Международные отношения и военные конфликты в Европе XVIII в. Великая Северная война

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

1. Международные отношения и военные конфликты в Европе XVIII в. Великая Северная война

1.1 Временные рамки войны и состав противоборствующих коалиций

1.2 Причины войны

1.3 Ход боевых действий

1.4 Итоги войны

2. Просвещение — идеологическая база Великой Французской буржуазной революции. Вольтер

Библиографический список

1. Международные отношения и военные конфликты в Европе XVIII в. Великая Северная война.

1. 1 Временные рамки войны и состав противоборствующих коалиций

Северная война (Великая Северная война, 1700−1721) — война между коалицией северных государств и Швецией за прибалтийские земли, продолжавшаяся более 20 лет и закончившаяся поражением Швеции. Основную роль в победе над Швецией равно как и основные территориальные завоевания принадлежат Московскому государству, входившему в коалицию. Победа в Северной войне обеспечила Московскому государству ведущую военную роль в Европе и положила начало территориальной экспансии Московского государства и его трансформации в Российскую Империю.

Первоначально войну Швеции объявил Северный союз, созданный по инициативе курфюрста Саксонии и короля польского Августа II. В Северный союз вошли также Датско-норвежское королевство, возглавляемое королём Кристианом V и Московское государство, возглавляемое Петром I, причём Август II и Кристиан V в начале войны считали Московское государство своим младшим компаньоном.

В 1700 году после ряда быстрых шведских побед Северный союз распался, Дания вышла из войны в 1700 году, а Саксония в 1706. После этого до 1709 года, когда Северный союз был восстановлен, Московское государство воевало со шведами в основном самостоятельно. На разных этапах в войне также принимали участие: на стороне Московского государства — Англия (c 1707 года — Великобритания), Ганновер, Голландия, Пруссия; на стороне Швеции — Османская империя, Гольштейн. Украинское казачество, включая Запорожских казаков, разделилось и частично поддерживало шведов и турков, а частично московские войска.

Война закончилась поражением Швеции в 1721 году с подписанием Ништадтского мирного договора.

1. 2 Причины войны

К концу XVII — началу XVIII века Шведская империя была господствующей державой на Балтийском море и одной из ведущих европейских держав. Территория страны включала значительную часть побережья Балтики: всё побережье Финского залива, современную Прибалтику, часть южного побережья Балтийского моря. В 1697 году Швецию возглавил пятнадцатилетний Карл XII, и юный возраст монарха дал повод соседям Швеции — Датско-норвежскому королевству, Саксонии и Московскому государству — рассчитывать на лёгкую победу и реализовать свои территориальные претензии к Швеции. Эти три государства образовали Северный союз, инициатором которого был курфюрст Саксонии и король польский Август II, который хотел подчинить себе входящую в Швецию Ливонию (Лифляндию), что позволило бы ему упрочить свою власть в Речи Посполитой. Ливония оказалась в руках Швеции по Оливскому мирному договору 1660 года.

Данию подталкивало к конфликту со Швецией давнее соперничество за господство на Балтийском море. В 1658 году Карл X Густав разбил датчан в ходе похода в Ютландию и Зеландию и отторг часть провинций на юге Скандинавского полуострова. Дания отказалась от сбора пошлины при проходе судов через Зундский пролив. Кроме того, две страны остро соперничали за влияние на южного соседа Дании — герцогство Шлезвиг-Голштейн.

Глава Московского государства Пётр I последним присоединился к Северному союзу после переговоров с Августом, что было оформлено Преображенским договором. Территориальные претензии Москвы к Швеции включали «Новгородские земли», в особенности Ревель (современный Таллин) и Дерпт (современный Тарту), которые были завоёваны во времена Киевской Руси в результате похода Ярослава Мудрого ок. 1030 года на «чудь» (этнических эстонцев), а позже потеряны в Смутное время и переданы Швеции в 1617 году по Столбовскому мирному договору. В ходе войны 1656−1658 годов часть территории в Прибалтике удалось возвратить. Были захвачены: Ниеншанц, Нотебург и Динабург; осаждена Рига. Однако возобновление войны с Речью Посполитой вынудило Россию подписать Кардисский мирный договор и вернуть Швеции все завоёванные земли. Претензии обеих сторон на эти земли носили имперский характер: ни Московское государство, ни Швеция не имели ни этнических, ни религиозных связей с проживающими на этих землях народами.

Получение выхода к Балтийскому морю путём территориальных завоеваний в Прибалтике было для Московского государства важной экономической задачей. К началу Северной войны единственным портом, обеспечивающим Московскому государству торговые отношения с Европой, был Архангельск на Северном море. Нерегулярная и тяжёлая навигация в Северном море осложняла московскую торговлю. Помимо этого у Петра I были две личные причины для вхождения в Северную войну. Во-первых, его увлечение мореплаванием и судостроением требовало выхода к морю, во-вторых существенным поводом для начала войны была для Петра I личная обида 1697 года, когда Петра I, путешествующего по Европе, шведы холодно приняли в Риге.

Наконец, последним фактором для нападения Московского государства на Швецию послужило окончание войны между Московским государством и Турцией. 3 (14) июля 1700 года был заключён Константинопольский мирный договор, 18 (29) августа был объявлен окончательный мир с Турцией, а 19 (30) августа 1700 года Пётр I объявил войну Швеции, указав в качестве причин «незаконную оккупацию русских территорий» и «оскорбление», нанесённое ему в 1697 году в Риге. Одновременно был издан указ о конфискации всех шведских товаров, находящихся в Москве, в пользу русской казны, а шведский посланник в Москве был арестован.

1. 3 Ход боевых действий

Начало войны. Начало войны характеризуется непрерывной чередой шведских побед на всех фронтах. Союзники недооценили лидерские качества к 1700 году уже 18-летнего шведского короля Карла XII, который с удовольствием целиком посвятил себя военному делу и по свидетельству современников был «влюблён в войну».

12 февраля 1700 года войска Саксонии осадили Ригу, однако вопреки ожиданиям Августа II Ливонская знать не поддержала наступающих, и армии Августа успеха не добились. В августе того же года датский король Фредерик IV начал вторжение в Гольштейн-Готторпское герцогство на юге страны. Однако 10 000 шведских солдат под руководством Карла XII неожиданно для датчан высадились под Копенгагеном, и Дания была вынуждена заключить 7 (18) августа Травендальский мирный договор и отказаться от союза с Августом II.

18 августа Пётр получил известие о заключении Константинопольского мирного договора с турками и 19 (30) августа и, ещё не зная о выходе Дании из войны, объявил войну Швеции, и 24 августа (3 сентября) русские войска выступили с наступательным походом. Согласно союзному договору с Августом II Московскому государству должна была отойти Ингерманландия (иначе «Шведская Ингрия») — территория примерно соответствующая нынешней Ленинградкой области. На границе между Игерманландией и Эстляндией находился крупный город и самая крупная шведская крепость в регионе — Нарва, которая стала основной мишенью русских командиров.

Поход к Нарве был организован неудачно, под осень: солдаты систематически недоедали, лошади, перевозящие снаряжение, питались настолько плохо, что к концу похода начался их падёж, а кроме этого в связи начавшимися дождями и плохим состоянием дорог у обоза регулярно ломались телеги. Пётр I планировал сосредоточить у Нарвы свыше 60 000 солдат, однако медленный темп продвижения войска к Нарве срывал сроки и планы царя. В конце концов осада Нарвы началась только 14 (25) октября силами по разным оценкам от 34 000 до 40 000 солдат.

Осада Нарвы также была организована неудачно. Обстрел города из пушек оказался неэффективным в связи с тем, что русская армия использовала слишком лёгкие орудия, более того, боеприпасов хватило всего на две недели. Нарва фактически представляла собой сдвоенную крепость вместе с соседним Ивангородом, и Пётр I, лично спланировавший осаду, вынужден был сильно растянуть русские войска, окружив одновременно обе крепости. Такое неудачное расположение русских войск впоследствии отрицательно сказалось на их боеспособности во время последующей битвы при Нарве.

Тем временем Август II, узнав о скором выходе Дании из войны, снял осаду Риги и отступил в Курляндию, что позволило Карлу XII перебросить часть своего войска по море в Пернов (Пярну). Высадившись там 6 октября, он направился к осаждаемой русскими войсками Нарве. 19 (30) ноября 1700 года войско Карла XII численностью 9 тысяч человек нанесли русскому войску численностью по разным оценкам от 34 до 40 тысяч человек тяжёлое поражение в сражении под Нарвой. К 21 ноября (2 декабря) вся русская армия, которая после всех потерь всё ещё превосходила по численности шведскую, по приказу русского командования капитулировала. Результаты кампании для российской стороны были катастрофическими: потери убитыми, смертельно ранеными, утонувшими, дезертировавшими и умершими от голода и мороза составили около от 8 000 до 10 000 человек, 700 человек, включая 10 генералов и 56 офицеров, попали в плен, было потеряно 179 из 184 пушек. Основными причинами поражения русской армии историки считают плохую организацию похода, плохое снабжение и питание, низкое качество пороха и орудий и многочисленные ошибки командования во время боя.

Продолжение войны, 1701−1704 гг. После поражения под Нарвой Пётр I предпринял дипломатические усилия, чтобы прекратить войну. В 1701—1702 годах при посредничестве сначала австрийцев, а потом французского монарха Людовикa XIV Пётр I предлагал Карлу XII мирный договор, при котором Московское государство отказывалось от претензий на прибалтийские земли, однако инициативы Петра I остались без ответа — шведский король был настроен воинственно и после победы под Нарвой пренебрежительно относился к русской армии. Кроме этого правительства других стран Европы на самом деле устраивало, что воинственный король могущественной Шведской империи посвятил себя войне с далёким Московским государством.

В Московском государстве началась подготовка к вторжению шведов, Пётр I принимал меры по срочному восстановлению артилерии и строительству укреплений у Пскова, Новгорода и Москвы. Однако, вопреки ожиданиям, Карл XII принял решение о вторжении в Саксонию и Польшу. На шведском военном совете часть генералов высказалось за наступление на Москву, но Карл XII посчитал, что русская армия слишком слабая, чтобы в ближайшие годы угрожать шведам на севере. Это решение дало Петру возможность восстановить силы после поражения под Нарвой и возобновить наступательные действия на севере. За короткий срок по приказу Пётра I было отлито 300 новых орудий, причём часть орудий была изготовлена из изъятых в казну и переплавленных церковных колоколов.

Воспользовавшись тем, что основные силы шведов приняли участие в сражениях в Саксонии и Речи Посполитой, Пётр I в 1701 году приказал начать новое наступление на севере. Русские войска под командованием Бориса Шереметева вторглись в Шведскую Ингерманландию (Ингрию) и 30 декабря 1701 года одержали свою первую победу в Северной войне в битве при Эрестфере. Шведской армией командовал генерал Шлиппенбах. В июле 1702 года русские войска одержали вторую победу на войсками Шлиппенбаха в сражении у Гуммельсгофа.

К осени, 11 октября 1702 года русское войско осадило шведскую крепость Нотебург, расположенную у истока Невы из Ладожского озера, и одержало победу. Весной 1703 года шведы оставили также крепости Ниеншанц и Ландскрона в устье Невы, уничтожив большую часть построек, чтобы они не достались русским.

Таким образом, к началу 1703 года в руках русских оказалось всё течение Невы. Поселение Нотебург, построенное шведами на месте основанной ещё в в 1323 году князем Юрием Даниловичем крепости Орешек, Пётр переименовал в Шлиссельбург (ключ-город), а в устье Невы у разрушенных Ниеншанца и Ландскроны Пётр I 16 (27) мая 1703а заложил новый город Санкт-Петербург, ставший портом Московского государства на Балтийском море — так называемым «окном в Европу».

В 1704 году русские войска продолжили своё наступление. К концу 1703 году Московское государство контролировало почти всю территорию Ингерманландии, однако шведский флот, базировавшийся в Дерпте (современный Тарту), продолжал контратаки против русских кораблей в Чудском озере. Завершая завоевание Ингерманландии, русские войска под командованием Бориса Шереметева к лету 1704 года вошли в Ливонию и осадили Дерпт. В июле 1704 года при личном участии Петра I крепость была взята.

Летом 1704 года вторая группа русских войск под командованием генерала Огильви вошла в Эстляндию и осадила Нарву. К концу лета после приезда Петра I из Дерпта и эта крепость была взята. Успешный штурм крепостей продемонстрировал возросшее мастерство и оснащённость русской армии.

Карл XII принял решение не продолжать активные военные действия против русской армии, а нанести основной удар по войскам Августа II. Шведский король намеревался установить в Польше власть выгодного ему монарха, сменив Августа II, чтобы превратить Речь Посполитую в буферную зону между шведами и русскими. В июле 1701 года шведские войска, не встретив серьёзного сопротивления, пересекли Двину и заняли Ливонию.

Шведские войска вторглись на польскую территорию и нанесли несколько крупных поражений армии Августа II. В 1701 году была взята Варшава, в 1702 году одержаны победы под Торунью и Краковым, в 1703 году — у Данцига и в Познани. А 14 января 1704 года сейм низложил Августа II в качестве короля Речи Посполитой и избрал новым королём шведского ставленника Станислава Лещинского.

Действия Карла XII вызвали недовольство в Речи Посполитой. Собравшаяся в 1704 году Сандомирская конференция объединила сторонников Августа II и объявила о непризнании Станислава Лещинского королём.

19 (30) августа 1704 года был заключён Нарвский договор между Россией и представителями Речи Посполитой о союзе против Швеции; согласно этому договору Речь Посполитая официально вступала в войну на стороне Северного союза. Россия совместно с Саксонией развернула военные действия на польской территории.

В 1705 году была одержана победа над войсками Лещинского у Варшавы. В конце 1705 года основные русско-польские силы под командованием короля Августа остановились на зимовку в Гродно. Вскоре король покинул расположение армии, сдав командование фельдмаршалу Георгу Огильви. Неожиданно в январе 1706 года Карл XII выдвинул в этом направлении крупные силы. Союзники рассчитывали дать бой после подхода саксонских подкреплений. Но 2 (13) февраля 1706 года шведы нанесли сокрушительное поражение саксонской армии в битве при Фрауштадте, разбив вдвое превосходящие силы противника. Оставшись без надежды на подкрепление, русская армия была вынуждена отступить в направлении Киева. Фельдмаршал Огильви сумел осуществить блестящий манёвр, воспользовавшись вскрытием рек. Король Карл, неожидавший такого, только через две недели сумел собрать армию и выступить в преследование. Ввиду весенней распутицы шведская армия застряла в Пинских болотах и король отказался от преследования армии Огильви. Вместо этого он бросил свои силы на истребление городов и крепостей, где находились польские и казацкие гарнизоны. В Ляховичах шведы заперли отряд переяславского полковника Ивана Мировича. В апреле 1706 года по приказу «Войска Запорожского обеих сторон Днепра гетмана и славного чина святого апостола Андрея кавалера» Ивана Мазепы к Ляховичам, для вызволения Мировича, посылается полк Семёна Неплюева, который должен был соединиться с миргородским полком Войска Запорожского полковника Даниила Апостола. В результате боя у Клецка, казацкая конница, поддавшись панике, растоптала пехоту Неплюева. В результате, шведы смогли нанести поражение русско-казацким войскам. 1 мая Ляховичи сдались шведам.

Но Карл вновь не последовал за войсками Петра, а, опустошив Полесье, в июле 1706 года развернул свою армию против саксонцев. На этот раз шведы вторглись уже на территорию самой Саксонии. 24 сентября (5 октября) 1706 года Август II в тайне заключил мирное соглашение со Швецией. По договору он отказывался от польского престола в пользу Станислава Лещинского, разрывал союз с Россией и обязывался выплатить контрибуцию на содержание шведской армии.

Тем не менее, не решаясь объявить о предательстве в присутствии русской армии под командованием Меншикова, Август II вынужден был со своими войсками участвовать в сражении при Калише 18 (29) октября 1706 года. Битва закончилась полной победой русской армии и пленением шведского командующего. Это сражение стало крупнейшим с участием русской армии с начала войны. Но, несмотря на блестящую победу, Россия осталась в войне со Швецией в одиночестве.

В течение 1707 года шведская армия находилась в Саксонии. За это время Карлу XII удалось восполнить потери и существенно укрепить свои войска. В начале 1708 шведы двинулись в направлении Смоленска. Принято считать, что первоначально они планировали основной удар в направлении Москвы. Положение русских осложнялось тем, что Петру I не были известны планы противника и направление его движения.

Как указывают историк Н. И. Павленко и писатель-историк И. Л. Солоневич, у Петра под Гродно в 1708 г. была хорошая возможность разгромить шведов. Главнокомандующий русской армией фельдмаршал Огильви хотел дать Карлу XII сражение, рассчитывая одержать «совершенную и верную победу». Но Пётр I испугался и, имея 3-кратное превосходство в силах над шведами, в спешном порядке увел армию, бросив при этом всю артиллерию.

3 (14) июля 1708 года Карл одержал победу в битве при Головчине над русскими войсками под командованием генерала Репнина. Это сражение стало последним крупным успехом шведской армии.

Дальнейшее продвижение шведской армии замедлилось. Стараниями Петра I шведам приходилось передвигаться по опустошённой местности, испытывая острый дефицит провизии. К осени 1708 года Карл XII вынужден был повернуть на юг в направлении Украины.

28 сентября (9 октября) 1708 года в битве у деревни Лесной войска Петра I разгромили корпус Левенгаупта, двигавшийся из Риги, чтобы присоединиться к главной армии Карла. Это была не просто победа над отборными шведскими войсками — впервые была одержана победа над превосходящими силами противника. Царь Пётр назвал её «матерью Полтавской баталии». Пётр Алексеевич лично командовал одной из двух колонн «летучего» корпуса русской армии — корволанта. Под его командованием находились Преображенский и Семёновский полки, батальон Астраханского полка и три драгунских полка. Другой колонной (левой) командовал генерал А. Д. Меншиков. Неприятельский корпус был настигнут близ деревни Лесной. Шведскому военачальнику пришлось принимать бой, который начался с атаки русских. Пётр I с приходом свежей драгунской конницы отрезал противнику дорогу на Пропойск и усилил натиск на шведов. Вечером сражение прекратилось из-за наступивших сумерек и начавшейся вьюги, которая слепила глаза. Левенгаупту пришлось уничтожить остатки своего огромного обоза (бомльшая часть его стала русской добычей), и его корпус, преследуемый русской кавалерией, сумел добраться до королевского походного лагеря.

Общие потери шведов составили 8,5 тысяч убитыми и ранеными, 45 офицеров и 700 солдат попали в плен. Трофеями русской армии стали 17 орудий, 44 знамени и около 3 тысяч повозок с провиантом и боеприпасами. К королю генерал Левенгаупт смог привести всего лишь около 6 тысяч деморализованных солдат.

В октябре 1708 года стало известно о переходе гетмана Ивана Мазепы на сторону Швеции. Гетман Мазепа состоял в переписке с Карлом XII и обещал ему, в случае прибытия на Украину, 50 тыс. казацкого войска, продовольствие и удобную зимовку. 28 октября 1708 года Мазепа во главе отряда казаков прибыл в ставку Карла.

Из многотысячного украинского казачества Мазепе удалось привести всего около 5 тысяч человек. Но и те вскоре начали разбегаться из походного лагеря шведской армии. Таких ненадёжных союзников, которых осталось около 2 тысяч, король Карл XII не решился использовать в битве под Полтавой.

В ноябре 1708 года на всеукраинской раде в городе Глухове был избран новый гетман — стародубский полковник И. И. Скоропадский.

Несмотря на то, что шведская армия сильно пострадала во время холодной зимы 1708−1709 годов, Карл XII жаждал генерального сражения. Оно произошло 27 июня (8 июля) 1709 года близ Полтавы, которую осаждали шведы.

Русская армия имела подавляющее численное преимущество в людском составе и артиллерии. В армии Петра I было в общей сложности 40−50 тыс. человек и 100 пушек, а у Карла XII — 20−30 тыс. человек и 34 пушки при крайней ограниченности пороха. После личной рекогносцировки местности, Пётр I приказал строить поперёк поля линию из шести редутов, на расстоянии ружейного выстрела друг от друга. Затем перпендикулярно их фронту началось возведение ещё четырёх (два земляных редута к началу сражения достроить не успели). Теперь в любом случае шведской армии в ходе атаки предстояло двигаться под огнём противника. Редуты составляли передовую позицию русской армии, что было новым словом в истории военного искусства и полной неожиданностью для шведов.

В редутах разместились два батальона солдат и гренадеры. За редутами встало 17 полков драгунской кавалерии под командованием А. Д. Меньшикова. За ними расположились пехота и полевая артиллерия. В 3 часа утра произошло столкновение русской и шведской кавалерии, и через два часа последняя была опрокинута. Наступающие шведские войска напоролись на поперечные редуты, о которых им не было известно, и понесли большие потери. Шведская пехота попыталась прорваться через линию редутов, но сумела овладеть только двумя из них.

Шведская армия численностью в 20−30 тысяч (ещё около 10 тысяч человек, в том числе мазепинцы — сердюки и запорожцы — оставались в осадном лагере для его охраны), наступала 4 колоннами пехоты и 6 колоннами кавалерии. Задуманный Петром I план удался: две шведские правофланговые колонны генералов Росса и Шлиппенбаха при прорыве через линию редутов оказались отрезанными от главных сил и были уничтожены русскими в Полтавском лесу.

В 6 часов утра царь Пётр I выстроил 37-тысячную русскую армию перед походным лагерем в две линии: пехота в центре, драгунская кавалерия на флангах. Полевая артиллерия находилась в первой линии. 9 пехотных батальонов остались в лагере как резерв. Перед решающей схваткой российский государь обратился к своим воинам со словами:

«Воины! Вот пришёл час, который решит судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру вручённое, за род свой, за Отечество… Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним доказывали… А о Петре ведайте, что ему жизнь его недорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе для благосостояния нашего».

Шведская армия также приняла линейный боевой порядок и в 9 часов утра пошла в атаку. Как указывается в некоторых источниках, первые атаки позволили шведам взять перевес на левом фланге и в центре. В результате, Пётр I собирался уже дать приказ об отступлении, но осознал, что атакующая линия противника сильно растянулась. Собрав около 40 000 человек, Пётр приготовился к отражению решающей атаки 7000 шведов. В ожесточённой рукопашной схватке шведам удалось потеснить центр русских, но в эти минуты Пётр I лично повёл в контратаку второй батальон Новгородского полка и восстановил положение. В ходе этого боя одна шведская пуля пробила ему шляпу, другая застряла в седле, а третья, попав в грудь, расплющилась о нательный крест.

Кавалерия Меншикова первая вступила в схватку с наступавшей королевской армией на линии редутов. Когда Карл XII решил обойти редуты с севера по краю Будищенского леса, то его здесь снова встретил Меншиков, успевший перебросить сюда свою конницу. В ожесточённом бою русские драгуны «на палашах рубились и, въехав в неприятельскую линию, 14 штандартов и знамён взяли».

После этого командовавший в сражении русской армией Пётр I приказал Меншикову взять 5 конных полков и 5 батальонов пехоты и атаковать шведские войска, которые на поле боя оторвались от главных своих сил. Тот блестяще справился с поставленной задачей: кавалерия генерала Шлиппенбаха перестала существовать, а сам он был пленён.

Русская драгунская кавалерия стала обходить фланги королевской армии, и шведская пехота, видя это, дрогнула. Тогда Пётр I приказал подать сигнал к общей атаке. Под натиском русских, идущих в штыки, войска шведов обратились в бегство. Карл XII напрасно пытался остановить своих солдат, его никто не слушал. Бегущих преследовали вплоть до Будищенского леса. К 11 часам Полтавская битва закончилась полным разгромом шведской армии. Полтавская битва имела огромное значение для утверждения России как сильной державы. Страна навсегда закрепила за собой выход к Балтийскому морю. До сих пор презиравшие Россию европейские державы отныне должны были считаться с ней и относиться как к равной.

После разгрома под Полтавой армия шведов бежала к Переволочне — местечку у впадения Ворсклы в Днепр. Но переправить армию через Днепр оказалось невозможно. Тогда Карл XII вверил остатки своей армии Левенгаупту и вместе с Мазепой бежал в Очаков.

30 июня (11 июля) 1709 года деморализованная шведская армия была окружена войсками под командованием Меншикова и капитулировала. Карл XII укрылся в Османской империи, где старался убедить султана Ахмеда III начать войну против России.

Генералу князю Александру Даниловичу Меншикову в истории Северной войны принадлежит честь принятия капитуляции разгромленной под Полтавой королевской армии Швеции. На берегах Днепра у Переволочны русскому 9-тысячному отряду в плен сдались 16 947 деморализованных вражеских солдат и офицеров во главе с генералом Левенгауптом. Трофеями победителей стали 28 орудий, 127 знамён и штандартов и вся королевская казна.

За участие в Полтавской битве государь Пётр I удостоил Меншикова, одного из героев разгрома королевской армии Швеции, званием генерал-фельдмаршала. Такой чин до этого в русской армии имел только один Б. П. Шереметев.

Полтавская победа была добыта «малой кровью». Потери русской армии на поле битвы составили всего 1345 человек убитыми и 3290 ранеными, тогда как шведы потеряли 9234 человека убитыми и 18 794 пленных (с учётом пленённых у Переволочны). Испытанная в походах по Северной Европе королевская армия Швеции перестала существовать.

После победы под Полтавой Петру удалось восстановить Северный союз. 9 октября 1709 года в Торуни был подписан новый союзный договор с Саксонией. А 11 октября был заключён новый союзный договор с Данией, по которому она обязалась объявить войну Швеции, а Россия — начать военные действия в Прибалтике и Финляндии.

В ходе военной кампании 1710 года русской армии удалось малой кровью взять семь прибалтийских крепостей (Выборг, Эльбинг, Рига, Дюнамюнде, Пернов, Кексгольм, Ревель). Россия полностью заняла Эстляндию и Лифляндию.

В конце 1710 года Пётр получил сообщение о подготовке турецкой армии к войне с Россией. В начале 1711 года он объявил войну Османской империи и начал Прутский поход. Кампания окончилась полной неудачей. Пётр, по его собственному признанию, едва избежал пленения и разгрома своей армии. Россия уступила Турции Азов и Запорожье, разрушила Таганрог и корабли на Чёрном море. Однако, Османская империя не вступила в войну на стороне Швеции.

В 1712 году действия партнёров по Северному союзу были направлены на завоевание Померании — владения Швеции на южном берегу Балтики в северной Германии. Но из-за разногласий союзников существенных успехов добиться не удалось. По выражению Петра I «кампания пропала даром».

10 декабря 1712 года шведы под командованием фельдмаршала Стенбока нанесли крупное поражение датско-саксонским войскам в сражении при Гадебуше. Русская армия под командованием Меншикова не успела прийти на помощь союзникам.

В 1712—1713 годах заметно активизируется создание флота на Балтике, начало которому было положено сразу после основания Санкт-Петербурга. Пётр I не только активно строит, но и поручает своим агентам в Лондоне и Амстердаме (Салтыкову и князю Куракину) купить военные корабли. Только за 1712 год было приобретено 10 судов.

18 сентября 1713 года капитулировал Штетин. Меншиков заключает с Пруссией мирный договор. В обмен на нейтралитет и денежную компенсацию Пруссия получает Штетин, Померания разделена между Пруссией и Голштинией (союзницей Саксонии).

В этом же 1713 году русские начали финскую кампанию, в которой большую роль впервые стал играть русский флот. 10 мая после обстрела с моря сдался Гельсингфорс. Затем без боя взят Брег. 28 августа десантом под командованием Апраксина занята столица Финляндии — Або. А 26−27 июля (6−7 августа) 1714 года в Гангутском сражении русский флот одержал первую крупную победу на море. На суше же, русские войска под командованием князя Голицына М. М. нанесли поражение шведам у р. Пялькане (1713), а затем под с. Лаппола (1714).

Высланный из Османской империи Карл XII в 1714 году возвращается в Швецию и сосредотачивается на войне в Померании. Центром военных действий становится Штральзунд.

1 мая 1715 года в ответ на требование о возвращении Штетина и других территорий Пруссия объявляет Швеции войну. Датский флот одерживает победу в сражении у Фермана, а затем у Бюлка. В плен попадает генерал-адмирал Вахмейстер, датчане захватывают 6 шведских кораблей. После этого Пруссия и Ганновер, захвативший шведские владения Бремен и Верден, заключают с Данией союзный договор. 23 декабря Штральзунд капитулирует.

В 1716 году состоялся знаменитый поход объединённых флотов Англии, Дании, Голландии и России под командованием Петра I, целью которого было прекратить шведское каперство на Балтийском море.

В этом же 1716 году Карл XII вторгся в Норвегию. 25 марта была взята Христиания, но штурм приграничных крепостей Фредриксхальда и Фредрикстена провалился. Когда в 1718-м Карл XII был убит, шведы были вынуждены отступить. Столкновения между датчанами и шведами на границе с Норвегией продолжались вплоть до 1720 года.

Заключительный период войны 1718−1721. В мае 1718 года открылся Аландский конгресс, призванный выработать условия мирного договора между Россией и Швецией. Однако шведы всячески затягивали переговоры. Этому способствовала и позиция других европейских держав: Дании, опасающейся заключения сепаратного мира между Швецией и Россией, и Англии, король которой Георг I одновременно являлся правителем Ганновера.

30 ноября 1718 года при осаде Фредриксхальда был убит Карл XII. На шведский престол вступила его сестра — Ульрика Элеонора. Позиции Англии при шведском дворе усилились.

В июле 1719 года русский флот под командованием Апраксина провёл высадку десантов в районе Стокгольма, и рейды по пригородам шведской столицы.

9 ноября 1719 года Швеция подписала союзный договор с Англией и Ганновером. Последнему были уступлены Бремен и Ферден. В Балтийское море вышла английская эскадра Норриса с приказом уничтожить русский флот.

Весь 1720 год шведы подписывали в Стокгольме мирные договоры с противниками:

7 января 1720 года был заключен мир с Саксонией и Речью Посполитой.

1 февраля 1720 года Швеция помирилась с Пруссией и окончательно уступила ей владения в Померании.

14 июля 1720 года шведы заключили мир с Данией, которая получила небольшие территории в Шлезвиг-Голштейне, денежную контрибуцию и возобновила сбор пошлины со шведских судов за проход через Зундский пролив.

Тем не менее, в 1720 году рейд на шведское побережье повторён в районе Мангдена, а 27 июля 1720 года одержана победа над шведским флотом в сражении при Гренгаме.

8 мая 1721 года начались новые переговоры о мире с Россией в Ништадте. А 30 августа был подписан Ништадский мирный договор.

1.4 Итоги войны

Итоги войны неоднозначны и оцениваются по-разному. Ряд авторов указывает, что для разгрома Швеции, тем более в составе крупной коалиции (Дания, Саксония, Речь Посполитая), и обеспечения России выхода к Балтике вовсе не требовалось 20 лет. По словам историка В. О. Ключевского, «Ништадтский мир 1721 г. положил запоздалый конец 21-летней войне, которую сам Пётр называл своей „троевременной кровавой и весьма опасной школой“, где ученики обыкновенно сидят по семи лет, а он, как туго понятливый школьник, засиделся целых три курса…» Однако сам Пётр пояснял: «Все ученики науки в семь лет оканчивают обыкновенно, но наша школа троекратное время была. Однако ж, слава богу, так хорошо окончилась, как лучше быть невозможно» и добавлял: «такого полезного мира не получала. Правда, долго ждали, да дождались».

Большинство авторов признают, что она полностью изменила (в пользу России) соотношение сил на Балтике; в то же время война не решила ситуацию на юге России (где ей противостоял союзник Швеции — Османская империя), которая к концу войны лишь ухудшилась.

По итогам войны были присоединены Ингрия (Ижора), Карелия, Эстляндия, Лифляндия (Ливония) и южная часть Финляндии (до Выборга), основан Санкт-Петербург. Российское влияние прочно утвердилось и в Курляндии. Однако согласно Ништадскому договору указанные территории не были уступлены, а были проданы Швецией России за огромные деньги — 2 млн талеров (ефимков), что легло тяжелым дополнительным бременем на страну.

Была решена ключевая задача, поставленная Петром I — обеспечение выхода к морю и налаживание морской торговли с Европой. В то же время боеспособная армия, сложившаяся за годы войны, после её окончания пришла в полный упадок, а флот оказался низкого качества и после смерти Петра быстро сгнил.

Кроме того, все плюсы, приобретенные Россией в результате войны, перечеркиваются огромными и экономическими и демографическими потерями. Как указывают историки, война обернулась настоящим разорением России. Сумма налогов, собираемых с населения с 1701 по 1724 г. (вследствие их беспрецедентного увеличения), выросла в 3,5 раза, что, по словам историка Н. А. Рожкова, было достигнуто «ценою разорения страны». По результатам переписи населения 1710 г. общая численность населения страны сократилась на 20%, причем, в областях, прилегавших к основным театрам военных действий, сокращение населения достигало 40%. Как писал по поводу итогов Северной войны историк В. О. Ключевский, «Упадок переутомленных платежных и нравственных сил народа … едва ли окупился бы, если бы Пётр завоевал не только Ингрию с Ливонией, но и всю Швецию, даже пять Швеций».

В историю Финляндии самый тяжёлый период войны с 1714 ?1721 вошёл под названием Большая ненависть. До заключения мира страна подвергалась многочисленным грабежам и насилию со стороны русских войск, что было нормой при ведении войны в XVIII веке. Швеция утратила своё могущество и превратилась во второстепенную державу. Были потеряны не только территории, уступленные России, но и многие владения Швеции на южном берегу Балтийского моря (в руках Швеции остались лишь Висмар и небольшая часть Померании).

2. Просвещение — идеологическая база Великой Французской буржуазной революции. Вольтер

Сын чиновника Франсуа Мари Аруэ, Вольтер учился в иезуитском колледже «латыни и всяким глупостям», был отцом предназначен к профессии юриста, однако предпочёл праву литературу; начал свою литературную деятельность во дворцах аристократов в качестве поэта-нахлебника; за сатирические стишки в адрес регента и его дочери попал в Бастилию (куда потом был отправлен вторично, на этот раз за чужие стихи); был избит дворянином, которого осмеял, хотел вызвать его на дуэль, но вследствие интриги обидчика снова очутился в тюрьме, был освобождён с условием выезда за границу; уехал в Англию, где прожил три года (1726−1729), изучая её политический строй, науку, философию и литературу.

Вернувшись во Францию, Вольтер издал свои английские впечатления под заглавием «Философские письма»; книга была конфискована (1734), издатель поплатился Бастилией, а Вольтер бежал в Лотарингию, где нашёл приют у маркизы дю Шатлэ (с которой прожил 15 лет). Будучи обвинён в издевательстве над религией (в поэме «Светский человек»), Вольтер снова бежал, на этот раз в Нидерланды.

В 1746 Вольтер был назначен придворным поэтом и историографом, но, возбудив недовольство маркизы де Помпадур, порвал с двором. Вечно подозреваемый в политической неблагонадёжности, не чувствуя себя во Франции в безопасности, Вольтер последовал (1751) приглашению прусского короля Фридриха II, с которым давно (с 1736) находился в переписке, и поселился в Берлине (Потсдаме), но, вызвав недовольство короля неблаговидными денежными спекуляциями, а также ссорой с президентом Академии Мопертюи (карикатурно изображённым Вольтером в «Диатрибе доктора Акакия»), был вынужден покинуть Пруссию и поселился в Швейцарии (1753). Здесь он купил имение около Женевы, переименовав его в «Отрадное» (Dйlices), приобрёл затем ещё два имения: Турнэ и — на границе с Францией — Ферней (1758), где жил почти до самой смерти. Человек теперь богатый и вполне независимый, капиталист, ссужавший деньгами аристократов, землевладелец и в то же время владелец ткацкой и часовой мастерских, Вольтер — «фернейский патриарх» — мог теперь свободно и безбоязненно представлять в своём лице «общественное мнение», всемогущее мнение, против старого, доживавшего свой век социально-политического порядка.

Ферней стал местом паломничества для новой интеллигенции; дружбой с Вольтером гордились такие «просвещённые» монархи, как Екатерина II, как Фридрих II, возобновивший с ним переписку, как Густав III шведский. В 1774 Людовика XV сменил Людовик XVI, а в 1778 Вольтер — восьмидесятичетырёхлетний старик — вернулся в Париж, где ему устроена была — при враждебном безучастии короля — восторженная встреча. Он приобрёл себе особняк на улице Ришелье, активно работал над новой трагедией «Агафокл». Постановка его последней пьесы «Irиne» превратилась в его апофеоз. Назначенный директором Академии, Вольтер приступил, несмотря на преклонный возраст, к переработке академического словаря.

Сильные боли, происхождение которых поначалу было неясно, вынуждали Вольтера принимать большие дозы опия. В начале мая, после обострения болезни, доктор медицины Троншен поставил неутешительный диагноз: рак предстательной железы. Вольтер ещё крепился, порою даже шутил, но зачастую шутку прерывала гримаса боли.

Очередной врачебный консилиум, состоявшийся 25 мая, предрёк скорый летальный исход. Каждый день приносил больному всё бомльшие мучения. Порой не помогал даже опий.

Племянник Вольтера аббат Миньо, пытаясь примирить дядюшку с католической церковью, пригласил к нему аббата Готье и приходского кюре церкви св. Сульпиция Терсака. Визит состоялся днём 30 мая. По легенде, на предложение священнослужителей «отречься от Сатаны и прийти к Господу» Вольтер ответил: «Зачем перед смертью приобретать новых врагов?». Его последними словами было «Ради бога, дайте мне умереть спокойно».

В 1791 Конвент постановил перенести останки Вольтера в Пантеон и переименовать «Набережную Театинцев» в «Набережную имени Вольтера». Перенос останков Вольтера в Пантеон превратился в грандиозную революционную демонстрацию. В 1814 году во время Реставрации ходил слух, что останки Вольтера были якобы выкрадены из Пантеона, что не соответствовало действительности. В настоящее время прах Вольтера всё ещё находится в Пантеоне.

Являясь сторонником сенсуализма английского философа Локка, учение которого он пропагандировал в своих «философских письмах», Вольтер был вместе с тем противником французской материалистической философии, в частности барона Гольбаха, против которого направлено его «Письмо Меммия к Цицерону»; в вопросе о духе Вольтер колебался между отрицанием и утверждением бессмертия души, в вопросе о свободе воли — в нерешительности переходил от индетерминизма к детерминизму. Важнейшие философские статьи Вольтер печатал в «Энциклопедии» и затем издал отдельной книгой, сначала под заглавием «Карманный философский словарь» (фр. Dictionnaire philosophique portatif, 1764). В этом труде Вольтер проявил себя как борец против идеализма и религии, опираясь на научные достижения своего времени. В многочисленных статьях он даёт яркую и остроумную критику религиозных представлений христианской церкви, религиозной морали, обличает преступления, совершенные христианской церковью.

Вольтер как представитель школы естественного права признает за каждым индивидом существование неотчуждаемых естественных прав: свободу, собственность, безопасность, равенство.

Наряду с естественными законами философ выделяет позитивные законы, необходимость которых объясняет тем, что «люди злы». Позитивные законы призваны гарантировать естественные права человека. Многие позитивные законы представлялись философу несправедливыми, воплощающими лишь человеческое невежество.

Неутомимый и беспощадный враг церкви и клерикалов, которых он преследовал аргументами логики и стрелами сарказма, писатель, чей лозунг гласил «йcrasez l’infвme» («уничтожьте подлую», часто переводят как «раздавите гадину»), Вольтер обрушивался и на иудаизм, и на христианство (например в «Обеде у гражданина Булэнвилье»), изъявляя впрочем своё уважение к личности Христа (как в указанном сочинении, так и в трактате «Бог и люди»); с целью антицерковной пропаганды Вольтер издал «Завещание Жана Мелье», священника-социалиста XVII века, не щадившего слов для развенчания клерикализма.

Борясь словом и делом (заступничество за жертв религиозного фанатизма — Каласа и Сервета) против господства и гнёта религиозных суеверий и предрассудков, против клерикального изуверства, Вольтер неустанно проповедовал идеи религиозной терпимости как в своих публицистических памфлетах (Трактат о веротерпимости, 1763), так и в своих художественных произведениях (образ Генриха IV, покончившего с вероисповедной распрей католиков и протестантов; образ императора в трагедии «Гебры»).

В 1722 году Вольтер пишет антиклерикальную поэму «За и против». В этой поэме он доказывает, что христианская религия, предписывающая любить милосердного Бога, на самом деле рисует Его жестоким тираном, «Которого мы должны ненавидеть». Тем самым Вольтер провозглашает решительный разрыв с христианскими верованиями:

В этом недостойном образе я не признаю Бога, Которого я должен чтить… Я не христианин…

Борясь против церкви, духовенства и религий «откровения», Вольтер был вместе с тем врагом атеизма; походу на атеизм Вольтер посвятил специальный памфлет («Homйlie sur l’athйisme»). Деист в духе английских буржуазных вольнодумцев XVIII века, Вольтер всевозможными аргументами старался доказать существование Божества, сотворившего вселенную, в дела которой однако не вмешивается, оперируя доказательствами: «космологическими» («Против атеизма»), «телеологическими» («Le philosophe ignorant») и «моральными» (статья «Бог» в «Энциклопедии»).

Однако ближе всех Вольтеру был аргумент «полезности», высказанный им в назидательных проповедях.

Давайте же, братья мои, по крайней мере, посмотрим, насколько полезна такая вера и сколь мы заинтересованы в том, чтобы она была запечатлена во всех сердцах.

Принципы эти необходимы для сохранения людского рода. Лишите людей представления о карающем и вознаграждающем Боге — и вот Сулла и Марий с наслажденьем купаются в крови своих сограждан; Август, Антоний и Лепид превосходят в жестокости Суллу, Нерон хладнокровно отдает приказ об убийстве собственной матери.

Отрицая средневековый церковно-монашеский аскетизм во имя права человека на счастье, которое коренится в разумном эгоизме («Discours sur l’homme»), долгое время разделяя оптимизм английской буржуазии XVIII века, преобразовавшей мир по своему образу и подобию и утверждавшей устами поэта Поупа: «Whatever is, is right» («все хорошо, что есть»), Вольтер после землетрясения в Лиссабоне, разрушившего треть города, несколько снизил свой оптимизм, заявляя в поэме о лиссабонской катастрофе: «сейчас не всё хорошо, но всё будет хорошо».

По социальным воззрениям Вольтер — сторонник неравенства. Общество должно делиться на «образованных и богатых» и на тех, кто, «ничего не имея», «обязан на них работать» или их «забавлять». Трудящимся поэтому незачем давать образование: «если народ начнёт рассуждать, всё погибло» (из писем Вольтера). Печатая «Завещание» Мелье, Вольтер выкинул всю его острую критику частной собственности, считая её «возмутительной». Этим объясняется и отрицательное отношение Вольтера к Руссо, хотя в их взаимоотношениях и имелся налицо личный элемент.

Убеждённый и страстный противник абсолютизма, он остался до конца жизни монархистом, сторонником идеи просвещённого абсолютизма, монархии, опирающейся на «образованную часть» общества, на интеллигенцию, на «философов». Просвещённый монарх — его политический идеал, который Вольтер воплотил в ряде образов: в лице Генриха IV (в поэме «Генриада»), «чувствительного» царя-философа Тевкра (в трагедии «Законы Миноса»), ставящего своей задачей «просветить людей, смягчить нравы своих подданных, цивилизовать дикую страну», и короля дон Педро (в одноимённой трагедии), трагически погибающего в борьбе с анархическими феодалами во имя принципа, выраженного Тевкром в словах: «Королевство — великая семья с отцом во главе. Кто имеет другое представление о монархе, тот виновен перед человечеством».

Вольтер, как и Руссо, иногда склонялся к защите идеи «первобытного состояния» в таких пьесах, как «Скифы» или «Законы Миноса», но его «первобытное общество» (скифов и сидонцев) не имеет ничего общего с нарисованным Руссо раем мелких собственников-хуторян, а воплощает собою общество врагов политического деспотизма и религиозной нетерпимости.

В своей сатирической поэме «Орлеанская девственница» он высмеивает рыцарей и придворных, но в поэме «Битва при Фонтенуа» (1745) Вольтер славит старое французское дворянство, в таких пьесах, как «Право сеньора» и особенно «Нанина», — рисует с увлечением помещиков либерального уклона, даже готовых жениться на крестьянке. Вольтер долго не мог примириться с вторжением на сцену лиц недворянского положения, «обыкновенных людей» (фр. hommes du commun), ибо это значило «обесценить трагедию» (avilir le cothurne).

Связанный своими политическими, религиозно-философскими и социальными воззрениями ещё довольно крепко с «старым порядком», Вольтер в особенности своими литературными симпатиями крепко врос в аристократический XVIII век Людовика XIV, которому он посвятил своё лучшее историческое сочинение — «Siиcle de Louis XIV».

Незадолго до своей смерти, 7 апреля 1778 года, Вольтер вступил в парижскую масонскую ложу Великого Востока Франции — «Девять сестёр». При этом в ложу его сопровождал Бенджамин Франклин (в то время — американский посол во Франции).

Библиографический список

северный война вольтер просвещение

1. Беспалов Александр Викторович Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700−1709. — Москва: Рейтар, 1998. — 48 с. — 1000 экз. — ISBN 5−8067−0002-X.

2. Бобылёв В. С. Внешняя политика России эпохи Петра I. М., 1990.

3. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей Т. Выпуск шестой: XVII столетие.

4. Луков Вл.А. Вольтер // Электронная энциклопедия «Мир Шекспира», 2010.

5. Профиль Вольтера (Франсуа-Мари Аруэ) на официальном сайте РАН.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой