Международная правовая помощь (на примере деятельности Управления Министерства юстиции РФ в Сахалинской области)

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ВЛАДИВОСТОКСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА

ИНСТИТУТ ПРАВА

Кафедра ЧАСТНОГО ПРАВА

БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА

Международная правовая помощь (на примере деятельности Управления Министерства юстиции РФ в Сахалинской области)

Студент Е.М. Евтушенко

Научный руководитель

Ст. преподаватель кафедры ЧП А.П. Алексеенко

Владивосток 2014

Содержание

Введение

1. Источники международного права, регламентирующие международную правовую помощь по уголовным делам

1.1 Общая характеристика и классификация источников международного права, регламентирующих международную правовую помощь по уголовным делаем

1.2 Договоры Российской Федерации о правовой помощи по уголовным делам

2. Формы, виды и способы обращения за оказанием международной правовой помощи (на примере деятельности управления Министерства юстиции в Сахалинской области)

2.1 Практика осуществления международной правовая помощи между РФ и странами СНГ на примере деятельности управления Министерства юстиции в Сахалинской области

2.2 Практика осуществления международной правовая помощи между РФ и государствами Европейского союза и Азиатско-тихоокеанского региона на примере деятельности управления Министерства юстиции в Сахалинской области

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность темы. Противоправные акты, повлекшие резонансные отклики и опасения со стороны всего международного сообщества, не могут остаться безнаказанными. Их практическое раскрытие и наказание виновных и недопущение подобного впредь следует обеспечивать соответствующими мерами на уровнях национальном и, в особенности — международном, — за счет активизации сотрудничества в профильных областях.

Эффективное противодействие трансграничной преступности основывается на активном взаимодействии компетентных структур и учреждений заинтересованных стран при полном выполнении принятых обязательств в международной области.

С присоединением Российской Федерации к Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 году и Дополнительному протоколу к ней в 1978 году, а также — к Европейской конвенции о выдаче 1957 году и Дополнительным протоколам к ней — 1975 и 1978 годов, вопрос о понятии правовой помощи в системе международного уголовного и уголовно-процессуального права получил соответствующее решение.

Актуальность и значимость данной работы обусловлены следующим:

Взаимная правовая помощь является неотъемлемой составляющей одного из основных принципов международного права — принципа сотрудничества государств. Этот принцип связующей нитью проходит через все содержание Устава Организации Объединенных Наций.

Его нормативная суть закреплена в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 года и в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. Следует отметить, что сформирована юридическая, международно-правовая обязанность всех государств — членов ООН сотрудничать по всему спектру международных отношений.

Совместная деятельность ведомств юстиции разных государств становятся практически обязательным условием при рассмотрении судебных дел, исполнении судебных решений, действиям по защите прав и законных интересов граждан, в том числе — российских, за рубежом.

Упрочнение и многоплановость юридического сотрудничества между странами, расширение связей России с мировым сообществом потребовало более эффективного функционирования всех компонентов системы правовой помощи. Так, международная правовая помощь, по мнению Н. И. Марышевой, — «важный элемент этого процесса, который, как никакой другой, может послужить сближению правовых систем и шагом на пути создания единого правового пространства».

Источники международного права, нормы которых регламентируют правовую помощь по уголовным делам, достаточно многообразны. Совершенно очевидна необходимость их систематизации в соответствии с объемом этой помощи и практикой отношений между государствами.

Международные договоры и соглашения заключаются по всему комплексу отношений, традиционно относимых к правовой помощи или смежным вопросам. Наряду с просим документы об оказании международной правовой помощи содержат нормы, устраняющие или смягчающие коллизии законодательства договаривающихся государств.

Анализ применения органами юстиции и иными заинтересованными учреждениями России норм о правовой помощи, закрепленных международными соглашениями, свидетельствует, что в них в большей степени учитываются положения УПК РФ. По сравнению со старым УПК РСФСР он значительно более прогрессивен, так как нормы его части пятой, регулируют вопросы международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства. Но комплексное, согласованное применение норм УПК и норм международных договоров, регламентирующих правовую помощь, нуждаются в постоянном совершенствовании.

При этом предметами научных изысканий выступали как общетеоретические вопросы регулирования, так и конкретные институты международного взаимодействия по уголовным делам. ([17] Бойцов А. И. Выдача преступников, [40] Жалинский А. Э. О системе источников уголовного права, [7] «Венская Конвенция о праве международных договоров» от 23. 05. 1969// «Ведомости В С СССР», 10. 09. 1986, N 37.

Объектом бакалаврской работы явилась система правоотношений, складывающихся в области нормативно-правовой регламентации и правоприменения компетентными субъектами национальных (российской и иностранных) и международных правовых систем института международно-правовой помощи по уголовным делам.

Предметом являются нормы международного и национального права в области международно-правовой помощи по уголовным делам.

Цель исследования — изучить практику международно-правовой помощи по уголовным делам на примере Сахалинской области.

В связи с целью были выявлены следующие задачи:

Исследовать источники международного права, регламентирующие международную правовую помощь по уголовным делам.

Охарактеризовать договоры Российской Федерации по уголовным делам,

Определить существующие формы, виды и способы обращения за оказанием международной помощи на примере деятельности управления Министерства Юстиции Сахалинской области

Охарактеризовать практику осуществления международной помощи между РФ и государствами Европейского Союза м Азиатско-Тихоокенского региона на примере деятельности управления Министерства Юстиции Сахалинской области.

Исследовать особенности правовой помощи по уголовным делам на примере Сахалинской Области.

Методологическая основа и методика исследования.

Методологическую основу исследования составляют научные труды в области уголовно-процессуального, уголовного, конституционного, международного права.

В работе использованы общие и частные методы исследования, в том числе, историко-юридический, системно-правовой и другие, системный анализ изучаемых явлений и результатов.

Бакалаврская работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

1. Источники международного права, регламентирующие международную правовую помощь по уголовным делам

1.1 Общая характеристика и классификация источников международного права, регламентирующих международную правовую помощь по уголовным делаем

Международное уголовное право базируется на международных договорах, большинство из которых составляют двусторонние, региональные или универсальные соглашения о преступности и наказуемости за международные преступления и уголовные преступления международного характера, об оказании друг другу правовой помощи по уголовным делам, выдаче преступников и т. п. В этой связи хотелось бы затронуть роль уголовных преступников в международном уголовном праве и их выдачу.

К вспомогательным источникам уголовного судопроизводства по делам о военных преступлениях причисляют решения международных организаций по вопросам борьбы с данной категорией преступлений (примером может послужить принятая 11 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеей ООН резолюция 95 (1) и некоторые судебные решения. Так, например, в Нюрнберге с 1947 по 1949 г. шесть составов американских военных трибуналов провели 12 процессов, которые часто именуются и как процессы, продолжающие основной Нюрнбергский процесс, — многие материальные и процессуальные Международного Военного Трибунала, и особенно его решения и позиции по конкретным пунктам обвинения и приговора, в качестве своеобразных прецедентов стали основополагающими в деятельности американских военных трибуналов. [14 c. 9] Однако сказанное не означает, что в международном уголовном праве нет обычных норм. Они есть. В качестве примера могут послужить некоторые правила выдачи преступников. [14 c. 15]

Вполне ожидаемым процессом развития международного уголовного права является его кодификация с целью объединить в одном документе договорную практику государств и международные обычаи, выработки новых принципов и институтов. Эта задача возложена на Комиссию международного права ООН. [14 c. 16]

К списку вспомогательных источников также могут быть добавлены, по всей видимости, так называемые источники «мягкого права» (soft law), т. е. стандарты и юридические принципы, не имеющие обязательной юридической силы, но тем не менее маркирующие волю государств. Они содержатся в актах международных конференций, организаций и органов — таких, как резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и других международных органов и организаций, «которые имеют рекомендательный характер или служат программными установками», и «устанавливают не конкретные права и обязанности, а общие направления взаимодействия субъектов». 21c. 38 ]

Особняком стоят общие принципы права: императивные нормы, свойственные международной юридической системе в целом.

Национальные законы государств не являются источниками международного права, однако, как будет показано ниже, они наряду с заявлениями государств могут выступать источниками формирования норм международно-правового обычая.

Однако согласие как постоянных, так и непостоянных членов Совета Безопасности ООН предопределило юридическую силу и признание данных актов как источников международного права.

Новейшим актом, ориентированным на осуществление юрисдикции в отношении лиц, ответственных за самые серьезные преступления, вызывающие озабоченность международного сообщества, является Статут Международного уголовного суда, принятый 17 июля 1998 г. и вступивший в силу 1 июля 2002 г. (далее -- Статут МУС). [21c. 39 ]

Общими чертами названных источников международного права является то, что они совмещают как материальные, так и процессуальные нормы и дают юридическую оценку военных преступлений и преступных деяний против мира и человечества.

Как отмечает Н. И. Костенко, «основным механизмом борьбы с международными преступлениями и с преступлениями международного характера является успешно функционирующая система совершенно новой отрасли международного права -- международное уголовное право, в которую входят: международное уголовное право (материальная часть), международный уголовный процесс, система уголовно-исполнительных учреждений, правоохранительные органы и международная судебная система». [21 c. 41]

Не бесспорен вопрос о включении в понятие международного уголовного права как отрасли международного права перечисленных составляющих. Сегодня достаточно публикаций, признающих уголовно-процессуальное право в качестве самостоятельной отрасли.

В этой связи в плане нашего исследования важно определить место правовой помощи по уголовным делам в международном уголовном праве.

Практически во всех учебных и монографических изданиях, которые рассматривают сотрудничество государств в борьбе с преступностью, так или иначе затрагиваются вопросы взаимной правовой помощи. [22 c. 23]

Но четкого указания места этого компонента в системе международного уголовного права нет, как и нет понятия относительно признания правовой помощи по уголовным делам в виде международного правового института или подотрасли международного уголовного права (уголовно-процессуального права) либо в качестве межотраслевого комплекса норм, представляющего самостоятельное образование.

Если обратить внимание на имеющиеся публикации, то легко убедиться в непоследовательности определения места правовой помощи в отраслях международного права. [21 c. 42]

Следует заметить, что название параграфа «Выдача и смежные виды правовой помощи по уголовным делам» нельзя признать удачным ввиду неопределенности термина «смежные виды правовой помощи». Однако и в новой редакции учебника место правовой помощи в международном уголовном праве не определено.

В учебнике под редакцией В. И. Кузнецова и Б. Р. Тузмухамедова представлена новая отрасль: международное правоохранительное право, регулирующая вопросы выдачи и передачи лиц в интересах правосудия. Кроме того, проблемы выдачи преступников рассматриваются в главе «Население и международное право», которая относится к общей части, а не к особенной и мало соприкасается с сотрудничеством государств в борьбе с преступностью. [21 c. 45]

Тем не менее следует обратить внимание на определение: «институт выдачи преступников -- это комплексный юридический феномен, соединяющий в себе нормы материального и процессуального права». [21 c. 47]

Также автор отмечает, что положения о выдаче действительно содержатся практически во всех договорах по борьбе с преступностью.

Это относится и к общему объему правовой помощи (составление и пересылка документов, проведение осмотров, обысков, изъятий, передача вещественных доказательств, проведение экспертизы, допрос сторон), и к осуществлению уголовного преследования. К сожалению, об этих элементах правовой помощи в учебнике речи не идет.

И.И. Лукашук и А. В. Наумов в своем учебнике рассматривают правовую помощь по уголовным делам в разделе «Реализация международного уголовного права». [21 c. 49] Оценивая место правовой помощи в международном уголовном праве, авторы отмечают, что она является составной частью международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Следует с ними согласиться относительно классификации правовой помощи с учетом ее разнообразия и проявления по двум основаниям: по предметному содержанию такой помощи и по уровню международных соглашений о такой помощи. Именно этот подход дает возможность понять, какое место отводится правовой помощи в международном уголовном праве. [25c. 43 ]

В целом соглашаясь с такой классификацией, следует добавить и другие виды правовой помощи, такие как осуществление уголовного преследования и передача осужденных лиц для отбывания наказания в государстве своего гражданства.

Бесспорно, правовая помощь относительно выдачи лиц, обвиняемых в совершении преступлений, является основным видом правовой помощи по уголовным делам.

Помощь в осуществлении судебных поручений также регламентируется международными договорами и согласно второму критерию имеет в своей основе:

а) многосторонние международные договоры о такой помощи;

б) многосторонние конвенции, заключаемые между государствами для борьбы с определенными преступлениями;

в) межправительственные и межведомственные договоры о соответствующей помощи. [21 c. 50]

Передача осужденных лиц как вид правовой помощи осуществляется на основе ряда актов: Конвенции о передаче лиц, осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются 1978 года; Конвенции СНГ о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания 1998 года; Европейской конвенции о передаче осужденных лиц 1983 года.

Передача осужденных лиц также регламентирована двусторонними договорами России с Финляндией, Латвией, Грузией, Испанией, Кипром, Мексикой, а также рядом конвенций по борьбе с отдельными видами преступлений. [25 c. 13]

Учитывая разнообразие источников, нормы которых составляют международное уголовное право, можно определить роль, отводящуюся правовой помощи в данной отрасли.

Что касается конвенций о борьбе с преступлениями международного характера, то в них наряду с материальными нормами предусмотрены и процессуальные, связанные с осуществлением уголовного преследования, обменом информацией, выдачей лиц, подозреваемых в совершении преступления (или совершивших преступление), по запросу компетентных органов или приговору суда.

В соответствии с требованиями ст. 87 Статута МУС суд наделен правом обращаться к государствам-участникам с просьбой о сотрудничестве. [5 c. 13]

Особо значимой является глава 34 «Преступления против мира и безопасности человечества» УК РФ, где определены составы таких преступлений, как планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт химического, биологического, токсического, а также другого вида оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации, применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации, применение оружия массового поражения, геноцид, нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, и др. [5 c. 15]

Порядок применения статей 353--360 УК РФ возможен только в совокупности с нормами международных договоров, которые, кроме классификации названных преступных деяний, предусматривают международные правовые механизмы реализации, включая правовую помощь и организационные мероприятия, направленные на эффективное противодействие международной преступности.

В действующем УК РФ можно особо отметить статьи 11--13 Общей части, содержащие формулировки, прямо связанные с международными договорами Российской Федерации, нормами международного права. В этих статьях речь идет о действии уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации (ст. 11), а также в отношении лиц, совершивших преступление (ст. 13). [5 c. 17]

В российской доктрине уголовного права прямого применения норм международного договора не предусмотрено, но что касается вопросов сотрудничества и взаимной правовой помощи, то в данном случае нормы договоров применяются непосредственно. [1 c. 5]

Нормы, регламентирующие правовую помощь, создают действенный механизм реализации международных обязательств.

В последнее время в уголовно-процессуальной науке стал актуальным вопрос о регламентации института международной правовой помощи по уголовным делам. Данный институт состоит в предусмотренной международными нормативно-договорными актами (договорами, конвенциями) или реализуемыми на основе взаимности системе уголовно-процессуальных мер, механизмов, принципов, способов, методов, институтов, посредством которых одно государство (или международная организация) предоставляет другому государству (международной организации) содействие своих судебных институтов в расследовании и рассмотрении уголовных дел и исполнении вступивших в силу приговоров.

Основная масса договоров о правовой помощи носит двусторонний или групповой характер. Вместе с тем повышение значения сотрудничества в этой области привлекло к ним внимание и ООН. В 1990 г. Генеральная Ассамблея одобрила типовой договор о взаимной помощи по уголовным делам. [30 c. 25]

Основное внимание отечественных авторов уделено отказу от оказания помощи, содержанию и исполнению запроса, сохранению тайны, получению документов, доступу к лицам, находящимся в заключении, и к другим лицам в целях получения доказательств, предоставлению документов, обыску и задержанию.

В оказании помощи может быть отказано, в частности, если запрашиваемое государство полагает, что это нанесет ущерб его суверенитету, безопасности, общественному порядку или иным важным интересам общества; если помощь несовместима с его законами; если совершенное деяние является преступлением лишь по военному праву. Определены гарантии безопасности для лиц, предоставляющих информацию или документы. [30 c. 28 ]

В целом типовой договор направлен на расширение взаимной помощи государств по уголовным делам.

В 1990 г. Генеральная Ассамблея приняла также типовой договор о передаче уголовного преследования. Главная область применения — случаи, когда обвиняемый возвратился в государство своего гражданства и выдача его невозможна, поскольку не допускается законом. [30 c. 30]

В таких случаях может иметь место передача уголовного преследования государству гражданства обвиняемого, разумеется, при условии, что деяние считается преступным в обоих государствах (принцип двойной криминальности, двойной преступности деяния).

Запрашиваемое государство может отказать в просьбе о преследовании, если подозреваемое лицо не является его гражданином или постоянно в нем не проживает; если деяние является преступным только по военному праву; если преступление связано с налогами, акцизами, таможенными или валютными правилами и, наконец, если деяние рассматривается запрашиваемым государством как политическое преступление. [22 c. 25]

Стала весьма актуальной проблема лиц, содержащихся в заключении за рубежом. Ей посвящено Типовое соглашение о передаче иностранных заключенных, одобренное Генеральной Ассамблеей в 1985 г. В Соглашении отмечается, что цель социальной реабилитации преступников может быть скорее достигнута, если дать им возможность отбывать наказание в своих странах. [30 c. 35 ]

К принципам международного сотрудничества при оказании правовой помощи по уголовным делам, вытекающим из международных договоров РФ по уголовным делам следует отнести:

1) взаимность сотрудничества;

2) добровольность сотрудничества;

3) соблюдение суверенитета и безопасности договаривающихся стран;

4) непременная уступка части суверенитета (применение иностранного законодательства);

5)соответствие просьбы запрашивающей страны законодательству исполняющего государства;

6) равенство полномочий судебно-следственных органов суверенных государств, осуществляющих взаимодействие;

7) обеспечение правовой защиты и равенства полномочий участников уголовного процесса на территории договаривающихся стран;

8) реализация условий договора посредством применения национального законодательства;

9) ограничение действия и применения международного договора территориями договаривающихся стран;

10) соблюдение прав и интересов третьих стран участниками договорных отношений;

11) обязанность выполнения условий договора;

12) взаимодействие на основе права, предусмотренного международным договором;

13) принцип законности.

Анализ основополагающих принципов международного сотрудничества, принципов взаимодействия при оказании правовой помощи по уголовным делам и принципов российского уголовного процесса подтверждает необходимость рассмотрения их только в единстве.

Учитывая бессистемность международных норм уголовно-правового характера, ряд юристов утверждают о невозможности их приоритетного и прямого действия в отношении национального уголовного законодательства. [30 c. 40 ]

Стоит отметить, что вопрос о приоритете и о прямом действии международно-правовых норм в российском уголовном праве является на сегодняшний день одним из самых актуальных.

В части 1 ст. 1 УК говорится о необходимости включения в него всех новых законов, предусматривающих уголовную ответственность. Согласно Толковому словарю русского языка «предусмотреть» означает «предвидя, приготовиться к чему-нибудь. А отсюда следует вывод, что утверждение о необходимости внесения всех уголовных законов РФ необходимо доработать». [12]

Российская Федерация осуществляет сотрудничество с иностранными государствами на основе взаимного соблюдения международных договорных норм и руководствуясь принципом взаимности. [12]

В международном сотрудничестве Россия является равноправным, суверенным, независимым субъектом международных правоотношений.

Ни одно государство не вправе принудить Россию заключить договор или выполнять его в непредусмотренном объеме.

В этой связи важное значение приобретает развитость уголовно-процессуального законодательства договаривающихся стран, каждая из которых способна выполнить только такие следственные действия по уголовному делу, которые предусмотрены ее законодательством.

При этом нельзя требовать от другой стороны расширения их перечня до уровня собственного законодательства, ибо при заключении договора каждая исходит из имеющегося законодательства своего государства. [12]

Объем сотрудничества предусматривает взаимное исполнение, но не принятие процессуальных решений по уголовным делам, поскольку полномочия принимать такие решения зависят от юрисдикции договаривающихся стран и определяются их внутренним уголовным законом. Нарушение этого правила может рассматриваться вмешательством во внутренние дела иностранного государства, что недопустимо, поскольку противоречит общим принципам межгосударственных отношений. «Просьба об оказании правовой помощи может быть отклонена, если оказание такой помощи может нанести ущерб суверенитету или безопасности, либо противоречит законодательству запрашиваемой Договаривающейся Стороны» (ст. 19 Минской конвенции).

Все международные договоры о правовой помощи по уголовным делам РФ предусматривают на условиях взаимности общий принцип об обязательности соблюдения суверенитета, безопасности и соответствия просьбы законодательству каждой договаривающейся страны. Нарушение его допускает отказ исполнить просьбу иностранного государства. [28 c. 19]

Право принимать решение в такой ситуации принадлежит исполняющей стороне на основе обязательных правил международного договора. Международными договорами РФ не определен правовой механизм для принятия такого решения, не установлен полномочный орган и основания, создающие угрозу суверенитету и безопасности страны, а также не определено основополагающее законодательство, которому не может противоречить просьба другого государства.

Таким образом, подводя итоги вышесказанному, следует отметить, что правовая помощь в международном уголовном праве представляет собой комплекс норм, гармонично дополняющих принципы и нормы международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью и выполняющих субсидиарную функцию в целях реализации международных правовых обязательств по международным договорам.

1.2 Договоры Российской Федерации о правовой помощи по уголовным делам

Статья 2 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года определяет международный договор как «международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования». Обычно документы договорного (или, как его еще называют, конвенционного) права могут носить названия договоров, конвенций, соглашений, уставов, протоколов или другие наименования.

Договоры также могут заключаться между государствами и международными организациями или исключительно между международными организациями. Такие соглашения регулируются соответствующей Венской конвенцией 1986 года. [7 c. 79 ]

Международный договор является формой юридически обязывающего документа, соблюдение положений которого обязательно для подписавших его государств. Это отличает договор от таких видов «мягкого» права, как декларация или коммюнике. Нередко к основному договору даются дополнения в виде протоколов или иных приложений, которые расцениваются как его составные части.

Правила интерпретации международных договоров содержатся в двух конвенциях: Венской конвенции о праве международных договоров 23 мая 1969 г. и Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или международными организациями от 21 марта 1986 г. [7 c. 35 ]

Международный договор может быть заключен по любому вопросу, но не может вступать в противоречие с основными принципами международного права, обязательствами государств-членов Организации Объединенных Наций, а также императивными нормами международного права. [7 c. 36 ]

Действие международного договора распространяется только на участвующие в нем стороны, за исключением случаев, когда его нормы стали частью международного обычного права, т. е. нормами, общепринятыми и общеобязательными по своей сути. Седьмого ноября 1996 г. Россия подписала две европейские конвенции: «О взаимной правовой помощи по уголовным делам» 1959 года и «О выдаче» 1957 года. Через три года они были ратифицированы Федеральным Собранием Р Ф (Федеральные законы от 25 октября 1999 г. «О ратификации Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и Дополнительного протокола к ней» и «О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго дополнительного протокола к ней». В силу для Российской Федерации конвенции вступили 9 марта 2000 г.

Присоединение к этим международным договорам стало возможным благодаря вступлению Российской Федерации в Совет Европы (СЕ), поскольку обе конвенции носят закрытый характер. В соответствии со ст. 28 Конвенции 1959 года и ст. 30 Конвенции 1957 года необходимым условием присоединения к ним является членство в СЕ или приглашение Комитета Министров С Е присоединиться к конвенции. Содержащая приглашение резолюция должна получить единогласное одобрение государств — членов СЕ, ратифицировавших Конвенцию. Из числа государств, не являющихся членами СЕ, к конвенциям в 1967 году присоединился только Израиль (всего участниками Конвенции 1959 года являются 39 государств, Конвенции 1957 года — 38). Закрытый характер конвенций объясняется их региональной направленностью и разработкой с учетом правовых систем и стандартов стран Европы.

В настоящее время правовые основы взаимодействия российских правоохранительных органов с компетентными органами стран — членов СЕ значительно расширились. Вместе с тем, для России они применяются с учетом сделанных при ратификации конвенций договорах и заявлениях.

В соответствии с Конвенцией 1959 и 1957 года правовая помощь оказывается по вопросам уголовного преследования за преступления, наказание за которые на момент просьбы о помощи подпадает под юрисдикцию судебных органов запрашивающей Стороны.

К вопросам оказания правовой помощи относятся:

— исполнение судебных поручений, касающихся уголовных дел, в целях получения свидетельских показаний или передачи вещественных доказательств, материалов или документов;

— вручение судебных повесток и постановлений о явке в суд запрашивающей Стороны свидетелей, экспертов и обвиняемых;

— передача выдержек из судебных материалов и информации о них, необходимых для рассмотрения уголовного дела;

— информирование государств — участников Конвенции о вынесении обвинительных приговоров и принятии последующих мер в отношении их граждан (на основании оговорки к ст. 22 Конвенции эта информация будет направляться Россией на основе взаимности и только в отношении сведений, признанных официальными в соответствии с российским законодательством). [17.C. 03]

В феврале 2000 г. Европейская Комиссия по проблемам преступности СЕ разработала типовую форму запроса о правовой помощи, в соответствии с которой запрос должен содержать: наименование запрашивающего государства и органа, фамилию, имя, отчество должностного лица, адрес, телефон, факс; дату запроса; номер, на который необходимо ссылаться запрашиваемой стороне при ответе; наименование запрашиваемого государства и органа; предмет запроса, в том числе меры, которые необходимо предпринять; дату, к которой ожидается ответ; координаты и фамилию, имя, отчество заинтересованного должностного лица запрашивающего государства; ходатайство может содержать также просьбу к запрашиваемой стороне подтвердить получение запроса и сообщить дату, к которой можно ожидать ответ. [17.C. 33]

Россия воспользовалась возможностью сделать оговорку к п. 6 ст. 15 Конвенции, в связи с чем по вопросам оказания взаимной правовой помощи по уголовным делам для Российской Федерации компетентными органами являются: [45 c. 98]

— Генеральная прокуратура РФ — по всем вопросам, кроме перечисленных ниже;

— Верховный Суд Р Ф — по вопросам судебной деятельности Верховного Суда Р Ф;

— Минюст Р Ф — по вопросам, связанным с работой других судов;

— МВД РФ — в отношении поручений, не требующих санкции судьи или прокурора, связанных с проведением дознания и предварительного следствия по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции органов внутренних дел Российской Федерации; [45 c. 99]

— ФСБ РФ — в отношении поручений, не требующих санкции судьи или прокурора, связанных с проведением дознания и предварительного следствия по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции органов федеральной службы безопасности;

— ФСНП РФ — в отношении поручений, не требующих санкции судьи или прокурора, связанных с проведением дознания и предварительного следствия по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции федеральных органов налоговой полиции.

Запросы о предоставлении выдержек из судебных материалов и информации о них рассматриваются Генеральной прокуратурой РФ или Минюстом Р Ф. [17.C. 34]

К компетенции Генеральной прокуратуры РФ и Верховного Суда Р Ф относится решение вопроса о применении при исполнении поручения, по просьбе запрашивающей Стороны, процессуального законодательства последней. При этом не должно возникать противоречий законодательству Российской Федерации. [17.C. 35]

В случаях, не терпящих отлагательства, запросы могут быть направлены в российские судебные органы. В соответствии с оговоркой к ст. 24 Конвенции в качестве судебных органов в Российской Федерации рассматриваются суды и органы прокуратуры.

Компетентные органы других государств — участников Конвенции, как правило, указываются в оговорках к ней этих стран. Что касается других государств — участников этой Конвенции, то, безусловно, каждая страна определила круг своих органов, ответственных за рассмотрение вопросов по оказанию взаимной правовой помощи по уголовным делам. Как правило, в отличие от России, европейские страны назначают один или два компетентных органа. [45 c. 113]

При ратификации Конвенции Россия сделала оговорку к ст. 2, допускающей отказ в оказании правовой помощи. В соответствии с ней, а также ст. 2 Конвенции, обращающемуся с просьбой иностранному государству может быть отказано, если:

— просьба касается преступления, которое запрашиваемая Сторона считает политическим или связанным с политическим;

— запрашиваемая Сторона считает, что выполнение просьбы может нанести ущерб суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим существенно важным интересам страны; [17.C. 36]

— лицо, которое в запрашивающем государстве подозревается или обвиняется в совершении правонарушения, находится под судом, либо было осуждено или оправдано в связи с этим правонарушением в Российской Федерации или в третьем государстве, либо в отношении этого лица в Российской Федерации или в третьем государстве вынесено решение об отказе в возбуждении или прекращении производства по делу, по поводу которого поступил запрос о правовой помощи;

— преследование или исполнение решения по делу невозможно ввиду истечения срока давности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Российской стороной в соответствии со ст. 3 Конвенции и ст. 1 п.2 Федерального закона о ее ратификации может быть отказано в исполнении поручения о получении свидетельских показаний, если соответствующие лица воспользовались предоставленным им российским законодательством правом отказаться от дачи показаний вообще или по данному делу. [45 c. 114]

Необходимо отметить, что ранее п. «а» ст. 2 Конвенции 1959 года допускал отказ в просьбе об оказании правовой помощи, касающейся преступления в налоговой сфере. Статья 1 Дополнительного протокола к Конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1978 года изъяла это основание для отказа.

Поручения о проведении обыска или наложении ареста на имущество в соответствии со ст. 5 Конвенции должны исполняться компетентными российскими органами только при соблюдении следующих условий (подп. «a», «b», «c» п. 1 ст.5 Конвенции): [17.C. 38]

а) преступление, с которым связано судебное поручение, наказуемо как по закону запрашивающей Стороны, так и по закону запрашиваемой Стороны (принцип двойной уголовной ответственности);

b) преступление, с которым связано судебное поручение, является в запрашиваемой Стороне преступлением, влекущим выдачу;

с) исполнение судебного поручения не противоречит законодательству запрашиваемой Стороны.

На основании ст. 7 Конвенции и ст. 1, п. 4, Федерального закона о ее ратификации поручения о вручении повестки о явке лица должны передаваться компетентным российским органам не менее чем за 50 дней до установленной даты явки лица.

Конвенцией 1959 и 1957 гг года определяет порядок и условия экстрадиции лиц, в отношении которых компетентные органы запрашивающей Стороны ведут уголовное преследование в связи с совершенным преступлением или которые разыскиваются для приведения в исполнение приговора или постановления о задержании.

В соответствии со ст. 2 Конвенции выдача производится в том случае, если за совершение преступления, в связи с которым поступил запрос, законодательством запрашивающей Стороны и запрашиваемой Стороны предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года.

Новацией, введенной указанным Федеральным законом о ратификации Конвенции, является возможность судебного обжалования лицом решения компетентного органа о его выдаче иностранному государству. Очевидно, что такого рода жалобы должны рассматриваться Верховным Судом Р Ф. [34 c. 29]

В целом, процедура экстрадиции в России осуществляется в соответствии с положениями Конвенции и сделанными к ней оговорками и заявлениями.

На основании ст. 3 Конвенции выдача не осуществляется, если лицо, в отношении которого поступил запрос, обвиняется в совершении политического преступления. Лицо также не может быть выдано, если запрашиваемая Сторона имеет веские основания полагать, что запрос о выдаче в связи с обычным уголовным преступлением был подан с целью преследования или наказания лица по признакам расы, религии, национальности или по политическим убеждениям.

Государство может отказать в выдаче своих граждан (ст. 6, п. 1, Конвенции). Необходимо отметить, что это положение используется в практике всех государств — участников Конвенции. Российская Федерация также отказывает в выдаче своих граждан на основании ч.1 ст. 61 Конституции Р Ф.

Вместе с тем, в случае отказа в выдаче запрашиваемой Стороной своего гражданина, по просьбе запрашивающей Стороны против него должно быть возбуждено уголовное преследование.

В целях проведения объективного расследования компетентным органам передаются необходимые документы, информация и вещественные доказательства, касающиеся преступления.

При рассмотрении вопроса экстрадиции должен соблюдаться принцип «non bis in idem» (не дважды за то же). [34 c. 41]

Поэтому выдача лица не осуществляется, если компетентными органами запрашиваемой Стороны уже вынесено окончательное решение в отношении него по факту совершения того же преступления, в связи с которым поступил запрос (ст. 9 Конвенции).

В соответствии со ст. 14 Конвенции государство, которому было выдано лицо, должно соблюдать «правило конкретности», т. е. выданное лицо не будет подвергаться уголовному преследованию и не может быть осуждено или задержано за преступление, совершенное до выдачи и которое не являлось основанием экстрадиции. Исключение может быть сделано, если передавшее его государство дало свое согласие на это и при условии, что второе преступление само является основанием для выдачи. Правило конкретности не применяется, если лицо в течение 45 дней после своего окончательного освобождения не покинуло территорию государства, имея для этого возможности, или же вернулось вновь. [34 c. 42]

В связи с этим государства — участники Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и семейным делам 1993 года с момента вступления для них в силу Конвенций 1959 и 1957 гг. при решении вопросов оказания взаимной правовой помощи по уголовным делам и выдачи должны применять положения европейских договоров.

Вместе с тем, обе Конвенции допускают использование сторонами не положений этих договоров, а своего «единообразного законодательства» или «специальной системы». Необходимым условием является уведомление Генерального секретаря СЕ. Эту норму (ст. 28) Конвенции 1957 года использовали Скандинавские страны (Финляндия, Дания, Исландия, Швеция и Норвегия), применяющие при решении вопросов экстрадиции свое единообразное законодательство. На основании внутреннего законодательства решаются вопросы экстрадиции также между Ирландией и Соединенным Королевством. [18.C. 53]

Необходимо отметить, что применение участниками Конвенций 1959 и 1957 гг. своего законодательства или специальной системы возможно при условии их соответствия общеевропейским стандартам. [18.C. 54]

В число ратифицировавших Конвенции 1957 и 1959 гг. стран входят три государства — члена СНГ, участвующие в Минской конвенции 1993 года (Россия, Украина, Молдова). Вступившая в 1999 году в С Е Грузия на данном этапе присоединилась только к Конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года. [18.C. 59]

При рассмотрении вопроса об использовании Россией, Украиной, Молдовой и Грузией своей специальной системы на основе Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года необходимо учитывать, что не все положения этого многостороннего договора соответствуют содержащимся в конвенциях стандартам, соблюдать которые Российская Федерация обязалась при их ратификации.

В первую очередь это касается судебного обжалования решения о выдаче лицом, в отношении которого оно было принято, поскольку Минской конвенцией не предусмотрен такой механизм защиты прав лиц, подвергаемых процедуре экстрадиции.

Существенным отличием Конвенции 1957 года от Минской конвенции 1993 года является предусмотренная возможность отказа в экстрадиции в связи с политическим характером преступления, по поводу которого поступил запрос, или с угрозой применения к запрашиваемому лицу смертной казни, пыток или жестокого обращения. В Минской конвенции такие положения отсутствуют, что еще раз свидетельствует о несовершенстве заложенного в ней механизма защиты прав человека. [34 c. 49]

В данной ситуации можно предположить, что присоединение России к Конвенции о выдаче и Конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам позволит не только развивать сотрудничество с правоохранительными органами стран Европы, но и распространить содержащиеся в них стандарты на взаимоотношения со странами СНГ.

Поэтому тщательное изучение каждого пункта международного договора должно предшествовать его выполнению и применению. При этом следует иметь в виду, что любая сторона вправе внести оговорки как при заключении договора, так и в период его действия. [34 c. 50]

Так, Минской конвенцией 1993 г., заключенной Российской Федерацией со странами СНГ — Республиками Армения, Беларусь, Молдова, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина — объем правовой помощи по уголовным делам ограничен признанием сторонами приговора только в части гражданского иска (ст. ст. 6, 51 Конвенции). [7 c. 39 ]

В то же время предусмотрена обязательная выдача лиц, осужденных судами запрашиваемых государств, для исполнения вступившего в законную силу приговора (ст. 56 Конвенции).

Согласно Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г. возможно исполнение просьбы о допросе лиц под присягой при условии, если законодательством страны-исполнителя такой допрос предусмотрен (ч. 2 ст. 3 Конвенции), а также обязателен возврат любых документов и предметов, которые передавались другому государству по его просьбе (ч. 2. ст. 6 Конвенции). [7 c. 15 ]

Правила международного договора являются правовыми нормами, регулирующими оказание предусмотренных этим договором конкретных видов помощи.

При производстве процессуальных и следственных действий в порядке оказания правовой помощи ссылка на эти нормы обязательна наравне с национальными.

Применяются также правовые акты, регулирующие процедуры для использования принципов международного права. Но на практике приходится исполнять поручения иностранных государств, не имеющих с Россией международных соглашений. Вид правовой помощи в таких случаях диктуется необходимостью производства отдельных следственных или процессуальных действий за рубежом из числа предусмотренных отечественным законодательством и законодательством запрашиваемой страны. [7 c. 16]

Выполнение таких запросов иностранного государства при отсутствии международного договора возможно на условиях взаимности и достигнутых договоренностей с учетом практики международного сотрудничества по конкретным вопросам.

Используются также дипломатические каналы. Нарушение прав человека, суверенитета, безопасности, других важных интересов государства является главным основанием для неисполнения запроса иностранного государства. [19 C. 25]

Если поручение по уголовному делу исполняет иностранное государство, то любое следственное и иное действие должно быть произведено в точном соответствии с уголовно-процес-суальным законодательством этой страны. Это необходимое условие для признания российским судом в соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Р Ф при осуществлении правосудия» от 31. 10. 95 г. № 8 доказательств, полученных за границей. [7 c. 15 ]

Запросы об оказании правовой помощи соответствующему иностранному государству направляются в порядке, определенном договором с этой страной, а при отсутствии такового — путем, согласованным сторонами или установленным национальным законодательством страны-исполнителя. На территории Российской Федерации все следственные и процессуальные действия по уголовному делу при оказании правовой помощи выполняются с применением законов России.

Сотрудничество между странами по вопросам оказания взаимной правовой помощи и выполнение международных поручений в области борьбы с преступностью, а также расследования уголовных дел различной формы осуществляется, прежде всего, в рамках определенных международных договоров, так и при их отсутствии на условиях определенных пунктов либо взаимности. Принято считать, что правовая помощь может быть оказана в любой категории уголовных дел, по которой проводится дознание либо предварительное следствие. (Исключение составляет протокольная форма и дел частного обвинения), независимо от подследственности.

На практике нормы международного права особенно часто применяются по следующим категориям:

по преступлениям, которые были совершенны на территории РФ иностранными гражданами не имеющие постоянное гражданство, либо лицами имеющие несколько гражданств в том числе и гражданство Российской Федерации. [8 c. 44]

по преступлениям, которые были совершенны на территории России людьми скрывающимися в иностранных государствах,

по преступлениям, совершенным на территории Российской Федерации, при расследовании которых необходимо производство экспертных исследований за рубежом или производство следственных и процессуальных действий, связанных с экспертизой, допросом эксперта иностранного государства, выемкой, осмотром изъятых предметов, их пересылкой из-за границы в Россию и наоборот; по преступлениям, совершенным на территории России, связанным с автотранспортом, культурными ценностями, радиоактивными, психотропными и наркотическими средствами, если они вывезены за границу или ввезены из-за рубежа, их транспортировкой и возвратом потерпевшим; по уголовным делам, для принятия процессуальных решений по которым требуются тексты действующего либо отмененного законодательства иностранного государства; по делам, по которым имеются запросы и поручения иностранных государств об оказании правовой помощи; по уголовным делам, по которым свидетелями являются иностранцы либо лица, не имеющие гражданства и постоянно проживающие на территории иностранного государства, либо бипатриды; по уголовным делам.

По данным на 1 января 2005 г. Россия являлась стороной договоров о правовой помощи, заключенных с: Азербайджаном (1992 г.), Албанией (1995 г.), Алжиром (1982 г.), Аргентиной (2000 г.), Болгарией (1975 г.), Венгрией (1958 г., 1971 г.), Вьетнамом (1981 г.), Грецией (1981 г.), Грузией (1995 г.), Египтом (1997 г.), Индией (2000 г.), Ираком (1973 г.), Ираном (1996 г.), Испанией (1990 г.), Италией (1979 г.), Йеменом (1985 г.), Кипром (1984 г.), КНР (1992 г.), КНДР (1957 г.), Кубой (1984 г.), Киргизией (1992 г.), Латвией (1993 г.), Литвой (1992 г.), Молдавией (1993 г.), Монголией (1988 г.), Польшей (1996 г.), Румынией (1958 г.), Турцией (1997 г.), Тунисом (1984 г.), Финляндией (1978 г.), Чехословакией (1982 г.), Эстонией (1993 г.). С Белоруссией 17 января 2001 г. было заключено двустороннее соглашение о порядке взаимного исполнения судебных актов по хозяйственным спорам. [18c. 35 ].

Многосторонние договоры

1. Конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г.

2. Европейская конвенция о выдаче от 13 декабря 1957 г. (в рамках Совета Европы)

2.1. Дополнительный протокол к Европейской конвенции о выдаче от 15 октября 1975 г.

2.2. Второй дополнительный протокол к Европейской конвенции о выдаче от 17 марта 1978 г.

3. Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. (в рамках Совета Европы)

4. Дополнительный протокол к Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 17 марта 1978 г.

5. Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов, от 5 октября 1961 г.

6. Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым деламот 15 ноября 1965 г.

7. Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам от 18 марта 1970 г.

8. Европейская конвенция о пресечении терроризма от 27 января 1977 г.

9. Протокол от 15 мая 2003 г. о внесении изменений в Европейскую конвенцию о пресечении терроризма 1977 г

10. Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются, от 19 мая 1978 г.

11. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (в рамках СНГ).

11.1. Протокол от 6 марта 1998 г. к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.

13. Конвенция о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения от 28 марта 1997 г. (в рамках СНГ).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой