Лексико-синтаксические особенности делового английского

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УНИВЕРСИТЕТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ И ДЕЛОВОЙ КАРЬЕРЫ

Дипломная работа

Лексико-синтаксические особенности делового английского

Алматы, 2010

Содержание

Введение

1. Теоретические предпосылки исследования лексико-синтаксических особенностей делового английского письма

1.1 Коммерческая корреспонденция как жанр официально-делового стиля

1.2 Особенности структуры сложноподчиненного предложения

2. Практическая реализация прагматических установок в деловом английском письме

2.1 Прагматические возможности сложноподчиненного предложения

2.2 Лексико-синтаксические способы реализация прагматических функций сообщения и воздействия в синтаксических конструкциях

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность дипломной работы. Деловое общение на современном этапе развития общества является самым массовым видом социального общения. Глобализация экономической деятельности приобретает все большие масштабы: расширяется география стран-партнеров, увеличивается количество компаний, имеющих зарубежных соучастников, усиливаются связи между ними. Новые перспективы развития в области экономики позволили широким массам населения приобщиться к коммерческой и организаторской деятельности. Все это отражается как на производственном, так и на управленческом уровне организаций. Возникает необходимость в проведении специальных тренингов для сотрудников с целью повышения их компетенции не только в профессиональном плане, но и в культуре делового общения. Овладение основами устной и письменной деловой речи является залогом успешного ведения переговоров, деловых встреч, телефонных разговоров, корреспонденции, документации. Эти обстоятельства послужили толчком для изучения языковых форм делового общения и повышения лингвистической компетентности людей, вступающих в социально-правовые отношения друг с другом. Деловое письмо как любой деловой текст является жанром официально-делового стиля и представляет собой письменное речевое произведение, обладающее всеми базовыми общетекстовыми характеристиками. Обращение к синтаксическому уровню делового текста определено тем, что именно грамматике принадлежит основная роль в конструировании структурных особенностей текста. Прагматические факторы являются важным звеном при выборе структуры высказывания.

Цель дипломной работы — выявление прагмалингвистических особенностей синтаксиса английского делового письма. Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи: определить синтаксические особенности, встречающиеся в деловых письмах с различными коммуникативно-прагматическими установками на английском языке; дать характеристику коммуникативно-прагматическим функциям сообщения и воздействия в деловом письме; определить факторы преимущественного использования синтаксических конструкций в текстах жанра коммерческой корреспонденции на английском языке и их перевода на русский язык.

Объект дипломной работы — синтаксические конструкции, функционирующие в жанре коммерческой корреспонденции.

Предмет исследования — особенности синтаксических конструкций в текстах жанра коммерческой корреспонденции с точки зрения их структуры, семантики и функционирования в деловом письме на английском языке и переводах на русский язык.

Материалом исследования послужили синтаксические конструкции, извлеченные из деловых писем жанра коммерческой корреспонденции на английском языке и их переводы на русский язык. Источником анализа послужили аутентичные деловые письма из переписки нефтегазовых компаний с государственными и коммерческими учреждениями, письма из американских сборников по деловой переписке «Action Letters for Small Business Owners» by Wilbur Cross (New York, 1991), «Cover Letter Almanac and Disk» by Adams Media Corporation (1996), «The AMA Handbook of Business Letters» by J.L. Seglin (New York, 1998), «Business Letters for Busy People» edited by National Press Publications, Inc. KS (USA, 2002).

Новизна дипломной работы. В работе предпринимается попытка описания синтаксической структуры английского предложения, его структурно-семантического наполнения и функционирования с точки зрения его коммуникативно-прагматических характеристик в деловом письме, а также при переводе на русский язык.

Теоретическая и практическая значимость дипломной работы заключается в дальнейшей разработке теории текста на материале синтаксических конструкций в жанре коммерческой корреспонденции, в возможности использовании материалов работы в практическом курсе грамматической стилистики современного английского языка, теории перевода, деловой переписки.

Структура дипломной работы. Дипломный проект состоит из введения, двух разделов, заключения и списка использованных источников.

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ ДЕЛОВОГО АНГЛИЙСКОГО ПИСЬМА

1. 1 Коммерческая корреспонденция как жанр официально-делового стиля

70−80-е гг. ХХ века характеризуются началом активного изучения типов текста. По мнению В. А. Ямшановой, данному периоду предшествовали другие два этапа. Первый этап (30−60-е гг. ХХ в.) В. А. Ямшанова называет терминологическим, поскольку наличие терминов являлось самым ярким признаком специального языка и методы изучения лексики оказались наиболее разработанными. Поэтому данный период характеризуется появлением большого количества словарей по предметным областям.

Второй этап (70-е гг. ХХ в.) — морфолого-синтаксический, так как язык теперь характеризуется описанием его синтаксиса. Другими словами, данный период ознаменовался тем, что исследователи пришли к выводу о том, что специальные языки характеризуются не только употреблением особой лексики, но и частотностью и особыми способами применения синтаксических средств.

Третий этап, как отмечалось выше, связан с разработкой понятия «тип текста» и направлен на изучение текста, а не на изолированный анализ его лексического наполнения или морфолого-синтаксического оформления. В этот период тип текста рассматривается как «некий исторически сложившийся конвенциональный и нормирующий образец речевого действия, служащий решению повторяющихся коммуникативных задач» [Ямшанова В.А. 2001 с. 115].

Завершает данную классификацию, четвертый этап (90-е гг. ХХ в.) — лингводидактический, при котором идет рост заинтересованности в овладении специальным языком. В этот период, как и в настоящее время, обучающиеся, анализируя типы текста, продуцируют новые тексты [там же, с. 114−119].

Нельзя не согласиться с тем, что тип текста — «центральная единица исследования на текстовом уровне речи», а тот или иной тип текста формируется из конституентов текста [Гвенцадзе М.А. 1986 с. 10−31]. Он характеризуется как «абстрактная инвариантная модель, которая лежит в основе структурирования некоторой разновидности текстов в произведениях — вариантах этой модели» [Науменко Е.Э. 1988 с. 6].

Позже тип текста определяется как «продуктивная модель, „образец“ текстового построения, определяющий функциональные и структурные особенности конкретных текстов (экземпляров текста) с различным тематическим содержанием» [Чернявская В.Е. 1996 с. 8].

Понятие типа текста в зарубежной лингвистике определяется либо широко (З. Шмидт, В. Дресслер), либо узко (Б. Зандиг). Э. Г. Ризель определяет тип текста как «класс определенных письменных и устных видов текста…, обладающих одинаковой функциональной и ситуативной спецификой, и если и не одинаковой, то по крайней мере сходной языковой спецификой» [Э.Г. Ризель, 1975 — цит. по Щерба 1981 с. 5].

Основываясь на этих определениях, к типу текста можно отнести официальные деловые письма. Ведь деловой текст — это письменное речевое произведение, которое обладает всеми базовыми общетекстовыми свойствами, такими как коммуникативная направленность, смысловая и логическая целостность, связанность и завершенность, информативная значимость, т. е. деловой текст, характеризуется всеми категориальными текстовыми признаками. Это и составляет специфику делового текста, что позволяет нам выделить его как особый тип текста.

К коммерческим жанрам относятся виды текстов, используемые для осуществления деловой активности (бизнеса) [Сыщиков О.С. 2000 с. 53], а именно для обеспечения неконтактного общения между адресатом и адресантом. [Трофимова А.С. 1994 с. 296]. В результате «многоаспектного процесса речевой коммуникации» в жанре коммерческой корреспонденции часто выделяют 6 типов текста:

1) Коммерческое письмо;

2) Запрос предложения;

3) Предложение (оферта);

4) Контракт купли-продажи;

5) Рекламация;

6) Документы, подтверждающие исполнение внешнеторговой сделки.

[Суханова И.Д. 1984 с. 10].

Следует отметить, что в работах лингвистов существует разница в терминологии относительно названия жанра, представленного деловыми письмами. В некоторых исследованиях данный жанр относится к официально-канцелярскому подстилю (Кожина М.Н.), в других — к административно-канцелярскому подстилю [Жилина О.А. 2000 с. 31]. В последнем случае он называется жанром деловой переписки.

Г. Я. Солганик относит деловые письма к жанру служебной переписки обиходно-делового подстиля [Солганик Г. Я. 2003]. Схематично его классификация может быть представлена следующим образом:

В учебнике «Культура русской речи» под редакцией Л. К. Граудиной и Е. Н. Ширяева классификация делового стиля представлена следующим образом:

В нем деловой стиль определяется как «совокупность языковых средств, функция которых — обслуживание сферы официально-деловых отношений, т. е. отношений, возникающих между органами государства или внутри них, между органами и частными лицами в процессе их производственной, хозяйственной, юридической деятельности» [Культура русской речи, 2000 с. 216].

Автор другого пособия по деловому общению — И. Н. Кузнецов различает следующие виды служебных документов [Кузнецов И.Н., 2004 с. 127]:

СЛУЖЕБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Инструктивно-распорядительные

Справочные

Оперативные

Организационные

Инструкции, приказы, решения, распоряжения

Сводки, акты, протоколы, ведомости

Служебные письма, записки, телефонограммы

Уставы, положения,

инструкции

Как видно из вышеприведенной таблицы, деловые письма не относятся ни к одной из перечисленных групп. Автор скорее предпринял попытку классифицировать документы, используемые в пределах одной организации. Исследуемые нами письма представляют собой, прежде всего, акт коммуникации между представителями разных компаний, между покупателем и продавцом, заказчиком и поставщиком и т. д. Это значит, что с изменением статуса писем меняются и требования к их составлению. Поэтому вполне целесообразно выделить деловые письма в отдельную группу.

По классификации П. В. Веселова [1990 с. 37], в официально-деловом стиле выделяется 6 подстилей:

где официальное письмо входит в организационно-распорядительную систему документации наряду с распоряжением, отчетом, протоколом, актом, решением. При этом он проводит условное различие между деловой корреспонденцией и коммерческой корреспонденцией.

Коммерческая корреспонденция, по определению П. В. Веселова, — это переписка по вопросам материально-технического снабжения и сбыта [Веселов П.В. 1990 с. 35, 140]. Коммерческие письма могут составляться при заключении и выполнении коммерческой сделки от имени юридического лица и могут иметь юридическую силу [Веселов П.В. 1993 с. 66]. К чисто коммерческим видам деловой корреспонденции он относит письма-запросы, коммерческое предложение, рекламацию и ответы на эти виды писем. Однако к письмам коммерческого жанра могут быть отнесены и письма-просьбы, письма-напоминания, письма-подтверждения, письма сопроводительного, договорного характера.

П.В. Веселов приводит также многоаспектную классификацию деловых писем. Так, все письма он делит на:

1) констатирующие (письма-напоминания, письма-подтверждения, письма-предупреждения, письма-извещения), которые не требуют ответа, но имеют юридическое значение;

2) сопроводительные, которые сопровождают материальные ценности или другие документы, исполняют роль ярлыка, этикетки, прикладываемой к отправляемым документам, и фиксируют факт отправки [там же, с. 18].

По функциональному признаку письма делятся на письма, требующие и не требующие ответа. По аспектному содержанию они могут быть одноаспектными (с одной целью, например, напоминание, гарантия) и многоаспектными. По тематическому признаку, как упоминалось выше, П. В. Веселов проводит условное различие между деловой и коммерческой корреспонденцией. Разница состоит в том, что первая оформляет экономические, правовые, финансовые и все другие формы деятельности предприятия. Однако это различие сводится лишь к разной терминологии и фразеологии [там же, с. 19].

Наконец, по структурным признакам переписка может быть регламентированной (стандартной), т. е. по определенному образцу, и нерегламентированной (нестандартной), т. е. отражающей исключительность, необычность данного производственного момента.

Характеризуя в целом официально-деловую речь, М. Н. Кожина отмечает её общую стилевую окраску долженствования и делит ее на три подстиля:

Эти подстили включают ряд таких жанровых разновидностей, как кодекс, устав, инструкция, договор, приказ, акт, заявление и т. д. Стилевую дифференциацию М. Н. Кожина объясняет тем, что в высказывании отражается характер издающего органа или инстанции; стилевые особенности зависят от структурно-композиционного расчленения текста [Кожина М.Н. 1993 с. 74−75].

Вслед за М. Н. Кожиной многие исследователи выделяют экстралингвистические факторы в качестве основных стилеобразующих факторов. Классификация М. Н. Кожиной была дополнена и изменена следующим образом:

Как видим, в состав официально-делового стиля добавляется экономический подстиль, а канцелярский подстиль становится подстилем делопроизводства. По мнению автора этой классификации, Л. Г. Кыркуновой, это позволяет проводить более точный анализ текстов данного стиля с учетом более узкой сферы их применения [Кыркунова Л.Г. 1994 с. 277].

И.Р. Гальперин выделяет стиль деловой речи, или стиль деловых документов (official style), который имеет свои разновидности:

Стиль английских официальных документов (деловая речь)

— Стиль дипломатических документов

— Стиль коммерческой корреспонденции

— Язык законоположений, кодексов, судебно-процессуальных документов, государственных постановлений, парламентских решений

— Язык военных документов (приказов, уставов, донесений и др.)

Он отмечает, что основной целью деловой речи является достижение договоренности между двумя и более заинтересованными сторонами. Это и предопределяет характерные особенности языка этого стиля [Гальперин И.Р. 1958 с. 431]. Среди особенностей выделяются:

1) специфическая терминология и фразеология;

2) традиционность средств выражения;

3) наличие всякого рода сокращений, аббревиатур, сложносокращенных слов и т. д. ;

4) употребление слов в основных предметно-логических значениях;

5) отсутствие образных средств (метафор, метонимии и др.);

6) использование эмоционально-окрашенной лексики в качестве формул обращения, условных обозначений просьбы, отказа, заключения и т. д.

В жанре коммерческой корреспонденции наиболее характерными чертами являются: формулы обращения, заключения и открывающие письмо фразеологические сочетания; краткость (не более 8−10 строк), что является причиной развернутой системы союзов; подчинение строгим композиционным правилам и др. [там же, с. 432−440].

Среди синтаксических особенностей деловой речи И. Р. Гальперин выделяет длинные предложения, развернутые периоды с чрезвычайно разветвленной системой союзной связи. Это объясняется тем, что связи между предложениями отражают реальные связи между выражаемыми понятиями [там же, с. 435].

Следует заметить, что в настоящее время в письмах все реже встречаются архаичные фразы (особенно в американском варианте). Тенденция использования обычных разговорных форм наблюдается именно в коммерческих простых письмах, в которых могут встретиться яркие, образные выражения и даже сленг. Такая языковая стратегия располагает к себе читателя, т. е. текст письма становится более доверительным, располагающим и убеждающим [Ступин Л.П., Ищук И. В. 1991 с. 57]. Лингвисты отмечают особый «американский письменный деловой этикет», согласно которому менеджеры, составляющие письма, стараются обойтись без лишнего официоза. Авторы пособия по составлению писем считают, что американский «заинтересовывающий стиль» завоевывает все большую популярность. Однако отмечают, что он не так прост, как кажется на первый взгляд, поэтому многие фирмы не могут обойтись без помощи филологов, психологов и социологов.

По поводу составления делового письма существует немало рекомендаций. Вот одна из них: «В деловых письмах превыше всего ясность и прозрачность. Каждая фраза в них должна быть настолько четко выражена и недвусмысленна, чтобы самый большой тупица на свете не мог её неверно истолковать и не должен был перечитывать, чтобы понять ее смысл» [Ступин Л.П., Ищук И. В. 1991 с. 26]. Данное высказывание является вполне справедливым. Но для того, чтобы достичь такого эффекта, необходимо обладать некоторым запасом знаний. Ведь для составления текста делового письма, нужно иметь не только достоверные данные о событиях, фактах, но и знать тонкости человеческой психологии и способы их воздействия на неё (особенно в письмах жанра коммерческой корреспонденции). Кроме того, в исследованиях принципов составления текста делового письма тесно переплетаются понятия лингвистики, прагмалингвистики и психолингвистики. Справедливо высказывание А. А. Леонтьева о том, что целенаправленное речевое воздействие «только тогда может быть эффективным, когда оно опирается на ясное представление о психологических механизмах воздействия» [Леонтьев А.А. 1972 с. 10].

По определению М. В. Колтуновой, имея статус документа, коммерческие письма оформляют, регистрируют заключение и выполение коммерческой сделки, т. е. предваряют составление контракта и являются документами, регулирующими ход его выполнения [Колтунова М.В. 2002 с. 52]. Её классификация деловых писем схематично представлена в таблице 2.

Данная классификация может быть дополнена делением писем по:

1) тематическому признаку на деловую корреспонденцию (экономические, правовые, финансовые и др. формы деятельности) и коммерческую корреспонденцию (по вопросам материально-бытового снабжения);

2) композиционным особенностям на одноаспектные (затрагивается одна проблема) и многоаспектные (несколько вопросов, проблем) [Веселов П.В., Аксиомы 1993 с. 19].

М.В. Колтунова справедливо отмечает, что «деловая переписка сегодня носит более личный и динамичный характер, чем 15 лет назад. Поэтому владение этим жанром деловой письменности входит в число приоритетных профессиональных навыков менеджера. Искусство составлять деловое письмо требует практики и знания арсенала речевых средств, накопленных за тысячелетие языком деловой письменности» [с. 85].

Кроме существенных различий в классификации жанров официально-делового стиля и определения места самого стиля существуют прямо противоположные мнения о жанре переписки. Одни авторы считают язык деловой переписки периферией официально-делового стиля [Колтунова М.В. 2002 с. 36], другие же определяют место жанра коммерческой документации как ядерное в полевой сфере рассматриваемого стиля [Дорошенко В.Ю. 1995 с. 18]. Это говорит о том, что данный стиль с его жанрами требует более тщательного изучения.

По поводу стиля делового письма существует много мнений, но все они имеют много общего. Так, зарубежный исследователь Р. Стори [Storey R. 1997 — p. 214−215] полагает, что общее правило этого стиля (делового письма) сводится к так называемому правилу «ABC», т. е. А — accuracy (точность, правильность), В — brevity (краткость), С — clarity (ясность = простота + прямота). Кроме того, деловые письма не должны быть скучными, клишированными, высокомерными и враждебно настроенными. Автор советует «вырезать» клише, т.к. всякий раз, когда вы его используете, вы используете чужой стиль. Заканчивать письмо необходимо четким изложением того, что вы хотите от вашего читателя. Среди других рекомендаций по поводу написания делового письма Р. Стори выделяет следующие: «индекс непонятности» (fog index), четкое оформление и преставление информации и т. д.

Классический подход к текстам делового общения проявляется в следовании принципу «семь С (the seven C’s)

1 — completeness — завершенность,

2 — conciseness — краткость, лаконичность,

3 — consideration — уважение,

4 — concreteness — конкретность,

5 — clarity — ясность,

6 — courtesy — вежливость,

7 — correctness — правильность.

Анализ материала предыдущих исследований показал, что среди всех языковых средств, используемых в деловых текстах, наиболее важным для определения его особенностей является синтаксис. Одной из первых работ, посвященных синтаксической структуре делового стиля, является исследование И. С. Вольской. В этой работе на материале английского языка исследовались синтаксические и морфологические признаки разных функциональных стилей. В результате проведенного исследования автор приходит у выводу о том, что среди грамматических признаков делового стиля синтаксические признаки являются ведущими, потому что «противопоставления делового стиля другим стилям по морфологическим признакам далеко не так отчетливы, не так резки, как противопоставления по синтаксическим признакам» [Вольская И.С. 1966 с. 9]. В работе отмечается, что деловой стиль отличается от остальных стилей наибольшей длиной предложения, соотношением сложных и простых структур, средним количеством подчинений, многоступенчатостью и средним количеством придаточных предложений. В частности, деловой стиль отличается от всех остальных наименьшим количеством простых и наибольшим количеством сложных предложений. Данный факт подтверждается исследованием К. А. Логиновой, в результате которого на материале русского языка она подтверждает преобладание сложных предложений: «простое предложение не может отразить иерархическую последовательность взаимосвязанных фактов, подлежащих официально-деловой интерпретации» [Логинова К.А. 1968 с. 186−229].

В нашей работе мы показываем, что в деловом стиле преобладают не просто сложные предложения, а сложноподчиненные предложения. При этом исследование проводится на материале одного типа текста — делового письма. Кроме того, структурно-семантическое наполнение сложноподчиненного предложения рассматривается через призму прагматики, т. е. с учетом влияния коммуникативной цели высказывания на синтаксический и лексический состав предложения.

Другие исследования показывают, что для синтаксиса делового стиля английского языка характерно наличие причастных оборотов, придаточных предложений, вводных самостоятельных предложений, иногда вводных сверхфразовых единств [Колыхалова О.А. 1989 с. 88−100].

Как показало исследование А. Л. Назаренко, стилеобразующим признаком, научно-популярной литературы на английском языке, является использование устойчивых воспроизводимых синтаксических последовательностей на лексическом (нестойкие сложные слова) и синтаксическом (словосочетания и предикативные предельные сингматические единицы) уровнях [Назаренко А.Л. 1985]. Данный вывод подтверждает В. М. Максимук, исследовав материалы американской публицистики: «Именно на синтаксическом уровне с наибольшей полнотой раскрываются взаимоотношения между формально-структурной стороной высказывания и его смысловым содержанием, благодаря чему синтаксис несет в себе огромный выразительный потенциал» [Максимук В.М. 1987 с. 4].

Исследования русского рекламного текста показали, что, синтаксис в рекламе призван решать задачу по созданию динамизма текста, его «оживлению». Для этого в текстах рекламы используются устно-разговорные, побудительные, парцеллированные и присоединительные конструкции, сегментация, конструкции с личными местоимениями и цепочками однородных членов предложения. В отличие от синтаксических средств, лексические не придают тексту динамики, но воздействуют непосредственно на чувственную сферу человека [Найденов О.Ю. 2000 с. 74].

Известно, что синтаксис рассматривается в тесной связи с семантикой. Исследования показали, что семантико-синтаксическая доминанта является надежным критерием выявления дифференциальных признаков функциональных стилей [Ермоленко С.Я. 1986 с. 29]. Поэтому наш анализ деловых писем построен не просто на выявлении характерных структур СПП, но и на рассмотрение его семантической стороны.

Как уже отмечалось ранее, для деловой речи характерны длинные предложения, развернутые периоды с чрезвычайно разветвленной системой союзной связи. Статистический анализ подтверждает преобладание количества сложных предложений над количеством простых. Это значит, что за количеством скрывается и качество передачи информации. Перед нами возникает вопрос: почему в деловом письме, которое характеризуется лаконичностью, краткостью, точностью, ясностью, основной единицей высказывания выступает сложное предложение? Видимо, все дело в том, что сложное предложение способно передать всю сложность мысли, оформить её в зрительно приемлемую структуру, легко читаемую и воспринимаемую адресатом, сохраняя при этом логику причинно-следственных отношений.

Итак, деловое письмо является типом текста, обладающим всеми категориальными текстовыми признаками. К ним относятся коммуникативная направленность, целостность, связность, завершенность, информативная значимость. Деловое письмо является одним из типов текста жанра коммерческой корреспонденции.

В лингвистике существуют различные варианты классификации рассматриваемого жанра официально-делового стиля. Деловое письмо относят к служебной переписке, к канцелярскому подстилю, к организационно-распорядительному подстилю, к подстилю делопроизводства или чисто к коммерческой корреспонденции. В нашем исследовании мы относим деловые письма к коммерческой корреспонденции, под которой вслед за О. С. Сыщиковым, мы понимаем такой вид текста, который используется для осуществления деловой активности для неконтактного обеспечения общения между адресатом и адресантом [Сыщиков О.С. 2000 с. 53−54].

При составлении делового письма адресант руководствуется определенными правилами или принципами его составления, которые нашли отражение в различных теориях коммуникации. Эти принципы, в свою очередь, влияют на выбор тех или иных языковых средств, по которым мы и определяем отнесенность типа текста к определенной жанровой разновидности и функциональному стилю. Анализ проведенных исследований показал, что наиболее значимым критерием являются синтаксические особенности текста.

1.2 Особенности структуры сложноподчиненного предложения (СПП)

В учении о сложном предложении существует немало споров о том, какой статус занимают сложносочиненные (ССП) и сложноподчиненные (СПП) предложения в синтаксической системе того или иного языка.

Одной из первых работ, посвященных синтаксису русского языка, была работа А. М. Пешковского [Русский синтаксис в научном освещении, 1938]. Она дала начало спорам о статусе сложного предложения, поскольку в ней А. М. Пешковский отрицает существование понятия «сложное предложение» и предлагает называть его «сложным целым». Причина такой точки зрения кроется в том, что термин «сложное предложение» «называет несколько предложений одним „предложением“ и тем создает путаницу, тогда как сложные предложения в большом числе случаев строятся по принципу простого нанизывания одних предложений на другие, и только в части сложных предложений, именно в тех из них, где подчинение явно преобладает над сочинением, мы имеем ту же структуру, что и внутри предложения» [А.М. Пешковский, 1938 — цит. по Поспелову, 1950 с. 322].

Принимая во внимание учение А. М. Пешковского, другой известный лингвист Н. С. Поспелов, чьи работы представляют собой большой вклад в развитие русского синтаксиса, рассматривает СПП с точки зрения коммуникативного синтаксиса. Он считает, что «каждое СПП состоит из неравноправных частей, связанных подчинительными союзами или относительными местоименными наречиями». Относительно терминологии он отмечает условность терминов «главное предложение» и «придаточное предложение», поскольку «ни одна из частей сложного предложения не является законченной интонационно и по смыслу» [Поспелов Н.С. 1956 с. 48]. В связи с тем, что смысловые отношения между главной и придаточной частью могут быть неоднородными, Н. С. Поспелов выделяет в русском языке два структурно-семантических типа СПП

1) Двучленный (многочленный) тип СПП, который объединяет несколько коммуникативных единиц (СПП с придаточными сравнения, времени, условия, уступки и др.); данный тип СПП более или менее отчетливо распадается на 2 взаимозависимые части, причем придаточная часть соотносится с главной частью во всем её объеме, не связана только с одним каким-либо членом предложения и имеет отдельное коммуникативное содержание [Поспелов Н.С. 1956 с. 76]. Например: Яблоки пропали, потому что мыши объели всю кору кругом. [с. 55];

2) Одночленный тип СПП, который выражает единое коммуникативное содержание (СПП с придаточными подлежащим или сказуемым и др.); в данном типе СПП его придаточная часть входит в структуру главного предложения, прикрепляясь к какому-либо его члену и распространяя его, и не имеет обособленного от главной части коммуникативного содержания [Поспелов Н.С. 1956 с. 76]. Например: Мы договорились, что встретимся вечером.

В результате Н. С. Поспелов приходит к выводу о том, что составные части односложного предложения должны рассматриваться «как взаимосвязанные и поэтому несамостоятельные элементы единого синтаксического построения» [Поспелов Н.С. 1956 с. 336].

Однако И. П. Распопов считает такое членение несколько упрощенным и схематичным. На первый план он предлагает выдвинуть структурно-строевое назначение и характер связи частей СПП, поэтому выделяет структурные типы связи частей СПП:

· деривативную,

· трансцендентную (переходную),

· комплетивную (дополнительную),

· комитативную (сопроводительную),

· коалиционную (объединительную) связи

[Распопов И.П. 1964 с. 138−139].

Относительно СПП существует точка зрения, что оно не является сложным. Так, Л. С. Бархударов и Г. В. Колшанский в статье «К проблеме структуры сложного предложения» признают ошибочным мнение грамматистов, полагающих, что в сочинении предложений иногда появляются «элементы подчинения». Они объясняют это тем, что «подчинение предложений, так же как и их сочинение, определяется не содержанием самих предложений и не их смысловыми отношениями, а характером их грамматической связи, сущность которой для сочинения заключается в грамматическом равноправии, синтаксической однородности вступающих в связь предложений» [Бархударов Л.С., Колшанский Г. В. 1958 с. 47]. Далее они утверждают, что только подчинение образует одно сложное предложение: «При сочинении группа взаимосвязанных предложений не может быть признана за одно предложение, ибо она не объединена общей для всего целого предикацией и модальностью; при подчинении, напротив, образуется одно единое, хотя и сложное предложение, объединенное общей для всего целого предикативной связью» [там же, с. 52].

Эту идею поддерживает Л. Л. Иофик. В своей работе по истории развития сложного предложения в новоанглийском языке она подчеркивает, что из традиционно выделяемых типов сложных предложений только предложения с подчинительной (предикативной) связью предикативных единиц обладают таким существенным признаком предложения, как целостность [Иофик Л.Л. 1968 с. 82].

Ф. Данеш, Г. Гаузенблас [1969 с. 18] считают, что только СПП имеет характер грамматической единицы, в то время как ССП имеет скорее структуру сверх-синтаксического текстового образования. Более того, зарубежными лингвистами упоминается теория Р. Е. Лонакра о том, что «структура предложения в смысле комбинации придаточных предложений в более крупные единства еще мало изучена. То, что в лингвистической литературе обычно называется структурой предложения, является, скорее, структурой придаточных предложений» [Хендрикс У. 1980 с. 195].

Одной из наиболее важных работ в теории сложного предложения является исследование Я. Г. Биренбаума. Под сложноподчиненным предложением он понимает такое сложное предложение, в котором содержится хотя бы одно придаточное предложение [Биренбаум Я.Г. 1980]. Кроме того, СПП «является не только речевым единством, но и языковой единицей на синтаксическом уровне, т.к. располагает специальными структурными средствами подчинения». Он считает, что ССП на синтаксическом уровне не существует, оно появляется только на актуальном уровне, не отличаясь в этом отношении от сверхфразовых единств, абзацев и др. единиц гиперсинтаксиса [Биренбаум Я.Г. 1982 — цит. по Уханову, с. 56−57].

Как видим, исследованию природы, функций, свойств сложных предложений посвящено не мало работ, каждая из которых значительно дополняла и уточняла теорию сложного предложения. Кроме вышеназванных работ в лингвистике проводились исследования по категории модальности в СПП [Андрианова Е.К. 1966], употреблению видовременных форм в СПП [Верховская И.П. 1975], развитию учения о сложном предложении [Гуреев В.А. 1984].

Значительным вкладом в развитие теории синтаксиса стала работа Н. А. Кобриной, в которой была предпринята попытка определения роли вставных предикативных единиц в системе сложноподчиненного предложения английского языка. В ней отмечается, что как всякое синтаксическое построение, существующее только в отношениях сочетаемости двух предикативных единиц, СПП обладает определенной емкостью. Это означает, что рамки возможных отношений в каждом конкретном типе построения допускают модификацию, в чем и проявляется способность синтаксической модели к расширению, без нарушения её целостности. Наиболее важным реляционным признаком в установлении значения придаточной части Н. А. Кобрина считает способность соотношения содержания обеих частей СПП, дающая типологическое отношение одной из разновидностей подчинительной связи [Кобрина Н.А. 1973 с. 5].

Подобное исследование на материале английского языка проводилось с учетом свойств парентетичности придаточного предложения, в результате чего можно утверждать, что придаточное предложение может существовать в двух функциях: носить дополнительную, второстепенную, поясняющую уточняющую информацию (являться парентезой), или быть полноправной частью развертывания речевого потока. СПП отражает логику построения текста, которая рождается у говорящего в момент воспроизведения речевого потока, будь то в устной или письменной речи. Таким образом, проблема СПП является одной из проблем когнитивного синтаксиса, т. е. вопросов связи непосредственно мысли и её воплощения в речевом потоке при помощи разнообразия лингвистических средств [Филиппова М.М. 1990 с. 186−188].

Одной из фундаментальных работ по сложноподчиненному предложению в немецком языке является исследование Е. В. Гулыга, которое затрагивает вопросы сущности подчинения, категории гипотаксиса, структурно-семантической классификации СПП в зависимости от характера «семантического ядра». Исследователь дает наиболее полное определение СПП: «грамматически и интонационно оформленное целое, состоящее из двух, тесно связанных между собой компонентов, построенных по принципам простого предложения и обладающих элементами синсемантии (смысловыми и формальными), причем один из компонентов выступает структурным стержнем целого (главное предложение), а другой, называющийся придаточным предложением, грамматически подчинен главному предложению и в то же время раскрывает и дополняет его» [Гулыга Е. В 1962 с. 7]. По структурно-семантическим типам автор выделяет два основных и один промежуточный типы СПП: с одним семантическим ядром сложной формы; с двумя семантическими ядрами простой формы; промежуточный тип с одним семантическим ядром гиперсложной формы [с. 13]. Исходя из этого, автор приходит к выводу о том, что структуры СПП выполняют две функции: выражение высказывания в усложненной форме; выражение двух высказываний в такой форме, которая одновременно выражает и семантические отношения между обоими высказываниями [с. 46].

В целом, наиболее полное описание СПП получило в научных грамматиках представителей классического направления (Г. Суита, Г. Стокоу, Г. Поутсмы, Е. Крейзинги, Р. Зандворта), которые предлагали трихотометрическую классификацию придаточных частей: noun clauses, adjective clauses, adverb clauses [Корбина Н.А. 1973 с. 14]. Однако Б. А. Ильиш придерживается классификации, основанной на приравнивании подчиненных предложений к членам простого предложения. Так, СПП делятся на СПП с подчинениями I степени; I и II степени; I, II и III степени [Ильиш Б.А. 1962].

В.Я. Плоткин согласен с тем, что функциональный критерий наиболее пригоден для классификации СПП и их главных частей, однако замечает, что функциональная классификация не может отразить тождественность структуры и семантики некоторых придаточных предложений [Плоткин В.Я. 1969]. Классификацию по сближению придаточных предложений с частями речи он называет улучшенным вариантом функциональной классификации, а не структурно-семантической [с. 5]. В итоге он выделяет четыре структурно-семантических типа придаточных предложений в английском языке: придаточные определительные, придаточные обстоятельственные; придаточные именные (вводимые относительным местоимением what, которые близки к существительному по синтаксическим свойствам и служат в качестве развернутого названия предметов или явлений); придаточные изъяснительные (передающие косвенную речь и раскрывающие содержание любой интеллектуальной или психической деятельности.

Одним из важных этапов в развитии теории СП является введение в грамматиках XVII века понятия «sentence», как «форма выражения законченной мысли», и во второй половине XVIII века понятия «clause» (Пристли Мюррей) [Иофик Л.Л. 1968 с. 8]. «Sentence» (предложение) характеризуется как самостоятельная, цельная единица, а «clause» (элементарное предложение) как коммуникативно-зависимый компонент цельной единицы [Левицкий Ю.А. 2002 с. 149]. При этом, как отмечает Н. А. Кобрина, наиболее последовательное разграничение этих понятий было проведено Г. Стокоу, который связывал понятие «clause» с наличием структурной и смысловой законченности [Кобрина Н.А. 1973 с. 14]. Однако М. П. Данкова ставит под сомнение термины «главное» и «придаточное» предложение, так как иногда придаточное предложение является центром коммуникации и заменяет их терминами «подчиняющее» и «подчиненное». СПП, по её мнению, является своеобразно организованной структурой, обладающей взаимосвязью составляющих его частей на основе семантико-синтаксических связей, и характеризуется своей системой признаков. Целостность, структурность, функциональность выступают в качестве дифференцирующих системных показателей сложноподчиненного предложения [Данкова М.П. 1983 с. 13−19]. Различие точек зрения на сущность сложного предложения повлияло на варьирование определений сложноподчиненного предложения. В. В. Щеулин дает рабочее определение сложноподчиненного предложения, согласно которому оно является особой целостной коммуникативной единицей, которая представляет собой сочетание специфических конструктивных частей, одна из которых характеризуется формальной и смысловой открытостью, а другая является его непременным семантико-синтаксическим завершением [Щеулин В.В. 1972 с. 30].

Итак, анализ теоретического материала показал, что определение понятия СПП и его классификации зависят от используемого подхода, т. е. при их определении могут учитываться коммуникативные функции предложения, его синтаксическая структура, тип связи придаточных предложений и т. д. При этом значительное влияние на структуру сложноподчиненного предложения оказывает специфика стиля, в котором оно используется. Поэтому целесообразным представляется рассмотрение функционирования СПП и стилевых разновидностях. Однако сложноподчиненные предложения могут использоваться не только при выражении причины и следствия, но и для уточнения, определения того или иного признака, внесения дополнительной информации и т. д. В рамках функционально-деятельностного подхода сложноподчиненное предложение может определяться как «коммуникативная единица, называющая два (и больше) положения вещей и состоящая из линейно связанных коммуникативно несамостоятельных предложений неодинакового синтаксического ранга» [Прокопчук А.А. 1991, с. 11]. Коммуникативная значимость СГШ кроется в самой его структуре, через которую «автор получас i возможность объединить в одном высказывании пропозициональные содержания, нередко логически разнородные, которые могли бы лечь в основу нескольких отдельных предложений-высказываний» [там же, с. 17]. В письменной речи адресат распознает намерения автора, прилагая некоторые усилия и привлекая накопленный опыт анализа разных типов текста [Гальперин И.Р., 1981,16]. Определенную помощь в этом могут оказать некоторые синтаксические средства. К ним относятся: I. инфинитивные фразы, П. причастные, герундиальные зависимые и независимые фразы, III. инверсии, эмфатическое выделение. В пособии по деловому общению [Krizan A.C., 2002; р. 102] роль сложноподчиненного предложения определяется с точки зрения эмфатического выделения мысли, что придает гибкость языковой организации сообщения. Другими словами, главная мысль может подчеркиваться путем выражения ее в главном предложении, а сопутствующая, соответственно, в придаточном предложении. Хотя, нужно сделать оговорку о том, что есть такие конструкции. в которых основная мысль выражается в придаточном предложении. Все зависит от того, какая синтаксическая конструкция используется автором. Приведем пример: We can also show you our collection of before-and-after snapshots to give you a graphic idea of the nature and extent of the improvements we have made thus far [Cross W., p. l 12]. (Мы также можем показать вам нашу коллекцию снимков «до» и «после», чтобы у вас было представление о характере и объеме усовершенствований, которые мы проделали до этого времени). В данном сложноподчиненном предложении придаточное определительное предложение «we have made thus far» относится к слову «improvements» и уточняет его ('усовершенствования, которые мы проделали до этого времени*). Предложение сохранило бы свой смысл и основную идею без придаточного предложения. Рассмотрим другой пример: However, we note that it was mailed to an address other that the one on your letterhead [Cross W., p. 107]. (Однако мы отмечаем, что оно [письмо] было отправлено не по тому адресу, который был указан на вашем фирменном бланке). В этом предложении основное содержание предложения раскрывается в придаточном дополнительном предложении «that it was mailed to an address other that the one on your letterhead», а главное предложение служит лишь способом введения этой информации. Как видим, структура предложения зависит от интенции автора письма и от умения правильно акцентировать необходимую мысль. В лингвистике прагматическая сторона сложноподчиненных предложений исследовалась с учетом их различных видов. Придаточные определительные предложения были рассмотрены с позиции теории коммуникативного развертывания текста и информативности языковых единиц [Т.А. Кожетьева, 1982]. В результате было выявлено, что существует зависимость между степенью информативной значимости высказывания и частотой использования придаточного предложения. Оказалось, что чем ниже информативная значимость высказывания, тем чаще встречается придаточное предложение, и наоборот. Объясняется это тем, что определительные придаточные предложения могут не просто определять признак или свойство чего-либо, заключенного в главном предложении, но и обладают способностью продвигать вперед все повествование, компактно представлять информацию. Такое предложение характеризуется «информативной развернутостью, грамматической полнотой, коммуникативной двухвершинностью и поэтому может вмещать в себе максимум информации» [Т.А. Кожетьева, 1982, с. 1 5]. Прагматические возможности придаточных определительных предложений были также исследованы на материале текстов кратких сообщений [Вельская М.И. 1990]. Результаты исследования показали, что «языковым механизмом, направленным на реализацию прагматики придаточными определительными, является использование в нем пропозициональных глаголов мысли и чувств (таких как to seem (казаться), to think (думать), to feel (чувствовать), to fear (бояться)), а также модальных слов и операторов — т. е. взаимодействие элементов семантики и синтаксиса» [с. 9]. Примером может служить следующее предложение: The big film and video companies are to spend well over $ 1 mln… to /^ fight video piracy, which is believed to account for about 40% of the market in the pre-recorded video-cassettes [Вельская М.И., 1990, с. 9−10]. (Большие компании по производству фильмов и видео должны потратить более 1 млн. долларов… для борьбы с видеопиратством. которое может составлять около 40% на рынке видеокассет). Другой вид СПП — с придаточным предикативным, исследованный на материале художественных произведений и киносценариев, — характеризуется определенной коммуникативной направленностью — экспрессивным вычленением структуры предложения. Автор исследования, посвященного «Сложноподчиненным предложениям с придаточным предикативным в современном английском языке» (Л.С. Гвоздилина), выделяет основные и вспомогательные коммуникативные функции СПП с придаточным предикативным. К первой группе относится организация внимания собеседника, подчеркивание логико-семантических связей между высказываниями, привнесение личностного отношения говорящего к предмету сообщения или самому сообщению (задание модальной перспективы речевого произведения). Характерными эмфатическими структурами являются такие, как: That is what I think/mean/say, That’s what it is, That’s what he did. В предложении они могут выглядеть так: ^у^ Selfish, stupid and common, that’s what he was [S. MaughamJ (Гвоздилина Л.С., с. 16). (Эгоистичный, глупый и грубый — вот каким он

был). The tragic thing is that he has absolutely no sense of humour [J.H. Chase] (там же, с. 14) (Печальным было то, что у него совершенно не было чувства юмора).

К вспомогательным функциям относятся заполнение паузы при обдумывании, снятие монотонности изложения, формальное поддержание беседы, привлечение собеседника к участию в коммуникации, контроль понимания, формальное завершение речевого произведения, смягчение категоричности суждения [Л.С. Гвоздилина, 1991, с. 18]. Аналогичное явление коммуникативной функциональности наблюдается на материале СПП с придаточным уступительным в художественном и газетном текстах. Например, / Chilled as she was, Dora went a degree colder [I. Murdoch] (Булыженкова Г. П., с. 17). (Какой бы холодной ни была Дора, она стала еще холоднее). 1 Little as I’ve seen her, I know her [H. James] (c. l5). (Хотя я её маловидел, я знаю её). Из примеров видно, что наиболее ярко эта функциональность проявляется в так называемых инвертированных уступительных придаточных предложениях, т. е. в придаточных предложениях с элементами инверсии. Такое предложение обладает способностью развития информации предшествующего контекста и может создавать «уступительный парадокс» — неожиданность информации последующей рематической части. Этим обеспечивается более точная, четкая реализация коммуникативного намерения автора [Г.П. Булыженкова, 1989. с. 17]. Таким образом, исследования по коммуникативно-прагматической направленности сложноподчиненного предложения охватывают разные типы придаточных предложений. Большая часть исследований проводилась на материале текстов художественной литературы и газеты. Однако сам факт наличия данного явления на уровне синтаксиса сложного предложения дает почву для дальнейшей разработки этого вопроса на материале других видов предложений и на материале других типов текстов, в частности, на материале текста делового письма. Это даст возможность глубже понять причину такого частотного употребления СПП в текстах деловых писем, а также раскрыть особенности его функционирования, структуры и лексического наполнения. Учитывая требования быстро развивающихся экономических отношений в современном мире, нужно отметить, что «в условиях острой конкурентной борьбы, повышенного спроса на качество обслуживания, сложных корпоративных отношений» письменная коммуникация имеет своей целью не просто констатацию, сообщение фактов, но и привлечение адресата, создание положительной атмосферы общения, с целью принятия нужного для адресанта решения или действия [Нижникова Л.В. 1991, 94−95]. Такое положение дел приводит к необходимости деления коммуникативных функций предложений на функцию сообщения и функцию воздействия. Изучение прагматических функций сообщения и воздействия в текстах разных речевых жанров показало, что реализация определенной коммуникативно-прагматической установки влияет как на лексическую, так и на синтаксическую структуру текста (М.С. Чаковская 1978, Н. И. Разговорова 1983, А. Л. Назаренко 1985, Л. Г. Фомиченко 1985, В. Т. Коченов 1987, А. С. Трофимова 1988, А. О. Стеблецова 2001). По определению И. Р. Гальперина, «сообщение — функция информации. предназначенной для передачи получателю сведений о событиях происходящих, происшедших или которые будут происходить в ближайшее время… Задача сообщения — довести что-то до сведения. Оно не обладае! концептуальностью, поэтому лишено экспликаторов эмоционально-субъективного характера» [Гальперин И.Р. 1981, 31]. В нашем исследовании мы придерживаемся этой точки зрения и считаем, что сообщить информацию -¦ значит довести до сведения. При этом используются довольно нейтральные средства передачи информации. Слово воздействие в «Словаре русского языка» СИ. Ожегова [1984; с. 79] определяется как «действие, направленное на кого-что-нибудь с целью добиться чего-нибудь, внушить что-нибудь и оказать моральное воздействие на кого-нибудь». Воздействие (influencing) определяется как предоставление определенного количества информации другому человеку с целью что-то (представление, отношение, мышление, чувства, поведение) изменить [Storey R., 1997, р. 2]. Воздействие на адресата также называется перлокутивным эффектом (по Дж. Остину), который заключается в расширении информированности адресата, изменении в эмоциональном состоянии, взглядах и оценках адресата. влиянии на совершаемые им действия, эстетическом эффекте и т. п. [ЛЭС, 1990. с. 390]. Одно из первых упоминаний о делении общественных функций языка на общение, сообщение и воздействие встречается в работе В. В. Виноградова. В ней говорится, что функция общения характерна для обиходно-бытового стиля, функция сообщения для обиходно-делового, официально-документального и научного стилей, а функция воздействия — для публицистического и художественно-беллетристического стилей. Однако автор отмечает, что внутренняя дифференциация языковых стилей может и не опираться на различия функций языка или на выделение разновидностей функций [Виноградов В.В. 1981. С. 21−22]. Кроме того, М. Н. Кожина поддерживает идею о том, что разделение и соположение функций общения и сообщения является нецелесообразным, т.к. «всякое сообщение есть и общение, а общение так или иначе связано и сопровождается сообщением в реальной действительности, отделение этих функций одной от другой весьма искусственно и условно» [Кожина М.Н., 1968; с. 217]. О. Г. Почепцов выделяет 2 вида сообщений: сообщения с интракоммуникативной силой и сообщения с посткоммуникативной силой. Это значит, что сообщение после завершения коммуникативного акта, как правило, либо перестает существовать, либо продолжает функционировать за рамками коммуникативного акта, т. е. выполняет определенную функцию, оказывает регулирующее воздействие на поведение адресата [Почепцов О.Г. 1985, с. 142]. А. О. Стеблецова выделяет функции информирования и побуждения. которые, по сути, соответствуют вышеназванным функциям сообщения и воздействия. Она конкретизирует коммуникативно-прагматические функции (декларации, реагирования, функция выполнения социальных ритуалов, сочетание функций информирования и побуждения) в деловых письмах [Стеблецова А.О. 2001, 43]. В целом, определить функцию языка довольно сложно в том смысле, что при выделении функций языка учитываются различные аспекты. Об этом свидетельствует бесконечное множество теорий, связанных с функциональной стороной языка. Некоторые теории тесно переплетаются друг с другом и оперируют одними и теми же терминами, названиями. Так, например, по теории М.А. К. Хэллидея с позиции «функции языка как системы» различаются три основные_функции: репрезентативная (концептуальная или ideational) функция, при которой язык служит средством выражения содержания и в которой выделяются дне подфункции — эмпирическая и логическая; через эту функцию говорящий или пишущий воплощает в языке свое восприятие явлений реального мира; оценочно-коммуникативная (interpersonal) функция, благодаря которой язык служит для выражения своего мнения, отношения своих оценок, сообщая, спрашивая, приветствуя, убеждая и т. п., и которая включает экспрессивную и конативную функции; текстовая функция, которая связана с созданием текста и является инструментальной по отношению к первым двум, но благодаря которой язык осуществляет связь с конкретной ситуацией; благодаря ей становится возможным речевой акт, поскольку говорящий и пишущий могут создать текст, а слушающий и читающий могут его понять [Хэллидэй М.А.К. 1980. с. 1 21 ]. Все три функции связаны между собой: они «одновременно включены в процесс подготовки речевого акта». Эмотивная (экспрессивная) функция сосредоточена на адресанте; конативная функция ориентирована на адресата; фатическая функция направлена на контакт и, наконец, поэтическая функция имеет направленность на сообщение [Якобсон Р. 1975. с. 198−202]. Имеется и несколько отличное мнение, согласно которому экспрессивная. конативная (функция обращения к слушающему) и фатическая (функция установления контакта) функции объединяются в функцию воздействия. Однако её нужно отличать от контактоустанавливающей функции, которая, имея двоякий характер, направлена на установление контакта между отправителем и получателем сообщения с целью оказания определенного воздействия [Нистратова С.Л. 1985].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой