Концепт "вежливость" в русском и казахском языках

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Концепт «вежливость» в русском и казахском языках

Алматы, 2013

РЕФЕРАТ

Тема выпускной работы: Концепт вежливость в русском и казахском языках.

Ключевые слова: вежливость, ізеттілік, концепт, русский язык, казахский язык, лексема, лингвокультурология, семантика, культура, лингвокультурная сообщность, межкультурная коммуникация.

Объект работы группа фрагментов номинативной системы языков: лексические единицы, формулы речевого этикета, отражающие вежливость как коммуникативную категорию в казахской и русской лингвокультурах.

Предметом работы является сопоставительный аспект лингвокультурологической специфики концепта вежливость в русском и казахском языках.

Цель работы выявление лингвокультурологической специфики ассоциативных рядов концепта вежливость в русском и казахском языках.

В соответствии с поставленной целью и для подтверждения выдвинутой гипотезы в работе решаются следующие задачи:

1. Выявить значимость концепта вежливость для русской и казахской лингвокультур и определить его универсальные компоненты, присущие рассматриваемым культурам. Изучить и сопоставить семантические поля концепта вежливость в русском и казахском языках.

2. Обосновать этнокультурную специфику причин формирования несовпадающих элементов в содержании концепта вежливость посредством лингвокультурологического анализа.

3. Проанализировать особенности функционирования концепта вежливость, репрезентированного формулами речевого этикета, в русской и казахской лингвокультурах.

4. Провести лингвистический эксперимент с участием представителей русской и казахской лингвокультур для выявления ассоциативных рядов, связанных с реализацией концепта вежливость.

Методы работы: в работе были применены следующие методы метод концептуального анализа; сопоставительный; метод компонентного анализа; статистическая обработка данных; метод описания. При сборе фактического материала применялся прием сплошной выборки.

Материал исследования получен в результате сплошной выборки и составляет картотеку из 56 единиц русского и 63 единиц казахского языков.

Источниками работы: послужили формулы речевого этикета, художественные произведения, материалы лингвистического эксперимента, данные лексикографических источников.

Полученные результаты: Концепт вежливость в русском и казахском языках имеет в своем содержании, как общие значения, так и специфические компоненты, наполненные культурологическим содержанием, которые необходимо знать и учитывать в процессе межкультурной коммуникации.

Концепт вежливость является абстрактным ментальным образованием и может материализоваться при помощи вербальных и невербальных средств. Речевой этикет является средством вербальной экспликации данного концепта, однако он далеко не полностью отражает содержание концепта, для наилучшего понимания которого следует также обращаться к средствам невербального общения.

Концепт вежливость универсален, что доказывает наличие в русском и казахском языках слова вежливость, его синонимов, однокоренных слов, а также текстов описательного характера с ситуационным смыслом «вежливое поведение» в художественной литературе исследуемых языков. Универсальность концепта вежливость объясняет определенную схожесть в его содержании в рассматриваемых языках.

Наряду со схожими чертами концепт вежливость имеет и значительные различия, которые обусловлены культурно-историческим развитием, а также укладом жизни представителей соответствующих лингвокультур.

Рассматриваемый концепт не является застывшим образованием, современное развитие общества оказывает несомненное влияние на его вербальное выражение и содержание, что подтверждает фактический материал. Взаимодействие представителей исследуемых лингвокультур способствует не только заимствованию новых речевых формул и выходу из употребления старых, но и оказывает значительное влияние на проникновение культурных традиций, стилей коммуникативного поведения из одной лингвокультуры в другую, что, несомненно, сказывается и на содержании концепта.

Краткое описание: Во введении излагаются цели и задачи исследования, обосновывается актуальность разработки темы, представляется краткая характеристика современного состояния изучаемого вопроса.

В первом разделе изложены теоретические основы лингвистического анализа средств выражения семантики вежливости.

Второй раздел содержит описание семантического содержания и средств выражения семантики вежливости в русском и казахском языках.

В заключении подводятся общие итоги работы и излагаются результаты сопоставительного исследования концепта вежливость в русском и казахском языках. Основным выводом является то, что концепт вежливость в русском и казахском языках имеет в своем содержании как общие значения, так и специфические компоненты, наполненные культурологическим содержанием, которые необходимо знать и учитывать в процессе межкультурной коммуникации.

СОДЕРЖАНИЕ

вежливость русский казахский язык

РЕФЕРАТ

ОПРЕДЕЛЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

1. КОНЦЕПТ ВЕЖЛИВОСТЬ КАК ОБЪЕКТ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ

1.1 Вежливость как понятие этики

1.2 Теоретико-методологическая основа исследования концептов в современной лингвистике

2. СОДЕРЖАНИЕ КОНЦЕПТА ВЕЖЛИВОСТЬ В РУССКОМ И КАЗАХСКОМ ЯЗЫКАХ

2.1 Содержательный объем понятия вежливый в лексикографии

2.2 Концепт вежливость в русском и казахском языковом сознании

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Дипломная работа посвящена сопоставительному исследованию концепта вежливость в русском и казахском языках.

Проблема взаимодействия языка и культуры, центром которой является человек, исследуется в современном языкознании в различных направлениях, и активно разрабатывается в настоящее время. Язык и культура существуют в абсолютном соотношении между собой, в результате чего через языковые факты, через «язык культуры» возможно познание культурно-национального мировидения, языковых стереотипов и реконструкция языкового сознания народа, его культурно-антропологического портрета в зеркале языка. Языковая ментальность определяется принадлежностью к некоторой социокультурной группе, социокультурной среде. Особенности страны как социокультурной среды это прежде всего культурные традиции и история.

Ввиду роста масштабов межкультурного сотрудничества проблема вежливого речевого поведения привлекает внимание многих специалистов, предметом изучения которых является коммуникативный процесс как таковой.

Исследованию лингвистического аспекта проблемы вежливости, вежливого поведения и этикета в последнее время уделяется достаточно много внимания в работах отечественных и зарубежных ученых (Г.М. Алимжанова, П. Браун и С. Левинсон, Е. А. Зацепина, Г. Каспер, К. Кристи, Р. Лакофф, Т. В. Ларина, И. А. Романова, А. Д. Сейсенова, Р. Уаттс, Н. И. Формановская, А. Харчарек, Л. В. Хохлова и др.). В данных исследованиях категория вежливости рассматривается в когнитивном, социокультурном и гендерном аспектах на материале разных языков. Вместе с тем обращает на себя внимание тот факт, что данная тематика не рассматривалась в сопоставительном аспекте на уровне концепта, что позволяет наиболее полно выявить особенности восприятия концепта вежливость представителями разных лингвокультур.

Актуальность темы исследования определяется слабой изученностью лингвокультурологического аспекта категории вежливости в разных культурных традициях, составляющих важную часть ментальной картины мира, имеющего в разных языках различные способы и специфику языкового выражения и сознания. Сопоставительное изучение оценочной семантики данной категории в контексте лингвокультурологии позволяет выявить и оценить существующие в конкретном социуме критерии оценки вежливости, а также определить роль и место данной этической категории в системе культурологических ценностей русского и казахского языков (социумов).

Подобное рассмотрение категории вежливости является важным для дальнейшего развития контрастивной лингвокультурологии, лингвокультурологической лексикографии, для преподавания языков в полиэтнических аудиториях, а также для теории и практики перевода текстов, в том числе художественных, с национально-культурной семантикой.

Из-за недостаточного внимания к национальной специфике общения могут возникнуть неправильности и неточности в переводе текста, что ведет к неполному и искаженному восприятию информации и знания культурно-исторических коннотаций в семантической структуре выражения вежливости, где знание культурной коннотации приобретает исключительную важность и актуальность.

Актуальность данного исследования обусловлена:

— возрастанием роли межкультурной коммуникации ввиду расширения границ международного сотрудничества;

— изменением роли коммуникации и осознанием ее как процесса, влияющего на эффективность сотрудничества не только в монокультурных компаниях, но и в интернациональных корпорациях, объединениях, обществах;

— формированием новых требований к качеству межкультурного коммуникативного процесса, направленных на достижение взаимопонимания;

— необходимостью изучения лингвокультурной специфики поведения участников поликультурного коммуникативного процесса, направленной на успешную реализацию языковой коммуникации;

— возрастанием значимости проблем межкультурного вербального общения и взаимодействия людей и появлением потребности в знании этнических особенностей этикета и вежливого поведения представителей лингвокультур.

Объектом исследования является группа фрагментов номинативной системы языков: лексические единицы, формулы речевого этикета, отражающие вежливость как коммуникативную категорию в русской и казахской лингвокультурах.

Предметом исследования является сопоставительный аспект лингвокультурологической специфики концепта вежливость в русском и казахском языках.

Цель работы выявление лингвокультурологической специфики ассоциативных рядов концепта вежливость в русском и казахском языках.

В соответствии с поставленной целью и для подтверждения выдвинутой гипотезы в работе решаются следующие задачи:

1. Выявить значимость концепта вежливость для русской и казахской лингвокультур и определить его универсальные компоненты, присущие рассматриваемым культурам. Изучить и сопоставить семантические поля концепта вежливость в русском и казахском языках.

2. Обосновать этнокультурную специфику причин формирования несовпадающих элементов в содержании концепта вежливость посредством лингвокультурологического анализа.

3. Проанализировать особенности функционирования концепта вежливость, репрезентированного формулами речевого этикета, в русской и казахской лингвокультурах.

4. Провести лингвистический эксперимент с участием представителей русской и казахской лингвокультур для выявления ассоциативных рядов, связанных с реализацией концепта вежливость.

Материал исследования получен в результате сплошной выборки и составляет картотеку из 56 единиц русского и 63 единиц казахского языков.

Источниками работы: послужили формулы речевого этикета, художественные произведения, материалы лингвистического эксперимента, данные лексикографических источников.

Теоретической и методологической базой для исследования послужили основные положения теории концепта как предмета исследования когнитивной лингвистики и лингвокультурологии, представленные в работах С. Г. Воркачева, В. З. Демьянкова, В. И. Карасика, В. В. Колесова, Е. С. Кубряковой, Г. Г. Слышкина, Ю. С. Степанова и других авторов, а также концепция взаимосвязи языка и культуры и влияния коллективного языкового сознания на формирование национально-специфических концептов в трудах А. Вежбицкой, Г. Д. Гачева, О. А. Корнилова, В. А. Масловой, С.Г. Тер-Минасовой.

В работе были применены следующие методы исследования: метод концептуального анализа, нацеленный на исследование содержания концепта вежливость в русском и казахском языках; сопоставительно-описательный метод, основанный на выявлении сходств и различий в изучаемых явлениях; метод компонентного анализа, сущность которого заключается в толковании значений исследуемых единиц через набор присущих им семантических компонентов; статистическая обработка данных, полученных в результате проведенного лингвистического эксперимента; метод лингвистического описания, предполагающий толкование особенностей изучаемых языковых единиц; метод полевого подхода, позволяющий выделить как центральные, или ядерные, так и периферийные компоненты в структуре концепта.

Контекстуальный и этимологический анализы фактического материала позволили выявить семантический объем языковых единиц вежливость/ізеттілік.

Кроме того, проведен свободный ассоциативный эксперимент, позволивший выявить специфику восприятия концепта вежливость/ізеттілік носителями русской и казахской языковых культур.

1. КОНЦЕПТ ВЕЖЛИВОСТЬ КАК ОБЪЕКТ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ

1.1 Вежливость как понятие этики

В настоящее время широко признанным считается тот факт, что вербальная коммуникация это не только обмен информацией, но также демонстрация своего отношения к собеседнику. Чисто информативная речь — это скорее исключение, чем правило. В этой связи выделятся трансакциональное общение, ориентированное преимущественно на передачу информации, и интеракциональное общение, целью которого является установление и поддержание межличностного контакта, достижение взаимопонимания, гармонии в общении [1, 89]. Среди функций языка исследователи называют функцию общественного взаимодействия, или фатическую функцию.

Многие сложности межкультурной коммуникации возникают именно в интеракциональном общении и вызваны неумением собеседников взаимодействовать, т. е. демонстрировать свое отношение друг к другу в соответствии с нормами данного общества.

Национально-культурные особенности поведения коммуникантов в данном типе общения связаны с тем, что в разных культурах существует свое понимание вежливости. Игнорирование данного факта затрудняет общение и порождает многочисленные стереотипы. Так, М. Сифианоу (Sifianou) указывает на широко распространенное мнение о том, что греки являются невежливым народом, во всяком случае, менее вежливым, чем англичане, которых, по словам Д. Пибоди (Peabody), отличает «такт, изящество манер, изысканная вежливость». Дж. Лич (Leech) пишет об общепринятом представлении о китайцах и японцах как очень вежливых по сравнению с европейцами и о русских и поляках как невежливых. Дж. Томас отмечает существование стереотипов о грубых русских и немцах, подобострастных индийцах и японцах, неискренних американцах и высокомерных англичанах. Согласно сложившемуся стереотипу, англичане в глазах русских являются вежливыми, галантными, учтивыми, но при этом сдержанными, малообщительными, холодными, невозмутимыми, равнодушными ко всему, а также неискренними и лицемерными. Русские же воспринимаются представителями многих других культур (в том числе английской) как люди излишне эмоциональные, агрессивные, любопытные, навязчивые, бесцеремонные, пессимистичные, невежливые. При этом обычно приводят следующие доводы: русские часто перебивают собеседника, могут задавать личные вопросы, позволяют себе делать замечания и давать советы окружающим, навязывают свое мнение другим, не контролируют эмоции, резко прекращают разговор и т. д., что воспринимается как крайне невежливое поведение 2.

Определить, что такое вежливость в межкультурном аспекте — чрезвычайно сложная задача. Традиционно считается, что вежливость — это проявление уважения к другому человеку [2]. Ее связывают с такими понятиями, как почтительность, галантность, корректность, учтивость. При этом под уважением понимается признание достоинств личности, чуткость, деликатность по отношению к другому [2]. Однако при рассмотрении вопроса о вежливости в межкультурном аспекте следует исходить из того, что такие, на первый взгляд, универсальные понятия, как вежливость, уважение, внимание, почтение имеют разное содержание в разных языках и культурах (ср., например, внимание к незнакомой женщине в арабских и латиноамериканских странах, почтение к старшим на Востоке и в Европе).

Являясь понятием этическим, вежливость попадает в сферу интересов такой философской дисциплины, как этика, объектом изучения которой выступает мораль, нравственность как форма общественного сознания, как одна из важнейших сторон жизнедеятельности человека, как один из способов нормативной регуляции действий человека в обществе. Словарь по этике определяет вежливость как «моральное качество, характеризующее поведение человека, для которого уважение к людям стало повседневной нормой поведения и привычным способом обращения с окружающими. Вежливость элементарное требование этикета; она включает: внимательность, внешнее проявление доброжелательности ко всем, готовность оказать услугу каждому, кто в этом нуждается, деликатность, такт» [2].

Нормы вежливости сформировались в процессе взаимного общения людей и приобрели форму императивного требования, которому человек должен следовать при достижении различных целей.

При этом в качестве одного из путей реализации требований этики вежливость находила различные обоснования.

В космологической по своему характеру восточной и античной этике вежливость, как и другие нормы морали, вытекает из природы самого человека, его естественных потребностей. В основу мироздания положен принцип справедливости и целесообразности. Человек является частью, продолжением вселенной, поэтому, чтобы не страдать и быть счастливым, он должен избегать дурных поступков и воплощать добродетели: быть великодушным, кротким, правдивым, общительным, любезным.

Большое влияние на формирование жизненных принципов, определяющих характер общения между людьми во всем мире, оказала восточная этика, где критерием морального добра также является человек. Так, центральными категориями конфуцианства (позже заимствованными христианской этикой) являются категории гуманности и человеколюбия. Основное моральное требование конфуцианской этики, явившееся прообразом современного «золотого правила нравственности», гласит: «Не делай другим того, чего не желаешь себе». В основе социального устройства стоит долг, форма, ритуал («Ли»), который сводится к требованию почтительности и уважения по отношению к старшим, но чину и положению в семье и государстве. При этом подчеркивается, что сама, но себе добродетель ничто, если она не порождена вежливостью, то есть не идет от самого сердца. Таким образом, гармония отношений между людьми основана на уважении, стремлении к компромиссу, взаимности, само- и человеколюбии.

Даосисты в учении о великом пути и добродетели рекомендуют принижение добродетели. Принижение необходимо добродетельному человеку для того, чтобы расположить к себе других людей. Тот, кто ставит себя выше других, никогда не добьется расположения.

Теснейшим образом с нормами межличностного общения связана христианская этика, дающая иное основание категориям морали.

Необходимость принятых христианством моральных норм обосновывается через понятие греха, воздаяния за грех. Главная цель религиозной жизни в спасении души от греховной порчи. Все безнравственное удаляет от Бога; все нравственное приближает или возвращает к Нему. «Задача человека в жизни, отмечает Л. Н. Толстой в своей „Исповеди“, снасти свою душу, чтобы спасти свою душу, нужно жить по-божьи, а чтобы жить по-божьи, нужно отрекаться от всех утех жизни, трудиться, смиряться, терпеть и быть милостивым».

Практическое воплощение гуманистического содержания христианства мы находим в образе Иисуса Христа. Заповеди Христа из Нагорной проповеди содержат моральную суть христианства, которая, как верно отмечает Л. Н. Лысенко, позднее воспроизводилась в различных методиках, регулятивах, правилах межличностного общения в качестве нормы.

В христианской этике каждый человек «образ и подобие» Бога, «венец» деяний, обладатель великого сокровища, святыни-души. Отсюда вытекает требование уважения и жертвенной любви к «иному», к ближнему («Человек не совершенен, но он лучшее, что создано Богом, он соль земли, спет мира»; «Возлюби ближнего твоего, как самого себя»). Любовь как милосердие, сострадание, терпимость есть венец и сущность всех христианских добродетелей.

Христианство выдвигает и другие моральные принципы: смирение, прощение обид, непротивление злу, повиновение, укрощение гордости, кротость, заботу о чести. Христианская этика становится верховным законом, проникающим во все сферы человеческой деятельности; отступление от него является грехом.

«Речь в структуре неречевой деятельности обладает статусом действия речевого действия» [3, 19], поэтому коммуникативное поведение индивида регулировалось теми же нормами, а в список христианских добродетелей попадали речевые действия утешения, сочувствия, одобрения, прощения, подчинения собеседнику, согласия с ним; прегрешениями являлись слова ярости, гнева, укор, уничижение, осуждение, клевета, ложь, сквернословие, дерзость, презрение, оскорбление [4, 235−245].

Если в дохристианской (восточной и античной) этике жизнедеятельность человека подчинялась внешним регуляторам поведения, то христианство «включает» регуляторы внутренние (страх, вину, заботу о чести и др.).

На Руси первые попытки формулирования правил житейской морали на основе этики христианства были сделаны в «Домострое». В главе о воспитании детей родителям рекомендовалось учить детей «страху божию и вежству», чтобы те были «от Бога помиловани, от священного чину благословенны, а от добрых людей хвалимы». Однако в русской традиции христианские заповеди вплоть до реформаторской деятельности Петра I выступали в качестве идеальной нормы поведения, в то время как повседневная жизнь в значительной степени определялась дохристианскими принципами [5, 9].

Содержание понятия «вежливость» в европейской культуре формировалось на основе христианских заповедей в сочетании со специально созданными правилами поведения этикетом.

Культурологические корни этикета уходят в систему условных ритуалов, в соблюдении которых главную роль играет форма поведения. В связи с тем, что этикет обслуживает внешнюю сторону общения, несет в себе элемент игры и может выступать как самостоятельное социальное явление (например, во времена абсолютных монархий придворный этикет, дипломатический этикет), а христианская этика подразумевает совпадение содержания и формы поведения, явление вежливости получает в этике двойственную оценку.

Гоббс Т., рассуждая о необходимости ценностного отношения к личности другого человека, выделяет в качестве основы этого отношения уважение и напрямую связывает его с манерой поведения и с речью: «Говорить с кем-либо с почтением, держаться перед ним скромно и смиренно значит уважать его, ибо это свидетельствует о боязни обидеть его. Говорить с ним необдуманно, делать перед ним что-либо непристойное, неряшливое, постыдное значит оказать ему неуважение».

Английский философ Д. Юм обращает внимание на то, что этикетные и вежливые формы могут быть условными, содержать в себе долю лицемерия: «Надо быть очень поверхностным мыслителем, чтобы считать, будто во всех случаях следует принимать за чистую монету проявления взаимного уважения… «, «если природа наделила дух склонностью к какому-нибудь пороку или аффекту, неприятному для других, то утонченное воспитание научило людей менять уклон в противоположную сторону и сохранять в своем поведении видимость чувств, отличающихся от тех, к которым они имеют склонность по природе».

Просветители XVIII века П. Гольбах, К. Л. Гельвеций, Ж. -Ж. Руссо вообще выступали против этикета, как формы «узаконенного» неискреннего поведения. Так, Ж. -Ж. Руссо видел в этикете причину стандартизации поведения и мышления. Мыслитель выступал за истинную вежливость, которая заключается в благожелательном отношении к другим людям вне зависимости от их положения в обществе.

Понятие вежливости, возникшее на основе синтеза религиозных и светских норм, видоизменялось под воздействием социальных и исторических факторов.

Начиная с Эпохи Просвещения понятие вежливости перестает соотноситься только с жизнью двора и аристократии, формы вежливости становятся менее сложными, начинают выступать как часть общечеловеческой культуры. Различные социальные слои вырабатывают свои правила общения. Вежливым считается тот, кто ведет себя в соответствии со своим положением в обществе. Это послужило толчком к тому, что уже в XIX веке вежливость начинает рассматриваться в качестве средства регуляции человеческих отношений.

Так, рассуждая о разной, но природе вежливости («вежливости сердца» и вежливости «фалынивой монете», вежливости-«маске»), А. Шопенгауэр указывает на то, что последняя имеет большую нравственную ценность, так как, во-первых, создаст условия для предотвращения конфликтной ситуации, сохраняет гармонию с окружающими, а во-вторых, корректирует качества надевающего эту «маску». При этом вежливое и этикетное поведение любой природы выступает как структурный элемент морального сознания.

С возникновением и развитием прагматизма, заменившего основные этические категории «добра» и «зла» категориями «успех» и «неуспех», нормы морали стали рассматриваться не только в качестве средства поддержания интересов и устранения конфликтов в обществе, но и в качестве средства достижения индивидом какой-либо цели.

Основным способом отражения системы ценностей в языке признается категория языковой оценки, куда и относится категория вежливого общения [Е.М. Верещагин, В. Г. Костомаров; А. А. Леонтьев; Н. Д. Арутюнова; В. Н. Телия и др.]. Известно, что ценностные представления присущи каждой культуре. Они являются отражением миропонимания и мировоззрения народа. Индивидуум, выросший в атмосфере определенной национальной культуры, одарен его особым видением мира. Ценностная картина мира социума включает определенный набор и иерархию ценностей, которые выражаются в оценках, а также предполагает наличие оценочных стереотипов и норм, оценочной шкалы и ориентиров оценки.

Культура всегда отвечает на вопросы, что хорошо, что плохо, что красиво, что безобразно, что истинно, что ложно, и при этом проявляет себя в соответствии с представлениями своего народа об истине, добре и красоте, и поэтому духовные ценности пронизывают всю культуру целиком, его менталитет. Исследователи, рассматривая этнодифференцирующую и этноинтегрированную функции культуры, выделяют следующие основные ее свойства: 1) системность; 2) кумулятивность; 3) знаковый характер; 4) коммуникативность.

Ценности это социальные, социально-психологические идеи и взгляды, разделяемые народом и наследуемые каждым новым поколением. Ценности это то, что априори оценивается этническим коллективом как нечто такое, что является образцом для подражания и воспитания. Ценности вызывают определенные эмоции, они окрашены чувствами и побуждают людей к определенным действиям. Отклонение от ценностей, неразделение их, поступки, противоречащие ценностям, осуждаются общественным мнением.

Различные типы ценностей закрепляются в языковой картине мира. Группировка ценностей способна выступать отличительным признаком культуры, каким является категория вежливости в разных культурных традициях. Аксиологический подход к языковым единицам общения помогает реконструировать ценностную картину мира в ее национальных вариантах.

Формы выражения вежливости в виде социальной заданности можно представить как систему стандартов коммуникации. Национально-культурные стандарты общения стереотипны, оценочны, чрезвычайно устойчивы, многие из них действуют почти без изменения в течение сотен лет, сохраняя на себе отпечаток культуры.

Будучи отражением системных отношений реальной действительности, стандарты вежливого общения, обслуживающие ту или иную сферу взаимодействия людей, образуют ритуал коммуникативного общения. Осуществляется своеобразная группировка социальных, психологических, технологических факторов коммуникации. На этой почве возникает целостная, устойчивая модель поведения стиль общения, присущий всему этносу, особенно этикету, куда относятся и формы вежливого общения, «правила, регламентирующие форму, манеру поведения личности, обхождения, правила учтивости, принятые в каком-либо обществе». Следовательно, в разных культурах ценностный характер этноэтикета рассматривается как система характерных для данного этноса моральных предписаний ритуализованного общества в типичных изо дня в день повторяющихся ситуациях взаимодействия человека с окружающим миром, в процессе которого происходит познание мира и его оценка. Система ценностных установок задается потребностями познающего субъекта. Общественная практика (жизнь) наделяет объект оценки свойством ценностной предметности функцией, ролью, выполняемой природной вещью или искусственным объектом в общественной жизни. «Процесс оценки это способ реализации ценности объекта, осознание субъектом ценностной предметности объекта, реализующееся в виде суждения о той ценностной предметности, которая стала предметом оценки» [6, 62].

Реальный мир, вовлеченный в личностную сферу человека, фиксируется в мире ментальном: предметам и явлениям действительности приписываются значения. Данный процесс «означивания» позволяет соотнести реальность с потребностями практической ориентации и сблизить его с человеком. Ценности и значения взаимно детерминированы. В этом плане социальное содержание категории вежливости не просто реальное общение или поведение, ее следует понимать как своего рода метаязык традиционной культуры общения, хранящийся в памяти представителей этноса, вокруг которого выстраиваются морально-нормативные предложения, социально заданная техника общения, виртуально представленная в виде знаний, умений, навыков.

Здесь целостность общения выстраивается в парадигматическом и синтагматическом взаимоотношениях, включающих ориентиры оценки. Парадигматика включает социальные отношения, являющиеся условием и содержанием общения, а конкретно: этическая принадлежность, коммуникативная форма, статус, возраст, пол, связь, место и характер общения.

Синтагматика культуры общения — это непосредственная техника общения, способ развертывания социального содержания общения, представленного парадигматикой. Она разнообразна по качеству и количеству. Известный английский ученый М. Аргайл выделяет семь классов социальной техники общения: 1) контакт; 2) позиция и близость; 3) жесты; 4) выражения лица; 5) движения глаз; 6) нелингвистические аспекты речи (темп, ритм, интонация и т. д.); 7) собственно речь 2]. Значит, словесный знак выступает в роли связывающего звена между ценностями и значениями. Вовлеченный в социальную реальность, словесный знак реализуется не только как носитель значения, но и как фактор национальной культуры.

Мир оценок всеобъемлющ и многообразен. Один и тот же объект может быть предметом самых разнообразных оценок. Вместе с тем, оценки отличаются селективностью: они вычленяют и фиксируют то, что становится важным с точки зрения общественных потребностей. Оценка это результат определенного уровня развития общества, познания, самопознания.

На уровне высказывания, куда относится форма вежливости, оценка характеризуется следующими признаками: а) соотнесенностью с логическими формами суждения; б) соотнесенностью с определенным понятийным содержанием, выступающим в форме представлений о нормах, стандартах, стереотипах, эталонах; в) соотнесенностью с эмоциональными формами выражения, что обусловлено связью таких суждений с представлениями о позитивном и отрицательном (в сфере морали и этикета — с представлениями о добре и зле; о форме общения положительной и отрицательной; в сфере эстетики с представлениями о прекрасном; в социальной сфере с представлениями об общественно поощряемом и осуждаемом); г) соотнесенностью с национальной культурой; д) концептуально-системным характером представленности в сознании.

Исследование данных форм оценки дает возможность представить широкую картину социальной обусловленности коммуникативного поведения, выявить истоки становления стандартов вежливого общения. Известно, например, что такой признак парадигматики общения, как соотношение возрастов коммуникантов, более значим в культуре народов Востока, чем Европы, что неминуемо находит отражение в синтагматике общения в специальных стандартах речевой коммуникации. В противоположность этому известно, что у американцев специализация общения определяется прежде всего степенью знакомства и социальным положением коммуникантов. Поэтому важно изучить, в какой мере членами этноса в различных ситуациях освоены правила и техника традиционной культуры общения, какое место занимают они в системе ценностных ориентации социума. Общение в известной мере связано с изучением исторических условий, вызвавших к жизни тот или иной стандарт, стиль общения и фиксацию изменений, преобразований, происходящих в этикете на различных этапах истории (многочисленные случаи переосмысления некоторых формул вежливости (ср.: «спасибо» = «спаси Бог», «Вы — ты», «Ты царь», «Вы студент» и т. д.).

По наблюдению Ю. С. Степанова [7, 644−660], в современном русском обществе основной нравственный закон совпадает с этикой интеллигенции и отражается, в частности, в моральном кодексе Л. П. Чехова. «Элементарный кодекс интеллигентного человека» предполагает уважение человеческой личности, снисхождение, мягкость, вежливость, уступчивость, прощение, сострадание, чистосердечие, правдивость, чувство собственного достоинства.

Для языкознания представляют интерес выделенные в философской литературе содержательные компоненты понятия «вежливость», важнейшим из которых является уважение к партнеру по общению.

Вежливость предполагает и демонстрацию говорящим своего вежливого, доброжелательного отношения к адресату различными способами, в том числе и средствами языка.

Важным для лингвистических исследований является и проводимое в этических воззрениях философов различных эпох разграничение «вежливость-искренность» и «вежливость-маска».

Этика обращает внимание на то, что в поведении индивида опосредованно могут содержаться или не содержаться элементы нравственного отношения, что дает основание выделить среди форм поведения два уровня, «один из которых связан непосредственно с этикетом или протоколом, другой с более сложными проявлениями, называемыми деликатностью, тактичностью, порядочностью и т. д. «, именно последний уровень делает вежливость категорией этической, носящей наднациональный характер.

Вопрос об отношении этикета и морали, этикетного и вежливого поведения до настоящего времени входит в число дискуссионных и находит отражение как в работах философов, так и в работах лингвистов. В современных исследованиях преобладает тенденция к сближению этикета с вежливостью и нравственностью. То, что неприемлемо с точки зрения этики, вежливости отвергается и этикетом, в этом смысле этикет является внешним проявлением этики.

Специфика общения при использовании конкретного национального языка состоит в: 1) в специфике построения речевой цепи, осуществляемого по грамматическим правилам этого языка; 2) в специфике образов сознания, отражающих предметы конкретной национальной культуры. В этом ракурсе категория вежливости определяется ценностным содержанием, присущим каждой национальной культуре, характером ситуации (бытовая, социально-общественная, профессиональная, официальная) и социальными параметрами статуса и разных видов дистанции между партнерами по общению.

Вежливость в языке реализуется эксплицитно и имплицитно. Эксплицитная, или конвенциональная вежливость, состоит в более или менее обязательном соблюдении принятых правил этикета, коммуникативного общения и метакоммуникативных постулатов коммуникации. Имплицитная, или индивидуальная вежливость, не ожидается и не требуется в одинаковой степени, она базируется на выборе определяемых языковых средств, реализуемых разными стратегиями предупредительности и дипломатичности.

1.2 Теоретико-методологическая основа исследования концептов в современной лингвистике

Известно, что одним из факторов формирования социокультурной ситуации в обществе является форма общения и ее социокультурная оценка.

В любую эпоху и в любом обществе вежливость, отраженная в языке, характеризует уровень культуры нации в целом. Закрепленные в социальном менталитете эталоны поведения, их социокультурная оценка определяют специфику и своеобразие этикета данного народа. Будучи заложенным в социоментальную картину мира, нерешенным пока остается вопрос о статусе и месте определенных универсальных форм категории вежливости в разных культурных традициях, их возникновении и развитии. В этом плане особый интерес представляет сравнительно-сопоставительный анализ семантических связей категории вежливости в разносистемных языках.

Однако семантические связи категории вежливости в русском и казахском языках ранее не исследовались.

Под системным исследованием вежливости как категории языка в данной работе понимается рассмотрение упорядоченной, относительно устойчивой и непротиворечивой, внутренне связанной и структурированной совокупности форм вежливого обращения, их ценностей, установок, идеалов, которые отражают социокультурный статус общества.

Дискуссия о культуре языка и речи относится к тезисам Пражской лингвистической школы, которые впервые были опубликованы в ходе подготовки первого Международного конгресса славистов в Праге в октябре 1929 года. С этого времени усилия ученых многих стран были направлены на изучение использования языковых средств в различных сферах человеческой деятельности, хотя данная культурологическая проблема издавна вызывала интерес исследователей (Аристотель, Сократ, Ибн Араби, Ж. -Ж. Руссо, И. Кант, Гегель, А. Шопенгауэр, К. Маркс, В. Гумбольдт, Вл. Соловьев, Н. Бердяев), принадлежащих к различным мировоззренческим направлениям. Каждое из учений предлагало свой способ употребления языковых форм вежливости, одновременно связывая ее с эстетикой. Самым известным примером рассуждения о культуре речи и языка в литературе считается (часто цитируемый) диалог между Бакалавром и дьяволом, переодетым в профессора, перед черепами, во второй части «Фауста»:

«Бакалавр: Признайтесь, Ваш череп, Ваша лысина не дороже тех полых?

Дьявол (мирно): Очевидно, друг мой, ты и не ведаешь, как груб?

Бакалавр: В немецком лгут, если пытаются быть вежливыми".

В тезисах Пражской лингвистической школы по культуре речи предлагалось взять в качестве образца литературную практику последних пятидесяти лет для правильного использования языка. Это воззрение могло бы иметь силу и относительно других языков, однако зарождение категории вежливости в лингвистике связывается с исследованиями англо-американского направления второй половины XX века. В советской лингвистике в это время уже писалось о культуре русской речи, но специальных исследовательских направлений еще не было.

Вайнрайх У. указывает на то, что социолог Н. Элиас уже в середине тридцатых годов в своем труде «О процессе цивилизации» описал законы развития в изменяющихся формах вежливого обращения при коммуникации друг с другом. Однако лишь в шестидесятых и семидесятых годах в работах Е. Гоффмана, а также П. Браун и С. Левинсона были опубликованы основополагающие тезисы по исследованию форм вежливого обращения. В этих работах обычно различают «отрицательную форму вежливости», которая направлена на обходительность и разгрузку партнера по беседе, и «положительную форму вежливости», которая проявляется в выражении симпатии, внимания и любопытства по отношению к партнеру по беседе. Научной общественности известны также и нормы ведения беседы, изложенные в статье С. Левинсоном.

В последние годы в отечественной лингвистике отмечается рост публикаций, посвященных различным аспектам культуры речи. Возрастает стремление исследователей описать особенности употребления форм вежливости в культуре разных этносов, выявить закономерности ее функционирования и использования в разных языковых ситуациях.

Смена парадигмы со структурной на антропоцентрическую, согласно В. З. Демьянкову и Е. С. Кубряковой, была вызвана попыткой рассмотреть ментальные образы явлений, изучить способности человека, символы, понятия, которыми он мыслит, а также доказать, что человек, являясь представителем определенного культурного сообщества, находится под его влиянием и мыслит категориями, характерными для данной лингвокультуры 8. Появление и становление новой лингвистической научной парадигмы является результатом общенаучного поворота в сторону поиска и исследования закономерностей, лежащих в основе процессов получения, накопления, систематизации и передачи информации, относящейся к разнообразным сферам деятельности человека. Для решения данной задачи научная мысль конца 20-го века объединяет усилия различных дисциплин: психологии, лингвистики, компьютерных технологий, философии, неврологии.

Отличительной особенностью работ представителей рассматриваемого направления, представленного трудами таких исследователей как Е. С. Кубрякова, З. Д. Демьянков, С. Г. Воркачев, Р. М. Фрумкина, Дж. Лакофф и др., является то, что ученые уделяют особое внимание не процессу восприятия, а тому, как поступившая в мозг человека информация перерабатывается. В. фон Гумбольдт, Э. Сепир, Б. Уорф в рамках антропоцентрической парадигмы впервые стали рассматривать язык как факт, а в центре их внимания стоит языковая личность. Ученые подчеркивали, что мышление не может существовать вне языка, язык участвует во всех мыслительных процессах и создает новые ментальные пространства, благодаря чему человек выходит за рамки непосредственно наблюдаемого.

Проблема концепта в современной лингвистике рассматривается такими исследователями как Ю. С. Степанов, И. А. Стернин, А. Вежбицкая, Р. М. Фрумкина, Г. И. Берестнев, В. И. Карасик, Г. Г. Слышкин и другими. З. Д. Демьянков, анализируя историю возникновения лингвистического термина концепт, исследует процесс его проникновения в российскую науку, становления и утверждения в ряду лингвистических терминов. В современной лингвистике существует несколько определений понятия концепт. Ученые, занимающиеся данной проблемой, предлагают разные варианты.

Наиболее приемлемой для данного исследования считаем модель концепта, предложенную такими исследователями как С. Г. Воркачев, В. И. Карасик и Г. Г. Слышкин, поскольку объектом их рассмотрения является лингвокультурный концепт. Ценнейшим лингвокультурологическим материалом, по мнению ученых, являются концепты, представленные через фразеологические единицы, идиомы, клише, пословицы и поговорки, афоризмы, благодаря которым мы узнаем о специфике мировидения того или иного народа, об особенностях их познавательного опыта. Известно, что словесное оформление в языке получают только значимые для человека феномены культуры и цивилизации. Кроме того, фразеологизмы, пословицы, поговорки, афоризмы образны, благодаря чему определенные концепты получают в них наиболее полное и глубокое освещение. Вслед за учеными, занимающимися проблемой культурной коннотации, содержанием концепта, полагаем, что успех процесса коммуникации зависит от того, насколько идентичны концептосферы участников коммуникации, их представления о предмете разговора, их индивидуальный и коллективный опыт. Представителям разных культур сложнее понять друг друга, т.к. в сознании каждого из них закреплены ценности своей культуры, поэтому залогом успешного общения является способность коммуниканта выбрать такую ассоциацию, которая послужила бы стимулом к вызову в сознании адресата необходимого концепта. Незнание концептосферы партнера может привести к провалу коммуникации.

Концепт, как сложное ментальное образование, имеет структуру, включающую несколько компонентов. Такие ученые как Ю. С. Степанов, В. И. Карасик, Г. Г. Слышкин, Т. Б. Крючкова полагают, что структура концепта, помимо понятийных элементов, содержит еще и культурную информацию. Кроме того, в ходе общения значения концептов сильно варьируются, поскольку и говорящий, и слушающий индивидуально интерпретируют их в соответствии со своими знаниями и опытом, что приводит к наличию в содержании концепта субъективно-личностной информации. В связи с этим указанные авторы выделяют следующие компоненты в структуре концепта: значение предметной отнесенности (фактуальный компонент), компонент коммуникативно значимой информации, культурологический (ценностный), образный и социальный компоненты. Кроме того, Г. Г. Слышкин выделяет ядерный и периферийный слои концепта. В ядерном компоненте, по мнению ученого, содержится наиболее важная информация о концепте, тогда как периферийный слой состоит из нескольких ассоциативных рядов, при этом ряд, включающий частые ассоциации, располагается ближе к ядру.

Концептуальные ассоциации варьируются в зависимости от лингвокультурной принадлежности человека. Лингвисты связывают это с проблемой национального сознания, формирующегося под влиянием культуры. Культура, в свою очередь, является одной из наиболее многоаспектных категорий в современной науке. Ей даются разнообразные трактовки, из которых наиболее приемлемой для настоящего исследования считаем определение, предложенное В. А. Масловой, в котором культура понимается как «свод „правил игры“ коллективного существования, набор способов социальной практики, хранимых в социальной памяти коллектива, которые выработаны людьми для социально значимых практических и интеллектуальных действий» 9, 13.

Внимание лингвистики к культуре можно объяснить двумя основными причинами. Во-первых, само существование культуры является результатом и проявлением познавательных способностей человека. Во-вторых, культурная жизнь современных человеческих сообществ охватывает все аспекты жизни людей. Опираясь на труды таких выдающихся ученых, как, В. фон Гумбольдт, А. А. Потебня, Й. Л. Вайсгербер, приходим к выводу, что язык и культура — это сложные, многогранные, взаимосвязанные явления.

Каждый человек-носитель языка в процессе своего развития перерабатывает опыт его языковых предков, закрепленный в языке. Усваивая его, человек, в то же время, привносит что-то новое, индивидуальное, он преобразует данные этого опыта. Следовательно, язык не только отражает культуру, но и сам развивается в ней.

Составной частью культуры являются культурные традиции, при помощи которых передается наиболее важная для выживания информация, те формы существования и нормы быта, которые наиболее оптимальны в данных временных и пространственных условиях. Именно поэтому традиции не вечны, социальные стереотипы находятся в постоянной динамике: с изменением условий жизни некоторые традиции остаются в прошлом, а новые, более соответствующие современным условиям, зарождаются.

В то же время, культурная традиция является одним из способов осуществления деятельности человека и оказывает большое влияние на формирование стереотипизированного мышления. В процессе межкультурной коммуникации стереотипные представления о народе другой страны оказывают, по мнению Т. В. Лариной, С.Г. Тер-Минасовой и других авторов, негативное влияние на процесс общения, так как заранее настраивают участников коммуникативной ситуации на определенный ответ, реакцию собеседника. В случае если реакция не совпадает с ожидаемым, возможен конфликт в акте коммуникации, поставленные задачи не будут достигнуты, негативный эмоциональный эффект может быть слишком велик, для того, чтобы продолжать общение.

Человек становится носителем культурного фонда своей нации, живя среди людей, общаясь с представителями своего народа на родном для него языке. Каждый человек с детства впитывает всю информацию, которая содержится в его языке, изучает мир при помощи языка, постоянно расширяя границы своих познаний посредством языка, но, в то же время, и ограничиваясь тем, что отражено в его родном языке. Явления действительности, нашедшие отражение в языке, представляют собой языковую картину мира, изучению которой посвятили себя такие исследователи как Й. Вайсгербер, А. Вежбицкая, Г. Д. Гачев и другие. Специфичность языковых картин мира подводит к вопросу о взаимопонимании представителей различных культурно-языковых общностей.

Точки зрения по данному вопросу в современной лингвистике неоднозначны: одни авторы полагают, что существуют универсальные категории, которые приобретают соответствующие коннотации в различных лингвокультурах, другие считают, что каждый народ, создает свои, нигде не повторяющиеся категории, концепты, что приводит к формированию особой ментальности, концептосферы, особой системы взглядов на мир.

Третьи авторы придерживаются промежуточной позиции, не исключая наличия ни универсальных, ни специфических категорий.

Специфика языковой картины мира заключается в том, что выходит за пределы универсального, что не является элементом «единой понятийной системы»; она состоит из тех нюансов, которые вытекают из особенностей многовекового культурного и исторического развития нации. Основу языковой картины мира составляет географическая среда обитания народа, так как именно она служит базисом для чувственного восприятия мира, оказывает влияние на всестороннее развитие человека и его историческую судьбу. С одной стороны, все народы Земли живут в одном мире, но, с другой мир разнообразен, и человек воспринимает только ту его часть, с которой соприкасается. Именно эта часть, данная человеку в ощущениях, получает наиболее полное освещение в языке, в концептуализации действительности, другая, скрытая часть, отражается в языке лишь незначительно, так как не представляет особой важности для народа.

Значимым для нашего исследования является именно тот факт, что, несмотря на универсальность многих понятий, категорий действительности, каждый язык накладывает на них свой отпечаток. Слова-эквиваленты в двух языках могут иметь значительную культурную коннотацию, что затрудняет взаимопонимание при общении. Эффективность же совместной деятельности зависит от коммуникативной компетенции сторон.

Представление о ценностных ориентирах и традиционных особенностях дискурсного поведения той общности, которую представляет партнер по коммуникации, играет важную роль в процессе общения. Оно помогает направить коммуникационный процесс в позитивное русло и достичь желаемых результатов.

Следует отметить, что специфика значения слова проявляется в тех его свойствах, которые зависят от принадлежности слова к определенной лексической системе. Согласно В. В. Виноградову, «слово относится к действительности, отражает ее и выражает свои значения не само по себе, а лишь через всю систему значений, образующих семантический строй языка» Ковтун Л. С. О значении слова // ВЯ. — 1995. — № 5. С. 65−67.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой