначен генерал-директором сухопутного шляхетского корпуса.

По восшествии на престол Александра I Кутузов получил пост санкт-петербургского военного губернатора, но в 1802 году вызвал неудовольствие царя неудовлетворительным состоянием санкт-петербургской полиции и был уволен в свои поместья.

В 1805 году поставлен во главе русской армии, посланной на помощь Австрии. Стеснённый распоряжениями австрийского военного совета, он не мог прийти на выручку Макку, но удачно отвел свою армию в Богемию, где соединился с Буксгевденом. Ответственность за Аустерлицкое поражение не может быть возложено на Кутузова: фактически у него не было власти главнокомандующего, и сражение велось не по его плану. Тем не менее император Александр I после Аустерлица навсегда сохранил нерасположение к Кутузову. В 1808 году Кутузов был отправлен в Валахию в помощь престарелому князю Прозоровскому, но вследствие не согласий с главнокомандующим был отозван и назначен виленским военным губернатором. В 1811 году Кутузов принял начальство над действовавшей на Дунае армией. Ряд удачных операций привёл к заключению мира с турками, необходимого для России по причине французского нашествия, неотвратимость которого была очевидна.

Кутузов тем не менее продолжал быть в не милости и в начале Отечественной войны оставался не у дел.

Отечественная война 1812 года.

Крупнейшим событием русской истории начала ХIX века, имевшим

общеевропейское значение, была Отечественная война 1812 года.

Россия стояла на пути Наполеона к мировому господству, и поэтому русско-французские отношения быстро ухудшались. Несмотря на Тильзитский договор, Россия проводила самостоятельную внешне политическую линию. Наполеон обвинил Александра в нарушении континентальной блокады и предпринял ряд ответных мер: повышал таможенные пошлины на ввозимые товары; укреплял и расширял территорию герцогства Варшавского, вёл дипломатическую игру. Так с 1811 года обе стороны стали готовиться к войне. Она началась 12 июня 1812 года, когда армия Наполеона в составе 600 тысяч человек начала переправу через Неман. Наполеон рассчитывал быстро завершить войну, дав одно или два решающих сражения.

Нашествие неприятеля на Россию вызвало подъём патриотических чувств во всех слоях русского населения, а отступление русского народа, а отступление наших войск вызвало всеобщее недовольство и ропот против «немца» — главнокомандующего (Барклая де Толли). Уступая общественному мнению, Александр назначил главнокомандующим Кутузова. При продвижении внутрь России французская армия всё более слабела, неся большие потери от военных действий и от болезней, удаляясь от своих баз и испытывая большие затруднения в снабжении провиантом и фуражом, так как русское население на пути продвижения французов уходило вместе с армией в глубь страны и предавало оставленные места огню и опустошению. Кутузов видел, что дальнейшее отступление было бы разумной тактикой, ибо французская армия непрерывно таяла и двигалась в глубь чужой необъятной страны навстречу своей погибели. Но общественное мнение требовало — остановить натиск неприятеля и не отдавать ему Москвы, поэтому Кутузов увидел себя вынужденным остановиться (в 130 верстах от Москвы и в 10 верстах от Можайска), чтобы дать неприятелю генеральное сражение.

Бородинское сражение.

Вечером 22 августа 1812 года русская армия остановилась около деревни Бородино. До Москвы оставалось немного более 100 верст.

На следующий день Кутузов писал Александру Й: «Позиция, в которой я остановился… одна из наилучших, которую только на плоских местах найти можно. Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, постараюсь я исправить искусством».

Сражение произошло 26 августа 1812 года при селе Бородине и отличилось необыкновенным упорством и кровопролитием. Умело использовав рельеф местности, Михаил Илларионович расположил свою армию на возвышенности, что давало преимущества его артиллерии. Битва продолжалась до самой ночи. И русские, и французы проявили чудеса героизма, стойкости и отваги, но значительного перевеса так никто и надобился.

Русская армия при Бородине заняла оборонительную позицию, французская — наступательную. Перед Кутузовым стояла задача не пропустить армию захватчиков к Москве. Наполеон добивался противоположного: разгромить русскую армию в генеральном сражении, которого он искал с самого начала кампании, а затем взять «первопрестольную».

Оба полководца считали предстоящее сражение решающим, и оба отдавали себе отчёт в том, что от его исхода в конечном счёте зависит судьба войны.

В ходе сражения Наполеон беспрерывно атаковал — методично и неуклонно, а Кутузов столь же методично и неуклонно оборонялся.

Потери французов оценивались в 58 тысяч, русских — в 44 тысячи человек, из них 1 тысяча офицеров и 23 генерала. Русская армия удержала свои позиции и готовилась возобновить бой на другой день, но осторожный главнокомандующий дал приказ на отступление.

1 сентября в деревне Фили состоялся военный совет, на котором было принято решение оставить Москву с целью сохранения боеспособности армии.

2 сентября французы заняли Москву, оставленную русскими войсками и почти всеми жителями. Наполеон возомнил себя победителем и обратился к Александру с предложением мира, но не получил никакого ответа. Между тем в Москве начались пожары, охватившие весь город и способствовавшие начавшейся деморализации и дезорганизации французской армии; после того как все найденные в Москве припасы были разграблены, снабжение французской армии испытывало величайшие затруднения, ибо русские войска перехватывали и уничтожили французские отряды, посылаемые за провиантом и фуражом. 7 октября Наполеон дал приказ об отступлении и выехал из Москвы к Калуге, чтобы не отступать по старому разорённому пути, но в сражении при Мароярославле были отражены и вынуждены повернуть на старую смоленскую дорогу. Все эти действия были обдуманны Кутузовым, что обнаруживает его стратегические дарования. Гениальный полководец считал своей главной задачей изгнание неприятеля с пределов России, но при этом продолжал щадить свою армию.

Награждённый титулом светлейшего князя Смоленского и чином генерал-фельдмаршала, Кутузов не сочувствовал перенесению войны за пределы России. По его убеждению, русская кровь не должна была проливаться за освобождение Европы. Зимой 1813 года русская армия перешла границу и начала свой путь по Европе. Но Кутузов, потративший последние силы в борьбе с Наполеоном, скончался 28 апреля в Бунцлау (теперь это территория современной Польши). Прах его был перевезён в Петербург и покоится в Казанском соборе, на площади которого ему воздвигнут памятник.

За несколько дней до смерти тяжело больного Кутузова посетил император Александр I. Говорят, он просил прощения за то, что незаслуженно плохо обходился с ним — человеком, спасшим его престол. На это Кутузов ответил: «Я прощаю, государь, но вот простит ли Россия?.. «

Заключение.

Кутузов обладал ясным и тонким умом, твёрдой волей, глубокими военными познаниями и обширным боевым опытом. Как стратег он всегда старался изучить своего противника, умел учесть все элементы обстановки и неуклонно стремился к достижению намеченной цели. Главная особенность его военного таланта — осторожность. Глубоко обдумывая каждый свой шаг, он старался брать хитростью там, где применение силы было нецелесообразно. Равновесие его ясного ума и неуклонной воли никогда не нарушалось. Он умел быть обаятельным в обращении, понимал натуру русского солдата, умел поднимать его дух и пользовался безграничным доверием своих подчинённых.

То, что Михаил Илларионович Кутузов был величайшим военачальником, вызывает сомнение только у западных историков, считающих, что Наполеона победила не русская армия, а русский мороз. Суждение весьма убогое — ведь наши солдаты находились в тех же условиях, что и французы (к тому же в средней России в конце сентября и в начале октября никто никогда не замерзал).

Михаил Илларионович всегда отличался завидной выдержкой и умел сохранить достоинство даже в самые критические моменты сражения. Он был последователем Суворова и, несомненно, одним из лучших русских военачальников.

Список литературы:

П. Р. Ляхов «Великие полководцы», 2002 год.

«Энциклопедия знаменитых россиян», 2001 год.

В. Н. Балязин «1000 занимательных сюжетов из русской истории», 1995 год.

В. И. Лесин «Бунтари и воины»

С. Г. Пушкарёв «Обзор русской истории»

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой