Концепция естественного и свободного воспитания Ж.-Ж. Руссо и ее развитие представителями русской педагогики Л.Н. Толстым, К.М. Вентцелем, С.Т. Шацким

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Ф-л в г. Минске

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО ПРЕДМЕТУ «История педагогики»

ТЕМА: Концепция естественного и свободного воспитания Ж. -Ж. Руссо и ее развитие представителями русской педагогики Л. Н. Толстым, К. М. Вентцелем, С.Т. Шацким

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

1. Теоретические основы идеи свободного воспитания. Ж. -Ж. Руссо, Л. Н. Толстой, К. Н. Вентцель, С.Т. Шацкий

1.1 Идея свободного воспитания в альтернативной педагогике

1.2 Педагогическая теория Ж.Ж. Руссо

1.2.1 Общественно-политическое положение во Франции в середине XVIII в. и философия просветителей

1.2.2 Свободная педагогика Ж. -Ж. Руссо

1.3 Венцель К. Н. Свободное воспитание

1.4 Идея свободного воспитания Л.Н. Толстого

1.4 Опыт С. Т. Шацкого

Заключение

Список использованных источников

ВВЕДЕНИЕ

История дополнительного образования детей может быть значительно увеличена в своих временных параметрах, если признать не только факт преемственности, но и внутреннего единства его с традициями внешкольной, внеклассной работы.

Первые практические примеры внешкольного образования в нашей стране имели отношение к добровольной деятельности интеллигенции по просвещению и воспитанию взрослых и детей. Именно эта просветительская деятельность общественных организаций и частных лиц стала называться «внешкольное образование», а первыми его пропагандистами и исследователями стали: Л. Н. Толстой, К. Д. Ушинский, К. Н. Венцель, П. Ф. Каптерев, П. П. Блонский, В. М. Бехтерев, Н. И. Ильминский, В. И. Водовозов, П. Ф. Лесгафт, Н. И. Пирогов, Н. А. Корф, И. И. Горбунов, Е. Н. Медынский, В. Я. Стоюнин, Н. И. Кареев, К. П. Яновский и др. [6; c. 15].

Интерес к проблеме развития идеи свободного воспитания определяется современной социокультурной ситуацией, ориентированной на общечеловеческие идеалы и идею свободного развития каждого члена общества; положением в системе образования, характеризующимся сменой парадигм в педагогической науке и практике; тенденциями в области образования, суть которых состоит в обращении к мировому историческому прошлому, преемственности духовных идеалов и ценностей, их реализация в современных условиях. Ориентация общества на ценности общечеловеческого и национального характера обусловливает актуальность исследования отечественного и зарубежного педагогического наследия, в котором идея свободного воспитания занимает ведущее место.

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИДЕИ ССВОБОДНОГО ВОСПИТАНИЯ. Ж. -Ж. РУССО, Л.Н. ТОЛСТОЙ, К.Н. ВЕНТЦЕЛЬ, С.Т. ШАЦКИЙ

1.1 ИДЕЯ СВОБОДНОГО ВОСПИТАНИЯ В АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ПЕДАГОГИКЕ

Рубеж XIX—XX вв. стал временем своеобразной научной революции в педагогике, положившей начало формированию научно-педагогических парадигм, определивших характер образования в развитых странах на протяжении всего столетия. Кроме того, по мнению современных исследователей (Днепров Э.Д., Корнетов Г. Б.), русская педагогика указанного периода развивалась в тесном взаимодействии с западной. Именно в эти годы наметились первые пути сотрудничества педагогической общественности разных стран и создались возможности интеграции культур. Таким образом, анализ русской и зарубежной педагогики конца XIX- начала XX в.в. в их самобытности и взаимодействии — путь к более глубокому осмыслению и пониманию современных проблем педагогической науки и образования, обогащению педагогической культуры современного общества.

Рубеж XIX—XX вв. дает яркий спектр педагогических концепций и образовательных проектов, которые стали основой альтернативных педагогических движений в разных странах, дали импульс развитию гуманистической педагогики сегодняшнего дня и могут служить фундаментом для формирования новых направлений педагогической теории и практики [2; c. 24]. Среди них:

· Свободная школа Александра Нейлла (Саммерхилл-скул);

· Антропософские школы Рудольфа Штейнера;

· «Дом свободного ребенка» Марии Монтессори;

· Воспитывающая школа без принуждения и наказания П. Петерсена (Йена-план);

· «Школа без принуждения» Селестена Френе;

· Теория свободного воспитания Л. Н. Толстого (Яснополянская школа) и К. И. Венцеля (Дом свободного ребенка).

Многими зарубежными и отечественными исследователями сравнительной педагогики и международного образования (П. Монро, Ш. Летурно, К. Шмидтом, Э. Майерсом, Ф. Ге, П. Соколовым, М. И. Демковым, П. Ф. Каптеревым, Н. К. Гончаровым, Н. К. Константиновым, Ш. И. Ганелиным, М. В. Богуславским, Г. Б. Корнетовым) рассматривались сущность идеи свободного воспитания, ее связь с историческими событиями социума. Отражены в западноевропейской и отечественной общественной мысли и проявления в педагогических теориях и опыте воспитания.

Идея свободного воспитания в сравнительной педагогике выступает как сложное социальное, культурное и личностное явление, развитие которого определяется объективными и субъективными факторами.

Становление и развитие идеи свободного воспитания тесно связаны с социокультурным развитием государства. Господствующее положение в общественной и педагогической жизни России и Западной Европы эта идея занимала в периоды разрешения противоречий между социально-объективным и индивидуально-субъективным в направлении приоритета самоценности человека и свободы личности и выступала как идеал, как альтернатива традиционному пониманию воспитания человека. Объективными факторами, определяющими развитие идеи, стали особенности ситуации политического развития в Западной Европе и России, их культуры, педагогической науки и практики. Субъективными факторами выступали мировоззрения педагогов. Общим для представителей альтернативного воспитания является представление о внутренней гармонии детской природы, вера в изначальное присутствие добрых сил в каждом ребенке, преклонение перед тайнами его души. В естественной природе ребенка видится огромный потенциал и неисчерпаемые возможности, которые могут развиться и реализоваться при благоприятных условиях.

Именно свобода дает главный толчок саморазвитию творческих сил человека. Свобода рассматривается как естественное, неотъемлемое право ребенка, полученное от рождения, его естественное состояние, внутренний мир, стержень развития природных потенций [2; c. 36].

Итак, свобода, с одной стороны, выступает как условие развития самобытной творческой индивидуальности, а с другой — как природное состояние, естественный атрибут человеческой сущности, отражающей ее творчески-деятельностный характер.

Свобода — лейтмотив педагогической деятельности А. Нейлла, который настаивает на невмешательстве педагога в процесс развития личности, поскольку верит в особую нравственность, заложенную в ней от природы.

Адаптацией детей в ситуации свободы служили в школе Саммерхилл конфиденциальные уроки, которые освобождали детей от неосознанных отрицательных эмоций, снимали фобии и комплексы, излечивали детские неврозы.

Свобода как самопроизвольная деятельность ребенка. Такая позиция ярко проявляется в концепции М. Монтессори. Для нее свобода — это, с одной стороны, биологическая свобода (свобода роста, развития ребенка), а, с другой, — свобода выбора. В первом случае, ребенок рассматривается как существо, растущее душой и телом в силу внутреннего импульса, действующего во вселенной и нуждающегося только в неограниченном просторе для последовательного и надлежащего раскрытия своей силы.

С этой точки зрения, свобода есть свобода роста, условием которой является устранение всего, что могло бы, так или иначе стеснить или ослабить развивающиеся внутренние силы. «Первым словом» в своей педагогической концепции М. Монтессори считает свободу выбора, которая, по ее мнению, ведет «к достоинству людей» [9; c. 66].

Принцип свободы у М. Монтессори сочетается с идеей воспитания дисциплинированности у детей, поскольку свободу она понимает не как бесконечное, порывистое поведение ребенка, не как действие по капризу или минутному влечению, не хаос порывов и желаний, а свободу воспитанную, упорядоченную и ограниченную интересами окружающих.

У Р. Штейнера свобода — это самоопределение ребенка на основе развития его живого мышления в постоянном диалоге с природой. Р. Штейнер подлинной свободой ребенка считал его внутреннее переживание и утверждал, что существо самого ребенка покажет путь, по которому будет осуществляться процесс его свободного становления. Штейнер пытается найти в этом процессе место воспитания и воспитателя: «Подлинное воспитание заключается в том, чтобы избежать вторжений в область личности и предоставить этой личности самой осуществить то, предпосылки чего были заложены педагогом».

Результатом развития идеи свободного воспитания в России явились педагогические теории свободного воспитания, которые включили в себя определенные знания о сущности процесса взаимодействия взрослого и ребенка, имеющего своей целью развитие творческого потенциала личности.

Особое место среди представителей свободного воспитания в России занимают Л. Н. Толстой и К. Н. Венцель. Их идеи в разной степени разделяли И. Горбунов-Посадов, И. Буткевич, И. Иорданский, С. Левитин и др. В начале своей педагогической деятельности к идеям свободного воспитания с интересом относились С. Т. Шацкий и П. П. Блонский [9; c. 69].

Свобода как действие и самостоятельное творчество. Основы такого понимания были заложены Л. Н. Толстым. Он выступает за признание прав ребенка и невмешательство воспитателя в развитие убеждений и характера детей. Основной акцент делается на естественно складывающуюся атмосферу сотрудничества между учителем и учеником, которое полностью исключает принуждение. В полной мере эти идеи реализованы в концепции К. Н. Венцеля. В качестве основной цели воспитания он видит освобождение ребенка и предоставление ему всех положительных данных для развития его индивидуальности, его свободной личности. Говоря об основном методе воспитания, К. Н. Венцель отмечает, что этот метод должен быть методом освобождения в ребенке творческих сил, методом пробуждения и поддержания в нем духа искания, исследования, творчества.

Содержание и развитие основных понятий (ребенок, воспитание, цель, содержание и др.) в теориях Л. Н. Толстого и К. Н. Венцеля детерминированы философскими воззрениями авторов в решении проблем соотношения индивидуального и социального, человека и общества, личной свободы и ответственности; их педагогическими взглядами на природу ребенка и принцип свободы; педагогической практикой Яснополянской школы и Дома свободного ребенка.

Идея свободы в альтернативной педагогике рассматривалась в русле признания необходимости создания условий для саморазвития личности, подлинное бытие которой отождествлялось с экзистенциальным изменением. В качестве главного условия выступало воспитание, основанное на идеях антиавторитарности, антирепрессивности и психотерапевтической коммуникации [9; c. 74].

Итак, идея свободного воспитания личности, являющаяся содержательным стержнем современных альтернатив, приобретает в творчестве разных мыслителей новые грани. Сегодня идея привлекает к себе внимание тем, что провозглашает человека высшей ценностью общества, формирует отношение к ребенку как самоценности, детству — как важному самостоятельному периоду в жизни человека; предлагает пути и принципы воспитания личности, способной к активной творческой деятельности, саморазвитию и самосовершенствованию; является призывом к защите детства ребенка, человека вообще от разного рода насилия.

1.2 ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЖАН-ЖАКА РУССО

1.2.1 Общественно-политическое положение во Франции в середине XVIII в. и философия просветителей

В середине XVIII в. система феодальных порядков, господствовавшая во Франции, пришла в глубокое противоречие с развивающимся капиталистическим способом производства. Феодально-абсолютистский строй тормозил распространение мануфактур, внедрение машин, применение передовых агрономических методов в сельском хозяйстве.

Население страны делилось в это время на три сословия. Первое и второе сословия -- духовенство и дворянство -- владели землей и, пользуясь своими большими правами и привилегиями, безжалостно эксплуатировали народные массы -- крестьян, ремесленников, входивших в третье сословие, которое по своему составу не было однородным и, кроме крестьян и городской бедноты, включало также купцов; фабрикантов, банкиров -- класс нарождающейся буржуазии. Третье сословие не имело привилегий, и потому все его представители, несмотря на разное имущественное положение, были едины в своем бесправии, ненавидели феодальные порядки и королевскую власть, находились к ним в оппозиции.

Антифеодальное движение народных масс, завершившееся революцией 1789 г., было возглавлено, после некоторых ее колебаний, буржуазией, которая, будучи в ту пору исторически прогрессивным классом, взяла на себя роль защитника интересов всех угнетенных и бесправных.

Идеология французской буржуазии нашла свое наиболее яркое выражение в трудах философов-просветителей. Ф. Энгельс называл их великими людьми, просветившими головы французов для приближавшейся революции. Они выступали против всех феодальных устоев. «Религия, понимание природы, общество, государственный строй -- все было подвергнуто самой беспощадной критике [7; c. 34].

Философские и политические взгляды французских просветителей, среди которых наиболее выдающимися были Вольтер, Руссо, философы-материалисты Гельвеций и Дидро, не были одинаковыми. Но все просветители выступали против деспотизма и произвола феодальной власти, религиозного фанатизма, против сословных привилегий, в том числе и в области образования. Они уповали на то, что уничтожить невежество, искоренить суеверия и предрассудки удастся путем распространения просвещения. Просвещение, перевоспитание людей повлечет за собой улучшение законодательства, коренное изменение характера общественных отношений. Вслед за Дж. Локком французские просветители отстаивали договорную теорию происхождения государства и теорию естественного права. Воззрения просветителей сыграли большую роль в идеологической подготовке революции.

Ж. -Ж. Руссо -- идеолог революционной мелкобуржуазной демократии. Жан-Жак Руссо (1712--1778)--глубокий мыслитель, гуманист и демократ -- придерживался теории естественного права. Он утверждал, что в первоначальном, или «естественном состоянии», люди были равны между собой, они отличались чистотой нравов и были счастливы. Но возникшая в дальнейшем частная собственность разделила мир на богатых и бедных, что привело к неравенству в обществе, к порче нравов. Этому способствовало также развитие культуры и науки феодального общества. В целом Руссо не отрицал положительного значения культуры в истории человечества, но он стремился доказать, что деятельность ученых и художников может быть плодотворной, станет полезной народу, если она подчинена общественным целям [7; c. 46].

В своем произведении «Общественный договор (1762) Руссо провозглашал демократическую идею верховной власти народа. Основную причину социального зла он видел в частной собственности, но был только против крупной собственности, приобретенной нетрудовым путем, а собственность, добытую личным трудом, объявлял священной и неприкосновенной. В этом заключается основное противоречие социальной позиции Руссо, выражавшего интересы мелкобуржуазных слоев населения [10; c. 44].

Руссо стремился найти пути восстановления утраченного равенства; но в силу объективных причин, будучи не в состоянии вскрыть законы общественного развития, он возлагал все надежды на просвещение и воспитание. Развивая идеалистическую теорию договорного происхождения государства, выдвинутую Локком, Руссо доказывал, что во Франции власти нарушили первоначальный договор и, следовательно, народ имеет право их ниспровергнуть.

Как и все французские просветители XVIII в., Руссо полагал, что улучшить общественные отношения можно путем правильно поставленного воспитания [5; c. 67].

В 1762 г. Руссо издал свой роман-трактат «Эмиль, или О воспитании», где подверг уничтожающей критике воспитание, осуществляемое в «феодальном обществе, и начертал план формирования нового человека. ,

Руссо верил в существование бога как первопричины мира, в бессмертие души, однако, придерживаясь «естественной религии», он резко разоблачал религиозное лицемерие, паразитизм и ханжество духовенства. Разгневанные церковники добились того, что его труд «Эмиль, или О воспитании по приговору французского парламента был публично сожжен на одной из площадей Парижа, а его автор вынужден был бежать от преследовании.

Вернулся во Францию он много позже, разбитый физически и морально [7; c. 97].

Произведения Руссо сыграли особенно важную роль в идеологической подготовке французской буржуазной революции они получили широкую известность во всем мире.

1.2.2 Свободная педагогика Ж.Ж. Руссо

Ж. -Ж. Руссо считал, что на ребенка воздействуют три фактора воспитания: природа, люди и общество. Каждый из факторов выполняет свою роль: природа развивает способности и чувства; люди учат, как ими пользоваться; предметы и явления обогащают опыт. Все вместе они обеспечивают естественное развитие ребенка. Задача воспитателя -- с гармонизировать действие этих факторов. Наилучшим воспитанием Ж. -Ж. Руссо полагал прежде всего самостоятельное накопление жизненного опыта. Достаточный запас такого опыта мог быть приобретен к двадцатипятилетнему возрасту. Именно в этом возрасте возмужания человек как свободная личность может стать полноправным членом общества.

Великий гуманист выступал за превращение воспитания в активный, исполненный оптимизма процесс, когда ребенок живет в радости, самостоятельно осязая, слушая, наблюдая мир, духовно обогащаясь, удовлетворяя жажду познания.

Под естественным воспитанием Ж. -Ж. Руссо понимал природосообразное, с учетом возраста ребенка формирование на лоне природы. Контакт с природой должен был физически укрепить ребенка, научить пользоваться органами чувств, обеспечить свободное развитие. Следуя детской природе, необходимо отказаться от ограничений, установленных волей воспитателя, отучить от слепого повиновения, следовать непреложным природным законам. Тогда отпадает необходимость искусственных наказаний — они заменяются естественными последствиями неверных поступков. Слабого и еще беспомощного ребенка должен опекать наставник.

Естественное воспитание должно явиться живительным процессом, в котором учитываются склонности и потребности ребенка, но не упускается из виду необходимость подготовки к общественным обязанностям. Внутренней мотивацией этого процесса становится стремление ребенка к самосовершенствованию.

В задачи воспитания Ж. -Ж. Русса включил развитие системы органов чувств как фундамента формирования личности. Педагог-сенсуалист полагал, что материальной предпосылкой мышления служат чувства, которые нуждаются в постоянном совершенствовании с раннего детства. Он отводил особое место физическому воспитанию как одному из средств гармонизации отношений человека с природой и социальным окружением, преодоления пагубных наклонностей, формирования нравственной чистоты, совершенствования всего организма. Методика и рекомендации по физическому воспитанию были рассчитаны на условия жизни ребенка в среде, близкой природе и ручному труду. Если в интеллектуальном, нравственном воспитании Ж. -Ж. Руссо предлагал не спешить, то при физическом воспитании он готов был подвергнуть воспитанника даже известному риску [7; c. 109].

1.3 ВЕНЦЕЛЬ К.Н. СВОБОДНОЕ ВОСПИТАНИЕ

Наиболее известным теоретиком и пропагандистом свободной школы и свободного воспитания является К. Н. Венцель. Для него характерна вера в творческие силы ребенка, в его внутреннее устремление к раскрытию своих сил и вера в то, что в этом раскрытии творческих сил ребенка всякое внешнее, даже самое благотворное влияние будет иметь тормозящее действие. Освобождение ребенка от всякого внешнего воздействия, устранение всякого авторитарного начала во взаимоотношении взрослых и детей, представление полного простора самодеятельности и инициативе ребенка — все это педагогические переложения идей Руссо о «радикальном добре» детской природы и о благотворном значении полной свободы в естественном цветении детской души.

Венцель К.Н. предлагал преобразовать дисциплинарную жесткость, однообразие и формализм школьного режима обучения во благо развития каждого ребенка — «ребенок должен получать столько знаний, сколько желает и приобретать их тогда, когда в этом почувствует необходимость». Процесс изучения учебных предметов в школе сохраняется, но он мыслится как «свободное учение», лишенное «принудительной формы урока, как тяжелая барщина, тяготеющего над детьми», как «свободные занятия детей научными предметами» [6; c. 122].

В статье «Идеальная школа будущего», Венцель К. Н. формулирует ее основной педагогический метод, который должен быть «методом освобождения в ребенке творческих сил», «творческой воли ребенка или сознательной творческой активности». Такой «идеал школы был бы достигнут, если бы ребенок мог переходить от одного предмете к другому по собственному усмотрению и желанию и брать сколько ему понадобиться».

Своеобразной моделью учреждения дополнительного образования детей можно считать предложение «Дома свободного ребенка» — учреждения нового типа с основным предназначением организации жизнедеятельности ребенка в пространстве культуры. Ребенок приходил бы туда для того, «чтобы жить полной жизнью», для труда, игры, «свободного общения с товарищами и взрослыми, которые могут поделиться с ним знаниями и духовными сокровищами, которыми они располагают, для свободного искания истины путем самостоятельного занятия наукой, для свободного воплощения красоты путем самостоятельной работы в области художественного творчества и для свободной работы над самим собой и над маленькой общиной, чтобы и он, и эта община становились все выше в нравственном отношении, лучше и совершеннее» Это учреждение «серьезного, торжественного отношения к жизни и ее задачам», где ребенок «приучится работать над задачами жизни», где интеллектуальное образование, учение стоят не на первом месте, а «входят только как часть, как второстепенный и подчиненный элемент» [6; c. 128].

Свое педагогическое кредо Венцель К. Н. сформулировал наиболее ярко в Декларации прав ребенка и их можно считать образцом определения парадигмы дополнительного образования детей:

ь Каждый ребенок, вне зависимости от его социального положения, имеет право на существование, на гарантированную совокупность жизненных условий;

ь Заботу о ребенке должны разделить между собой родители и государство;

ь Каждый ребенок имеет право на бесплатное воспитание и образование, сообразное с его индивидуальностью;

ь Каждый ребенок есть самостоятельная личность;

ь Каждый ребенок имеет право выбирать себе воспитателей;

ь Ребенок в свой свободе и правах равен со взрослым совершеннолетним человеком;

ь Свобода ребенка заключается в возможности делать все, что не вредит другим людям. Ни один ребенок не может быть насильственно принуждаем к посещению того или другого воспитательного или образовательного учреждения;

ь Религиозное воспитание детей должно быть свободно;

ь Каждый ребенок пользуется правом создавать с другими детьми или взрослыми те или другие союзы, кружки и тому подобные общественные соединения в той же мере, в какой это право принадлежит и взрослым;

ь Ни один ребенок не может быть подвергнут лишению свободы, кроме тех случаем, которые точно сформулированных в законе [2; c. 37].

1.4 ИДЕЯ СВОБОДНОГО ВОСПИТАНИЯ Л.Н. ТОЛСТОГО

Важнейшее место в педагогической теории Л. Н. Толстого занимает идея свободного воспитания. Она тесно связана с его философско-идеалистическими и политическими взглядами. Л. Н. Толстой считал, что человек имеет право свободно формировать свои убеждения и взгляды, без всякого насилия и принуждения со стороны общества, и что детям присуще природное совершенство и высокие нравственные качества. «…Во всех веках и у всех людей,-- писал Толстой,-- ребенок представлялся образцом невинности, безгрешности, добра, правды и красоты. Человек родится совершенным -- есть великое слово, сказанное Руссо, и слово это, как камень, останется твердым и истинным». Исходя из этого, Толстой полагал, что воспитывать ребенка бессмысленно, так как сознание нравственного идеала у детей сильнее, чем у взрослых. Взрослые должны только давать детям материал для того, чтобы они могли сами развиваться «гармонически и всесторонне». По мнению Толстого, свободное воспитание содействует саморазвитию, самораскрытию Нравственных качеств, склонностей и способностей, заложенных в ребенке от рождения. Он идеализировал природу детей, указывал, что «детский возраст есть первообраз гармонии». Таким образом. Толстой в своем учении о свободе в воспитании отрицал правомерность и возможность сознательного, целенаправленного воспитательного воздействия педагогов и родителей на детей [2; c. 55].

Идея свободного воспитания была глубоко противоречивой, антинаучной. В действительности воспитание -- организованный, целенаправленный процесс, имеющий определенные задачи, содержание и осуществляющийся с помощью различные средств и методов воспитательного воздействия на детей.

Л.Н. Толстой выступил против правительственных и земских школ в России, опекаемых и контролируемых правящими классами, и защищал глубоко демократическую идею открытия народных школ самим народом, помимо правительства и земства.

Проповедуя в своих педагогических статьях идею развития широкой крестьянской самодеятельности в создании народных школ, Толстой, однако, принял отсталые взгляды патриархального крестьянства на школу за выражение потребностей в области образования всего народа. В соответствии с этими взглядами он обеднял содержание учебной программы школы для народа, оставив в ней как обязательное лишь обучение грамоте и счету. Тем самым он принижал образовательные запросы и потребности народа. Отстаивая идею свободной организации школ народом и доказывая, что народ противодействует тем усилиям, которые употребляет для его образования общество и правительство, Толстой пытался, таким образом, отстранить деятелей народного образования от строительства народной школы, полагался на стихийное ее развитие. Эту ошибочную позицию Толстого в свое время справедливо подверг убедительной критике Н. Г. Чернышевский.

Л.Н. Толстой высоко оценил народную педагогику и имел намерение написать «Исторический очерк для истории педагогики русского крестьянства», в котором собирался обосновать общие правила организации образования русского крестьянина [2; c. 89].

1.5 ОПЫТ С.Т. ШАЦКОГО

На рубеже прошлого и нашего столетий некоторые участники отечественного общественно-педагогического движения (ОПД), ощутили насущную потребность «прийти на помощь» детям и создать разумные условия для их жизни, развития и введения в культуру («для вступления во взрослую жизнь», «для подготовки к жизни»).

Но, не имея тогда возможности осуществить «идею разумной школы» в школьном, он и его сподвижники первое время пытались реализовывать ее во внешкольной сфере.

Говоря о мечтавшейся ему школе, С. Т. Шацкий писал: «Назовем ее трудовой, творческой, школой жизни, новой школой, школой игры, школой общиной, школой радости, школой детства, свободной школой, школой будущего, домом свободного ребенка…, социальной школой… (я назвал бы ее попросту разумной школой), — она должна самым тщательным образом опереться на ребенка. Школа для детей, а не дети для школы…».

Внешкольная сфера (сфера досуга) стала «экологической нишей» ОПД и «полем самореализации» для социальных новаторов в деле воспитания. «Если думать о педагогическом движении в этой области, — писал С. Т. Шацкий, — то оно должно пойти под лозунгом: «Возвращение детям детства» (там же).

Этот гуманистический «лозунг» С. Т. Шацкого в России был услышан многими, и многие участники ОПД («подвижники соцвоса», как с некоторой иронией называл их А.С. Макаренко) и отечественное ОПД действительно сознательно или интуитивно двигалось под этим «лозунгом».

В ходе анализа работы учебных заведений нового типа в России конца XIX — начала XX в. мы можем выделить основные сущностные характеристики новых школ как гуманистически ориентированных воспитательных систем: а) общественность и открытость в работе учебного заведения, семейственность и создание собственных традиций; б) учет интересов и индивидуальных особенностей характера и психики, опирающийся на знание ребенка; в) исключительное внимание к личности ученика, основанное на уважении и доверии; г) приверженность идеям «свободного воспитания»; д) создание дружественной атмосферы и взаимопонимания; е) слаженность работы педагогического коллектива, авторитет личности педагога; ж) обстановка, режим и духовная атмосфера учебного заведения, предоставляющие учащимся право на творческую и свободную деятельность [10; c. 76].

Передовой педагогический опыт воспитания в «новых школах» использовали в 20-е годы советские педагоги С. Т. Шацкий, П. П. Блонский, В.Н. Сорока-Росинский, А. С. Макаренко, которые, взяв гуманистические идеи о воспитании в «новых школах», выдвинули совершенно иную цель — «воспитание нового человека — строителя социального общества». Исследуя опыт С. Т. Шацкого, можно говорить о трех созданных им в разные периоды жизни воспитательных системах. Стержнем воспитательной системы С. Т. Шацкого являлось взаимодействие школы и среды. С. Т. Шацкий начал свою педагогическую деятельность с создания детской колонии «Сетлемент» в Марьиной роще (1905−1910). В основе ее воспитательной системы лежала идея «детского царства», где каждый воспитанник получал возможности для всестороннего развития сил. Трудовая, умственная, эстетическая, социальная деятельности выступали средствами организации жизни детей. Они все были связаны между собой, но системообразующим элементом был труд. Дети объединялись в различные клубы: столярный, сапожный, астрономический, биологический и другие. Каждый клуб имел свое название и разработанные детьми правила регулирования взаимоотношений. Всем этим правилам строго следовали и взрослые, руководители клуба. Решения, принятые на собрании клубов и общем собрании, считались обязательными. Природная и социальная среда рассматривались как фактор развития ребенка. Среда сельской местности оценивалась в качестве более благоприятного стимула для саморазвития, самораскрытия личности. Влияние ребенка на среду в этот период не исследовалось. Таким образом, все структурные элементы воспитательной системы «Сетлемента» подчинялись решению поставленной цели: создать максимально благоприятные условия для самовыражения личности и ее реализации [6; c. 77].

Однако по мере накопления опыта С. Т. Шацкий все более осознает роль социальных и природных факторов в воспитательном процессе, что приводит к изменению цели. Принципиально по-новому формируется цель созданной уже после революции Первой опытной станции по народному образованию на основе школы — колонии «Бодрая жизнь» в Калужской губернии (1919−1931). Согласно его концепции, необходимо не только учитывать и использовать в воспитании окружающую среду, но и непременно включать детей в ее преобразование на основе знаний, полученных в школе.

Цель, поставленная С. Т. Шацким, потребовала создания принципиально новых организационных структур. Состав Первой опытной станции включал все типы воспитательных учреждений: детские ясли и сады, начальную школу, интернат, клуб, читальню. Создается подсистема исследовательских учреждений: группа по изучению экономики и быта, педологическая группа, подсистема, обеспечивающая подготовку и повышение квалификации педагогов. Появляется педтехникум, летние курсы для учителей, курсы — съезды для учителей, которых собирали сотрудники Первой опытной станции с целью координации работы, обмена опытом. Важную роль играла подсистема пропаганды накопленного опыта, включавшая издательский отдел, выставку — музей, обеспечение экскурсантов методической литературой и ознакомление с существующими на станции формами работы. В соответствии с целями всеми делами опытной станции управлял организационный комитет, выбираемый общим собранием сотрудников.

На последнем этапе деятельности (1929−1931) С. Т. Шацким большое внимание стало уделяться участию школы в преобразовании общественных отношений. Возникает третья модель воспитательной системы под влиянием требования форсировать темпы социального строительства. Цель воспитания С. Т. Шацкий определяет следующим образом: сформировать нового человека, активно участвующего в колхозном строительстве. На первый план выдвигается общественно-полезная деятельность, направленная на создание колхозов, участие детей в посевной кампании, агитацию родителей вступать в колхоз, участие детей в ремонте обобществленной техники [11; c. 86].

Именно в этот период возникает превалирование общественной работы над учебной. Включенный в различные кампании учитель оказывается не в состоянии на достаточно высоком уровне организовать учебную деятельность. Возникает и начинает проводиться в жизнь идея превращения станции в «культ-комбинат», включавший все культурные учреждения района: средства массовой коммуникации, больницы, спортпункты. Крестьяне активно сопротивлялись деятельности школы и школьников. Попытка С. Т. Шацкого создать детские колхозы и через них организовать самоуправление школьников вызвала резко отрицательное отношение сверху, со стороны партийных органов, и снизу, со стороны родителей. Все это закончилось крахом воспитательной системы, и в 1932 году опытная станция была расформирована. Л. И. Новикова, подчеркивая значимость созданной С. Т. Шацким воспитательной системы, отмечает, что определяющая роль в ней принадлежала целям по отношению к средствам. Цели, поставленные руководителями Первой опытной станции на последнем этапе ее существования, деформировали средства и привели к краху воспитательной системы [10; с. 99].

Анализ опыта С. Т. Шацкого по построению школы как воспитательной системы позволяет выделить характерные особенности ее содержания: организация учения с ориентацией на интересы ребенка, последовательная индивидуализация процесса обучения и воспитания, группировка материала вокруг специально отобранных тем (идея комплексов), поиски новых способов обучения, привлечения самих учащихся к организации своей жизни. Воспитательной системе были присущи высокая духовность, глубокое понимание значимости человеческой личности, тесная связь с запросами, интересами, потребностями не только детей, но и окружающей общественной среды, создание коллективов учащихся и учителей на основе гуманистических отношений, творческого сотрудничества.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Простой» вопрос: рождается ли ребенок свободным? Ответ: потенциально — да, актуально — нет. Свобода — не «кусочек пустого пространства», но некая медленно расправляющаяся, проклевывающаяся в человеке внутренняя сила. И это есть, во-первых, активная, творческая и, во-вторых, индивидуальная сила. Свобода не есть способ наиболее эффективно «обороняться, отбиваться от мира», напротив — это способность сделать в мире нечто новое, по-своему. И тогда уясняется, что свобода не блокирует от мира, но, наоборот, интегрирует в мир. Произвольные поступки, в отличие от свободных, всегда случайны и реактивны, они суть пассивная реакция на влияния мира: «тебя шарахнуло оттуда, вот ты и дернулся туда». Свободный же поступок отличается самобытностью. Поэтому свободное действие каждого конкретного человека одновременно и непредсказуемо, и предсказуемо. Непредсказуемо в том смысле, что свободный человек творит и поступает по-новому, по-своему, так, как до него никто еще не поступал, его действия окрашены его уникальной индивидуальностью. И одновременно я, если хотя бы отчасти знаю этого свободного человека, могу сказать: «а вот этого он никогда не сделает». Здесь нет полной определенности, и понятно почему, ибо индивидуальность в каждый момент частично уже раскрыта, а частично еще ждет своей актуализации.

Педагогика, со всем своим арсеналом «содержания и методов», научных знаний и организационных форм, может убить, заморозить эту потенцию, эту творческую внутреннюю силу — или, наоборот, может охранить, вскормить и взрастить ее. Человек, однако, не ангел и не Бог, жизнь земная — не рай, а потому на авансцену выходит вопрос: как возможно организовать «малое» школьное принуждение так, чтобы оно вело человека к постепенному освобождению от тотального внешнего принуждения и одновременно ко все более полной его индивидуальной интеграции с миром? Проблема педагогики свободы — это не проблема выбора одной из двух крайностей, но проблема мудрого и изящного баланса.

Педагогика свободы тогда выступает как практическое искусство, как работное мастерство, — а не просто как радикальная идеология. Выражаясь иным языком, педагогика свободы есть своего рода трудный «гуманитарный бизнес», в котором всегда будут убытки и прибыли, — но его надо вести так, чтобы «положительное сальдо» свободы вырастало за тот или иной «отчетный период».

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Большой педагогический словарь/ под ред. Антонова А. П. — М.: «Педагогика», 2002.

2. Гончаров Н. К. Историко-педагогические очерки/Н.К. Гончаров — М.: «Академия педагогических наук», 2003.

3. Дворцов, А.Т. Жан-Жак Руссо/А.Т. Дворцов -М.: «Наука», 2000.

4. Длугач Т. Б. Подвиг здравого смысла, или Рождение идеи суверенной личности (Гольбах, Гельвеций, Руссо) — М.: Наука, 1995.

5. Ж-Ж. Руссо Избранные педагогические сочинения. Т.2. /Ж.Ж. Руссо -М.: «Педагогика», 2002.

6. История образования и педагогической мысли: Учеб. Для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Изд-во ВЛАДОС — ПРЕСС, 2003. — 352 с.

7. Лордкипанидзе, Д. Ж-Ж Руссо /Д. Лордкипанидзе — М.: «Педагогика», 2000.

8. Монорев, А. П. Педагогика. /А.П. Монорев -М.: «Правда», 2001.

9. Пискунов, А. И. Хрестоматия по истории зарубежной педагогики/А.И. Пискунов — М.: «Просвещение», 2001.

10. Теория и практика школьных воспитательных систем / Редкол: Л. И. Новикова и др. М.: Новая школа, 1996. 160 с.

11. Шацкий, С. Т. Избранные педагогические сочинения: В 4 т. / С. Т. Шацкий. — М.: «Педагогика», 1980.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой