Междоусобные войны русских князей

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • План

1. Предпосылки раздробленности на Руси

2. Роль княжеской власти в освоении Северо-Востока

3. Борьба Ростиславичей за власть. Андрей Боголюбский.

4. Присяга князей Всеволоду

5. Борьба южнорусских князей за Новгород

6. Раздел князьями земель

6. Великий Новгород — единственный из древних городов, избежавший упадка и дробления

7. Борьбе Всеволода за власть

8. Кризис старой системы управления. Превращение княжества в республику

9. Институт посадничества и церковь

Литература

1. Предпосылки раздробленности на Руси

Древняя Русь была лишена внутреннего единства, и ее распад оказался неизбежен. Княжеский род больше не мог сообща управлять обширным государством. Князья придерживались принципа «Каждо да держит отчину свою». Но с XII в. «отчины» начинают превращаться в независимые княжества. Подъем ремесел и торговли ускорил развитие новых городских центров. На окраинах молодые города своим богатством затмевают старые. В XII—XIII вв. не только князья, но и бояре обзаводятся земельными владениями -- вотчинами, что прочно привязывает их к быстро формирующимся центрам.

Княжеские усобицы подорвали обороноспособность Киевской земли. Половецкие орды, разгромленные Владимиром Мономахом, возобновили нападения на Русь. Более всего от вторжения кочевников страдали Переяславская и Киевская земли. В конце XII в. половцы разбили свои кочевья на территории Переяславского княжества. Население Южной Руси потянулось в Суздальскую землю и на Волынь, в предгорья Карпатских гор.

Большие перемены принесла эпоха крестовых походов. Благодаря крестоносцам Запад проложил себе новые пути на Восток. Киев утратил роль посредника в торговле Европы со странами Востока. Нашествие половцев затруднило движение торговых караванов из Киева в Царьград и крымские города. Разгром Константинополя крестоносцами в 1204 г. усугубил положение.

Упадок Южной Руси вел к тому, что Киев все больше утрачивал значение столицы государства -- старейшего и самого богатого из русских городов, собиравшего дань со всей Руси.

В XI—XII вв. усилилась славянская колонизация Суздальской земли, древнейшим населением которой были малочисленные финские племена мери, веси и муромы. Поначалу главный поток переселенцев шел из Новгородской земли, а позднее -- из Южной Руси. В Суздальской земле преобладали подзолистые почвы. И все же почвенно-климатические условия тут были более благоприятные, чем в Новгороде. Что же толкало на север переселенцев с плодородных земель Южной Руси? По-видимому, давление кочевников «великой степи» в первую очередь. Ростово-Суздальская земля была надежно защищена от вторжений густыми, непроходимыми лесами. Среди лесов на северо-востоке располагались массивы плодородных земель -- суздальские ополья, ставшие житницей для всего края.

Переселенцы из славянских земель постепенно ассимилировали малочисленное финское население края, что ощутимо проявилось во внешнем облике суздальцев.

2. Роль княжеской власти в освоении Северо-Востока

Особую роль в освоении Северо-Востока играла княжеская власть. Наряду с Ростовом и Суздалем старейшими городами края были Ярославль (основан Ярославом Мудрым) и Владимир (основан Владимиром Мономахом). В память о покинутых местах переселенцы давали новым для них пунктам привычные южнорусские названия. Эти названия отражали также династические притязания князей. В XII в. Юрий Долгорукий построил город, названный в честь родовой «отчины» отца Переяславлем. На Северо-Востоке Руси возникло сразу два Переславля -- Залесский и Рязанский. Оба стояли на речках Трубеж, как и южный Переяславль.

Киевский князь Мстислав Великий передал престол бездетному брату, наследовать которому должны были Мсгиславичи. Его планам воспротивились сыновья Мономаха, затеявшие длительную войну с племянниками. После смерти князя Мстислава его сыновья пытались основать династию и закрепить за собой Киев, Новгород и Переяславль, что дало бы им право на «старейшинство» среди всех русских князей. Черниговские князья немедленно использовали раздор между Мономаховичами и предъявили права на киевский стол. В 1136 г. новгородские бояре и вече изгнали из Новгорода сына Мстислава Великого Всеволода. Утрата Новгорода явилась серьезным поражением для Мстиславичей. Утратив в 1146 г. Киев, князь Изяслав Мстиславич с большим трудом вернул себе киевский стол при поддержке местных бояр. В конце концов старшая ветвь Мстиславичей пустила корни на Волыни.

Суздальский князь Юрий Долгорукий, младший сын Мономаха, воевал с Изяславом Мстиславичем. Юрий смог утвердиться на киевском столе лишь после смерти Изяслава.

С именем Юрия Долгорукого связано первое летописное упоминание о Москве. Само название «Москва» имело финское происхождение. По преданию, Москва принадлежала богатому боярину Кучке, по имени которого поселение называли также Кучкино. Князь Юрий отобрал село у боярина и превратил его в свою сельскую резиденцию. В 1147 г. он пригласил в Москву на пир черниговского князя, а в 1156 г. приказал заложить «град Москву». Строительство «града» (крепости) близ черниговской границы было вызвано тем, что Юрий домогался господства в Южной Руси.

Намереваясь превратить Киевское княжество в свою «отчину», князь посадил старшего сына Андрея в Вышгороде под Киевом, а в Ростово-Суздальскую землю послал младших сыновей. Однако времена Киевской Руси миновали безвозвратно. Киев пришел в упадок. Единство княжеского рода, поддерживавшее единство Руси, было давно разрушено. Киевский престол уже не давал решающего перевеса князю, который им обладал. Наследник Юрия Долгорукого князь Андрей предпочел Киеву Суздаль. Не спросясь отца, он уехал в 1155 г. в Суздальскую землю. Князь Юрий умер в Киеве в 1157 г., после чего киевляне разграбили его двор, перебили слуг и прочих суздальцев, сидевших по городам и селам.

Князь Андрей был сыном Юрия Долгорукого и дочери половецкого хана Аепы. Вторым браком Юрий был женат на греческой царевне. Дети от второго брака жили в Суздальской земле под присмотром тысяцкого варяга Шимона. После смерти Юрия бояре и жители Ростова и Суздаля «сдумавше» посадили на «огне столе» князя Андрея. Получив власть, Андрей прогнал из Суздальской земли младших братьев вместе с боярами из отцовской дружины.

В XII в. умножилось число городов на Руси. Но общая численность городского населения была по-прежнему невелика. Тем не менее роль горожан в политической жизни княжеств была очень велика благодаря вечевым традициям. В городах существовала своя вечевая иерархия. Вече имели «старшие» города, служившие княжеской резиденцией. «Младшие» города, считавшиеся пригородами, должны были подчиняться решениям старших городов. Иерархия помогала сохранить единство государства. Руководство вечем осуществляли бояре, владевшие городскими усадьбами и землями в сельской округе.

Князь Андрей Юрьевич получил власть (1157−1174) из рук суздальских бояр и веча старших городов, но вскоре перенес резиденцию во Владимир. Молодой город Владимир, будучи пригородом Ростова, не имел своего веча, а местные бояре не были столь многочисленными и влиятельными. В старших городах ремесленники в большинстве трудились на боярских дворах и были боярскими холопами. Во Владимире князь Андрей осуществил грандиозные строительные проекты, для чего собрал множество каменщиков и ремесленников из разных земель и городов. После смерти Андрея власти «старейших» городов грозили сжечь Владимир и прислать посадников в свой «пригород», потому что владимирцы -- «то суть холопи каменьницы» (каменщики).

Отправляясь на север из Киевской земли, Андрей увез с собой одну из киевских святынь -- икону Богоматери, находившуюся в Вышгороде. Как повествует летопись, кони, везшие повозку с иконой, остановились в пути в окрестностях Владимира, и никакая сила не могла сдвинуть их с места. Князю пришлось заночевать в поле. Во сне Андрею явилась Богородица, повелевшая основать церковь на месте видения, а икону перевезти во Владимир. Князь выстроил вместе с церковью дворец. Его новая резиденция получила наименование Боголюбове, а сам князь -- прозвище Боголюбский.

Андрей Боголюбский желал, чтобы его стольный город Владимир ни в чем не уступал Киеву. Он заложил новую крепость, построил Золотые ворота с церковью по образцу киевских, величественные каменные соборы. Во Владимире появилась своя Десятинная церковь. Выстроив храм Успения Богородицы, повествует летописец, князь Андрей пожаловал храму «десятины в стадех своих и торг десятый» (десятую часть в торговых доходах). Церковь Богородицы была вверена попечению любимца князя Федора, о духовном чине которого ничего не известно. После совета с боярами Андрей отправил грамоту в Царьград с просьбой учредить во Владимире особую митрополию и назначить первым митрополитом Владимирским Федора. Ростовский епископ грек Леон, возражавший князю, был выслан из Суздальской земли в Царьград «на исправление».

За два века, прошедших после крещения Руси, на киевской кафедре сменилось 18 митрополитов, из которых 16 были византийцами. Два русских митрополита Илларион и Клемент, избранные и поставленные на Руси без ведома патриарха, были низложены и заменены греками. Просьба Андрея Боголюбского об учреждении владимирской митрополии и поставлепии Федора была отклонена Константинополем и Киевом.

Интересы обороны Руси от кочевников отступили в глазах владимиро-суздальских князей перед новыми направлениями внешней политики. Начиная с Юрия Долгорукого, эти князья постоянно совершали походы против волжских булгар. После падения Хазарии Булгарское царство на Волге обрело независимость и вступило в период расцвета. Северная Русь придавала волжскому торговому пути такое же значение, какое Киевская Русь придавала днепровскому.

3. Борьба Ростиславичей за власть. Андрей Боголюбский

Ссора между внуками Мстислава Великого дала повод Андрею вмешаться в дела Южной Руси. В 1168 г. Мстислав Изяславич из Владимира Волынского занял Киев и посадил в Новгороде своего сына. Он претендовал на «старейшинство» среди князей. Но его домогательствам тотчас воспротивились двоюродные братья Ростиславичи из Смоленска. В помощь Ростиславичам Андрей Боголюбский послал сына с войсками. Союзники призвали половцев и в 1169 г. взяли «копьем» (приступом) Киев. Два дня суздальцы, смоляне и половцы грабили и жгли «мати русских городов». Множество киевлян были уведены в плен. В монастырях и церквах воины забирали не только драгоценности, но и всю святость: иконы, кресты, колокола и ризы. Половцы подожгли Печерский монастырь. «Митрополия» Софийский собор был разграблен наравне с другими храмами.

В глазах князя Андрея «старейшинство» уже не связано было с непременным обладанием киевским престолом. Владимирский князь удовольствовался тем, что посадил на княжение в Киеве князя Глеба, своего младшего брата, а затем передал киевский престол смоленским Ростиславичам, признавшим «старейшинство» северного князя.

Разгромив Мстислава Изяславича, Андрей решил изгнать из Новгорода его сына. Среди зимы суздальское войско подошло к Новгороду и в течение одного дня безуспешно пыталось взять крепость штурмом, после чего, понеся потери, поспешно отступило. В руки победителей попало столько пленных, что в Новгороде «продаваху суздальцы по две ногаты». Невзирая на победу, новгородцы заключили мир с Андреем «на всей его воле» и вскоре же приняли князя из его рук.

Князь Андрей распоряжался киевскими князьями как своими подручниками, что вызвало резкий протест Ростиславичей. Тогда Андрей послал в Киев мечника Михно с надменным посланием. Он приказал киевскому князю убираться в Смоленск, а двум его братьям не велел «в Русской земле быти». Не стерпев обиды, младший из Ростиславичей Мстислав Храбрый передал князю Андрею, что прежде Ростиславичи держали его как отца «по любви», но не допустят, чтобы с ними обращались как с «подручниками». Началась война, не сулившая выгод ни боярам, ни дружине. Воеводы получили приказ захватить Мстислава, засевшего в Вышгороде. На помощь Мстиславу прибыли войска из Владимира-Волынского. Войско Андрея Боголюбского потерпело полное поражение. Южнорусский летописец с иронией замечает, что суздальцы пришли «высоко-мысляще, а смирении отъидоша в домы своя». Война принесла большие бедствия Суздальской земле.

Андрей пытался утвердить свою власть над Русью, следуя примеру деда, Владимира Мономаха. Но он не располагал его средствами, воинским талантом и авторитетом. В условиях нараставшей раздробленности усилия владимирского князя были обречены на неудачу. При всем своем внешнем могуществе князь не мог надежно защитить даже любимых советников.

Владыка Федор, претендовавший на сан митрополита, был вызван в Киев и там казнен.

Современники называли Андрея Боголюбского «самостатцем». Деспотизм и властолюбие князя восстановили против него даже его ближайшее окружение. В каменном замке Андрей чувствовал себя в полной безопасности. Но именно тут в 1174 г. возник заговор, погубивший его. В заговоре участвовали боярин Петр, «Кучков зять», боярин Яким Кучкович, ключник Анбал Ясин (осетин) и два десятка других лиц. По некоторым данным, поводом к выступлению послужила казнь Андреем брата Якима Кучковича. Эти сведения, по-видимому, относятся к области легенд. Новгородская летопись засвидетельствовала, что князя убили не опальные бояре, а те, кто пользовался его милостями («свои милостьницы»). Влияние бояр Кучковичей при владимирском дворе было исключительным. Из Южной Руси во Владимир Андрей уехал «без отча повеления, его же лестию подьяша Кучковичи». По Новгородской летописи, заговорщики перебили охрану дворца и ворвались в спальню. Князь схватился за меч, но его подняли на копья. После этого бояре поспешили к выходу. Раненый Андрей нашел силы добраться до сеней. Кучковичи услышали его стоны, вернулись и добили князя.

Вслед за гибелью Андрея народ бросился грабить княжеский дворец, дома посадников и мечников. Некоторые из княжеских «детских» и мечников были убиты. Сын Андрея находился в Новгороде, его права на владимирский престол были очевидны. Но ростовские, суздальские и переяславские бояре и «вся дружина» решили избавиться от наследника. С этой целью они пригласили на престол двух племянников Андрея, ничем не примечательных и не опасных для бояр князей. Решению старших городов воспротивились жители Владимира, призвавшие младших братьев Андрея, Михаила и Всеволода. В начавшейся войне верх одержали ростовские бояре. Но их ставленники не ужились во Владимире. В конце концов на престоле утвердился брат Андрея Всеволод Юрьевич Большое Гнездо (1176−1212). Владимирцы принесли присягу на имя Всеволода и его детей, что должно было предотвратить повторение смуты.

4. Присяга князей Всеволоду

Всеволод сломил сопротивление старого боярства и стал распоряжаться делами княжества столь же самовластно, как Андрей Боголюбский. Многие его враги из числа ростовских бояр погибли, другие попали в плен и лишились своих сел и конских табунов. Всеволод сурово карал соседей. Когда рязанские князья привели половцев и разграбили Владимир, Всеволод разгромил их, а пленного князя Глеба заточил в тюрьму, где держал до его смерти. Рязанские князья были надолго приведены в послушание.

Южнорусские князья, погрязшие в усобицах, искали помощи и покровительства могущественного северного соседа. Однако Всеволод остерегался посылать крупные силы на юг. В похвалах «Слова о полку Игореве» слышится затаенный упрек великому князю Всеволоду: «не мыслию ти перелетети издалеча отня злата стола поблюсти!» Суздальские князья «не блюли» киевский стол и не обороняли киевских границ от нападений кочевников. Если бы владимирский князь выступил в поход, то много половчан стало бы пленниками: «Аже бы ты был, от была бы чага по ногате (мелкая монета), а кощей (мальчик-половчанин) по резане».

Ввиду явного упадка Киева Всеволод искал новую опору для великокняжеской власти. Такой опорой мог быть только Новгород Великий, давний соперник Киева, избежавший половецкого разорения и раздела между князьями. Суздальцы постоянно теснили новгородцев, проникали в Заволочье, где проходили пути из Новгорода в Приуралье, не раз захватывали Новый Торг, служивший главным перевалочным пунктом в торговле с «Низовской землей». И Юрий Долгорукий, и Андрей Боголюбский многократно сажали своих сыновей и подручных князей в Новгороде. Но только Всеволод пришел к мысли о перестройке всей системы великокняжеской власти на Руси. Отпуская старшего сына Константина на новгородский престол в 1206 г., Всеволод произнес речь: «сыну мой Костянтине, на тобе Бог положил переже старейшиньство во всей братьи твоей, а Новгород Великий старейшиньство имать княженью во всей Руськой земли». По мысли князя, владеть Новгородом, как прежде Киевом, мог отныне только Владимир, что давало владимирскому князю старейшинство «в всей Русской земли».

Судя по летописям, Всеволод был первым суздальским государем, прочно усвоившим титул «великого князя». Передача Новгорода наследнику создала новый центр власти, вызвавший беспокойство монарха. Без видимых причин отец свел сына из Новгорода, а взамен дал «старейшему князю» города Ростов, Ярославль и Белоозеро. Ранние летописи ничего не сообщают о «ряде», данном Всеволодом своим сыновьям. Вероятно, князь умер скоропостижно и не успел выразить последнюю волю. Как всегда, решающее слово в периоды междуцарствий принадлежало боярам. Младшие братья Юрий и Ярослав объединились против старшего Константина. Но им и их боярам пришлось дважды снаряжаться в поход, прежде чем Константин отказался от прав на владимирский престол и заключил с братьями «поряд».

5. Борьба южнорусских князей за Новгород

Южнорусские князья не желали мириться с утратой Новгорода. В 1210 г. сын Мстислава Храброго Мстислав Удалой изгнал из Новгорода малолетнего сына Всеволода. Несколько лет спустя Мстислав покинул Новгородскую землю и уехал в Киев. Если бы новгородцы захотели восстановить прежние отношения с Суздальской землей, им пришлось бы принять князя из рук Юрия Владимирского. Однако они пригласили князя Ярослава из Переяславля, зятя Мстислава Удалого. Ярослав пытался использовать внутренние раздоры в новгородском обществе, чтобы утвердить свою власть над Новгородом. В результате ему пришлось покинуть город и укрыться в Торжке, откуда он пытался продиктовать новгородским боярам свои условия. Столкновение закончилось войной. На помощь новгородцам из Южной Руси прибыл Мстислав Удалой с дружиной. К нему присоединился Константин Ростовский, надеявшийся получить владимирский престол. Напуганный притязаниями Константина, Юрий принял сторону Ярослава. В 1216 г. неприятели встретились на реке Липице. Накануне битвы новгородцы попытались заключить отдельный мир с Юрием, и их усилия не пропали даром. В сражении Мстислав Удалой обратил в бегство войско Ярослава. Юрий не оказал брату никакой помощи. Одержав победу, Мстислав и новгородцы посадили на владимирский престол Константина. Благодаря вмешательству епископа братья согласились выделить князю Юрию Суздаль. После смерти Константина Юрий вернул владимирский стол, но его авторитет был подорван раз и навсегда. В 1229 г. Ярослав заключил союз с детьми Константина Ростовского с тем, чтобы изгнать Юрия из Владимира. Но дело не было доведено до конца.

6. Раздел князьями земель

Раздел Владимиро-Суздальской земли между пятью сыновьями Всеволода Большое Гнездо и распри между братьями окончательно подорвали могущество Северо-Восточной Руси.

Юго-Западная Русь рано обособилась от Киева. Природные условия -- плодородные почвы, мягкий климат -- благоприятствовали развитию пашенного земледелия и промыслов в пределах края. Юго-западные города вели торговлю с Византией и Крымом, Польшей и прибалтийскими землями. Старшим среди этих городов был Владимир-Волынский, с которым успешно соперничал молодой город Галич на Днестре. Благодаря развитию вотчинного землевладения на юго-западе рано сформировалось многочисленное боярство.

Галицкая земля достигла расцвета при князе Ярославе Осмомысле (1153−1187). Ярославу пришлось вести длительную войну с Киевским княжеством. Его союзниками в этой войне были суздальский и волынский князья. Галицким и волынским полкам удалось овладеть Киевом. Но Ярослав недолго сидел на киевском столе. Автор «Слова о полку Игореве» посвятил ему следующие строки: «Галичкы Осмомысле Ярославе Высоко седиши на своем златокованпем столе. Подпер горы Угорскыи своими железными полны, заступив королеви путь, затворив Дунаю ворота. … Грозы твоя по землям текут. Отворяеши Киеву врата».

Ярослав женился на дочери суздальского князя Юрия Долгорукого. Брак оказался неудачным. Осмомысл вознамерился лишить права на престол законного наследника и передать его побочному сыну Олегу. Придворные князя получили повод вмешаться в его семейную жизнь. В 1173 г. они организовали побег Владимира и его матери в Польшу. Некоторое время спустя галицкие бояре составили заговор и взяли Ярослава под стражу. Любовница князя Настасья, мать Олега, была сожжена на костре, а законная жена с сыном вернулись в Галич. После смерти Ярослава престол занял Олег, а затем Владимир. Оба были согнаны с княжения боярами. Смута в Галиче позволила волынскому князю Роману с помощью поляков подчинить себе Галицкое княжество (1199). «Не передавивши пчел, меду не есть», -- говорил князь о галицких боярах. И ему действительно удалось смирить их. В 1203 г. Роман занял Киев, насильно постриг в монахи киевского князя и присвоил себе его титул. Галицко-Волынское княжество стало одним из крупнейших государств Европы. По площади оно не уступало империи Фридриха Барбароссы. При дворе Романа нашел прибежище византийский император Алексей III после захвата Царьграда крестоносцами. В 1205 г. Роман погиб во время похода в Польшу. Началась длительная смута, приведшая к распаду княжества на несколько частей. Галицкие бояре пригласили на княжение Игоревичей из Новгорода-Северского. Вдова Романа и ее малолетний сын Даниил укрылись в Польше. Галич был завоеван венграми, но затем туда вновь вернулись Игоревичи. Пытаясь укрепить свою власть, они перебили около 500 бояр. Однако, в конце концов галицкие бояре повесили Игоревичей и в 1211 г. возвели на стол малолетнего князя Даниила Романовича.

Венгрия и Польша использовали усобицы как повод для постоянных вторжений на Русь. В 1214 г. Галицко-Волынское княжество подверглось разделу. Одна его часть попала под власть венгров, другая -- поляков. Малолетний князь Даниил Романович сохранил в своих руках Владимир-Волынский.

Раздоры между Венгрией и Польшей привели к тому, что польский король Лешек призвал на помощь князя Мстислава Удалого, покинувшего Новгород. Мстислав изгнал венгерского королевича Кальмана и занял галицкий стол. Свою дочь Мстислав выдал замуж за Даниила Романовича Волынского. После длительной борьбы с галицкими боярами Даниил окончательно утвердился в Галиче, а затем объединил под свою властью всю Галицко-Волынскую землю. В 1240 г. Даниил занял Киев и посадил там своего тысяцкого.

В годы тридцатилетней смуты в Западной Руси произошел характерный эпизод. На галицкий трон взошел Володис сын дядьки («кормильца») галицкого князя. (Дядьки играли при русских княжеских дворах столь же значительную роль, как мажордомы у франкских королей.) Прирожденные князья в качестве прямых потомков первого князя Руси Игоря Старого пользовались исключительным правом на престол. Восшествие на стол боярина было воспринято ими как вызов всему княжескому роду Руси. Володислав недолго владел Галичем. Он кончил жизнь в тюрьме со всем своим «племенем».

6. Великий Новгород — единственный из древних городов, избежавший упадка и дробления

Новгород Великий был единственным из древних городов, избежавшим упадка и дробления в XII—XIII вв. Киев был основан на границе со степными кочевниками. Новгород -- на границе с финскими землями. История Новгорода запечатлелась в топонимике. На западном берегу Волхова, где некогда жила нерева (летописная меря), раскинулись Неревский и Людин концы. Славенский конец на противоположном берегу Волхова был заселен словенами, выходцами из славянского Поморья на Балтийском море. Новгородская земля делилась па пять провинций, или «пятин». Основная масса финских племен -- меря и веся, чудь, ижора и водь проживала в северных пятинах. Южные пятины были с давних времен заселены славянами, и тут концентрировалась большая часть населения Новгородской земли. На юге располагались главные очаги земледелия Северо-Западной Руси. Волхов делил город на две половины -- Торговую и Софийскую. Ярослав Мудрый основал свою резиденцию на Торговой стороне, в которой тянули богатые пятины. «Ярославово городище» было связано кратчайшим путем с давней княжеской резиденцией на Городище, расположенном в истоке Волхова. Археологические раскопки обнаружили, что Городище принадлежало к числу древнейших городов Новгородской земли.

Крепостные сооружения были воздвигнуты на Софийской стороне. Они опоясали владычный двор и Софийский собор. В 1116 г. к епископской половине детинца была пристроена княжеская половина. Противостояние боярства и княжеской власти получило в Новгороде внешнее выражение. Главный массив боярских усадеб располагался на Софийской стороне, княжеский двор -- на Торговой.

Пятины составляли ядро Новгородской земли. За пределами пятин лежали «колонии» -- Заволочье на Северной Двине и Bare, Tpe на Кольском полуострове, Печора, Пермь, Вятка. Все эти земли платили дань Новгороду. В 1193 г. новгородцы предприняли поход на югру на Северном Урале, но потерпели неудачу. На ладьях (ушкуях) новгородские промышленники плавали по Студеному морю далеко на восток. Драгоценная пушнина, полученная в виде дани из Северного Поморья и Приуралья и проданная на западных рынках, приносила большой доход боярам, снаряжавшим военно-промысловые экспедиции.

В Новгороде было много искусных ремесленников, плотников, кузнецов, ткачей, гончаров, кожевников, оружейников. Они работали преимущественно на заказ. Главными предметами заморской торговли были, кроме пушнины, мед и воск. Новгородские купцы вели оживленную торговлю и с Прибалтийскими странами. На острове Готланд, в шведской Сигтуне и эстонской Линданисе (Таллине) возникли поселения новгородцев. Купцы с Готланда уже в середине XII в. основали Готский торговый двор в Новгороде. Другой торговый двор -- Немецкий -- построили купцы Ганзейского союза. С Запада на Русь везли сукна, вино, металлы. Большим влиянием в Новгороде пользовалось объединение купцов-вощаников -- «Ивановское сто», нажившее капитал на заморской торговле. Новгородцы посещали Византию, страны Востока, вели торговлю в отдаленных русских городах.

Киевские князья сажали в Новгороде посадников -- старших сыновей. Наследник Мономаха Мстислав княжил в Новгороде с 12 лет. Отозвав сына в Киев, Мономах решил передать Новгород несовершеннолетнему внуку Всеволоду. Новгородские бояре и население энергично протестовали против нарушения традиции. Тогда Мономах вызвал в Киев новгородских бояр и одних заточил в тюрьму, а других привел к присяге и отпустил домой.

В XII в. в Новгороде возник обширный княжеский домен, включавший богатые крестьянские волости на юге Новгородской земли.

7. Борьбе Всеволода за власть

После смерти Мстислава Великого в 1132 г. его сын Всеволод покинул Новгород и пытался занять Переяславль. Не достигнув успеха, князь вернулся на Север, но новгородцы' призвали на помощь Псков и Ладогу и выгнали его. Новгородское вече действовало столь решительно, потому что не боялось возмездия со стороны Киева. Однако в Новгороде было много сторонников Всеволода, и под их давлением вече вернуло князя с дороги.

Всеволод Мстиславич втянул Новгород в войну с суздальским князем Юрием Долгоруким, но потерпел поражение в битве на Ждане-горе. После этого князь был фактически отстранен от дел. Он не смог оказать помощь Киеву в назревавшей войне с Черниговом. Власти Новгорода взяли на себя г средническую миссию, поручив посланнику Мирославу помирить киевского и черниговского князей. Миссия не достигла цели. В решающем сражении черниговские Ольговичи при помощи половцев наголову разгромили Мономаховичей. Веке же Новгород направил в Южную Русь «лучших мужей» с епископом во главе. На этот раз мирные усилия новгородцев увенчались успехом. Обнаружившаяся военная слабость Киева имела роковые последствия для Всеволода. В 1136 г. по решению веча Всеволод со всей семьей был арестован. Особую роль в заговоре против него сыграл епископ. Князя и всю его семью держали на епископском дворе два месяца, пока Новгород не завершил переговоры с Черниговом.

Бояре предъявили Всеволоду следующие обвинения: «1. Не блюдет смерд; 2. Чему хотел сести в Переяславли; 3-е ехал еси с полку переде всех…». Князю не простили разорительной суздальской войны, из-за которой Новгороду пришлось дважды в течение года собирать ополчение и реквизировать лошадей у смердов. Новгородцы возложили на Всеволода также вину за поражение в войне: он первым побежал с поля боя («с полку»). Война побудила князя вступить в союз с Черниговом. Переговоры, затеянные по инициативе Всеволода, завершились тем;, что новгородцы выгнали Мопомаховичей и пригласили на стол Ольговича из Чернигова.

С 1117 г. новгородцы стали «вольны в князьях» и в случае нарушения князем договоров имели возможность прогнать его вне зависимости от воли Киева. Тем не менее Владимир Мономах имел возможность в 1118 г. навязать Новгороду внука, неугодного новгородским боярам и вечу. Практика заключения «ряда» (договора) с князем, заложившая фундамент развития республиканских порядков в Новгороде, сформировалась постепенно на протяжении длительного времени под влиянием таких процессов, как упадок великокняжеской власти в Киеве, нарастание княжеских усобиц, частая смена князей на новгородском престоле и в особенности ликвидация княжеского домена в пределах Новгородской земли.

С конца XII в. Новгород стал испытывать все большее давление со стороны крепнущего Владимиро-Суздальского княжества. Зависимость новгородцев от Суздаля объясняют обычно экономическими факторами, что не совсем верно. Новгород, имел собственную житницу на плодородных землях к югу от Меты и производил достаточно хлеба. При полном бездорожье транспортировка ржи из Суздаля превращала ее в очень дорогой товар. Хлебная торговля с суздальцами и всеми прочими соседями приобретала жизненно важное значение лишь в периоды катастрофических неурожаев. Полагают, что Андрей Боголюбский в 1169 г. добился полного послушания от новгородцев, прекратив подвоз хлеба в Новгород. Однако надо иметь в виду, что в названном году Новгородская земля была поражена неурожаем и голодом, равно губительным для обеих сторон. Суздальцы прекратили осаду Новгорода из-за недостатка продовольствия, а при отступлении многие воины умерли от голода.

Влияние Владимирской земли на Новгород имело как торговую, так и военно-политическую основу.

Всеволод Большое Гнездо с 1182 г. держал на новгородском столе подручного князя свояка Ярослава Владимировича. Новгородцы прислали во Владимир посадника Мирошку с просьбой забрать неугодного князя. Посол попал под арест. Дело едва не дошло до войны. Полки Всеволода вторглись в пределы Новгородской земли. При заключении мира новгородцы четко оговорили свое право свободно избирать князя из любой земли: «Новгород выложиша -- вси князи в свободу: кде им любо, ту же собе князи поймают». Заявление послов нельзя рассматривать как доказательство утверждения республиканских порядков в Новгороде. Речь шла скорее о претензиях новгородцев, чем о политической реальности. После заключения мира новгородцы призвали князя из Чернигова, но тому не удалось усидеть на престоле. В конце концов Новгород вновь принял непопулярного Ярослава из Суздальской земли. По случаю примирения посадник Мирошка и прочие пленные новгородцы были отпущены домой. По воле владимирского князя Ярослав пробыл на новгородском столе с перерывами 17 лет и лишь в 1199 г. был «сведен» Всеволодом из города. Его место занял трехлетний сын владимирского князя.

В конце жизни князь Всеволод властно вмешивался во внутренние дела Новгорода, по своему произволу без суда казнил новгородских бояр и пр. В 1209 г. черниговский князь Мстислав Удалой обратился к новгородцам со словами: «Пришел есмь к вам, слышав насилие от князь» (Всеволода). Всеволоду пришлось смириться с тем, что новгородцы изгнали его сына и посадили на стол князя Мстислава.

8. Кризис старой системы управления. Превращение княжества в республику

Начало XIII в. ознаменовалось кризисом старой системы управления, связанным с превращением княжества в республику. Власть в Новгороде все больше ускользала от князя и концентрировалась в руках выборных должностных лиц из среды могущественного новгородского боярства. Развитие вечевых порядков сопровождалось потрясениями, справиться с которыми князья уже не могли. Проведя несколько лет в Новгороде" князь Мстислав, согласно новгородской версии, «поиде по своей воли» в Киев. Суздальский летописец утверждал, что новгородцы прогнали Мстислава, после чего пригласили князя на Суздальской земли. Не желая возобновления прежней завися мости от Владимира, Новгород призвал князя Ярослава из Переяславского княжества, младшего из трех братьев Всеволодовичей. Действия Ярослава усугубили ожесточение и раскол, царившие в Новгороде. Он начал с того, что собрал на дворе вече и добился от него решения об аресте новгородского тысяцкого и разграблении его двора. Как видно, речь шла о сборе налогов и распределении собранных денег. Тысяцкий ведал налогами. Разгром сопровождался эксцессами. Двое новгородцев были убиты жителями Прусской улицы. Беспорядки заставили сплотиться противников суздальской партии, из-за чего Ярослав лишился возможности использовать вече в своих целях. Утратив опору в лице выборной администрации, Ярослав оставил в Новгороде своего наместника и дворян, а сам уехал в Торжок на суздальскую границу. Отъезд провел четкую границу между сторонниками и противниками князя. Отставленный от посадничества Твердислав и многие другие бояре выехали в Торжок, где были щедро одарены Ярославом. Посадник Юрий Иванкович и другие бояре, ранее заступавшиеся за тысяцкого, пытались вести переговоры с князем в Торжке, но были взяты под арест. Из-за неурожая Новгородская земля переживала ужасный голод. Люди ели мох, сосновую и липовую кору. На улицах и дорогах не успевали подбирать тела умерших. Голодающие уповали на подвоз хлеба из Суздаля. Множество новгородских торговцев съехались в Торжок для закупки продовольствия. Но Ярослав приказал не пропускать в Новгород обозы с хлебом, а съехавшихся торговцев ограбить и взять под стражу. Утратив надежду договориться с Ярославом, новгородские бояре пригласили князя Мстислава. Вече, созванное князем, приняло решение о походе на Ярослава. Но даже это решение не позволило преодолеть раскол в новгородском обществе. Уже после присяги на имя Мстислава многие бояре и воины «клятвопреступники» бежали из Новгорода в Торжок. Фактически новгородское ополчение и бояре раскололись надвое, и каждая половина имела своего князя. За войной между князьями скрывалось столкновение боярских партий, боровшихся за власть. Вследствие этого битва на Липице в 1216 г. была не столько битвой суздальцев с новгородцами, сколько битвой между новгородцами. Отметив это, новгородский летописец восклицает: «Оле страшно чюдо и дивно, братье; поидоша сынове на отци, а отци на сыны, брат на брата». Даже во время столкновений на вече противники нередко выходили на площадь в броне и шеломах. На Липице все было иначе. Перед битвой новгородские воины постановили сражаться пешими и без доспехов: «съседавше с коне порты сметаша с себе, еще же и са-позе с ног сметав, и поскочиша босе, пешь». Как и на вече, новгородцы бились друг с другом, избегая крови. Конные княжеские дружины подкрепляли бойцов с тыла. Как только выяснилось превосходство одной стороны, вторая пустилась наутек. Новгородцы из войска Мстислава потеряли убитыми трех человек, со стороны суздальцев, по рассказам победителей, было без числа «избиеных и повязаиых». Под Владимиром Мстислав не позволил своим воинам штурмовать крепость, наступление на Переяславль прекратил, едва Ярослав освободил арестованных новгородских бояр и выслал из города всю новгородскую рать, «что было с Ярославом в полку».

Избрание посадников не зависело более от княжеской воли. По возвращении войска из похода вече избрало посадником Твердислава, немало скомпрометировавшего себя сотрудничеством с Ярославом. В 1218 г. Мстислав вторично покинул Новгород, и враждующие стороны с остервенением набросились друг на друга. Противники Твердислава «в бронях, в шеломах, аки на рать» учинили побоище в крепостных воротах. Убитых было больше, чем в сражении на Липице. Вновь прибывший из Южной Руси князь тщетно требовал низложения и ареста Твердислава. За посадником не числилось никакой вины, и вече отклонило домогательства князя. Двоевластие в Новгороде было путем к республиканским порядкам. В концов концов заболевший Твердислав был отставлен от должности, но новгородцы вскоре же «показали путь» князю, настоявшему на отставке выборного посадника.

Избавившись от южнорусских князей, Новгород отправил послов к Юрию во Владимир. В 1221 г. владимирский князь согласился отпустить сына па новгородский стол «по всей воли новгородчкой». Княжич не нашел опоры в новгородском вече и вскоре же был отослан к отцу. В конце концов в Новгород был приглашен князь, соглашавшийся на наибольшие уступки. Этим князем был Ярослав Всеволодович. Избежав побоища на Липице, Ярослав сохранил для себя возможность возвращения в Новгород. Некогда новгородские бояре требовали, чтобы призванный князь не покидал Новгородскую] землю и княжил в Новгороде в согласии с новгородцами «до своего живота». «Ряд» с князем Ярославом предусматривал, что тот будет княжить в своей отчине Переяславле-Залесском, а в Новгород приезжать, когда того потребует военная обстановка21. Роль князя все больше сводилась к роли военного предводителя, присутствие которого в городе диктовалось потребностями военного времени.

Традиционная зависимость Новгорода от Киева помешала утверждению на новгородском столе наследственной династии. Пользуясь княжескими усобицами, новгородские бояре и вече стали приглашать князей поочередно из соперничавших княжеских столиц и беспрепятственно изгонять их в случае угрозы независимости Новгорода.

9. Институт посадничества и церковь

История Руси XII в. заполнена столкновениями между князьями и боярами, принимавшими самый драматический характер. Но ни в одной земле, кроме Новгородской, конфликт не привел к таким изменениям в политическом строе, которые бы ограничили сильную княжескую власть. В Новгороде могущественное боярство одержало верх над князем, заложив тем самым основу для развития республиканских форм правления.

Особую роль в развитии Новгородской государственности сыграл институт посадничества и церковь. При Мономаховичах Киев еще посылал в Новгород княжих посадников, которые действовали заодно с местными посадниками, избранными на вече из местных бояр. Со временем посадники сосредоточили в своих руках всю исполнительную власть. Посадников избирали из одних и тех же фамилий. Как установил ВЛ. Янин, новгородская боярская аристократия сидела целыми кланами богатых усадьбах на Софийской стороне Новгорода. Вече избирало посадников исключительно из числа бояр Неревского и Людина конца вместе с Прусской улицей. Перемены во взаимоотношениях с князьями, четко обозначившиеся в начале XIII в., привели к консолидации новгородского боярства. С 1219 г. во главе Новгорода впервые встал боярин из Славенского конца.

Порядки, сложившиеся в Новгороде, благоприятствовали быстрому росту там боярского вотчинного землевладения. Бояре приобретали «села», извлекали доходы из торговли и ростовщических операций. Рост могущества боярства стал главным фактором политического развития Северо-Запада Руси.

Огромное влияние на взаимоотношения новгородцев с княжеской властью имело то, что у Новгорода до XII в. не было внешних врагов, угрожавших его границам. Этим Новгород отличался от Киева, с трудом справлявшегося с кочевниками. Экспедиции на восток, в Поморье и на Урал, не требовали содержания значительных и постоянных военных сил.

В Киеве тысяцкие были помощниками князя и командовали городским ополчением. В Новгороде не князь, а вече избирало тысяцкого. Его функции сузились. Тысяцкий ведал исключительно сбором налогов с населения.

Вече играло в управлении Новгородом столь же важную роль, как и институт посадничества. В литературе не стихают споры о том, кто участвовал в вече. Согласно одной точке зрения, вече было органом народовластия (И.Я. Фроянов). Другое мнение сводится к тому, что новгородское вече было собранием бояр, зажиточных землевладельцев из числа «житьих людей» богатых торговцев (ВЛ. Янин).

Примечательно, что символом вече был «вечевой колокол». Его удары оповещали все население города о созыве веча. Самый способ оповещения более подходил для народного собрания, чем для узкого по составу боярского ареопага. Как бы то ни было, вечевые порядки гарантировали участие в управлении Новгородом представителей всего населения города, его «концов» и улиц. По-видимому, вече не было органом повседневного управления. Редкие упоминания о вече в летописи разделены годами и десятилетиями. Вече брало на себя власть во всей ее полноте лишь в экстренных случаях: при низложении неугодного князя, вражеском нашествии и пр. Чрезвычайное положение в Новгороде обычно сопровождалось арестом князя или посадников, разграблением имущества лиц, поставленных вне закона. Элементы вечевого строя отчетливо обнаруживают особенности народной психологии. В Южной Руси бояре вешали князей. В Новгороде народ мог задержать князя, заточить его на владычнем дворе. Но ни один из потомков Игоря Старого не был убит народом. Напротив, в расправе с собственными выборными должностными лицами вече проявляло жестокость, не знавшую границ. В 1141 г. посадник Якун Мирославич, поддерживавший низложенного князя, был избит «мала не до смерти», а потом брошен с моста в Волхов. После расправы Новгород оставался без князя 9 месяцев. Полтора десятилетия спустя Якун был вновь избран посадником. В 1167 г. новгородцы убили посадника Захарью и боярина Неревина. Преемник Захарьи правил Новгородом без князя семь месяцев. Большой властью в Новгороде пользовалась семья боярина Мирошки, занимавшего должность посадника в течение 15 лет. Сын Мирошки Дмитр был избран посадником в 1206 г. По приказу князя Всеволода Дмитр ходил с новгородцами в поход на Рязань. В дни похода в Новгород явился посланец князя Всеволода из Владимира. По княжому слову брат посадник Дмитра вызвал на княжой двор влиятельного новгородского боярина Олексу Сбыславича и убил его «без вины». Убийств было воспринято боярством Новгорода как вопиющее беззаконие и навлекло вражду на голову Мирошкиничей. Прощаясь с новгородцами после похода, Всеволод «вда им волю свою и уставы старых князей, его же хотеху новгородцы и рече им: вы добр, того любите, злых казните». Полагают, что длительное правление Мирошкиничей привело «к фактическому возникновению семейной олигархии» и что князь своей речью провоцировал расправу с посадником Дмитром. В действительности члены этой семьи были выборными допостными лицами, и властью они пользовались, пока располагали поддержкой и доверием веча. Провоцировать расправу над Дмитром не было нужды, так как незадолго до того он получил смертельную рану и вскоре же умер. Смерть признанного главы семьи Мирошкиничей поставила в порядок дня выборы нового посадника, и Всеволод заявил, что новгородцы вольны своем выборе и в своих действиях. Монополия Мирошкиничей вызвала крайнее недовольство всех прочих боярских семей. По возвращении ратников в Новгород там вспыхнуло восстание. Никаких классовых «антифеодальных» черт в восстании обнаружить не удается. Местный летописец живо рисует картину смены выборных властей в городе. Каждая претендовавшая на власть боярская группировка выставляла себя защитником интересов всего народа, а ответственность за приключившиеся беды возлагала на своих противников. Вече вменило в вину Дмитру то, что он приказал «собрать серебро на новгородцах, а по волости куны брати, по купцем веру дикую и повозы возити». Иначе говоря, главной причиной негодования веча были военные поборы, которые Дмитр ввел по случаю похода в Рязанскую землю. По решению веча владения Мирошкиничей были отданы на поток и разграбление. Их села были конфискованы, челядь продана. Грабеж Мирошкиничей обогатил многих лиц, и, чтобы спрятать концы в воду, они сожгли двор Дмитра. Учтенное после грабежа имущество и деньги власти «разделиша по зубу, по 3 гривны по всему городу, на щит». Как видно, власти Новгорода спешили успокоить прежде всего ратников, вернувшихся из трудного похода. Тело мертвого Дмитра новгородцы хотели сбросить с моста в Волхов, но духовенство воспротивилось этому. Новым посадником стал глава самого влиятельного после Мирошкиничей боярского рода Михалковичей.

В 1219 г. противники Михалковичей предприняли попытку положить конец их затянувшемуся правлению. Торговая сторона и Неревский конец подняли восстание против посадника Твердислава Михалковича. На его защиту выступили бояре Людина конца и Прусской улицы. В результате побоища у городских ворот погибло много больше новгородцев, чем в битве на Липице. Недавно приглашенный в Новгород князь оставался на Городище, выжидая исхода дела. Наконец он предпринял попытку открытого вмешательства в выборы, заявив: «Не могу быти с Твердиславом, отымаю посадничество у него». Князь не предъявил посаднику Твердиславу Михалковичу никаких обвинений, и вече отклонило его требование. По этому случаю Твердислав обратился к новгородцам с замечательной речью:

«Тому есмь рад, яко вины моея нету; а вы, братье, в посадничестве и во князех вольне есть». Принцип, сформулированный Твердиславом, гласил, что Новгород является источником любой власти -- и княжеской, и посаднической в одинаковой мере: Новгород дает власть и отнимает ее. В конце концов Твердиславу все же пришлось покинуть свой пост. Против него выступил воевода Семен Емин, вернувшийся из неудачного похода на восток и разбивший лагерь в поле у стен Новгорода. Свое поражение воевода объяснял предательством Твердислава, будто бы тайно сносившегося с суздальскими князьями, не пропустившими новгородское войско через свои владения. Обвинение было клеветой, и новый, только что приглашенный князь вместе с владыкой вернули посадничество Твердиславу. Однако год спустя новгородцы вновь разделились и построили полки для битвы. На этот раз князь с дружиной решительно поддержал бояр, добивавшихся отстранения от власти Твердислава. Посадник был болен, но его сторонники «урядившеся на 5 полков». Превосходство было явно на их стороне, и князь не осмелился прибегнуть к оружию. Однако Твердиславу все же пришлось уйти в монастырь.

Принцип выбора властей открывал поле для ожесточенной борьбы за власть между могущественными боярскими группировками. Князья по временам разжигали соперничество между ними. Но это был опасный путь, грозивший дезорганизовать управление Новгородской землей. Поэтому княжеская власть нередко брала на себя посреднические функции и мирила враждующие стороны.

В обычных условиях у бояр не было необходимости созывать вече и апеллировать к воле народа. Тот, кто оставался в меньшинстве, должен был подчиниться власти большинства. Равновесие сил на вече представляло наибольшую опасность, в особенности когда в городе создавалась чрезвычайная ситуация и дело не терпело отлагательств.

Верхи новгородского общества -- бояре и прочие землевладельцы («житьи люди») -- владели значительными богатствами. Но подавляющую часть городского населения Новгорода составляли неимущие «меньшие» люди. Для внутренней жизни города характерна была социальная неустойчивость. Созыв веча нередко служил толчком к выступлению низов. Уличная толпа, плебс играли решающую роль в грабежах и погромах" жертвами которых оказывались бояре, потерпевшие поражение на вече.

В 1166 г. в Киеве разыгралась церковная смута, в результате которой Константинополь объявил о низложении митрополита Клима, выбранного из русских иерархов. В отсутствие митрополита новгородцы избрали себе епископа на вече. Ранее на епископскую кафедру в Новгороде киевские власти назначали преимущественно киевских монахов. Первым выборным епископом Новгорода стал некий «свят муж» инок Аркадий из Богородицкого монастыря. Он был утвержден в Киеве митрополитом-греком с запозданием в два года. Понадобились столетия, прежде чем принцип избрания новгородского владыки на вече стал прочной традицией.

Домен, образовавшийся в Новгороде при Мономахе Мстиславе, оставался в XII в. опорой княжеской власти в Новгороде. Однако частая смена князей создавала трудности в управлении доменом. Изгоняя князя, Новгород высылал из своих пределов его огнищан и бояр, вследствие чего домен надолго лишался управления. По-видимому, на время отсутствия князя сбор доходов с домена стали поручать церковным властям. Со временем новгородцы стали рассматривать казну Софийского дома как государственную. В случае необходимости вече забирало казну «владычна копления» из Софийского дома и тратило ее на нужды государства. По-видимому, с переходом домена в распоряжение Софии была связана организация архиепископского полка. Его ядро, возможно, составили слуги, сидевшие в княжих волостях. Наличие князя с дружиной в других землях и епархиях устраняло необходимость в особых вооруженных силах, подчиненных епископу.

Софийский дом хранил эталоны мер и весов. Любые поземельные сделки считались недействительными без санкции владыки. Международные договоры Новгорода скрепляли своими печатями посадник, тысяцкий и архиепископ. В отличие от других выборных должностей архиепископская должность была пожизненной, хотя случалось, что владыки уходили в монастырь или изгонялись по решению веча.

Упразднение наследственной передачи и ограничение княжеской власти в Новгороде имели важные последствия. Князья утратили возможность растащить Новгородскую землю на части, как это произошло в других княжествах. Сохранению единства земли способствовало и то, что у Новгорода не было многолюдных и богатых «пригородов», за исключением Пскова. К XIII в. Новгородская земля по своей территории далеко превосходила все другие княжества и земли Руси.

Литература

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой