Копенгагенские критерии и их роль во вступлении Турции в ЕС

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат: Копенгагенские критерии и их роль во вступлении Турции в ЕС

14 апреля 1987 г. Турция подала в ЕС заявку о вступлении в эту организацию. Комиссия Е С представила свое мнение по данному вопросу в форме отчета, одобренного Советом Е С. В документе указывалось, что экономическая и политическая ситуация в стране не убедила Комиссию в способности Турции преодолеть сложности экономических процессов при ее присоединении к сообществу и, что несмотря на позитивные достижения, остаются проблемы в сфере демократизации и прав человека1.

18 декабря 1989 г. Комиссия Европейских Сообществ (КЕС) опубликовала два документа: «Мнение Комиссии по заявке Турции о вступлении в Сообщество» и в качестве приложения к нему доклад «Турецкая экономика: структура и развитие», который представлял собой развернутый анализ состояния экономики Турции, в том числе ее сравнение с Грецией, Испанией и Португалией как наименее развитыми членами ЕС. В документе указывалось, что начало переговоров о вступлении любой страны в Европейское Сообщество обусловлено двумя принципами. Страна-кандидат должна быть в состоянии принять на себя ряд ограничений, обязательных для членов Сообщества, и выдержать груз проблем, которые могут возникнуть в связи с поэтапной интеграцией стран ЕС. Отмечалось, что особенно важны эти положения для Турции как страны, обладающей значительной территорией и быстрорастущим населением, но уровень экономического развития которой, однако, в целом ниже общего уровня Сообщества2.

Основными целями Европейского Союза являются обеспечение свободы, безопасности и законности; содействие экономическому и социальному прогрессу; утверждение роли Европы в мире. Этих целей предполагается достичь через: 1) образование тесного союза народов Европы, содействие сбалансированному и длительному экономическому прогрессу, особенно посредством создания пространства без внутренних границ; усиления экономического и социального взаимодействия; образования экономического и валютного союза и создания в перспективе единой валюты; 2) утверждение собственной идентичности в международной сфере, особенно путем проведения совместной внешней политики и политики в области безопасности, а в будущем и совместной оборонной политики; З) развитие сотрудничества в сфере юстиции и внутренних дел; 4) сохранение и приумножение общего достояния («aquis communautaire»).

Статья 49 Договора о ЕС предусматривает возможность присоединения к Союзу любого европейского государства при условии соблюдения им принципов, установленных в части 1 статьи 6 Договора, т. е. принципов свободы, демократии и уважения прав человека и основных свобод, а также наличия правового государства3. Помимо указанных требований, государство должно соответствовать по своим экономическим показателям странам — членам ЕС и провести гармонизацию своего законодательства, то есть привести нормы своего внутреннего права в соответствие с нормами права ЕС. В свою очередь, Европейский Союз подразумевает три уровня: первый представляет собой таможенный союз между государствами — членами ЕС и государствами-кандидатами при наличии необходимых экономических условий; второй уровень представлен государствами — участниками единого рынка, готовыми регулировать свои отношения согласно соответствующим нормам ЕС (т.е. теми же государствами, что и на ранее рассмотренном уровне, возможно, за исключением некоторых государств-кандидатов); третий, более интегрированный уровень, формирует наиболее узкий круг участников, экономика которых отвечает критериям конвергенции для валютного союза. В соответствии с таким подходом комплексный анализ преимуществ и потерь от членства в ЕС должен включать в себя оценку последствий присоединения к Таможенному союзу; свободного движения услуг; миграции рабочей силы; свободного движения капитала; присоединения к валютному союзу; снятия нетарифных барьеров, гармонизации стандартов; введения единых правил регулирования внутреннего рынка ЕС; бюджетной политики ЕС, в частности, его структурных фондов; общей аграрной политики и других согласованных акций; влияния на индустриальную и региональную структуру национальных экономик.

На Лиссабонской встрече на высшем уровне Европейского Совета 1992 г. также была подчеркнута важность наличия демократической системы для кандидатов в ЕС. Кроме того, учреждения Европейского Союза, в частности, Европейский парламент, провозглашают уважение прав человека основным условием для стран-кандидатов4. Маастрихтское соглашение расширило роль Европарламента в отношениях с третьими странами: необходимо его согласие для вступления в ЕС (статья 15 соглашения о Европейском Союзе).

В июне 1993 г. в Копенгагене Европейский Совет определил общие критерии, которым должны соответствовать страны-кандидаты, как предварительные условия вступления в ЕС: стабильность институтов, гарантирующих демократический процесс, силу закона, права человека, уважение и защиту меньшинств; наличие и функционирование рыночной экономики, а также способность противостоять конкуренции и рыночным силам внутри ЕС; способность выполнять обязательства, вытекающие из членства в ЕС, включая содействие достижению целей политического объединения, а также экономического и валютного союза5.

Крайне важно максимально использовать период до вступления с тем, чтобы кандидат мог вести общую политику и соблюдать правила Европейского Союза сразу же после вступления или после соответствующего переходного периода. Следование предварительной стратегии вступления объединит вместе различные формы помощи, предоставляемой ЕС в единых рамках партнерства по вступлению. Это также позволит кандидатам ознакомиться с основами политики и процедурами ЕС и принимать участие в его программах. Значительные инвестиции будут необходимы в области охраны окружающей среды, транспорта, энергетики, промышленной реструктуризации, в сельскохозяйственной инфраструктуре и в сельской местности. Европейская комиссия ожидает от стран-кандидатов соблюдения всех элементов «Белой книги» в период до вступления. Ожидается, что кандидаты решат все спорные пограничные проблемы со своими соседями или, если это необходимо, передадут их в Международный суд.

Подписанный в конце ноября 1993 г. протокол Совета Ассоциации обусловил переход Турции к режиму Таможенного союза принятием и введением в действие ряда отвечающих нормам ЕС законов, связанных с защитой прав потребителя, охраной авторских прав и интеллектуальной собственности, защитой конкуренции, мерами государственной поддержки и антидемпинговыми мерами, государственными закупками, а также новым Таможенным кодексом. Одновременно Турция должна была принять в качестве национальных нормативных актов технические директивы ЕС по промышленной продукции6.

После вступления в силу соглашения о Таможенном союзе Турция, не участвуя в руководящих органах ЕС и не имея возможности влиять на принимаемые решения, обязана выполнять их и с этой целью изменять национальное законодательство. Речь идет о серьезном ограничении закрепленных в конституции принципов национального суверенитета при том, что Евросоюз не берет на себя адекватных обязательств в отношении Турции.

В экономическом и социальном аспектах позиция Турции слабее, чем у всех других кандидатов на вступление. Турция опережает наименее развитые страны ЕС — Испанию, Португалию и Грецию — лишь по темпу роста ВВП, экспорта и размерам дефицита государственного бюджета. Ее доходы на душу населения достигают всего лишь 22% от среднего уровня ЕС и, таким образом, все еще сильно отстают от доходов беднейших из десяти государств, которые были приняты в ЕС в 2004 г.: в Латвии, например, этот показатель равняется 33%. Доля сельского хозяйства в создании брутто-стоимости достигает в Турции 12,1%, в ЕС — в среднем 2,1%. Инфляция в Евросоюзе составила в 2001 г. 2,3%, в Турции — 57,6%. Дефицит бюджета равнялся в том же году в ЕС 0,8%, в Турции — 28,7%7.

Экономические показатели Турции свидетельствуют о том, что пока она не может в полном объеме принять на себя экономические обязательства перед ЕС. Нестабильность турецкой экономики, высокий уровень инфляции, огромный дефицит бюджета, диспропорции территориального социально-экономического развития, гипертрофированное вмешательство государства в экономику не позволяют Турции участвовать в валютном союзе. Турция — слишком большая, бедная, густонаселенная страна с высоким уровнем безработицы. Кроме того, в случае вступления в ЕС, Турция будет угрожать другим его членам притоком дешевой рабочей силы, и структурные фонды Союза будут вынуждены ее кредитовать. Вполне естественно, что наименее развитые государства ЕС — Греция, Испания, Португалия и Ирландия — не хотели бы видеть Турцию в качестве члена ЕС, а следовательно, — делить с нею помощь из фондов этой организации.

В докладе Еврокомиссии от 13 декабря 1995 г. были сформулированы основные положения, требующие внимания Турции для ее вступления в ЕС: Конституция страны 1982 г., соблюдение прав человека и поиск политического решения курдского вопроса8.

Главное препятствие процессу демократизации в Турции видится в роли турецких военных в политике. Любая угроза кемализму сталкивается с агрессивной реакцией со стороны военных. Именно из-за этого они выступают и против повышения политической роли ислама, который угрожает лаицизму, и деятельности курдских сепаратистов, угрожающих территориальной целостности Турции. Нынешняя ситуация в стране больше не таит в себе опасности военного переворота, для нее характерна вездесущая роль военных в обществе. 90-е годы свидетельствуют об интеграции турецких военных в повседневную политическую жизнь через Совет национальной безопасности, который действует как контролирующий орган. Членами СНБ являются президент, премьер-министр и высшие должностные лица вооруженных сил Турции. Совет, согласно Конституции 1982 г., играет особую роль в национальной политике, а совет министров отдает приоритет его рекомендациям и решениям. Такая структура и ее роль контролирующего органа не принимаются ЕС: в либеральных демократических государствах военными должны управлять гражданские власти, а не наоборот. ЕС выступает против этого всемогущего военного присутствия в политике и расценивает его как доказательство того, что турецкая демократия находится далеко позади европейских стандартов.

Также одним из главных препятствий для полноправного вступления Турции в ЕС является нерешенность курдской проблемы. В отношении курдского населения проводится политика, направленная на отрицание национальной идентичности курдов. Конституция Турецкой Республики, принятая в результате референдума 7 ноября 1982 г. во времена правления военного режима, содержит ряд статей, отражающих политику государства в данной сфере. На военный конфликт с курдами расходуются огромные ресурсы, которые можно было бы эффективно использовать в иной области. Кроме того, курдская проблема является одной из важных причин высоких темпов инфляции в Турции.

Европейский парламент многократно осуждал Турцию за кровопролития. В ряде случаев ЕС обращался к турецкому правительству с призывами облегчить напряженную ситуацию на Юго-Востоке и вступить в диалог с курдскими боевиками с целью достижения мирного соглашения, гарантирующего соблюдение основных прав курдов. ЕС старался повлиять на турецкое правительство, которое понимало, что вступление страны в Европейский Союз в значительной степени зависит от поддержания демократического порядка, и поэтому налицо потребность в поиске политического решения курдской проблемы, а не только военным способом.

В сентябре 1996 г. Европейский парламент решил приостановить всю финансовую помощь Турции за исключением той, что пойдет на восстановление демократии. Кроме того, в июле 1997 г. КЕС заявила, что соблюдение прав человека в Турции не соответствует стандартам ЕС9.

В результате, 8 декабря 1997 г. правительство Турции приняло пакет законов о правах человека. Основные его положения касались условий содержания заключенных. Согласно мнению ЕС, частые случаи пыток и практика вынесения смертных приговоров в Турции свидетельствовали о неспособности правительства страны контролировать собственные органы безопасности и управлять их действиями.

Ранее, 29 апреля 1997 г., Европейский Совет подтвердил, что Турция будет оценена по тем же объективным стандартам и критериям, что и другие претенденты. Однако в декабре 1997 г. на Люксембургской встрече ЕС не включил Турцию в число кандидатов. Такое решение было обосновано беспокойством относительно войск Турции на Кипре и ее напряженных отношений с Грецией. Европейский Совет напомнил, что конфликт между Грецией и Турцией в Эгейском море может быть преодолен только в соответствии с международным правом10.

Европейский Совет подчеркнул, что стратегии Турции на вступление в ЕС следует основываться на развитии возможностей, провозглашенных в Анкарском соглашении, интенсификации участия в таможенном союзе, проведении финансовой кооперации, сближении с законодательством ЕС. Приоритетами в области прав человека должны являться статус женщины, права и защита ребенка, информации и образования. Комиссия рассматривала в качестве важнейших областей сотрудничества с Турцией интенсификацию промышленного взаимодействия и привлечение инвестиций, поддержку в реформировании сельского хозяйства, повышение роли таможенного союза через техническое содействие и административное сотрудничество, установление макроэкономического диалога, в основном по вопросам либерализации движения капитала, поддержку Турции Сообществом в области охраны окружающей среды, телекоммуникаций и защиты потребителя. Для укрепления взаимодействия с ЕС подчеркивалась необходимость проведения в Турции политических и экономических реформ, продолжение переговоров, проводимых под наблюдением ООН с целью поиска решения проблемы Кипра11.

В декабре 1999 г. на заседании Европейского Совета в Хельсинки Турции был предоставлен статус страны-кандидата на принятие в ЕС. Но она осталась при своем особом мнении, заявив, что принимает предложение о соблюдении критериев вступления, но категорически не согласна с необходимостью уступок по спорным вопросам с Грецией12.

Участники Европейского Совета в Хельсинки одобрили позитивные изменения в политической жизни Турции, а также ее четко выраженное намерение продолжать реформы, направленные на достижение соответствия Копенгагенским критериям. В качестве краткосрочных политических задач были указаны следующие:

— всестороннее урегулирование Кипрской проблемы в соответствии с пунктом 9(а) Хельсинских заключений;

— укрепление законодательных и конституционных гарантий свободы слова на основании Статьи 10 Европейской конвенции по правам человека;

— укрепление законодательных, конституционных гарантий свободы собраний и мирных организаций; поддержка развития гражданского общества;

— принятие всех необходимых мер для усиления борьбы против применения пыток и обеспечение соблюдения Европейской конвенции о предотвращении пыток;

— дальнейшее проведение законодательных процедур, касающихся предварительного заключения под следствием, в соответствии с положениями Европейской конвенции по правам человека и рекомендациями Комитета по предотвращению пыток;

— использование каждой возможности для законодательного исправления любых нарушений прав человека;

— совершенствование функционирования и эффективности судебной власти в соответствии с международными стандартами;

— отмена любых законодательных постановлений, запрещающих использование турецкими гражданами своего родного языка для теле- и радиовещания;

— устранение регионального неравенства и особенно исправление ситуации на юго-востоке страны, увеличение экономических, социальных и культурных возможностей для всех граждан.

В качестве краткосрочных экономических целей в документе зафиксировано следующее:

— выполнение текущей дефляции и программы структурных реформ, одобренной МВФ и Всемирным Банком; при этом особое внимание должно быть уделено обеспечению контроля над государственными расходами;

— скорейшее проведение реформы финансового сектора, направленной на гарантированную прозрачность и административный надзор;

— проведение сельскохозяйственной реформы;

— продолжение приватизации государственных объектов с учетом социального фактора.

Политические критерии в среднесрочном периоде:

— гарантирование всем индивидумам вне зависимости от их языка, расы, цвета кожи, пола, политических, философских и религиозных взглядов неотъемлемого обладания полным комплексом прав человека и всеми основными свободами. Дальнейшее создание условий для обеспечения свободы мысли и сознания;

— пересмотр Конституции с целью предоставления гарантий всем турецким гражданам в пользовании полным комплексом прав и свобод в соответствии с Европейской конвенцией по правам человека;

— унификация законодательных реформ с практикой государств-членов ЕС;

— отмена смертной казни в соответствии с подписанным и ратифицированным Протоколом № 6 Европейской конвенции по правам человека;

— ратификация международного соглашения по гражданским и политическим правам и протокола к нему, а также международного соглашения по экономическим, социальным и культурным правам;

— приведение условий содержания в тюрьмах в соответствие с международными стандартами;

— определение в Конституции роли Совета национальной безопасности как совещательного органа правительства в соответствии с практикой государств-членов ЕС;

— обеспечение культурного разнообразия и гарантирование культурных прав всем гражданам вне зависимости от их происхождения. Действие любых законодательных положений, препятствующих обладанию этими правами, должно быть приостановлено.

Экономические критерии:

— завершение процесса приватизации;

— завершение реформирования сельскохозяйственного и финансового сектора;

— поддержка пенсионной и социальной защиты населения;

— повышение общего уровня образования и качества здравоохранения, при этом особое внимание следует уделить молодому поколению и ряду регионов с низким уровнем благосостояния13.

Получив статус страны-кандидата, Турция обязалась соблюдать правила и уставные требования Европейского Союза. Но в начале 2000 г. начались переговоры о вступлении в ЕС со всеми странами-кандидатами, кроме Турции. Это объяснялось тем, что турецкое правительство не приступило к выполнению необходимых условий, таких как соблюдение прав человека, отмена смертной казни, урегулирование турецко-греческих разногласий, кипрского вопроса. Однако Турции была предложена помощь в проведении необходимых реформ.

На саммите в Ницце в 2000 г. было принято решение, согласно которому переговоры о вступлении Турции не начнутся до тех пор, пока страна не достигнет соответствия предварительным политическим требованиям, а именно: не улучшит коренным образом положение с правами человека, не ограничит роль армии во внутренней политике, не прекратит дискриминацию национальных меньшинств. «Для вступления в Европейский союз Турции необходимо превратиться в демократическое государство современного типа», — так прокомментировал председатель Европейской комиссии Романо Проди перспективы Турции в вопросе вступления в ЕС. По мнению Проди, Турция движется в правильном направлении, но стране еще очень далеко до полного соответствия стандартам Евросоюза. «Для того, чтобы «подтянуть» Турцию к ЕС, — отметил Проди, — будут подписаны соглашения о партнерстве, которые станут для турецких властей своего рода программой действий"14.

В том же году Турция приступила к постепенной практической реализации требований и условий ЕС для приобретения статуса полноправного члена данной организации.

Правительство Турции оперативно разработало законопроект о создании «Генерального секретариата по делам ЕС», который был утвержден парламентом страны в июне 2000 г.

В декабре 2000 г. на очередном саммите ЕС в Брюсселе был обнародован и передан турецкой делегации подготовленный Комитетом по расширению ЕС «Документ о партнерстве в вопросах вступления Турции в ЕС». Он конкретизировал условия в политической и экономической областях, которые должны быть выполнены турецкой стороной в «посткандидатский» период, который подразделялся на краткосрочную (до 2002 г.) и долгосрочную (2006 г.) перспективу15.

«Документ о партнерстве» содержал перечень критериев, которым Турция должна четко соответствовать. Для выхода на решение сложных проблем (кипрскую; территориального размежевания с Грецией в Эгейском море; права курдов) предусматривался «расширенный политический диалог», причем были определены сроки, в которые Турцию призывали уложиться. Компромисс подразумевал, что турецкое правительство никто не заставляет поступаться национальными интересами, но оно само должно соразмерять свои действия и приоритеты с хорошо известными т.н. Копенгагенскими критериями вступления в ЕС.

В ряду наиболее острых вопросов — проблема кипрского урегулирования. «Документ о партнерстве» обязывал Турцию «активно поддерживать усилия генсека ООН», направленные на решение кипрского вопроса16. Особое отношение Турецкой Республики к кипрской проблеме проистекает из того, что Анкара рассматривает остров в качестве ключевого элемента обеспечения своих военно-стратегических интересов в Восточном Средиземноморье.

Одной из наиболее острых политических проблем Турции, отраженных в «Документе о партнерстве», явилась курдская тема. Требования Е С на первоначальном этапе (краткосрочная перспектива) сводились к «устранению всех законодательных предпосылок, запрещающих турецким гражданам использовать родной язык на телевидении и радиовещании"17. Проблема в том, что в конституции Турции нет понятия «меньшинство» по отношению к какому-либо этносу, и курдское население страны искусственно лишено юридических предпосылок, чтобы добиваться удовлетворения своих прав. Курдский язык запрещен, на юго-востоке страны сохраняется чрезвычайное положение, любые попытки повлиять на изменение этой ситуации приводят к острой полемике в политических кругах Турции. Тем не менее, в обществе и властных институтах под влиянием международного сообщества и осознания необходимости признавать реальности (программа вступления в ЕС послужила дополнительным катализатором) постепенно вызрело понимание необходимости реформ в этой области. Была избрана, в частности, линия на заимствование соответствующих законодательных норм западных стран для определения минимальных лимитов предоставления соответствующих прав нацменьшинствам в Турции.

«Документ о партнерстве» предписывал Турции в среднесрочной перспективе свести полномочия Совета национальной безопасности к «совещательному органу при правительстве». Это представляется весьма сложным, с учетом традиционной роли Совета национальной безопасности (СНБ), на которую не посягал ни один турецкий политик за последние 20 лет. В Конституции Турции зафиксировано, что «Кабинет министров придает приоритетное значение решениям СНБ, касающимся мер, которые он считает необходимыми для сохранения существования государства и его независимости, единства и неделимости страны и мира и безопасности в обществе"18. Формулировка как раз и вызывает, по мнению Турции, критику со стороны ЕС, предлагающего турецкому правительству взять на себя четкое обязательство придать СНБ статус именно совещательного органа.

После обнародования Турцией в конце марта 2001 г. своей Национальной программы Комиссия Европейских сообществ приветствовала ее как «важную веху на пути к адаптации к законодательству ЕС» и принятию Acquis communautaire (институциональная и юридическая нормативная база европейской интеграции), — отправной точки процесса коренной трансформации в современное демократическое государство. В ЕС считают, что Национальная программа — прочная основа для того, чтобы турецкое правительство приступило к широкомасштабным реформам19.

В течение 2001 г. продолжались работы по реализации приоритетов, предусмотренных в Национальной программе. В области политических критериев одним из важнейших усовершенствований в турецкой Конституции, проведенных Комиссией по межпарламентскому сотрудничеству, явился Пакет конституционных поправок из 37 статей, подготовленный в связи с необходимыми изменениями. 22 из упомянутых предложений о поправках совпадали с приоритетами, зафиксированными в Национальной программе.

В начале октября 2001 г. турецкие депутаты подавляющим большинством голосов внесли поправки в статью 34 Конституции, среди которых право на радиовещание на языках нацменьшинств (что в значительной мере касается курдской общины). Однако приняты они были с существенной оговоркой: «Право использования любого языка может быть ограничено для защиты национальной безопасности, общественного порядка"20. По-прежнему статья 42 объявляет турецкий язык единственным языком преподавания. Была отменена смертная казнь, хотя этот вид наказания может быть применен в случаях государственной измены и участия в терроризме. Сняты ограничения в отношении партий и профсоюзов. В гражданском праве закреплено равноправие мужчин и женщин. Законы времен военной диктатуры могут быть опротестованы в суде. Число закрепленных за военными мест в Совете национальной безопасности ограничено пятью, а число мест его гражданских членов увеличено с пяти до девяти. Решения этого органа объявлены юридически необязывающими. При этом парламент и правительство могут отклонить любое предложение Совета. И, наконец, законодатели впервые получают право требовать от министерства обороны подробного отчета о военных расходах.

Премьер-министр Турции Бюлент Эджевит расценил произошедшие перемены как шаг на пути к приему в ЕС. «Теперь больше никто не сможет сказать, что Турция не заслуживает полноценного присутствия в ЕС, — заявил он. — Теперь Турция стала более свободной, более демократической, более европейской». По его словам, «Турция соответствует всем политическим критериям, которые требовал ЕС"21.

Европейская Комиссия, со своей стороны, приветствовала реформы, принятые в Турции и направленные на демократизацию страны. Представитель исполнительного органа ЕС назвал произошедшее «очень позитивным шагом вперед». При этом он напомнил Турции о необходимости представить некоторые «разъяснения», прежде всего относительно порядка проведения в жизнь принятых реформ. «Мы должны очень четко и в мельчайших подробностях изучить всю совокупность решений, — заявил он. — Надо прояснить ряд тем, прежде всего должны быть приняты некоторые декреты о проведении реформ в жизнь. Например, это касается теле- и радиовещания на иных языках, кроме турецкого». По его словам, эта информация может быть получена в ближайшее время, и на основании ее изучения Европейская Комиссия может дать «глобальную оценку» реформам и «предоставить рекомендации к «копенгагенской встрече в верхах"22.

В то же время 13 ноября 2001 г. Комиссией был опубликован Отчет о развитии, касающийся Турции. В качестве мотивировки задержки с переходом к заключительному этапу заявлялось, что многие члены ЕС считают равноценными начало заключительного этапа и переговоры о вступлении, а поскольку Турция не удовлетворяет политическим критериям для начала переговоров, она также не может приступить к заключительному этапу. В сфере прав человека особое внимание уделено свободе слова, условиям содержания в тюрьмах, судопроизводству и борьбе с беззакониями. В отчете приветствовалась работа правительства по изменению Конституции в целях расширения демократических прав и свобод в соответствии с Копенгагенскими критериями для вступления в ЕС. Авторы документа особо подчеркнули значение подготовительных мероприятий до непосредственной реализации на практике поправок, внесенных в Основной закон. Высоко оценены новые права и свободы, предоставленные национальным меньшинствам, и увеличение доли гражданских членов Совета национальной безопасности. В то же время по-прежнему критикуется широта полномочий этого государственного органа. Отмечается также сохранение в Конституции смертной казни и небольшой прогресс в деле прав и свобод личности, в борьбе с практикуемым жестоким отношением к заключенным. В тупике пока процесс решения кипрской проблемы, однако констатируется, что в основном действия Анкары на международной арене находятся в русле общеевропейской внешней политики. В целом подчеркивается, что Турция является единственной страной-кандидатом, не выполнившим Копенгагенские политические критерии, несмотря на предпринятые изменения23.

Кроме того, в Лакейской декларации 2001 г. было подчеркнуто, что «одним из основных принципов членства в Европейском Союзе являются демократия и права человека. Союз открыт только для тех стран, которые поддерживают такие базовые ценности, как свободные выборы, толерантность по отношению к меньшинствам и господство закона"24. Протокол по вступлению Турции в ЕС 2001 г. установил следующие требования: поддержание фактического моратория на высшую меру наказания в Турции, а в дальнейшем отмена смертной казни и ратификация Протокола № 6 Европейской Конвенции по правам человека25.

Выступая на смешанной турецко-европейской парламентской комиссии, министр иностранных дел Турции И. Джем заявил о неприятии им критики ЕС по поводу несоблюдения прав человека. В частности, он не согласен с обвинениями в пытках заключенных в турецких тюрьмах и считает, что ограничения на свободу собраний и шествий существуют и в других европейских странах26.

Процесс подготовки к вступлению в ЕС стал для Турции важным катализатором правозащитных реформ. Турецкий парламент принял новый Гражданский кодекс, который вступил в силу 1 января 2002 г. и включил в себя изменения, рекомендованные ЕС. В феврале Великое национальное собрание Турции одобрило «минимальный пакет» реформ, пытаясь успеть в срок выполнить взятые на себя краткосрочные обязательства. Пакет законодательных актов, принятый в апреле 2002 г., расширил границы свободы мысли, слова, печати и мирных собраний. Он ужесточил меры по предотвращению пыток. В нем определены эффективные средства для сдерживания нарушений прав человека государственными властями. Укрепляется гражданская администрация. Заседание Европейского совета, проведенное 21−22 июня 2002 г., одобрило шаги, предпринятые Турцией, и постановило, что «осуществление необходимых политических и экономических реформ увеличит перспективы вступления Турции в соответствии с теми же принципами и критериями, которые применяются к другим странам-кандидатам"27.

Как видим, Турция пошла на крупные внутренние реформы, призванные обеспечить соответствие ее законодательства и повседневной практики критериям и нормам ЕС. Пакет законодательных актов, который вступил в силу в августе 2002 г., отменил смертную казнь, снял юридические ограничения культурных прав индивидумов, сделал возможным повторное слушание дела в Европейском суде по правам человека, укрепил законодательные гарантии свободы слова и печати, сократил ограничения на право собраний, обеспечил право собственности на общественные учреждения, принадлежащие национальным меньшинствам Турции, разработал законодательную базу, необходимую для деятельности иностранных организаций в Турции, регламентировал новые меры по борьбе с незаконной иммиграцией. Таким образом, страна стала технически готова к переговорам о вступлении в ЕС.

Новое турецкое правительство, возглавляемое Абдуллой Гюлем, который пришел к власти в октябре 2002 г., продолжило курс на реформы. Оно установило одним из приоритетов своей деятельности отмену пыток заключенных, а также издало новый государственный нормативный акт, направленный на расширение прав человека. Правительство, поддерживаемое лидером правящей партии Реджепом Тайипом Эрдоганом, рассматривает возможность теле- и радиовещания на курдском языке.

Однако в списке десяти стран-кандидатов на вступление в ЕС в 2004 г. Турции снова не оказалось. Очевидно, что в нынешнем состоянии Турция все еще не удовлетворяет требованиям ЕС. Это касается экономических показателей и политической нестабильности в стране. В Копенгагенском заключении Европейского Совета 2002 г. было отмечено, что «Евросоюз поощряет энергичные реформы в Турции. Если Европейский Совет в декабре 2004 г. решит, что Турция соответствует Копенгагенским политическим критериям, Европейский Союз начнет переговоры о вступлении Турции без промедления"28.

В марте 2003 г. Турция подписала протокол № 6 Европейской конвенции по правам человека, запрещающей смертную казнь в мирное время. «Это значительный шаг нового турецкого правительства по защите прав человека и обеспечению европейских стандартов для своих граждан», — заявил министр по делам Европы Деннис Макшан29.

Многие влиятельные турецкие военные убеждены, что большинство выдвигаемых ЕС условий губительно для страны. В последнее время с ними все чаще соглашаются представители других слоев общества. Все более популярным в стране становится мнение о том, что на самом деле, соблазняя Анкару обещаниями приема, ЕС пытается вынудить Турцию пойти на уступки в отношении курдов, Кипра, территориальных споров с Грецией вокруг островов в Эгейском море, — а затем захлопнуть двери перед ослабшей и разделенной страной.

Очевидно, что «подвешенное» состояние Турции выгодно ЕС для сохранения страны в орбите демократических ценностей, вне экстремистского влияния, что обезопасит южные границы Европы. Возможно, этим объясняется стремление избежать однозначного отказа Турции во вступлении в Евросоюз.

Список источников и литературы

европейский союз турция вступление

1. Tьrkiye ekonomisi «sektorel geliєmeler» (Tьrkiye Ekonomi Kurumu). — Ankara, 1992, с. 237.

2. Meltem Muftuler-Вас: The Never-Ending Story: Turkey and the European Union. /Middle Eastern Studies, 1998, № 4, с. 244.

3. Seyfi Tashan: A Turkish perspective on Europe — Turkey relations. /Balkan forum, 1997, vol. 5, № 2, с. 244.

4. Ataturk’s long shadow. // The Economist: a survey of Turkey, 10−16 June 2000, vol. 355, № 8174, с. 9.

5. Jesus A. Nunez Villaverde: Turkey and the EU: an endless hurdle-race. // Perceptions. Journal of International Affairs, September — November, 1998, vol. 3, № 3, с. 1.

6. http: //www. eur. ru/neweur/emag/25/eeu04_ll. htm

7. http: //www. eur. ru/neweur/emag/25/eeu04_ll. htm

8. http: //www. mfa. gov. tr

9. http: //elvisti. com/2001/12/17/biz. shtm

10. http: //news. britemb. msk. ru/article. php? id=2221

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой