Международные отношения, Средства массовой информации и коммуникации

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КУРСОВАЯ РАБОТА

Международные отношения, Средства массовой информации и коммуникации

Введение

Данная тема представляется наиболее интересной и актуальной из предложенных к рассмотрению тем; и несомненно то, что вопрос более глубок, чем формулировка темы данной работы.

Информационные технологии все больше и больше вторгаются в нашу жизнь, проникают во все процессы (социальные, экономические, политические), подменяя их, помогая им развиваться, являются сопутствующим и одновременно неотъемлемым средством предоставления и анализа информации. Активно разрабатываются различные концепции по внедрению информационных технологий в регионы. Концепции базируются на создании территориально распределенной информационно-коммуникационной инфраструктуры предприятий и организаций региона, ведущих инновационную деятельность.

В настоящее время СМИ являются настолько мощным инструментом по влиянию на подсознание людей, а отсюда и по формированию их поведения, что невольно ловишь себя на мысли: «А не являются ли паранойей труды авторов, которые занимаются этим вопросом?», настолько масштабна эта проблема. Средства массовой информации (СМИ) являются одним из важнейших институтов современного общества. Они выполняют многообразные функции: информируют, просвещают, рекламируют, развлекают. Очевидно, что они играют важную роль в формировании, функционировании и эволюции общественного сознания в целом. Более того, восприятие и интерпретация важнейших явлений и событий, происходящих в стране и в мире в целом, осуществляются через и с помощью СМИ.

Коммуникация в политике крайне важна, и за любыми значительными изменениями в коммуникационных технологиях, от появления прессы до телевидения, следовали большие, часто прогнозируемые изменения в политике.

Интернет ещё не стал всеобъемлющим, но он уже сегодня изменяет нашу жизнь.

Этот процесс идет быстрее, чем кто-либо мог себе представить. Из технического изобретения он превратился в абсолютный феномен, влияющий на все стороны жизни человечества. Не вызывает никаких сомнений тот факт, что развитие Интернет-технологий открывает перед обществом множество перспектив и дает надежду на качественный прорыв в самых разных сферах. Феномен

Интернета сегодня невозможно не учитывать и в политике.

Таким образом, в современных условиях сферы науки, высоких технологий, информатизации и телекоммуникаций становятся самостоятельной составляющей международной политики, более того, одним из ее приоритетных направлений. Именно поэтому тема моей курсовой работы является актуальной.

Отсюда, предметом изучения данной темы являются СМИ, Интернет и новейшие научные технологии в современных международных отношениях.

Объектом данной работы является изучение взаимосвязи Международных отношений, СМИ и коммуникаций.

Целью курсовой работы является выявление основных тенденций и нововведений в мировой политике с развитием научно технического прогресса, а также рассмотреть вопросы возможности возникновения «Информационной войны», причины, по которым подобное сегодня возможно, в следующем:

1) прогресс средств сбора, обработки и передачи информации;

2) прогресс средств коммуникаций;

3) прогресс средств манипулирования людьми, надзора за ними, пресечения массовых движений;

4) влияние массовой культуры на стандартизацию образа жизни людей.

Что касается предмета курсовой работы, им является рассмотрение положительных и отрицательных сторон появления коммуникаций и влияния СМИ на международные отношения.

Задачами данной работы являются изучение статуса государств на международной арене, определенного именно научно-технологическим и интеллектуальным потенциалами, степенью его интеграции в планетарное информационное сообщество.

1. Взаимосвязь международных отношений, средств массовых информаций и коммуникаций

1. 1 Сотрудничество на планете по инновационным и интеллектуальным компонентам

В истории почти любая новая крупная технология, повлекшая за собой социально-экономические изменения в обществе, нередко определяющим образом влияет на международные отношения и на развитие цивилизации в целом.

Научно-технологические достижения в последние десятилетия как никогда прежде изменяют динамику экономического роста, уровень благосостояния населения, конкурентоспособность государств в мировом сообществе, степень обеспечения их национальной безопасности и равноправной интеграции в мировую экономику.

Мировое сообщество пришло к пониманию того, что именно наука способствует контролируемому и эффективному управлению ходом развития цивилизации, обеспечивает прогнозирование последствий реализации управленческих и технологических решений, снижает риски возникновения технологических, экологических и антропогенных катастроф.

Доступ к рынкам наукоемкой продукции, информационной инфраструктуре, системам образования и подготовки кадров в сфере новейших технологий закладывает основы развития государства на долгосрочную перспективу, становится ключевым для обеспечения в нем экономического роста.

Мировой рынок научной и научно-технологической продукции — арена жесткой конкуренции, а научно-технологическая сфера и фундаментальные знания стали важнейшими факторами осуществления геополитических интересов развитых стран.

Резко возросла роль международного научного сотрудничества для содействия укреплению всеобщей стабильности и мира, борьбы с угрозами им, в том числе в контексте создания глобальной системы противостояния новым вызовам.

Конфронтация времен холодной войны позади, угроза глобального ядерного конфликта сведена к минимуму, а поле для сотрудничества на мировой сцене. Существенно расширилось. В отношениях между государствами все большую роль играют научно-технические и информационные факторы. На передний план в качестве главных компонентов национальной мощи РФ выходят ее научный и технологический потенциалы, интеллектуальные, информационные и коммуникационные возможности, образовательный уровень населения, степень сопряжения научных и производственных ресурсов

Эффективное использование возможностей международного научно-технического сотрудничества требует совершенствования его нормативно-правовой базы. Основными задачами, решение которых необходимо для этих целей, должны стать: обеспечение охраны российских технологий и ноу-хау, регулирование вопросов распределении и защиты прав на объекты интеллектуальной собственности и иные результаты научно-технической деятельности, правоотношений в рамках государственно-частного партнерства, стимулирование притока иностранных инвестиций в сферы науки и технологий (в том числе улучшение механизмов таможенно-тарифного и нетарифного регулирования), коммерциализация научных достижений и интеллектуального продукта. В процессе присоединения к ВТО нужно заблаговременно разработать отвечающие интересам нашей страны и не противоречащие правилам этой организации регламенты и формы патентования за рубежом перспективных объектов интеллектуальной собственности, обеспечить четкие условия и правила государственного контроля: и лицензирования экспорта высоких российских технологий, включая технологии двойного назначения [1. стр. 194 — 199].

1. 2 Роль электронной среды в получении информации. Транспарентность границ для информационных технологий

международный информационный война интеллектуальный

В последние годы к информации, получаемой в результате личных контактов, прибавились электронные средства накопления информации. Как правило, в посольствах установлены компьютеры, молодые сотрудники перешли на работу с ними, бумажные досье сократились. Значительная часть посольств Интернет. Из нее «вытаскивается» наиболее ценная информация, в том числе и по таким вопросам, как система дипломатической службы, ее реформа в ряде стран, характеристики политических и дипломатических деятелей. Это дает возможность формировать информационные банки. Пользуясь Интернетом, можно заказывать крупные, регулярно обновляемые электронные банки данных по политическим, экономическим и социальным проблемам, по кадровому составу министерств иностранных дел и системе подготовки дипломатов. «Интернет — глобальная система, у нее нет отечественных аналогов, и она вряд ли появится в будущем, — отмечал О. Б. Озеров, секретарь Совета по информационной работе МИД России. — Конечно же, привлечение Интернета к решению внешнеполитических задач не стоит недооценивать, но преувеличивать также было бы ошибочным. Это лишь один из многих элементов информатизации внешнеполитической деятельности» [4. стр. 96 — 98].

Информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) и идущие на их основе глобальные процессы информатизации радикально преобразуют современный мир, по существу инициируют переход человеческого общества от постиндустриальной фазы развития к информационной.

Технические особенности и потребительские возможности ИКТ позволяют переоценить на политическом уровне многие сложившиеся в международном укладе жизни стереотипы, вынуждают государства по-новому отнестись к выбору национальных приоритетов и внешнеполитических ориентиров, форм и направлений взаимодействия.

Наиболее характерное и существенно «политически заряженное» свойство ИКТ — их трансграничность, проницаемость для них традиционных межгосударственных барьеров, а отсюда — и глобальность охвата своим воздействием. С этим связана такая их особенность, как потенциальная техническая возможность повсеместного использования (повсеместность) даже при вероятных правовых ограничителях, что делает для них доступным почти любой географический район планеты и подрывает бытующую в мире концепцию создания закрытых для информации зон. В этом же ракурсе следует рассматривать вездесущность ИКТ — ни одна другая технология не смогла так диверсифицировано внедриться во все сферы жизнедеятельности общества, государства и человеческого бытия.

К другому блоку видоизменяющих политическую составляющую международной жизни технических характеристик ИКТ надо отнести их мобильность, портативность и универсальность (соединение многих функций в одном приборе — например, связь третьего поколения). Это, с одной стороны ведет к расширению их диапазона применения, а с другой — затрудняет обнаружение.

Важнейшая особенность ИКТ — двойные или исключительно гражданские технологии, что позволяет их широко применять как в мирных, так и военных целях. Поэтому их внедрение ведет одновременно как к усилению мощи государств, так и уязвимости последних для информационно-электронного воздействия. Непреходящее значение имеют доступность ИКТ для потребителя (экономическая и технологическая), их востребованность, привлекательность и отсюда — популярность. Все это ведет к массовости использования ИКТ, что, в свою очередь, влияет на формирование социальных и политических процессов, принятие решений в этих сферах.

Прямым политическим следствием информационной революции стало ускорение трансформации международных отношений, идущей по следующим направлениям.

Прежде всего обнажилась необходимость изменений в традиционной концепции обеспечения национального суверенитета. Во-первых, это вызвано тем, что развивающиеся в мире на базе ИКТ новые инфоуслуги и виды деятельности как между физическими и юридическими лицами, так и государственными образованиями объективно все меньше подконтрольны своим правительствам. Во-вторых, практика инфоотношений между самими государствами серьезно отстает от ее регулирования международным правом.

Принципиально по-новому встает проблема обеспечения национальной и международной безопасности. Она дополняется информационно-коммуникационной составляющей. Программное обеспечение, информационные сети и банки данных, сама информация-то есть вся совокупность информационных ресурсов стран одновременно становятся и объектом враждебного воздействия, и мощнейшим орудием в информационных войнах. Возникает угроза применения колоссального потенциала инфо-кибернетических технологий в интересах обеспечения военно-политического превосходства, силового противоборства, шантажа на международной сцене. Увеличение за счет новейших ИКТ военного потенциала развитых стран ведет к изменению глобального и региональных балансов сил, к напряженности между традиционными и нарождающимися центрами силы, к появлению новых сфер конфронтации. Страны вовлекаются в процесс создания у себя потенциала для «международного хакерства», «инфопиратства». Как показывает практика современных международных отношений, использование инфо-средств прочно вошло в арсенал силовых приемов современной вооруженной борьбы. Понятие агрессии получает новое содержание.

Новая транснациональная угроза в мире, требующая в самом приоритетном порядке мобилизации всего мирового сообщества, — проблема международной инфо- и киберпреступности, соответствующих проявлений международного терроризма.

Информационный и программный продукты, телекоммуникационные услуги становятся основным товаром, ускорителем экономического развития на всех производительных уровнях в мировой экономике XXI в. Связь и информация превратились в решающий фактор в борьбе за умы и души людей. Транснациональной информационной, а по сути — идеологической — обработке и манипулированию подвергаются целые народы. При этом поражает массированность, с которой, благодаря ИКТ, осуществляются эти усилия [2. стр. 264 — 266].

Новыми гранями открывается проблема прав человека прежде всего в таких своих проявлениях, как свобода контактов, общения, доступа к информации. Кроме того, нужно гарантировать частную жизнь от вторжений, дезинформации, произвола, нанесения вреда психике.

Радикально обострилась и приобрела по сути тотальный характер проблема «утечки идей и мозгов». Технические и организационные возможности, появляющиеся в результате бурно развивающихся процессов информатизации, позволяют самым изощренным и формально легальным образом извлекать части национального интеллектуального потенциала. В этом контексте в качестве одной из самых актуальных потребностей современных международных отношений выступает разработка новой трактовки понятий интеллектуальной собственности, культурных ценностей, национального достояния, а также вопросов, связанных с их охраной.

Активное внедрение ИКТ в международную жизнь породило новый инструмент политического воздействия на мировой сцене в виде так называемых международных «инфосанкций». Факты их использования (мгновенное блокирование иранских денежных вкладов в иностранных банках во время американо-иранского кризиса в 1979 г., информационная блокада и электронное подавление Ирака в ходе операции «Буря в пустыне», изоляция Югославии, в том числе с привлечением ЕВТЕЛСАТ, во время акции НАТО против нее) продемонстрировали эффективность такой меры наказания.

Начало бурного развития ИКТ связывают обычно с 1990-ми гг., когда не только быстрыми темпами в мире выросло количество персональных компьютеров (данные МСЭ: 1991 г. — 30 млн ПК, 1995 г. — 235 млн ПК, 2001 г. ~ 555 млн ПК), но и — что важнее — был дан старт их объединению в локальные и международные сети, которое привело к созданию глобальной информационной сети Интернет, открывшей перед международным сообществом новые широкие перспективы.

Под влиянием этих процессов формируется глобальная электронная среда, в которую все больше переносятся важнейшие составляющие политической, экономической, социальной и культурной деятельности. Эта среда интенсифицирует обмен информацией, мнениями, идеями, услугами, товарами, здесь создаются различные виртуальные сообщества по интересам.

Развитие ИКТ влечет за собой перемены в политической жизни общества, обеспечивая гражданам доступ к самой различной информации, возможность вести диалог между властными и гражданскими структурами, выходить на практически неограниченную аудиторию.

Компьютеризованная экономика, обеспечивая условия для дистанционных трудовых отношений, образования и даже медицины, позволяет более гибко использовать трудовые, в том числе зарубежные, интеллектуальные ресурсы, а также создает возможности участия в экономической и социальной деятельности для инвалидов, женщин с детьми и других социально уязвимых групп.

Интернет фактически подтолкнул начало активного формирования глобального информационного общества (ГИО). Восхождение человеческого общества на эту новую ступень в цивилизационном развитии — процесс объективный. Эволюция ИКТ создает условия для экономического роста отдельных стран, их интенсивного включения в мировые интеграционные процессы, в формирующееся общее (а в перспективе — единое) информационное пространство. В такой ситуации для каждого государства принципиально важно развитие национальной информационной инфраструктуры и участие в формировании ГИО.

Неравенство в доступе к информации неизбежно влечет за собой углубление иных видов неравенства — экономического, социального, культурного — как между развитыми и развивающимися государствами в целом или отдельно взятыми странами в рамках этих группировок, так и между различными социальными группами внутри одной страны, Без массового же пользователя формирование развитого: рынка информационных услуг и тем более глобального информационного общества вряд ли возможно.

Первые попытки образовать национальное информационное общество как основу в дальнейшем для всемирной информационно-коммуникационной системы были предприняты американцами в 1993 г., В марте 1994 г. на Полномочной конференции МСЭ в Буэнос-Айресе вице-президент США А. Гор впервые на международном уровне широко представил идею создания глобальной информационной инфраструктуры (ГИИ).

Уже в феврале 1995 г. государства «семерки» созвали в Брюсселе свою конференцию на уровне министров по вопросам формирования ГИО. «Семерка» исходила из того, что для создания ГИО потребуются финансовые, материальные и человеческие ресурсы всего мирового сообщества. Глобальное видение проблемы ГИО была призвана дать состоявшаяся в мае 1996 г. в Мидранде (ЮАР) межправительственная конференция «Информационное общество и развитие» с участием, наряду с государствами «семерки», России, Австралии, Израиля и 30 развивающихся стран, в том числе Китая, Индии.

Проблематика ГИО включалась в повестку дня встреч «большой восьмерки» на высшем уровне в Галифаксе (1995 г., когда Россия впервые приняла участие в этих встречах), Лионе (1996), на Окинаве (2000), в Генуе (2001), в Кананаскисе (2002) [17. cтр. 182 -189].

На Окинаве лидеры «большой восьмерки» приняли Хартию глобального информационного общества (в ее разработке участвовали и российские дипломаты), в которой равная доступность информационных технологий для людей во всем мире и сокращение «цифрового разрыва» (англ. digital divide) определены в качестве основополагающего принципа ГИО. Информационно-коммуникационным технологиям в Хартии отведена роль инструмента, с помощью которого достигаются перечисленные в ней взаимодополняющие цели политического, экономического и социального характера. «Большая восьмерка» видит свою задачу в полной реализации этих целей и преимуществ информационного общества. В Хартии были выдвинуты новые идеи: инвестирование в людей; транспарентное и ответственное управление; развитие культурного многообразия; эффективное партнерство между государственным и частным секторами; сотрудничество между развитыми и развивающимися странами, гражданским обществом и международными организациями и т. д.

Фактически Хартия стала негласным программным документом построения ГИО, из которого организаторы процесса подготовки Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (ВВУИО) черпают идеи для итоговых документов международных форумов различного уровня, а «большая восьмерка» выступила как неформальный лидер в разработке основ глобальной политики в области ИКТ. Членство в «большой восьмерке» позволяет России участвовать в этом процессе и влиять на принятие решений.

Созданная в соответствии с положениями Окинавской хартии Целевая группа по реализации возможностей цифровых технологий разработала план действий, способствующий преодолению развивающимися странами «цифрового разрыва». Позднее она отошла на второй план в связи с учреждением аналогичной группы в ООН, которой были переданы ее функции.

После ООН совместно выступили с инициативой созыва Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества. Эта идея была одобрена Полномочной конференцией (ПК) Международного союза электросвязи (МСЭ) (Миннеаполис, США, 1998 г.). В июне 2001 г. Совет МСЭ принял решение о проведении первого этапа ВВУИО в Женеве 10−12 декабря 2003 г. и второго — в Тунисе в 2005 г.

В декабре 2001 г. ГА ООН одобрила консенсусом резолюцию № 56/183 о созыве ВВУИО, которая определила основные организационные аспекты подготовки к этому крупнейшему международному форуму. Встречу планируется созвать под патронажем Генерального секретаря ООН, а МСЭ поручена ведущая роль в ее подготовке в сотрудничестве с заинтересованными учреждениями ООН и другими международными организациями и принимающими странами. Проработка повестки дня Встречи, проектов ее итоговых документов и правил процедуры возложена на межправительственный Подготовительный комитет открытого состава. Резолюция предлагает правительствам обеспечить как можно более высокий уровень своего представительства на ВВУИО.

1−5 июля 2002 г. в Женеве состоялась первая сессия межправительственного Подготовительного комитета ВВУИО, на которой обсуждались правила процедуры, в том числе формат участия частного сектора и гражданского общества в подготовке ВВУИО; в самом саммите, а также перечень вопросов, что должны быть рассмотрены на Встрече.

Государства-участники изучили внесенные непосредственно на сессии предложения к перечню тем для самого саммита. При этом российская делегация отстаивала включение в него вопроса о международной информационной безопасности. После напряженных дискуссий были одобрены правила процедуры для подготовительных мероприятий и Встречи.

Важная роль в подготовке саммита отведена региональным конференциям, проводимым под эгидой соответствующих комиссий ООН. Эти конференции должны определить подходы стран регионов к формированию ГИО с учетом их собственных интересов, потребностей и приоритетов.

Состоялись уже четыре региональные конференции, а также две субрегиональные Бишкекско-Московская (БМК) и Западно-азиатская конференции. Они явились крупными политическими событиями для стран соответствующих регионов.

В субрегиональной БМК по информационному обществу участвовали представители правительств, деловых и научных кругов, а также гражданского общества из десяти стран, главным образом СНГ. Они единодушно поддержали постановку в центр ГИО человека со всем многообразием его интересов, сохранение культурного и лингвистического разнообразия информационного общества, учет специфического географического положения стран субрегиона, дальнейшее развитие научных исследований и подготовку квалифицированных кадров в области ИКТ, привлечение сюда инвестиций.

Как в Общеевропейской, так и в Азиатско-Тихоокеанской региональных конференциях по подготовке к ВВУИО, проводившихся на уровне отраслевых министров, участвовали делегации 47 стран, а также сотни представителей международных организаций, частного сектора и гражданского общества. Россия была избрана одним из вице-председателей Общеевропейской конференции. Глава российской делегации выступил с докладами в Бухаресте и в Токио, а также руководил одним из семинаров в Бухаресте. Россия добилась от японских организаторов статуса полноправного члена (а не наблюдателя, как первоначально было предложено), что позволило ей развернуть активную работу на АТРК (США, например, так и остались наблюдателем).

Принятые в Бухаресте и Токио итоговые документы в значительной мере базируются на идейном аппарате Окинавской хартии. Вместе с тем в Токийской декларации более развернуто, чем в Бухарестской, представлен социальный аспект ГИО, солидное внимание уделено преодолению «цифрового разрыва», помощи развивающимся странам.

В итоговых документах всех трех конференций благодаря активным действиям российской делегации отражены приоритеты позиции России, касающиеся поддержания международной стабильности и безопасности, создания центров коллективного доступа к ИКТ, его обеспечения к сетям в отдаленных и труднодоступных районах. В состав отечественных делегаций в Бухаресте и Токио, возглавлявшихся первым заместителем министра связи и информатизации, вошли также представители МИД, научных кругов и общественных организаций.

Российская межведомственная делегация, участвующая почти на всех стадиях международной подготовки, активно влияет на формирование концепции Встречи [17. cтр. 128 -131].

17−28 февраля 2003 г. в Женеве состоялась вторая сессия межправительственного Подготовительного комитета ВВУИО. Ее основная задача — составление первоначального проекта декларации и плана действий, которые должны быть одобрены главами государств и правительств на первом этапе саммита.

Стремительное развитие информационно-коммуникационных технологий, их многообещающие в политическом, экономическом, социальном и культурном планах возможности заставили многие крупные международные организации, в том числе специализированные учреждения ООН, включить ИКТ в сферу своих действий [2. стр. 292 — 297].

1. 3 Интернет как пример глобализации в МО

В рамках протекающих в современном мире процессов глобализации и информатизации развитие глобальных телекоммуникационных и информационных систем вроде Интернета приводит к определенной трансформации территориальной структуры общества, как в глобальных масштабах всей Земли, так и относительно отдельных территорий. Хотя размеры такого влияния современных информационных технологий на общественные системы различными авторами оцениваются по-разному: от высказываний о начале «электронной революции», которая в конечном итоге должна привести к полному изменению существующих схем управления и образа жизни, до сдержанного оптимизма, что системы распространения и обработки информации просто накладываются на существующие организационные структуры [6. стр. 15].

В Казахстане развитие Интернета действительно во многом наложилось на существующую систему расселения и систему существующих телекоммуникационных каналов связи. Сам процесс развития Интернета на территории России представляет собой одну большую инновационную волну, захватывающую постепенно города различных типов — от городов-миллионеров до малых городов. Если в городах-миллионерах Интернет стал довольно обычным явлением уже в 1997—1998-х гг., то в города с населением 50−100 тыс. его массовое проникновение происходит только в настоящее время (а в сельской местности Интернет пока вообще не получил распространения, что объясняется очень низким уровнем телефонизации сельской местности, не говоря уже об очень низком уровне доходов сельского населения страны). Постепенное развитие Интернета в регионах (связанное как с развитием телекоммуникационной инфраструктуры, так и с постепенным увеличением количества пользователей Интернета) приводит к формированию в крупных городах России и отдельных региональных центрах региональных рынков интернет-услуг (включающих специализированных провайдеров по подключению к Интернету и хостингу, компаний, занимающихся разработкой и поддержанием веб-сайтов и электронной коммерцией, рекламные интернет-агентства, интернет-СМИ и т. д.), вес которых во всей экономике страны и отдельных регионов постепенно увеличивается. По оценкам министра связи РФ Л. Реймана в 2001 г. общий объем российского рынка интернет-услуг уже составил более 300 млн. долларов США [15].

Как и рынок мобильной связи, уровень развития сектора интернет-услуг является для каждого региона своего рода индикатором, показывающим проникновение в регион рыночных отношений (т.е. уровень развития рыночной инфраструктуры) и степень применения современных форм ведения бизнеса. Но если развитие рынка мобильной связи фактически отражает только развитие в регионах частного бизнеса и увеличение среднего уровня доходов населения, то развитие сектора интернет-услуг также взаимосвязано и с использованием инновационного потенциала региона и, кроме того, благодаря появлению многочисленных региональных информационных сайтов способствует развитию регионального самосознания. Т. е. в данном случае Интернет выступает не только как проявление глобализации, но и т.н. глокализации (т.е. в развитии и усилении роли локальных культур).

В целом влияние Интернета на территориальную организацию общества в настоящее время выражается в формировании в рамках четвертичного сектора экономики отдельной отрасли интернет-услуг и расширении сферы применения современных информационных (в т.ч. интернет-) технологий, которые постепенно охватывают все сферы жизни общества: от телекоммуникаций и торговли до государственного управления. Последнее, например, в США, Европе, а также в ряде других стран выражается в разработке проектов т.н. «электронного правительства» (e-government), суть которого заключается в перенесении деятельности правительства в Интернет, т. е. организации управления государством и взаимодействия с гражданами через Интернет и другие информационные сети. При этом создание электронного правительства и перевод деятельности всех правительственных структур в режим «онлайн» не означает тут же прекращение работы правительства обычными методами. Даже в США доступ к Интернету имеет только примерно половина всего населения, а в большинстве европейских стран кроме Скандинавии этот показатель гораздо ниже — всего лишь 20−30%, не говоря уж о России с ее по разным оценкам уровнем интернетизации в 3−8%. Существуют целые слои общества, которые либо никогда, либо только в отдаленной перспективе смогут начать пользоваться Интернетом. На Западе в связи с этим используется специальный термин цифровое неравенство (digital divide), означающий разделение общества на основе его доступа к современным информационным технологиям.

Фактические понятие цифрового неравенства имеет два проявления. Во-первых, это еще один вид социального неравенства, означающий неравный доступ к современным информационным технологиям в зависимости от уровня доходов (т.е. социального статуса), а также в меньшей степени от возраста, т.к. люди наиболее старших поколений в целом плохо восприимчивы к технологическим модернизациям. Во-вторых, отсутствие достаточных средств и инвестиций на развитие интернет-инфраструктуры также является причиной дифференциации пространства с точки зрения доступа к информации и еще одним дополнительным фактором сегрегации населения: в настоящее время среднестатистический житель крупного города России имеет гораздо больше возможностей пользоваться Интернетом (дома, на работе, в школе, университете, интернет-кафе и т. д.), чем жители более мелких населенных пунктов и особенно сельской местности. По мере дальнейшего развития информационных технологий проблема цифрового неравенства может стать еще острее [7.].

Развитие информационных технологий и в т. ч. Интернета в России фактически в настоящее время способствуют дальнейшему углублению различий в образе и уровне жизни между крупными и мелкими населенными пунктами. Крупные города и региональные центры (особенно столицы — Москва и Санкт-Петербург) за счет больших финансовых возможностей и мобильности населения оказываются гораздо более вовлеченными в современные процессы глобализации и информатизации, тем самым способствуя дальнейшему усилению социального и в т. ч. цифрового неравенства в стране [3.].

1. 4 Взаимоотношения между дипломатами и СМИ

Контакты со средствами массовой информации нужны посольству для двух целей, которые составляют важнейшие обязанности дипломатов: для получения дополнительной информации (лично от журналистов) и для оказания влияния на страну пребывания. Некоторые считают, что пропаганда — это не дипломатия, это политическая реклама, имеющая целью побудить иностранное правительство принять нужное посольству мнение, используя средства массовой информации страны пребывания, пресс-группу посольства и своих иностранных союзников. Конечно, должно проводиться строгое различие между пропагандой, которая может интерпретироваться как вмешательство во внутренние дела другого государства, и пропагандой своих взглядов, способствующей правильному представлению о внутренней и внешней политике вашего государства. Последнее и есть дипломатия. Западные авторы любят приводить афоризм английского дипломата Ч. Тагера о том, что «публичность часто является препятствием для умиротворения, для решения конфликта, поэтому дипломатия пытается скрыть то, что журналисты стремятся показать».

Короче говоря, в истории дипломатии пропаганда была антиподом дипломатии, теперь она стала ее союзницей. Посольства стали идеальным местом для пропаганды, а тем самым для установления контактов с журналистами, тележурналистами, редакторами газет, наиболее осведомленными людьми. Но на пути использования пропаганды, в особенности первыми людьми посольства, встают большие трудности и риск. Так, например, для посла в Иране (и во время правления шаха и потом) обратиться к персидскому народу через голову его руководителей (если такое обращение не является повторением правительственного заявления) было делом рискованным. А. Парсонс, английский посол в Тегеране, имел серьезные осложнения в связи с высказыванием «Радио Лондона» на персидском языке, в котором одобрялись действия оппонентов шаха. А если бы Парсонс рискнул повторить одобрение, то он был бы немедленно объявлен персона нон грата не только в государствах с тоталитарным режимом, но и там, где пресса находится под полным контролем государства или под его значительным влиянием: пропаганда дипломатами через СМИ является практически невозможной. Когда английский посол А. Гендерсон в 1979 г. был переведен из восточной страны в Вашинггон, он нашел там совершенно другую атмосферу: он мог в своих публичных выступлениях доводить до американской публики английскую точку зрения. Более того, здесь считалось, что у посла нет достаточной уверенности в правоте своей страны, если он не выступает публично. Он выступал и с изложением позиции по Северной Ирландии (а далеко не все американцы поддерживали английскую точку зрения), и по Фолклендской войне и доказывал, что между «Советами и Аргентиной» существует союз.

Посол Израиля в США Эбан также придавал огромное значение пропаганде среди иностранных дипломатов, он даже утверждал, что иногда его публичными выступлениями удавалось скорректировать политику США в отношении Израиля.

В Европе и в США послы Ирака во время войны в Персидском заливе (1991 г.) часто появлялись на радио и телевидении с изложением политики своего правительства.

Вторая часть проблемы касается использования сообщений СМИ в деятельности посольства. Но в какой степени можно доверять тому или иному изданию? достаточно ли компетентен корреспондент, насколько секретны его источники и насколько он точен в анализе материала? Английский лорд Эктон говорил, что любая власть разврашает, а абсолютная власть — тем более. Четвертая власть (СМИ) тоже развращает. Это можно видеть на примере некоторых органов СМИ, допускающих подчас необъективную критику (особенно в так называемых заказных статьях) или, наоборот, целенаправленное оправдание тех или других акций как правительства, так и оппозиции, доходящее до фальсификации. Вопрос о том, насколько ответственно то или другое средство массовой информации или тот или другой журналист, является основным для выводов и оценок дипломата. Не менее важно для дипломата иметь возможность проверить информацию, скажем, у солидного корреспондента, пишущего на эту тему, или у объекта информации, о котором идет речь в статье, или в дипкорпусе. Это тоже зависит от ваших контактов. Говорят, что французское посольство, прежде чем посылать информацию в свою страну, ожидает публикации в газете «Мартч» (тем более на щекотливые темы). В министерстве знают, что сама редакция газеты или проверяет информацию, или предварительно выслушивает другие мнения на тему публикуемой статьи. Иногда этого для серьезной новости недостаточно, и посольству приходится перепроверять ее по своим каналам, в том числе через других журналистов. Чем лучше контакты между ними, тем успешнее работает посольство, и, если они неуважительные или даже враждебные, тем труднее добывать посольству информацию. Нередко пресса занимает враждебную позицию в отношении главы того или другого государства. Так, в свое время «Литературная газета» заняла резко критическую позицию в отношении президента США Г. Трумэна. Российская пресса в наши дни такую же позицию занимает в отношении президента Белоруссии А. Г. Лукашенко, что осложняет работу Министерства иностранных дел России и ряда посольств нашей страны. В 1893 г. английский посол в Париже писал британскому министру иностранных дел: «Пресса в Париже самая плохая в Европе. Люди, которые содействуют этому (критическому настрою. — В.П.), — очень умные и очень точно знают, как возбудить злобу или предубеждение читателей… Они конгениально игнорируют правду и лгут… даже в ущерб своей собственной стране». В этих условиях задача посольства заключается в том, чтобы, не осложняя отношений с прессой, постепенно находить пути к смягчению взаимоотношений. В демократических обществах других возможностей, кроме как терпеть и налаживать с прессой отношения, практически не существует. Не следует по мелочам придираться к прессе. Выступать с опровержением и разъяснением своей позиции следует только тогда, когда затронуты национальные интересы страны, когда есть убедительные доказательства неправоты СМИ.

Конечно, наиболее важными являются контакты дипломатов с редакторами крупнейших газет и журналов страны и их владельцами. Так, например, английская газета «Миррор» в значительной степени проводила собственную линию видного бизнесмена, правого лейбориста Р. Максвелла. Он сам диктовал передовые статьи, в других случаях эту роль выполняли редакторы. Поэтому контакты с владельцами газет, главными редакторами и директорами крупных издательств трудно переоценить. Вот несколько примеров, в том числе из моей практики.

После победы в войне из-за Фолклендов в Англии встал вопрос о будущих парламентских выборах. Ход рассуждений аналитиков приводил СМИ и многих руководителей страны к выводу, что выборы будут проведены в 1982 г. на гребне победы, У меня установились довольно хорошие отношения с редактором газеты «Морнинг пост» У. Дидсом. У него, в свою очередь, были тесные, дружеские отношения с Дэнисом Тэтчер, мужем премьер-министра. Дидс был в курсе важнейших решений правительства, тем более что газета была неофициальным органом Форин оффис. Воспользовавшись очередным ланчем с ним, я задал ему вопрос о том, когда предполагается назначить новые выборы, и вот что он мне ответил: «Премьер подвергается сильному искушению объявить выборы в 1982 г. Но досрочные выборы трактовались бы оппозицией как желание консерваторов использовать победу в своих партийных целях… породили бы слухи, что премьер не уверена в своей победе, если выборы будут в следующем году (о Фолклеi-щах уже, дескать, забудут. — В.П.), но я полагаю, что Тэтчер устоит перед этим искушением». В таком духе посольство информировало Москву, выборы действительно состоялись в 1983 г. другой пример. Мне удалось установить регулярные отношения с редактором австралийской газеты «Канберра таймс» (в то время она выходила в Канберре) Коммером. Каждый месяц-два мы обменивались ланчами (в посольство он ехать отказывался, мы встречались в ресторане). С каждым разом беседы становились все болеедоверительными. Он расспрашивал меня о внешней политике моей страны. Со своей стороны, он подробно комментировал политику своего правительства, действия оппозиции, и я имел возможность не раз убедиться в точности его оценок.

Обычно контакты посольств ограничиваются журналистским корпусом столицы. Это большая ошибка. Знакомство с представителями провинциальной прессы, радио и телевидения не менее важно. Провинциальная пресса иногда лучше отражает интересы регионов и даже страны в целом (она меньше подвержена давлению со стороны правительства). Ее экономические обзоры, сведения о провинциальных фирмах могут очень помочь расширению наших торговых связей.

В последние годы роль средств массовой информации стала особенно важной в тех странах, где достигнута высокая степень демократизации и независимости (в настоящее время это больше половины всех государств мира). Так было далеко не всегда. Как же установить такие отношения со средствами массовой информации, чтобы они снабжали вас новыми, свежими фактами и помогали донести вашу точку зрения до населения страны? В прошлом для этой цели использовались деньги, подкуп журналистов. В настоящее время нельзя сказать, что этот метод ушел в прошлое. Но сейчас ни один уважающий себя западный 'журналист, ни одно серьезное издание не пойдет на такие отношения, ибо при раскрытии факта подкупа его карьера будет закончена (я не говорю о так называемой «таблоидной», или «желтой», прессе и некоторых просто нечестных репортерах). Как сказал один английский посол, со средствами массовой информации «можно примириться» (то есть сотрудничать, но не подкупать их).

«Справочник дипломата» в разделе «Пресса и сектор информации» пишет: «Сотрудник отдела прессы и информации должен знать, кто делает новости, чтобы он мог снабжать информацией относительно данной страны с максимальным эффектом». На наш взгляд, это касается не только сотрудников отдела информации, а практически всех дипломатов: одни добывают информацию, другие проверяют, третьи анализируют. Весь дипломатический коллектив посольства должен принимать в этом участие. Другая часть работы дипломата — поддержание престижа своей страны, ее внешней политики, ее экономических программ и достижений. Тот же «Справочник дипломата» считает, что пропаганду своей внешней политики прежде всего следует вести среди тех, кто интересуется этими проблемами, кто с симпатией относится к вашей стране: «Средства массовой информации располагают сильным влиянием на общественное мнение, и это во все возрастающем масштабе воздействует на решения правительства по вопросам внешней политики». Если поиск информации должны вести все дипломаты, то для пропаганды внутренней и внешней политики страны должны привлекаться люди знающие, умеющие убеждать, те, которым доверяют. Что касается выступлений послов в печати, по радио и телевидению, то перелом произошел уже на наших глазах, причем в советской дипломатической службе раньше, чем в западной, так как одна из главных задач советской дипломатии состояла в пропаганде нашей миролюбивой внешней политики (правда, когда замечали хотя бы незначительное «политическое» отступление посла от официальных формулировок, посольство немедленно строго запрашивалось о причинах такого отступления). С годами в России, особенно в период так называемой перестройки, пресс-конференции понемногу стали нормой дипломатии.

«Холодная война», пожалуй, дала толчок использованию в дипломатии СМИ. Каждой стороне, каждой сверхдержаве нужно было убедить и свои собственные народы в правильности политики правительства, а главное — другие страны, своих союзников (иногда шатких, склонных к измене), их народные массы в правильности взятого курса. Роль общественных сил в международных делах с ростом демократии значительно возросла, и без их поддержки любой дипломатический ход может оказаться выстрелом вхолостую. В связи с этим значительно усилилась роль дипломатических контактов с журналистами, без которых внешнеполитическая инициатива не могла быть успешной. Вот несколько примеров. В качестве представителя президента мне приходилось наносить визиты для вручения его послания руководителям некоторых государств. Но страна, которую мы посещали, не знала ни о наших предложениях, ни об ответе руководителя страны пребывания. Тогда созывалась пресс-конференция. Если на нее приходили всего пятьдесят журналистов, хотя в стране издается сотня газет и журналов, это означало, что посольство не имеет тесных дружественных контактов с прессой. Журналисты не ждали сенсационных материалов, им не сообщили, что пресс-конференция может быть интересной. Затем в газетах появились лишь небольшие заметки, так как журналисты полагали, что другие напишут больше, и не желали излагать один и тот же материал. В другой стране пресс-атташе, хорошо знавший обстановку, имевший тесные связи с представителями средств массовой информации, ту же встречу организовал по-другому. Он с моего согласия предложил двум наиболее авторитетным и высокотиражным газетам (разного направления) опубликовать эксклюзивное интервью, причем одному из журналистов — с более подробным изложением послания президента и комментарием, а другому — с ответами на его многочисленные вопросы. В результате это были разные по характеру интервью, и обе газеты уделили им значительное место.

Если в страну пребывания едет группа журналистов для освещения визита премьер-министра или другого события, полезно встретиться с этой группой, устроить ланч для тех журналистов, с которыми у вас особенно тесные контакты, дать им необходимые советы, некоторым из них — рекомендательные письма в газеты страны вашего пребывания, сообщить в Департамент печати МИД страны пребывания, на кого из журналистов, по вашему мнению, следует обратить особое внимание, и высказать просьбу оказать им содействие. Здесь ваши контакты, знание людей помогут ориентировать центр. Полезно принять журналистов в посольстве накануне их возвращения на родину. При контактах с иностранными журналистами следует быть предельно внимательными и в то же время осторожными, особенно при первых контактах, когда вы еще недостаточно знаете собеседника. Надо иметь в виду, что для многих представителей средств массовой информации важна прежде всего новость, сенсация, стремление подать материал так, чтобы он «заиграл», чуть-чуть приукрасив его, самому сделать такие акценты, которых дипломат не делал или, что еще хуже, постараться опровергнуть ваши доводы, когда вы ему ответить уже не можете. При установлении новых контактов полезно обменяться с тем или другим дипломатом, в том числе дружественных посольств, мнениями о том или ином журналисте и т. д. Я бы советовал воздерживаться от контактов с представителями «желтой» прессы, строго ангажированных средств массовой информации или тех органов, которые замечены в недобросовестности при изложении вашей информации. В ряде стран издаются журналы, посвященные международным проблемам и дипломатии, работе посольств. С редакциями и журналистами этих изданий следует в обязательном порядке установить контакты. Редакции таких изданий часто устраивают заседания, встречи, «круглые столы», и ваше участие в них может быть очень полезным — вы узнаете точку зрения дипломатов других стран, а ваше выступление может быть опубликовано в очередном номере журнала. Важное место в работе посольства, особенно в деятельности пресс-атташе экономической группы, занимают связи с корреспондентским корпусом России и СНГ. В ряде стран имеются представители центральных газет, ИТАР-ТАСС, радио и телевидения. Они нуждаются в информации (которой располагает посольство), в советах дипломатов и хотят лучше понять, что происходит в России (а такую информацию посольства также получают) и что больше всего интересует россиян в стране вашего пребывания. В свою очередь, посольство очень нуждается в помощи корреспондентов. Во-первых, сфера контактов хороших журналистов значительно шире контактов дипломатов: они чаще, чем дипломаты, посещают фирмы, заводы, публичные мероприятия, активнее участвуют в научной и культурной жизни страны пребывания и их понимание страны, настроений ее граждан не всегда адекватно той картине, которая складывается у дипломата. Последние, как правило, питаются наблюдениями официальных лиц, парламентариев и дипломатов других государств, журналисты — широких кругов населения страны. Во-вторых, журналисты могут содействовать расширению ваших контактов с теми кругами, до которых у посольства не доходят руки. В-третьих, они могут помочь проверить ту или другую информацию, в которой вы сомневаетесь, дать посольству оценку тех или других политических деятелей и бизнесменов, с которыми они встречались и хорошо знают. В общем сотрудничество с собственными корреспондентами взаимно выгодно, ибо обогащает и посольство, и журналистов. В ряде посольств установлен хороший порядок, когда каждую неделю-две советник-посланник проводит с ними совещание, а каждый месяц-два с журналистами встречается посол. При таком положении дел не будут складываться одиозные отношения между посольством (послом) и отдельными представителями прессы [4. стр. 177 — 182].

Таким образом, в процессе дифференциации, при формировании всего разнообразия изданий и программ, складывается большая совокупность СМИ. Аудитории предстоит выбрать некоторые из них в соответствии с запросами и интересами и независимо от того, сознают эти журналисты или нет, между СМИ возникают отношения как между всеми сразу, так и между теми, к которым обращаются тот или иной слой аудитории.

2. «Информационная война» как фактор международных отношений

2. 1 Понятие «информационная война»

В последнее время в печати появляются публикации о возникновении нового типа войн — «информационных войн», которые идут на смену ядерным. Понятно, что журналисты не утруждают себя аналитической деятельностью по осмыслению вынесенных ими в мир средств массовой информации терминов, типа «информационной войны», «информационного оружия», и в условиях, когда специалисты отмалчиваются, создается ситуация «информационного вакуума», окутывающего тайну. От этого тайна становится только еще загадочнее и страшнее. Тем более, что некоторым из пишущих, в отличии от специалистов, «известно, например, что когда организм пользователя компьютера ослаблен, можно через экран так закодировать набор излучений цветовых, звуковых и прочих сигналов, что они, действуя через подсознание, сбивают биоритмы своей жертвы до такой степени, что человек не выдерживает и погибает» [8. стр. 7 — 9]. В результате новомодный термин начинает раздуваться от прививаемых ему с каждым новым его произношением различных смыслов, словно комар от выпитой крови.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой