Концепции политических элит

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Сущность, понятие и теории элит

1.1 Теория элиты макиавеллистской школы

1.2 Современные теории элиты

1.3 Системы отбора и факторы результативности элит

2. Политическая элита современной России

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Политическая практика даже развитых и стабильных демократических обществ показывает, что процесс распределения и реализации власти вовсе не предполагает равноправного участия в нем всех граждан. Всегда и везде к власти причастен узкий круг лиц — меньшинство, которое заставляет массы признать себя. Политическое неравноправие в любом обществе признавалось как неизбежная реальность, а демократия оставалась иллюзией, поскольку не была достижима. Обоснование неизбежности деления общества на властвующее меньшинство и управляемое большинство было представлено в концепциях элиты, которые отличаются различным толкованием природы политического неравенства.

В современном мире проблема политических элит играет важную роль. Пассивность российского общества в сочетании с неспособностью элиты к политической модернизации создает тот контекст, который определяет негативный характер современных преобразований. Этим и обуславливается актуальность работы.

Целью данной работы является изучение тематики «Концепции политических элит и „элитизм“ современных обществ. Политическая элита современной России», рассмотрение проблемы «элитизма» в современной России исходя из истории, а также найти пути решения данной проблемы.

Для достижения данной цели необходимо изучить следующие задачи:

1. Теория элиты макиавеллистской школы;

2. Современные теории элиты;

3. Политическая элита современной России.

1. Сущность, понятие и теория политических элит

1.1 Теория элиты макиавеллистской школы

Идеи о правомерности деления общества на меньшинство, господствующее над остальным населением, высказывались еще в древности. Конфуций, например, делил общество на «благородных мужей» (правящую элиту) и «низких людей» (простолюдинов) на основании их отношения аморальным заповедям.

Иное основание деления общества на правящее меньшинство и подчиняющееся большинство находим у Платона, который связывал политическое неравенство с качеством души, присущим тем или иным группам населения. Платон разработал систему формирования правящей элиты: отбор в элиту, воспитание и образование потенциальных кандидатов. Однако эти и другие идеи о неизбежности деления общества на управляющих и управляемых не имели серьезного социологического обоснования и строились, скорее, на различного рода моральных, религиозных, философских допущениях, чем на анализе реальностей политической жизни.

Создателями концепции элиты, основанной на наблюдении за реальным политическим поведением и взаимодействиями субъектов политики, были теоретики итальянской школы политической социологии Г. Моска, В. Парето, Р. Михельс, Ж. Сорель. Эту школу называют макиавеллистской, поскольку именно Н. Макиавелли, вычленив политику как самостоятельную сферу общества, стал рассматривать ее не как область должного и воображаемого, а как политическую реальность, как практику.

Профессор, депутат, сенатор Г. Моска (1854 — 1941) изложил свою теорию элиты в работах «Основы политической науки» (1896 — 1923) и «История политических доктрин» (1933). Идею о «правящем классе» Г. Моска выдвинул еще в «Основах политической науки». «Во всех обществах, начиная с самых среднеразвитых и едва достигших зачатков цивилизации и кончая просвещенными и мощными, — писал он, — существует два класса лиц: класс управляющих и класс управляемых. Первый, всегда немногочисленный, осуществляет все политические функции, монополизирует власть и пользуется присущими ему преимуществами, в то время как второй, более многочисленный, управляется и регулируется первым более или менее законным образом или же более или менее произвольно и насильственно, и поставляет ему материальные средства поддержки, необходимые для жизнеспособности политического организма».

Следует отметить, что теория руководящего класса, которую разработал Г. Моска, выходит далеко за рамки собственно политических проблем, поскольку согласно этой теории вся история человеческого общества есть не что иное, как процесс, сознательно руководимый элитами.

Прагматическая ориентация свойственна и работам В. Парето (1848 — 1923). «История человечества, — замечал он, — это история постоянной смены элит; одни возвышаются, другие приходят в упадок». Теорию элит В. Парето изложил в «Трактате всеобщей социологии». В контексте теории элиты он пытался выявить факторы и предпосылки динамического равновесия общества и значение в этом процессе политической власти, мотивов политического поведения.

Главными мотивами человеческой деятельности и движущими силами истории являются психологические стимулы, которые он назвал «резидуа» (от итал. residua — остатки). Они сводятся к биологическим инстинктам, к нелогичным, иррациональным чувствам, эмоциям и представляют собой вечные и неизменные основы деятельности человека, отражающие его индивидуальность. В обществе психологические стимулы облекаются в произвольно или сознательно выбираемые формы объяснения нелогичного поведения, которые В. Парето обозначил термином «деривации» (т. е. доктринальные и теоретические утверждения в политическом, социальном или религиозном контексте). Следовательно, социальное равновесие и форма общества являются результатом совокупного взаимодействия человеческих чувств, выражаемых в «резидуа». Именно поэтому политика, по В. Парето, есть в значительной мере функция психологии.

Иную систему доказательства неизбежности деления общества на правящее меньшинство и пассивное большинство предлагал Р. Михельс (1876 — 1936), ставший одним из идео-яогов фашизма и другом Муссолини. Он пытался доказать невозможность осуществления принципов демократии в западных странах в силу имманентных характеристик политических организаций данных обществ и «олигархических тенденций» в массовых политических организациях — партиях, профсоюзах. Его главная работа, в которой рассматривается кризис парламентской демократии и обосновывается правомерность элитизма — «Политические партии. Очерк об олигархических тенденциях демократии» (1911). Причины политической стратификации и невозможности демократии Р. Михельс объяснял тремя тенденциями, которые препятствуют ее осуществлению. Они заложены в сущности человека, особенностях политической борьбы и в специфике развития организаций. Именно эти тенденции, по Р. Михельсу, способствуют тому, что демократия ведет к олигархии, превращается в олигархию. Таким образом, итальянская школа политической социологии внесла значительный вклад в развитие не только политической науки, но и других областей обществознания (философии, истории, социологии, правоведения, социальной психологии и др.). В дальнейшем концепция элитизма нашла и новых своих сторонников, и критиков. Противники идеи элитизма указывали на несовместимость ее с идеями демократии и самоуправления, критиковали за игнорирование самостоятельной роли личности в политике, способности масс влиять на власть, за излишний психологизм в интерпретации мотивов политического поведения и оснований политического неравенства в обществе. Однако последователи концепции элитизма углубляли и развивали сформулированные классиками теории, основные положения в новых социальных условиях.

1.2 Современные теории элиты

Бурно развивающиеся в мире научно-техническая и технологическая революции, доступ к образованию широких масс, заметное повышение уровня жизни населения во многих странах мира, создание эффективных механизмов обеспечения прав и свобод личности, возрастание роли средств массовой информации создали новые реальности, в которых формируются и действуют политические элиты. Эти условия заметно изменили основания и способы распределения политических ролей и функций, факторы групповой сплоченности элиты, ее мировосприятие, ресурсы, обеспечивающие ее господство. Указанные процессы обусловили многообразие подходов, используемых для исследования реальной структуры власти.

Классическую традицию анализа элиты как относительно сплоченной группы, выполняющей властные функции, продолжает элитистский подход. При этом значительное внимание обращается на разнородность элиты, ее структуру, способы влияния на общество.

Ряд авторов по прежнему рассматривает элиту как группу, наделенную особыми качествами (социальными, политическими, психологическими), знаниями, что позволяет ей принимать важнейшие политические решения.

Доминирование менеджеров обусловлено необходимостью компетентного управления технически сложными производствами, ориентированными на многообразные потребности различных групп населения. Организаторские навыки и знания по управлению экономикой предопределяют значительную концентрацию власти в их руках. Политическое господство управленческой элиты, по мнению Д. Бернхейма, основано не на собственности или возможности распределять ресурсы (как, например, у банкиров), а на знаниях, образованности, профессиональной компетентности. Несмотря на высокий уровень благосостояния, основным мотивом их социальной активности является политическая власть.

Основатель концепции «постиндустриального общества» американский социолог Д. Белл в книге «Грядущее постиндустриальное общество» (1973) выдвинул аналогичные идеи. Деление на управляющих и управляемых он проводил на основе обладания знаниями и компетентностью. Эти качества позволяют новой интеллектуальной элите вносить наибольший вклад в развитие общества. Значимость интеллектуалов в информационном обществе обеспечивает им политическую власть.

В рамках институционального подхода элита рассматривается как группа статусов и стратегических ролей. Р. Миллз в работе «Властвующая элита» определил элиту как «тех, кто занимает командные посты». Поскольку власть в современном обществе институциализирована, постольку те, кто находится во главе социальных институтов, занимают «командные стратегические посты в социальной структуре». Среди «институтов» наиболее значимы для общества, по Р. Миллзу, — политический, экономический и военный. Те, кто возглавляет данные «институты», и составляют элиту власти.

Р. Миллз пришел к выводу, что элита не представляет собой господствующую группу, сформированную на основе свободных выборов, а является олигархией, состоящей из «назначенцев» президента.

Именно такие основания выделения элиты сформулировал в «Докладе о руководящем классе Италии» (1964) Ж Мейно. Элита закрыта, рекрутируется из состоятельных семей. Она обладает высокой групповой сплоченностью благодаря прочности личных, неформальных связей между членами правящего класса. Эта олигархия обладает большими возможностями влияния на все стороны общественной жизни. Она использует его для поддержания собственного благоприятного имиджа среди других групп. Внутри правящего класса не допускается соперничество, способное неблагоприятно повлиять на собственную репутацию.

В работе «Процесс правления» (1908) А. Бентли рассматривал политику как процесс взаимодействия заинтересованных групп. В этом процессе сильные группы доминируют, подчиняя и заставляя повиноваться себе более слабых. Само государственное управление включает в себя адаптацию, урегулирование конфликтов и достижение равновесия между соперничающими группами. «Все явления государственного управления, — отмечал, А Бентли, — есть явления групп, давящих друг на друга, образующих друг друга и выделяющих новые группы и групповых представителей для посредничества в общественном соглашении».

Ряд авторов счел возможным выделить внутри элиты руководящие группы на основании разграничения сфер их влияния и используемых ресурсов. Так, Р. Арон в работе «Социальный класс, политический класс, управляющий класс» (1969) заметил: «Ошибочно представлять, что современные общества определяются одним руководящим классом, в то время как они характеризуются соперничеством между руководящими категориями». Кроме политической элиты, состоящей из профессионалов-политиков и принимающей важнейшие решения, Р. Арон выделил еще пять «руководящих категорий»: держателей «духовной власти», оказывающих влияние на образ мысли и веры; к ним он отнес священников, интеллектуалов, писателей, ученых, партийных идеологов; вторую руководящую категорию составляют военные и полицейские начальники; третью группу — «руководители коллективного труда», владельцы или управляющие средствами производства; четвертую — «вожаки масс» (лидеры профсоюзов и политических партий). Замыкают список руководящих групп функционеры высшего звена, держатели «административной власти».

Особую позицию в анализе элит занимают авторы — сторонники марксизма. Они считают неправомерным использование самого термина «элита», поскольку его значение в концепции элитизма не обусловлено экономическими и классовыми факторами. Согласно классическому марксизму (К Маркс, Ф. Энгельс), экономически господствующий класс (т. е. владеющий средствами производства) одновременно является и политически господствующим. Отрыв же политического господства от его экономических предпосылок затушевывает характер власти и основания политической стратификации. Второе препятствие при употреблении термина «элита» связано с тем, что он отражает наличие политического, социального неравенства в любом обществе, а идеал социализма отрицает всякие формы неравенства.

Таким образом, несмотря на разницу во времени все ученые описывали демократию, как правящую элиту, а не как власть народа. Обусловлено это неизбежностью деления общества на властвующее меньшинство и управляемое большинство

1.3 Системы отбора и факторы социальной результативности элит

Очевидно, что институт элиты является неотъемлемым элементом любого цивилизованного общества. Сложно организованным социальным системам приходится иметь дело с постоянно нарастающим многообразием взаимодействия групп, индивидов, форм человеческой деятельности как внутри системы, так и вне её. Это обусловливает выделение людей, профессионально занимающихся управлением. Принимая важнейшие политические решения, они определяют способы согласования и представительства интересов различных групп населения, формы участия масс в социальных преобразованиях. Следовательно, правомерно предположить, что элитарность сохранится и в обозримом — будущем. Более того, попытки бороться с элитарностью общества наносят ущерб ему самому.

Отрицание элитарности затушевывает реально существующее политическое неравенство в любом обществе и тем самым ограничивает возможности демократического контроля над элитами. Кроме того, сохранение иллюзий о равном доступе всех граждан к власти ослабляет внимание общества к вопросам качественного отбора в элиту действительно достойных и компетентных людей. Это открывает возможность прихода к власти авантюристов и создает угрозу подчинения общества деспотическим элитам. Данное обстоятельство свидетельствует о необходимости совершенствования систем отбора в элиту, а не борьбы с нею.

Мировая практика различает две системы отбора элит -систему гильдий и антрепренерскую систему. Выбор той или иной системы фильтрации обусловлен рядом факторов: ролью партийной системы в обществе, политическими традициями, степенью однородности культуры, уровнем социального неравенства и др.

Так, в системе гильдий при отборе вероятных кандидатов акцент делается на их политических предпочтениях, строгом следовании правилам и предписаниям класса, организации (партий, движений, клубов). Вследствие этого для системы гильдий характерна высокая предсказуемость политических изменений, преемственность политических курсов, небольшая вероятность политических конфликтов. Такое положение достигается благодаря тому, что процесс политического продвижения потенциальных кандидатов опирается на поддержку партий.

Тщательность отбора кандидатов на лидирующие позиции обеспечивается большим количеством формальных требований (например, учитываются образование, стаж работы, возраст, характеристика, прежняя должность, партийность и др.). Отбор осуществляется закрыто и узким кругом селектората (т. е. тех, кто отбирает). Конкуренция между кандидатами не предполагается, поскольку система власти строго формализована и иерархична и, как правило, кандидаты имеют представление о скорости своего карьерного продвижения. Следование кандидатов одним политическим ценностям обеспечивает высокую групповую сплоченность элиты.

Иные принципы заложены в антрепренерскую систему отбора. Она ориентируется на такие качества кандидата, как его творческие потенции, способность убеждать, умение нравиться избирателям. Антрепренерская система открывает доступ к власти (хотя бы формально) различным социальным группам общества, поскольку применяет к кандидатам ограниченное число требований. Например, для выдвижения на пост президента США достаточно, чтобы кандидату было 35 лет и он прожил в стране не менее 14 лет.

Сам процесс отбора характеризуется острым противоборством кандидатов. Подобная система демократична, предполагает приток в элиту наиболее одаренных людей, соответствующих требованиям времени. Однако существует обратная сторона подобной системы отбора, а именно: частая смена курса в связи с изменениями в правящей элите; слабая предсказуемость политических решений; частые конфликты внутри элиты и др.

На практике ни гильдейская, ни антрепренерская системы отбора не используются в чистом виде. Обычно недостатки одной системы компенсируются заимствованием достоинств другой, поэтому чаще всего используются обе системы в определенном сочетании.

Доступ в элиту выходцев из рабочего класса происходит главным образом через партии «левых» сил, ряды которых они пополняют. Так, в Германии, Италии, Англии, Голландии от 46% до 63% депутатов, представляющих левое крыло, являются выходцами из рабочих семей, тогда как депутаты от консервативных партий в абсолютном большинстве происходят из среднего класса или высшего слоя среднего класса. Следовательно, социальное происхождение способствует отбору в элиту материально состоятельных людей, добившихся в обществе определенного статуса, создавших финансовые предпосылки для занятия политикой.

Эффективность и результативность политической элиты зависят в значительной мере от понимания ею своей роли, от ее позиции и убеждений. Исследования показывают, что элита глубоко сознает свою роль в политической жизни общества, однако идеологическая и ценностная ориентации национальных элит заметно различается. Это обусловлено социокультурными особенностями стран, в которых проживают элиты.

Таким образом, качество элиты в значительной мере обусловливается характером политической и культурной среды различных обществ, специфическим воздействием социализирующих сил (семьи, системы образования, партийных систем и др.) Вместе со способностями индивидов все эти факторы определяют культуру политической элиты

политический элита макиавеллистский российский

2. Политическая элита современной России

В известной мере сам процесс возникновения элит в современной России востребовал в числе новых и реконструированных направлений научных исследований «правящего класса» — современную российскую элитологию.

Проблемы элитизма интенсивно разрабатываются российскими философами, политологами, социологами, правоведами в последние 12−15 лет; опубликовано более 500 работ, защищено около 50 диссертаций. Элитологические российские исследования последних лет позволили сформировать эмпирическую базу российской теории элит, обсудить важные концептуальные и практические проблемы, внести серьезные методологические коррективы в использование классической и современной западной элитологии, подготовить первые учебники элитологии.

Российский элитообразующий процесс пока далек от своего завершения. Обычно, анализируя его развитие, основное внимание обращают на номенклатурное происхождение современной политической элиты. К числу основных генерирующих элементов следует отнести социальные институты и организации, оказавшиеся наиболее устойчивыми в процессе слома социальной и политической структур советского общества. В их числе: бюрократия, этнические связи, новые экономические корпорации, силовые структуры, а также организованный криминалитет. Какой бы срез современных элит мы ни взяли (высший, региональный, местный) — везде доминируют и консолидируются представители и выдвиженцы названных структур. В силу мозаичности современного российского обществ мозаичный характер присущ и его элитам, поэтому пока трудно отнести их к какому-либо классическому типу: меритократическому, классовому, сословному, номенклатурному и т. п.

В целом за последние годы облик российского социума не только приобрел резко поляризованный и мозаичный характер, произошла атомизация общества, разрыв социальных связей между макрогруппами и внутри них. Мы не знаем точно, насколько этому способствовали объективные и насколько субъективные факторы, но в результате сложившаяся социальная структура очень аморфна, а граждане пассивны. В общественно-политических организациях и движениях состоит менее 1% населения, в отдельных общественных и политических акциях участвуют 2−3%, в выборах — 30−40%. Весьма конфронтационен потенциал межнациональных и межконфессиональных отношений. Словом, общество разрознено донельзя и максимально уязвимо пред лицом всевозможных социально-политических манипуляций.

Российская действительность весьма богата многообразными проявлениями теневых отношений. Можно сказать, что такая «предрасположенность» заложена и в ее истории (неоднократные периоды жизни под «пятой» и в «смуте»), и в ее геополитическом положении — в качестве буфера на перекрестии различных цивилизаций, обязывающго к своеобразному двоемыслию и компромиссам, и в постоянно испытываемом открытом и подспудном давлении с разных сторон.

Анализируя современные региональные политические элиты, имеет смысл обратиться к данным, характеризующим прежде всего представителей их высшего звена: глав администраций (президенты республик и губернаторы) и их заместителей, глав региональных правительств и законодательных собраний.

Вот, например, как выглядит этот состав по состоянию на 2002 г.: по Южному федеральному округу (13 субъектов РФ): средний возраст — 53,6; образовательный уровень — все имеют высшее образование, 41,2% - два и более высших образования; 33,3% - имеют ученую степень кандидата или доктора наук, по первому высшему образованию 72% закончили технические и сельскохозяйственные вузы; 64% имеют опыт партийно-советской работы; средний срок пребывания в партийной номенклатуре — около 10 лет. Более половины характеризуемого слоя региональной элиты начали свою трудовую биографию простыми рабочими или колхозниками (остальные — студентами, военнослужащими).

Современная российская региональная элита, таким образом, хотя и называется постсоветской и по своим идеологическим установкам вроде бы уже значительно отдалилась от советских стандартов, но по своему социальному происхождению, исходной профессиональной ментальности, опыту и методам управленческой деятельности еще во многом наследует прежней советской региональной элите.

В современном обществе демократическая элита, включающая в свой состав различные субэлиты, не может быть закрытой аристократической кастой и тем более кликой. Она должна быть открытой, мобильной, постоянно обновляющейся. В противном случае ее ждет разложение, упадок и вырождение как следствие бюрократизма и коррупции. Результатом станет либо дезорганизация и дезинтеграция государства, либо изолированность от мира и обособление общества, руководимого такой элитой.

Новая элита должна быть заинтересована в стабильности общества и его поступательном развитии, ей следует преодолеть зародившийся еще в индустриальную эпоху «технократический комплекс» веры в непогрешимость собственного знания, пренебрежительного отношения к ценностям российской культуры, якобы полностью закрытой для модернизации. Только такая элита будет добиваться взаимопонимания политических сил, гражданского мира, развития местного самоуправления, постоянно стремиться к достижению практических результатов. В противном случае нельзя исключить новые социально-политические потрясения и откаты назад.

Гарантией от появления деспотической элиты, будет соблюдение следующих условий:

— полная гласность — свобода слова и отсутствие монополии любой социальной группы на средства массовой информации, открытая и постоянная критика недостатков и ошибок представителей власти;

— наличие сильной оппозиции — контрэлиты, политического плюрализма, свободной конкуренции потенциальных элит под контролем электората;

— разделение властей, обеспечивающее определенное равновесие, компромисс, баланс различных социальных сил и препятствующее опасному для общества бесконтрольному сосредоточению политической власти;

— максимальная открытость элит на всех уровнях, постоянное пополнение их профессионально подготовленными и функционально способными людьми;

— вовлечение в систему новых государственных структур лидеров политической оппозиции;

— наличие постоянного демократического контроля за деятельностью властных структур со стороны общественности, средств массовой информации, партий и организаций;

— строгое соблюдение законности, демократических норм и процедур, необходимых и обязательных для нормального функционирования правового государства и гражданского общества.

Только движение по пути реализации данных требований может сформировать эффективную элиту для современной и будущей России, которая будет способна удерживать власть, реализовывать свои интересы, и главное добиваться стабильности, динамичного развития и процветания своего народа, общества и государства.

Заключение

В следствии изучения тематики: «Концепции политических элит и „элитизм“ современных обществ. Политическая элита современной России» ч сделала следующие выводы:

Ученые описывали демократию, как правящую элиту, а не как власть народа. Обусловлено это неизбежностью деления общества на властвующее меньшинство и управляемое большинство. А качество элиты в значительной мере обусловливается характером политической и культурной среды различных обществ, специфическим воздействием социализирующих сил (семьи, системы образования, партийных систем и др.) Вместе со способностями индивидов все эти факторы определяют культуру политической элиты.

Современная российская региональная элита, таким образом, хотя и называется постсоветской и по своим идеологическим установкам вроде бы уже значительно отдалилась от советских стандартов, но по своему социальному происхождению, исходной профессиональной ментальности, опыту и методам управленческой деятельности еще во многом наследует прежней советской региональной элите.

Способом решения данной проблемы выступает то, что политическая элита должна быть открытой, мобильной, постоянно обновляющейся. В противном случае ее ждет разложение, упадок и вырождение как следствие бюрократизма и коррупции.

В результате изучения данной работы я изучила тематику «Концепции политических элит и „элитизм“ современных обществ. Политическая элита современной России», рассмотрела проблему «элитизма» в современной России исходя из истории, а также предложила путь решения данной проблемы.

Таким образом, цель моей работы достигнута.

Список использованной литературы

1. Р. Т. Мухаев, Учебник: «Политология», г. Москва, Изд-во: М.: Проспект, 2010. — 640 стр. ;

2. Г. К. Ашин, Учебное пособие «Элитология — История, теория, современность», г. Москва, Изд-во: «МГИМО — Университет» — 2010 г. — 599 стр. ;

3. М. М. Лебедева, Учебник: «Мировая политика», г. Москва, Изд-во: М.: Аспект Пресс, 2007 г. — 365 стр. ;

4. www. polit. ru — информационно-аналитический портал об общественно-политической жизни России и мира.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой