Коллективизация в СССР

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

Коллективизация в СССР

Введение

Коллективизация сельского хозяйства в СССР — это преобразование мелких, единоличных крестьянских хозяйств в крупные общественные социалистические хозяйства путём кооперирования. В переходный период от капитализма к социализму важнейшим звеном социалистической реконструкции экономики является социалистическое преобразование сельского хозяйства, то есть формирование социалистических производственных отношений в деревне. Этот процесс предполагает, с одной стороны, создание крупных государственных предприятий, с другой — постепенное объединение единоличных крестьянских хозяйств в коллективные хозяйства.

Вопрос о пути социалистического преобразования крестьянского хозяйства был поставлен и в принципе решен основоположниками научного коммунизма. В. И. Ленин разработал конкретный план социалистического переустройства деревни и вовлечения крестьян в дело строительства социализма через кооперацию от низших её форм к высшей (производственной). Национализация земли и превращение ее в общенародную собственность послужили важнейшими предпосылками перехода крестьян на путь социализма. Коммунистическая партия и Советское правительство сразу же после победы Октябрьской социалистической революции стали проводить линию на постепенное социалистическое преобразование деревни, на создание крупного хозяйства в земледелии. В декрете ВЦИК «О социализации земли» (январь 1918 года) была поставлена задача развивать коллективные хозяйства в земледелии, им обеспечивались определённые преимущества перед мелкими единоличными хозяйствами. В конце 1917-начале 1919 годов в деревне стали возникать коллективные хозяйства: коммуны сельскохозяйственные, товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы), сельскохозяйственные артели и т. п. Коммунистическая партия, В. И. Ленин внимательно изучали опыт строительства социализма в деревне. В декрете ВЦИК «О социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию» (февраль 1919 года) были определены задачи коллективных хозяйств, содержались конкретные указания по основным вопросам их деятельности, организации управления, взаимоотношений с государственными органами, использования созданной ими продукции и т. д.

Актуальность темы:

Утверждение колхозного строя происходило сложно и противоречиво. Сплошная коллективизация, проведенная ускоренными темпами, ранее воспринималась как единый и оптимальный вариант развития.

Сегодня коллективизация представляется как явление исключительно противоречивое и неоднозначное. Сегодня известны результаты пройденного пути, и можно судить не только о субъективных намерениях, но и об объективных последствиях, а главное — об экономической цене и социальных издержках коллективизации. Поэтому данная проблема актуальна и в настоящее время.

Так же эта тема актуальна тем, что этот исторический процесс под названием коллективизация сильно повлиял на историческое значение России и даже не смотря на жесткую политику, определил в какой-то степени победу России в Великой Отечественной Войне.

Объектом изучения данной курсовой работы является коллективизации сельского хозяйства в СССР.

Предмет изучения — процесс проведения коллективизации в СССР.

Цель работы — рассказать о коллективизации в СССР, выявить закономерности и особенности данного процесса. Для этого нужно решить следующие задачи:

1) Воссоздать историческую обстановку;

2) Изучить причины коллективизации в СССР;

3) Рассмотреть методы их проведения;

4) Подвести итоги по теме коллективизации в СССР.

Курсовая охватывает хронологические рамки начиная с 1925 и заканчивая 1935 годом.

Степень изученности проблемы. Данная тема широко освещена в учебниках по истории для ВУЗов и другой учебной литературе.

В ходе написания данной курсовой работы была использована следующая литература: Рогалина Н. П. «Коллективизация: уроки пройденного пути»; Грациози А. «Великая крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне. 1917−1933 «; Верт Н. «История советского государства»; учебник для вузов «Новейшая история отечества. XX век» под ред. Киселева А. Ф., Щагина Э. М.; Белковец Л. П., Белковец В. В. История государства и права; Валиулин К. Б., Зарипова Р. К., История России. ХХв; Ивницкий И. А. Коллективизация и раскулачивание (нач. 30-х гг.); Машков Ю. А. Зерновая проблема в годы сплошной коллективизации сельского хозяйства СССР (1929−1932 гг.); Симонов Н. С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920—1950-е годы; Фицпатрик, Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30-е годы:

Также в написании работы были использованы ресурсы глобальной сети Интернет.

Структура работы: Курсовая работа состоит из введения, трех разделов, заключения и списка используемых источников литературы.

1. Начало и причины коллективизации в СССР

коллективизация сельский кооперирование

В конце 20-х годов сталинское руководство отказалось от новой экономической политики и перешло к непосредственному введению социализма. Посчитав свою власть достаточно окрепшей, оно приступило к форсированной индустриализации, ликвидации капиталистических элементов — предпринимателей, нэпманов, кулаков, начало преобразования в сельском хозяйстве на социалистической основе и утверждение единственной коммунистической идеологии в обществе. Из всего перечисленного лишь индустриализация была объективной необходимостью, вызывалась интересами развития страны, остальное было в принципе не нужно стране.

Начиная с 1925 года правительством СССР был взят курс на индустриализацию страны. Индустриализацией называется создание во всех отраслях промышленности, а так же, других сферах народного хозяйства, крупного машинного производства. Для проведения индустриализации в СССР требовались немалые средства. И, в условиях практически полного отсутствия иностранных инвестиций, их дала коллективизация.

Курс на коллективизацию сельского хозяйства был провозглашён на XV съезде ВКП (б) (декабрь 1927 года). Коллективизация сельского хозяйства СССР — это объединение мелких единоличных крестьянских хозяйств в крупные коллективные, путем производственного кооперирования. По состоянию на 1 июля 1927 года, в стране насчитывалось 14,88 тыс. коллективных хозяйств; на тот же период 1928 год — 33,2 тыс., 1929 год — 57 тыс. Они объединяли 194,7 тыс., 416,7 тыс. и 1 007,7 тыс. индивидуальных хозяйств, соответственно. Среди организационных форм коллективных хозяйств преобладали товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы); имелись также сельхозартели и коммуны. Для поддержки коллективных хозяйств государством были предусмотрены различные поощрительные меры — беспроцентные кредиты, снабжение сельхозмашинами и орудиями, предоставление налоговых льгот.

К осени 1927 года государство установило твёрдые цены на хлеб. Быстрый рост индустриальных центров, увеличение численности городского населения вызвали огромный рост потребности в хлебе. Низкая товарность зернового хозяйства, неурожай зерновых в ряде регионов СССР (преимущественно на Украине и Северном Кавказе) и выжидательная позиция поставщиков и продавцов привели к событиям, именуемым «хлебной стачкой». Несмотря на незначительное снижение урожая (1926/27 — 78 393 тыс. т., 1927/28 — 76 696 тыс. т.) в период с 1 июля 1927 по 1 января 1928 годов государством было заготовлено на 2000 тыс. т. меньше, чем в тот же период предшествующего года.

Уже к ноябрю 1927 года встала проблема с обеспечением продовольствием некоторых промышленных центров. Одновременный рост цен в кооперативных и частных лавках на продовольственные товары при снижении плановых поставок привёл к росту недовольства в рабочей среде.

Для обеспечения хлебозаготовок власти во многих районах СССР вернулись к заготовкам на принципах продразвёрстки. Подобные действия, однако, были осуждены в Резолюции пленума ЦК ВКП (б) от 10 июля 1928 года «Политика хлебозаготовок в связи с общим хозяйственным положением».

В то же время практика коллективного хозяйствования 1928 года на Украине и Северном Кавказе показала, что колхозы и совхозы имеют больше возможностей для преодоления кризисов (природных, войн и т. п.). По замыслу Сталина, именно крупные промышленные зерновые хозяйства (совхозы), создававшиеся на государственных землях, — могли бы «разрешить хлебные затруднения» и избежать трудностей с обеспечением страны необходимым количеством товарного зерна. 11 июля 1928 года пленум ЦК ВКП (б) принял резолюцию «Об организации новых (зерновых) совхозов», в которой указывалось: «утвердить задание на 1928 год с общей площадью вспашки, достаточной для получения в 1929 году 5−7 миллионов пудов товарного хлеба».

Результатом этой резолюции стало принятие Постановления ЦИК и СНК СССР от 1 августа 1928 года «Об организации крупных зерновых хозяйств», п. 1 которого гласил: «Признать необходимым организовать новые крупные зерновые советские хозяйства (зерновые фабрики) на свободных земельных фондах с таким учётом, чтобы к урожаю 1933 года обеспечить получение товарного зерна от этих хозяйств в количестве не менее 100 000 000 пудов (1 638 000 тонн)». Создаваемые новые советские хозяйства намечалось объединить в трест общесоюзного значения «Зернотрест», в непосредственном подчинении Совету труда и обороны.

Повторный неурожай зерновых на Украине в 1928 году поставил страну на грань голода, который, несмотря на принятые меры (продовольственная помощь, снижение уровня снабжения городов, введение карточной системы снабжения), имел место в отдельных регионах (в частности, на Украине).

Учитывая отсутствие государственных запасов хлеба, ряд советских руководителей (Н.И. Бухарин, А. И. Рыков, М.П. Томский) предлагали снизить темпы индустриализации, отказаться от развёртывания колхозного строительства и «наступления на кулачество, вернуться к свободной продаже хлеба, подняв на него цены в 2−3 раза, а недостающий хлеб купить за границей».

Это предложение было отвергнуто Сталиным, и была продолжена практика «нажима» (преимущественно за счет хлебопроизводящих районов Сибири, менее пострадавших от неурожаев).

Этот кризис стал отправной точкой к «коренному разрешению зерновой проблемы», выразившемуся в «развёртывании социалистического строительства в деревне, насаждая совхозы и колхозы, способные использовать тракторы и другие современные машины».

Таким образом, коллективизация была вызвана:

Прежде всего, необходимостью огромных денежных средств для индустриализации. Также мелкие разрозненные крестьянские хозяйства не давали простора для дальнейшего развития технического прогресса, затрудняли использование более совершенных орудий труда. И последнее это то, что необходимость коллективизации диктовалась низкой товарностью крестьянских хозяйств. После первой мировой войны товарность снизалась в 2 раза. Крестьянское хозяйство оставалось практически натуральным.

2. Методы проведения и цели коллективизации в СССР

Выход из «хлебных затруднений» партийное руководство видело в реорганизации сельского хозяйства, предусматривающей создание совхозов и коллективизацию бедняцко-середняцких хозяйств при одновременной решительной борьбе с кулачеством. По мнению инициаторов коллективизации, главной проблемой сельского хозяйства была его раздробленность: большинство хозяйств находилось в мелкой частной собственности с высокой долей ручного труда, что не позволяло удовлетворять растущий спрос городского населения на продовольственные товары, а промышленности — на сельскохозяйственное сырьё. Коллективизация должна была решить проблему ограниченного распространения технических культур в условиях мелкого индивидуального хозяйства и сформировать необходимую сырьевую базу для перерабатывающей промышленности. Также предполагалось снизить стоимость сельскохозяйственной продукции для конечного потребителя путем устранения цепочки посредников, а также посредством механизации повысить производительности и эффективность труда в сельском хозяйстве, что должно было высвободить дополнительные трудовые ресурсы для промышленности. Результатом коллективизации должно было стать наличие товарной массы сельскохозяйственной продукции в количестве, достаточном для формирования продовольственных резервов и снабжения быстро растущего городского населения продуктами питания.

В отличие от прежних крупных аграрных реформ в России коллективизация не сопровождалась какой-либо четко сформулированной программой и развернутыми инструкциями о ее реализации, в то время как попытки местных руководителей получить разъяснения пресекались дисциплинарным путем. Сигнал к радикальной смене политики в отношении деревни был дан в речи И. В. Сталина в Коммунистической академии в декабре 1929 года, хотя при этом не было сделано никаких конкретных указаний по проведению коллективизации, кроме призыва «ликвидировать кулачество как класс».

На фоне вооружённого конфликта на КВЖД и разразившегося мирового экономического кризиса осуществлялся переход к сплошной коллективизации, что вызывало у партийного руководства серьёзные опасения по поводу возможности новой военной интервенции против СССР.

С весны 1929 года на селе проводились мероприятия, направленные на увеличение числа коллективных хозяйств — в частности, комсомольские походы «за коллективизацию». В РСФСР был создан институт агроуполномоченных, на Украине большое внимание уделялось сохранившимся с гражданской войны комнезамам.

С осени 1929 года масштабы и темпы колхозного строительства резко возросли. На пути коллективизации становились бедняцко-батрацкие массы деревни, увлекая за собой и часть середняков. Движение трудящихся масс крестьянства захватило в первую очередь важнейшие зерновые районы страны, наиболее подготовленные к социальной реконструкции сельского хозяйства, как в отношении материально-технических предпосылок, так и в смысле социально-экономического и политического развития.

За июнь — сентябрь 1929 года число крестьянских хозяйств, вошедших в колхозы, возросло почти вдвое — с 1 млн. до 1919 тыс. Коллективизация по стране в целом поднялась с 3,9% до 7,6%. По уровню коллективизации сельского хозяйства резко выделялись Северный Кавказ, Нижняя Волга, Крым и степная часть Украины (от 16 до 21,8%). Выше среднего уровень коллективизации был на Правобережной Украине, Урале, Средней Волге, в Башкирии и на Дальнем Востоке (от 8,1 до 10,6%). Приближались к среднему уровню Центрально-Черноземная область, Сибирь, Казахстан, Киргизия, Левобережная Украина, Дагестан и Бурят-Монголия. Наиболее низкий уровень коллективизации был в районах потребляющей полосы, республиках Средней Азии и Закавказья (до 4,5%).

Таким образом, с осени 1929 года в важнейших зерновых районах страны колхозное движение стало перерастать в сплошную коллективизацию. Первые итоги начавшегося массового колхозного движения были подведены на ноябрьском (1929 год) пленуме ЦК ВКП (б). Пленум констатировал: «Решительный перелом в отношении бедняцко-середняцких масс колхозам явившийся прямым результатом правильной политики рабочего класса и партии в деревне, усиление руководящей роли рабочего класса в его союзе с бедняцко-середняцким крестьянством, мощного роста социалистической индустрии и усиления производственных форм смычки, означает новый исторический этап в деле строительства социализма в нашей стране».

На основе развертывания производственной смычки, массовой контрактации и т. д. растет производственное кооперирование крестьянских хозяйств, которые все больше переходит на высшую ступень и перерастает в колхозное движение. Вслед за бедняками в колхозы двинулась и середняцкая масса. С вовлечением миллионных масс деревни колхозное движение приобретает решающее значение в осуществлении ленинского кооперативного плана. Пленум одобрил решение Политбюро о расширении плана тракторостроения и машиностроения, о постройке двух тракторных и двух комбайновых заводов, о развитии промышленности для производства минеральных удобрений и т. д. Важное место в решениях пленума отводилось проблеме кадров.

Успешное строительство социализма, составной частью которого являлась социалистическое преобразование сельского хозяйства, было немыслимо без разгрома правых оппортунистов, которые противодействовали осуществлению политики индустриализации страны и сельского хозяйства. Правые проповедовали идеологию капитулянтства перед трудностями, стремились к соглашению с кулацко-капиталистическими элементами. Их позиция объективно вела к реставрации капитализма. Партия выступила против оппортунистов и разгромила их идейно и организационно.

После ноябрьского пленума ЦК ВКП (б) колхозное движение получило еще больший размах. Все новые и новые районы становились на путь сплошной коллективизации. В деревне происходила коренная ломка вековых хозяйственных устоев, шла реконструкция сельского хозяйства. В середине декабря 1929 года в Нижневолжском крае около 60% крестьянских хозяйств вступили в колхозы, в Сибири — 28%, на Урале — 25%, в Центрально-Черноземной области — около 17% и т. д. Всего за октябрь — декабрь 1929 года в колхозы вступило 2,4 млн. крестьянских хозяйств. Эти успехи позволили ЦКп приступить к определению темпов и сроков коллективизации.

Постановление ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 года «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» явилось важнейшей вехой в осуществлении ленинского кооперативного плана. Оно зафиксировало коренной поворот в сторону колхозов основных масс трудящегося крестьянства важнейших сельскохозяйственных районов.

До начала массового колхозного движения, начиная с VIII съезда партии 1919 года Советское государство проводило политику ограничения эксплуататорских тенденций кулачества. В этих целях ограничивалась аренда земли, строго регулировалось применение наемного труда в кулацких хозяйствах, кулаки облагались повышенными налогами, лишались избирательных прав, не допускались в органы управления кооперативных объединений.

В результате проведения Советской властью политики вытеснения кулачества экономическая мощь его была подорвана, а удельный вес кулаков в сельскохозяйственном производстве в деревне заметно упал. Тем не менее, кулачество до начала массового колхозного движения еще представляло в деревне серьезную силу. К 1928 году насчитывалось более 1 млн. кулацких хозяйств (4 — 5% которые имели около 10 млн. гектаров зерновых посевов из общей площади 94,7 млн. гектаров и пятую часть (126 млн. пудов) всего товарного хлеба).

Кулацкие хозяйства располагали значительными средствами производства. По данным выборочной переписки крестьянских хозяйств, в 1927 году кулацкая группа, составлявшая 3,2% обследованных хозяйств, владела 16,1% всех средств производства. Кулаки эксплуатировали трудящиеся массы крестьянства, они сдавали часть своих орудий труда на кабальных условиях бедноте и середнякам и за бесценок арендовали их земли. Так, в 1927 году более 49% кулацких хозяйств сдавали напрокат свои средства производства и около 40% арендовали землю у крестьян.

Кулачество проявило себя ярым врагом Советской власти, встав на путь организованной борьбы против социалистических мероприятий Советского государства. Особенно активно стало выступать кулачество накануне и в период массового колхозного движения. Далеко не по полным данным, в 1928 году было зарегистрировано 1440 террористических актов кулачества, а в 1929 году только по 4 районам СССР (Северный Кавказ, Средняя Волга, Урал, Средняя Азия), число кулаческих террористических актов превысило 2 тыс. Кулакам удавалось спровоцировать или организовать более 1300 антисоветских выступлений. Они всячески противодействовали строительству социализма, пытаясь сорвать проведение коллективизации сельского хозяйства.

Кулачество возлагало большие надежды на внешнюю интервенцию, поэтому ряд кулацких подпольных организаций Украины, Белоруссии, Средней Азии, Северного Кавказа, Сибири и Дальнего Востока был связан с зарубежными контрреволюционными центрами и иностранными разведками. Все это говорило о напряженности политической обстановки в деревне. Сопротивление кулачеству настолько возросло, что социалистическое строительство вообще, а в деревне особенно, было поставлено под угрозу.

Развертывание массового колхозного движения по-новому поставило вопрос об отношении к кулачеству. В деревне созревали условия для полного искоренения эксплуатации человека человеком. На очередь дня стал вопрос о ликвидации кулачества как класса. При решении этого вопроса Коммунистическая партия и Советская власть руководствовались теорией марксизма-ленинизма, согласно которой победа социализма невозможна без ликвидации всех эксплуататорских классов, в том числе и кулачества. Однако понадобилось более 10 лет после Октябрьской революции, прежде чем Коммунистическая партия и Советская власть, подготовив необходимые предпосылки, смогли перейти к осуществлению массовой коллективизации сельского хозяйства и на ее основе — к ликвидации кулачества как класса.

Пути и средства ликвидации кулачества могли быть разными в зависимости от конкретных исторических условий. Ф. Энгельс в работе «Крестьянский вопрос во Франции и Германии» высказал предположение, что если богатые крестьяне окажутся достаточно благоразумными, поймут неизбежность гибели капиталистического способа производства, то не надо будет прибегать к насильственной экспроприации. На практике этого не произошло. Кулаки хотели голодом и вооруженной силой задушить Советскую власть, поэтому Ленин уже весной 1919 года заявил, что для России это предположение не оправдалось, «мы стояли, стоим и будем стоять в прямой гражданской войне с кулаками». Правда, после гражданской войны партия считала возможным проводить в отношении кулачества политику ограничения и вытеснения. Но в связи с развертыванием социалистического переустройства сельского хозяйства сопротивление кулачества резко возросло. Советское государство, пресекая его контрреволюционную деятельность, не переходило до определенного времени к политической его ликвидации как класса. И только с конца 1929 года — начала 1930 г., когда широким фронтом развернулась сплошная коллективизация, стало возможным перейти к политической ликвидации кулачества как класса. К этому времени партия окончательно разоблачила идейно и разгромила организационно правых оппортунистов, проповедовавших «теорию» о мирном восстановлении кулака в социализм.

Рост колхозного и совхозного производства создал и экономические предпосылки для замены кулацкого производства. Так, если в 1927 году кулаки производили 126 млн. пудов товарного хлеба, а колхозы и совхозы — только 35 млн. пудов, то в 1929 году колхозы и совхозы далии более 130 млн. пудов товарного хлеба, т. е. больше, чем кулаки в 1927 году.

Выработка практических мероприятий по ликвидации кулацких хозяйств была начата еще в декабре 1929 года комиссией Политбюро Ц К ВКП (б) (председатель — Я.А. Яковлев), а завершена январской комиссией ЦК (председатель — В.М. Молотов). Результатом работы этих комиссий являлось постановление ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 года «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации», и постановление ЦНК и СНК СССР от 1 февраля 1930 года «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством».

Согласно этим постановлениям, в районах сплошной коллективизации запрещалось выдавать землю в аренду и применение немного труда. Местным органам власти предоставлялось право применять все необходимые меры борьбы с кулачеством вплоть до полной конфискации имущества и выселения их из пределов данных районов и областей.

Раскулачивали по трем категориям. К первой категории относились контрреволюционный кулацкий актив, организаторы террористических актов — к ним применялась высшая мера наказания. Ко второй категории были отнесены крупные кулаки и полупомещики — они подлежали выселению в отдаленные регионы страны. Третью категорию составляла основная масса кулацких хозяйств (приблизительно 75%), которые расселялись на новых землях (в пределах района) за пределами колхоза. Были установлены ограничительные контингенты раскулачивания хозяйств по районам, чтобы общее число хозяйств, в районах сплошной коллективизации, не превышало 3 — 5% всех крестьянских хозяйств.

Таким образом, в конце 1929 — начале 1930 годов была не только провозглашена новая классовая политика по отношению к кулачеству, но и разработаны конкретные пути ее осуществления.

Важное значение в сплочении бедняцко-середняцких масс крестьянства имели группы бедноты и батрачества при Советах, колхозах и кооперации. К концу 1929 года число групп бедноты превысило 24 тыс., а число их членов достигло более 283,5 тыс.

Всей работой по созданию условий для перехода к сплошной коллективизации и по организации массового колхозного движения руководили партийные организации. На 1 июля 1929 года в сельских парт ячейках насчитывалось почти 340 тыс. коммунистов.

С конца 1929 — начала 1930 годов число коммунистов на селе заметно увеличилось. Как за счет передовой части крестьянства, так и за счет пополнения сельских партийных организаций коммунистов, присланных из городов. Так, в числе двадцатипятитысячников более 70% были коммунистами.

Быстрыми темпами росло в стране число районов сплошной коллективизации; за два месяца (январь — февраль) число их удвоилось, достигнув почти 2 тыс. Вслед за районами появились округа, области и края сплошной коллективизации. Нижневолжский край уже в декабре 1929 года был объявлен краем сплошной коллективизации. На Средней Волге было принято постановление в течение полутора лет осуществить сплошную коллективизацию. К сплошной коллективизации перешли Северный Кавказ, южные округа Украины; ряд округов Центрально-черноземной области, Урала, Сибири. Уровень коллективизации резко поднялся: на 20 января 1930 г. в колхозах СССР состояло 21,6% крестьянских хозяйств, на 1 февраля — уже 32,5%, на 20 февраля — 52,7%, а на 1 марта — 56%.

Социалистическая перестройка деревни являлась сложным процессом. Наряду с несомненными успехами уже с конца 1929 года и, особенно в начале 1930 года стали обнаруживаться серьезные ошибки и извращения линии партии в колхозном строительстве. Прежде всего, нарушался мнимый принцип добровольности при организации колхозов. Не редко крестьян принуждали к вступлению в колхозы под страхом «раскулачивания», лишения избирательных прав и т. п. Иногда процент «раскулаченных» доходил до 15, а лишенных избирательных прав — до 15−20.

Не везде соблюдалось указание партии о том, что основной формой колхозного строительства является сельскохозяйственная артель, и в ряде районов (Сибирь, Украина и др.) вопреки желанию крестьян создавались коммуны с принудительным обобществлением всего скота, в том числе мелкого, и птицы. В ряде районов, особенно в национальных и потребляющих, допускалось искусственное форсирование темпов коллективизации.

Эти ошибки были обусловлены прежде всего трудностями социалистического преобразования сельского хозяйства — этой труднейшей задачи после завоевания власти пролетариата. Новизна дела, отсутствие достаточного опыта в проведении массовой коллективизации, крайнее обострение классовой борьбы в деревне, провокации кулачества, толкавшие местных работников на неправильные действия, увлечение первыми успехами колхозного движения, известное давление сверху и погоня за высокими процентами коллективизации — все это не могло не сказаться на ходе коллективизации в первые месяцы 30-х годов.

Трудности и ошибки в колхозном движении пытались использовать враги Советской власти, надеявшиеся на то, что это озлобит крестьян и толкнет их на массовые антисоветские мятежи.

Ошибки в колхозном строительстве нанесли большой вред колхозному движению и всему делу строительства социализма; возникла угроза разрыва союза рабочего класса с основными массами крестьянства. ЦК ВКП (б) принял решительные меры по пресечению перегибов и извращении партийной линии в колхозном движении. В конце февраля 1930 года были приняты постановления, предостерегавшие партийные организации национальных районов от механического перенесения форм и методов, темпов и сроков более подготовленных к коллективизации районов. Вскоре по решению Политбюро Ц К ВКП (б) были опубликованы Примерный устав сельскохозяйственной артели и статья И. В. Сталина «Головокружение от успехов», которые сыграли большую положительную роль в исправлении ошибок и перегибов, в колхозном строительстве. Статья разъясняла политику партии в колхозном строительстве, подчеркивала принцип его добровольности, осуждала меры административного нажима на крестьян. Статья поворачивала партийные кадры на путь исправления допущенных ошибок и перегибов в колхозном строительстве. Однако в ней не раскрывались в полной мере причины этих ошибок: основная ответственность возлагалась на местных работников.

14 марта 1930 года ЦК ВКП (б) принял постановление «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении». На места была направлена правительственная директива о смягчении курса в связи с угрозой «широкой волны повстанческих крестьянских выступлений» и уничтожения «половины низовых работников». После резкой статьи Сталина и привлечения отдельных руководителей к ответственности, темп коллективизации снизился, а искусственно созданные колхозы и коммуны начали разваливаться.

В разработке дальнейшей программы сплошной коллективизации, окончательном преодолении ошибок в колхозном движении исключительную роль сыграл XVI съезд партии (июнь — июль 1930 года). Съезд отметил огромное значение для победы социализма в СССР коллективизации сельского хозяйства. Судьбу сельского хозяйства СССР стали определять не единоличные крестьянские хозяйства, а колхозы и совхозы. Колхозное крестьянство в районах сплошной коллективизации стало «действительной и прочной опорой Советской власти».

С осени 1930 года начался новый массовый прилив крестьян в колхозы; на Северном Кавказе за период октябрь — декабрь в колхозы вступило более 100 тыс. крестьянских хозяйств, в ЦЧО — свыше 120 тыс., а в целом по РСФСР — около 700 тыс. хозяйств. Всего по СССР за 4 последних месяца 1930 года вступило более 1 млн. крестьянских хозяйств. Новый подъем коллективизации носил здоровый характер, он закреплял успехи социалистического строительства в деревне.

На основе массового колхозного движения уже с конца 1929 года началось практическое осуществление политики ликвидации кулачества как класса. Мощное развитие колхозного движения ломало сопротивление кулачества, расчищая дорогу социализму. В ликвидации кулачества приняли активное участие широкие массы трудящегося крестьянства и рабочего класса. Раскулачивание производилось комиссиями, в состав которых входили батраки, бедняки, середняцкий актив, рабочие, представители сельских Советов и уполномоченные райисполкомов. Только на Украине в январе — феврале 1930 года было создано 7762 группы содействия коллективизации и раскулачивания; в Острогоженом округе (ЦЧО) в раскулачивании приняли участие 3208 рабочих, 4493 бедняка, 1298 середняков; в Донском округе (Северный Кавказ) — 2,5 тыс. батраков; в Нижневолжском крае — около 50 тыс. батраков.

Следовательно, раскулачивание из чисто административной меры, каким оно было раньше, в период сплошной коллективизации переросло в важную политическую компанию — ликвидацию кулачества как класса, осуществляющуюся самими крестьянскими массами. ЦК ВКП (б) с самого начала предостерегал от попыток возможных административных перегибов, от подмены администрированием самодеятельности бедняцко-середняцких масс в деле ликвидации кулачества. «Всякие попытки отделить раскулачивание от проведения сплошной коллективизации, а тем более подменить сплошную коллективизацию раскулачиванием должны встретить со стороны партии самый твердый и решительный отпор», — писала «Правда» в передовой статье 1 февраля 1930 года.

В основном ликвидация кулачества как класса проходила организованно, при достаточно высокой активности крестьянства. К июлю 1930 года общее число экспроприированных кулацких хозяйств достигло 320 тыс., а сумма конфискованного имущества превысила 180 млн руб.

По более полным сведениям к лету 1930 года колхозы СССР получили от раскулачивания средств производства и другого имущества на сумму свыше 400 млн руб. Конфискация имущества, нажитого на эксплуатации бедняцко-батрацких и середняцких масс крестьянства, являлось справедливой мерой борьбы с кулачеством.

Таким образом, 1930 год явился решающим этапом не только в коллективизации сельского хозяйства, но и в ликвидации кулачества как класса.

Социальный переворот в деревне вызвал резкое обострение классовой борьбы. Сопротивление кулачества настолько ожесточилось, что нередко перерастало в повстанческие антиколхозные и антисоветские выступления. В этих условиях основными методами ликвидации кулачества как класса были насильственная экспроприация, раскулачивание.

Процесс экспроприации кулачества проходил в непосредственной связи с процессом коллективизации сельского хозяйства, хотя и несколько опережал его. Неслучайно поэтому, что ликвидация кулачества как класса наиболее интенсивно проходила в период подъема колхозного движения зимой и осенью 1930 года. С весны до осени 1930 года, т. е. в период исправления ошибок и перегибов, раскулачивание практически прекратилось, и проводились лишь выселения и расселения уже раскулаченных хозяйств. Осенью того же года ликвидация кулацких хозяйств возобновилась.

Новый подъем колхозного движения, начавшийся осенью 1930 года, непрерывно продолжался, нарастая с каждым днем. Если за 4 последних месяца 1930 года в колхозы вступило немногим более 1 млн. хозяйств, то за 4 первых месяца 1931 года — около 5,5 млн. В различных районах процесс коллективизации протекал по-разному. Так уровень коллективизации за это время в первой группе районов вырос с 57,4 до 78,2%, во второй — с 27,7 до 44,6%, а в третьей — с 11,4 до 23,9%. В целом по Союзу к июню 1931 года в колхозах было объединено более половины крестьянских хозяйств (52,7%). Всего за первую половину 1931 года вступило в колхозы более 7 млн. крестьянских хозяйств.

1932 год характеризируется с дальнейшим развитием колхозного движения, хотя в начале года наблюдался некоторый отлив крестьян из колхозов главным образом зерновых районов РСФСР. Это объяснялось трудностями реорганизационного периода, которые были усугублены в 1931—1932 годах засухой. Засуха привела к значительному снижению валового сбора зерновых.

Несмотря на это, на местах плановые нормы сбора сельхозпродукции стремились выполнить и перевыполнить-то же касалось и плана по экспорту зерновых, несмотря на значительное падение цен на мировом рынке. Это, как и ряд других факторов, в итоге привело к сложной ситуации с продовольствием и голоду в деревнях и мелких городах на востоке страны зимой 1931−1932 годов. Вымерзание озимых в 1932 году и тот факт, что к посевной кампании 1932 года значительное число колхозов подошло без посевного материала и рабочего скота (который пал или был не пригоден для работы ввиду плохого ухода и отсутствия кормов, которые были сданы в счёт плана по общим хлебозаготовкам), привели к значительному ухудшению перспектив на урожай 1932 года. По стране были снижены планы экспортных поставок (примерно в три раза), плановых заготовок зерна (на 22%) и сдачи скота (в 2 раза), но общую ситуацию это уже не спасало — повторный неурожай (гибель озимых, недосев, частичная засуха, снижение урожайности, вызванное нарушением базовых агрономических принципов, большие потери при уборке и ряд других причин) привёл к сильнейшему голоду зимой 1932 — весной 1933 годов.

Как писал 13 апреля 1933 года в газете «Financial Times» советник бывшего британского премьер-министра Ллойд-Джорджа Гарет Джонс, трижды посетивший СССР в период с 1930 по 1933 год, основной причиной массового голода весной 1933 года, по его мнению, стала коллективизация сельского хозяйства, которая привела к следующим последствиям:

— изъятие земли у более чем двух третей российского крестьянства лишило его стимулов к труду; кроме того, в предыдущем (1932 году) у крестьян был насильственным путём изъят практически весь собранный урожай;

— массовый убой крестьянами скота из-за нежелания отдавать его на колхозные фермы, массовая гибель лошадей из-за нехватки фуража, массовая гибель скота из-за эпизоотий, холода и бескормицы на колхозных фермах катастрофически снизили поголовье скота по всей стране;

— борьба с кулачеством, в ходе которой «6−7 миллионов лучших работников» были согнаны со своих земель, нанесла удар по трудовому потенциалу государства;

— увеличение экспорта продовольствия из-за снижения мировых цен на основные экспортные товары (лес, зерно, нефть, масло и т. д.)

Осознавая критическое положение, руководство ВКП (б) к концу 1932 — началу 1933 годов. приняло ряд решительных изменений в управлении аграрным сектором — была начата чистка как партии в целом (Постановление ЦК ВКП (б) от 10 декабря 1932 года о проведении чистки членов и кандидатов партии в 1933 году), так и учреждений и организаций системы Наркомзема СССР. Система контрактации (с её губительными «встречными планами») была заменена на обязательные поставки государству, были созданы комиссии по определению урожайности, реорганизации подверглась система закупок, поставок и распределения сельхозпродукции, а также был принят ряд других мер. Наиболее действенными в условиях катастрофического кризиса стали меры по прямому партийному руководству колхозами, МТС, создание политотделов МТС (Машинно-тракторная станция — государственное сельскохозяйственное предприятие, в СССР и ряде других социалистических государств обеспечивавшее техническую и организационную помощь сельскохозяйственной техникой крупным производителям сельскохозяйственной продукции (колхозам, совхозам, сельскохозяйственным кооперативам)).

Это позволило, несмотря на критическое положение в сельском хозяйстве весной 1933 года, засеять и собрать неплохой урожай.

В 1931—1932 годах продолжается процесс ликвидации кулачества как класса. Ликвидация имела некоторые особенности по сравнению с 1930 годом. Теперь устанавливались две категории кулацких хозяйств: первая выселялась, а вторая расселялась за пределами колхозных массивов. Налоговая политика в годы сплошной коллективизации была направлена не только на ограничение, но и на ликвидацию капиталистических элементов. Все кулацкие хозяйства подлежали индивидуальному обложению. На кулацкие хозяйства не распространялись льготы. Для кулацких хозяйств устанавливались твердые задания, при невыполнении которых имущество кулаков подлежало продаже, а к наиболее злостным саботажникам применялись репрессивные меры вплоть до выселения.

В результате этих мероприятий резко сократилось число кулацких хозяйств (с 1 млн. до 450 тыс. (к середине 1930 года), к концу менее 350 тыс., а в конце 1931 года — около 150 тыс.). Из районов сплошной коллективизации выселено 160 тыс. кулацких семей (1931 год). Всего за два года раскулачено более 600 тыс. хозяйств, а выселено — более 240 тыс. кулацких семей.

С 1932 году ЦК партии запретил массовое переселение кулаков, обязав местные органы ограничиться выселением лишь отдельных контрреволюционных элементов.

В ходе ликвидации кулачества как класса Советское государство попутно решало и задачу перевоспитания бывших кулаков, вовлечения их в общественно полезную деятельность. Основная их масса порывала со своим прошлым и постепенно становилась в ряды тружеников советского общества. Таким образом, в результате первой пятилетки было разгромлено кулачество, подорваны корни капитализма в сельском хозяйстве и тем самым обеспечена победа социализма в деревне.

3. Итоги коллективизации в СССР

В годы второй пятилетки государство, продолжало осуществлять сталинскую «революцию сверху».

Коллективизация завершилась к концу второй пятилетки. В 243,7 тыс. колхозов было вовлечено почти 94% оставшихся к тому времени в деревне хозяйств. В деревне возник и стал господствующим иной тип хозяйства. На колхозный строй были распространены принципы хозяйствования, которые были характерны для государственного сектора.

Важным рычагом, с помощью которого сложился колхозный строй, стали чрезвычайные партийные органы — политические отделы при МТС и совхозах, созданные по решению январского (1933 год) Пленума Ц К ВКП (б). Строились они с целью оказания помощи колхозам на сложном и многотрудном этапе их организационно-хозяйственного укрепления. Политотделы были наделены широкими и многообразными полномочиями — от подбора, расстановки и фильтрации кадров, организации хозяйственных компаний до руководства политико-просветительской работой и даже осуществления карательных функций.

В течение 1933 года они провели «чистку» колхозов, особенно их управленческого аппарата и деревенских партийных организаций. Из колхозов, находившихся в зонах деятельности 1028 МТС 24 краев, областей и республик были исключены как «классово-чуждые» или просто непригодные: 36,8% работников бухгалтерии, 33,5% - механиков, 30,6% - агрономов и 27,7% бригадиров тракторных бригад. Политотдельцы обеспечивали выполнение планов колхозами, контролировали выдачу оплаты на трудодни, организовывали соревнование, выявляли «вредителей». Они делали все, чтобы колхозы стали такими, какими они были нужны партии и государству для выполнения разнообразных директив и обязательств. В конце 1934 года политотделы при МТС были упразднены и слиты с райкомами партии как выполнявшие свои задачи. Преобразование мелкого крестьянского хозяйства в крупное коллективное, позволило перевести сельскохозяйственное производство на плановые начала его регулирования и управления. Государство обрело возможность устанавливать не только объем и другие параметры сельскохозяйственного производства, но и размеры ежегодных поставок ему продукции этого производства, гарантирующих получение почти половины собираемого в стране урожая, с правом полного и бесконтрольного распоряжения им. Такая система взаимоотношений колхозов с государством означала преимущественно внешнеэкономический характер принуждения сельского работника к труду, вследствие чего тот утрачивал заинтересованность в подъеме хозяйства своей артели.

Юридически это принуждение было подкреплено осуществленной в конце 1932 — начале 1933 годов паспортизацией населения страны. В сельской местности паспорта выдавались только в совхозах и на территориях, объявленных «режимными». Колхозники могли получить паспорта только при перемене места жительства, но фактически эта процедура была обставлена множеством ограничений. закрытым постановлением СНК ССР от 19 февраля 1934 года устанавливалось, что в паспортизированных местностях предприятия могли принимать на работу колхозников, которые ушли в отход без договора с хозорганами. Складывалась командно-бюрократическая система управления колхозами, становившаяся одним из факторов замедленного развития сельского хозяйства, его отставания от потребностей страны и бегства крестьян от земли, запустения.

Заключение

Установление колхозного строя означало качественно новый рубеж не только в жизни отечественной деревни, но и страна в целом. Все однородные по характеру формы собственности — государственной и колхозно-кооперативная — стали всеохватывающими в обществе. Не менее существенно изменился и его социально-политический облик. Завершилась полоса промежуточного, переходного состояния. Советское общество стало биполярным: на одном полюсе формировалось новое социально-классовое образование в лице партийно-государственной бюрократии, от лица общества распоряжающейся государственной и колхозно-кооперативной собственностью, а на другом — одинаково лишенные основных средств производства наемные рабочие города и деревни.

В последнее время в отечественной литературе преобладающими стали негативные оценки коллективизации. В истории отечественной деревни это едва ли не самая трагическая страница. Но коллективизация обеспечила форсированную перекачку средств из сельского хозяйства в промышленность, высвобождения для индустриализации страны 15 — 20 млн. чел.; она позволила во второй половине 30-х годов постепенно стабилизировать положение в аграрном секторе отечественной экономики, повысить производительность труда.

Если в канун «революции сверху» в стране производилось ежегодно 72 — 73 млн. т. зерна, более 5 млн. т. мяса, свыше 30 млн. т. молока, то в конце 30-х — начале 40-х годов сельское хозяйство давало 75 — 80 млн. т. зерна, 4 — 5 млн. т. мяса и 70 млн. т. молока. Но если к концу НЭПа эту продукцию производили 50 — 55 млн. крестьян — единоличников, то в предвоенные годы — 30−35 млн. колхозников и рабочих совхозов, т. е. на треть работников меньше.

«Сопоставляя высокую цену, заплаченную народами СССР за совершенный в преддверии второй мировой войны индустриальный рывок, с ценой, которой им, в противном случае, пришлось бы расплачиваться за военно-техническую и экономическую отсталость страны, данные жертвы и лишения не приходится считать ни напрасными, ни чрезмерными». Справедливо считает современный исследователь истории создания военно-промышленного комплекса СССР Н. Симонов.

В этой высокой цене была доля пришедшаяся на коллективизированную отечественную деревню.

По данным этой курсовой работы можно сделать вывод, что коллективизация была необходимой мерой для извлечения средств на индустриализацию и для высвобождения рабочей силы, для неё. Коллективизация проводилась весьма жестокими способами. Пострадало много людей, которые, конкретно, не были ни в чём виноваты. Однако, никто, в том числе и критики коллективизации, не могут до сих предложить другого, внятного, способа, как надо было провести индустриализацию.

Если вспомнить задачи, которые были представлены в начале курсовой работы, то можно сказать, что они выполнены, а цель курсовой достигнута.

Список использованной литературы

1. Белковец Л. П., Белковец В. В. История государства и права. М., 2000

2. Валиулин К. Б., Зарипова Р. К., История России. ХХв. М., 2002

3. Верт Н. «История советского государства»; учебник для вузов «Новейшая история отечества. XX век» под ред. Киселева А. Ф., Щагина Э. М. Грациози А. Великая крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне. 1917−1933. — М., 2001

4. Грациози А. «Великая крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне. 1917−1933. — М., 2001

5. Ивницкий И. А. Коллективизация и раскулачивание (нач. 30-х гг.). — М., 1996

6. Машков Ю. А. Зерновая проблема в годы сплошной коллективизации сельского хозяйства СССР (1929−1932 гг.) — М., 1966

7. Рогалина Н. Л. Коллективизация: уроки пройденного пути. — М., 1989

8. Симонов Н. С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920—1950-е годы. — М., 1996

9. Фицпатрик, Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30-е годы: город. — 2-е изд. — М.: Российская политическая энциклопедия, 2008

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой