Легитимность и легальность государственной власти

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Новосибирский Государственный Аграрный Университет

Юридический факультет

Кафедра теории и истории государства и права

Курсовая работа

«Легитимность и легальность государственной власти»

Выполнил: студент 1 курса группы 7101

Олейников Яков

Проверил: Старший преподаватель

Щербакова Елена Сергеевна

Новосибирск. 2013

Содержание

Введение

1. Понятие государственной власти

2. Легитимность власти

2.1 Типы легитимности

2.2 Проблемы и кризисы, связанные с легитимной властью

3. Легальность государственной власти

4. Соотношение легитимности и легальности власти

Заключение

Список использованной литературы

легализация легитимация власть государственный

Введение

Государство и государственная власть всегда играли огромную роль в обществе, становясь над ним и отчуждаясь от него. В современных условиях эта роль также велика, хотя на сегодняшний предъявляются высокие требования к организованности и упорядоченности общественных процессов. И так как современное государство обладает большими ресурсами, то при осуществлении и проявлении своей власти государство должно разумно регулировать социальные отношения, хотя невозможно применять одинаковые меры для разных слоев населения. И поэтому по ряду объективных причин, государственная власть является важным объектом наблюдения, вокруг которого во все времена существования государства идут многочисленные споры, связанные с ее осуществлением, проявлением, сущностью государственной власти.

Актуальность темы обусловлена тем, что в условиях различных преобразований государства перестраивается и государственная власть, выполняющая ведущую роль в социуме. Однако в целях стабильного развития государственно-правового пространства функционирующие политические и правовые институты не только должны соответствовать решаемым общенациональным целям и задачам, но и иметь духовно-нравственную и социокультурную обоснованность и оправданность. Причем эффективность режима законности и правопорядка, безусловно, зависит от того, насколько его требования одобряемы и поддерживаемы населением страны. Иначе принципы правовой регуляции общественных отношений обращаются в формальное долженствование, не основанное на национально-культурных доминантах, духовно-нравственных и национально-культурных интересах и потребностях народа.

Государственная власть реализуется через государственное управление — целенаправленное воздействие государства, его органов на общество в целом, те или иные его сферы на основе познанных объективных законов для выполнения стоящих перед обществом задач и функций. Между тем дееспособность власти зависит от ее легитимности и легальности, которые являются показателями эффективности государственной власти, что особенно относится к первому. Так как, если власть будет нелегитимной, т. е. та власть, которая не признается обществом, то ей придется применять меры принуждения.

Цель исследования: теоретический и методологический анализ форм и технологий легализации и легитимации государственной власти. Объектом исследования является понятие государственной власти и ее признаки. Предмет исследования — основания государственной власти (легитимность и легальность государственной власти). Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи.

1. Понятие государственной власти

Государственная власть — фундаментальная категория государствоведения и самый трудопостижимый феномен общественной жизнедеятельности людей. В понятиях «государственная власть», «властеотношения» преломляются важнейшие стороны бытия человеческой цивилизации, отражается суровая логика борьбы классов, социальных групп, наций, политических партий и движений. Она имеет немало качественных особенностей. Важнейшая особенность государственной власти заключена в ее политической и классовой природе. В научной и учебной литературе термины «государственная власть» и «политическая власть» обычно отождествляются. Такое отождествление, хотя и не бесспорно, допустимо. Во всяком случае государственная власть всегда является политической и содержит элемент классовости.

Особенностью государственной власти является то, что ее субъект и объект обычно не совпадают, властвующий и подвластные чаще всего отчетливо разделены. В обществе с классовыми антагонизмами властвующим субъектом выступает экономически господствующий класс, подвластными -- отдельные лица, социальные, национальные общности, классы. В демократическом обществе возникает тенденция сближения субъекта и объекта власти, ведущая к их частичному совпадению. Диалектика этого совпадения состоит в том, что каждый гражданин является не только подвластным; как член демократического общества он вправе быть индивидуальным первоносителем и источником власти. Он имеет право да и должен активно участвовать в формировании выборных (представительных) органов власти, выдвигать и выбирать кандидатуры в эти органы, контролировать их деятельность, быть инициатором их роспуска, реформирования. Право и долг гражданина -- участвовать в принятии государственных, региональных и других решений через все виды непосредственной демократии. Словом, при демократическом режиме нет и быть не должно только властвующих и только подвластных. Даже высшие органы государства и высшие должностные лица имеют над собой верховную власть народа, являются одновременно объектом и субъектом власти.

Еще одна важнейшая особенность государственной власти состоит в том, что она проявляется в деятельности государственных органов и учреждений, образующих механизм (аппарат) этой власти. Она потому и называется государственной, что ее практически олицетворяет, приводит в действие, претворяет в жизнь прежде всего механизм государства. Видимо, поэтому государственную власть часто отождествляют с органами государства, особенно высшими. С научной точки зрения такое отождествление недопустимо. Во-первых, государственную власть может реализовать сам властвующий субъект. Например, народ через референдум и другие институты непосредственной (прямой) демократии принимает важнейшие государственные решения. Во-вторых, политическая власть изначально принадлежит не государству, его органам, а либо элите, либо классу, либо народу. Властвующий субъект не передает органам государства свою власть, а наделяет их властными полномочиями.

Таким образом, государственная власть есть концентрированное выражение воли и силы, мощи государства, воплощенное в государственных органах и учреждениях. Она обеспечивает стабильность и порядок в обществе, защищает его граждан от внутренних и внешних посягательств путем использования различных методов, в том числе государственного принуждения и военной силы.

Власть выступает главным объектом вожделений и взаимодействий групп, общностей, организаций. Но власть оказывается наиболее таинственным явлением в политике, природу которого выявить непросто. В самом деле, что такое «власть» — абстракция, символ или реальное действие? Ведь можно говорить о власти человека, организации, общества, но одновременно и о власти идей, слов, законов.

Политическая власть — способность социальной единицы (социальной группы, класса, большинства общества) и представляющих её организаций и индивидов проводить свою волю по отношению к другим социальным единицам; осуществлять общие интересы данной социальной единицы насильственными или ненасильственными средствами.

Базовым элементом существования и функционирования власти, а также закрепления её в обществе, является легитимность.

2. Легитимность власти

Легитимность — сущностное свойство государственной власти. Термин «легитимность» исторически возник в начале XIX в. во Франции для характеристики государственной власти как власти законной (при этом власть Наполеона рассматривалась как власть самочинно узурпированная и, значит, нелегитимная). С течением времени объем содержания этого термина расширился. Легитимность стала означать не только законность происхождения и способа установления власти, но и такое состояние власти, когда граждане (подданные) государства признают (согласны, убеждены) право данной власти предписывать им тот или иной способ поведения. Из последнего также следует, что существующие государственные институты, по крайней мере, не хуже, чем любые другие возможные институты, и поэтому им нужно подчиняться.

Признание обществом законности, правомерности официальной власти — это фундаментальная характеристика легитимности. Речь идет об общественном признании власти, о доверии и поддержке, которые оказывают ей общество, народ, а не о правовом, юридическом закреплении политической власти в соответствующих государственных документах.

Большой вклад в теоретическую разработку понятия легитимности внес Макс Вебер. Согласно разработанной им и ставшей классической теории, легитимность характеризуют два фундаментальных признака: признание власти, реализуемой существующими институтами государства, и обязанность индивидов ей подчиняться. Одновременно с этим сущностная характеристика легитимности состоит в том, что это именно представление (убеждение) граждан о государственной власти, присутствующее в их сознании. Государственные органы приобретают свойство легитимности по-разному. Представительные органы становятся легитимными на основе проведения предусмотренных и регламентированных законом выборов. Эти органы получают властные полномочия непосредственно от первоисточника власти. Органы управления приобретают легитимность путем конкурсного отбора, назначения их чаще всего представительными органами и в порядке, предусмотренном законом.

Легитимными должны быть и осуществляемые органами государства властные полномочия, методы деятельности, особенно метод государственного принуждения.

Легитимность, которая означает поддержку власти со стороны широких слоев населения, является самой заветной целью всех политических режимов. Именно она в первую очередь обеспечивает стабильность и устойчивость власти. Положительное отношение населения к политике властей и признание им правомочности правящей элиты формируются по любым проблемам, оказывающимся в фокусе общественного мнения. Одобрение и поддержка населением властей связаны с разнообразными политическими и гражданскими традициями, механизмами распространения идеологий, процессами формирования авторитета разделяемых «верхами» и «низами» ценностей определенной организацией государства и общества. Это заставляет относиться к легитимности как к политико-культурной характеристике властных отношений. Население, как уже отмечалось, может поддерживать правителей и тогда, когда они плохо управляют государством. В силу этого такая легитимность может формироваться даже в условиях снижения эффективности правления. Поэтому при такой форме легитимности в главу угла ставится не зависящая от формально-правовых установлений реальная расположенность и комплиментарность граждан к существующему режиму. В то же время легитимность может инициироваться и формироваться не населением, а самим государством (правительством) и политическими структурами (проправительственными партиями), побуждающими массовое сознание воспроизводить положительные оценки деятельности правящего режима. Такая легитимность, базируемая уже на праве граждан выполнять свои обязанности по поддержанию определенного порядка и отношений с государством. Она непосредственно зависит от способности властей, элитарных структур создавать и поддерживать убеждения людей в справедливости и оптимальности сложившихся политических институтов и проводимой ими линии поведения. Для формирования такой легитимности громадное значение приобретают институциональные и коммуникативные ресурсы государства. Правда, подобные формы легитимности нередко оборачиваю излишней юридизацией, позволяющей в конечном счете считать любое институционально и законодательно оформленное правление узаконенным правом властей на применение принуждения. Таким образом, легитимность по сути отождествляется с легальностью, законностью, юридической обоснованностью государственной власти и закрепленностью ее существования в обществе.

Легитимность может формироваться и внешними политическим и центрами — дружественными государствами, международными организациями. Такая разновидность политической поддержки часто используется при выборах руководителей государств, в условиях международных конфликтов. Категория легитимности применима и для характеристики самих политиков, различных институтов, норм и отдельных органов государства. Иными словами, и внутри государства различные политические субъекты могут обладать разным характером и иметь разный уровень поддержки общественным или международным мнением. Например, институт президента Югославии пользовался широкой поддержкой внутри страны, но решительно осуждался на международной арене, где многие страны признают Милошевича военным преступником. Или, наоборот, отдельные политики или партии на родине могут подвергаться остракизму, а за рубежом пользоваться поддержкой как представители демократического движения. Так, население может поддерживать парламент и протестовать против деятельности правительства, а может поддерживать президента и негативно относиться к деятельности правительственных органов. В истории политической мысли высказывалось немало разноречивых взглядов относительно самой возможности легитимации власти. Так, ученые, стоящие на антропологических позициях и платформе естественного права, исходят из того, что легитимность возможна и реальна, поскольку в человеческом обществе наличествуют некие абсолютные, общие для всех ценности и идеалы. Это дает гражданам возможность поддерживать власть. В то же время немало ученых полагает, что как раз отсутствие таких общих для всех идей в сегментированном обществе является причиной невозможности возникновения легитимности. Так, по мнению австрийского учёного Г. Кельсена, человеческое знание и интересы крайне релятивные, а потому все свободны и в конструировании своей жизни, и в отношении к власти. Вместе с тем сторонники договорных теорий утверждают, что поддержка власти возможна до тех пор, пока существует совместная договоренность граждан относительно ее целей и ценностей. Поэтому «любой тип легитимности предполагает существование минимального социального консенсуса относительно тех ценностей, которые приемлет большинство общества и которые лежат в основе функционировании политического режима. Таким образом, легитимность может обладать различной интенсивностью, давая возможность устанавливать иерархические связи между отдельными политиками и органами власти.

2.1 Типы легитимности

В политической науке наиболее популярна классификация, составленная М. Вебером, который с точки зрения мотивации подчинения выделял следующие ее типы:

1) Традиционная легитимность- формирующаяся на основе веры людей в необходимость и неизбежность подчинения власти, которая получает в обществе (группе) статус традиции, обычая, привычки к повиновению тем или иным лицам или политическим институтам. Данная разновидность легитимности особенно часто встречается при наследственном типе правления, в частности, в монархических государствах. Длительная привычка к оправданию той или иной формы правления создает эффект её справедливости и законности, что приобретает власти высокую стабильность и устойчивость;

2) Рациональная (демократическая) легитимность- возникающая в результате признания людьми справедливости тех рациональных и демократических процедур, на основе которых формируется система власти. Данный тип поддержки складывается благодаря пониманию человеком наличия сторонних интересов, что предполагает необходимость выработки правил общего поведения, следование которым и создает возможность для реализации его собственных целей. Иначе говоря, рациональный тип легитимности имеет по сути дела нормативную основу, характерную для организации власти в сложно организованных обществах.

3)Харизматическая легитимность- складывающаяся в результате веры людей в признаваемые ими выдающимися качества политического лидера. Этот образ непогрешимого, наделенного исключительными качествами человека (харизма) переносится общественным мнением на всю систему власти. Безоговорочно веря всем действиям и замыслам харизматического лидера, люди некритически воспринимают стиль и методы его правления. Эмоциональный восторг населения, формирующий этот высший авторитет, чаще всего возникает в период революционных перемен, когда рушатся привычные для человека социальные порядки и идеалы и люди не могут опереться ни на бывшие нормы и ценности, ни на только еще формирующиеся правила политической игры. Поэтому харизма лидера воплощает веру и надежду людей на лучшее будущее в смутное время. Но такая безоговорочная поддержка властителя населением нередко оборачивается цезаризмом, вождизмом и культом личности. Следует особо сказать об идеологической легитимности. В истории классовых государств всегда придавалось существенное, а нередко первостепенное значение идеологическому узаконению существующих политических режимов. Идеологическая легитимация власти — историческая реальность, которую невозможно отрицать, как было бы нелепо игнорировать стремление власти к самоутверждению посредством самооправдания. Известно, что монархи стремились обосновать свое право на господство, используя религиозное суеверие и прочие идеологические иллюзии, и психологические стереотипы. В настоящее время для обеспечения идеологической легитимности своего господства элиты используют мощь научно-технических и информационных средств, образуя и поддерживая индустрию идей.

В традиционной легитимности власти обычно выделяют геронтологическую (впасть старейшин), патриархальную (власть вождя племени), патримониальную (власть монарха) и другие разновидности. Харизматическая власть базируется на личной преданности вождю, пророку (Будда, Мухаммед, Цезарь, Наполеон, Ленин, Сталин, Гитлер, де Голль) людей, убежденных в их необыкновенном даре. Власть харизматического лидера чаще не подкреплена легальным (установленным законом) правом на обладание неограниченной властью, что вынуждает его постоянно подтверждать гражданам свою харизму. Рациональная легитимность — это легитимность государственной власти, при организации и реализации которой строго соблюдаются права человека, общие правовые принципы и право порядок в целом. Здесь также выделяются демократическая легитимность (власть соответствует волеизъявлению управляемых) и технократическая легитимность (власть сообразуется со способностями управляющих). Очевидно, что в чистом виде ни один из указанных типов легитимности не существует. Каждому государству соответствует то или иное сочетание типов легитимности. Сегодня веберовская типология имеет, скорее, историко-познавательную ценность и не является в полной мере актуальным инструментарием современных исследований государства и политической системы. Ушли в прошлое монархические режимы времен Вебера и XIX в. Современные монархии, хотя и продолжают олицетворять единство нации, сколько-нибудь существенной политической роли не играют (исключение составляют исторически переломные моменты, как это было в нашем веке в Испании или Бельгии), закончился и период широкого распространения харизматических лидеров. Исторический опыт убедительно показал, что харизматические вожди очень быстро перерождаются в тиранов, а их харизма — в хорошо организованный культ возвеличивания лидера. Помимо указанных способов поддержки власти ряд ученых выделяют и другие, придавая легитимности более универсальный и динамичный характер. Так, английский исследователь Д. Халд наряду с уже известными нам типами легитимности предлагает говорить о таких её видах, как: — «согласие под угрозой насилия», когда люди поддерживают власть, опасаясь угроз с её стороны вплоть до угрозы их безопасности; - легитимность, основанная на апатии населения, свидетельствующей о его безразличии к сложившемуся стилю и формам правления; - прагматическая (инструментальная) поддержка, при которой оказываемое властям доверие осуществляется в обмен на данные ею обещания тех или иных социальных благ; - нормативная поддержка, предполагающая совпадение политических принципов, разделяемых населением и властью; - и наконец, высшая нормативная поддержка, означающая полное совпадение такого рода принципов. Так же некоторые ученые выделяют и патриотический тип легитимности, при котором высшим критерием поддержки властей признается гордость человека за свою страну, за проводимую ею внутреннюю и внешнюю политику.

2.2 Проблемы и кризисы, связанные с легитимной властью

С понятием легитимности тесно связаны проблемы делегитимации государственной власти. Основные предпосылки делегитимации власти лежат, как представляется, в сфере духа, имеют идейные подтексты. Суть происходящих процессов состоит в нарушении консенсуса, который традиционно лежал в фундаменте нашего государства и власти. Властвующая элита и связанные с нею немногочисленные социальные группы замыкаются в себе и в итоге теряют поддержку населения. Любовь к Отечеству со стороны элиты, в том числе культурной, ставится в зависимость от того, насколько страна соответствует мировым демократическим стандартам. Отсюда недалеко и до оправдания применения насилия власти над «непросвещенным» народом, не желающим добровольно идти по пути «прогресса». В результате все чаще наблюдается разрыв между идеями демократии и социально-политической практикой, склоняющейся к авторитарному режиму. Сторонники рассмотрения причин кризисов легитимности чаще всего связывают их с характеристикой социально-культурных черт населения, ролью стереотипов и традиций, действующих как среди элиты, так и среди населения, попытками установления количественной границы легитимной поддержки (оперируя при этом цифрами в 20−25% электората). Обобщая наиболее значимые подходы, можно сказать, что в качестве основных источников кризиса легитимности правящего режима, как такового, можно назвать уровень политического протеста населения, направленного на свержение режима, а также свидетельствующие о недоверии режиму результаты выборов, референдумов, плебисцитов. Эти показатели свидетельствуют о «нижней» границе легитимности, за которой следует распад действующего режима и даже полная смена конституционного режима. К факторам, определяющим её «верхнюю» границу, т. е. текущее, динамичное изменение симпатий и антипатий к властям, можно отнести: функциональную перегруженность государства и ограниченность ресурсов властей, резкое усиление деятельности оппозиционных сил, постоянное нарушение режимом установленных правил политической игры, неумение властей объяснить населению суть проводимой им политики, широкое распространение таких социальных болезней, как рост преступности, падение уровня жизни и т. д. Т. е. основными причинами делегитимизации являются следующие:

— противоречие между универсальными ценностями, господствующими в обществе, и эгоистическими интересами властвующей элиты; - противоречие между идеей демократии и социально-политической практикой. Это проявляется в попытке решить проблемы силовым путем, нажимом на средства массовой информации; - отсутствие в политической системе механизма по защите интересов народных масс; - нарастание бюрократизации и коррумпированности; - национализм, этнический сепаратизм в многонациональных государствах, проявляющиеся в отвержении федеральной власти; - потеря правящей элитой веры в правомерность своей власти, возникновение внутри нее о социальных противоречиях, столкновение разных ветвей власти. В целом же урегулирование кризисов легитимности должно строиться с учётом конкретных причин снижения поддержки политического режима в целом или его конкретного института, а также типа и источника поддержки. В качестве основных путей и средств выхода из кризисных ситуаций для государства, где ценится мнение общественности, можно назвать следующие: — поддержание постоянных контактов с населением; - проведение разъяснительной работы относительно своих целей; - усиление роли правовых методов достижения целей и постоянного обновления законодательства; - уравновешенность ветвей власти; - соблюдение правил политической игры без ущемления интересов участвующих в ней сил; - организация контроля со стороны организованной общественности за различными уровнями государственной власти; - укрепление демократических ценностей в обществе; - преодоление правового нигилизма населения и т. д.

В целом легитимность власти можно определить как согласие граждан или признание ими права определенной личности или группы лиц распространять свое влияние на них по управлению обществом. Важным моментом легитимности является характер такого согласия. Человек соглашается -- под страхом смерти, в результате прямой угрозы или из-за материальной выгоды, -- на то, чтобы другой оказывал на него влияние. Однако такая власть не будет легитимной. В терминах Вебера это будет обычное господство, тогда как власть является господством легитимным. Поэтому важным компонентом легитимности является добровольное согласие на господство ввиду уверенности в компетентности или авторитете представителей власти или системы власти в целом. Понятно, что легитимность власти возможна и при недемократических режимах, ведь не имеет значения, соответствуют действительности представления граждан о власти или нет. Поэтому в известной степени легитимными были и нацистская Германия, и сталинский Советский Союз, хотя они и базировались на насилии и манипуляции сознанием людей. Важно, что господство других людей над собой граждане воспринимают как должное -- вследствие факторов рациональных или иррациональных, зная политическую ситуацию в стране или при отсутствии такого знания.

Проблема легитимности власти всегда была одной из важнейших в мировой политической истории. Средства ее достижения очень разнообразны. Самое простое и в то же время самое трудное заключалось в обеспечении прямого доступа людей к осуществлению власти. В таком случае прямая связь между гражданами и властью давала возможность избавиться от сомнений относительно компетентности и авторитета власти, ведь ее осуществление происходило при прямом участии самих подчиненных. С другой стороны, такой механизм по своей сути был очень ограничен для применения, поскольку предусматривал небольшое количество населения и небольшую территорию для своего воплощения в жизнь. Не прибегая к детальному анализу способов легитимации власти, хотелось бы отметить наиболее распространенный в настоящее время в государствах Западной Европы и Америки, истоки которого кроются еще в XVIII веке. Он заключался во введении института прямых выборов в органы власти. Переоценить идею прямых выборов и ее воплощение в жизнь практически невозможно. В свое время они стали мощным средством легитимации европейских государств и дали возможность избежать революционного свержения власти. Лояльность населения того или иного государства, пребывавшего в кризисе во время распада династических монархий и существенного снижения роли религии, в значительной степени была сохранена именно благодаря постепенному введению института выборов. Осознание населением того, что именно оно формирует власть и является ее источником, стало крепким залогом достаточного уровня легитимности власти во многих странах и наиболее ярко проявило себя в ХХ веке.

Длительное время этот инструмент легитимности полностью себя оправдывал. Однако уже в конце ХХ -- начале ХХІ века это средство легитимации власти и сохранения связи между населением и властью начало испытывать кризис. Распространенное в странах Западной Европы и Америки явление абсентеизма (низкий процент явки граждан на общенациональные выборы) является одним из ярких свидетельств этого процесса. Очевидно, что такие тенденции начинают проникать и в Украину, хотя об их масштабах и перспективах говорить однозначно довольно трудно. Однако понятно, что разочарование населения Европы, и Украины в том числе, имеет под собой слишком серьезную почву, чтобы не принимать его во внимание.

Оно напрямую ведет к потере связи между властью и населением и в итоге -- к снижению уровня легитимности власти. Причины потери связи между избирателями и политическими силами имеют много аспектов и отличаются в зависимости от стран. Нас больше интересуют особенности украинских процессов, напрямую связанных с кризисом легитимности. Выделим две тенденции: первая скорее касается власти, вторая -- самого населения. При этом их интенсивность, а также возможность оставаться влиятельными во временной перспективе может отличаться, однако обе они во многом определяют характер отношений между властью и гражданами. Хотя, конечно, никакая теоретическая конструкция не может учесть все разнообразие и рискует упустить важные аспекты реальности. Итак, первая тенденция касается в первую очередь властной верхушки. Можно утверждать, что любая политическая сила в процессе политической борьбы создает собственный образ мира, в котором отводится место ей и ее политическим оппонентам. Таким образом происходит борьба за электорат. Символические образы мира, присущие любой политической силе, имеют обоснование (на рациональной или эмоциональной базе) того, почему именно она лучше других, какими преимуществами в сравнении с другими обладает. Модели таких образов могут быть разными, однако обычно они имеют похожую схему: с одной стороны, по-своему объясняют политическую реальность в том или ином обществе, с другой -- свое место в нем, которое совершенно неотделимо от противопоставления себя своим политическим оппонентам. Помня о том, что в основе политики как особенной сферы общественных отношений всегда лежит конфликт (в марксистском или в любом другом понимании), такое противопоставление -- абсолютно закономерное явление. Сражаясь за власть, политические силы выстраивают такие образы действительности, которыми пытаются привлечь внимание населения.

Таким образом, в идеале сторонники любой политической силы разделяют тот образ действительности, который был ею сформирован (хотя ее представители далеко не всегда верят в него сами). Эта схема является довольно простым выражением связи между избирателями и партиями. Более масштабное согласие всего населения с картиной мира, которую продуцирует политическая система любого государства в целом, является свидетельством легитимности власти. Проблемы в случае Украины возникают как раз из-за несоответствия частичных картин мира, создаваемых отдельными политическими силами, общей картине мира, которая должна быть результатом деятельности всей политической системы. Можно говорить о том, что частичные образы действительности многих украинских политических сил настолько противоречат друг другу, что не в состоянии обеспечить существование целостного общеполитического образа. Иными словами, украинскому гражданину нечего разделять, кроме как партикулярные картины мира, которые массово продуцируют многочисленные украинские партии. Следовательно, легитимность как связь граждан и власти становится проблематичной. В свою очередь граждане, являющиеся сторонниками той или иной политической силы, склонны в таком случае не доверять государству и политической системе в целом. Независимо от того, какая политическая сила находится у власти, есть ряд писаных или неписаных правил игры, которые соблюдают все участники властных отношений. В таких условиях граждане могут доверять властным структурам независимо от того, какие политические силы их возглавляют.

Свидетельством того, что в государстве существует достаточный уровень общей легитимности, могут быть многочисленные примеры стабильного функционирования коалиций, обладающих незначительным преимуществом над оппозицией, и даже правительств меньшинства, в странах Западной Европы. А в условиях украинских реалий функционирование коалиции с несущественным преимуществом в количестве депутатов сразу вызывает безумное сопротивление оппозиционных сил, которое свидетельствует об отсутствии консенсусного поля сотрудничества в украинском парламенте. Консенсусное поле отсутствует также и в образах реальности политических сил, что и приводит к уже названным последствиям. Формирование такого поля не предполагает образование широкой коалиции или каких-либо попыток псевдоконсолидации украинских политических сил, которая приведет лишь к снижению уровня легитимности отдельных политических сил. Оно, скорее, должно заключаться в модификации образов реальности украинских партий так, чтобы они перестали быть взаимоисключающими, создали предпосылки для формирования общих правил игры и общих ценностей. Эти правила могут касаться принципов диалога и взаимодействия большинства и оппозиции, правительства и президента и т. д. В любом случае такая модификация должна способствовать налаживанию между государством и гражданином связи, которая была нарушена чрезмерной партикуляризацией легитимности. Однако, как уже отмечалось, «фрагментизация» легитимности является только тенденцией, которая лишь частично может объяснить современные проблемы легитимности. Для более полного понимания мы должны выделить другую тенденцию, которая больше связана с населением, чем с властью. Однако она так же определяет состояние легитимности и со временем может стать влиятельнее. Разочарование в способности оказывать влияние на политику и погружение в собственно частную жизнь, которые служат главными причинами этих процессов, стоит, наверное, рассматривать как взаимодополняющие и взаимно обусловливающие элементы, ни один из которых не является первичным.

Это приводит к тому, что люди не верят в возможность смены не только государственного, но и общественного строя, политические манифестации или образование различных объединений граждане начинают воспринимать довольно скептически. В любом случае падение уровня легитимности власти в результате исчезновения интереса к публичной сфере является очевидным. Если снижение уровня интереса к политической жизни лежит на поверхности, то значительно важнее будет указать на другой аспект влияния доминирования частной сферы на легитимность власти. Он заключается в том, что уровень доверия к политикам и политическим силам все больше определяется степенью удовлетворения собственных частных интересов. Иными словами, легитимность ставится в прямую зависимость от способности той или иной политической силы «купить» своего «клиента». Во-первых, в следствие этого, легитимность как таковая размывается еще больше. Если политические силы собственным мировоззренческими конструкциями «фрагментируют» общеполитическую легитимность, то такое отношение граждан вообще разрушает ее, превращая в своеобразный процесс обмена. Понятно, что если принцип обмена становится доминирующим во взаимоотношениях людей, то и отношения населения и власти начинают строиться в соответствии с этим.

3. Легальность государственной власти

Государственная власть играет ключевую роль в жизни современного общества. Ее социальное значение очевидно: в силу специфики государственно-властных полномочий, власть, в лице государственно-властных органов обладает не только правом издания предписаний, но и правом применения принуждения за их неисполнение или ненадлежащее исполнение. Посредством данных полномочий, власть реализует многочисленные механизмы взаимодействия между государством и личностью. Эти механизмы имеют различные направления. С одной стороны, это процесс самоограничения власти, путем установления компетенции государственных органов, а с другой — гарантии защиты прав и свобод человека и гражданина, путем их провозглашения и закрепления в законодательных актах.

По мнению С. Алексеева, с одной стороны, «право не может существовать без власти», т.к. только государственная власть по своей природе способна обеспечить строгую и своевременную реализацию правовых норм и принципов посредством своих правоохранительных учреждений и институтов. С другой стороны, «власть является антиподом права». «Власть, как подчеркивает С. Алексеев, особенно власть политическая, государственная, которая и делает „право правом“, в то же время явление, в какой-то мере с ним несовместимое, выступающее по отношению к праву в виде противоборствующего, а порой и чуждого, остро враждебного фактора». Истоки этой враждебности власти праву кроются в глубокой противоречивости власти, в том, что, являясь необходимым и конструктивным элементом организации жизни людей, управления обществом, власть в то же время обладает имманентными качествами, которые в процессе утверждения и упрочнения власти могут превращать ее в самодовлеющую, авторитарную силу. Эта сила способна создавать «неправовую» реальность.

Одной из важнейших функций государственной власти является обеспечение надежного общественного порядка, а также противодействие антисоциальным тенденциям и антигражданским действиям со стороны отдельных граждан или их объединений. Для реализации этой функции власть может использовать как средства убеждения, так и принуждения.

С этой точки зрения государственная власть это организованное обществом правомерное и справедливое (или считающееся таким) принуждение и насилие. Государственность власти означает, что принуждение и насилие (вплоть до физического) как специфические средства власти монополизированы и сосредоточены в специально созданных обществом институтах, органах и учреждениях, которые в совокупности составляют государство. Право на силу, принуждение по отношению к возможным антисоциальным действиям граждан, таким образом, изымается у частных лиц или групп и передается государству, в лице которого принуждение и насилие получают законность, или, по выражению И. Канта, легальность.

Термин «легализация» происходит от латинского, что в переводе означает законный, т. е. основано на законе, что непосредственно связано с правом. Но право — это не нормы закона и не их осознание уже потому, что ряд норм и текстов закона практически неосуществимы из-за их абстрактности без установления конкретизирующих их норм и правил. Легальность власти — это ее нормативно-правовая закрепленность и узаконенность. Легализация государственной власти как юридическое понятие означает установление, признание, поддержку данной власти законом. Легализация — это признание правомерности ее возникновения, организации и деятельности. Такое узаконение может осуществляться различными путями. Так, в средние века, чтобы выглядеть законным преемниками власти своих предшественников, императоры, короли и другие царствующие особы вели, а иногда и придумывали или подделывали родословные. Государственная власть и ее высшие субъекты освящались, что придавало им статус — данный от Бога. На сегодняшний день, одной из наиболее распространенной формой приобретения легальности власти должностных лиц являются их выборы гражданами. Но чтобы это осуществить, сами выборы должны быть легальными, т. е. проводится в установленном законом порядке и признаваться большинством членов государства, что является проявлением и легитимности. Можно выделить три эволюционных формы легальности: протогосударственная, государственная и конституционная.

Протогосударственная. Исходным этапом возникновения легальности является зарождение и развитие первых государственных образований. В связи с процессами урбанизации и территориального разделения пространства, постепенно происходит социальная дифференциация общества, в рамках которой выделяется элита (управляющие) и подданные (управляемые). Этот процесс сопровождается также дифференциацией норм, регулирующих различные виды общественных отношений. Так, из единой массы социальных регуляторов выделяются моральные, религиозные и правовые нормы. В период выделения первичных правовых норм активизируется деятельность ранних государств по санкционированию обычаев, что является первым шагом к зарождению принципа легальности. Однако на этом этапе, он недостаточно четко выделен.

Государственная. Этот период развития принципа легальности связан с формированием государством целостной, разветвленной системы права. Данный процесс проходил несколькими путями: посредством санкционирования обычаев, возникновения большой массы прецедентов и становления системы прецедентного права, а также нормотворческой деятельности государства по созданию правовых норм. Появление развитой системы законодательства, в качестве более совершенной формы права, конкретизирует принцип легальности и придает ему ряд новых характеристик (формальность, рациональность и т. д.).

Конституционная. На данном этапе развития принципа легальности появляются особые формы нормативно-правовых актов, которые обладают рядом особых, специфических свойств (Конституции, Основной закон). В них, как правило, содержатся существенные характеристики государства, определяются основы государственного устройства, правовой статус его членов.

Ограничения государственной власти достигаются правовыми средствами. Однако, с одной стороны, государство издает законы, но оно подчиняется им (речь идет о демократическом, а не тоталитарном государстве), пока они не изменены или отменены. С другой стороны, для того, чтобы быть подлинным правом, а не узакониванием произвола, правовые нормы должны отвечать определенным требованиям и прежде всего в наше время соответствовать общечеловеческим, общегуманным ценностям.

Легализация соотносится с признанием, допущением, поддержкой того или иного явления, института, органа, «государственного действия» правом, прежде всего основным законом. Обоснование властных полномочий коренится в юридических актах и процедурах, в правовых отношениях. Однако бывают так называемые конституционные законы, легализующие антинародную, антидемократическую, террористическую государственную власть.

Определяя легальность или нелегальность государственной власти, меру ее легализации, важно установить, насколько правовые акты, осуществляющие легализацию, соответствуют общепринятым принципам права, в том числе международного права. Общепризнанные принципы и нормы последнего некоторыми конституциями объявлены верховным правом страны, согласно другим основным законам, при некоторых условиях (например, на условиях взаимности) ратифицированные данным государством акты международного права, имеют приоритет над внутренним правом. Акты легализации должны соответствовать также общечеловеческим ценностям. При несоответствии внешняя легализация становится на деле ложной легализацией, это -- лжелегализация не соответствующей интересам народа государственной власти.

Легализация государственной власти соотносится с признанием, допущением, поддержкой того или иного явления, института, органа, «государственного действия» правом, прежде всего основным законом (в некоторых странах. Обоснование властных полномочий коренится в данном случае в юридических актах и процедурах, в правовых отношениях. Однако бывают так называемые конституционные законы, легализующие (на деле, только внешне) антинародную, антидемократическую, террористическую государственную власть.

Государственная власть должна быть законной.

Во-первых, должно быть законным само ее происхождение (установление), так как захват государственной власти является незаконным действием.

Во-вторых, законной должна быть ее организация, т. е. организация с участием народа.

В-третьих, законными должны быть сферы полномочий государственной власти, отношения, которые она вправе и может регулировать. Вмешательство государственной власти в личную жизнь противоречит принципам свободы личности, естественных прав человека, которые являются постулатами подлинной легальности. И также, законными должны быть формы и методы деятельности государственной власти. За противоправные действия, связанные с заменой неконституционным путем законного руководства государством, за узурпацию (присвоение) власти, за сосредоточение реальной государственной власти в руках партий и иных общественных организаций, за преступления против установленного законом порядка управления общественные организации, органы государства, должностные лица, граждане несут ответственность по закону. Нарушение принципа законности государственной власти, правовой основы ее деятельности влечет ответственность. Такая ответственность может быть политической, уголовной, гражданской, административной и дисциплинарной. Таким образом, получается, что между писаным правом и его практическим воплощением в вариантах фактического поведения лежит пласт опосредующих звеньев в виде различных правовых и неправовых механизмов.

4. Соотношение легитимности и легальности власти

Легитимность и легальность власти — однопорядковые, но не тождественные понятия. Власть, имеющая законные основания на господство в обществе, в результате своей неэффективной деятельности может стать нелегитимной.

Легитимная, но не легальная власть как бы получает полномочия от народа на то, чтобы сделать жизнь лучше, а уже потом устанавливает законы. Законная, но не легитимная власть лишается поддержки своего народа и затем может прибегнуть к незаконным средствам и методам в своей деятельности.

Любая власть стремится выглядеть в глазах своего народа как эффективная и легитимная. Поэтому процесс легитимации является одним из главных предметов заботы, правящего класса. Одним из распространенных приемов данного процесса является замалчивание негативных результатов своей деятельности и любое проявление реальных и мнимых успехов. Другой прием заключается в том, что власть на словах признает ценности и желания своих граждан, декларирует свои намерения на борьбу с антиобщественностью, а на самом деле преследуют свои цели, зачастую «покрывая» преступность в собственных рядах.

Степень легализации государственной власти и ее легитимации является подвижной величиной, особенно это относится ко второй. Первая более устойчива, поскольку зависит от юридических факторов (наличие конституции или отсутствие ее, демократические, недостаточно демократические или совсем недемократические способы принятия конституции, оформляющей эту власть, соответствующие международным стандартам прав человека действия государственных органов или нарушающие эти стандарты и т. д.), тогда как вторая связана иногда с быстрой реакцией людей на те или иные действия государственных органов, удачные или неблаговидные поступки представителей власти. Разницу между легитимностью и легальностью можно понять на следующем примере. Правительство любого суверенного государства имеет право при определенных обстоятельствах начать военные действия против какой-то державы, тогда как никакие иные организации и инстанции в суверенном государстве такого решения принять не могут. Легально начать войну имеет право только правительство. Легальность подобного акта, когда он осуществляется в соответствии с прописанными и законодательно закрепленными процедурами, не подлежит сомнению. А вот конкретное объявление войны той или иной стране при тех или иных условиях может быть как легитимным, так и нелегитимным. Если история не оставляет иного выхода или если народ, общество одобряют такой поступок правителей, осознавая его необходимость, то вступление в войну будет и легально, и легитимно. Примером такого случая является начало войны СССР против нацистской Германии.

Роль Конституции играет немаловажную роль в проявлении легитимации и легализации государственной власти. Так еще в древнем Риме термин «конституция» употреблялся для обозначения правовых актов императора, но в те времена не существовало юридической базы для создания основных законов. Конституция имеет исключительно важное значение для легализации государственной власти, создаваемой ею системы государственных органов. В некоторых случаях международное признание нового государства бывает связано с принятием основного закона, конституции. Демократический способ принятия конституции рассматривается как одно из основных доказательств легализации и легитимации существующего порядка управления. Однако неверно полагать, что принятие конституции само по себе имеет решающее значение в деле установления нового общественного и государственного строя. Например, в условиях коммунистических режимов в Болгарии, Румынии, СССР, Чехословакии, других стран в конституциях провозглашалась полнота власти советов, перечислялись обширные права граждан, упоминались такие гарантии прав, которые не могли себе позволить даже экономически развитые страны Запада (например, ликвидация безработицы), но действительность не соответствовала этим положениям (провозглашалась свобода объединения, но создать партию с иными целями, кроме поддержки социализма, было нельзя: такая деятельность каралась законом как уголовное преступление, это же относилось к свободе слова, демонстраций и т. д., вопреки положениям конституций существовала и скрытая безработица).

Способы конституционной легализации государственной власти зависят прежде всего от порядка разработки и принятия конституции. Хотя с формальной точки зрения принятие конституции само по себе свидетельствует об определенной стабильности власти, не всякий способ принятия основного закона легализует государственную власть в подлинном смысле этого слова и тем более делает ее легитимной.

Определяя легальность или нелегальность государственной власти, меру ее легализации, важно установить, насколько правовые акты, осуществляющие легализацию, соответствуют общепринятым принципам права, в том числе международного права. Общепризнанные принципы и нормы последнего некоторыми конституциями (например, США) объявлены верховным правом страны, согласно другим основным законам, при некоторых условиях (например, на условиях взаимности) ратифицированные данным государством акты международного права, имеют приоритет над внутренним правом (это положение действует и в России). Акты легализации должны соответствовать также общечеловеческим ценностям из чего следует неразрывная связь легализации и легитимации власти. При несоответствии (например, если конституция существует, но она закрепляет антидемократический режим) внешняя легализация становится на деле ложной легализацией, это -- лжелегализация не соответствующей интересам народа государственной власти.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой