Концепт в поэзии серебряного века

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

концепт поэтический лингвистика

Актуальность темы заключается в том, что:

Во-первых, концептуализация в лингвистике имеет огромное значение, а именно:

— такой термин, как картина мира является основным научным понятием,

— когнитивный способ изучения языка является одним из самых перспективных.

Во-вторых, язык, слово, речь — это основные средства выражения, без которого не то, что лингвистика и литература, но и другие дисциплины не могут существовать.

Целью работы является то, что мы хотим доказать актуальность данного исследования. А для этого были выдвинуты такие задачи:

— выявить проблемы концептуализации в лингвистике,

— изучить понятие концептуальной картины мира,

— рассмотреть и изучить когнитивный подход изучения языка,

— рассмотреть и выявить проблемы концепта в лингвистике,

— определить основные характеристики художественного познания,

— проанализировать методику написания концепта,

— обнаружить подобия описания значений и концептов,

— изучить саму структуру концепта языка,

— исследовать языковые средства выражения концепта,

— дать определение такому понятию, как паремии,

— выяснить значение содержания концепта,

— дать определение понятию «образ»,

— на примере поэзии серебряного века, определить художественное осмысление концепта,

— определить значение концепта язык в поэзии серебряного века,

— узнать, что означает концепт слово и речь в поэтической картине мира серебряного века.

Для того чтобы достигнуть поставленной цели и решить установленные задачи, необходимо определить предмет и объект исследования.

Предмет: научные работы лингвистических и литературных исследователей.

Объект исследования: концепт в русской лингвистической науке.

Методы: основным методом исследования можно назвать научно-аналитический способ анализа. То есть, на основе имеющейся информации (а именно: литература) проанализировать данные и сделать свои выводы. Именно такой способ является доказательством того, что работа выполнена самостоятельно.

Структура работы. Работа состоит из трех основных частей, которые делятся на подглавы. К каждой главе имеется свой вывод. Плюс ко всему в конце всей работы написано общее заключение, в котором вкратце отображен процесс нашего исследования. Доказательством того, что базисом нашего анализа являются научные работы знаменитых исследователей, является список используемой литературы, в состав которой входит и иллюстрированная литература, а так же приложения.

В качестве источников информации были использованы работы таких авторов: Алисова Т. Б., Гумбольдж В., Серебренников Б. А., Горький М. А., Штерн И., Кочерган М., Мак Кормак, Олейник Т. И. и многие другие. Кроме того, были использованы словари, энциклопедии и интернет — ресурсы, информация (адрес ссылки) зафиксированы в списке литературы.

Каждое определение того или иного понятия (термина) подтверждается словами исследователей, ссылка на источник указана в квадратных скобках в конце предложения.

1. ПРОБЛЕМЫ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ В ЛИГВИСТИКЕ

1.1 Понятие языковой концептуальной картины мира

Понятие «картина мира» относится к фундаментальным научным понятиям. Она выражает существенные характеристики человека, его бытия. Картина мира как глобальный образ постоянно формируется в процессе контактирования человека с окружающей средой и другими членами социума. Картина мира объективируется в языке, в изобразительном искусстве, в музыке, в ритуалах, в различных социокультурных стереотипах поведения людей.

Когнитивный подход к изучению языка становится сегодня чрезвычайно популярным и перспективным, в чем заключается актуальность исследования. Ученым-лингвистам стало понятно, что речь человека значительно больше и глубже, чем ее орфоэпическая, лексико-семантическая, синтаксическая системы. Так, Т. Б. Алисова утверждает, что речь должна соединять тело и дух [1, с. 15]. Тело — это материальное, что мы можем видеть и слышать, а духовное спрятаны в глубинах историко-этимологических и лексико-семантических лабиринтов и национально-культурных особенностях этноса. Материальное поддается изучению; духовное передается от поколения к поколению на ментально-когнитивном уровне и достаточно трудным для восприятия представителям иностранного этноса [1, с. 15].

Видимый мир является определенным символом, иероглифом, таинственным текстом, который предвещает его творца. Весь мир — информация, заложенная в него Богом, и потенциально доступна для прочтения человеком. Однако для этого следует овладеть навыками символического прочтения, с помощью которого буквально, фактическим оказывается символический, сокровенный, знак вечного, духовного, божественного [1, с. 81].

Язык — основная форма, в которой отражении наши представления о мире, она также является важнейшим инструментом, с помощью которого человек получает и обобщает свои знания, фиксирует и передает их социума. Человек как субъект познания является носителем определенной системы знаний, представлений, соображений относительно объективной действительности. Эта система имеет разные названия — картина мира, модель мира, образ мира — и рассматривается в разных аспектах.

Язык рассматривается как соединительный элемент между отдельным человеком и ментальностью нации, к которой она принадлежит. Благодаря языку, возможно, не только найти эту связь на современном этапе, но и проследить его развития ходе всей истории нации и общества. Все элементы народной культуры находят отражение в языке данного народа, которые являются отличной от других именно из-за специфики отражения в ней мира и человека в нем [1].

Термин «картина мира» впервые была применена на рубеже ХIХ-ХХ вв. физиком В. Герцем и понималась им как совокупность внутренних образов внешних объектов, служащих для вывода логических суждений относительно поведения этих объектов [1].

Образ мира, воплощенный в языке, соответствует понятию «языковая картина мира» (по терминологии американских когнитивистов — «концептуализация мира, помещенная в языке»). Начала тезисы о языковой картине мира принадлежат В. Гумбольджу, который утверждал, что в «каждом естественном языке есть характерный только для него обзор мира». «Всякая речь, — рассуждал В. Гумбольдж, обозначая отдельные предметы, на самом деле творит: она формирует для народа, который является ее носителем, картину мира» [10]. Мнения Гумбольджа восприняли и развили неогумдольджианци. Развивая его идеи, Л. Вайсерг, представитель неогумдольджианськой лингвистики, делает вывод, что в основу языкознания должны быть положены следующие основные положения:

1) язык выступает как среднее звено, где происходит синтез внутреннего мира человека и окружающей его внешней действительности,

2) языкознание основывается на миропонимании, которое осуществляется через родной язык [10].

Л. Вайсберг считает язык творением нации, в котором нашел отражение процесс познания всех поколений. Язык — духовный мир, стоящий перед конкретным человеком как нечто объективное, но применительно к познаваемого — субъективным, односторонним. Субъектами языковой картины мира являются носители языка, поскольку картина мира является способом его познания, а, следовательно, результатом когнитивной деятельности людей, отображением результатов деятельности сознания (по Гумбольджом) [10]. Для языкознания огромную роль сыграли труды А. А. Потебни, который развил идеи Гумбольджа и одновременно вплотную подошел к тем вопросам, которые поставила американская когнитивная антропология.

Еще одним источником «языковой картины мира» является американская этнолингвистика и ее гипотеза лингвистической относительности. Сепира-Уорфа, согласно которой не только тип языка зависит от типа культуры, в рамках, которой он предстал, но и тип культуры, обусловлен тем типом языка, в котором она развилась и функционирует.

Итак, языковая картина мира — это «способ отражения реальности в сознании человека, состоит в восприятии этой реальности через призму языковых и культурно-национальных особенностей, присущих определенному языковому коллективу, интерпретация окружающего мира национальным концептуальным канонам» [10]. В сознании людей, принадлежащих тому или иному национальному коллектива, составляется и передается из поколения в поколение свой образ картины мира, объективной окружающей реальности. Картина мира, по мнению многих лингвистов, — выходной глобальный образ мира, который представляет значимые особенности мира в понимании ее носителей, лежит в концепте мировоззрения человека и есть результат всей ее духовной активности. «Картина мира — созданный человеком субъективный образ объективной действительности — это не зеркальное отражение мира, а всегда определенная его интерпретация» [10].

В лингво-культурологии разграничивают языковую и концептуальную картины мира. Концептуальная картина мира — это не только система понятий о совокупности реалий среды, но и система смыслов, воплощенная в эти реалии через слова — концепты. Концептуальная картина мира значительно шире, чем языковая, потому что в ее создании принимают участие различные типы мышления.

Языковая картина мира — это система взаимосвязанных языковых единиц, отражает объективное положение вещей окружающей среды и внутреннего мира человека. Если концептуальная картина мира существует в виде концептов, образующих концептосферу, то языковая картина мира существует в виде значений языковых знаков, которые образуют совокупное семантическое пространство языка.

Современные представления о языковой картине мира в изложении Ю. Д. Апресяна выглядят следующим образом. Каждый язык отражает определенный способ восприятия и концептуализации мира. Отражены в ней значения, создают целостную систему взглядов, своего рода определенную коллективную философию, которая становится обязательной для всех носителей языка. Свойственный определенному языку способ концептуализации действительности — частично универсальный, частично национально специфический, поэтому носители разных языков могут видеть мир по-разному, через призму своих языков [3, с. 43].

Теоретическое обоснование проблемы восприятия мира в форме языковой картины мира дает Б. О. Серебреников в работе «Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира». Ее автор видит концептуальную модель мира больше языковую. Картина мира — то, каким рисует мир человек в своем воображении, — феномен более сложный, чем языковая картина мира [27].

Г. А. Уфимцева, русский языковед, отмечает, что концептуальная модель мира содержит информацию, представленную в понятиях, а в основе языковой модели мира лежат знания, закрепленные в семантических категориях, составленных из слов и словосочетаний, по-разному структурированных в определенном поле той или иной конкретной языка. Основой вербальной, языковой картины мира является репрезентация картины мира с помощью языка. (По Серебрянникову) [27].

Т.Г. Никитина понимает под концептуальной картиной мира не только систему основных логических категорий, которые являются универсальными. На «нижних этажах» концептуальной картины мира непременно, по ее мнению, найдут отражение национальные особенности мироощущения, мировосприятия и миропонимания. (По Серебрянникову) [27].

Ю.М. Караулов подчеркивает, что картина мира определяет научное знание и языковая специфика, а границы между языковой и концептуальной моделями мира кажутся ученому шаткими, невыразительными [13].

Исследователи языковой картины мира отмечают таких ее особенностях: каждый народ имеет определенные отличия в своей языковой картине мира. Языковая картина мира является вторичным по своей природе, антропоморфной по направленности. В. М. Телия представляет языковую картину мира как информацию, рассеянную по всему концептуальному каркасу и связанную с формированием самих понятий при помощи манипулирования языковыми значениями. Ученый отмечает, что языковая картина мира не имеет четких границ, поэтому и места для концептуальной модели мира не может быть определено как периферия [34].

Концептуальная картина мира средствами языка превращается в языковую. Концептуальная картина мира и языковая различаются средствами создания: первая использует понятия и представления, а вторая — языковые единицы. Таким образом, наличие невербальных средств выражения в концептуальной картине мира и лингвистических средств создания общих черт и национальных особенностей языковой картины мира является принципиальным отличием между ними.

Характеризуя языковую картину мира, языковеды отмечают ее особое значение и функции: язык обеспечивает потребности общества в общении и познании. На выполнение этой задачи и направлены функции, которые она выполняет. Основными функциями являются коммуникативная, когнитивная, мыслеобразующая, репрезентативная, эмоциональная, экспрессивная и императивная.

Каждая языковая единица ориентирована на концептуальное пространство окружающей среды, становясь языковым проявлением того или иного фрагмента. Но поскольку концептуальная картина мира (а следовательно и ее фрагменты) — явление динамичное, а не статичное, то языковые единицы, ее отражают, испытывают всевозможных преобразований и приобретают концептуальных значений, расширяющие семантическое поле того или иного языкового знака. В результате последний функционирует часто не просто как слово-номинация с одним или несколькими лингвистическими значениями, а как слово — культурный концепт.

1.2 Проблема концепта в лингвистике

Говоря о концепт, не можем обойти вопрос происхождения термина и историю семантической трансформации, обусловила его универсальность, способность функционировать в терминологических системах различных наук.

Слово концепт происходит от латинского conceptus, что в переводе означает «мысль, представление, понятие» и первично применялось как срок логики и философии. По второй версии, автором которой является В. Колесов, под концептом понимается «не conceptus (Условно передается термином «Понятия») а conceptum («Зародыш», «зернышко»), из которого и вырастают в процессе коммуникации все содержательные формы его воплощения в действительности"[16: 81].

По нашему мнению, подходящими являются обе версии происхождения термина, хотя вторая точнее отражает суть лингвистической категории.

Сути концепт — явление того же порядка, что и понятия. Синонимия приведенных лексем доказывает Ю. Степанов в предисловии к монографии «Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования», прибегая к этимологии слов русского языка [31: 40]. Лексическое сходство названных сроков подтверждают также авторы изданий «Языкознание. Большой энциклопедический словарь», «Философский словарь» под редакцией И. Т. Фролова, «Философский энциклопедический словарь» под редакцией С. С. Аверинцева И «Логический словарь — справочник», в которых понятие и концепт подаются как лексические эквиваленты в одном из значений первого слова. В названной работе Ю. Степанов отмечает, что, несмотря на сходство лексического значения, в языке научного стиля эти слова достаточно четко разграничены, поскольку являются терминами разных наук: понятие употребляется главным образом в логике и философии, а концепт — срок математической логики, в последнее время закрепился в культурологии [31: 40]. Исследователь дифференциальные сроки, мотивируя, что «в понятии, как оно изучается в логике и философии, различают объем — класс предметов, который подходит под данное понятия и содержание — совокупность общих и существенных признаков понятия, соответствуют этому классу. В математической логике сроком концепт называют только содержание понятие, таким образом, срок концепт становится синонимичным срока объем понятия. Иначе говоря — значение слова это тот предмет или те предметы, с которыми это слово правильно, в соответствии с нормами определенного языка применяется. А концепт это смысл слова. В науке о культуре срок концепт употребляется — когда абстрагируются от культурного содержания, а говорят только о структуре, — вообще так же, как в математической логике.

Аналогично понимается смысл слова в современном языкознании [31: 41−42]. Хотя термин является новым в языкознании, есть основания говорить, что его формирование и разработка продолжались в течение всего времени развития философской мысли. С одной стороны, основой для термина является исследование семантической системы языка. Среди ученых, которые занимались изучением этой области языкознания, известные Аристотель, Н. Арутюнова, В. Виноградов, В. Григорьев, В. Фон Гумбольдт, Г. Карнап, К. Льюис, А. Потебня, Б. Рассел, Черч и другие. С другой стороны, срок концепт разрабатывался в терминологической системы теме логики и философии. Им оперировали М. Бубер, Л. Витгенштейн, Г. Х. фон Вригтом, Е. Гуссерль, Х. — Г. Гадамер, М. Хайдеггер, Хосе Ортега — и — Гассет, И. Физер, С. Фрейд, Т. Юнг и другие. Обобщенный опыт изучения термина находим в энциклопедических изданиях.

Тесная связь между логикой и лингвистикой по термины концепт прослеживается также в издании «Краткий словарь по логике» авторства Д. Горского, в котором срочные посвящена отдельная энциклопедическая статья. Концепт здесь определяется как «содержание понятия, то же, что и смысл. В семантической концепции Р. Карнап между языковыми выражениями и денотатами, что им отвечают, то есть реальными предметами, есть еще некоторые абстрактные объекты — концепты» [14: 80].

В философских словарях, в частности за редакциями И. Фролова и С. Аверинцева, концепт представляется как синоним одного из знаний понятие и трактуется как смысл имени, «то, понимание чего является условием адекватного восприятия, усвоения данного имени». Целесообразность привлечения лингвистического аспекта исследования явления обосновывает Н. Арутюнова: «Не случайно практически все современные философские школы — феноменология, лингвистическая философия (философия бытовой речи), герменевтика и др. — апеллируют к языку. Действительно, этимология слов, выражающих то или иное понятие, синонимы, антонимы, круг возможных сочетаний, типичные синтаксической и позиции, контексты употребления, синтаксические поля, оценки, образные ассоциации, метафизика, фразеология, языковые шаблоны — все это создает для каждого понятия индивидуальную „язык“ …, что дает возможность осуществить реконструкцию концепта и определить его место в обычном сознании» [5: 3].

Предполагаем, что должен быть также обратный процесс: в период активизации исследования семантической системы языка, а это возможно только при привлечении философского аспекта исследования, срок концепт было включено в арсенал языковедческих понятий для обозначения определенной семантической универсалии. Подтверждение мысли находим в работе Р. Карнапа «Значение и необходимость», где едва ли не впервые встречаем рассматриваемый срок с таким объяснением: «Термин» концепт «Уживаться здесь как общее обозначения для свойств, отношений и тому подобных объектов. Для этого термина особенно важно подчеркнуть то обстоятельство, что он не должен понимать в психологическом смысле, то есть как имеющий причастность к процессу представление, мышление, понимание я и т. д., он скорее должно пониматься как термин, который касается чего-то объективного, что существует в природе и выражается в языке десигнатором, не имеет формы предложения … Эти замечания следует понимать только как неформальные терминологические разъяснения. Их ни в коем случае не стоит рассматривать как попытку развязывания старой спорной проблемы универсалий» [14: 55−56].

Существенно замечание автора о «неформальных терминологических разъяснений», что свидетельствует не только об отсутствии в то время определенной формулировки термина, но и о необычности его употребления. Обратим внимание также на примечание к указанному в издании 1959, редакционная коллегия которого указывает: «Английский термин» concept «обычно переводится словом «понятие». Однако в тех случаях, когда срок «Concept» принадлежит к значению какого-то важного в данной книге специального термина в метаязыке, который касается семантической системы, перекладывая, чтобы подчеркнуть это обстоятельство, мы употребляли термин «концепт» [14: 362].

Можем предположить, что в советской языковедческой науке определен термин, как лингвистическая категория появился вследствие полисемии созвучного английского термина для обозначения одного из значений отечественного термина «Понятия», выделившегося в отдельный термин семантики.

На современном этапе развития лингвистики срок получает распространение и теоретического обоснования. Так, среди его исследователей известны Ю. Степанов, Н. Арутюнова, Н. Рябцева, Б. Борухов, Р. Розина, А. Кубрякова, С. Никитина, Т. Радзиевская, А. Вежбицька, В. Телия и другие.

Можем говорить о пере от адаптации термина концепт в современном русском языкознании. Считаем, что есть все основания для ввода его в активном словаре терминологии современной лингвистики.

Современное понимание термина «концепт» в лингвистике

Поскольку названный термин как лингвистическая категория возник сравнительно недавно, устоявшегося определения концепта в языкознании нет. Обратимся с этим вопросом к некоторым авторитетным изданиям. В словаре «Языкознание. Большой энциклопедический словарь» толкования рассматриваемого термина поддаётся в энциклопедической статье «Понятие» и трактуется как «то же, что и грамматическая или семантическая категории, обычно не выше уровня обобщения, например, понятие двойственного числа, понятие события, понятие неактуально настоящего и т. д., в этом смысле в часто употребляться термин «концепт». Далее подается разъяснение: «Понятие (Концепт) — явление того же порядка, что и значение слова, но рассматривается в несколько иной системе связей, значения — в системе языка, понятие — в системе логических отношений и форм, изучаются как в языкознании, так и в логике» [5: 383]. То есть разница между значением и концептом усматривается в связанности первого из знаков, единицей языка. Концепт может быть представлен знаковой формой, но используется цель язык семантическая запись в посредничестве вербализованных компонентов. Широкое определение концепта, по нашему мнению, представляют авторы издание «Краткий словарь когнитивных терминов», где концепт — «Это термин, что служит для объяснения единиц ментальных или психических ресурсов нашей познаний и той информационной структуры, которая отражает знания и опыт человека: оперативно — смысловая единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике» [19: 90]. Мнение, что концепты отбивают целостную картину мира, которая существует вне языкового пространства, и только вербализуется в нем, находит подтверждение у многих исследователей. Так, Н. Арутюнова отмечает, что «онтология действительности моделируется в виде системы концептов, реконструируемых по данным языка» [5: 1998]. В. Колесов определяет культурный концепт как основную единицу ментальности, в пределах словесного знака и языка в целом предстает в своих содержательных формах как образ, понятие и символ [16: 81]. Ю. Степанов видит концепт «будто сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт — это то, посредством чего человек — рядовой, обычный человек, не «творец культурных ценностей» — сама входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее … концепты не только мыслятся, они переживаются. Они — предмет эмоций, симпатий и антипатий, а иногда и столкновений. Концепт — основная ячейка культуры в ментальном мире человека» [5: 40−41]; за другим определением, «…» пучок «представлений, понятий, знаний, ассоциаций, переживаний, который сопровождает слово …, и есть концепт …» [5: 40]. В. Телия определяет концепт как «все то, что мы знаем о объект, по всей экстензии этого знания» [35: 97], и А. Вежбицкая, объясняя концепт как комплекс культур — сказано представлений о предмете [7: 215]. Итак, под языковым концептом мы понимаем семантическую категорию, действует в системе логических отношений и представляет собой вербализованной выражения определенного культурного контекста со всем разнообразием сопроводительных значений, представлений и ассоциаций, которые являются, в свою очередь, элементом концептуальной картины.

Специфика поэтического концепта

К изучению концепта в поэтической речи отдельного автора обращались В. Виноградов, Л. Ставицкая, М. Бакина, О. Некрасова, Н. Кузьмина и другие, но в лингвистической литературе не определено закономерности его функционирования, выделение в тексте и принципы лингвистического описания. Хотя связь между общеязыковым концептом и поэтическим концептом является неоспоримым фактом, названные понятия имеют несколько разную природу, как языковая картина мира и поэтическая картина мира, Составляющими, которых они соответственно есть. В. Калашник отмечает, что поэтическая языковая картина мира не может квалифицироваться как часть общей языковой картины мира, поскольку, соотношение между ними аналогичное тому, которое есть между понятиями язык и поэтический язык с эстетически — функциональным критерием разграничения [12: 3]. Следовательно, можем говорить о двух логические цепи: язык — языковая картина мира — языковой концепт; поэтический язык — поэтическая картина мира — поэтический концепт.

Обе цепи существуют параллельно, иногда накладываются и пересекаются. Сложность и многомерность поэтического концепта обусловлены спецификой поэтической речи вообще и отдельного автора в частности, так, словам С. Золяна, «идиостиль есть особый модус лингвистического конструирование миров, конкретная функция, сопоставляет язык, приобретает различные состояний, с соответствующим определенному состоянию языка возможным миром» [11: 258].

Также довольно распространены сроки сквозной образ, постоянный образ, образная доминанта, ключевые слова. Названные сроки в большей мере, вмещают количественную характеристику образа, то есть его применяемость в поэзии отдельного автора или нескольких авторов.

Термин «концепт», по нашему мнению, является более глубоким, поскольку на первый план вынесено семантическую наполненность и значимость образа в философии поэзии.

Поэтический концепт определенным образом сохраняет черты поэтического образа, частности основную характеристику — сочетает в себе объективно — познавательное и субъективно — творческое начала, правда, с преобладанием последнего [18: 252].

Отмечаем двойственную природу концепта, что к его объективно — познавательной характеристике. С другой стороны, концепт является реальным: через денотат он является выразителем реального мира, находится во временно-пространственных отношениях. С другой — концепт не относится к реальной действительности, поскольку является проекцией идеального, вечного. Он не просто отражает действительность, а обобщает ее, раскрывает в единичном объекте существенное, нетленно.

Не можем не обратить внимания на неоднозначность явления по его созидания. Поэтический концепт является результатом творческого воображения художника, который строит новую реальность в соответствии с его индивидуальным мировоззрением, внутренней потенцией. Уже как элемент поэтического текста, реализован в речи, концепт занимает особое место среди явлений действительности как активное ее преобразование.

Процесс формирования концепт заключается в его трансформации из одного уровня восприятия мира на другой: «Переход чувственного отражения в воображаемую обобщение и далее в вымышленную действительность и ее внутреннее воплощение — такая внутренне подвижная сущность образа в его двусторонней направленности от реального к идеальному (в процессе познания) и от идеального к реального (в процессе творчества). Образ многолик и сложен, он включает все моменты органического взаимопревращения настоящего и духовного, через образ, который объединяет субъективное с объективным, реальное с возможным, единичное с общим, идеальное с реальным, образуется согласованность всех этих противоположных друг другу сфер бытия, их всеобъемлющая гармония» [19: 252]. Т. е. переход концепта с естественной сферы в сферу ментальной сопровождается процессом семантической трансформации: лексема утрачивает черты слова предметного значения, в определенной степени десемантизируется, приобретает новых смыслов и функциональных признаков. О поэтическом концепте уместно говорить в лирической поэзии, где мысль несется от внешнего к внутреннему, от материального к духовного, поскольку «связь между материальным и духовным в поэзии может происходить сугубо через слова — концепты, которые являются носителями культурных смыслов» [6: 11]. Концепт в лирике, по мнению Л. Синельниковой, — «Это средство формирования отношений между различными ипостасями бытия, а также способ прикоснуться к трансцендентального смысла» [28: 100]. Поэтому слова — концепты есть посредниками между материальной реальностью и идеальным миром, синтезированным в поэзии, носителями смысла, поскольку из-за них многогранность реального мира соотносится с вечными духовными ценностями. Понимание концепта требует выхода за пределы одного текста, подключения экстралингвистические признаков. В частности, Л. Ставицкая отмечает: «Эстетическая система писателя должно организовать начало для словесного выражения сквозного образа, к которому постоянно возвращается авторское художественное мышление при выражении мыслей и эмоций, волнующие его творческое воображение» [30: 98]. Теоретическое обоснование сквозного поэтического образа исследовательница пода есть в работе «Языковые средства выражения сквозного образа как элемента индивидуальной эстетической системы» [30: 98−102]. Эта работа интересна для нас, поскольку считаем, что под термином сквозной образ имеется в виду именно концепт в том смысле, который мы подаем выше.

В поэтическом тексте концепт выполняет роль семантического центра, «эмоциональной координаты» (термин Л. Ставицкой), вокруг которой вращаются другие образы, вместе и составляют сюжет поэзии. Леся Ставицкая замечает: «Если принять за исходное положение о художественном произведении как динамическую реальность, в котором „слово является не внешним приложением к готовой идее, а средством создавать эту идею“, то следует отметить, что члены образных парадигм является наиболее действенным средством поиска и сообщения поэтической истины с позиций конкретного эстетического идеала» [30: 100].

Организующим ядром концепта, вслед за исследовательницей, считаем слово с обобщенно-символическим значением. Средствами, с помощью которых слово принимает значения с высокой степенью художественной типизации, выступают лексические оды низменные, которые в тексте художественных произведений выполняют функцию идентификации авторского стиля. Переходя из произведения в произведение, они обогащаются семантически, приобретают новые эмоционально — экспрессивных оттенков.

Благодаря значительному эстетическому потенциалу, определена языковая единица, в процессе художественного преобразования способна включать другие элементы, и таким образом образовывать разветвленную систему синонимических и антонимических рядов. «Парадигматические связи внутри этих рядов имеют окказиональный, ситуативный характер, хотя и формируются о Браге и подобию общеязыковой. Индивидуальная манера мышления автора устанавливает специфический характер связи между элементами, подчиняя его законам поэтической реальности мира, писатель создает» [30: 99].

Более того, концепты имеют особенности к взаимопроникновению, поскольку является «прозрачными», способными впитывать в себя подобные семантические единицы, растворяться друг в друге, сохраняя при этом самостоятельность и целостность.

Совокупность концептов поэзии отдельного автора определяет его мировоззрения, поскольку, и «смысловые доминанты сквозных речевых образов находятся в тесных отношениях аналогии и тяготеют к тому синтезирующего смысла, который представляет концептуально — мировоззренческое ядро творчества писателя. Системные связи внутри парадигм и между ними невероятно тонкие, мобильные, сложные. Процесс словесно — семантического обобщения оказывается весьма не простым, смысл слова „просвечивается“ лишь в перспективе контекста всего творчества автора, проявляет свою эстетическую сущность преимущественно в многообразных связях парадигматический — системного характера. Словесное бытие эстетической доминанты идиостиля скрытое в подтексте, потому синтагматические связи этих единиц в рамках микроконтексту не всегда достаточны для адекватного определения их эстетической значимости» [30: 99].

1.3 Проблема концептуального анализа

Совокупность сквозных образов тесно связаны, поскольку, взаимообуславливают поэтические преобразования друг друга. Л. Ставицкая отмечает, что элементы различных парадигм формируют тематическую сетку произведения, а также, выступая идейно — эстетическим ядром идиостиля, обусловливают характер художественно — речевого значения других стилистических приемов, в свою очередь образуют другие системные единства. Изучение микросистем в их взаимодействия позволяет установить связи слова в индивидуальном контексте творчества, логику авторского словесно — художественные познания.

Определим основные характеристики рассматриваемого понятия:

— концепт представляет собой неделимое слияние объективно-познавательного и субъективно-творческого начала;

— как отражение действительности, наделен чувственной достоверностью, временно-пространственными характеристиками;

— изъят из эмпирического пространства и времени, поскольку является не материальным, а идеальным объектом;

— выходит за пределы одного текста, как правило, применяется в поэзии автора или совокупности авторов;

— имеет трансцендентный смысл, поскольку является посредником между материальным и духовным;

— семантически вместительный, имеет большой эстетический потенциал; способен к полисемии;

— семантически неисчерпаем, поскольку всегда есть неизученные интерпретации;

— является семантическим центром поэзии, «двигателем» сюжета;

— организующим ядром концепта выступает слово с обобщенно — символическим значением;

— в речи реализуется через методы, характерные для идиостиля поэта;

— семантически целостный, самодостаточный;

— постоянный, относительно мировоззрения конкретного индивида, группы,

— человеческого сообщества — зависимости от уровня общего мнения;

— семантически открытый, динамичный, способен образовывать новые связи с действительностью, реализовываться в новых контекстах;

— имеет усложненную логическую структуру, что и обусловливает его полисемию;

— способен проникать в другие концепты и впитывать в себя семантически узкие образы, сохраняя целостность и семантическую самостоятельность;

— способен вступать в семантические отношения, быть единицей лексических парадигм (антонимия, синонимия, омонимия) подвергаясь многочисленным толкованиям, которые проектируют его в конкретную семантическую плоскость, сохраняет потенциал отражения действительности.

1.4 Методика написания концепта

Разделы и области:

Теоретическая лингвистика:

Фонетика — изучает звуковой состав языка.

Фонология — изучает структуру звукового состава речи (речевые единицы и средства) и их функционирование в языковой системе.

Грамматика — изучает строение языка.

Морфология — изучает явления, характеризующие грамматическую природу слова как грамматической единицы языка.

Синтаксис — изучает словосочетания и предложения, их строение, типы и объединения в надфразные единицы.

Лексикология — изучает лексику (словарный состав языка)

Фразеология — изучает лексически неделимые сочетания слов.

Лексикография — наука о заключении словарей

Ономастика — наука об имени.

Этимология — изучает происхождение и историю слов языка.

Семантика — изучает значение слов и их составных частей, словосочетаний и фразеологизмов.

Лексическая семантика — наука о значении слов.

Статистическая семантика.

Структурная семантика.

Прототипическая семантика.

Прагматика — раздел семиотики, освещающий отношения между участниками коммуникации, адресатом и адресатом, говорящим и слушающим.

Прикладная лингвистика — изучает применение языковедческой теории на практике.

Усвоение языка.

Психолингвистика — изучает процессы речевой деятельности, восприятия и создания языка, намерения говорящего в процессе совершения речевого акта.

Социолингвистика — изучает комплекс вопросов, связанных с общественной природой языка, его общественными функциями, механизмом воздействия социальных факторов на язык и ролью, которую играет язык в жизни общества.

Антропологическая лингвистика.

Коммуникативная лингвистика.

Генеративная лингвистика.

Когнитивная лингвистика — функционирование языка рассматривает как разновидность когнитивной, т. е. познавательной, деятельности, а когнитивные механизмы и структуры сознания исследует через языковые явления.

Математическая (компьютерная) лингвистика — ставит своей целью использование математических моделей для описания естественных языков.

Дескриптивная (синхронический) лингвистика — описательная лингвистика.

Историческая лингвистика

Сравнительная лингвистика — комплекс лингвистических дисциплин, использующих сопоставления, сравнения.

Стилистика — изучает стиль во всех языковедческих значениях этого термина (индивидуальная манера исполнения речевых актов, функциональный стиль речи, стиль речи и т. д.)

Предписательная лингвистика.

Корпусная лингвистика — занимается созданием, обработкой и использованием корпусов.

История лингвистики.

Конкретная (изучает отдельные языки или группы) и общая лингвистика (изучает все языки мир). [39]

Нерешенные проблемы

Все следствия отображения семантики единиц номинативного поля концепта — как на уровне лексикографического, так и на уровне психолингвистического воссоздания смыслов — могут использоваться в создании характеристики концепта, это зависит от поставленных исследователем целей (максимально полное описание или описание основных, ядерных черт концепта, от возможностей исследователя и т. д.). Полученные результаты описания значений должны быть подвергнуты когнитивной интерпретации. [39]

Существуют отдельные индивидуальности употребления ассоциативного эксперимента в отображении концепта.

При описании концепта с использованием методик ассоциативного эксперимента могут быть учтены несколько реакций, предложенных испытуемыми, поскольку для выявления и описания содержания концепта важны любые психологически осознаваемые ментальные информационные компоненты, вычленяющиеся в сознании испытуемых в том или ином ментальном образовании (концепте), — как непосредственно осознаваемые в ходе эксперимента, так и выводимые путем рефлексии из содержания концепта. [39]

Следовательно, лингвокогнитивное описание концепта — это особый лингвистический процесс, который имеет как сходства с процессами описания лексикографического и психолингвистического значений, так и конкретные отличия от них.

Идентичность описания значений и концептов:

— исследуется семантика языковых единиц;

— применяются обычные и экспериментальные способы выделения сем;

— результат описания — некоторый обобщенный смысловой тезис.

Основные отличия:

Лексикографическое значение

— употребляются в основном традиционные лингвистические способы;

— строение значения характеризуется и создается как связное соединение архисемы и минимума дифференциальных сем;

— отмеченные значения складываются в семантему от базисного значения к первоначальным, в основном, по диахроническому правилу.

Психолингвистическое значение:

— применяются в основном экспериментальные методы;

— строение значения характеризуется и базируется как связное объединение архисемы и максимума дифференциальных сем;

— выделенные значения упорядочиваются в семантему от ядерного значения к периферийным по принципу психологической яркости в семантеме.

Концепт

— применяется в качестве традиционно-лингвистических, так и экспериментальных методах;

— при построении концепта рождаются когнитивные признаки, а не отдельные значения;

— фундамент концепта описывается на базе единения образа, информационной внутренности и интерпретационного поля;

— содержание концепта характеризуется в качестве совокупности когнитивных признаков, упорядоченных по принципу поля от ядра к ближней, дальней и крайней периферии. 39]

К рубежу тысячелетий в лингвистике окончательно оформилась новая научная парадигма: исследователи переключились с изолированных языковых объектов на человека говорящего, а центром познания стали проблемы взаимосвязи человека и языка. Идея антропоцентричности как ключевая для современной лингвистики была подготовлена предыдущими парадигмами науки — сравнительно исторической и систем, но структурной — и определена самим характером языка как явления многомерного. Уже несколько десятилетий назад И. А. Бодуэн де Куртенэ указывал, что язык существует только в «индивидуальных мозгах», только в психике индивидов или особей, составляющих данное языковое общество. Э. Бенвенист отмечал особое своеобразие свойств языка, позволяющее говорить о наличии у языка не одной, а не скольких структур, каждая из которых могла бы послужить основанием для возникновения лингвистики.

Антропоцентризм повернул лингвистику в сторону человека и культуры. На первое место вышел человек с важнейшим своим определяющим — языком, поскольку «на языке основано и в нем выражается то, что для человека вообще есть мир… тут — бытие мира есть бытие языковое». Новая научная парадигма ставит новые задачи в исследовании языка, требует новых методик его описания, нового порядка при анализе его единиц и категорий, выведении правил и закономерностей. Особое внимание уделяется вопросам соотношения языка и культуры, языка и национального менталитета, языка и национального сознания, а также национальной специфики и самобытности. Уже не подлежит сомнению, что язык, культура и этнос неразрывно связаны между собой и образуют центр личности — место сопряжения её физического, духовного и социального «Я». Проблемы изучения языковой личности — личности, реконструированной на базе языковых средств в тесной связи с языковой картиной мира, привлекают все большее внимание, что связано с возрастанием роли межкультурной коммуникации и со стремлением людей к взаимопониманию.

О переосмыслении объекта изучения в лингвистике свидетельствуют многочисленные публикации по проблемам психолингвистики, социолингвистики, лингвокультурологии, когнитивной лингвистики, этнолингвистики, антрополингвистики и т. п. Современный подход к изучению языка настолько сложен, что может квалифицироваться в качестве междисциплинарной когнитивной науки, объединяющей усилия лингвистов, философов, психологов, нейрофизиологов, культурологов, специалистов в области искусственного интеллекта и др. [39]

Закономерным шагом в становлении антропоцентрической парадигмы гуманитарного, в частности лингвистического знания, стало выделение концепта как ментального образования, отмеченного лингвокультурной спецификой. В последние годы термин «концепт» используется чрезвычайно широко; как и всякий сложный социальный феномен, он не имеет однозначного значения.

Наиболее продуктивным методом изучения национальной концептосферы в современной гуманитарной науке признается лингвокогнитивное исследование, которое и проводится автором с целью описания концепта «наказание» в русском и английском национальном сознании.

Ключевые слова: антропоцентрическая парадигма, языковая личность, концепт, психолингвистика, лингвокультурология, концептуальный анализ, когнитивная лингвистика, контрастивная лингвистика, лингвокогнитивное исследование.

Наряду с вопросами архитектоники, классификации и типологии концептов, облигаторности/факультативности их вербализации, одним из наиболее дискуссионных является также и вопрос о методике изучения и описания концептов.

Изучив и обобщив различные подходы к пониманию термина и понятия «концепт», мы называем концептом многомерное ментальное образование, отражающее культурно исторический опыт народа и особенности его мировосприятия и имеющее вербальное выражение.

Под методом мы понимаем средство научного познания, определенный подход к изучаемому явлению, определенный комплекс исследовательских приемов, применение которых дает возможность изучить данное явление. Рассмотрим подходы к изучению и описанию концептов, выработанные в рамках различных междисциплинарных отраслей современной лингвистики.

Психолингвисты считают, что концепт — это сущность, которая не поддается прямому наблюдению, и потому при описании концепта «ни одно из предполагаемых суждений не может претендовать на роль истины в последней инстанции, хотя каждому разрешается надеяться, что он в определенной мере приблизился к пониманию сути рассматриваемого феномена. Поэтому концепт должен исследоваться с позиций комплексного подхода, способного интегрировать результаты исследований во многих областях гуманитарного знания.

Тем не менее, в современной психолингвистике, основанной на работах И. М. Сеченова, А. Р. Лурия, Л. С. Выготского и других, слово признается «средством доступа к единой информационной базе человека — его памяти, где хранятся совокупные продукты переработки персептивного, когнитивного и аффективного опыта взаимодействия человека с окружающим его миром». Однако широко распространенное стремление выводить описание концептов из анализа языковой картины мира, которую нельзя отождествлять с образом мира у пользующегося языком человека, считается редукцией к логико-рационалистическим основаниям: языковая картина мира намного беднее образа мира и отображает лишь его часть. «Анализ языковой картины мира, нередко отождествляемой с лексико-семантической системой языка, обычно реализуется через расчленение, препарирование, классифицирование, упорядочение в таксономию того, что извлекается из материи языка, причем языка, абстрагированного от его носителей (независимо от того, насколько настойчиво декларируется необходимость антропоцентрического подхода в современных исследованиях)» [39]. Психолингвисты призывают ограничивать применение результатов исследований концептов рамками избранного теоретического подхода; но, признавая ограниченность результатов описания концептов с помощью языковых данных, четкой альтернативной методологии ученые не предлагают.

Концепт как компонент национальной концептосферы, основная единица ментальности, миросозерцания в категориях и формах родного языка является предметом изучения лингвокультурологии и основой ее категориального аппарата. К методам лингвокультурологии традиционно относят всю совокупность аналитических приемов, операций и процедур, используемых при анализе взаимосвязи языка и культуры [39]. Данные методы делятся на лингвистические, культурологические и социологические.

В качестве примеров исследователями приводятся контент анализ; фреймовый анализ; нарративный анализ, восходящий к Проппу; методы полевой этнографии (описание, классификация, метод пережитков); открытые интервью, применяемые в психологии и социологии; метод лингвистической реконструкции культуры, используемый в школе Н. И. Толстого; традиционные методы этнографии; приемы экспериментально когнитивной лингвистики (важнейший источник материала — носители языка/информанты); психо-, социокультурологический эксперимент; лингво-культурологический анализ текстов, являющихся подлинными хранителями культуры.

Одним их первых методов лингво-культурологии (и изучения концептов соответственно) явился так называемый метод концептуального анализа, которым обозначались все действия исследователя, так или иначе направленные на изучение концепта путем обращения к языковым данным. Один из типов концептуального анализа подразумевает анализ семантической структуры и прагматики отдельного слова, рассматриваемого как культурное явление со своей специфической историей.

ВЫВОД К ГЛАВЕ І

В итоге к первой главе хотелось бы выделить некоторые факты:

— языковая картина мира — это «способ отражения реальности в сознании человека, состоит в восприятии этой реальности через призму языковых и культурно-национальных особенностей, присущих определенному языковому коллективу, интерпретация окружающего мира национальными концептуальными канонам» [10],

— современное понимание термина «концепт» в лингвистике, поскольку названный срок как лингвистическая категория возник сравнительно недавно, устоявшегося определения концепта в языкознании нет. Обратимся с этим вопросом к некоторым авторитетных изданий. В словаре «Языкознание. Большой энциклопедический словарь» толкования рассматриваемого термина поддаётся в энциклопедической статье «Понятие» и трактуется как «то же, что и грамматическая или семантическая категории, обычно не выше уровня обобщения, например, понятие двойственного числа, понятие события, понятие неактуально настоящего и т. д., в этом смысле в часто употребляться термин «концепт». Далее подается разъяснение: «Понятие (Концепт) — явление того же порядка, что и значение слова, но рассматривается в несколько иной системе связей, значения — в системе языка, понятие — в системе логических отношений и форм, изучаются как в языкознании, так и в логике» [5: 383],

— методика написания концепта является основным действием в лингвистике.

Первая глава «ПРОБЛЕМЫ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ В ЛИГВИСТИКЕ» разделена на три раздела:

1.1. Понятие языковой концептуальной картины мира.

1.2. Проблема концепта в лингвистике

1.3. Методика написания концепта.

В этой главе мы рассмотрели все теоретические аспекты, проблемы и понятия, которые имеют непосредственное отношение к концептуализации в лингвистике.

2. СТРУКТУРА КОНЦЕПТА «ЯЗЫК»

2.1 Языковые средства выражения концепта «Язык»

«Лингвокогнитивные основы анализа русскоязычных средств выражения эмоционального концепта страх». Эмоции выступают наиболее глубинными формами категоризации объективной действительности, определяющие общие контуры ККС (З. Кьовечеш, В.Ф. Петренко). С другой стороны, как элемент бытия человека эмоции выступают объектом ее познания и номинации, что фиксируется значениями разноуровневых языковых единиц. [40]

Это может быть представлено как понятие, воспроизводит ситуацию, в которой субъект переживает определенную эмоцию [40]. В семантике разноуровневых языковых средств представления страх или другое волнение отражает концептуальное представление эмоций как звеньев причинно-следственной цепи, который включает три события, разворачивающихся в определенных пространственно-временных координатах:

1) угроза,

2) собственно эмоция,

3) реакция.

Для описания трех фундаментальных элементов вербализованной ситуации возникновения и переживания индивидом эмоции страх применяется фреймовая структурация концепта «страх», ведь именно фрейм создает логически завершенную, схематизированной «картину» познания ситуации объектов взаимодействия. Концептуальная модель ситуации представляется интегративным предметно-акционально фреймом. При таком подходе возможно раскрытие лингвокогнитивной основы семантики единиц для обозначения страха в лингвистике. Если говорить о других эмоциональных состояниях, то эффект неожиданности является, наверное, самым ключевым звеном любого произведения. Языковые средства выражения воздействуют на эмоциональное состояние человека. То есть, при использовании тех или иных лексем можно воздействовать на подсознание человека. Такие языковые средства часто относят к психолингвистике. Использование фактора страха имеет особое влияние на человеческое подсознание. Испытывая страх, эффект неожиданности, читатель получает интригу.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой