Либеральные и консервативные тенденции внутренней политики Александра I

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Либеральные и консервативные тенденции внутренней политики

Александра I

Содержание

Введение

Глава 1. Либеральные тенденции внутренней политики Александра I. «Дней Александровых прекрасное начало»

1.1 Негласный комитет

1.2 Крестьянский вопрос

1.3 Реформа народного образования

1.4 Цензура

1.5 Преобразование органов центрального управления

1.6 М.М. Сперанский

1.7 План М. М. Сперанского государственного управления России

1.8 Записка «О древней и новой России» Н.М. Карамзина

1.9 Опала М. М. Сперанского

Глава 2. Консервативные тенденции внутренней политики Александра I. «Аракчеевщина».

2.1 Военные поселения

2.2 Поворот к реакции

2.3 Итоги реакционного политического курса Александра I

Заключение

Библиография

Введение.

Внутренняя политика царей прослеживается на протяжении уже нескольких столетий. В этой же работе мы рассмотрим деятельность царя Александра I, правившего с 1801 по 1825 гг. Он запомнился нам как первый либерально настроенный правитель. Именно с его именем связано возникновение либерализма, как политической идеологии. Именно он попытался провести реформы не «сверху», как это делали его предшественники, а реформы «снизу», реформы для своего народа.

Время его царствования можно разделить на два периода: либеральные тенденции внутренней политики и консервативное (радикальное) направление. Эти периоды связаны с именами таких государственных деятелей, как М. М. Сперанский и А. А. Аракчеев (две противоположные личности, которые были советниками и наставниками государя).

Мы рассмотрим эти два периода более подробно и попытаемся провести сравнительный анализ реформизма Александра I на разных этапах его политической деятельности, и выявить контрастные шаги на пути реформации модернизации.

Тема курсовой, на наш взгляд, актуальна именно потому, что реформы Александра I не имеют однозначного толкования, и поэтому в работе рассматриваются противоречивые стороны его политики. Ведь вслед за либеральными государственными переустройствами последовала череда радикализма, которая в очередной раз притормозила ход политического и исторического развития России.

Главной целью исследования данной курсовой работы является изучение реформ Александра I с дальнейшим определением принадлежности той или иной политической идеологии и определяющих факторов всех политических процессов. Другой целью нашей работы является сравнительная характеристика двух направлений рассматриваемого периода — либерализма и консерватизма.

Реализация поставленных целей предусматривается решением следующих задач:

1. определение и сущность каждой работы;

2. области реализации реформ;

3. разделение на два этапа, с учетом сущности политической идеологии;

4. сравнительная характеристика и глубокий анализ реформ;

5. Итоги, выводы, последствия.

Новизна этой работы заключается в подробном анализе и распределении всех политических действий Александра I, в актуальности темы как учебного пособия по управлению государством. В анализе предлагаемых реформ государственными советниками императора и влияние их на политическую жизнь российской империи.

Структура курсовой работы обуславливается целями и задачами исследования. Состоит из введения, двух глав, где первая глава содержит девять подглав, а вторая — три, заключения и библиографии. Общий объем курсовой работы составляет 42 страницы. Библиография прилагается.

Глава 1. Либеральные тенденции внутренней политики Александра I. «Дней Александровых прекрасное начало»

Российский либерализм как официальный политический курс сформировался в период правления Александра I. «Наблюдая Александра I, — писал А. О. Ключевский, — мы наблюдаем целую эпоху не русской только, но и европейской истории, потому что трудно найти другое исторической лицо, на котором бы встретилось столько разнообразных влияний тогдашней Европы»

Тираническое правление Павла I вызвало острое недовольство в кругах дворянства, интересы которого были сильно ущемлены. К тому же при непредсказуемом поведении Павла I никто не мог чувствовать себя в безопасности. Уже к середине 1800 г. Против Павла возник заговор, который сначала возглавил вице-канцлер Н. П. Панин, а после его ссылки — петербургский военный губернатор П. А. Пален. В ночь на 12 марта 1801 г. Группа гвардейских офицеров из числа заговорщиков беспрепятственно проникла в Михайловский замок и покончила с Павлом. На престол вступил старший сын Павла — Александр. Характер нового императора весьма серого подметил А. С. Пушкин. Уже после смерти Александра I, в 1829 году, обратившись к его бюсту (стихотворение «К бюсту завоевателя») с такими словами:

Напрасно видишь туту ошибку:

Рука искусства навела

На мрамор этих уст улыбку,

А гнев на хладный лоск чела.

Недаром лик сей двуязычен,

Таков и был сей властелин:

К противочуствиям привычен,

в лице и в жизни арлекин.

Александр был любимым внуком Екатерины II, которая сама руководила его воспитанием. Ею были приглашены лучшие преподаватели и в числе их выписанный из Швейцарии Ф. Ц. Логарп — высокообразованный, приверженец идей просвещения и республиканец по взглядам. В его должности «главного воспитателя» он состоял при Александре 11 лет. Знакомя своего воспитанника с понятием о «естественном» равенстве людей, беседуя с ним о преимуществе республиканской формы правления, о политической и гражданской свободе, о «всеобщем благе», к которому должен стремиться правитель, Лагарп тщательно обходил реалии крепостной России. Главным образом он занимался нравственным воспитанием своего ученика. Впоследствии Александр I говорил, что всем, что есть у него хорошего, он обязан Лагарпу. Но более действенной школой воспитания будущего императора явились те условия и атмосфера, которые окружали его с самого раннего детства, — враждовавшие между собой «большой двор» Екатерины II в Петербурге и «малый двор» отца Павла Петровича в Гатчине.

Необходимость лавировать между ними приучила Александра, меткому выражению Р. О. Ключевского «жить на два ума, держать две породные физиономии», развила в нем скрытность, недоверчивость к людям и осторожность. Обладая незаурядным умом, изысканными манерами и, по отзывам современников, «врожденным даром любезности», он отличался виртуозной способностью расположить к себе людей различных взглядов и убеждений, ловко пользоваться людскими слабостями. Он умел играть «в откровенность» как надежное средство управлять людьми и подчинять их свой воле. «Сущий правитель», — говорил о нем М. М. Сперанский. Наполеон уже будучи на острове Святой Елены, так отзывался об Александре: «Царь умен, изящен, образован; он легко может очаровать, но этого надо опасаться; он не искренен; это настоящий византиец времени упадка Империи… Он может далеко пойти. Если я умру здесь, он станет моим настоящим наследником в Европе». Современники отличали и такие черты характера Александра, как упрямство, подозрительность, большое самолюбие и стремление «искать популярности по любому поводу», а исследователи его биографии усматривали в нем «странное смешение философских поверий XVIII века с принципами прирожденного самовластия».

Александр I вступил на престол в 23-летнем возрасте, но уже со сложившимися взглядами. В манифесте 12 марта 1801 года он объявил, что будет управлять «Богом вверенным» ему народом «по законам и по сердцу в Бозе почивающей августейшей бабки нашей Екатерины Великия».

Александр начал с того, что восстановил отмененные Павлом I «жалованные» грмоты1785 года дворянству и городам, дворянские выборные корпоративные органы — уездные и губернские собрания дворян, освободил их от телесных наказаний, введенных Павлом I; была упразднена наводившая уже Тайная экспедиция, занимавшаяся сыском и расправой; освобождены содержавшиеся в Петропавловской крепости узники. Были возвращены из ссылки до 12 тысяч опальных или репрессированных Павлом чиновников и военных, была объявлена амнистия всем, кто бежал за границу от Павловских репрессий. Были отменены и другие раздражавшие дворянство Павловские указы, например, носить круглые французские шляпы, выписывать иностранные газеты и журналы. В городах исчезли виселицы, к коим прибивали доски с именами опальных. Было разрешено вновь открывать частные типографии и дозволить их владельцам издавать книги и журналы.

Александра I торжественно провозгласил, что в основе его политики будет не личная воля или каприз монарха, а строгое соблюдение законов. Так, в манифесте 2 апреля 1801 года об упразднении Тайной экспедиции говорилось, что отныне положен" надежный оплот злоупотреблению" и что «в благоустроенном государстве все поступления должны быть объемлемы, судимы и наказуемы общею силою закона». При каждом удобно случае Александр любил говорить о приоритете законности. Населению были обещаны правовые гарантии от произвола. Все эти заявления Александра I имели большой общественный резонанс. Вообще идея законности тогда была главнейшей во взглядах представителей различных направлений общественной мысли — от Карамзина до декабристов.

В первые годы царствования Александра I стояли не только устранения последствий тирании Павла I, и усовершенствование государственного строя в новой исторической обстановке, когда вообще всем европейским монархиям приходилось считаться с новым «духом времени» — с влиянием идей века Просвещения и французской революции на умы, проводить гибкую политику уступок и даже преобразований. Любопытно заявление Александра I: «Самое могучее оружие, коим пользовались французы и которым они еще грозят всем странам. Это общее убеждение, которые они сумели распространить. Что их дело есть дело свободы и счастья народов», поэтому «истинный интерес свободных властей требует, чтобы они вырвали из рук французов это оружие и, завладевши им, воспользовались им против их самих».

В русле этих намерений и проводилась политика Александра I в первое десятилетие его царствования. Вряд ли ее следует рассматривать всего лишь как «заигрывание с либерализмом». Это была политика преобразований — в первую очередь в центральном управлении (его реорганизация), в сфере просвещения и печати, в меньшей степени в социальной области.

1. 1 Негласный комитет

Для проведения этого нового политического курса Александру I были нужны энергичные и деятельные советники. Уже в первый год своего царствования он призвал к себе «друзей юности» -- представителей молодого поколения родовитой дворянской знати: Павла Строганова («первого якобинца» и поклонника Бонапарта), его двоюродного брата Николая Новосильцева (старшего из всех, отличавшегося энциклопедической образованностью), молодого графа Виктора Кочубея (который хотя и «не блистал талантами», но был полезен «чиновничьей изощренностью») и Адама Чарторыйского (бескорыстного, честного, приходившегося двоюродным братом последнему польскому королю Станиславу Понятовскому и мечтавшего с помощью Александра I о восстановлении независимости Польши). Они и составили летом 1801 г. «интимный кружок», или Негласный комитет. Комитет не носил официального статуса государственного учреждения, но в первые годы царствования Александра имел значительный вес и в основных чертах определил программу преобразований.

Этот дружеский кружок сложился еще в 1797 г. Собираясь тайно из-за опасения Павловских репрессий, члены кружка говорили о необходимости устранения деспотизма в России, отмене «рабства» крестьян, о предпочтительности республики. Но с воцарением Александра I тон их разговоров изменился. Члены Негласного комитета хотя и понимали необходимость преобразований, строили планы реформы государственного аппарата, облегчения участи крепостных крестьян, издания «Жалованной грамоты народу» (нечто вроде конституции), однако исходили из основ незыблемости абсолютизма.

Хотя Комитет был «негласным», о нем знали и говорили многие, да и сам Александр I не делал из него тайны. Оппозиция из сановных екатерининских вельмож окрестила Комитет «якобинской шайкой». Кстати, повод к такому нелестному эпитету Комитета подал сам Александр I, в шутку назвавший его «комитетом общественного спасения». С июня 1801 г. по май 1802 г. Комитет собирался 35 раз, но в 1803 г., проведя всего 4 заседания, он был закрыт.

Александр I к этому времени уже прочно чувствовал себя на троне, и намеченную программу преобразований проводил сам, не нуждаясь в советниках.

1.2. Крестьянский вопрос

Уже в первый год своего царствования Александр I вопрос без какого-либо указа или манифеста прекратил практику раздачи казенных крестьян в частные руки. Во время его коронации в сентябре 1801 г. не последовало таких раздач, на которые надеялись некоторые приближенные к императору лица и которые ранее обыкновенно проводились при коронациях императоров. Когда один из сановников (герцог А. Вюртембергский, родственник царя) обратился к Александру I с просьбой о пожаловании ему имения, тот ответил: «Русские крестьяне большею частию принадлежат помещикам; считаю излишним доказывать унижение и бедствие такого состояния, и потому я дал обет не увеличивать число этих несчастных и принял за правило не давать никому в собственность крестьян».

Это отнюдь не означало, что казенные крестьяне были гарантированы от перевода их на положение крепостных. В 1810--1817 гг. в связи с тяжелым финансовым положением империи было продано в частные руки свыше 10 тыс. мужского пола казенных крестьян; в Белоруссии и на Правобережной Украине широко практиковалась сдача их в аренду частным лицам. Казенных крестьян закрепощали и другими путями: например, переводили в удельное ведомство, приписывали к казенным фабрикам и заводам, наконец, обращали военных поселян (что на практике оказалось наиболее тяжелой формой закрепощения).

20 февраля 1803 года был издан указ о вольных хлебопашцах. Он предусматривал освобождение крепостных крестьян на волю за выкуп с землей целыми селениями или отдельными семействами по обоюдному согласию с помещиком. Впрочем, помещики и раньше могли откупать по своему желанию крестьян на волю за выкуп, но указ 1803 года был призван поощрить помещиков к расширению такой практики, причем с обязательным условием наделения крестьян землей в собственность. Вольные хлебопашцы не выходили из статуса податного сословия; они уплачивали подушную подать, несли другие государственные денежные и натуральные повинности, включая и рекрутчину.

Реальные результаты указа 1803 года были не значительными; за время царствования Александра I было заключено 160 сделок, по которым выкупились на волю 47 тысяч душ мужского пола крестьян (менее 0,5%). Всего же за время действие указа (до 1858 года) выкупили 152 тысячи душ (около 1. 5%). Причина этого заключалась не только в не желании многих помещиков предоставить крестьянам свободу даже за выкуп, но из-за тяжелых финансовых условий выкупа: цена выкупа одной души мужского пола в то время составляла около 400 рублей ассигнациями (100 рублей серебром), т. е. 15 — 20 годовых оброков. Обычно получившие свободу на основании этого указа были не в состоянии внести сразу всю выкупную сумму, и договоры об отпуске на волю содержали кабальные условия: рассрочка выкупа под высокие проценты, отработки и пр. В указе так же говорилось: «Если крестьянин или целое селение не исполнит своих обязательств, то возвращаются с землею и семейством по-прежнему».

В первое десятилетие царствования Александра I были изданы указы, направленные на ограничение помещичьего произвола и смягчение крепостного права. Однако все они носили паллиативный характер. Так, указ 1801 года запрещал публиковать объявления о продаже дворовых. Сама же практика их продажи не запрещалась; только в публикуемых объявлениях сообщалось, что такой-то не «продается», а «отдается взаймы». Указ 1801 года запрещал продавать крестьян на ярмарках «в розницу», а указ 1809 года отменял право помещиков слать своих крестьян в Сибирь за маловажные проступки. Подтверждалось правило: если крестьянин единожды получил свободу, то он не мог быть вновь закрепощен. Крестьянам, не законно записанным за помещиком, предоставлялось право возбуждать иски о предоставлении свободы. Получали свободу крепостные крестьяне, вернувшиеся из плена или из-за границы. Взятый по рекрутскому набору крестьянин так же считался свободным и по окончанию сроки службы не мог быть возвращен к своему владельцу. Помещик по закону был обязан кормить своих крестьян в голодные годы. Крестьяне с дозволения помещика получали право торговать, брать векселя, заниматься подрядами.

В 1804 -1805 гг. был проведен первый этап аграрной реформы в Остезейском крае — в Латвии и Эстонии. 20 февраля 1804 года было издано положение о лифляндских крестьянах, распространенное в 1805 году на Эстонию. Крестьяне — «дворохозяева» объявлялись пожизненными и наследственными держателями своих земельных наделов, за которые они обязаны были отбывать владельцу земли барщину или оброк. Ограничение, однако, не распространялось на безземельных крестьян («Братков»).

Уступкой новым социально-экономическим условиям в стране явился указ 12 декабря 1801 года о предоставлении права покупки земли и другой недвижимости купцам, мещанам, духовенству, государственным крестьянам (помещичьи и удельные крестьяне такое право получили в 1848 году). Тем самым нарушалось, хотя не значительно, монополия дворянства на земельную собственность. По приблизительным подсч6етам к моменту отмены крепостного права дворяне продали лицам других сословий менее 3% своей земли.

1.3. Реформа народного образования

В 1803 -1804 гг. была проведена реформа народного образования. Согласно указу 26 января 1803 года «Об устройстве училищ» в основу системы образования были положены принципы бессословности, бесплатности обучения на низших его ступенях, преемственности учебных программ с тем, чтобы окончивший низшую ступень мог беспрепятственно поступить в высшую. Низшей, первой ступенью явилось одноклассное приходское училище, второй — уездное трехклассное училище, третьей — шестиклассная гимназия в губернском городе. Было образовано 6 учебных округов, возглавляемых попечителями, которых назначал император. Однако попечитель выполнял лишь функции надзора и контроля над учебными заведениями во временном ему округе. По существу же всем учебным процессам в округах ведали университеты: они разрабатывали учебные планы и выпускали учебники, имели право назначать учителей в гимназии и училища своих округов.

Указ 1803 года предусматривал также и меру, стимулирующую получение образования. Один из пунктов указа гласил, что по истечении пяти лет после издания указа «никто не будет определен к гражданской должности, требующей юридических и других познаний, не окончив учения в общественном или государственном училище».

Помимо основанного в 1755 году Московского университета в первые годы XIX века были созданы еще пять: в 1802 году Дерптский (ныне Тартуский), в 1803 году на базе Главной Виленской гимназии Виленский, в 1804 -1805 гг. также на базе гимназий — Казанский и Харьковский университеты. В1804 году был основан Петербургский педагогический институт, преобразованный в 1819 году в университет. Изданный 5 ноября 1804 года Устав университетов представлял университетам значительную автономию: выборность ректора и профессуры, собственный университетский суд, невмешательство администрации в дела университетов.

Университеты имели четыре отделения (факультета):

1) нравственных и политических наук (богословие, правоведение, философия, политэкономия);

2) физических и математических наук (математика, астрономия, физика, химия, минералогия, ботаника, агрономия);

3) врачебных и медицинских наук (анатомия и врачебное дело, ветеринария);

4) словесных наук (классическая и современная филология, российская и всеобщая история, археология, статистика и география).

В Петербургском педагогическом институте, приравненном к университетам, вместо медицинского было создано восточное отделение. При университетах учреждались пансионы для подготовки к поступлению в университет лиц, получивших домашнее образование или же окончивших уездные училища. Университеты готовили преподавателей гимназий, кадры чиновников для гражданской службы, специалистов-медиков. Наиболее способных из числа окончивших университеты оставляли «для подготовки к профессорскому званию».

Вначале при недостатке преподавательских кадров, особенно в университетах, основанных на базе гимназий, обязанности профессоров выполняли учителя этих гимназий. В крупные университеты (например, в Московский) приглашались иностранные ученые, преимущественно профессора из немецких университетов. Большинство их были преданны науке, честно служили России, которая стала для них второй родиной.

К университетам приравнивались привилегированные средние учебные заведения гуманитарного профиля -- лицеи: открытый на средства заводчика А. П. Демидова в 1805 г. в Ярославле Демидовский лицей, в 1809 г. -- Ришельевский в Одессе ив 1811 г. -- Царскосельский. В 1810 г. были основаны Институт инженеров путей сообщения в Петербурге и в 1804 г. Московское коммерческое училище -- так было положено начало высшему специальному образованию (до этого существовали основанная в 1757 г. Императорская Академия художеств в Петербурге и открытый там же в 1773 г. Горный институт). Была расширена система военного образования, преимущественно через кадетские корпуса -- закрытые средние военные учебные заведения для детей дворян.

1.4. Цензура

9 июля 1804 года был издан Устав о цензуре, который считается самым «либеральным» в России XIX века. Цензуру проводили цензурные комитеты при университетов из профессоров и магистров. Общее руководство цензурными комитетами осуществляло Министерство народного просвещения. Цензорами рекомендовалось руководствоваться «благоразумным снисхождением, удаляясь от всякого пристрастного толкования сочинений или мест в оных, которые по каким-либо причинам кажутся подлежащими запрещению; когда место, подверженное сомнению имеет двоякий смысл, в таком случае лучше истолковать оное выгоднейшим для сочинителя образом, нежели его преследовать». Авторы и издатели получали право обжалования действий цензоров в Главном управлении училищ при министерстве народного просвещения.

Цензурные послабления в первые годы царствования Александра I способствовали расширению издательской деятельности. Появился ряд новых журналов и литературных альманахов, увеличилось издание переводов иностранной литературы. По инициативе самого Александра I за счет казны произведения известных западноевропейских просветителей — философов, экономистов, юристов — А. Смита, Дж. Бентама, Ш. Делольма, Ш. Монтескье. Позже декабристы на следствии постоянно указывали на этих авторов, из произведений которых они заимствовали «первые вольнодумческие мысли». Однако вскоре последовали изменения в цензурной практике в сторону ужесточения. С учреждением в 1810 году Министерства полиции на него были возложены некоторые цензурные функции и контроль за цензурными учреждениями.

Ряд мер либерально характера был осуществлен в области конфессиональной политики. В 1801 году Александра I заявил о соблюдении веротерпимости по отношению к не относящимся к православию концессиям. В 1803 году был снят запрет на учреждение и деятельность масонских лож.

1. 5 Преобразование органов центрального управления.

В 1801--1811 гг. было проведено преобразование органов центрального управления. 30 марта 1801 г. был учрежден Непременный (постоянный) совет -- совещательный орган при императоре для обсуждения важнейших государственных вопросов. Он заменил собой прежний Совет при высочайшем дворе, собиравшийся от случая к случаю. Непременный совет состоял из двенадцати титулованных сановников, назначаемых императором. Однако этот Совет не играл серьезной роли в центральной администрации.

Сенат был восстановлен в своих прерогативах высшего судебно-административного органа и «хранителя законов». В 1802 г. был издан указ о правах Сената, который объявлялся верховным органом в империи, сосредоточившим в себе высшую административную, судебную и контролирующую власть. Ему предоставлялось право делать «представления» по поводу издаваемых указов, если они противоречили другим законам. Однако первая же попытка Сената возразить против царского указа 1803 г. о введении обязательной 12-летней службы дворян, не достигших офицерского чина (указ противоречил «Жалованной грамоте дворянству»), вызвала резкое недовольство императора, а Сенату было «разъяснено», что он может делать возражения лишь по ранее изданным законам, а не по настоящим и бедующим.

В 1802 -1811 гг. в два этапа была проведена министерская реформа. Старые петровские коллегии, ликвидированные Екатериной II и восстановленные Павлом I, уже не отвечали усложнившимся задачам управления страной. Манифестом 8 сентября 1802 года учреждалось 8 министерств: военно-сухопутных сил, морских сил, внутренних дел, иностранных дел (до 1832 года оно еще сохраняло название Коллегии иностранных дел), юстиции, финансов, коммерции и народного просвещения. В отличие от коллегий министерства управлялись единолично министром, назначаемым императором и лично перед ним ответственным. Учреждение министерств знаменовало собой дальнейшую бюрократизацию управления и усовершенствование центрального аппарата управления. Каждый министр имел заместителя (товарища министра) и канцелярию. Министерства подразделялись на департаменты, возглавляемые директорами, департаменты — на отделения во главе с начальником отделений, а отделения — на столы во главе со столоначальниками. Для совместного обсуждения дел учреждался Комитет министров. Первыми министрами и товарищами министров были назначены как представители старой, екатерининской, знати (Г.Р. Державин, н.с. мордвинов, П. В. Завадовский и др.), так и новой, в том числе «молодые друзья» Александра I (Н.Н. Новосильцев, В. П. Кочубей, А. Чарторыйский, С. М. Воронцов, П.А. Строганов).

Первоначально структура и функции министерств еще не были четко определены. Они были подробно разработанном в утвержденном царем 25 июня 1811 года «Общем учреждении министерств», которое знаменовало собой завершение министерской реформы. К этому времени число министерств увеличилось до двенадцати. Были добавлены Министерство полиции и приравненные к министерствам Государственное казначейство. Главное управление духовных дел разных исповеданий (не входивших в ведение Святейшего Синода), Главное управление ревизии государственных счетов и Главное управление путей сообщения (позже переименованной на Министерство путей сообщения). Упразднялось Министерство коммерции — его функции передавались Департаменту мануфактур и торговли Министерства финансов. Все министры (по должности) входили в состав Сената. Закон устанавливал точнее разграничение функций каждого министерства, единые принципы их структуры и общий порядок прохождения дел в них, проводил принцип строгого единоначалия и подчиненности внутри министерских подразделений, определял взаимоотношение министерств с другими органами государственного управления. При министре создавались канцелярия во главе с директором «для рассмотрения дел, требующих по важности их общего соображения, до всех департаментов относящихся», и Совет министра, в состав которого входили все директора департаментов. При необходимости в Совет министра приглашались в качестве экспертов ученые, инженеры, заводчики, купцы.

В каждом департаменте из начальников отделений составлялось обще присутствие. Департаменты представляли министру ежемесячные ведомости о решенных и нерешенных делах. Кроме того, министр мог в любое время провести проверку вверенных ему структурных подразделений. Власть министра была «единственно исполнительная». Он не мог вводить даже по своему ведомству «никакой новый закон, никакой свое учреждение» и не имел права отменять «прежния». В своих действиях он подчинен только императору и только пред ним был ответственен. Если распоряжения министра противоречили актам, утвержденным императором, то чиновники министерства были обязаны сообщить о том в Сенат, но для привлечения к ответственности министра требовалась санкция императора. Затем специальная комиссия проводила следствие, но результатам которого министр мог быть отрешен от должности императором. Министр подлежал ответственности, если он отменял или что-либо делал в ущерб уставам и учреждениям, предписанным законом, или своим действием принимал такую меру, «которая требует нового закона или постановления.

1. 6 М.М. Сперанский

В 1807 году на арену политической жизни страны выдвинулся Михаил Михайлович Сперанский (1772 — 1839). Среди политических деятелей дореволюционной России этому «русскому реформатору», по определению Н. Г. Чернышевского, принадлежит, бесспорно, первое место. Историческая значимость того, что сделал Сперанский, определяется не только разработкой далеко идущих планов государственного преобразования России, но и его многограновой деятельностью политика-практика, талантливого администратора, а так же кодификатора законов и теоретика права. Выходец из семьи бедного сельского священника Владимирской губернии, Сперанский, благодаря своему выдающемуся уму, энциклопедической эрудиции, энергии и необычайной работоспособности, быстро сделал блестящую служебную карьеру. Службу он начал еще при Павле I в должности начальника канцелярии генерал-прокурора А. Б. Куракина. В 1803 году Сперанский уже директор одного из департаментов министерства внутренних дел, который управлял тогда В. П. Кочубей.

Поворот в дальнейшей карьере Сперанского произошел в связи со следующим событием. В конце 1806 года Кочубей, будучи больным, вместо себя с докладом по министерству послал к императору Сперанского. Доклад произвел самое благоприятное впечатление на Александра I, который был изумлен его ясностью и изяществом стиля. А после беседы ним, император сразу оценил его незаурядный ум. Сначала Александр приблизил к себе Сперанского как «делового секретаря», а затем сделал его своим ближайшим помощником — стал давать ему более важные поручения, брать с собой в частые поездки.

1808--1811 годы -- время могущества и славы Сперанского, который в это время был фактически вторым, после императора, лицом в государстве, вершителем внутренней политики и автором многих задуманных или проведенных преобразований. Он назначается членом Комиссии для составления законов, товарищем министра юстиции, входит в состав многочисленных комитетов, учреждавшихся по разным вопросам. Все современники Сперанского единодушно свидетельствуют, что никто не мог, как он, с таким блеском и строгой логикой написать доклад или проект, оформить текст закона. Все важнейшие тексты законов за пятилетие (1807--1812) были составлены или отредактированы Сперанским.

В конце сентября 1808 г. Александр I, отправляясь на встречу с Наполеоном в г. Эрфурт, взял с собой Сперанского. Здесь Сперанский имел несколько «приватных» бесед с Наполеоном и его министром иностранных дел Ш. Талейраном. По свидетельству сопровождавшего Наполеона герцога Г. Бассано, Наполеон, восхищенный умом Сперанского, обратившись к российскому императору, сказал: «Какого человека вы имеете при себе! Я отдал бы за него любое королевство!» После Наполеон отзывался о Сперанском как о «единственно светлой личности» в России.

По возвращении из Эрфурта Сперанский становится наиболее приближенным к императору лицом. Александр проводил с ним целые вечера в чтении и обсуждении проектов и записок по разным вопросам, составленных ранее либо самим Сперанским, либо представленных другими лицами: об устройстве администрации, совершенствовании законодательства и даже «о предметах научных и религиозных». Все сразу заметили возросшее могущество и влияние Сперанского, что возбуждало зависть, а затем и ненависть придворной камарильи к этому «поповичу».

1. 7 План М. М. Сперанского государственного управления России

В декабре 1808 г. Александр I поручил ему составление Плана государственного преобразования России. Сперанский принялся за разработку проекта с присущими ему энергией и обстоятельностью, веря в возможность осуществления разрабатываемой им реформы. Он весь ушел в дело, отдавая ему всю силу своего ума. Александр передал ему все материалы Негласного комитета, проекты и записки, поступившие в Комиссию составления государственных законов. Сам Сперанский, по его свидетельству, «изучил все существующие в мире конституции» и ежедневно встречался с императором, с которым обсуждал каждый параграф плана.

В октябре 1809 г. проект под названием «Введение к уложению государственных законов» был готов и представлен императору. Во вводной части проекта Сперанский подчеркнул неотложность преобразований. Французская революция и революционные потрясения в других странах, писал он, показывают, что такая же опасность грозит и России. Поэтому для предотвращения такого исхода событий необходимы радикальные преобразования, ибо возможность «исправить зло частными мерами миновала». Цель плана Сперанского заключалась в том, чтобы модернизировать и европеизировать российскую государственную машину путем введения буржуазных по существу норм, однако при сохранении самодержавной власти императора.

В основу государственного устройства страны по плану Сперанского был положен принцип разделения властей -- на законодательную, исполнительную и судебную при верховенстве власти самодержавного монарха. План предлагал четкую структуру всех трех видов власти на всех уровнях начиная с волости -- первичной административной единицы.

В волостном центре один раз в три года созывается первое звено местного распорядительного органа власти -- Волостная дума, в которую избираются представители от всех владельцев недвижимой собственности (независимо от сословной принадлежности), а также от казенных крестьян -- из расчета один представитель от 500 душ мужского пола. Волостная дума избирает своего председателя, секретаря, а также депутатов в Окружную думу. В центре округа -- окружном городе (в составе губернии предполагалось образовать от двух до пяти округов) созывается также один раз в три года Окружная дума, которая избирает, помимо председателя, главного секретаря, Окружной совет, Окружной суд и депутатов в Губернскую думу. Точно так же один раз в три года в губернском городе созывается Губернская дума, избирающая председателя, Губернский совет, Губернский суд и депутатов в высший представительный орган империи -- Государственную думу (она называлась также Думой империи). Председатель (или канцлер) Думы назначался императором из числа представленных ею трех кандидатов. В системе высших органов власти Государственная дума занимает положение, равное Сенату. Она собирается на свои заседания «без всякого созыва ежегодно в сентябре» и заседает столько времени, сколько потребуется повесткой дня. За императором закрепляется право прервать сессию Думы или распустить ее, назначив новые выборы. Государственная дума, по проекту Сперанского, не обладала законодательной инициативой. Последняя -- прерогатива «одной державной власти», т. е. императора, который и вносил на ее обсуждение законопроекты. Таким образом, хотя Государственная дума и называлась «законодательным учреждением», ее законодательные функции были существенно ограничены. На основе принципа выборности формировались первые три инстанции исполнительной власти -- волостные, окружные и губернские правления, избиравшиеся на волостных, окружных и губернских собраниях. Высшей исполнительной властью («Управление государственное») являлись министерства; министры и их «товарищи» (заместители) назначались императором.

Принцип выборности был положен и в основу формирования судебной власти: волостные, окружные и губернский суды избирались соответственно волостными, окружными и губернскими собраниями. Окружные и губернские суды состояли каждый из уголовного и гражданского отделений. В первых трех инстанциях вводились суд присяжных заседателей и гласное судопроизводство. Высшей судебной инстанцией является Сенат Судебный (при сохранении и Сената Правительствующего). В составе его были два департамента по гражданским и уголовным делам (по каждому из них в Петербурге и в Москве). Сенат Судебный был высшей контрольной, кассационной и апелляционной инстанцией в Империи. В него императором назначались лица из представленных губернскими думами кандидатов.

Высшим органом, призванным координировать деятельность законодательной, исполнительной и судебной властей, являлся Государственный совет — связующее звено между этими ветвями власти и императором. «Все законы, уставы и учреждения, — говориться в проекте, — в первых их начертаниях предлагаются и рассматриваются в Государственном совете и потом действие державной (императорской) власти поступают к предназначенному их совершению в порядке законодательном, судном и исполнительном». Члены Государственного Совета назначаются императором, который и председательствует в Совете. Ни один закон не может вступить в силу без утверждения его императором.

Рассматривая существующее разделение населения на привилегированные и непривилегированные сословия как «следствие феодального состояния». Сперанский все же считал правомерным «разделение состояний» (социальных категорий) по обладанию гражданскими и политическими правами. Под право занятий, передвижений, участия в судебных исках от своего имени, заключать разного рода имущественные сделки, под политическими — участие в государственном управлении. Гражданские права предоставляются всему населению, политические же — только тем, кто владеет недвижимой собственностью. В соответствии с этим Сперанский устанавливал следующее «разделение состояний»:

1. дворянство, как владельцы недвижимой собственности

2. «среднее состояние» (купцы, мещане, государственные мещане)

3. «народный рабочий» (помещичьи крестьяне, домашние слуги, ремесленные и рабочие люди")

4. «высшие», путем приобретения недвижимой собственности, а также посредством выслуги лет на военной или гражданской службе, так и потерю политических прав (например, для дворян — в результате суда и «публичного наказания», уклонения от службы, утраты своего имущественного положения).

В проекте обходился вопрос о крепостном праве, однако Сперанский, как видно по его другим запискам, стоял за его отмену в три этапа:

1. определение законом повинностей крестьян;

2. представление им права перехода от одного помещика к другому;

3. полная отмена крепостной зависимости;

Александр I признал проект Сперанского «удовлетворительным и полезным». Сперанский даже составил календарный план проведения в жизнь своего проекта (в течение 1810 -1811 г. г). Однако его проект встретил упорное сопротивление сенаторов, министров и других сановников, считавших его слишком радикальным и «опасным». Александр I, встретив сильное сопротивление со стороны правящих кругов, отклонил одобренный им План Сперанского.

1 января 1810 года был обнародован Манифест об учреждении Государственного совета, и в тот же год состоялось его открытие. Это был высший законосовещательный орган при императоре. В функции Государственного совета входили обсуждение внесенных в него законопроектов и «толкование» (разъяснение) смысла уже изданных законов, принятия мер к их проведению в жизнь через исполнительные органы власти, распределение по министерствам и ведомствам расходов на их содержание, рассмотрение годовых отчетов министров.

Государственный совет состоял из четырех департаментов:

1. департамента законов, рассматривающего общегосударственные законопроекты;

2. гражданских и духовных дел;

3. государственной экономии, в ведении которого находились вопросы финансов, промышленности, торговли и наук;

4. военного;

При Государственном совете Комиссия составления законов и Комиссия прошений. Для организации деятельности Государственного совета учреждалась Государственная канцелярия во главе с государственным секретарем — им был назначен Сперанский. Поскольку все законопроекты первоначально направлялись в эту канцелярию, где они «редактировались» перед обсуждением в Совете, канцелярия и особенно ее начальник Сперанский приобретали большой вес и влияние. Окончательное обсуждение законов проходило в Общем собрании Государственного совета — объединенном собрании департаментов. Законы вступали в силу только после утверждения их императором. При этом он мог внять мнению как большинства, так и меньшинства Совета, мог отвергнуть и то, и другое, приняв собственное решение. В состав Государственного совета входили министры (по их должности), а так же назначаемые императором лица из высших сановников. Во главе Государственного совета стоял назначаемый императором председатель, он же одновременно являлся и председателем Комитета министров. Если император присутствовал на заседании Государственного совета, то занимал место его председателя. Первоначально Государственный совет состоял из 25 членов, в 1825 году — из 36, в конце XIX веке в нем числилось свыше 70 членов. В виде законосовещательного органа при царе совет просуществовал до 20 февраля 1906 года, кода в связи с образованием законодательной палаты, а его состав существенно изменен.

Учреждением в 1810 году Государственного совета и преобразованием в 1811 году министерств завершилась реорганизация органов центрального управления, которые с некоторыми изменениями просуществовали вплоть до 1917 года.

Приближалась «гроза двенадцатого года». Необходимо было готовиться к тяжелой войне с сильным противником -- наполеоновской Францией. В первую очередь следовало укрепить финансовую систему. Из-за почти беспрерывных войн, которые вела Россия начиная с 1804 г., резко возросли военные расходы, а присоединение к континентальной блокаде Англии усугубило расстройство финансовой системы, находившейся в состоянии кризиса. Дефицит в бюджете возрос в четыре раза, ценность ассигнационного рубля по отношению к серебряному за 1804--1810 гг. упала с 80 до 25 коп.

Оздоровление финансовой системы было поручено Сперанскому. Он привлек к разработке плана финансовых реформ Н. С. Мордвинова и ряд профессоров -- знатоков финансового дела. В первую очередь были изысканы пути сокращения государственных расходов. Затем были повышены прямые и косвенные налоги: удвоены размеры подушной подати с крестьян, утроены -- с мещан; увеличены гильдейские сборы с купцов и за свидетельства на право торговли «торгующих крестьян»; повышены «питейные сборы», в 2,5 раза поднята цена на соль; увеличены пошлины на паспорта, гербовую бумагу, почтовые услуги; в Москве и Петербурге была введена пошлина на недвижимость. Было принято решение выпустить внутренний заем и приступить к продаже части казенных земель. Наконец Сперанский пошел на введение налога на помещичьи имения в размере 50 коп. с каждой ревизской души. Все эти меры позволили в течение 1810--1811 гг. увеличить государственный доход более чем вдвое и устранить угрозу финансового банкротства. Впоследствии (в 1813 г.) Сперанский писал императору, что если бы эти меры не были приняты, «то не только вести настоящую войну, но и встретить ее было бы не с чем».

Вместе с тем планы и деятельность Сперанского встретили мощное противодействие в консервативных дворянских кругах. Недовольство вызвали не только его реформы в управлении и финансовые меры, но и особенно ущемлявшие дворянство указы от 3 апреля и 6 августа 1809 г. о «придворных чинах» и об «экзаменах на чин», изданные по инициативе реформатора. Согласно первому указу, находившиеся в званиях камер-юнкера и камергера обязаны были избрать себе определенный род службы, в противном случае их звания объявлялись лишь почетными отличиями, не дававшими никакого чина. Второй указ в целях повышения грамотности и профессионального уровня чиновников требовал, чтобы чины коллежского асессора и статского советника (первый давал личное, а второй потомственное дворянство) присваивались только при предъявлении диплома об университетском образовании или сдаче экзамена в объеме университетского курса.

1. 8 Записка «О древней и новой России» Н.М. Карамзина

Недовольство дворянства преобразованиями Сперанского и вообще политикой Александра I Н. М. Карамзина в первое десятилетие его царствования нашло выражение в составленной для царя в, 1811 г. Н. М. Карамзиным записке «О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях». Главный смысл «Записки» заключался в доказательстве того, что вся судьба России и ее величие зависят от могущества самодержавия: Россия «процветала», когда оно было сильно, и «падала», когда оно ослабевало. Но вместе с тем Карамзин осуждал «властолюбие неумеренное и незаконное», яркие примеры которого он видел в царствованиях Ивана Грозного и Бориса Годунова. Но Карамзин выступал и против «аристократической гидры» -- олигархического правления. Его идеал -- самодержавие, опирающееся на строгую законность. Он протестовал против «излишней любви к государственным преобразованиям» и против «изобретения разных министерств и Советов». «Требуем больше мудрости охранительной, нежели творческой, -- писал он. -- Новости ведут к новостям и благоприятствуют необузданности, произволу». Не следует, по его мнению, создавать многочисленные законы: «Для старого народа не надобно новых законов». Карамзин советовал собрать уже существующие законы, привести их в систему, исключить из них «обветшавшие», утратившие силу. Он считал, что достаточно «50 умных губернаторов» для нормальной работы администрации на местах.

Главный тезис Карамзина об укреплении самодержавия тесно связывался с требованием охраны прав и привилегий дворянства как важнейшей опоры самодержавной власти. Восхваляя Екатерину II за то, что она возвеличила дворянство, он осуждал Павла I, который своим «сумасбродством» дискредитировал самодержавие и ограничил права дворянства. Суровой критике Карамзин подверг и политику Александра I, но уже в другом смысле: вводимые им новшества могут привести к ослаблению самодержавия.

Карамзин признавал, что крепостное право есть «зло», но он — решительный противник его отмены. Его аргументация такова. Земля, которой пользуются крестьяне, -- бесспорно дворянская собственность, поэтому освобождение крестьян с землей невозможно, ибо оно ущемит коренные интересы дворянства. Но и освобождение крестьян без земли лишено смысла, даже опасно: помещики лишатся средств к существованию, ибо безземельный крестьянин не в состоянии будет нести повинности; нанесет оно несомненный вред и государству -- крестьяне «станут пьянствовать и злодействовать», в стране «воцарится безначалие». Отмена крепостного права лишит царя поддержки со стороны дворянства, которое воспримет эту меру как свое унижение. А без поддержки дворянства самодержавная власть царя слабнет. Поэтому поводу делает вывод Карамзин: «Для твердости бытия государственного безопаснее поработить людей, нежели дать им не вовремя свободу».

1. 9 Опала М.М. Сперанского

Вокруг Сперанского плелись интриги. На него посылались доносы, в которых он обвинялся даже в шпионаже в пользу Франции. Сначала он не обращал внимание на эти наветы и инсинуации, надеясь на поддержку и расположение к себе императора, но вскоре он почувствовал нависшую над ним опасность. В начале февраля 1811 года Сперанский просил императора об отставке, но просьба была отклонена. Более того, Александр демонстративно стал оказывать ему знаки «благосклонности», а это, как знали по собственному опыту царедворы, служило верным признаком приближения опалы. 1 января 1812 года Сперанский был удостоен ордена Александра Невского, а 17 марта был вызван на аудиенцию к императору. После двухчасового конфиденциального разговора он вышел из кабинета царя «в великом смущении». В своем доме он застал министра полиции А. Д. Балашова с помощником — они опечатывали его бумаги. У дома стоял возок для отправки Сперанского в ссылку. Сначала Александр I распорядился поселить его в Нижнем Новгороде. Через полгода, по новому доносу, Сперанского сослали в Пермь.

Опала Сперанского вызвала бурю восторга в придворных некоторые даже удивились «милосердию» царя, «не казнившего этого преступника, изменника и предателя». Все эти обвинения были вздорны. Сам царь был убежден в невиновности Сперанского, он был вынужден, по собственному признанию «принести его в жертву», чтобы погасить растущее недовольство дворянства, вызванное преобразовательными мерами. Характерно, что А. А. Аракчеев, ненавидевший придворную камарилью, встретил с тревогой опалу Сперанского, полагал, что подобная участь угрожает и ему самому.

В 1814 году Сперанский был вызван из пермской ссылки. По рекомендации А. А. Аракчеева в 1816 году он был назначен пензенским губернатором, а в 1819 году — сибирским генерал-губернатором, где провел крупную административную реформу. В 1821 году Александр I возвратил Сперанского в Петербург, назначил членом Государственного совета и управляющим Комиссией о составлении законов. Но Сперанский уже не мог вернуть своего былого положения, находясь на второстепенных ролях.

Глава 2. Внутренняя политика в 1815--- 1819 гг.

Последнее десятилетие царствования Александра I принято считать временем решительного поворота к реакции, именуемой аракчеевщиной. Однако политический курс Александра I в те годы носил противоречивый характер. Примерно до 1819--1820 гг. наряду с проведением ряда реакционных мер имели место и факты «заигрывания с либерализмом»: продолжали разрабатываться планы преобразований, просвещение и печать пока еще не подвергались тем суровым гонениям, какие начались позднее -- в последнее пятилетие царствования Александра. В 1818--1820 гг. издаются книги К. И. Арсеньева «Российская статистика», А. П. Куницына «Право естественное», Н. И. Тургенева «Опыт теории налогов», в которых излагались просветительские идеи, а К. И. Арсеньев открыто заявлял о вреде крепостного права. В «Духе журналов» продолжали публиковаться и комментироваться тексты западноевропейских конституций.

15 ноября 1815 г. Александр I утвердил Конституцию Царства (Королевства) Польского. По этой конституции Александр I становился королем польским. Польская корона объявлялась наследственной для российских императоров, но власть их на территории Польши ограничивалась конституцией. Управление Польшей вверялось наместнику царя, каковым Александр I назначил генерала из старинного польского рода Иосифа Зайончека, возведя его в княжеское достоинство. Но фактическим наместником стал брат царя великий князь Константин Павлович, назначенный главнокомандующим польскими вооруженными силами. Высшую законодательную власть осуществлял выборный Сейм, собиравшийся на свои сессии один раз в два года на 30 дней, а между сессиями -- Государственный совет, действовавший постоянно. Все государственные должности замещались только поляками и официальные акты составлялись на польском языке. Объявлялись неприкосновенность личности и жилища, свобода печати; господствующей религией являлся католицизм, но гарантировалась свобода вероисповедания и другим концессиям. Вводился равный для всех сословий суд, при независимости и несменяемости судей и с гласным судопроизводством. В составе российских вооруженных сил создавался Польский корпус под командованием наместника царя.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой