Мафия как социально-политическое явление

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Изначально считается, что слово «мафия», да и то, к чему оно применяется, берет свои корни из Италии, или точнее с Сицилии. Все мы видели фильмы о мафии и о том чем она занимается, но так ли это на самом деле как показывают нам режиссеры?

Даже в самой Италии единого мнения о происхождении и сущности мафии нет. Одни полагают, что это широко разветвленная преступная организация, другие призывают не преувеличивать опасности, ведь мафия — это определенный стиль жизни, а мафиозо — определенный тип людей. Мафия — это не секта или организация, у нее нет ни правил, ни уложений. Мафиози — не вор и не бродяга, и если в связи с новыми веяниями этот термин применяют теперь к ворам и бродягам, то только потому, что у не слишком образованной публики не было достаточно времени, чтобы понять значение этого слова. К тому же обычно она не утруждает себя знанием того, что, в отличие от вора или бродяги, мафиози бывают исключительно храбрыми и твердыми людьми, людьми, которые никогда не попадаются на удочку, и в этом смысле быть мафиози — важно и даже нужно. Мафия — это сосредоточенность на самом себе, чрезмерное полагание на собственную силу — первого и последнего арбитра в любом деле, в любом конфликте, материальном или идейном; отсюда — нетерпимость по отношению к чужому превосходству, а еще более — к чужому высокомерию. Мафиози хочет, чтобы его уважали, и почти всегда сам уважает других. Если он оскорблен, то он не полагается ни на закон, ни на правосудие, а сам его вершит; когда ему для этого недостает силы, он действует с помощью других людей, которые оказались в такой же ситуации, как и он.

Определение понятия

Мафия (итал. mafia) — криминальное сообщество, на Сицилии во второй половине XIX века и впоследствии распространившее свою активность на крупные, экономически развитые города в США[1] и некоторые другие страны. Представляет собой объединение («семью») криминальных групп, имеющих общую организацию, структуру и кодекс поведения (омерту). Каждая группа «работает», осуществляя рэкет, на определенной территории: в районе большого города, в небольшом городе или в целом регионе страны.

В настоящее время термин «мафия» зачастую используется обобщающе для обозначения любых этнических преступных группировок, полностью или частично повторяющих организацию и структуру сицилийской мафии Коза Ностра (например, действующие также в Италии — Каморра, Ндрангета и Сакра Корона Унита; мексиканская мафия, ирландская мафия, Якудза и др.).

Раймондо Катанзаро допускает многозначность толкования мафии. Если исходить из целей, к которым она стремится, мафия — это экономическое и политическое господство. С точки зрения внутренней структуры, мафия — это неформальная организация, набор группировок. Относительно своей культуры, мафия — это психология уважения. Если же иметь в виду средства достижения своих целей, мафия — практика насилия. Но все эти толкования не ведут к целостному определению. Весьма распространен подход к мафии в плане ее деятельности, образа поведения, метода действий. Подобный взгляд покоится на отрицании за мафией формальной организации. В реальности существуют якобы лишь отдельные лица, мафиози, выступающие носителями социально определенного понятия о мужской чести как способности заставить уважать себя, отвечая силой на причиненный ущерб. В таком случае исследователь фокусируется на присущих мафиозному поведению качествах жестокости, таинственности, церемониальности, символизации. Но стремление найти логику мафиозных методов действия ведет к выявлению их сущности. А существенной чертой мафиозо, проявляющейся в разнообразных формах поведения, выступает вид получения дохода, способ эксплуатации. Специфика мафиозного вида извлечения дохода может раскрываться по-разному. Широко признана концепция мафии как организованной деятельности по предоставлению протекции. Развивая эту концепцию, Диего Гамбетта утверждает, «что мафия является специфическим экономическим предприятием, индустрией, которая производит, поощряет и продает частную протекцию». Здесь речь идет о группах, которые активно действуют в индустрии протекции под признанной маркой, признают друг друга как законные поставщики мафиозной протекции и успешно препятствуют неправомочному использованию своей марки другими. Марка, как правило, характеризуется ясно обозначенной этничностью, ритуальностью и именем. Стать членом мафии значит подписать контракт с определенной группой. Мафия не может действовать как определенный вид индустрии, не создав для этого подходящей организации. И если Пино Арлакки подчеркивал неорганизованность мафии, то многие придерживаются противоположной позиции, полагая, что это предельно дисциплинированная организация. Последняя точка зрения может либо рисовать такую преступную группу в виде бюрократической иерархической структуры с рациональными целями, формальными правилами и специализацией ролей и функций, либо представлять ее системой традиционных патриархальных связей (родство, патронаж).

Все эти определения мафии сходятся в одном, в том, что она имеет отношение к организованной преступности. Но дальнейшие уточнения наглядно демонстрируют лишь понимание многогранности явления и проблематичность подведения его под общее понятие. Определение, данное немецкими правоохранительными органами в начале 1990-х гг., характеризует организованную преступность как деяния, имеющие повышенное значение, содержащие взаимодействие не менее двух лиц, направленные на получение дохода или достижение власти, заключающиеся в планомерном совершении преступления и для этого предполагающие использование промышленных и деловых структур, применение власти для запугивания, а также влияние на политику, экономику, правосудие, общественную администрацию и средства массовой информации. Голландская разведывательная служба определяет организованную преступность как иерархическую структуру, построенную на внутренней поддержке и санкциях, длительный срок занимающуюся отмыванием денег, коррупцией и подкупом чиновников, вовлечением в нелегальный бизнес, структуру, скрытую за некоторыми компаниями и жестокую к конкурентам.

Порядок организации мафиозных групп говорит в пользу того, что это социальный институт, представляющий собой один из видов организованной преступности. А институт предполагает, в первую очередь, большую группу людей, организованную едиными правилами помимо воли участников. И в этом качестве мафия выполняет социальную функцию, поскольку соединяет в своей деятельности объективно необходимые общественные интересы. Теоретически допустима ситуация, когда такой институт будет легитимно существовать и выполнять свои функции, а значит, не будет являться организованной преступностью. Однако ни одно государство не допустит выполнения подобных функций частными организациями (т.е. не легализует данную форму дохода), так как обеспечение гарантий — неотъемлемая часть сущности самого государства.

Проблема определения мафии состоит еще и в том, насколько правомерно ее унифицировать и отрывать от исторического и культурного контекста.

1. Социально-исторические корни

Мафия сформировалась в период анархии и слабости государственных структур власти на Сицилии в период правления династии Бурбонов и постбурбоновский период, как структура регулирующая взаимоотношения в сицилийском обществе (в это же время в Неаполеформируется аналогичная криминальная структура каморра). Однако социально-политические предпосылки к возникновению мафии появились задолго до этого.

До объединения Италии в 1860 году Сицилия в течение почти двух столетий находилась под иностранным господством. Эксплуатация и репрессии, которым подвергались сицилийцы, привели к тому, что в среде местного населения начали возникать разрозненные группы бандитов, которые грабили богатых чужестранцев. Эти группы нередко делились награбленным с односельчанами, чем снискали их поддержку и содействие. Постепенно в среде местного населения отношение к бандитам становилось более терпимым. Нередко преступные группировки давали бедным крестьянам ссуды в рассрочку, улаживали конфликты между торговцами и т. д. Таким образом сформировалась социальная база для будущего возникновения собственно мафии. Дальнейшее развитие мафии происходит во время расцвета бизнеса, связанного с выращиванием и продажей цитрусовых.

В конце XIX и начале XX веков сицилийцы по причинам, в первую очередь, экономическим массово мигрируют в США, где успешно переносят традиции мафии, как общественно-криминальной структуры, в американское общество, при этом и в самой Сицилии мафия продолжает существовать и развиваться. В период фашизма местные органы власти проявляли особую активность в борьбе с мафией, что стало дополнительной причиной для эмиграции многих мафиози в США и другие страны.

В связи с возникновением сепаратистского движения в Сицилии в 1920—1930-х годах, центральное правительство в мае 1945 года было вынуждено предоставить Сицилии некоторую степень автономии. В следующем году были проведены выборы в местные органы власти. Левый блок социалистов и коммунистов Blocco del Popolo получил большинство голосов избирателей. Христианские демократы, монархисты и сепаратисты остались в меньшинстве. Мафия была особенно враждебно настроена к левым, в связи с чем христианские демократы втайне начали использовать «услуги» мафии для запугивания избирателей с целью заставить их голосовать за правых. Вследствие этого в 1948 году христианские демократы удвоили своё представительство в местном законодательном органе. Этот успех стал прочной основой негласного сотрудничества правых партий с сицилийской мафией, что обеспечивало их неизменный успех на выборах в течение почти всего послевоенного периода.

Тем не менее, процесс эволюции демократической системы Италии затронул и Сицилию, где начиная с 1960—1970-х годов начали приниматься более серьёзные меры для подрыва влияния мафии: аресты главарей организации, полицейские рейды и т. п. стали обычными и регулярными явлениями, которые, в свою очередь, привели к убийствам прокуроров, судей и представителей других правоохранительных органов, участвовавших в борьбе против мафии.

Мафия исторически была южноитальянским явлением, связанным с эволюцией аграрного и политического строя.

В XIV—XVIII вв. на Сицилии происходило укрупнение земельной собственности и сельских поселений. При этом связи между селами ослабевали, рынки концентрировались в городах, куда перебирались и собственники земли. Господство землевладельцев над аграрными рабочими усугублялось технологической неразвитостью. Но императив капиталистического развития вовлекал землевладельцев в рыночные от-ношения и требовал институциональных регуляторов. Долгое время царившая политика испанских Габсбургов («разделяй и властвуй») создала атмосферу недоверия, что сказалось на привычках людей полагаться лишь на родственников и близких друзей. К тому же сицилийцы, имея дело с правосудием, традиционно прибегали к частной посреднической помощи, не доверяя административной власти. А в условиях многочисленных общественных изменений и нарушений привычных связей права сельскохозяйственных субъектов оказались незащищенными. Общество удовлетворило эту потребность в лице управляющих и службы охраны феодальной земельной собственности — демобилизовавшихся гарибальдийцев, бандитов и бывших заключенных. Именно доверие гражданами протекции своей собственности стало, по мнению Раймондо Катанзаро, решающим моментом роста мафии. Люди стремились к таким гарантиям, которые бы знали, уважали и которых бы остерегались потенциальные бандиты или все те, кто представляет угрозу их собственности.

Политическая борьба в Италии привела в XIX в. к отмене феодализма и объединению страны. Видимо, противоречие между новыми буржуазными порядками и старыми интересами поместного землевладения, проникшими в эти порядки, привело к возникновению коррумпированной бюрократии. Считается, что это ослабило государственный суверенитет и обеспечило проникновение мафии в политическую систему. Государственная власть стала прикрытием для практики частной протекции. «Утилизация мафиозной власти государственной властью свидетельствует о том факте, что феномен мафиозо должен быть обеспечен структурой системы альянсов между социальными классами и политическими интересами на местном уровне, но для выживания и успеха он должен идти дальше местной политической системы и утвердиться в обстановке, созданной национальными политическими балансами».

Массовые политические движения и создание партий лишили мафию части социальных функций (социальное посредничество, сплочение индивидов, политическая протекция). Центральная власть, стремясь установить гражданский порядок, все успешнее монополизировала физическое насилие. В 1950—1960-е гг. власть на Сицилии перешла к руководству Христианско-Демократической Партии (ХДП), которая, успешно меняя политическую систему острова, добилась контроля на основных ступенях экономического и политического господства. Интересы основных групп населения острова получили иную форму политической реализации, чем при мафии. Многие мафиози оказались вынуждены сотрудничать с ХДП ради сохранения формы дохода, поддерживая мафиозные методы контроля в административном аппарате. Таким образом, в системе местной власти обозначилась элита, посредующая распределение централизованных средств на местах. Она наживалась на расхождении цен, установленных государством при инвестициях ресурсов и финансов, с действительно уплачиваемыми средствами. Новые мафиозные политические структуры централизовали и консолидировали ряд важных рынков: строительство, кредит, трудоустройство в общественном секторе, городские рынки. Позднее, уже в 1970-е гг. возникла напряжённость в политико-административной системе. Государство опять попыталось волевым путем сконцентрировать ресурсы, чем нарушило многие интересы и усугубило социальный раскол. Последовавшая экономическая дезинтеграция возродила активность групп мафиозного типа.

Итак, как показывает история, институт мафии сформировался в Италии на базе перехода сельского хозяйства к капиталистическому рынку и трансформации политического строя. Задачей этого института стало обеспечение гарантий экономических трансакций частным образом благодаря содействию коррумпированной власти. На эволюцию и функционирование мафии значительно повлияли как усилия государства в монополизации насилия, так и динамика нелегального бизнеса.

2. Мафиозная культура

Принципы, нормы и правила поведения мафии обязаны своим происхождением истории средиземноморской, а конкретнее, сицилийской культуры. Это целая идеология, в центре которой стоят понятия чести и инструментальной дружбы. Условием их процветания была экономическая конкуренция с привлечением политических средств. «Это соперничество, соединенное с социально санкционированным использованием частного насилия, придало мафии изначальный динамизм в качестве криминального предприятия».

Честь покоится на соединении богатства, власти, престижа и насилия. В сицилийской культуре это предполагает, что человек своей собственной силой должен гарантировать своей семье уровень жизни, соответствующий социальному статусу, защищать собственность, охранять верность и чистоту женщин своей семьи. Обеспечение таких гарантий связано со способностью вести борьбу, постоянно отвечая на всякий нанесенный ущерб. Человек чести умеет заставлять уважать свои права, не считаясь со средствами для достижения этой цели, непримирим и подчеркнуто враждебен ко всяким посягательствам на свои права, и не боится жестокой борьбы за эти права. Лиц с такими способностями всегда очень мало, а приобретение чести одним является потерей чести другим. Мафиозо всегда появляется как вызов старым держателям монополии на насилие, прежним мафиози. Победителем становится не просто тот, кто ниспровергнет конкурента, но и кто завоюет признание своей монополии среди жителей определенной территории. Отстаивание чести связано с жестокостью и агрессией. Сицилийская культура поощряет насилие ради экономических целей. Мафиозо должен доказать свою способность пойти на крайнюю жестокость ради чести. Символом его силы и надежности служит совершенное в борьбе за честь убийство. Элементом постоянной борьбы за защиту чести является система кровной мести (вендетта).* Это «одна из старейших форм конфликта, кровная месть, которая до недавнего времени казалась исчезнувшей вместе с наиболее отсталым культурным наследием, совершила кровавый возврат в 1970-е годы, и ее разрушительная сила не уменьшилась…».

В борьбе, где один против всех, ценится умение создавать и менять коалиции, обеспечивая свои возможности в борьбе за честь. В этом мафиозо способствует сеть родственных связей и выгодных знакомств. В мафиозных кланах широко практикуется укрепление внутрисемейных связей, расширение сферы общих интересов, обобществление семейной собственности. Сфера деловых контактов мафиозо распространяется на административные и юридические структуры итальянского общества.

В деятельности мафиозо необходимым атрибутами становятся секретность и информированность. Чтобы обеспечить протекцию, надо знать клиента, его семью, его друзей, его бизнес и т. п. Способность собирать информацию является частью репутации. И если стороны знают, что гарант обладает какой-либо исключительной информацией о них, то они охотнее идут на сотрудничество. Нужна уверенность, что информации гарантов достаточно, чтобы сдержать другую сторону. Кроме того, информированность требует слежки. «Сбор информации требует, прежде всего, ряда личных качеств, таких, как хорошая память, способность быстро формулировать продуктивные вопросы и ставить их тактично, непритязательно и предупредительно, и склонность к ненамеренной, ненавязчивой медлительности». Тем не менее, информация должна всегда быть точной. Циркуляция информации имеет строгие пределы между и внутри семей. Но все это часто чревато недопониманием друг друга, а, следовательно, напряжением в общении, недоверием. Для сокрытия информации практикуется обычай или кодекс секретности под названием «омерта». «В мафиозной культуре дер-жать рот закрытым и молча вынашивать возмездие значит поступать правильно». Но, несмотря на такую таинственность, мафия нуждается в открытом признании как в преступном мире, так и в обществе. Поэтому в глазах сицилийцев мафиозо — человек, свободный от материальных нужд, имеющий власть за счет применения грубой силы и ведущий образ жизни избранных. В мире, где большинство напряженно трудится, его свобода времяпрепровождения — явный знак чести и власти. Поскольку в сицилийской культуре обладание богатством ставит под угрозу его деловые качества «сильного», то чтобы остаться мафиозо, человек будет воздерживаться от увеличения собственности. Мафиозо получает «честь» не путем обладания землей, а через силовую защиту прав на нее.

Знакомства и дружеские связи мафиозо основаны не на чувствах и симпатиях, а на экономическом расчете. Форма таких отношений становится ритуальной. Только так возникают коалиции для решения проблемы доверия при обязательствах бизнеса. Раймондо Катанзаро именует это «посредническим капитализмом», переходным состоянием от феодализма к капитализму. Мафиозо должен иметь много связей, чтобы проявлять свое умение урегулировать споры и социальные конфликты. «Посредничество имеет решающее значение в обществе, которое структуры современного государства не пронизали основательно и непредвзято, но в котором скорее имеет место патронаж. Мафиози принимают на себя контроль над этими функциями и действуют как посредники или примирители». Они формируют определенные социальные связи, которые не могли осуществиться без их участия и гарантий надежности. И именно по этой причине, с другой стороны, они заинтересованы в сохранении общественного конфликта больше, нежели в его прекращении. За всеми подобными отношениями и интересами, что очень существенно, кроется практика определенной формы получения дохода.

Движимая инерцией традиционной культуры, мафия, тем не менее, менялась в ходе эволюции итальянского общества. Традиционный мафиозо жил скромно, чтобы показать единство с сообществом, которое он защищает. Постепенно богатство стало более важным атрибутом чести, чем самостоятельный и праздный образ жизни. Новый мафиозо живет в роскоши. Развитые рыночные отношения радикально изменяют стиль жизни и идеологию мафиозо. В первую очередь, мафиозо стал ориентироваться на прибыль и власть как на цели жизни, а не средства удовлетворения материальных потребностей. Это уже не аграрий, а инженер, торговец или предприниматель. Традиционные мафиозные группировки создавались их лидерами, новые мафиозные предприятия существуют на базе семьи. «Мафиозо-предприниматель рождается в семье, достаточно хорошо интегрированной в жизнь района, коммуны и социального слоя, к которым он принадлежит… — это сын дона А. или племянник дона Б.».

3. Мафиозная организация

Криминальные сообщества, составляющие мафию, называются «семьями» (также «кланами» или «косками»). Они «управляют» определённым районом, городом или регионом (например, Сицилия, Неаполь, Калабрия, Апулия и т. д.). Членами семьи могут быть только чистокровные итальянцы, а в сицилийских семьях — чистокровные сицилийцы. Прочими участниками группировки могут быть только белые католики. Члены семьи соблюдают омерту.

Типичная структура «семьи»

Босс, дон. (англ. boss, итал. capomafioso) — глава семьи. Получает сведения о любом «деле», совершаемом каждым членом семьи. Босс избирается голосованием капо; в случае равенства количества голосов проголосовать также должен подручный босса. До 1950-х годов в голосовании участвовали вообще все члены семьи, но впоследствии от этой практики отказались, поскольку она привлекала внимание правоохранительных органов.

· Младший босс, или подручный (англ. underboss) — «заместитель» босса, второй человек в семье, который назначается самим боссом. Подручный несет ответственность за действия всех капо. В случае ареста или смерти босса, подручный обычно становится действующим боссом.

· Консильери (итал. consigliere) — советник семьи, человек, которому босс может доверять и к советам которого прислушивается. Он служит посредником при разрешении спорных вопросов, выступает посредником между боссом и подкупленными политическими, профсоюзными или судебными деятелями либо выполняет роль представителя семьи на встречах с другими семьями. У консильери, как правило, нет собственной «команды», но они имеют значительное влияние в семье. При этом у них обычно есть и законный бизнес, например, адвокатская практика или работа биржевым маклером.

· Капореджиме (итал. caporegime), капо, или капитан — глава «команды», или «боевой группы» (состоящей из «солдат»), который несет ответственность за один или несколько видов криминальной деятельности в определенном районе города и ежемесячно отдаёт боссу часть доходов, получаемых с этой деятельности («засылает долю»). В семье обычно 6−9 таких команд, и в каждой из них — до 10 солдат. Капо подчиняется подручному либо самому боссу. Представление в капо делает подручный, но непосредственно капо назначает лично босс.

· Солдат (англ. soldier, итал. regime) — самый младший член семьи, которого «ввели» в семью, во-первых, поскольку он доказал для неё свою полезность, а во-вторых, по рекомендации одного или нескольких капо. После избрания солдат обычно попадает в ту команду, капо которой рекомендовал его.

· Соучастник (англ. associate) — ещё не член семьи, но уже человек, наделённый определённым статусом. Он обычно выполняет функции посредника при сделках по продаже наркотиков, выступает в роли подкупленного представителя профсоюза или бизнесмена и др. Неитальянцы обычно не принимаются в семью и практически всегда остаются в статусе соучастников. Когда появляется «вакансия», один или несколько капо могут рекомендовать произвести полезного соучастника в солдаты. В случае, если таких предложений несколько, а вакантное место одно, кандидатуру выбирает босс.

«Десять заповедей»

«Десять заповедей Коза Ностра» (англ. Ten Commandments) — неофициальный свод законов, которым должен следовать каждый член мафии. Впервые этот документ был обнаружен 5 ноября 2007 года при аресте влиятельного члена «Коза Ностры» — Сальваторе Ло Пикколо (Salvatore Lo Piccolo (англ.)), перенявшего, как выяснилось в дальнейшем, бразды правления от предыдущего «крёстного отца», Бернардо Провенцано. Документ хранился в кожаном портфеле среди других деловых бумаг арестованного.

В число заповедей входят следующие.

1. Никто не может сам подойти и представиться кому-то из «наших» друзей. Он должен быть представлен другим нашим другом.

2. Никогда не смотрите на жён друзей.

3. Не допускайте, чтобы вас видели в обществе полицейских.

4. Не ходите в клубы и бары.

5. Ваш долг — всегда находиться в распоряжении «Коза Ностра», даже если ваша жена рожает.

6. Всегда являйтесь на назначенные встречи вовремя.

7. С жёнами надо обращаться уважительно.

8. Если вас просят дать любую информацию, отвечайте правдиво.

9. Нельзя присваивать деньги, которые принадлежат другим членам «Коза Ностра» или их родственникам.

10. В «Коза Ностра» не могут входить следующие лица: тот, чей близкий родственник служит в полиции; тот, чей родственник или родственница изменяет супруге (супругу); тот, кто ведёт себя дурно и не соблюдает нравственных принципов.

По другим данным, «Десять заповедей» не имеют традиционной истории и были написаны самим Ло Пикколо как наставление молодому поколению.

Когда в обществе возникает потребность в выполнении мафиозных функций, то их исполнение оказывается в руках тех групп, которые уже имеют место в данной культуре, при данном социальном устройстве. Это может влиять на характер исполнения функций, но, начав исполнять эти функции, данные группы начинают испытывать их влияние, выражающееся в требованиях к самой организации в качестве института.

Хотя функции мафии по предоставлению гарантий в нелегальных сделках сами по себе не указывают на необходимость особой природы носителя этих функций, тем не менее, существует тенденция к вполне определенному упорядочиванию отношений в мафиозной группе. Данная тенденция будет прослеживаться в любых исторических и культурных условиях вне зависимости от правового развития капитализма.

Мафия стремится организовать и контролировать экономическую деятельность, признаваемую законом в качестве преступной. Однако отдельные виды преступности невозможно собрать в единый механизм, подобно народнохозяйственной системе. В незаконных деяниях всегда есть элемент автономии, препятствующий их взаимному соподчинению. Поэтому более удобным оказалось корпоративное соединение (картель) подобных специализированных групп. Условия и нормы деятельности такого картеля очень динамичны. Динамичность, вытекающая из незаконности, делает такую организацию чувствительной к политическому и правовому процессам. Внутренние причины динамичности образуют этапы карьеры мафиозо: от бандита до капиталиста. Более того, незаконность статуса вынуждает его постоянно считаться с ростом конкурентов. Степень конкуренции и уровень монополизма постоянно корректируют структуру мафиозной организации. Но вопреки своей гибкости такая организация должна сохранять имидж надежного гаранта.

Любопытно, что в системе частной протекции клиенты становятся неотъемлемой частью фирмы. Контракт о протекции является структурной основой, за пределами которой органические связи мафиози с их клиентами растут. Такие связи обычно воспринимаются как сущность мафиозной организации. Поэтому для идентификации лица, причастного к мафиозному бизнесу, важно указать, кто его друзья и к какой группировке он принадлежит. Для мафиозной организации не типично наблюдаемое в бизнесе XX в. разделение функций собственника и управляющего. Видимо, это связано с нелегальностью мафии, с одной стороны, и сохранением единовластия, с другой.

Предоставление протекции подразумевает успешное использование разнообразных частных действий (слежка, анализ информации, убийство, шантаж и др.). Следовательно, подбор кадров для этих действий возводится в ранг необходимости. Кроме того, организация нуждается в гарантиях надежности кадров. Мафия равномерно распределена во всех общественных классах. Но представителей разных слоев сюда привлекают разные цели.

Мафия не в состоянии вести свой бизнес без тесного постоянного сотрудничества с бюрократией. Поэтому нельзя рассматривать организацию мафии без учета ее политических и административных связей. Это отношение необходимо для мафии. Но по своей природе оно содержит противоречие. Интересы мафии и бюрократии по поводу средств насилия и принуждения непримиримы. Следовательно, борьба интересов мафии и бюрократии идет постоянно, пока существует мафия. Чем сильнее эта борьба, тем ожесточеннее методы работы мафии, и наоборот. Борьба ведется вокруг проникновения коммерческих стратегий в такие сферы, как назначение государственных чиновников, проведение выборов, административная юстиция, протекция прав собственности. Но общество, пытающееся организовать товарный обмен, не должно превращать в товар гражданско-правовую сферу. Права должны быть универсальны и не зависимы от личного благосостояния. «Когда протекция продается в частном порядке, то такие блага тоже становятся частными».

4. Мафия и международная организованная преступность

преступность мафия культура международный

В XX в. понятие «мафия» стали применять к организованной преступности широко за пределами Италии. Апеннины оказались не настолько уникальны, а условия, способствовавшие возникновению такого института, присущи многим обществам. История разных стран показывает, что решающий момент образования мафии заключен в добровольном выборе граждан, кому доверить протекцию своих прав собственности. Можно обнаружить общую тенденцию объединения мафиозных групп по мере развития капитализма, регламентации конфликта с бюрократией и смягчения насильственных методов. Своеобразие каждой страны сказалось на масштабах, правилах, способах организации мафиозного бизнеса (там, где он сумел обособиться от группировок уголовников и сложиться в качестве социального института). Поэтому с принципиальной точки зрения интерес представляют экономически развитые капиталистические страны (США, Япония), а также ранее социалистическая Россия.

США

Становление американской мафии связано с процессами активизации нелегального протекционизма, особенно в отношении юридической системы, организации подпольных рынков и консолидации преступных группировок, преимущественно итальянских, в годы экономического кризиса начала ХХ в. По числу участников такие группировки на порядок превосходили свои сицилийские аналоги. В итоге в 1931 г. была образована система комиссий, состоящих из глав ведущих семей, для согласования спорных интересов. Только формально эти группировки напоминали семьи, на самом деле они состояли из лиц, не стесненных традиционной субординацией и имеющих самостоятельный бизнес. Они более напоминали фирмы и предприятия с системой наемного труда.

Следует заострить внимание на вопросе о связи американской мафии с политическими структурами. Во-первых, потому, что сегодня принято считать США образцом буржуазной законности и правопорядка. Во-вторых, поскольку при определении мафии американские правительственные круги склонны обходить молчанием ее связи с бюрократией. В действительности эта связь существует в Америке так же, как в Италии. Примером может служить обращение в годы Второй мировой войны Американского Военно-Морского Ведомства к лидеру мафии Лаки Лучиано за помощью при организации безопасной и надежной работы нью-йоркских доков. Такой связи не препятствует ни система демократических учреждений, ни уровень экономического благосостояния, ни активная борьба правоохранительных органов с организованной преступностью. Общая тенденция, ведущая к образованию и функционированию института мафии, сопровождается в США специфическими формами взаимодействия мафии и бюрократии, приспособленными к правовой системе капиталистической демократии.

Юридическая система США выработала свое отношение к консолидации преступности уже в начале века. Но только в 1967 г. президентская комиссия по преступлениям приравняла организованную преступность к мафии (т.е. к «cosa nostra»), указав на ее общенациональный и бюрократический характер. Кроме того, в середине 60-х годов американский сенат принял закон, предложенный сенатором Джоном Маклеланом, о мафии и ее членах. «Мафия, — говорится в нем, — означает секретное общество, члены которого, преследуя цель получить власть над организованной преступностью, поручились и посвятили себя совершению незаконных деяний против Соединенных Штатов в целом, или любого из штатов в отдельности, и чьи действия руководствуются тайным кодексом навязывания страха и насилия не только среди своих членов, отступивших от указов, постановлений, решений, принципов и инструкций этого общества в осуществлении указанной власти над организованной преступностью, но также и среди тех лиц, кто не является его членами, но представляет угрозу безопасности как членам, так и преступным деяниям этого общества». Но бороться против такой организации оказалось значительно сложнее, чем с отдельными видами правонарушений. И в 1970-е гг. американские законодатели пересмотрели трактовку мафии как формальной организации и решили подвести под это понятие определенную совокупность преступных деяний. Вдобавок мафия перестала осознаваться как моноэтническое явление, и этот термин стал употребляться по отношению к азиатским, латиноамериканским, русским и другим преступным сообществам на территории США. Со временем под мафией стала подразумеваться преступная деятельность глобального масштаба. Внутри Соединенных Штатов деятельность мафии сохраняет ряд особенностей: по сравнению с Сицилией она ориентирована не на аграрный, а на промышленный сектор экономики, традиционно под ее контролем находятся сфера организации общественных работ (например, уборка мусора) и работа профсоюзов. Гораздо активнее других американская мафия проявляет себя на рынке узаконенных прав собственности.

Япония

В Японии сфера бизнеса частной протекции подчинена господству мафиозных групп под названием якудза. Якудза распространилась в японской экономике с XVII в., покрывая нелегальный бизнес с наркотиками, проституцией, азартными играми, увеселительными заведениями. В 1930-е годы установились ее политические связи. Но лишь в 1980-е гг. эта преступная организация смогла кардинально усилить свое влияние в экономике благодаря участию в распродаже государственных земель. Этот этап можно сравнить с 1920—1930-ми гг. американской мафии. Таким образом, произошла трансформация традиционной якудзы XVII—XIX вв.еков. В сфере мелкой преступности закрепились бандитские организации якудзы, построенные по гибким принципам, а в сфере контроля новых перспективных рынков (финансы, недвижимость, банковские инвестиции) утвердились клановые организации якудзы. Причем кланы стали осуществлять контроль над деятельностью банд. Кланы держатся на строгой дисциплине, соответствующей традициям и структуре традиционной японской семьи. Но это фиктивное родство, имитация его, поскольку интерес дела выше интересов подлинного родства. Важно сохранить мораль, дисциплину, построенную на обычаях подчинения старшим. Именно поэтому японская мафия как никакая другая защищена от раздоров и конфликтов внутри группировок. Здесь, несмотря на лидерство главаря, имя группировки гораздо более значимо, чем имя ее главаря.

Традиционная иерархичность японского общества и доминирование крупных фирм благоприятствует принятию экономических решений волевыми методами. Политическая зависимость экономических организаций в дополнение к этим факторам открывает двери интересам мафии. В системе политических связей якудзы большое значение имеет поддержка либерально-демократической партии со стороны строительной индустрии, обнажившаяся в политических скандалах 1970−1980-х гг. Способность японской мафии влиять на принятие государственных и административных решений, а также распространение влияния на сферу оказания юридических услуг подчеркивают невероятно высокую степень взаимопроникновения мафии и бюрократии. Даже с полицейскими структурами государства якудза образует своего рода «симбиоз». Сдерживая уличную преступность (а ее уровень в Японии один из самых низких), она помогает полиции, но исполняет ее функции в своих интересах и по своим правилам. Такие связи долгое время способствовали особому правовому статусу якудзы. Фактически до последнего времени отсутствовали какие-либо юридические ограничения на рэкет и отмывание денег. К тому же только с начала 1990-х гг. в борьба с якудзой стала обеспечиваться правовыми нормами.

Львиная доля доходов якудзы идет на оружие, поскольку взаимоотношения среди мафиозных группировок, да и сами формы мафиозного бизнеса в Японии имеют подчеркнуто жестокий, непримиримый характер. Это традиция господства одного — победителя. Всякий компромисс лишь ослабляет его положение. Однако общество сумело приспособить систему традиционной иерархической дисциплины к специализации форм деятельности. Функционирование института мафии в Японии сопряжено с деятельностью криминальных группировок, не входящих в состав якудзы, но подчиненных ей. Исключительно важная роль в ведении мафиозного бизнеса принадлежит «сокайе», группировке, которая специализируется на вымогательстве и рэкете в крупных компаниях посредством угроз дезорганизовать работу коллегиальных органов управления.

Деятельность японской мафии не противоречит положению Японии в качестве одной из ведущих капиталистических стран мира. Скорее пример якудзы, как, впрочем, и пример «cosa nostra», показывают, что мафия, приспосабливаясь и видоизменяясь, продолжает существовать как социальный институт даже в высокоразвитых капиталистических системах. Ее последующая судьба зависит от форм развития государственности и потребностей общественно-экономического строя.

Россия

Многие исследователи, оперируя поверхностным представлением о мафии, ведут речь о ее распространении в советское время и даже пытаются вывести ее необходимость из системы политического руководства экономикой. Однако упускается из виду важное обстоятельство — отсутствие в советской экономике легальных прав на частную собственность. Без них экономические трансакции совершаются не между сотрудничающими, но независимыми субъектами, а среди иерархически соподчиненных субъектов. Поэтому и протекция (если касаться сферы легального производства), даже когда она возникает, предоставляется не третьей стороной, а заинтересованным лицом (часто покровителем). Скорее такое посредничество проявляется в форме советов, рекомендаций, патронажа. К тому же советское общество обладало мощной системой государственных правоохранительных органов, что исключало возможность частных агентств по применению насилия. Контроль над экономической жизнью со стороны партийных и государственных чиновников, иерархическая система принятия экономических решений, избирательный доступ к информации, административно-силовые механизмы национальной экономической политики, возможность не обеспеченного законом влияния представителей власти на характер пользования общенародной собственностью — все это могло иметь нарушения и порождать взяточничество, вымогательство, коррупцию. Но не мафию в качестве социального института. Советское общество не могло стать ее источником, поскольку исключало систему отношений, характерную лишь для определенной формы капиталистического общества.

Надо, однако, признать, что еще в советское время сложились несколько условий, которые в дальнейшем способствовали формированию мафии и наложили опечаток на ее черты. В первую очередь следует иметь в виду порядок правительственного регулирования народнохозяйственной деятельности, а точнее, порядок принятия решений и распределения ответственности. Учреждение административной системы советской экономики, обеспеченное введением режима общественной собственности, было осуществлено после гражданской войны в 1920—1930 гг. Но установление юридической нормы в виде общественной собственности еще не создавало экономической определенности этой собственности. Такая определенность реализуется в порядке функционирования системы управления народным хозяйством и регулирования его развития. Ввиду новизны институтов управления общественной собственностью и политической потребности реализации интересов трудящихся в ущерб другим интересам, в системе принятия экономических решений стала преобладать авторитарная тенденция, подчинявшая правовую волю политической воле. Это предоставляло должностным руководителям большой объем полномочий. Возникала коллизия. Хотя по своей природе мораль административного управления социалистической экономикой настаивала на непримиримом отношении к нарушению полномочий, однако она могла нарушаться без должной правовой ответственности.* Для обеспечения ответственности чиновников были введены контроль со стороны партии, осуществляемый при помощи идеологической и кадровой работы, и надзор со стороны карательных органов, которые выполняли свои функции преимущественно репрессивными мерами. К концу 1950-х гг. ситуация в государстве и в правительственной системе изменяется. Послевоенный подъем экономики создавал условия для усовершенствования системы управления. С целью децентрализации был осуществлен переход от отраслевой системы к территориальной. В 1965 г. предприятия получают право участия в принятии решений и в прибылях, а значит, в правах и ответственности. Однако юридически это оказалось не обеспечено в полной мере, а следовательно, административный порядок руководства экономикой продолжал господствовать. Высшие руководители продолжали получать права собственности без правомочий, без правовой защиты и лишь при административной и партийно-дисциплинарной ответственности. Подобное состояние прав порождало противоречивый интерес, когда порядок деятельности по управлению экономикой не соответствовал выгодам от использования прав собственности. Этот интерес имел тенденцию закрепляться в такой форме дохода, как рента через максимизацию бюджета. Потребность соотносить деятельность чиновников с интересами трудящихся фактически отпала после признания установления социалистической системы. Аппаратчики могли смело утверждать любые свои решения как безальтернативные. Противоречивость бюрократического интереса и потребности роста привели в 1970- е гг. к усложнению управляю-щей структуры экономики, дроблению министерств, укрупнению предприятий, введению четырёхуровневого планирования. Эти новые формы по понятным причинам тоже не были обеспечены правовым статусом.

Хотя за последние десятилетия советского общества в нем сформировались интересы нелегального внегосударственного обеспечения трансакций, они не были собственно мафиозными, а если и стали таковыми впоследствии, то только пройдя через дальнейшие рыночно-капиталистические преобразования. «По мере краха коммунизма существующие криминальные организации, бесчестные бюрократы и предприниматели — все имели значительные стимулы для стремления к прибыльным схемам деятельности, легальной, нелегальной и смешан-ной». И с началом рыночных преобразований, нацеленных

на создание капитализма в России, возникли общественные явления, благоприятствующие формированию института мафии. Коренными моментами появления мафии стали легализация рыночной экономики и начало приватизации в сфере малого бизнеса, который стал свободен от политических влияний и нерыночных экономических механизмов, а также необеспеченность правовых средств реформирования режима собственности и деформация понятий об экономической преступности. Повысилась активность криминальных группировок, и начался при-рост их численности. В то же время актуализировалась потребность чиновников, стремящихся заполучить бывшую общественную собственность, в том, чтобы надежно защитить свою деятельность. Соединялись благоприятные условия и необходимые интересы для институционализации мафии. Но поскольку эти интересы не имели широкого распространения в советском обществе, то они шли к своей более полной реализации замысловатыми «перестроечными» путями. И. Фроянов справедливо, хотя формально, связывает узкую социальную базу капиталистической реставрации с малочисленностью криминальных, мафиозноклановых и номенклатурных элементов советского общества, не осознавая, однако, что сама мафия является продуктом этой реставрации.

XX век стал эпохой глобализации экономических связей. Данный процесс затронул даже организованную преступность. Многие виды незаконного бизнеса стали носить международный характер. Соответственно, для обеспечения гарантий сделок потребовались мафиозные услуги нового масштаба, своего рода «Pax Mafiosa». «Рост мировых нелегальных рынков не только ускорил полное превращение мафиозной этики в „дух капитализма“; он также привел к мобильности и внутренней конкуренции, как внутри определенных преступных группировок, так и между каждой крупной преступной ассоциацией и ее врагами. В то же время, он вдохновил процесс вертикальной интеграции, соединяя организованную преступность международных мафий, с одной стороны, с обычной и несовершеннолетней преступностью, с другой. Взаимодействие между этими двумя сферами интенсифицировалось путем расширения спроса на преступный труд, порожденного возросшей степенью активности ведущих преступных группировок». Организованная преступность стала относительно независима от своих национальных корней и смогла воспроизводить себя вне своей изначальной культурно-исторической среды. Но она не может быть независимой от общественных условий. В этом смысле мафия должна рассматриваться в контексте законов развития современного общества. А поскольку сегодня человечество не знает более мощной структуры по применению насилия, чем государство, то и институт мафии соотносится с масштабом государства. Так как только государство уполномочено формировать порядки легальной хозяйственной деятельности, то это постоянно снижает возможности мафии. Поэтому даже международный уровень многих мафиозных группировок выступает лишь как нелегитимные связи, не способные в прямом смысле подчинить себе государство. А различия государственных порядков лишь усиливают раздробленность и без того автономных организационных структур мафии.

Невзирая на реальность мафии, нельзя утверждать, что она неискоренима, а ее деятельность неизбежна.* Общество может успешно выполнять общественные функции посредством иных структур, прежде всего легитимных правительственных органов, но также немафиозных нелегальных частных организаций, подобных тем, которые существуют в Италии наряду с мафией. Кроме того, история наглядно демонстрирует, что многие внутренние механизмы этого института ведут к его постепенному разрушению.

Заключение

Итак, мафия формируется как институт на стадии переходного общества, или «посреднического капитализма». До этого группа людей, объединенных впоследствии в мафию, не имела признаков и черт института. Теперь же они обеспечивают фактическое право частнособственнических интересов к соблюдению норм, еще не защищаемых государством. Мафия — это средство реализации интересов частного капитала, которые не могут еще в силу определенных причин (например, криминальности интереса) признаваться и обеспечиваться государственным аппаратом принуждения. Институт мафии — это не просто выражение одного «чистого» интереса, это выражение реальных общественных отношений, составляющих единую систему корреляции интересов разных общественных групп.

В современной капиталистической экономике существуют характерные области экономических интересов и деятельности мафии, поддерживающие ее существование как института. Безусловно, их особенности зависят от экономической структуры, государственно-политической системы, границ легального и нелегального бизнеса, правовых и нравственных норм экономического обмена, социальных детерминант потребительского интереса.

Более того, они могут успешно осуществляться и помимо мафиозной организации. Но когда образуется институт мафии, они стремятся интегрироваться в этом институте и формируют систему отношений как тип получения дохода.

Маловероятно, чтобы общественная эволюция привела к преобразованию института мафии в целый класс. Трудно представить сегодня такую экономику, где потребность в мафиозных услугах и структурах была бы неотъемлемой составляющей способа производства в целом. Также вряд ли кодекс мафиозного поведения станет в каком-либо обществе универсальным этическим идеалом. Во-первых, потому, что этот кодекс сам является производным от системы нравственной культуры (средиземноморской или японской). Во-вторых, основанный на жестокости и агрессии, которые монополизируются единицами, он не может служить всеобщим правилом, особенно при условиях глобализации принципов декларации прав человека.

Подводя итоги о таком явлении как мафия. Можно сказать, что эта неотъемлемая часть общества и государства, была, есть и будет всё то время пока есть само государство и та власть, которая правит им. Это касается всех стран мира, но в особенности России. Именно у нас государственные верхи постоянно уверяли народ в том что борьба с мафией идет, и подходит к концу. Но даже в наше время, когда у руля страны стоит весьма сильная партия во главе с президентом и премьер министром, никто не может сказать со 100% уверенностью, что мафия во всех ее сферах деятельности повержена и больше не проявляет «признаков жизни». Вся разница с 90-ми годами только в том, что мафия стала более легализованной и более привычной для многих в нашем обществе именно по причине того что она везде, от кресла политика в администрации города до торговой палатки на вещевом рынке.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой