Лесные антропогенные ландшафты

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
География


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ О ЛАНДШАФТЕ

ГЛАВА 2. ЛЕСНЫЕ АНТРОПОГЕННЫЕ ЛАНДШАФТЫ

ГЛАВА 3. ЛЕСНЫЕ. АНРОПОГЕННЫЕ ЛАНДШАФТЫ БАШКИРИИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Ландшафтоведение рассматривает вопросы происхождения, структуры и динамики ландшафтов, законы их развития и размещения и преобразование в результате хозяйственной деятельности человеческого общества. Одна из задач ландшафтоведения -изучение составных частей ландшафта — геосистем низшего уровня (местностей, урочищ, фаций ландшафтных), их взаимного расположения, взаимодействия, типов образуемых ими пространственных структур и их преобразований с течением времени (морфология ландшафта). К ландшафтоведению относится также изучение зон, секторов, областей, провинций и др. региональных геосистем высших рангов, поскольку они представляют собой закономерные группировки ландшафтов (Ландшафтоведение, Ф. Н. Мильков, М., 1982.) В рамках высших территориальных единств ландшафты связаны между собой благодаря циркуляции атмосферы, а также процессам стока, миграциям растений и животных и другим факторам. Выяснение общих законов территориальной дифференциации географической оболочки (в чём ландшафтоведение смыкается с землеведением) служит основой познания происхождения ландшафтов и геосистем более крупных рангов и вместе с тем теоретическим фундаментом физико-географического районирования.

Антропогенным ландшафтоведением ландшафтоведы занимаются с начала ХХ века. Особенно привлекло внимание антропогенное ландшафтоведение в последние десятилетия, так как с техногенным развитием человечества, влияние технологий на процесс ландшафтообразования стал особенно велик.

Важное место в ландшафтоведении занимает изучение антропогенных лесных ландшафтов. В последние несколько столетий человеческое вмешательство в процессы формирования лесных ландшафтов привело к их полному преобразованию.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ О ЛАНДШАФТЕ

1.1 Понятие «Ландшафт»

Термин «ландшафт» происходит от немецкого «die Landschaft» и дословно означает «вид», «пейзаж». В таком значении он впервые появился в немецкой географической литературе в начале XIX в. В русской географии этот термин утвердился благодаря работам Л. С. Берга и Г. Ф. Морозова как синоним природного территориального комплекса. Именно в таком значении существует ряд определений ландшафта, одно из наиболее полных принадлежит Н. А. Солнцеву: «Ландшафт — это генетически однородный природный территориальный комплекс, имеющий одинаковый геологический фундамент, один тип рельефа, одинаковый климат и состоящий из свойственного только данному ландшафту набора динамически сопряженных и закономерно повторяющихся в пространстве основных и второстепенных урочищ» (Морфологическая структура географического ландшафта. М., 1962, с. 44). В этом определении учтены основные особенности ландшафта: а) это территория, обладающая генетическим единством, т. е. общностью происхождения и дальнейшего развития, в силу чего ее размеры довольно значительны — до сотен квадратных километров; б) в его границах геологическое строение, рельеф и климат характеризуются относительной однородностью, благодаря которой формируется система закономерно повторяющихся местообитаний для его биогенных компонентов; в) каждый ландшафт отличается от другого своей структурой, т. е. набором более мелких природно-территориальных комплексов (ПТК), выступающих его структурными элементами, Последние связаны между собой генетически и динамически и образуют единую природную территориальную систему.

Считается неоспоримым утверждение, что основным свойством ландшафта выступает его однородность. Однако в ландшафте представлены различные природные компоненты и присутствуют локальные, более дробные ПТК — фации и урочища, что невольно наводит на мысль о разнородности комплекса. В действительности однородность ландшафта обеспечивается его генезисом, в котором отражается однородность зональных (климатических) и азональных (рельефа, геологических отложений) факторов. Из этого становится очевидным, что набор фаций и урочищ в ландшафте носит не случайный, а упорядоченный, закономерный характер, который подтверждает относительную однородность ПТК.

Н.А. Солнцев дает определение ландшафта «снизу», обращая внимание на состав более простых ПТК в его пределах. Вместе с тем ландшафт одновременно является частью множества более сложно организованных природных территориальных комплексов, из которых состоит географическая оболочка. Поэтому А. Г. Исаченко предлагает определение ландшафта «сверху», подчеркивая, что оно служит дополнением к первому: «Ландшафт — генетически единая геосистема, однородная по зональным и азональным признакам, и заключающая в себе специфический набор локальных геосистем» (Ландшафтоведение и физико-географическое районирование. М., 1991, с. 111).

Существует три трактовки термина «ландшафт»: региональная, типологическая, общая.

В соответствии с региональной (или индивидуальной) трактовкой ландшафт понимается как конкретный индивидуальный ПТК, как неповторимый комплекс, имеющий географическое название и точное положение на карте. Такая точка зрения высказана Л. С. Бергом, А. А. Григорьевым, С. В. Калесником, поддержана Н. А. Солнцевым, А. Г. Исаченко. Региональный подход к изучению ландшафтов оказался весьма плодотворным. Благодаря ему получили развитие следующие разделы ландшафтоведения: морфология ландшафта, динамика ландшафта, методика ландшафтного картографирования, систематика ландшафтов, прикладное ландшафтоведение.

По типологической трактовке (Л.С. Берг, Н. А. Гвоздецкий, В.А. Дементьев) ландшафт — это тип или вид природного территориального комплекса. В почвоведении существует понятие о типах и видах почв, в геоморфологии — о типах рельефа, а в ландшафтоведении можно говорить о типах, родах, видах ландшафта. Типологический подход необходим при средне- и мелкомасштабном картографировании ПТК значительных по площади регионов. Он ускорил разработку классификации ландшафтов. Так, при составлении ландшафтной карты БССР изучались и картографировались типологические ПТК. Их выделение производилось на основе изучения конкретных индивидуальных ландшафтов, черты сходства между которыми позволили объединить их в те или иные типологические группы.

Общая трактовка термина «ландшафт» содержится в трудах Д. Л. Арманда и Ф. Н. Милькова. В их понимании синонимами ландшафта выступают природный территориальный комплекс, географический комплекс. Можно говорить: ландшафт Русской равнины, ландшафт Кавказа, ландшафт Полесья, болотный ландшафт. Такая точка зрения широко распространена в научно-популярной географической литературе. (http: //www. dissercat. com).

В последние годы в работах некоторых географов наметилась тенденция заменить понятие «природный территориальный комплекс» термином «геосистема» (географическая система), предложенным В. Б. Сочавой в 1963 г. По его мнению, геосистема есть участок земной поверхности, в пределах которого «компоненты природы находятся в системной связи друг с другом и как определенная целостность взаимодействуют с космической сферой и человеческим обществом» (Введение в учение о геосистемах, Новосибирск, 1978, с. 292). В. Б. Сочава считал, что геосистема -- природное образование, изучаемое с позиций общей теории систем.

В качестве основной единицы в ландшафтоведении выступает ландшафт в региональной трактовке. Приводим некоторые аргументы в пользу этого:

1. Фации и урочища всегда образуют сопряженные ряды, которые характеризуются общей направленностью процессов перераспределения атмосферных осадков, тепла, миграции химических элементов, расселения микроорганизмов. Сопряженный ряд фаций формируется, например, на склонах холма, где фации вершинной поверхности, склона, подошвы с типичными для них почвами и растительностью развиваются в тесной зависимости и взаимосвязи. Поэтому изучать процессы в пределах одной изолированной фации нецелесообразно и методически неверно. Объектом же географических исследований может выступать только территория, в границах которой наиболее отчетливо проявляются современные процессы, показывающие тенденции естественного развития. Среди ПТК такие качества в наибольшей степени свойственны ландшафтам, не образующим сопряженных рядов и отличающимся относительной независимостью друг от друга.

2. Ландшафту свойственна значительная устойчивость. Смену одного ландшафта другим наблюдать невозможно, так как по времени она намного превосходит продолжительность жизни человека. Формирование же и коренное изменение урочищ и фаций происходит на наших глазах. Достаточно понизить уровень грунтовых вод на болоте, как исчезает влаголюбивое болотное разнотравье, прекращается торфонакопление, изменяются микроклиматические особенности — и все это в течение очень короткого промежутка времени.

3. В ландшафте обычно представлены все наиболее типичные черты природы той или иной конкретной зоны, чего нельзя сказать о комплексах более высокого таксономического ранга, которым в зонально-азональном отношении свойственна гетерогенность. Не отражают типичных черт ландшафтной зоны и локальные ПТК — урочища и фации, в структуре которых всегда встречаются комплексы, характерные для соседних зон. Только ландшафт с полным набором урочищ и фаций создает целостное представление о природных условиях зоны. (Ландшафтоведение, Н. П. Соболева, Е. Г. Язиков, Томск, 2010).

Предметом антропогенного ландшафтоведения выступают комплексы, формирующиеся под влиянием хозяйственной деятельности человека — антропогенные ландшафты. По мнению Ф. Н. Милькова («Человек и ландшафты», 1973), «антропогенными ландшафтами следует считать как заново созданные человеком ландшафты, так и все те природные комплексы, в которых коренному изменению (перестройке) под влиянием человека подвергся любой из их компонентов, в том числе и растительность с животным миром» (с. 25).

Действительно, в любом районе земного шара имеется множество объектов и комплексов, которые можно отнести к антропогенным ландшафтам в такой трактовке. Однако значительная часть суши не подверглась коренной трансформации, хотя испытывает влияние хозяйственной деятельности. По мнению В. Н. Солнцева, предметом антропогенного ландшафтоведения должен быть «любой природный комплекс независимо от того, коренным или некоренным образом он перестроен» (Некоторые аспекты конструктивного подхода в антропогенном ландшафтоведении: Антропогенные ландшафты ЦЧО и прилегающих территорий, Воронеж, 1975, с. 22). Таким образом, к антропогенным ландшафтам следует относить комплексы «как сознательно, целенаправленно созданные человеком для выполнения тех или иных социально-экономических функций, так и возникшие в результате непреднамеренного изменения природных ландшафтов» (Охрана ландшафтов: Толковый словарь. М., 1982, с. 109). Характерная особенность целенаправленно созданных ландшафтов — сочетание природных процессов с процессами и элементами хозяйственной деятельности общества. Непреднамеренные изменения происходят в результате использования ядохимикатов в сельском и лесном хозяйстве, воздействия промышленных предприятий на воды, почвы, растительность ландшафта, наблюдаются при осушительных мелиорациях на прилегающих к болотному массиву территориях.

Антропогенные ландшафты, имея природную основу, в своем развитии подчиняются тем же закономерностям, что и природные. По мнению Ф. Н. Милькова, антропогенные ландшафты представляют собой один из генетических рядов природных территориальных комплексов, что предопределяет необходимость изучать их методами, применяемыми в ландшафтоведении (Ландшафтоведение, Н. П. Соболева, Е. Г. Язиков, Томск, 2010).

Вместе с тем не следует упускать из вида и то обстоятельство, что формирование, функционирование и динамика антропогенных ландшафтов теснейшим образом связаны с социально-экономическими условиями. Вследствие этого основной принцип изучения таких ландшафтов — предложенный Ф. Н. Мильковым принцип природно-антропогенной совместимости. Из других принципов, заимствованных из физической географии, не теряют своего значения принципы зональности и провинциальности. Подавляющее большинство антропогенных ландшафтов подчиняются закону широтной зональности, и изменяет свой тип в зависимости от характера ландшафтной зоны.

Антропогенным называют особый тип географического комплекса, который начал формироваться на Земле в историческое время.

По поводу этого понятия в науке до сих пор идет дискуссия. Большинство ученых (Ф.Н. Мильков, А.М. Рябчиков) считают, что антропогенные комплексы — это самостоятельные природные системы, имеющие структуру, отличную от структуры естественных ландшафтов. Другие исследователи (В.Б. Сочава, А.Г. Исаченко) рассматривают измененные комплексы в качестве модификаций, генетически связанных с неизменной структурой. При таком подходе отрицается возможность коренных преобразований в ландшафтах, подчеркивается временность антропогенных воздействий.

Сторонники и той и другой концепций имеют веские аргументы в защиту своих научных позиций. Первые полагают, что антропогенное изменение любого компонента (на всей или большей площади) приводит к необратимым изменениям комплекса в целом. Вторые сомневаются в устойчивости антропогенных преобразований природных комплексов, не без основания утверждая, что энергия восстановительных процессов в природе довольна сильна.

В настоящее время существует много классификаций антропогенно-измененных ландшафтов, в основу которых положен, как правило, один из нижеперечисленных подходов:

А) степень изменения природного комплекса (неизмененные, слабоизмененные, сильноизмененные);

Б) направление технологического воздействия населения на природу (сельскохозяйственные, лесные, водные, промышленные и т. д.);

В) соотношение природных и антропогенных процессов, влияющих на строение ландшафтов (антропогенно-естественные — возникшие под воздействием человека, но в дальнейшем развивающиеся как естественные, антропогенно-восстанавливаемые — находящиеся в процессе восстановления, антропогенно-деградируемые — формирующиеся при разрушении преобразованных комплексов и не возвращающиеся к первоначальному состоянию, преобразованные — целенаправленно измененные).

В качестве примеров различных сценарий развития измененных человеком ландшафтов приведем следующие ситуации:

1 Антропогенно — восстанавливаемые ландшафты. После вырубки елового леса (антропогенное воздействие) возникла березовая роща. Она отличается от предшествующего ландшафта многими параметрами и, прежде всего растительностью — обильное разнотравье, богаче видовой состав кустарников и кустарничков. Микроклимат леса также изменился — больше света, сильнее ветры, ниже влажность, более значительны перепады температур почвы и воздуха. Изменяются почвы: ослабевает процесс оподзоливания, возрастает содержание гумуса. Меняется животный мир — исчезают клесты, снегири, появляются тетерева, обыкновенная овсянка. Т. е. возникает стабильный (равновесный) ландшафт, развивающийся по природным законам, но своим возникновением он обязан человеку.

Суходольные луга, используемые под сенокосы также при прекращении воздействия человека (сенокошения и пастьбы) превращаются в иные естественные ландшафты — кустарниковые пустоши.

Классическим примером природного комплекса, созданного человеком, являются лесозащитные полосы (рис. 1). Они хорошо изучены в Каменной степи (юго-восток Воронежской области). Этот участок был избран еще В. В. Докучаевым в качестве ключевого для изучения процессов преобразования природы степей с помощью лесозащитных полос. Старые лесополосы — насаждения I и II классов бонитета с большим запасом и приростом древесины, созданы в 1895 году на типичных черноземах с преобладанием дуба обыкновенного, клена остролистного и вяза гладкого. Запасы древесины — около 425 м. /куб. /га, прирост — 4,7 м. куб. /га. За время существования лесополос, в них появились типично лесные виды кустарников, травяного покрова (ландыш майский, хохлатка, герань, грибы), типично лесные животные: лесные опушечные птицы (соловей, горлица, синица большая, зяблик, сороки, сова ушастая и сплюшка, галки, воробьи), очень много ежей, косули, куница лесная. Обыкновенный чернозем, не теряя высокого плодородия, приобрел черты свойственные выщелоченным черноземам. Повысился уровень грунтовых вод. Все старые лесополосы имеют тенденцию к разрастанию.

Рис 1. Схема накопления влаги в лесных полосах Каменной степи (по Г. Ф. Басову): 1 — уровень подземных вод зимой, 2 — весной. (Общая гидрогеология, А. М. Овчинников, М., 1955.)

Таким образом, созданные человеком (или возникшие в результате антропогенного воздействия) ландшафты в дальнейшем развиваются согласно природным закономерностям и составляют один из генетических рядов природных ландшафтов.

2. Антропогенно-деградируемые ландшафты формируются при разрушении созданных человеком изначально продуктивных ландшафтов. В результате деятельности человека происходит разрушение ландшафта (засоление, эрозия, заболачивание, опустынивание и т. д.) и продуктивность ландшафта падает.

Ярким примером антропогенно-деградируемых ландшафтов являются пески левобережья Днепра. В пятом столетии до н.э. на юге Причерноморских степей в Скифии, по описаниям Геродота, были участки гилеи (леса по-гречески). Он писал, что с переходом через Борисфенес (Днепр) «вступаем в гилею, ближайшую от моря». Сейчас в этих местах, по левобережью Днепра, близ Каховки простираются незакрепленные пески площадью более 200 тыс. га (Нижнеднепровские, Алешковские пески), напоминающие пустыню — сухие безводные, незакрепленные, подвижные. Все попытки их закрепить не имели успеха. Леса (сосна, дуб, береза, лещина), существовавшие здесь до XII-ХIII в. н.э., — это экстремально южные лесные массивы, поэтому, будучи уничтожены, они не восстанавливаются.

Аналогичная ситуация сложилась в Средиземноморье, где сейчас на месте сведенных (в результате рубок и выпаса скота) высокоствольных вечнозеленых лесов из различных видов дуба, сосны и кедра существуют каменистые пустоши с разреженной растительностью типа гариги и фриганы.

Считают, что человек, существующий как вид 2 млн. лет, стал ландшафтообразующим фактором 40−38 тыс. лет назад. Верхнепалеолитический человек (40−10 тыс. лет назад) при охоте прибегал к палу и положил начало антропогенного безлесья на территории современных разнотравных степей. Первыми собственно антропогенными ландшафтами можно считать места стоянок людей. В результате своей деятельности они изменяли растительный и животный мир прилегающей территории.

3−10 тыс. лет назад в неолите и бронзе в семиаридных и аридных районах субтропиков и тропиков возникло земледелие и вместе с ним возникли практически все виды и типы антропогенного ландшафта, которые известны сейчас. Полевые и садовые ландшафты возникли 10 тыс. лет назад в Междуречье, Египте и прилегающих районах. Здесь были окультурены пшеница, ячмень, рожь, виноград, груша, черешня, алыча. Аналогичные антропогенные ландшафты возникали в других очагах древнего земледелия: Средиземноморье, Эфиопии, Средней Азии, Китае, Мексике и Перу. Но здесь сложился свой набор сельскохозяйственных культур и свои приемы ведения сельского хозяйства, что несомненно отложило отпечаток на особенности формирования сельскохозяйственных ландшафтов. В частности существенно отличалось устройство ирригационных систем которые получили широкое распространение около 4 тыс. лет назад (Мургабское междуречье). Еще раньше возникли пастбищные ландшафты.

В центральной Европе в неолите преобладали лугово-пастбищные ландшафты и появлялись первые полевые.

Города возникли в Междуречье 6−5 тыс. лет назад. Изготовление орудий труда и строительство городов привели к появлению первых горнорудных ландшафтов, карьеров, отвалов, шахт.

Таким образом, основные типы антропогенных ландшафтов появились давно, но долговечность их различна.

По долговечности можно выделить три группы ландшафтов:

1. Долговременные саморегулируемые ландшафты. Они могут существовать очень долго без вмешательства человека для их поддержания. Раз возникнув, они в дальнейшем развиваются как естественные в соответствии с природными закономерностями, т. е. обладают высокой степенью саморегуляции. Это известняково-карстовые пустоши Средиземноморья, болотные мари Дальнего Востока и т. д.

2. Многолетние частично регулируемые ландшафты. Они существуют длительное время, но периодически нуждаются во вмешательстве человека. Это пруды (их нужно чистить), пойменные и суходольные луга (они требуют сенокошения и выпаса скота для уничтожения кустарников), лесополосы (им необходимы рубки ухода).

3. Кратковременные регулируемые ландшафты. Их существование необходимо постоянно поддерживать вмешательством человека. Это, прежде всего, полевые ландшафты. (Ландшафтоведение, Н. П. Соболева, Е. Г. Язиков, Томск, 2010).

ГЛАВА 2. ЛЕСНЫЕ АНТРОПОГЕННЫЕ ЛАНДШАФТЫ

Условно-естественные лесные ландшафты. Это леса того же типа, что и были до вырубки. Возобновляются они стихийно, часто в виде пневой поросли. Такой тип лесов был широко распространен, особенно в допромышленное время, и как ландшафт существует очень долго. Многие леса, которые мы принимаем за естественные, на самом деле относятся к этой категории. Примером может служить Шипов лес на юго-востоке Воронежской области. Площадь этого массива 32 тыс. га, представлен он дубово-ясеневым лесом с густым подлеском и обильным дубовым разнотравьем. В 1709 году Петр I нашел в этом лесу 400−500-летние дубы и назвал это место «магазином корабельных строений». Именно из этого леса был построен весь Азовский флот Петра 1. К 70-ым годам XVIII века на этом месте остался один молодняк, который к 30-ым годам XIX столетия был полностью вырублен местным населением. В последующие годы происходило постепенное восстановление с периодическими рубками. В 19ЗО году этот лес был объявлен заказником.

Вторичные (производные) лесные ландшафты возникают в том случае, когда после гарей и вырубок коренных пород (ели, пихты, сосны, дуба) местообитание захватывают активно ведущие себя в осветленных лесах породы (береза, осина, серая ольха). Этот тип также широко распространен, но недолговечен, через несколько десятилетий он может быть вытеснен коренными породами.

Фото 1. Посадки березы на месте хвойного леса

Следует отметить, что не все березовые леса вторичные. В тайге встречаются коренные березовые заболоченные леса. В лесостепи Западной Сибири — это березовые колки. Отличие вторичных лесных ландшафтов заключается в специфике травостоя и кустарникового яруса, в котором угадываются черты, не свойственные березовому лесу.

Лесокультурные ландшафты. Это искусственные насаженные леса, которых много в Европе и США.

В европейской части России, в лесостепи, также много таких лесов. Главная порода в них — сосна или дуб (для лесостепи).

Примером таких лесов в России может служить Великооскольский лесной массив — живой памятник русским лесоводам, создавшим в сухой степи лесной массив площадью в 2550 га. Он расположен на Приазовской возвышенности между реками Кальмиус и Днепр. В 1843 году лесничий В. Е. Графф заложил питомник, а затем, в 1845 году, начались посадки леса. Сейчас это дубовый лес с ягодами и грибами, в котором преобладают лесные травы. Появившийся лесной массив изменил ландшафт: повысился уровень грунтовых вод, появились родники и ручейки, прекратилась эрозия, сократился поверхностный сток. (Ландшафтоведение, Г. И. Марцинкевич Минск, 2005.)

Особый тип лесокультурных ландшафтов — это лесополосы. Они задерживают снег, защищают от суховеев, ослабляют эрозию. Состав древесных пород в лесополосах очень разнообразен. Но окруженный с двух сторон открытыми пространствами лес очень уязвим и нуждается в постоянном уходе. Уникальным лесокультурным ландшафтом является государственная лесополоса, созданная в 1948 году по берегам Северского Донца, Дона, Волги и Урала до Предкавказья. (Ландшафтоведение, Н. П. Соболева, Е. Г. Язиков, Томск, 2010).

При характеристике наиболее типичных природно-антропогенных ландшафтов, формирующихся под влиянием основных форм организации хозяйственной деятельности и ее производственной ориентации, Л. К. Казаковым (2007) используются комплексные показатели. (Экология и контроль состояния природной среды. Израэль Ю. А., Москва, Гидрометеоиздат, 1979.)

Примитивные природно-антропогенные ландшафты характеризуются незначительными изменениями в них фито — и зоомассы. Населяющие их аборигены, используя ландшафты как естественные угодья, собирают (изымают) часть различных возобновляемых биоресурсов: съедобные растения, мед, охотятся и ловят рыбу, используют древесные растения для приготовления пищи и строительства жилья.

Такие ландшафты соответствуют уровню развития и организации примитивного хозяйства присваивающего типа. Они существуют на Земле со времени возникновения человечества, по мере его расселения они расширяли свой ареал. В настоящее время примитивные собирательские ландшафты встречаются в отдельных районах с очень малой плотностью населения и относительно высокой биопродуктивностью естественных экосистем (влажные экваториальные и тропические леса, реже в тайге).

Фото 2. Примитивный ландшафт, поселение в Нигерии

Лесотехнические (лесохозяйственные или лесопользовательские) ландшафты объединяют участки площадных лесопосадок, вырубки лесов (ландшафты лесоразработок), лесные плантации и лесозащитные полосы, находящиеся за пределами населенных пунктов и промышленных ландшафтов. Они характеризуются изъятием части наземной фитомассы, запасенной в стволах, реже — в ветвях деревьев. В тоже время при вырубке страдают и верхние слои почвы, подстилка, травянистый ярус и животный мир. На самозарастающих вырубках близкий к естественному почвенный покров восстанавливается за 150−300 лет, а время полного цикла первичной сукцессии в подтаежных ландшафтах колеблется в среднем от 250 до 500 лет. Лесотехнические ландшафты начали формироваться в основном при переходе человечества к оседлому производящему типу хозяйства одновременно с появлением полевых и пастбищных ландшафтов.

Фото 3. Плантации каучуконоса (гевеи бразильской) в Таиланде — лесотехнический ландшафт

Среди данной группы ландшафтов выделяются: 1) лесопользовательские ландшафты присваивающего типа, используемые как естественные угодья для выпаса скота, ограниченной заготовки строительной древесины и дров для местных нужд при малой плотности населения, для сбора ягод, грибов и рекреации; 2) лесохозяйственные ландшафты товарной ориентации присваивающего и производящего типов.

Лесохозяйственные ландшафты присваивающего типа формируются в районах, где товарная древесина на вывоз заготавливается по экстенсивному лесохозяйственному циклу. При вырубке леса часто не учитывается естественное самовозобновление леса. В таких районах формируются ландшафты с преобладанием вторичных мелколиственных лесов, чередующихся с большими на разных стадиях зарастания вырубками, а также временными поселениями и неустойчивой сетью грунтовых вод. Лесохозяйственные ландшафты производящего типа характеризуются чередованием вырубок и плантаций разновозрастных посадок (фото № 4) заготавливаемых пород деревьев с ценной древесиной (хвойных и др.). Кроме того, подобные ландшафты могут включать в себя питомники.

Фото 4. «Шахматные» лесосеки со сроками примыкания в 5 лет. (чередование вырубок и нетронутых участков).

В лесотехнических ландшафтах кроме техногенной миграции химических элементов продолжает существовать и биологический круговорот химических элементов, зависящий от состава растительных сообществ. Выделяют ландшафты хвойных, лиственных и смешанных насаждений.

Большинство лесотехнических ландшафтов может постепенно переходить в ландшафты обычных лесов.

Пирогенные ландшафты образуются в результате пожаров (фото № 5). Основной причиной пожаров чаще всего является человек (более 95%), реже они связаны с естественными причинами (грозы и т. п.). Палы приводят к нарушению растительного покрова и подстилки, однако отдельные виды растений и животных, приспособленные к пожарам, сохраняются. Например, хорошо переносит низовые пожары сосна. При пожарах часто нарушаются и верхние слои почв, особенно торфянистых. Пожары типичны для южных лесных и средиземноморских субтропических ландшафтов, часто случаются пожары и во внутриматериковых таежных ландшафтах.

Фото 6. Ельник после низового пожара

Морфологически пирогенные лесные ландшафты после низовых пожаров первые годы представляют собой либо мертвопокровный, либо травяной лес с отсутствием подроста. После верховых и подземных на торфяниках пожаров — это травянистые гари и пустоши либо усыхающий и выпадающий, захламленный упавшими и обгоревшими деревьями травяной лес. Пожары являются одним из важных факторов устойчивой смены богатых и разнообразных растительных формаций менее ценными и продуктивными видами деревьев, например, хвойных лесов — мелколиственными.

ГЛАВА 3. ЛЕСНЫЕ АНТРОПОГЕННЫЕ ЛАНДШАФТЫ БАШКОРТОСТАНА

В Республике Башкортостан антропогенные лесные ландшафты распространены довольно широко, особенно в западной ее части, где выше плотность населения. На карте растительности Республики масштабом

1: 2 500 000 (приложение № 1), можно увидеть, что восточная часть Башкирии вся покрыта лесом, лишь в юго-восточной (восточнее хребта Урал — тау) части нет лесов.

В восточной части Башкирии находятся заповедники, такие как Южно-уральский, Башкирский, Шульган — таш. По карте (общегеографическая карта РБ 2008 г.) видно, что в лесной части республики очень низка плотность населения, мало населенных пунктов, а те, которые, есть нельзя назвать крупными (до 2000 жителей максимум).

Степень антропогенного воздействия на природу здесь крайне низка, она выражена лишь в виде прокладывания транспортных магистралей и лесных просек. Как объект для изучения антропогенных ландшафтов восток Башкирии не очень подходящий, так как воздействие человека на природу здесь пока невелико. Это связано с трудностями освоения территории, ландшафт здесь имеет довольно большие перепады высот — гора Катушка на хребте Баштау — 1043 метра над уровнем моря, гора Шуралькаснан на хребте Ушарлан — 700 метров над уровнем моря и другие факторы, препятствующие преобразованию ландшафта человеком (такая же ситуация в Сибири — там тоже имеется много лесных первозданных ландшафтов) (общегеографическая карта РБ 2008 г.)

Совсем другая картина открывается при взгляде на западную часть территории Башкортостана.

Рельеф здесь более доступный для освоения человеком, поэтому уже по карте можно определить, что степень антропогенного воздействия на природу в западной части территории значительно выше, чем на востоке. Местности, полностью покрытые лесом, здесь встречаются нечасто, и, как правило, они невелики по площадям. Очень много здесь и крупных населенных пунктов — Октябрьский, 107 658 человек, Стерлитамак, 266 217 человек (по данным на апрель 2008 года, согласно общегеографической карте РБ)

Поэтому западная часть территории Республики более интересна для изучения антропогенных лесных ландшафтов.

На крупномасштабных топографических картах РБ можно разглядеть отмеченные на ней примеры антропогенных лесных ландшафтов.

Как правило, это узкие лесополосы, специально насажденные для улучшения хозяйственной деятельности.

Вдоль федеральной трассы М-5 на топографической карте Чишминского района Республики Башкортостан видны полосы лесонасаждений. Видимо, они указаны не все, а только самые широкие из них, но в целом по трассе лесополосы практически непрерывны. К примеру, на участке Алкино — Арсланово (он не виден на данном фрагменте) имеются лесополосы шириной 5 — 6 метров, состоящие из берез и тополей, но на карте они не указаны.

Такие же узкие лесополосы имеются вдоль железнодорожных транспортных путей. Как правило, эти насаждения высаживаются для борьбы с эрозией почвы. После строительства дорожного полотна часто уровень близлежащих грунтовых вод повышается, местами встречаются очень крупные заболоченные участки вдоль дорог (сопутствующее антропогенное воздействие). В местах выхода грунтовых вод на поверхность начинается разрушения дорожного полотна. Высаживая вдоль дороги влаголюбивые породы деревьев (тополь, ива в подлесок) можно уменьшить заболоченность прилегающих участков до минимума, так как лесонасаждения регулируют уровень грунтовых вод, используя влагу для роста и испаряя с поверхности листьев.

Так же на карте видны защитные лесонасаждения по краям сельскохозяйственных угодий.

Защитные лесополосы оберегают плодородный слой почвы от пересыхания, переувлажнения, выдувания сильными ветрами, а также насыщают его микроэлементами и органическими удобрениями. Плюс к тому защитные лесополосы очищают и поднимают близлежащие грунтовые, поверхностные водные ресурсы, способствуют насыщению атмосферного воздуха кислородом, что позволяет сделать более плодородным режим значительных территорий, в том числе и сельхозугодий.

Согласно исследованиям академика Российской академии сельскохозяйственных наук О. Г. Котляровой, урожайность уже к 10 году после высаживания лесополосы увеличивается на 20 — 30%, а затраты на высаживание лесополосы окупаются уже через 4 — 7 лет.

Средняя урожайность сельхоз культур при их «лесной» защите выше чем на безлесных полях примерно на 25%.

По мнению руководителей Министерства сельского хозяйства РБ, многолетние полезащитные лесополосы хорошо задерживают суховеи, выравнивают климат над полями (зимой задерживают на полях снег, весной не дают почве размываться талыми водами).

Ярким примером может послужить село Акбарисово Шаранского района. Практически все поля вокруг него обрамлены защитными лесополосами, которые были посажены до Великой Отечественной войны. Состоят они из тополя (один ряд в середине лесополосы) и по 4 ряда с каждой стороны от тополей акации, клена ясенелистного, дуба черешчатого. В настоящее время тополя достигают высотой 22 метров, обхват ствола — 30−35 сантиметров.

Такие лесополосы можно увидеть на всей западной части Республики Башкортостан.

Следует не забывать о том, что узкие полосы леса посреди необлесенной территории не очень устойчивы к внешним воздействиям, поэтому нуждаются в антропогенном вмешательстве для дальнейшего развития. Также на территории Башкирии можно обнаружить антропогенные лесные ландшафты, возникшие в результате выпаса скота в лесах и на обширных вырубках. Это приводит к поеданию подроста, из-за чего деревья приобретают кустарниковый тип. Как следствие — уменьшение объема опада. В дальнейшем скот вытаптывает землю до твердого состояния. Такой низкорослый, кривобокий лес есть в районе санатория Юматово, в Гафурийском районе и других. Эти ландшафты уже являются в отличие от лесополос результатом нерациональной хозяйственной деятельности человека. Перед разрешением на выпас скота в лесах и на вырубках необходимо учитывать почвенно-грунтовые условия в районе предполагаемой пастьбы, иначе древесина, получаемая в таких лесах не, будет иметь никакого хозяйственного значения, кроме как в качестве топлива. (http: //www. vestnik. vsu. ru.)

Так же можно включить в список антропогенных ландшафтов различные питомники лесничеств, в которых выращиваются различные породы деревьев для нужд лесного хозяйства. Подлесок в них полностью удален, травяные сообщества нельзя отнести к лесным, так как здесь можно найти различные виды полевых растений. Такие ландшафты есть в Уфимском, Зауфимском, Демском и других лесничествах. К примеру, выше по течению реки Уфа от монумента Дружбы имеются посадки взрослых тополей, между рядами которых высажены более молодые сосны. Таким образом, это пример воссоздания хвойно-лиственного леса, который более уместен для территории Башкирии. Возможно, через какой-то промежуток времени, этот ландшафт максимально приблизится по свойствам к природному, но пока до этого далеко, ландшафт полностью антропогенный.

Следует вспомнить также антропогенные лесные ландшафты, использующиеся в рекреационных целях. К примеру, лесопарк лесоводов Башкирии, расположенный вдоль ул. Менделеева от Ботанического сада до ипподрома Акбузат. Он не является полностью антропогенным, но влияние человека здесь велико.

Со времен «холодной войны» Республике Башкортостан достались в наследство от СССР различные лесопосадки, высаженные искусственно для маскировки различных военных объектов (воинских частей, баз, складов и других). Для таких лесонасаждений характерно наличие упрощенной структуры лесных сообществ, присущее всем антропогенным ландшафтам.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассматривая тему «Антропогенные лесные ландшафты», приходишь к заключению, что данный вид ландшафта является одним из немногих видов воздействия на природу человеком, который не наносит существенного урона окружающей среде. Если отбросить примеры ландшафтов возникшие под влиянием нерациональной хозяйственной деятельности (сплошные вырубки без высаживания молодняка, выпас на местах вырубок и в лесах и т. д.), то создание антропогенных лесных ландшафтов лишь улучшает состояние окружающей среды.

Такие факторы как регулирование климата, уровня грунтовых вод, кислорода в атмосферном воздухе имеют большое значение для деятельности человека и природы.

Конечно, нельзя сказать, что лес антропогенного происхождения полностью соответствует лесу природному, но лес посаженный — тоже, все-таки, лес.

В случае создания антропогенного лесного ландшафта человека следует рассматривать не как какой-то внешний процесс, а скорее как природный фактор, воздействующий на созидание природой новых геокомплексов.

Рассматривая карту растительности Башкирии можно увидеть, что в западной части республики очень мало крупных лесных массивов. Такая ситуация сложилась и под действием сил природы и одновременно под воздействием человека. Если бы не создание антропогенных лесных ландшафтов, то со временем климатическая ситуация могла сильно измениться и не лучшую сторону. Понижение уровня грунтовых вод и изменение альбедо (отражающей способности) поверхности, как правило не способствуют, а препятствует росту большинства растений, вследствие чего уменьшается количество опада. Нарушается развитие почвенного покрова, и это еще сильнее влияет на рост травяных и древесных сообществ. Дальше — все большая деградация.

Искусственно созданные леса с успехом выполняют функцию природной. Конечно, нельзя сказать что они идеально это проделывают, но нужно помнить, что леса открытые со всех сторон все же нуждаются в уходе. Если предоставить таким ландшафтам возможность для дальнейшего развития, то со временем он превратится в полноценную природную геосистему, не нуждающуюся в участии человеческой деятельности. Вспомним, к примеру, подобный случай — Великооскольский лесной массив — раньше он полностью зависел от забот человека, теперь это дубовый лес с грибами, ягодами и преобладанием травяной растительности, присущей лесу, который развивается самостоятельно.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

антропогенный ландшафт лес

1. Ландшафтное разнообразие и система особо охраняемых природных территорий Архангельской области, Д. А. Добрынин, А. П. Столповский, Архангельск, 2008 год, Агентство CIP, Архангельской ОНБ.

2. Ландшафтоведение, Г. И. Марцинкевич Минск, 2005.

3. Ландшафтоведение, Ф. Н. Мильков, М., 1982.

4. Ландшафтоведение, Н. П. Соболева, Е. Г. Язиков, Томск, 2010

5. Общая гидрогеология, А. М. Овчинников, М., 1955.

6. Экология и контроль состояния природной среды. Израэль Ю. А., Москва, Гидрометеоиздат, 1979.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой