Материнский капитал как инновационная технология поддержки семьи

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Материнский капитал как инновационная технология поддержки семьи

Введение

материнский капитал социальная поддержка

Актуальность исследования. Проблемы семьи в современной России относятся к числу ключевых в отечественном обществоведении. Семья — один из основных социальных институтов, благодаря которому человечество осуществляет функции воспроизводства населения, преемственности поколений, социализации детей. Собственно, семья — это краеугольный камень человеческой жизни.

Одной из основных проблем современной семьи является падение статуса семьи как социального института общества, изменение её места в ценностных ориентациях. Известно, что в годы советской власти социальный статус семьи был относительно не высоким, хотя государство оказывало существенное влияние на семейные отношения в обществе. В годы реформ произошло резкое снижение этого статуса. В системе социальных институтов семья оказалась в весьма неравнозначном положении. К тому же надо иметь в виду, что, начиная с 60-х годов, в общественном сознании всё больше стали брать верх ориентации на реализацию личностных качеств, достижение комфорта и других подобных символов социального успеха [10, c. 65].

Серьёзной проблемой семьи стало снижение её роли в выполнении репродуктивной функции. В годы реформ произошло существенное сокращение уровня рождаемости населения. За последние пятнадцать лет рождаемость в стране уменьшилась примерно вдвое. Семья в России в настоящее время состоит из 3 или 2 человек. Начиная с 1992 года смертность превысила рождаемость. Переход к рыночной экономике, сопровождавшийся снижением жизненного уровня населения в условиях неудовлетворительного состояния социальной сферы и базовой медицины, недоступности высокоэффективных средств лечения для большинства населения усугубил ситуацию и со смертностью детей.

Актуальными проблемами семьи является реализация экономической, защитной функций, функции эмоционального удовлетворения. Как показывают исследования, требуют серьёзного улучшения внутрисемейные отношения. Остаётся актуальной задача подготовки молодёжи к семейной жизни. Необходимым условием оздоровления российской семьи является поворот государства, местных органов власти к проблемам семьи, преодоление разлагающего влияния на семью, прежде всего подрастающее поколение, средств массовой информации [13, c. 34].

Важным аспектом в поддержании современной семьи является материнский капитал. Материнский (семейный) капитал -- форма государственной поддержки семей, имеющих детей. Осуществляется с 2007 года при рождении (усыновлении) второго, (третьего или последующего -- только если ранее они не воспользовались правом на дополнительные меры государственной поддержки) ребёнка в период с 1 января 2007 года по 31 декабря 2016 года, имеющего российское гражданство.

Размер материнского капитала изначально составлял 250 000 рублей, но не позднее 1 сентября каждого года его размер на будущий год пересматривается с учетом инфляции. Так в 2008 году он равнялся 276 250 рублям, в 2009 году -- 312 162 рублям, в 2010 году -- 343 278 рублям.

В 2011 году материнский капитал равен 365 700 рублям [16].

Степень научной разработанности проблемы: семья является объектом пристального внимания представителей различных отраслей знания: философии, социологии, демографии, психологии, культурологии, истории. В процессе этого изучения выявляется неоднозначная трактовка проблем семьи. Одни авторы утверждают, что институт семьи обнаруживает явные симптомы упадка, дезинтеграции и скоро вовсе перестанет существовать, так как потерял свое значение, другие — наоборот, считают, что никакого кризиса семьи нет, что ей якобы ничто не угрожает, она будет существовать вечно. Между этими крайними точками зрения существует много и других взглядов.

Наталья Никифорова занимается проблемами современной семьи [17]. Антонов А. И. и В. М. Медков описывают весь спектр вопросов, касающихся положения семьи в обществе: проблемы, функции, статус семьи [1].

Гаспарян Ю.А. описывал социологические проблемы семьи в современной России [3].

Дивицына Н.Ф. рассматривала положение семье в широком спектре вопросов [4].

Бубон К.В. изучал законодательную базу по вопросам материнского капитала [2].

Мошкович М., Завойкина Н., Терешко Ю. в своей статье описали возможности реализации материнского капитала [5].

Анализ работ, посвященных социальным проблемам семьи, свидетельствует об актуальности вопросов социальной политики, вопросов социальной защиты в области семейных отношений.

Дипломная работа «Материнский капитал как инновационная технология поддержки семьи» будет посвящена проблеме материальной поддержки семей, имеющих детей, а также будут проанализированы законодательные основы государственной политики Российской Федерации в отношении материнского капитала. В последнем параграфе первой главы будет рассмотрено Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Барнауле Алтайского края. Таким образом, первая глава дипломной работы посвящена теоретико-методологическим основам изучения социальной работы в Пенсионном Фонде.

Во второй главе дипломной работы будет описано конкретное эмпирическое социологическое исследование, которое включает в себя несколько частей.

Эмпирическое социологическое исследование будет проводиться во время преддипломной практики, в марте-мае 2011 года, объектом является Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Барнауле Алтайского края. Формулировка проблемы, целей и задач исследования позволит выдвинуть гипотезы.

Гипотеза — главный методологический инструмент, организующий весь процесс исследования и подчиняющий его внутренней логике. Примерами гипотез эмпирического социологического исследования «Оценка социальной поддержки семей с детьми», могут быть следующие:

Предположим, что материнский капитал оказывает положительное влияние на рождаемость.

Предположим, что клиенты удовлетворены размером материнского капитала, и другие.

Основная гипотеза — предположим, что мы сможем построить целостную модель факторов, влияющих на организацию оказания социальной поддержки семьям с детьми в Управлении Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Барнауле Алтайского края.

Структура реферата: объект дипломной работы и объект эмпирического исследования; испытание гипотез социологическими фактами; разработка практических рекомендаций дипломной работы и внедренческая проблема.

Глава 1 Теоретико-методологические основы исследования социальной поддержки семьи

1.1 Эволюция семьи и принципы государственной социальной политики по поддержке семьи

материнский капитал социальная поддержка

В истории России семья теснейшим образом была связана, с одной стороны — с развитием государственности, а с другой — с этапами изменения статуса ребенка в семейной структуре — от бесправия и полного подчинения власти родителей — к «правам ребенка» и отношениям паритетности. Эволюция семьи в России осуществлялась в направлении изменения семейных ценностных ориентаций взрослых и статуса ребенка: от полного подчинения воле родителей к отношениям паритетности и «детоцентризму».

Дореволюционная Россия — страна очень высокой рождаемости: за время правления последнего российского Императора, население увеличилось на 50 млн. человек. Важнейшим социально-психологическим фактором такой ситуации являлось господство в сознании народа определенных демографических установок следующего плана: «Брак и дети — святое дело. Холостое состояние в зрелом возрасте — безнравственно. Дети — Божья благодать. Развод — невозможен, повторный брак — только в случае вдовства».

Этих взглядов до 60-х годов ХIХ века придерживалось подавляющее большинство населения России и не только русское. Многодетность была традиционной и устойчивой, потребность в детях — очень высокой и основывалась на чадолюбии.

Для российской духовной традиции характерно особое отношение к ребенку как «наследнику Царствия Божия», что находится в парадоксальном несоответствии с низким социальным статусом ребенка в обществе и общим отношением к детству, которое характеризуется, с точки зрения человека нашего времени, завышенными требованиями, излишней суровостью воспитания и юридическим детским бесправием, поскольку вплоть до ХIХ века в юридических актах не были зафиксированы права ребенка. Вместе с тем, в различных слоях и сословиях общества присутствовало уважительное по сути отношение к детской жизни, которое выражалось не только в религиозных представлениях о ребенке как воплощении ангельской чистоты, простоты и целомудрия (в соответствии с евангельским призывом «Будьте как дети»), но и в естественном признании за детьми автономного мира детской субкультуры и пространства детских игр (шла ли речь о дворянском особняке или самой бедной крестьянской избе).

Христианство, пришедшее на Русь, постепенно, но кардинально изменяло центральную доминанту в отношении к ребенку как равноправному члену сообщества: семьи, общины, государства:

— в демографических установках (народных представлениях о том, что бездетность — величайшее горе и наказание Божие за грехи), которые сохранились вплоть до 60−70 годов ХIХ, а в некоторых губерниях до начала ХХ в. ;

— в государственных регламентированных актах (Русская Правда, Кормчая книга — здесь существовали статьи о детях: их нельзя было убивать, а продавать только в крайней нужде; для матери, убившей дитя во чреве, налагалась 8-летняя епитимья; при этом незаконнорожденные дети вообще не имели имущественных прав и др.). Но в целом по отношению ко взрослым, особенно родителям, дети имели преимущественно обязанности, а не права;

— в семейном быте — строгое воспитание, широкое использование телесных наказаний, при этом предоставление особого физического и психологического пространства для детской жизнедеятельности (обязательная детская комната в дворянских домах и полати — «небесное место» в микрокосме русской избы);

— отношение к игре как неподлинной жизни, зафиксированное в многочисленных русских пословицах типа «Игра не доведет до добра», «Делу время, потехе час» и другие, при этом детская игра и игрушка в народной жизни занимала подобающее место: игровые постройки взрослыми не разрушались, мастерились разнообразные игрушки.

Социальные потрясения, женская эмансипация, снижение потребности в детях, ослабление роли церкви в конце позапрошлого и весь прошлый век и другие причины привели к изменениям мотивации деторождения и формирования в России нового типа рождаемости, основанного на малодетности, позднем вступлении в брак или осознанном безбрачии и ослаблении чадолюбия.

Последствия этих процессов сказываются в настоящее время. Это, с одной стороны, уменьшение количества браков, осознанно бездетные браки, увеличение числа разводов, а также рост количества детей без семьи, воспитывающихся в государственных учреждениях, рост детской беспризорности и безнадзорности в семьях и пр., а с другой, как ни парадоксально, — формирование у части родителей особой эмоциональной связи с ребенком — «детоцентризм» как основа репродуктивной мотивации нового типа.

По убеждению демографов, современную семью можно назвать детоцентристской, это явление новое, практически неизвестное с прежних эпох. В такой семье впервые в истории дети занимают центральное положение, превращаясь в стержень, вокруг которого организовывается вся жизнь семьи, жизнь взрослых «ради детей». В результате: ценность детей становится самостоятельным фактором, мотивирующим ограничение рождаемости — таков парадокс нашего времени.

Складывается практика воспитания, как правило, единственного ребенка, эгоцентрического, невротичного и, в сущности, очень одинокого. В этой социальной ситуации общество обрекает себя на культивирование социального инфантилизма — формирование таких жизненных установок, при которых уже зрелый субъект избегает принятия ответственных решений и нравственных поступков, возлагая «бремя выбора» и ответственность за его результаты на других людей, в частности, на собственных родителей — по принципу «вы меня таким воспитали».

Таким образом, эволюция российской семьи претерпела существенные изменения на протяжении социогенеза — истории развития человеческого сообщества. Если представить себе в самом общем виде социально — психологическую структуру семьи в виде простейшего (нуклеарного) треугольника с вершинами: отец (муж) — мать (жена) — дитя (сын дочь), то можно обратить внимание на то, что семейный треугольник в процессе развития человеческого общества изменяет своё положение. Он как бы вращается по центральной оси против часовой стрелки, приобретая при этом различные положения в пространстве.

В соответствии с положением архетипического семейного треугольника можно было бы выделить три основные стадии эволюции нуклеарной семьи: I стадия — патриархальная — характеризуется главенствующим экономическим и социально-психологическим положением отца как господина и кормильца чад и домочадцев, «лидера» семейной малой группы (родительство).

II стадия характеризуется преобладанием ценностей супружества как относительного равенства мужа и жены при отсутствии социального статуса или низким статусом ребенка.

И, наконец, III стадия — «ребячество» в буквальном значении этого слова, согласно трактовке Вл. Даля (Даль, 1981), помещает на вершину архетипического треугольника дитя, именно оно становится психологическим центром семьи, главным заказчиком и потребителем всяческих благ (см. приложение 1).

Это значит, социально-психологическая эволюция семьи происходила в направлении трансформации семейных ценностных ориентаций, изменения отношений и статусов членов семейного архетипического треугольника: от патриархальных отношений с абсолютным главенством отца и мужа, через установление равенства между супругами, к детоцентризму как ценностной ориентации взрослых на социальное возвышение ребенка, предпочтение его интересов и потребностей. При этом положение ребенка оставалось и экономически, и юридически, и психологически зависимым.

В ХVIII веке среди дворянства считалось, что у детей должен быть мир взрослых интересов, а детство — период, который нужно пробежать как можно скорее. Лишь в ХIХ веке в домах русского дворянства появляется «детская комната», в которой царит образованная женщина гуманистических взглядов. Правда, низшие сословия от этих взглядов были далеки. Юридическое бесправие детей, в особенности девочек, их полная зависимость от воли родителей было присуще в той или иной степени всем сословиям в России до конца ХIХ века. Однако фактическая ценность детства в контексте традиционного чадолюбия была в России на высоком уровне. Если по трудовому законодательству Англии в конце ХIХ века ребенок 11 лет, работающий на фабрике, нес всю меру ответственности и мог быть казнен наравне со взрослым, то Россия не знала подобных жестоких законов. Для российской традиции было характерно невмешательство взрослых в детский быт, признание их игровой автономии, предоставление им физического пространства для игр: даже в самой бедной крестьянской избе — особом микрокосме семьи — для детей было отведено «самое высокое» место — дощатый настил над печкой (полати) — столь выигрышное для успешной детской социализации. Детские постройки не разрушались, игрушки изготавливались взрослыми и сохранялись для следующих поколений, в детские игры взрослые не вторгались и даже, напротив, наблюдая за играми, старались понять как в отражении те или иные стороны семейной жизни. Например, если дети активно и с радостью играют в куклы, — жди в семье прибавления.

Все эти обстоятельства оказывались благотворными для существования уникальной детской субкультуры с ее особым бытом и бытием, с детским фольклором, правовым кодексом и другими формами детской жизни, сохраняющимися на протяжении столетий и передающихся изустно от одного детского поколения к другому.

Дети росли в многопоколенной семье, воспитателями в которой были, по сути все старшие ее члены. Сама патриархальная семья могла насчитывать до 100−150 человек, при этом дети и молодежь в ней составляли большую часть — до 70−80%.

Какова социальная ситуация развития современного детства в России?

В России сегодня дети от 0 до 18 лет составляют лишь 23,3% населения страны. По мнению ученых и международных экономистов-аналитиков, дети — будущий «человеческий капитал», который является одним из ключевых слагаемых не только индивидуального благосостояния страны, но и ее общего социально-экономического роста и развития. Дети в любой стране мира представляют собой наиболее ценный ресурс страны, залог ее будущего развития.

Каково состояние этого «ресурса» в России? Современная социальная ситуация развития в России с позиции ребенка носит драматичный, кризисный характер. Ее анализ открывает негативные изменения по всем трем направлениям трисоставной структуры личности ребенка: ее телесности, душевных проявлений и духовного бытия. Общее состояние физического здоровья детей (от года до 14 лет) в последние годы вызывает растущую озабоченность специалистов, родителей, властных структур. Растут общая невротизация детей и молодежи, психо-соматические и психические заболевания, свидетельствующие о духовном неблагополучии молодых россиян.

Что мы потеряли? По данным первой переписи населения, в России в 1897 г. было 128,2 млн. человек. Специальные расчеты, проведенные, в частности, нашим национальным гением Д. И. Менделеевым, показали, что при всем учете убыли населения в результате войн, эпидемий и пр., в России к 2000 году должно было быть 594,3 млн. человек, (а к 2026 — 1. 282 млн. чел.).

Перепись населения, прошедшая в 2002 г., обозначила цифру в 147 млн. чел. (такая численность была в России в 1906 г.), то есть потери человеческого ресурса страны, демографические потери в ХХ веке составили огромную цифру — более 430 млн. российских граждан! Согласно последней переписи населения, проводимой в октябре 2010 года, эта цифра составляет 142 млн. 905,2 тысячи человек. Иначе говоря, сохраняется тенденция снижения численности населения.

Какова перспектива? По данным международных организаций по народонаселению, в России к 2050 г. демографические потери составят 33 млн. человек, при этом число детей младше 15 лет сократится с 26 до 16 млн., следовательно, налицо катастрофическое старение нации. Президент России В. В. Путин в одном из выступлений сказал: «Через 15 лет нас будет меньше на 22 миллиона. Просто задумайтесь — это седьмая часть населения России. Если текущая тенденция сохранится, мы столкнемся с прямой угрозой существования нации».

За ужасающей демографической статистикой усматриваются, как правило, социально-экономические причины, как то: степень материальной обеспеченности детей в государстве, состояние детского здравоохранения и развитие сети оздоровительных учреждений, материальные возможности семьи и пр. Однако при всей важности подобных мер они не способны решить кардинально проблему детского здоровья, поскольку не учитывают его психологические параметры — ментального и нравственно-духовного свойства.

Объективными показателями духовного неблагополучия в сфере детства являются: проявления табачной (первое место в мире по данным ВОЗ), алкогольной (в том числе и пивной), наркотической и других зависимостей (аддикций), включая все виды так называемой «экранной зависимости» — телеманию, виртаманию (компьютерную игровую), интернет-манию. Другими объективными показателями духовного неблагополучия являются: детские и подростковые беспризорность и бродяжничество (сотни тысяч детей уходят из родного дома), тревожащий рост подростковой преступности и детской жестокости, криминализация языка, быта детей, беспрецедентный рост детских самоубийств.

В этих условиях наблюдаются существенные деформации внутрисемейных отношений, проявляющиеся во взаимоотчуждении детей и родителей. Разрыв теплых эмоциональных связей между старшим и подрастающим поколением является причиной психо-эмоционального неблагополучия ребенка в современной, даже внешне благополучной семье.

Нарушение традиционной иерархии отношений в системе «Ребенок — взрослый» в семье приводит к углублению конфликта поколений, падению авторитета взрослых, снижению ценности семьи и формированию «социального инфантилизма» у подрастающего поколения.

Важнейшими факторами растущего психологического духовного неблагополучия ребенка являются разрушение существовавших на протяжении тысячелетий естественных институтов социализации — прежде всего семьи, изменение нравственно- психологического климата в обществе, влияние средств массовой информации и др.

Почему это происходит? Совокупность всех этих фактов требует их теоретического осмысления и не может не быть понята вне учета кризиса семьи и изменения духовно-нравственных ценностей общества в целом. Что изменилось в сознании современного ребенка в последние годы?

Как показали исследования за очень короткий период (осень1992 по весну 1999гг) у детей-школьников произошли существенные изменения в представлениях о себе в контексте семьи: были обнаружены (май 1999 г.) очевидные сдвиги с возрастом в отношениях к себе у мальчиков в сторону уменьшения представлений о себе в семейной сфере и увеличения доли индивидуализации собственного Я, особенно — в культивировании физической силы с, порой, достаточно выраженным криминальным оттенком.

Для девочек различия за столь короткий период еще более существенные. Во-первых, активная «профессионализация» девочек самого раннего младшего школьного возраста (22% против 0% семь лет назад) и, во-вторых, резкое снижение представлений о себе в будущей семейной сфере: у 10 — 11-леток 7% против 47% и у 12 — 14-леток 18% против 29% (см. приложение 2). Если отсутствие установок на семью и дом у мальчиков традиционны, то для девочек подобная «бессемейная» картина мира последних лет, на наш взгляд, тревожный факт, требующий серьезного внимания. Отсутствие позитивных установок на семью у детей сегодня может привести завтра к формированию негативного отношения молодежи к семье как социальному институту. На это направлены все усилия СМИ, школы и зачастую позиция собственной семьи ребенка, т. е. впервые в истории цивилизации негативные семейные установки связаны с демографической катастрофой и личностным кризисом. Это значит, что в начале Третьего тысячелетия мы, может быть, стоим на пороге глобальных изменений самого психотипа человека.

Кроме того, проблема семьи — важнейшая проблема преемственности поколений, стоящая сейчас необычайно остро во всем мире. Чьи ценности жизни возобладают в недалеком будущем? Кого выберут дети разных возрастов в качестве объектов для подражания и каковы последствия этих выборов для самих детей и для культуры в целом?

Для России важнейшим фактором этой преемственности культуры через семью, которая могла в прошлом насчитывать 3 — 4, а иногда и 5 поколений ближайших родственников, являлся общественный «институт прародителей — бабушек-дедушек». В современных условиях пожилые члены семьи, уже не занятые в общественном производстве, оказываются психологически не готовы к воспитанию внуков и зачастую уклоняются от общения с ними, лишая и детей, и себя радости этого общения. Бабушки не знают колыбельных песен, дедушки не умеют вырезать игрушку из дерева, смастерить ее из бумаги и пр., предпочитая кассеты с сомнительного качества мультфильмами и покупки вместо игрушек антиигрушки. А с другой стороны, молодые родители зачастую, относясь к прародителям с предубеждением, «не доверяют» им воспитание внуков.

Вместе с тем, из исследований известно, что прародители (особенно бабушки), включенные в воспитание, являются катализаторами более высоких академических успехов внуков в младшем школьном возрасте и сдерживающим фактором противоправных нарушений и наркомании у подростков. Таким образом, проблема не только «отцов и детей», но и «дедов и внуков» становится все более острой и востребованной воспитательной практикой.

Главная функция старшего поколения — сохранение и передача семейных традиций, опыта, информации о семейных корнях, истории, семейных ценностей и установок и т. п., что призвано способствовать духовно-нравственному развитию младшего, да и среднего поколений, укреплению самой семьи.

Выработка установки у современных детей и молодежи на многодетную и многопоколенную семью, как многобытийную, дающую максимально гармоничное и благодатное развитие всем ее членам, что является залогом позитивного изменения демографической ситуации в стране.

На основании проведенных исследований в 70−80−90-е годы прошлого и в начале наступившего века, а также наблюдений, анализа литературы и пр. приходится констатировать снижение всех показателей качества жизни современного детства, что не могло не сказаться на неблагоприятной демографической ситуации в стране.

В связи с вышеизложенным перейдём к изложению принципов современной семейной политики государства.

С началом формирования систем социального обеспечения в первой половине ХХ века во многих странах они превратились в фактор опасности для самого общества, поскольку в исторически сложившейся культуре стали стимулировать в обществе паразитизм, беззаботность и безответственность.

Без особых натяжек можно утверждать, что в сложившихся условиях: какова бы ни была семья по её образу жизни и характеру деятельности взрослых, она домогается поддержки (прежде всего финансовой) со стороны государства и других общественных институтов, в большинстве случаев не считая себя обязанной государству и остальному обществу ничем; а подчас, не считая себя чем-либо обязанной и по отношению к своим же детям и старикам-родителям.

Фактически (исторически реально) требования многих людей (персонально) и семей к поддержке их со стороны государства и других общественных институтов выражаются в широко известном афоризме: «Не учите меня жить -- лучше помогите материально».

Если государство подчиняется этому (по существу ультимативно-террористическому) требованию, то система социальной защиты личности и семьи обращается в свою противоположность -- систему взращивания массовых паразитизма, беззаботности и безответственности.

Это касается как адресной поддержки семей, так и общих гарантий со стороны государства по отношению ко всем своим гражданам и легально проживающим иностранцам.

Поэтому общие гарантии со стороны государства, а тем более -- адресная помощь, для того, чтобы быть общественно безопасными и полезными, должны выражать принцип: «Прежде всего, учим жить, а потом -- в зависимости от восприимчивости к обучению -- помогаем материально (предоставлением бесплатных услуг и продукции либо оплачивая ваши счета)».

Но чтобы этот принцип работал, необходимо:

— видеть реальные проблемы общества, людей и семей;

— называть их своими, а не иносказательными именами (и уж тем более не делать вид, что этих проблем нет в жизни или что затрагивать их -- «неприлично»: в социологии не может быть «неприличных» тем и вопросов, поскольку после гласного (или по умолчанию) признания каких-то тем «неприличными», запретными или «не существующими», социология перестаёт быть наукой, а исключённые из её рассмотрения проблемы способны взять общество за горло и задушить его);

— знать, как эти проблемы возникают, как они могут быть преодолены или сведены к социально не значимому (в смысле безопасности для будущих поколений) уровню их проявлений;

— уметь учить столкнувшихся с проблемами семьи выявлять и преодолевать проблемы;

— уметь оказывать помощь семьям в выявлении и преодолении проблем;

— не брезговать и массовыми репрессиями (в случае если уровень проявлений проблем признаётся государством общественно недопустимым, т. е. опасным для будущего общества) в отношении тех, кто предпочитает не освобождаться от проблем, а эксплуатировать статус «жертвы проблемы» или продолжает быть проблемой для окружающих.

1.2 Инновационные технологии социальной поддержки семьи

1.2.1 Инновационные социальные технологии: понятие, особенности, структура, типы

Инновационные социальные технологии — процессуально структурированная совокупность приемов и методов, направленных на изучение, актуализацию и оптимизацию инновационной деятельности, в результате которой создаются и материализуются нововведения, вызывающие качественные изменения в различных сферах жизнедеятельности, ориентированные на рациональное использование материальных, экономических и социальных ресурсов.

Инновационная практика всегда была сложной и неоднозначной. Однако решение ряда проблем, обнаружившихся в современных условиях ее развития и выражающихся в почти полной разрегулированности и неадекватности социальных механизмов осуществления инновационных процессов, достаточно однозначно требует использования социогуманитарного знания (как теоретических конструкций, так и конкретных методов исследования различных социальных явлений) как средства оптимизации инновационных процессов и построения инновационной деятельности на всех уровнях. Это, в свою очередь, предполагает создание гибкой, обоснованной системы научного обеспечения нововведений, учитывающей логику и специфику осуществления не только собственно нововведения, но и особенности восприятия, оценки, взаимоадаптации элементов социальной системы, конкретных субъектов исторического действия к новым условиям жизнедеятельности, а также экспертно-отслеживающей возможные перспективы и последствия реализации конкретного нововведения. При этом процесс реализации нововведения становится более оптимальным. В основе технологии обеспечения нововведений должен быть такой подход к их изучению, в рамках которого возможно одновременное рассмотрение различных сторон взаимодействия социальной среды и нововведения, выявление тех сторон этого взаимодействия, которые в большей степени влияют на успешность инновационных процессов, а также распознавание и предвидение возможных проблем инновационной практики.

В таком случае в структуре технологии обеспечения нововведений целесообразно выделить две взаимодополняющие друг друга, синхронно осуществляемые деятельности — инновационную диагностику и социологическое изучение нововведений, целью которых является распознавание, предвидение проблем, которые могут возникнуть при взаимодействии среды и нововведения с помощью диагностики, а также изучения динамики общественного мнения по поводу реализации нововведения с помощью различных методов социологического исследования.

Инновационная диагностика предполагает осуществление процедуры анализа, диагноза и прогноза относительно конкретного нововведения. Это позволяет планировать не только алгоритм осуществления данного нововведения, но и прогнозировать конкретные последствия в широком комплексе общественной системы с учетом специфики ее функционирования, что дает возможность заранее подготовиться к появлению различных побочных явлений, конфликтов и противоречий в процессе инновационной деятельности: либо предотвратить их, либо смягчить отрицательные последствия. Теоретическая модель, создаваемая в системе инновационной диагностики и предшествующая внедрению нововведений, представляет собой набор прогностических схем по принципу «если…, то… «, носит вариабельный характер, предсказывающий и допускающий широкий спектр различных виртуально возможных состояний и последствий, порой даже неодинаковой степени вероятности. Таким образом, инновационная диагностика охватывает, во-первых, прогноз вероятности появления различных нововведений в будущем, во-вторых, дает более или менее полную картину перспектив развития конкретного нововведения, его последствий во всех сферах жизнедеятельности людей, виртуально фиксирует разные варианты восприятия его людьми, прогнозирует общественное мнение, на которое невозможно не ориентироваться.

Инновационная диагностика происходит в три этапа:

1) до реализации нововведения (фиксация всех возможных проблем, которые могут возникнуть в ходе инновационного процесса; полученная информация в данном случае носит в значительной мере политически и идеологически окрашенный характер);

2) во время его осуществления конструктивное переосмысление знания позволяет проводить оперативную доработку, проектировку реализации нововведения с учетом конкретных ситуационных особенностей;

3) после него (через сопоставление целей и полученных результатов нововведения с определенными признаками, характеризующими среду его освоения) — включая в себя: диагностику среды нововведения и диагностику собственно процесса его осуществления. Проведение диагностики собственно процесса осуществления нововведения и его среды позволяет определенным образом управлять инновационным процессом с учетом конкретных ситуационных особенностей, корректировать ход и содержание инновационной деятельности, делать ее наиболее рациональной и оптимальной для эффективного осуществления поставленных целей. Достижение определенных успехов при осуществлении того или иного инновационного процесса зависит от степени консервативности общественного мнения, воздействие которого может заметно ускорять или, наоборот, замедлять введение конкретной инновации. В таком случае исследование и анализ динамики общественного мнения относительно уже осуществившихся и потенциально возможных изменений — задача изучения нововведений, ориентированная на возможность осуществить более полный анализ противоречий и реально возможных конфликтов, связанных с ним.

Изучение нововведений предполагает широкое использование методов социологического исследования (опросы, наблюдение), а также нетрадиционных способов получения социологической информации, таких, как экспертные оценки, инновационные игры. Система обеспечения нововведений предполагает создание гибкой, целостной системы инновационной политики как определенной стратегии в отношении к инновационным процессам, которая должна осуществляться на всех уровнях и на государственном, прежде всего.

Социальные инновации весьма разнообразны, что в первую очередь обусловлено многообразием явлений социальной жизни. При классификации социальных инноваций используются различные основания.

1. Исходя из понятия уровня и объема социальных нововведений, можно выделить инновации глобального характера, направленные на решение общечеловеческих проблем, а также региональные и локальные инновации, представляющие более узкие интересы регионального и местного значения.

2. По сферам общественной жизни выделяют инновации социальные, политические, экономические, инновации в культурно-духовной сфере, в социальных структурах и институтах.

3. По масштабу использования различают единичные социальные инновации, осуществляемые на одном объекте, и диффузные, распространяемые на многие объекты.

4. В соответствии со структурой социальной сферы в целом, компонентами которой являются образование, управление, занятость населения, пенсионное обеспечение, культура, спорт, здоровье людей и т. д., можно выделить педагогические, образовательные, правовые, управленческие социальные инновации и т. д.

Источниками социальных инноваций являются изменения внешней среды, возникающие социальные проблемы, которые невозможно решить традиционными методами, изменения потребностей общества и его членов. Неразрешенность тех или иных социальных проблем дает импульс к разработке новых средств, норм в социальной сфере.

Так были созданы и получили распространение «телефоны доверия», с помощью которых оказывается анонимная психологическая помощь людям, находящимся в стрессовых ситуациях; так возникли социальные приюты, гостиницы и т. д.

В философском плане социальные инновации развиваются как нововведения в социальной практике, способствующие разрешению противоречий, возникающих в условиях неоднородности и нестабильности общества, сосуществования различных аксиологических систем, усиления процессов социальной мобильности, когда многие традиционные формы и методы обеспечения социальных гарантий оказываются несостоятельными.

Процесс развития общества идет посредством обновления и обусловливает создание предпосылок для формирования новых нетрадиционных компонентов в социальной сфере, инновационных способов социальной деятельности, а нововведения являются формой этого общественного развития. В связи с этим необходимо конкретизировать содержание инновации как процесса.

Под инновационным процессом понимается процесс генерирования новой идеи, разработки, экспериментальной апробации, ее распространения и использования. Инновационный процесс включает в себя инновационную деятельность, которая понимается как деятельность, направленная на использование научных знаний и практического опыта с целью получения нового или улучшения производимого продукта, способа его производства (технология) и совершенствования социального обслуживания. Он состоит из таких составляющих, как процесс поиска и разработки новой идеи, ее экспериментальной апробации, распространения и использования.

Период от возникновения до практического применения нового представляет собой инновационный цикл, продолжительность которого может варьировать в зависимости от многих факторов, вызывающих торможение процесса. Среди основных факторов торможения можно выделить социально-экономические и психологические.

К первой группе относятся, прежде всего, острый дефицит финансирования нововведения, явный недостаток профессионально подготовленных кадров, перспектива сокращения рабочих мест и распространение безработицы по мере развития конкретного инновационного процесса.

Психологические факторы торможения обусловлены наличием различных психологических барьеров информационного или мировоззренческого плана (недостаточная информированность о сути и цели инновации или отношение к новшествам как к кратковременной кампании). К причинам, сдерживающим инновационный процесс, можно отнести консерватизм мышления, отсутствие инициативного и творческого подхода в решении проблем в социальной сфере.

Ученые разрабатывают специальные программы, цель которых — социально-психологическое обеспечение нововведений. Их основными элементами являются:

— критическое отношение к предстоящим нововведениям;

— аргументация в их пользу;

— обоснование конечных результатов, ожидаемых в итоге реализации нововведения;

— изучение мнения работников организации с целью выявления сторонников и противников новшества и нахождения правильного подхода к каждому заинтересованному человеку;

— утверждение плана внедрения нововведения с учетом результатов обсуждений и опроса общественного мнения.

На основе этих программ можно разработать механизм, способствующий ослаблению действия факторов торможения за счет стимулирования творчества работников:

— создание условий для поддержания творческой атмосферы в организации;

— стимулирование инновационной деятельности молодых работников;

— регулярное проведение конкурсов инноваций;

— материальная и моральная поддержка творческих работников (учреждение государственных званий, премий, направление на стажировку в зарубежные центры и т. д.).

Социальной базой, субъектом социальных нововведений являются инноваторы. А. И. Пригожий предлагает квалифицировать их по ряду оснований: по типу инновационной деятельности — создатели (авторы идеи и ее популяризаторы) и реализаторы (авторы технологического процесса освоения и внедрения новшества); по отношению к основной специальности — профессионалы и самодеятельные инноваторы; по количеству участвующих — коллективные и индивидуальные инноваторы; по предмету инновационной деятельности — инноваторы — разработчики новых материальных продуктов, новых технологий, методов деятельности, новых социальных норм и отношений. Инновационные социальные технологии представляют собой такие методы, приемы инновационной деятельности, которые направлены на создание и материализацию нововведений в обществе, реализацию таких инициатив, которые вызывают качественные изменения в разных сферах социальной жизни, приводят к рациональному использованию материальных и других ресурсов в обществе. Инновационные технологии существуют в двух формах: в виде программ и документов и как реально развивающиеся в соответствии с этими программами социальные процессы.

Использование новых методов и технологий при решении конкретных проблем требует их модификации и приспособления к особенностям управления, традициям, масштабам и уровням социальных систем и т. д., что, в свою очередь, обусловило создание и развитие инновационного метода, основанного на принципиально новых для традиционной науки идеях и принципах и открывающего новые возможности решения сложных комплексных задач на всех уровнях общественной системы.

1.2.2 Инновационный опыт регионов России по поддержке семьи

1.2.2.1 «Родительская школа» (Опыт внедрение инновационных технологий в Волгоградской области)

В регионе накоплен большой опыт по подготовке молодёжи к семейной жизни и сознательному родительству, поддержке родителей с детьми. Так, своё пятнадцатилетие отметит школа «Света» — одна из первых в России школ подготовки молодёжи к семейной жизни и ответственному родительству, организованная на базе областного центра «Семья». Уже доброй традицией стало проведение мероприятий по повышению авторитета семьи и пропаганде семейных ценностей: областной марафон «Здоровая семья — здоровая Россия»; торжественное чествование родителей в День матери и в День отца; областные конкурсы «Семья и детство», «Символы Отечества».

На территории региона успешно внедряются инновационные технологии работы с семьёй и детьми: «Активная поддержка родителей», «Интенсивная семейная терапия на дому», «Сетевая терапия», — применение которых стало возможным благодаря участию Волгоградской области в международном пилотном проекте «Реализация комплексного подхода в социальной работе с семьей и детьми» (при поддержке Министерства здравоохранения и социального развития РФ, Стокгольмского университета и Агентства по международным связям СИДА (Швеция), Детского Фонда (ЮНИСЕФ) и координации социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Отрадное» г. Москва). Постоянно увеличивается количество специалистов, обученных новым технологиям, которые активно используются в работе с семьями.

С целью оказания квалифицированной, профессиональной помощи родителям, в регионе стала выстраиваться система межведомственного взаимодействия специалистов различных учреждений и ведомств. Практически в каждом учреждении социального обслуживания семьи и детей налажено взаимодействие с женскими консультациями, установлены контакты с детскими поликлиниками, активизирована работа с детскими садами и школами. Участие в реализации вышеназванного международного проекта оказало огромное влияние на развитие всей системы социального обслуживания семьи и детей в области, на идеологию работы с семьёй, способствовало изменению стратегии и тактики в вопросах оказания социальной помощи семье и детям.

В деятельности учреждений получили развитие групповые формы работы с населением, причём, если клубная работа и школы подготовки к рождению ребёнка, к семейной жизни действовали раньше, то сетевые встречи с ближайшим окружением ребенка, интенсивная работа с семьей на дому, группы поддержки родителей, взаимопомощи, открытый детский сад стали проводиться благодаря проекту.

Новые подходы к организации социальной помощи семьям с детьми стимулировали установление продуктивных партнёрских отношений с учреждениями здравоохранения и образования, способствовали созданию на местах межпрофессиональных команд специалистов.

Овладение инновационными методами позволило коренным образом перестроить работу с семьёй, сделав акцент на ранней профилактике семейного неблагополучия. Используя технологии метода «Активная поддержка родителей детей в возрасте от 0 до 7 лет», были разработаны региональные программы: «Подготовка семьи к рождению ребенка», «Психолого-педагогическое просвещение родителей» и «Тренинг эффективности родителей». В рамках метода «Активная поддержка родителей» специалистами 6 центров были разработаны программы «Растём вместе», «У вас будет ребёнок», «Капелька», «Азбука общения», «Тет-а-тет», «Пирамидка», которые в настоящее время проходят пилотную апробацию. Кроме того, были разработаны и реализуются пилотные программы, направленные на решение наиболее острых проблем региона. Среди них программы, направленные на повышение авторитета и роли отца в семье, — программа «Азбука отцовства», на социальную поддержку неполной отцовской семьи — программа «Прометей», на профилактику социального сиротства — программа работы с одинокими беременными женщинами, находящимися в трудной жизненной ситуации, «Первые шаги», на психолого-педагогическое сопровождение семейных воспитательных групп — программа «Мы вместе», на решение проблем одиночества — программа по созданию службы знакомств «Соединяем сердца».

Особенно хочется отметить программу «Киноклуб „Семейное кино“», в рамках которой предусматривается просвещение родителей и обучение их основам организации продуктивного семейного досуга, способствует улучшению микроклимата семьи.

Одной из задач вышеназванных программ является организация системы ранней помощи и поддержки родителей в воспитании и развитии детей, укрепление роли отца и матери на основе сотрудничества и взаимной ответственности родителей и специалистов. Все программы базируются на уважении самих родителей, их роли, родительской компетенции и права воспитывать своих детей в соответствии с определёнными семейными ценностями. Роль специалистов заключается лишь в грамотном использовании ресурсов родителей для достижения долговременного эффекта от мероприятий, проводимых по отношению к ребенку. Особое внимание специалисты уделяют мобилизации родительского потенциала, привлекая их к участию в группах поддержки, группах взаимопомощи, клубах для родителей и детей, семейных клубах и пр. Полученные теоретические знания о различных приемах воспитания, оценка своих прошлых неудач, дискуссии, направленные на поиск решений трудных ситуаций и оставляющие за родителем право выбора, позволяют им обрести уверенность в себе, выйти на новый уровень осознания себя как родителей и понимания своих детей.

На принципе минимального вмешательства в жизненное пространство семьи, мультисистемном подходе, при котором проблемы семьи решаются в той среде, где они возникли при максимальной мобилизации ресурсов самой семьи и ресурсов ее социального окружения, основан и метод «Интенсивная семейная терапия на дому».

С применением данного метода специалисты социальных учреждений начали работать в 2008 году с семьями, которые обратились в центр с самыми различными проблемами: агрессивное поведение детей; конфликтные взаимоотношения с родителями и другими детьми, проживающими в семье; проблемы в школе — пропуски занятий, конфликты с учителями, со сверстниками и т. д.

Среди семей, обратившихся за помощью к специалистам, были неполные, опекунские семьи, семьи с детьми-инвалидами, семьи, переживающие посттравматический кризис после смерти отца, воспитатели семейных воспитательных групп и др. Опыт работы методом интенсивной семейной терапии с одной из семей кратко описан в приложении 3. С целью отслеживания эффективности использования методов и форм работы с семьями и детьми в регионе регулярно проводятся социологические исследования, мониторинги. Так, в 2006 году изучались проблемы отцовства, в 2007, — проблемы и потребности родителей в воспитании детей, в августе текущего года был проведён мониторинг «Основные проблемы детско-родительских отношений в семьях с детьми дошкольного и младшего школьного возраста». Было опрошено 300 респондентов (родители детей дошкольного и младшего школьного возраста) с целью выявления основных проблем детско-родительских отношений и эффективных путей их решения. Результаты мониторинга показали, что конфликтные ситуации между родителями и детьми возникают довольно часто, 59% респондентов указали на частое использование санкций в отношении детей. Было отмечено, что многие родители имеют плохое представление о том, как конструктивно разрешать конфликты с детьми, большинство используют только два основных подхода -- применяют власть (наказания, в том числе и физические) и подчиняются воле ребенка. Оба эти метода неэффективны и вредны как для ребенка, так и для их взаимоотношений с родителями. Родители испытывают затруднения в воспитании детей, выборе оптимальных воспитательных методов и приемов, в применении почерпнутой из литературы информации непосредственно на практике. Они часто нуждаются в получении конкретной адресной помощи по вопросам воспитания детей. Кроме того, исследование показало, что воспитательная функция в большей части случаев ложится исключительно на мать. Отцы чаще всего отдалены от взаимоотношений с детьми и от воспитания детей. Вторичность отцовского воспитания не может обойтись без последствий, например, адекватное обучение ребенка способам преодоления трудностей невозможно без участия отца.

В качестве приоритетных направлений совершенствования помощи в детско-родительских отношениях (согласно ответам респондентов) были определены следующие: повышение качества психологического консультирования, рост объема бесплатных печатных материалов по вопросам воспитания и детско-родительских отношений для распространения, юридическое и семейное консультирование.

Каждый родитель мечтает воспитать из своих детей здоровых, образованных, порядочных людей. Таких детей могут воспитать родители с высоко развитым чувством самосознания, способные принять ребёнка таким, каков он есть, с его чувствами и поступками. Помочь им в этом — задача специалистов!

1.2.2.2 Социальная защита семьи в Алтайском крае

Разграничение полномочий между федеральными органами государственной власти, субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления вызвало необходимость реформирования системы органов социальной защиты населения края и приведение её в соответствие федеральному законодательству.

С 2008 года в Алтайском крае функционирует централизованная система социальной защиты населения, которая включает в себя Главное управление Алтайского края по социальной защите населения и преодолению последствий ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне (Главалтайсоцзащита), 76 его подразделений — управлений социальной защиты населения по районам и городам края, 125 учреждений социального обслуживания.

Улучшение положения семей с детьми обозначено приоритетом социальной политики в крае.

В рамках Года семьи был реализован целый комплекс мер, направленных на укрепление института семьи, повышение престижа семейных ценностей, поддержки материнства и детства в крае.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой